ФЭНДОМ


Неча на зеркало пенять, коли рожа крива (Лариса Рейснер в ответ на негодующую рецензию Льва Победоносцева)
"Великий экзекутор"
Дьявол
Жанр: Роман
Направление: Политическая драма, мистика, триллер.
Автор: Лариса Михайловна Рейснер
Язык оригинала: Русский
Годы написания: Июль-август 1935
Год издания: 1935

Отдельно - 1936

Издательство: "Полярная звезда"
«Великий экзекутор» - роман Ларисы Михайловны Рейснер, написанный на перекрестке жанров мистики, триллера и политической драмы, над которым она

работала с июля по сентябрь 1935 года. Впервые опубликован в принадлежащей ее отцу «Полярной звезде», впоследствии неоднократно перепечатывался. 

Замысел «Экзекутора» зрел у автора еще до возвращения на Родину, но к реализации своего амбициозного замысла она смогла приступить только после посещения светского раута, на котором ей на глаза случайно попалось Евангелие. Изучив случайно открытый рассказ об искушении Христа Дьяволом, она окончательно поняла, какой должна быть ее книга и какие именно темы и тона должны в ней преобладать. Объемный роман был создан за столь короткое время исключительно благодаря работоспособности Ларисы и вдохновению, которое не покидало ее вплоть до внесения последних правок орфографии и издания романа.

Сперва ей предлагали выбрать «Вестник России» - левоцентристское литературоведческое издательство, которое пользовалось огромным авторитетом еще со времен Струве, но она выбрала свой журнал, не желая разочаровывать старика-отца в его последние дни. Сразу после напечатания «Великий экзекутор» становится хитом продаж в России: о нем положительно отзываются практически все рецензенты, читающая публика заставляет давать дополнительный тираж номера «Звезды», а первые спектакли ставятся уже через 4 месяца после выхода книги в свет. Имя автора, захватывающий синопсис и притягательное название сделали свое дело и роман покупали на расхват: благо содержимое никого не подвело. Через пару лет роман переводят на английский и, нелегально, на французский языки; в 1951-м в России снимают первую киноверсию, а по ее мотивам в 2000-х снимается великолепный телесериал, рекорды которого побили только «Годы Шульгиных» и мелодраматичный «Безответная любовь».

История создания

Первые зачатки «Великого» можно найти в письмах и дневниках Рейснер, датированными примерно 1932-1933-м годами, когда мир переживает становление ряда авторитарных диктатур и все «прелести», связанные с этим, еще не отойдя толком от Великой Депрессии и экономического кризиса. По всей планете к власти приходили откровенные популисты-радикалы, в большинстве случаев бравшие власть силой и другими преступлениями против законов и человечности. Тут достаточно упомянуть, что на умеренную левоцентристку Рейснер, всегда придерживавшийся идеи о жизненной необходимости плюрализма в политике, сильное и весьма специфичное впечатление произвела обновленная Польша , в которой гонения по политическому признаку стали своего рода национальной забавой и главным занятием нового правительства Рокоссовского-Ковальского. В послании к брату, с которым она часто обсуждала свои потаенные мысли, Лариса пишет, что: «.. Хочу написать про злодея, берущего власть. Он будет абсолютом: он будет, если угодно, Сатаной…». В этом письме исследователи видят самые первые, еще неокрепшие ростки сюжета будущего произведения.


Однако больше Л.М. Рейснер не возвращается к данной тематике, пока мае-июне 1935 вместе с мужем не посещает Французское Государство по заданию «Полярной звезды». Она с энтузиазмом въезжает в «перерожденную» Францию, однако, долгая и необычайно откровенная личная беседа со Львом Победоносцевым оставила в ее душе большой и практически неизгладимый след. Как она потом поймет, она оказалась лицом к лицу с готовым прототипом для героя своего произведения – ведь именно такого Зла она и искала. Зла абсолютного, которое не остановится ни перед чем в погоне за успехом, который для Льва, как и для героя, на котором он основан, означает достижение абсолютной власти, несмотря на какие бы то ни было жертвы, и всегда готовый найти для себя оправдание. 

Закончив данную ей отцом и другими издателями работу, Лариса покидает Францию, вся горя вдохновением и идеями для написания романа, который должен был быть выше на голову любого из ее прозаических произведений, написанных раннее. Когда, как не теперь, она сможет доказать скептикам, что может писать большие и интересные романы, а не только газетные статьи? Она с упоением приступает к работе, но вдруг замечает, что чего-то ее задуманному сюжету явно не хватает. Первые черновики были уничтожены по просьбе Ларисы Глебом путем утопления их в Волхове, поэтому судить о раннем варианте романа более-менее точно мы не можем; совершенно ясно лишь одно – по какой-то причине он не устраивал писательницу, привыкшую добиваться совершенства во всем, что она делала. Рейснер отчаянно ищет вдохновения, которое находится неожиданно: на рауте у новгородского губернатора, куда она попала его личному приглашению, ей на глаза попадается старое и невзрачное Евангелие. Подчиняясь непонятному, но непреодолимому инстинкту, который, согласно ее собственным словам, всегда вел ее по жизни в ключевые для нее моменты, она берет в руки великую книгу и открывает на случайной странице. Она попала на описание искушения Иисуса Христа Дьяволом; некогда абсолютно равнодушная к религиозным вопросам и всей соответствующей литературе, Лариса взахлеб читает этот момент и пропадает из объективной реальности, слабо реагируя на окружающих и быстро покидая прием, сославшись на дурное самочувствие.


Вернувшись с приема домой, она, не раздевшись, только скинув сапоги, сразу села за стол, достав свежий листок бумаги и любимую ручку с золотым пером. Глебу пришлось проявить немалую силу духа, чтобы переодеть; о сне не могло идти и речи. По воспоминаниям мужа, когда он примерно в девять утра пришел в кабинет, его жена все еще сидела на месте, одержимо выводя буквы на очередном листе бумаги, справа от листа находилась более-менее аккуратно собранная горка бумаги, а под столом, в абсолютном беспорядке, валялись десятки, если не сотни, искомканных, изорванных и испачканных листов бумаги. Неизвестно, насколько эта история реальна, но она вполне отражает темпы работы над произведением и ту скорость, с которой оно было написано – менее чем за два последних месяца лета. Все это время Лариса ничего не писала в «Звезду», которую едва-едва тащили на себе ее брат с отцом и другими авторами; они очень старались, но без участия Рейснер-младшей тиражи начинали постепенно сокращаться. Однако, все попытки привлечь дочь к работе не возымели успеха: она физически не могла писать ничего другого, кроме своего выстраданного романа. В самом начале календарной осени 1935 года изнурительная работа над «Экзекутором» была окончена. Похудевшая на 6 килограмм и даже несколько осунувшаяся Лариса была, впрочем, совершенно довольно итоговым вариантом произведения, убедив отца напечатать его в «Полярной звезде» первым, пока этого не сделали другие издания. Тираж с первыми главами «Экзекутора» вышел 6 сентября, что и считается датой завершения работы над романом.

Персонажи

  •  Астор Ашиль Персиваль Мария де Колонна – главный герой романа, тот самый «Великий экзекутор» из заглавия. Потомок древнего, но разорившегося аристократического рода, удачно женившийся на дочери золотопромышленника и тем самым обеспечивший свою будущность. Мечтая об абсолютной власти, Астор начинает политическую карьеру, в ходе которой ему помогает ни абы кто, а необычайно могущественные темные силы, воплощенные в его слуге Робере. Применяя самые разные подлости, идя по горам трупов, он побеждает, сокрушая всех, кто ему противостоял и обещая уходящему в ночь де Санжу отплатить по всем долгам. Общеизвесно, что его прототипом является сам Лев Победоносцев.
  • Робер де Санж – второй по важности для сюжета персонаж, посланник темных сил, призванный де Колонной для осуществления его мрачных планов. Аморальный циник и смутьян, но, при этом, хоть и является воплощением сил зла, гораздо честнее и в некотором смысле добрее главного героя; отпускает множество дельных замечаний против современных Рейснер порядков, критикует мироустройство, а под конец книги начинает откровенно ужасаться мыслям и деяниям Астора. Исполнив его последний приказ, он молча уходит; но при этом улыбается словам своего патрона о грядущих платежах. Прототип спорен: им может быть как Оливье Фурнье, так и какой-либо другой французский генерал.
  • † Анна Элен Мария Аделаида де Колонна – жена главного героя, дочка золотопромышленника Франсуа Эжена Данглара. Первоначально, выходя замуж, она должна была сделать из мужа подкаблучника, ну, а вышло совершенно наоборот; на протяжении всей книги она послушно терпит все издевательства Астора и делает все, что ему угодно. Становится невольной участницей его интриг, в них послушно исполняя заданную им ей заранее роль. Постепенно, однако, в ней пробуждается достоинство: она пишет письмо левому журналисту, в котором сообщает все, что ей было известно о муже, тем самым едва не погубив все амбициозные и близкие к завершению замыслы Колонны. Она же и становится последней жертвой де Санжа: ее находят без сердца и характерными чертами деятельности Робера (тузом пик) у Лувра. Вероятный прототип - Кристина Монро, супруга Оливье Фурнье. 
  • † Камилл Жан Доминик де Сен-Эстре – главный оппонент Колонны, социал-демократ и, с середины книги, президент Франции. Он всячески противостоит ультраправым: разгоняет митинги, запрещает издания, проводит акции устрашения и так далее. Однако он оказывается беспомощен после начала "январского безумия": он не может справиться с волной убийств и насилия, покрывшей французскую столицу. Позднее он не смог наладить контакт с армией, которая ничего не делает для предотвращения прихода к власти Колонны. Погибает от рук разъяренной толпы сразу после вынужденного ухода в отставку. Скорее всего, прототипом является Камилл Блюм - основатель и лидер "Движения за Республику" и последний президент Второй Республики.
  • Персиваль Николас Раинер Дюбуа – глава боевого крыла партии Колонны, по-звериному ему преданный и никогда не задающий вопросов своему шефу. Дюбуа организует многочисленные акция устрашения; он действует там, где нужна грубая сила, а не тонкий расчет. Его глупость приводит к тому, что Можерон получает нужный компромат, и Дюбуа отправляется в тюрьму по обвинению в убийстве семьи коммунистов в Лионе. На процессе Дюбуа берет вину на себя, прикрывая Астора и остальных; он идет на пожизненное с твердым убеждением, что шеф его оттуда вытащит. Но он остается там навсегда: после прихода к власти Колонне не нужны такие люди и он рад возможности избавиться от Персиваля не марая лишний раз руки. Данный образ является собирательным. 
  • Ивес Ламмерт Клод Ларше – один из основных союзников Колонны, известный и богатый аристократ, депутат Собрания, бездетный вдовец. Участвовал некогда в попытке переворота, но был помилован благодаря связям. Ивес сохранил в себе остатки благородства и понятий о чести, но Астору удается прекрасно играть на его страшной развращенности и практически всепоглощающей жадности, тем самым превращая гордого Ларше в послушную марионетку. Он помогает ему в большинстве интриг, используя как деньги со связями, так и собственный талант партийного организатора и кадрового специалиста. В конце романа Ларше сообщает Колонне радостную новость про свержение премьер-министра ХХ и приглашает своего напарника на церемонию принесения присяги в Фонтенбло.
  • Гален Бирн – эмигрант из Ирландии, личный водитель Колонны и его частый собеседник. Воевал в Великую войну, был ранен, часто жалуется на боль в тазу. Уехал из родной страны после отказа ее от борьбы против Англии, одержим идеей мести, которую в нем умело поддерживает Астор. Профессиональный водитель высокого класса, за свои навыки пользуется невольным уважением у Астора и окружающих, хотя шеф и любит подтрунивать про себя на счет этого ирландца. По просьбе своего шефа достает ему тяжелый грузовик без номеров, фигурирующий в одной из ключевых сцен романа. Именно он отвозит патрона в Фонтенбло, искренне радуясь его успеху.
  • Филипп д'Арколе – полковник французской армии, лидер «Огненных крестов» - ультраправой организации ветеранов Великой войны. Обладает практически всеми орденами Империи; известен как герой сражений в Германии и Бельгии. Аскет до мозга костей, патриот; соглашается вступить в «Партию французского действия» сугубо из-за убеждения, что Колонна – то, что нужно Франции. Из-за его принципов не привлекается Астором к интригам, остается в резерве на случай необходимости применения военной силы. Филипп организует поджоги различных зданий по всему Парижу ближе к развязке, тем самым исполнив свое главное предназначение.
  • † Генрих де Колло – аристократ средних лет, последний в своей семье, генерал и герой Великой войны, демонстративно не участвующий в политике Второй Республики, которую считает отвратительной. Однако его принципы рушатся под стремительным натиском красотки Анны: после того, как он с ней переспал, Колло объявляет о поддержке кандидатуры Астора де Колонны на президентских выборах. После того, как объединенная левая коалиция перехватила у правых практически гарантированную победу, Колло послушно перешел на их сторону и чуть ли не сдал все планы Колонны: спасителем стал верный де Санж, убивший Генриха по дороге в Фонтенбло.
  • † Жером Фазиль - богатый еврей-банкир, оказывающий солидную финансовую поддержку главному герою, его организации и им подобным политическим силам. Холост и бездетен, а дальнюю родню и на порог не пускает: живет своим бизнесом, созданным в свое время с нуля. Испытывает огромное отвращение к бездельникам, социалистам и коммунистам; не допускает и мысли о возможности перераспределения богатств или, еще хуже, национализации его имущества, из-за чего и идет на объятья с Колонной. После поражения Астора на президентских выборах Фазиль хочет от него отвернуться, но погибает от рук де Санжа: по-сути, по мнению автора, его сгубила ненасытная жадность, открыв его для Дьявола. Труп и подписанное на имя Колонны завещание находят в спальне: у трупа не было верхней части головы.
  • † Моника Либерте – двадцатилетняя служанка в доме Ларше, сирота героя Великой войны, который некогда был дружен с Ивеном. На уровень их трепетных отношений указывает простой факт – в свои двадцать, находясь в расцвете скромной красоты и будучи в полной власти Ивена Ламмерта, она остается девственницей, что узнается из медицинского осмотра. В середине романа переезжает к Астору и становится его пассией, но умудряется полюбить Колонну и сохранить некую душевную чистоту: в конце концов, устав терпеть все издевательства мужа, Анна де Колонна травит ее.
  • † Шарль Анри Генрих Можерон – один из самых преданных де Сен-Эстре людей, молодой сторонник коммунистической партии и искренне честный человек. Становится талантливым журналистом, описывающим преступления ультраправых: за ним идет охота, однако, боевики не могут его найти, а де Санж оказывается беспомощен перед лицом столь добропорядочного юноши. Наконец, когда своими расследованиями Можерон уже привел за решетку близкого союзника Колонны, тот берет дело в свои руки: взломав квартиру Можерона, он хладнокровно и максимально жестоко расправляется с ним и его престарелой матушкой, оставив в доме своего привычного пикового туза, а потом Астор вынужден преследовать его малолетнюю сестру. . Согласно мнению большинства исследователей, Можерон – это сама Лариса; люди, считающие ее не настолько самовлюбленной, считают, что это персонаж ее гражданского мужа.
  • † Мария Можерон – младшая сестра Шарля, на вид ей едва ли можно дать 12. Непростые жизненные условия заставили ее взрослеть раньше и начать смотреть на мир по-другому, иначе, как это делают ее сверстники. Горячо любила мать и старшего брата: именно ей Шарль поручил копию обличительного письма против Астора, направленного ему Анной. Она восприняла это поручение чрезвычайно серьезно и всегда носила это письмо с собой. Играла с братом в прятки, когда главный герой пришел в их квартиру, что и позволило ей укрыться от Колонны, хладнокровно убившего Шарля и их маму. Она попыталась незаметно выскочить, но Астор ее заметил: происходит крайне напряженная погоня, в результате которой Астор нагоняет жертву на ступенях некоей церкви, где очень жестоко убивает и забирает улику.
  • Эжени (Анна) де Колонна - молодая девушка 20-25 лет сомнительных занятий, играющая в последней части и эпилоге романа роль покойной супруги главного героя. От оригинала отличалась неудержимой похотливостью и потрясающим сребролюбием. 


Сюжет

Пролог

Пролог, открывающий действие книги, происходит в «месте, которое есть» - в Раю. Господь Бог, создатель Земли и всех людей, смотрит за их жизнью с небес и радуется способностям своих творений. Они вызывают у него восхищение: но потом «в гости» бесцеремонно приходит Дьявол, одетый в форменную одежду «Государственной Гвардии», если исходить из приведенного описания. Дьявол указывает Богу, что стал в новом веке совершенно непобедим и способен в одиночку захватить любую страну, победить всех людей и, декларируя приверженность христианским ценностям, отринуть их все одновременно; что он может, говоря о сострадании, уничтожать людей миллионами; что, проповедуя свободу, он установит страшнейшую диктатуру. Он говорит страшными парадоксами, обещая самые ужасные кровопролития, болезни и пандемии, созданные даже не им самим, а всего-лишь человеком, который будет его Чемпионом. Ангелы не верят своему падшему собрату и требуют его прогнать; Бог же самым серьезным тоном спрашивает, неужто Дьявол сам верит в свои слова и действительно пришел обещанный антихрист? Утвердительным ответом их диалог, как и пролог, заканчивается, а мы переносимся в первую часть и на грешную землю Франции самого конца 1920-х годов.

Первая часть

Сюжет открывается зимней ночью в автомобиле «Рено» новейшей модификации, который везет чету Колонн на торжественный прием в салон Ивеса Ларше, ветерана Великой войны и друга семьи. Пока Бирн ведет машину, Астор, сидя рядом с ним, дает своей жене указания, как ей себя вести и что говорить тем или иным людям. Она послушно поддакивает, иногда вставляя маленькие комментарии по поводу разных знакомых; читатель сразу же понимает, что Анна полностью подчинена мужу и боится сделать что-либо, что может ему не понравиться. Закончив с инструктажем, Астор с удовольствием слушает рассказ Бирна о вчерашней потасовке с социалистами из профсоюза шоферов в баре, куда в свободное от работы время ходит его ирландец. Двоих мужчин не смущает присутствие на заднем сиденье женщины и они вдвоем обсуждают разных официанток оттуда: особенно похотливо де Колонна описывает Монику Лилль – высокую и статную блондинку, с которой он пытается «завязать отношения». Когда же Анна случайно чихнула, Астор гневно обругал ее и приказал замолчать.

Они прибыли. Дав Галену традиционные пять франков, Астор с супругой входят в огромной особняк, расположенный в самом центре Парижа. Здание просто кричит о своей роскоши: даже фамильное владение рода Колонн куда скромнее в размерах и наружном оформлении. У входа дорогих гостей встречает лакей Ларше, обменивающийся с ними дружескими приветствиями. Астор де Колонна с женой проходят внутрь, где, кроме дорогущего интерьера, их встречают остальные знакомые из высшего света: оставив Анну с другими женщинами, де Колонна прошел к знакомой ему потайной двери, нажал нужный рычаг, и проник в маленькую комнатку, где уже сидело трое мужчин, в том числе и хозяин особняка. Двое других – это полковник Денис Моро и глава ультраправых боевиков Персиваль Дюбуа, который недавно устроил погром в центральном помещении социалистической партии. Четверо обсуждают планы на грядущую президентскую кампанию, причем заметна разница в их подходах: пока Моро и Дюбуа описывают радужные перспективы военного переворота, а Ларше уповает на свою кандидатуру на выборах, Астор Колонна уже обдумывает, кого из них, сидящих перед ним, надо будет убрать первым. Лариса Рейснер дает понять, что у Колонны уже есть свой собственный план прихода к власти, которому он и будет следовать; на судьбу случайных попутчиков ему, мягко говоря, наплевать; что мысли об убийстве совершенно его не пугают. Наконец, выслушав всех, Астор разубеждает двух гостей в их планах, справедливо указывая, что правительство пользуется слишком большой популярностью: также он отговаривает Ларше от выставления его кандидатуры на выборы, напомнив, что он совсем недавно едва-едва отмылся от скандала с малолетними служанками. Трое хором спрашивают, что же им тогда делать? – и Астор требует от них верности, намекая на их прошлые «долги». Они соглашаются работать на его условиях, после чего Моро, Колонна и Ларше уходят к гостям, а Дюбуа через черный уход покидает помещение. Таким образом антидемократический заговор оформился.

Потом Рейснер подробно описывает бал, но не называет много имен: многие гости остаются в памяти читателя только по их неоправданно вычурным, роскошным костюмам. Таким приемом автор показывает, что, в общем-то, не считая разной одежды, эти гости настолько похожи друг на друга, настолько лишены индивидуальности, что описывать их подробнее не имеет ни малейшего смысла. На героя в этой сцене обрушился целый водопад комплиментов и лести, с ним все женщины хотят потанцевать, его все хвалят за недавнюю нашумевшую проповедь в газете «Я – патриот», где он выступил против сокращения расходов на армию и так далее. Сам Астор учтив и вежлив, всегда и для всех находит приветливое и доброе слово; но в мыслях же он считает часы, когда уже сможет уехать отсюда. Внезапно к нему подходит 22-х летняя служанка и, стесняясь, едва слышным голосом просит автограф; оказывается, она – сирота героя Великой войны, которую из лучших побуждений приютил Ларше. Астор искренне удивлен такой просьбой от человека, принадлежащего к сословию, которое он привык относить к «ходячей мебели»: он расписывается в ее сиреневом, нарочито-девичьем дневничке, и даже, растрогавшись, что с ним бывает крайне, крайне редко, записывает туда романтичное любовное стихотворение. Он спрашивает имя: служанка отвечает, что ее зовут Моникой Либерте.

Заинтересовавшись, Астор подходит к Ивесу, который пересказывает необычайно трогательную историю этой девочки: причем читателю показано, что Ларше не до конца озверел, сохраняя хоть условные, хоть слабые, но понятия о чести и достоинстве. Он возмущается шуткам Астора насчет «ночных служанок» и клянется честью своей матери, что не прикасался к Монике, память об отце которой для него значит слишком много. В знак примирения Астор рассказывает, как сам впервые познал женщин: по его словам, то была опытная «работница улиц», взявшая «весьма скромно для ее таланта» - и, найдя жену в окружении «таких же тупых, как она», забирает ее и едет домой. На обратной дороге Колонна весело болтает с Бирном, ехидно комментируя все увиденное и услышанное из мира светских сплетен. Также он делится с Галеном своими планами насчет Либерте: ему кажется, что девчонку ждет лучшая доля в его доме, но пока что он не знает, как это дело лучше провернуть. Тогда простой ирландец дает очевидный совет: подойти и поговорить. Со смехом Астор все обращает в шутку, но на самом деле он не хочет отказываться от пока что перезревшего, но все еще притягательного, обещающего большое удовольствие плода.

Следующая сцена знакомит нас с домом де Колонн, который был реставрирован совсем недавно и поражает окружающих своим великолепием в годину неурядиц и невзгод. Кругом снует вышколенная прислуга, упоминаются дорогие предметы быта, в коридорах развешены картины известных мастеров и так далее. Проводив жену до спальни и разрешив «поваляться на большой», Астор уходит в гостиную. Там он подходит к статуе Афродиты и, погладив древнегреческую богиню любви по правой груди, открывает секретную дверцу. Упоминается, что грядущего свидания он ждал несколько лет: что он готовился к нему еще больше, а от успеха зависит вся его будущность. Он проходит в знакомую по недавним событиям комнатушку, но оборудованную для спиритических сеансов и подобной мистики: Лариса Рейснер описывает в подробностях вид данного помещения, а потом, закончив с этим, переходит к «темной фигуре, восседающей напротив Астора и чего-то ожидающей». Между героем и фигурой начинается диалог, в ходе которой последняя представляется Робером де Санжем – посланцем «общего знакомого» и «проводником высшей силы». Колонна нисколько ни напуган таким явлением, сразу переходя к меркантильной части сделки: он обещает «удовлетворить вечную жажду», взамен требуя помощи в приходе к власти. Робер согласен, но сразу же предупреждает, что его сила ограничена: действовать он может только ночью «когда силы зла властвуют безраздельно», и вершить свои дела он может только над людьми, запятнавшими себя злодеяними и открытыми для тьмы. Астор справедливо решает, что других в мире политики в принципе не существует, и сделка между ним и посланцем Ада заключена. Отныне заговор против Республики обрел могущественнейшего союзника, находящегося, как и Астор, по ту сторону Добра и Зла в их извечном противостоянии.

Следующим утром Астор просыпается в одной кровати со своей женой, что его несколько удивляет. Он быстро скидывает ту на пол, язвительно прокомментировав все вчерашние события. Когда же он замечает, что у Анны красные глаза, он мгновенно становится серьезным и приказывает ей перестать ныть, обещая, что уже вскорости сделает ее первой леди, и она сможет жить как захочется – осталось лишь недолго подождать. Выслушав любимого супруга, Анна отправилась на свою кровать, стоящую рядом с большой и представляющей собой низкую кушетку. Грубо поласкав жену, Астор, умывшись и вкусно поев, отправился со своим верным водителем на встречу с полковником Филиппом д’Арколе, который является главой одной из крупнейших ультраправых организаций Франции.

Встреча проходит в предместьях Парижа, где у Арколе расположен штаб. С первых же шагов Колонне нравится его возможный партнер: «Огненные кресты» сплочены, выглядят боевито, по-военному. Сам их лидер тоже вызывает расположение одним видом – подтянутый военный при множестве наград с протезом вместо правой кисти и пламенем решительности в глазах. Слегка польстив его самолюбию, Астор зарабатывает его уважение и согласие на участие в новой партии – партии, которую он, по предложению жены, называет «Партией французского действия», от которой он и намерен баллотироваться президентом. Для себя Арколе запрашивает только повышение в чине после победы и повышение пенсионных выплат ветеранам-инвалидам, по которым кризис ударил особенно сильно. На прощание Астор приглашает Филиппа к себе в гости для обсуждения деталей программы – и здесь Филипп честно, как на исповеди, признается, что «ничерта» не понимает в политике, которой занимается исключительно, пока «сохраняется антинародная власть»; тогда Колонна предлагает ему просто «по-мужски» вместе посидеть и выпить, на что он с удовольствием соглашается.

После умилительного разговора по душам с Арколе, Колонна направляется на еще одну встречу, теперь уже с банкиром Жераром Фазилем – богатым дельцом-евреем. Он прагматичный, хитрый и умный человек, однако, напуган национализациями, которые проводят социал-демократы и вступившие с ними в союз коммунисты, и хочет сохранить свою собственность в неприкосновенности. Первоначально надменно-холодный тон банкира меняется на ласковый, как только Колонна упоминает о достигнутом взаимопонимании с лидерами большинства правых партий и предъявляет письменные согласия на поддержку его кандидатуры от «Огненных крестов», «Народной Франции», «Национальной партии» и им подобных объединений – он понимает, что к нему пришел не случайный авантюрист, а человек, имеющий точное понимание, что и как он должен и будет делать. Когда же Колонна подробно перечисляет армейских офицеров, так или иначе ему обязанных, и приводит данные по их частям, его дорогой хозяин уже приветливо улыбается, осознавая радужные перспективы. Им удается договориться о спонсировании Фазилем предвыборной кампании Колонны, которая должна быть, по его словам, «дороже чистого золота»: в знак расположения Жерар дарит своему новому партнеру револьвер особой модификации, убойная дальность которого превосходила все известные раньше модели. Внимательно присмотревшись, на обороте Колонна замечает надпись на старом французском, примерно означающую следующее: «Не мир я принес, но меч», и улыбается, подмечая, как это четко отражает его замыслы. И лишь уходя, он, на минуту, задумывается – откуда на револьвере новейшего образца взялась надпись на старинном диалекте французского? Однако его мысли отвлекает водитель, напоминая о вчерашнем пожелании Астора заехать к Ларше по вопросам кадровой политики.

Колонна нахально проходит внутрь, хотя в особняке и идет полным ходом уборка. Он приходит к сонному Ларше и, с помощью хитрых намеков, колкостей и двусмысленностей, заставляет его пересказать историю Либерте, которая теперь вышла более подробной и правдоподобной, хоть Ларше и продолжал отнекиваться от каких бы то ни было домогательств с его стороны. После чашки кофе они переходят к делу: нужно было составить список людей на различные ключевые посты в «Партии французского действия», учтя при этом не только профессиональные навыки, но и влиятельность претендента. Здесь Ларше показывает себя замечательным кадровиком, элегантно разбираясь со сложными ситуациями и создавая блестящую систему сдержек и противовесов. Ивес взял на себя организацию первого партийного съезда, который должен состояться менее чем через месяц. Довольный сегодняшним днем, Астор уже покидает особняк, как тут его снова ловит Моника. Заискивающим голосом она протягиваем ему все тот же вчерашний дневник и, не осмеливаясь заглянуть в синие глаза главного героя, просит еще раз расписаться. Внимательно следя за ее реакцией, Астор исполняет просьбу: после того, как Либерте разлилась в благодарности и поклонилась едва ли не до пола, он понял, что эта «засидевшаяся девчонка» его полюбила, причем серьезно. С такими приятными мыслями он отправляется домой, устав за день и намериваясь хорошо отдохнуть.

Дома он встречает жену, занимающуюся классической музыкой. Она играет на пианино что-то неизвестное Астору, но вполне приятное для его слуха. Несмотря на ее испуг, он просит ее играть дальше, и проводит вечер, наслаждаясь музицированием супруги. Пока она играла, Колонна раздумывал над вторым шагом в задуманной им игре на выживание – игре, где ты либо победишь, сломав всех соперников, либо проиграешь, потеряв все и жизнь – в первую очередь. Он пытается ответить самому себе на вопрос, что же им двигает; после размышлений Астор понимает, что главнейший для него мотив ввязываться в драку – это любовь к насилию над ближними и окружающими, желание подчинять всех и все своей железной воле. Под сочинения Бетховена он с наслаждением думает, как будет избавляться от «случайных людей» вокруг себя, после чего придет черед «лишних наций», а завершат дело «лишние расы». Когда же Анна, уставшая и сонная, говорит, что концерт окончен, он с неожиданной лаской берет ее на руки и относит на собственную кровать. Данная сцена завершает первую часть романа.

Вторая часть

В начале второй части мы видим Астора де Колонну, выступающего перед высшими аппаратчиками ультраправых партий во дворце Ларше. Все внимательно слушают его речь, полную типичной для современных Рейснер ультраправых слов про «Величие нации», «Национальных предателях» и так далее. Заявив, что отныне «все патриоты будут действовать вместе», Колонна дает название своему движению – им создана «Партия французского действия», чьим главным символом становится католический крест, покрашенный в цвета национального триколора. Данные слова вызывают дружные и буйные аплодисменты как в зале, где собралось столь достопочтимое собрание, так и на улицах, где митингуют сторонники новосозданной политической силы. Колонне приходится временно прекратить свое выступление и некоторое время он купается в аплодисментах, получая от них большое удовольствие. Наконец, подав знак товарищам прекратить рукоплескания, он переходит к программе своего движения. Здесь также Рейснер вкладывает ему в уста типичную речь «народно-государственника»: очень много красивых и пафосных слов про французское величие, силу и великолепие, про продажных политиков-республиканцев и так далее. Колонна предлагает провести «национальное возрождение», реорганизовать армию и, главное, закончить с «красным отребьем», которое «провоцирует братоубийственную войну» и «поддерживается Фогельсбургом». После окончания своего выступление де Колонна занимает положенное ему место в президиуме и, внимательно слушая полковника д’Арколе, понимает, в какую опасную игру влез, и что теперь дорога осталась лишь одна – вперед, до победы.

В гримерке с ним здоровается как никогда спокойный и целеустремленный Робер де Санж,одетый типичным буржуа-нуворишем и пришедший за указаниями. Начать Астор решает с укрепления собственных рядов, поручив Роберу избавиться от Александра Фолесстера, руководителя «Великофранцузской партии», который активно проявлял недовольство своей скромной должностью. Робер улыбнулся: оказывается, что Фоллестер в свое время насиловал молоденьких девушек на ночных бульварах, поэтому он более чем открыт для действий зла. Прокомментировав моральный облик нынешних политиков, де Санж задается вопросом: что же ему нужно передать Фоллестеру? На недоуменный вопрос Астора он отвечает, что Дьявол не может просто так убить неугодного – посланник Ада обязан оставить специальный знак, который является своеобразным «сигналом». Здесь глаз Колонны упал на колоду карт, которую он любил носить с собой из-за оригинального рисунка. Он вытягивает случайную карту, которой оказывается пиковый туз, и вручает его Роберу, который уходит совершенно довольный.

В следующей сцене Колонна сидит за столом и пьет утренний кофе: полуодетая Анна раболепно прислуживает ему за завтраком, выслушивая похабные и нелестные комментарии насчет своего внешнего вида. Она же выходит к Бирну, который принес свежую прессу, за которой в этом доме теперь следят как никогда пристально. По приказу мужа она читает своим мелодичным и тихим голоском передовицы, в которых, в частности, сообщается, что: «Вчера ночью на своей квартире был зверски убит А. Фоллестер, один из лидеров «Партии французского действия»: рядом с его искалеченным телом обнаружен окровавленный топор и карточный пиковый туз». Лицо де Колонны просияло, он разрешает жене встать с колен и продолжать чтение уже стоя. Дальше обнаруживаются такие заголовки: «Лидером социалистов становится Сен-Эстре: аристократ повторяет историю Герцога Равенство», «Съезд коммунистов как повод надеяться», подписанные неким Шарлем Можероном. Однако Астор теперь стал необычайно радушен: обняв Анну, он угощает ее со своего стола пирожным и предложил на неделе съездить в театр. Жена обрадована и соглашается, так и не поняв, что на самом деле она нужна будет Колонне в качестве приманки для его очередной интриги.

В соседнем с особняком Колонн доме открывается штаб «Партии французского действия», который немедленно «оживает»: в него постоянно обращаются просители, приходят будущие спонсоры, по нему бегают служащие, занимающиеся окончательным объединением разношерстной публики в единую, монолитную организацию. Астор де Колонна самолично принимает самых важных посетителей, принимая разные подарки и заверения в вечной дружбе от лиц, которых раньше никогда не видел и которым доверяться в дальнейшем не больно-то и собирался. Однако он цинично рассудил, что таковы правила политики – этой самой захватывающей, интересной и опьяняющей из всех доступных человеку игр, поэтому нарушать некоторые заповеди ведения дел не стоит, себя дороже только. Помимо прочих, Астора навещают Дюбуа и Ларше: первому хочется получить денег на организацию ультраправого митинга в день выступления кандидата от коммунистов на Елисейских полях, а второй пришел напомнить о данном Колонной обещании организовать Ивесу пост главы кабинета в новом, истинно-патриотичном, правительстве. Удовлетворив все их пожелания, главный герой романа завершает свой рабочий день, напоследок развязным тоном напомнив секретарше, что та должна приходить на работу в максимально открытом платье и без бюстгальтера, если хочет «задержаться на этом месте еще месяц-другой».

Потом время проматывается на неделю вперед и мы наблюдаем за поездкой Астора и Анны в театр на премьеру новенькой пьесы «С другого света». В машине лидер французских ультраправых ставит перед своей супругой ответственную задачу, за исполнение которой он предлагает заменить ее кушетку на «роскошный диван» - она должна очаровать собой остающегося в стороне от политики Генриха де Колло, единственного потомка древнейшего аристократического рода, генерала и героя Великой войны, который своим положительным отзывом мог бы значительно повысить шансы Колонны на удачу. Шокированная Анна делает первую робкую попытку возразить своему мужу за весь роман, которую Астор, под одобрительное киванье головы своего шофера пресекает на корню, напомнив про некую «Комнату страха»: одно лишь это словосочетание вогнало несчастную в дрожь и та согласилась послушно сыграть свою роль. Спектакль, описывающий похождения Дьявола по современному миру, не производит абсолютно никакого впечатления на Колонну, который лишь смеется себе в усы, пока вся остальная публика восторженно аплодирует актерам. Его смешит глупый, недалекий фарс, комичность поступков Дьявола, его нарочитая аморальность и глупость: наблюдая за реакцией других посетителей, Астор в очередной раз соглашается с самим собой, что он стоит явно выше обыкновенных людей Франции. Гораздо внимательнее он следит за женой, которая в антракте флиртует с де Колло, явно вызывая у него симпатию. Смотря в бинокль с балкона за этой милой парой, де Колонна с удовольствием замечает, что дело явно ладится. После того, как Анна, помня слова супруга, соглашается встретиться с уважаемым в обществе генералом в его доме и села в машину мужа, тот ее там уже ждал, похвалив за мастерски сыгранную роль. На недоуменный вопрос жены, что ей надлежит дальше делать, Астор отвечает: «Раздвинь свои очаровательные ножки, пожалуйста, да пошире - наш друг должен быть доволен».

Следующая сцена происходит поздним вечером, когда герой наряжает свою супругу в столь ответственную и важную для его планов поездку. Старательно подбирая все – от нижнего белья до духов и шляпки – он активно комментирует сделанный им выбор, стараясь то ли развлечься, то ли развлечь супругу и отвлечь ее от мрачных мыслей. Причем на этот раз де Колонна даже воздерживается от похабщины в адрес жены, которой обычно переполнена его речь. Но та просто стоит все время молча и просто терпит действия мужа, позволяя ему делать со своим телом все, что вздумается. Внимательно посмотрев в глаза Анны, которая после недавних уроков уже и не надеется плакать, лишившись тем самым хоть какой-то, пусть даже ничтожной, отдушины, Астор неожиданно ласковым, тихим голосом, просит ее сделать это – и сделать не ради него, а ради самой себя. Он захватывающе описывает жизнь первой леди: лучшие машины, превосходные одежды, множество заискивающих тебя слуг, роскошный дворец в Фонтенбло: все это будет ее, если она правильно сыграет свою роль. Выслушав его выступление, Анна молча положила свою голову на плечо супругу, а тот, впервые за необычайно долгое время, тоже поддался внезапному приливу нежности и покровительственно погладил ее волнистые волосы. Он сам проводил Анну до Бирна, поручив тому следить за ней, а сам отправился ожидать ее возвращения и играть сам с собой в шахматы. Он дождался жены, которая вернулась ближе к утру, дрожа от презрения к себе и случившемуся, помятой, но держа в руках сокровенный конверт, в котором Генрих де Колло восхвалял многочисленные таланты Астора и заявлял о своей поддержке его кандидатуры на грядущих президентских выборах Республики. Астор совершенно удовлетворен, но отказывается исполнить свою часть сделки и улучшить спальные условия жены, заявив, что «невелика работенка, да и сама не без удовольствия осталась» - запуганная Анна соглашается с ним и идет спать на свою старую и потрепанную кушетку.

На следующее утро, проснувшись раньше жены, наш главный герой, сняв с нее худенькое одеяло, придирчиво разглядывает ее красоты. В описании Лариса Михайловна нарочито использует самые похабные из всех возможных слов, чтобы дать читателю окончательно оценить низость характера Астора, который даже "подстилку" перестал в жене видеть с недавних пор. После непродолжительных, но запоминающихся циничных размышлений, Колонна приходит к пугающему его выводу: "стара стала". Отсюда делается логичный вывод: нужна замена. Он идет во флигель, где живет прислуга, будит своего шофера Бирна и вместе с ним отправляется к Ларше, с твердым намерением забрать у него так приглянувшуюся себя служанку. Хозяин встречает гостя радостно: его настроение портится, как только тот излагает свою просьбу подробнее. Но в конце концов они сговорились: Колонна пообещал за Либерте кругленькую сумму в сто тысяч франков, практически выкупая ее у друга. Тот соглашается на выгодную сделку, после чего Колонна, Либерте и Бирн возвращаются в особняк, где их уже ждет несчастная Анна, которая ужасается одному лишь виду Моники: Рейснер описала сильную немую сцену, которая служит вторым актом в возвращении к супруге главного героя чувства собственного достоинства, за которым в ее случае неизбежно придет жажда мести. Завершает главу мысль Астора, которую он проговаривает в своей голове под влюбленные взгляды Моники, что ему лучше подождать с претензиями на Либерте - он хочет оставить ее невинность на десерт, на тот великий день, когда его изберут президентом. 

Наконец, настал торжественный день, когда население Франции должно было назвать имя главы своего государства. Не сомневаясь в своем успехе, Колонна зазывает всю лояльную себе парижскую элиту на торжественный банкет в честь своего ожидаемого избрания. Так как "Партия французского действия" отражает высших слоев общества в первую очередь, то фамильный особняк буквально переполнен гостями. Само собой, приглашены все основные лица президентской кампании: Ларше, д'Арколе, де Колло, Фазиль. Здесь присутствуют аристократы, родственные чуть ли не Карлу Великому, ну, или, на самый худой случай, Валуа; богатейшие люди Европы, рассчитывающие использовать ультраправых как надежный щит для своих капиталов; многие известные актеры, музыканты и писатели, ожидающие от Астора великих свершений во благо Великой Родины, которую до сего дня угнетали предатели из правительства, парламента и верховного суда. Сперва все идет максимально пристойно - Колонна с женой, великолепно разодетые и с богатыми украшениями, радостно приветствуют "дорогих гостей", говорят им уйму приятных и ласковых слов, после чего приглашают сесть за накрытый в гостиной роскошнейший стол. И вот тут начинается одна из самых нелицеприятных частей романа - сцена банкета де Колонны, в ходе которой показывается глубина морального падения не только главного героя, но и всего так называемого "света". Гости пьют по-черному, бесцеремонно шутят друг над другом, издеваются над служанками и приглашенны оркестром, Жером Фазиль отпускает направо и налево самые отвратительные еврейские анекдоты, Ивес Ларше придается воспоминаниям о своих похождениях с малолетними, причеи рассказывает об этом всем как о чем-то невероятно достойном и хорошем.  В гостиной царит полный разврат, а правит всем этим, безусловно, сам главный герой, к которому тянутся все и с которым рады поговорить все. Чем дальше, тем веселее гостям, и противнее читателю: процесс поедания, а, точнее сказать, обжирания описан так, что может вызвать рвотные позывы, хотя и едят-то более чем изысканную еду, которая тут же обильно запивается дорогущим вином и шампанским. Показана также вольность нравов, царящая в высшем свете - гости-мужчины абсолютно не церемонятся с обслугой, а их заразительному примеру следуют женщины.

Посреди банкета, Астор уходит в туалет по малой нужде. Он ее справил и уже собирался уходить, как здесь, можно сказать, из-под самой земли, выросла рослая фигура Робера де Санжа. Компаньон Колонны справедливо указывает тому, что выполнил уже достаточно его поручений, причем упоминает даже те, которые не освещались в предыдущих главах, но взамен еще ничего не получил кроме пустых слов с ни к чему не обязывающей благодарностью  - его даже обошли приглашением на такую замечательную вечеринку, присовокупил он в конце обличительной речи.. Астор сухо, как бы между делом, напоминает незванному гостю, что с сегодняшнего дня он - президент Второй Республики, но здесь Робер его огорошил ужасной новостью: нет, избрали не его, главой государства, хоть и с минимальным перевесом, стал социал-демократ де Сен-Эстре, который уже начал "копать" под нашего героя и все его ближайшее окружение. Это "бьет под дых" Колонну, но он не показывает своего удивления, выражая полную готовность взять власть "другими методами", более близкими к его натуре. Но Санж ультимативно говорит, что "устал" работать "за спасибо" и требует немедленного вознаграждения. Астор после недолгого размышления соглашается выслушать своего напарника и с облегчением выдыхает, когда слышит желание посланца темных сил - он готов снова помогать главному герою за одну-единственную ночь с его супругой. Колонна отдает ему Анну без раздумий; Робер уходит за своим, а руководитель французских правых внимательно смотрит в зеркало и признается самому себе в готовности отдать супругу хоть всем чертям Ада, если это принесет ему вожделенный Фонтенбло. 

После окочания фразы, он выходит из туалета и видит, что вусмерть пьяных гостей слуги разносят по заранее приготовленным комнатам. Он избегает встречи с ищущим его Дюбуа и проходит в каморку, отведенную для Моники Либерте. Так как двери очень хорошо смазывались, Астор смог проникнуть в помещение незамеченным и теперь он внимательно смотрит за тем, как его жертва раздевается. И хотя на дворе темная зимняя ночь, а лампу служанка не зажгла, старательно экономя хозяйские деньги, опытный взор профессионала подмечает, кажется, каждую клеточку ее тела, каждую впадинку и углубление, будто Колонна обладает рентгеновским зрением. От Моники также исходит какое-то слабо-светлое сияние, которое, впрочем, упомянуто вскользь, так как герой не желает тратить время на такие мелочи. Как только Либерте легла, Астор, раздевавшийся параллельно с ней, мгновенно оказался в ее постели - и над этим Лариса Рейснер стыдливо опустила занавес, пользуясь своей авторской властью. 

Третья часть

Третья часть "Экзекутора" довольно резко переносит читателя из утлой каморки Либерте в особняке де Колонн  в кипящий жизнью и просторный партийный штаб ПФД, где главный герой отчаянно пытается сдержать единство разваливающегося из-за неудачи движения. С ним сразу же соглашается остаться лишь д'Арколе, сохранивший веру в его счастливую звезду. Персиваль Дюбуа также принял новые реалии, хотя, как читатель узнает дальше, на него можно было и не тратить драгоценное время. Очень долгим и напряженным вышел диалог с недовольным Ивесом Ларше, который с порога угрожает выйти из партии и вывести все свои активы. Только прирожденные таланты Астора как демагога и оратора позволяют ему сначала успокоить Ларше, а потом, вдоволь поспекулировав на его сребролюбии, убедить остаться в "Действии", у которого сейчас "все только начинается". Довольный герой уже готовится отправляться домой, как тут ему приносят свежий номер коммунистического "Голоса рабочего", где уже небезызвестный Астору Можерон сладостно описывает арест полицией и боевиками левых партий Персиваля Дюбуа, лидера ультраправых фронтовиков, упоминая, что это именно он, Шарль Можерон, дал в свое время на него наводку. Поручив своим прислужникам найти "этого бездарного писаку", Колонна отправляется домой, чтобы там хоть немного отдохнуть.

Следующая сцена произошла в уютном садике, где Астор сидит вместе с Моникой и обсуждает свои будущие перспективы. Точнее, он делится с ней частью своих мечтаний, а та в нужные моменты поддакивает и послушно кивает головой - такой формат общения, по отдельному комментарию автора, уж очень приходился по душе герою. Астор, недавно реализовавший свои права на Либерте, ведет себя развязно, разумеется,  не встречая никакого сопротивления с ее стороны. В какой-то момент он настолько ослабил шнуровку ее рабочего платья, что оно упало с ее плеч: здесь Рейснер поднимает читателя до уровня окна, выходящего на сад, Оттуда за столь сладкой парочкой наблюдает забытая мужем Анна, все еще не отошедшая от зверского изнасилования в ту страшную ночь. Она внимательно, причиняя сама себя огромную душевную боль, следила за руками супруга, его глазами и ртом: в какой-то момент она, будучи не в силах дальше выносить такое унижение, отвернулась, и здесь ее взор упал на оставленный случайно "Голос рабочего". Жена героя поднимает газету с пола и внимательно читает: но теперь ее внимание приковано к обратному адресу для писем читателей, оставленному Можероном для своих почитателей. Анна запомнила адрес и ушла, ушла с гордо поднятой головой и решительной походкой: она снова обрела себя и поняла, что должна сделать. Очень хорошо поняла - впервые за много-много лет. 

Проводив свою новую пассию до ее комнаты, куда она недавно переехала, и дав ей парочку советов по уходу за собой, Астор идет в свою тайную комнату - ему срочно нужен Робер. Дело в том, что еще ранним утром ему донесли из ближнего круга, что Жером Фазиль, некогда спонсировавший его избирательную кампанию, после неудачи решился на предательство. Косвенным доказательством служило его последовательное уклонение от встреч с Колонной - герой знал, что этот трусливый банкир не сможет выдержать испытание его глазами, и поэтому пытается всячески избежать нежелательной встречи. Де Санж послушно явился: но на этот раз его речь лишена вообще каких-либо шуток, а он сам серьезен, как никогда. Он молча выслушал приказ Астора, не вставив ни единого саркастического замечания, и немедленно удалился: но Колонна понял свойственным ему чутьем, что дело будет как всегда прекрасно сделано, и что "жидовской крысе осталось жить последний день". 

Затем Астор встречается с самым верным его сторонником, имеющим в своем распоряжении некую силу на улицах - Филиппом д'Арколе в баре "Под каштаном". Там Колонна путем хитроумных намеков раскрывает фашисту и читателям новый план прихода к власти: дестабилизация обстановки во французской столице, с последующим обвинением в этом правительства и главы государства. При этом, как особливо подчеркивает Колонна, пострадать должны не одни лишь левые - ведь тогда это будет слишком очевидно и понятно даже для простонародья, о котором Колонна без презрения говорить никогда не мог. Старый военный в принципе быстро понял, что ему нужно сделать, и пообещал неудавшемуся кандидату на пост главы государства свою полную поддержку. Покидая встречу, Астор вспоминает сегодняшнее утро, и решает, что такие прогулки - это все же перебор, и что надо вернуть отношения с женой в прежнее состояние. 

Потом внимание автора переносится на Анну, которая ожесточенно пишет письмо к Можерону, надеясь, что он сможет своим публичным выступлением похоронить политическую карьеру ее супруга. Она морально готова сама пострадать, как член его семьи, но тешится мыслью о скором возмездии, которое он получит за все свои многочисленные грехи. В своем послании она описывает все, что ей известно о его темных делах; признается в связи с генералом де Колло, объясняя ее тем же давлением со стороны Астора. Но вот, письмо готово; и все же она ждет несколько минут, не решаясь предпринять шаг, который отрежет ей любую дорогу назад. Ей на ум приходят сладкие слова мужа о будущем благополучии, которыми он ее усиленно кормил все эти годы; зная Колонну, она могла быть более чем уверена, что поражение на ничтожных выборах его не остановит, и он все равно добьется своего. С другой стороны она помнит, сколько обещаний, причем данных ей же, Астор нарушил: вспоминает, что у него появилась новая пассия... И вот здесь, когда она воскресила перед глазами картину их с Либерте прогулки, к ней вернулась ожесточенная решительность, с которой она шла от окна. Проклиная Монику и обещая как-либо расправиться и с ней, она наконец-то отправляет письмо по нужному адресу; здесь автор прекращает повествование с ее стороны, заканчивая его тем, что взор Анны совершенно случайно упал на старую аптечку, которой никто не пользовался уже десяток лет.

Следующая сцена изображает поздний ужин семейной пары де Колонн, которым за столом прислуживает все та же самая Моника Либерте. Астор неожиданно весел и добр, острит на каждом шагу и всячески угождает своей супруге. Слабохарактерная Анна поддается его внушениям, чувствуя, как с каждым его действием уходит ее злоба против супруга. Этому помогает и угодливо-послушная, как всегда расторопная Моника, упреждающая любое желание жены своего хозяина. Колонна пустил в ход все свое обаяние: он гораздо более подробно описал их счастливую и такую скорую будущность; осталось подождать совсем немного, и они сменят свой адрес на дворец в Фонтенбло, "Куда более подобающий такой паре, как ты да я" - завершил свое выступление сытый и довольный Астор. В какой-то момент, пока Астор, закрыв глаза, погрузился в прекрасные мечты, а Моника отвернулась, жена главного героя высыпала в стакан, предназначенный для Либерте, некий белый порошок - и откинулась на спинке роскошного кресла. Все это время в душе Анны происходила страшная борьба, в которой, шаг за шагом, побеждало стремление жить как можно более красиво, безопасно и богато. Она уже сожалела, что совершила свою месть: и тут она с ужасом увидела, как Моника взяла свой бокал и влила в свой очаровательный ротик все его содержимое. Анна побледнела: она осознала, что сама превратилась в убийцу. Опытный взор Астора подмечает, что с супругой творится что-то неладное, и он ласково просит у нее объяснений. Растроганная жена немедленно признается в своих грехах: и в написании письма к Можерону, которое может погубить абсолютно все планы мужа на президентское кресло, и в отравлении Либерте. Последняя, услышав ее откровения, бросилась на отравительницу, но мгновенно потеряла силы и упала на пол. 

Астор де Колонна все это время сидел молча, сделав привычное непроницаемое лицо, которое так пугает всех окружавших его людей. Он видел смерть своей любовницы и слышал признания своей жены в предательстве и убийстве. Дослушав до конца, он встал из-за стола, медленно подошел к насмерть перепуганной Анне и.. ласково потрепал ту за волосы. Он широко улыбнулся и сказал, что наконец-то его жена стала им самим: он медленно, практически по слогам, говорит: теперь дороги назад у Анны нет, и она или остается с ним и становится его первой леди, или вместе с ним же идет по этапу и становится обыкновенной зэчкой, ведь теперь "И на ваших мягких ручках появились.. багровые пятна". Женщина послушно кивает несколько раз: она соглашается сама все убрать, а Астор же отнес труп Моники в свой сад и закопал прямо там.  

Стоя над свежевыротой ямой, которую он торжественно нарек "могилой", Астор придается думам о грядущем. Он поднимает голову: небо зимнего Парижа стала необыкновенно темным, скоро пойдет буран, подобных которому в этом городе никогда раньше не видели. Также, ему кажется, что самый воздух в эту ночь пропитан чем-то необыкновенным, но необыкновенно сладким, будто предвещает нечто прекрасное. На поляну вышел де Санж: он поздравил своего патрона со смертью Фазиля и переходом всего его наследства в руки "Партии французского действия". Однако по тону, каким были произнесы эти слова, Астор понимает, что Робер чего-то явно не хочет договаривать: с помощью самых хитрых словесных приемов он заставляет его говорить "на чистоту". Оказывается, что Можерон - тот самый автор прокоммунистических статей - живет совсем неподалеку от особняка Колонн; что он уже получил "известное письмо" и приступил к работе, которая угробит всю карьеру Астора. Робер де Санж в конце вставляет свое последнее саркастическое замечание за книгу, заявив, что, пожалуй, самое место его временному работодателю как раз в Тулоне, а не Фонтенбло. 

Внимательно и молча выслушав посланника сил тьмы, де Колонна посмотрел на небо: и обрел ясность. Теперь он понял, что ему надлежит сделать; для него наконец-то совершенно все стало понятно. Он ледяным тоном приказывает Санжу убить собственную жену: Робер утвердительно кивает, уже зная от своего родителя про убийство Либерте. Однако он отказывается убивать Можерона, напоминая Астору про договор - ведь в кой-то веки попался человек, занятый в политике и не замаравший себя, закрытый для действия сил зла. Тогда озлобившийся Астор велит своему помощнику сказать домашний адрес Шарля; Санж говорит его. В конце сцены, когда Колонна, нащупав в пальто свои верные револьвер и нож, собирается уже уходить, Робер предпринимает последнюю попытку его остановить: он говорит, что если хоть кто-то увидит Астора, то его карьере гарантирован печальный конец. В ответ на это председатель "Партии действия" саркастично улыбнулся и показал пальцем на темное небо: "Сегодня - моя ночь, Робер. Моя!". 

По мнению литераторов, самая важная, кульминационная сцена всего романа, открывается неожиданным звонком. Астор звонит, стоя перед скромной черной дверью. В том, что все - дома, он ни капельки не сомневается, ведь в такую погоду любой парижанин будет сидеть у себя на квартире. Дверь ему открыла старуха, которую автор назвала матерью семейства. Не говоря ни слова, Колонна метко бьет ее своим острым ножом в сердце, одновременно плотно зажав рот. Через секунду он, переступив через труп, вошел в самую квартиру: его взору предстало скромное помещние, уютное и теплое, но нисколько не роскошное. Л.М. Рейснер для описания употребила самые нежные слова, какие только могут найтись в русском языке для создания атмосферы домашнего уюта и комфорта. Но Астору до этого дела нет, так как он пришел сюда с более чем конкретной и понятной целью; сам незадачливый журналист, дважды не получивший от матери ответа на отклик, вышел из своей комнаты в гостиную, где и встретил темную фигуру в пальто и с окровавленным ножом в руке. Ему все сразу же стояло ясно: между Шарлем и Астором завязалась недолгая, но ожесточенная драка; в конце концов, воспользовавшись оплошностью врага, Колонна ударил его своим оружием в печень. Из последних сил Шарль приказывает своей сестре, назвав ту по имени - Марией - бежать "в то место": вовремя поднявший голову Астор увидел маленькую девочку лет 12-13 в домашнем, которая вихрем пробежала в кабинет брата с кухни. 

Последовав за ней, Астор увидел, как та положила то самое письмо себе за платье и подбежала к окну. Убийца подходит ближе, но та выпрыгивает в открытое окно, удачно приземлившись в большой сугроб. Она получила некоторую фору - Колонне пришлось задержаться, убирая с письменного стола Можерона все связанное с его личностью - но потом и он прыгнул за жертвой. С этого момента начинается погоня Колонны за Марией по совершенно пустому и безлюдному, но необычайно снежному Парижу: буран только усиливается, а Астору приходится напрягать все свое зрение, чтобы не упустить из вида девчонку. Та же пытается уйти от убийцы, но с каждой минутой теряет свои силы - сказываются как возраст, как погода, так и ее одежда, совершенно не предназначенная для долгих прогулок по зимним улицам, особенно для таких прогулок. К тому же, как говорит автор, испуганная Мария сбилась с пути и один раз неправильно свернула. тем самым лишившись самой иллюзорной надежды на спасение. Однако она бежит: Колонна попытался пристрелить ее, но револьвер, подаренный ему Фазилем, не смог выстрелить. Проклиная покойника самыми непристойными словами, Астор решается положиться на силу своих ног.

И они его не подводят: он смог догнать Марию у входа в старую, полузаброшенную католическую церковь. Элементарной подножкой он сбил ту с ног, после чего сел рядом с ней на паперть. Произнеся пару-тройку издевательских фраз, Астор поцеловал свою жертву в  алую щеку и нанес ей первый порез в районе живота. Он растягивал свое удовольствие, нанося ей несмертельные, но ужасно болезненные удары, сопровождая их как поцелуями, так и язвительными комментариями. Наконец, когда девочка уже истекала кровью, он, предварительно крепко поцеловав в самые губы, Астор нанес удар в сердце. Бедняжка скончалась, перед этим окровив всю церковную паперть. Астор, найдя нужное ему письмо, триумфально поднялся, и здесь его взор упал на стоявшую рядом статую Девы Марии, которая была так повернута, что могла лицезреть в подробностях все, что происходило на паперти. Колонна подошел к скульптуре и развязно обнял, шепча Богоматери самые отъявленные гадости. Наконец, на прощание вымазав статую в детской крови, Астор пошел домой в твердой уверенности, что ни один человек на дороге ему не попадется.  

Третья часть завершается диалогом Астора и Робера после пробуждения первого: де Санж с самым ядовитым тоном в голосе поздравляет Колонну со счастливым избавлением от всех бед, однако, заявляя, что больше не намерен ему служить. В ответ на немой вопрос главного героя Робер уверяет того, что ему больше не нужен дьявол: он сам успешно стал таковым, окончательно порвав со своим человеческим началом. Дав на прощание герою ряд небольших советов, Санж покидает его комнату и произведение, предварительно уважительно пожав руку Астору: согласно безумно популярной фанатской теории, это знаменовало переход части демонической силы к главному герою. 

Четвертая часть

Эта часть, будучи заключительной, является и самой короткой, но насыщенной эмоциями и событиями.

Париж в ужасе: за январь-месяц в городе случилось более 200 кровавых убийств и 90 опасных поджогов, причем страдали самые разные люди и организации, что исключает любую возможность установить взаимосвязь. Каждое преступление кровавее и масштабнее предыдущего, и конца реке насилия не видно. Органы правопорядка бессильны: французы боятся выйти на улицу позднее шести часов вечера, а после наступления восьми город прерващается в призрак с пустыми бульварами. А в короткие световые часы люди избегают долгих прогулок и инстинктивно тянутся к домам, боясь каждой тени. Французы напуганы, доведены до помешательства - но дольше так продолжаться не может.

Астор де Колонна выступает на трибуне на самых Елисейских полях: вокруг него стоят Ларше, д'Арколе, Бирн и... Анна, его жена, выражающие всем своим видом преданность к вождю и готовность умереть за него. Вокруг трибуны - огромная толпа экзальтированных парижан, размахивающих символикой "Партии французского действия" и выкрикивающая имя ее лидера. Астор читает пафосную, горячую и яркую обвинительную речь, в котором провозглашает правительство беспомощным: он отказывается верить, что оно способно защитить французов от кровопролития. Взяв у Анны фотографию жестоко расчлененного детского тела, он прямым текстом говорит: "Эта девочка не умерла бы, будь я у власти! Бедняжка, бедняжка Мария Можерон явно не заслуживала такой участи! Я, Астор Ашиль Персиваль Мария де Колонна, обвиняю президента в ее смерти!". Его митинг удался: он понимает, что пришли последние минуты жизни социал-демократического кабинета. Удалившись с Анной в особняк, он называет ее "Эжени" и дает приличную сумму "за блестяще сыгранную роль". Однако та нуждается в  гораздо большем, чем разовая подачка,  и неожиданно быстро соглашается и дальше оставаться Анной де Колонной - Астору только это и нужно было.

Уладив семейные дела, Астор встречается с д'Арколе и Ларше. Эти двое, оказавшиеся самыми преданными своему предводителю, также блестяще справились со своими задачами: Филипп смог напугать парижан, а Ивес привлек на сторону Колонны богатых финансистов: последние отказались от спонсирования правительства, сделав его неплатежеспособным. Выпив за успех последней части задуманной игры, Астор на глазах приятелей подписывает приказы о назначении Филиппа министром обороны а Ивеса - главой кабинета. После этого Колонна ушел в раздумия, краем уха слушая воспоминания Ларше, не могущего обойтись без беседы, о ныне покойной М. Либерте. В ответ Колонна что-то невнятно пробормотал про жену Дюбуа, приходившую просить его заступничества, но ушедшую ни с чем. Прекратив его душеизлияния, Колонна отправил союзников готовиться к "последнему акту гениальной пьесы".

Наконец, долгожданный час пробил через неделю: в Париже зверски зарезана семья бывшего командира фашистских ударных отрядов Персиваля Дюбуа - жена и три дочки. Чаша народного терпения кончилась: еще до приезда Колонны, которого заранее предупредил сочувствующий комиссар жандармов о произошедшем, толпа растерзала незадачливых убийц, найдя при них символику бойцов военизированных отрядов социал-демократов. Только этого и нужно было Астору: он прямо обвинил Сен-Эстре в этом преступлении и призвал людей пойти маршем на Фонтенбло. Толпа с радостью восприняла предложение, быстро формируя походные колонны: Бирна Астор послал в особняк за "Анной", а д'Арколе отдан приказ выйти на связь с важными генералами и добиться их присоединения/нейтралитета, И вот, колонны, возглавленные главным героем, выдвинулись на Фонтенбло - впереди идет сам Астор. прекрасно понимающий, что теперь он все поставил на карту и обратной дороги уже не будет.

Но он зря переживал: старо-новая жена быстро присоединилась к нему, показывая недюжую выносливость, маршируя на равне со взрослыми мужчинами-рабочими и бывшими фронтовиками. Гален Бирн также смог вывести на улицы значительную ирландскую диаспору, выкрикивающую антианглийские лозунги и идущую одной из первых в дружном строе ультраправых. Толпа с каждым часом все растет и увеличивается, к ней присоединяются все новые люди и организации: немногочисленные баррикады сторонников Сен-Эстре исчезают сами собой, а военных, лояльных правительству, как не было видно, так и не появилось. Чем дальше они шли, тем спокойнее становилось на сердце главного героя, понимающего, что теперь уже его ничто не сможет остановить в целом свете. В какой-то момент он кидает взор на "Анну" и понимает, что с этой женой ему будет и проще, и уютнее - однако, в свою очередь, от интрижек со служанками и стенографистками отказаться также невозможно. 

Разъяренная толпа буквально снесла всю охрану Фонтенбло, едва не войдя в самый дворец. Астору пришлось приложить немалые усилия, чтобы остановить разошедшихся людей: после этого он вошел вместе со всеми близкими (д'Арколе, Ларше, Бирн, "Анна") в кабинет главы государства, который уже никак не может от них защититься. Здесь Лариса Михайловна вставила еще одну сцену, бичующую демократические, "умеренные" режимы и такие же партии времен Интербеллума: пока герои шли к цели, из дверей высыпали чиновники социал-демократического правительства. Эти люди, которые еще вчера проклинали Колонну с его сторонниками и клялись в верности французской демократии, дружно выкидывали руки в характерном приветствии и громко славили имена победителей. Пол дворца в этот же момент украсился значками "Народного фронта", которые проигравшие спешили с себя снять в знак лояльности. Одна-единственная женщина, лет 30, работавшая у президента секретарем, встав в позу, отвела руки за спину: стоявшие рядом с ней коллеги немедленно повалили несчастную на пол и принялись жестоко избивать. Видя это, Астор, улыбнувшись, одобрел поведение чиновников, продолжив свой путь. 

Сен-Эстре пытается навязать свои условия, но немедленно сдувается, ощутив у своего виска ствол револьвера Бирна, который тот явно готов пустить в ход по первому же слову хозяина. Издеваясь над проигравшим, Колонна заставляет того подписывать собственное отречение от власти на полу (за столом сидит он сам, на столе расположилась "Анна", а вокруг стоят трое остальных), причем самое действие сопровождается язвительными комментариями руководителей "Партии действия" и одного шофера-ирландца.  Как только несчастный вручил подписанную бумагу Колонне, его немедленно выкинули с балкона на руки обозленным людям: его судьбу автор стыдливо умолчала, но понять ей довольно нетрудно. Астор слушает поздравления всех своих приятелей: д'Арколе пожал ему руку, Ларше отвесил грациозный поклон, "Анна" расцеловала руки, а Бирн молча отдал воинское приветствие. 

Довольный де Колонна благодарит всех за сочувствие и просит выйти, объясняя это необходимостью побыть одному в столь торжественный миг. Все поспешно исполняют это приказание: наконец, оставшись один, Астор победно ухмыляеется и смотрит на большой портрет М. Робеспьера, расположенный в кабинете. Подойдя к изображению "Неподкупного", Астор, предварительно ласково погладив раму, вырывает из нее полотно. В освободившееся место он аккуратно водружает собственную фотокарточку, сделанную по заказу еще раньше, и садится составлять инаугурационную речь. Завершается весь роман именно ею: автор привела полный текст торжественной клятвы, и в самом конце поместила фразу: "Да поможет мне наш Всемилостивый Господь Бог". 

Иллюстрация

Реакция

(Здесь про довольных будет) 

Но настоящую бурю эмоций "Великий экзекутор" произвел во Французском Государстве, высшие деятели которого сразу же узнали себя в главных персонажах, а в самой истории - описание того, как они сами пришли ко власти. Лев Победоносцев поспешил заклеймить как произведение, так и автора: самый искрометный отрывок его рецензии дан ниже:

....

Роман г-жи Рейснер, левацкой журналистки немецкого (впрочем, только лишь немецкого?) происхождения из России, известной скорее своими амурными похождениями, чем литературными способностями, примечателен не только беззастенчивой клеветой на Новую Францию, которую строят народно-государственники. Некоторые его фрагменты позволяют предположить, что автор находится под влиянием иудейских оккультно-эзотерических доктрин – что, конечно, неудивительно для социалиста. Но впервые влияние иудейства и его идеологии на мировоззрение нынешнего авангарда подрывных сил даже не особо камуфлируется, а, наоборот, выпячивается. «Сатана» романа, Робер де Санж, заявляет, что он жил тысячелетия, но даже всё то зло, что он успел сотворить, не сравнится со злом, на которое способны сами люди, со злым началом в человеческих душах – тем, что в иудейском мистицизме именуется «йецер ха-ра». Подобное пренебрежение духовным (пусть и, в случае сатаны, духовным «со знаком минус») началом в пользу материальной стороны реальности характерно для иудаизма с его обезбоженным, ритуализованным богословием – поскольку иудеи, распяв Иисуса и отрекшись от него, утратили некогда высокоразвитое у них духовное начало.

Современный социализм – перенос трагедии еврейства на европейскую почву; демонстрация того, как наиболее опустившиеся и обезбоженные народы и социальные слои Европы становятся неотличимы в духовном плане от тех, кто некогда распял Христа, или падают ещё ниже. Неслучайно сама г-жа Рейснер, (тщетно) пытаясь очернить Новую Францию и её вождей, на деле лишь показала аморальность своей личности, смакуя различные людские пороки под предлогом их бичевания. Наша великая нация лишь посмеется, узнав, какие нелепые обвинения в её романе возведены на лучших её людей. (Лев Победоносцев)

На улицах Франции массово сжигали портреты Л. Рейснер. 


Цитаты из книги

Астора всегда привлекала политика. А больше всего - факт, что государственные деятели всегда нарушают законы. И нет, он не шел это менять: он шел за самым аппетитным куском во власти.
Демократия переоценена. Главная ценность - Родина, а не абстрактная "свобода". (Главный герой о демократии, учредительный съезд "Партии французского действия")
Я хочу, чтобы ты выглядела соблазнительно. Одень черное. (Астор - Анне перед посещением театра).
Нельзя любить тех, кого убиваешь. Поэтому я и не люблю людей. (Мысли героя)
Хочешь поговорить о смелости? Любой может выпить яд или бездумно броситься в тупом опьянении боя на вражеский штык - любой, даже самый бесполезный и тупой плебей . Знаешь, на что действительно нужна смелость? На то, чтобы молчать, несмотря на все свои чувства, держать себя в руках, когда ставки слишком высоки. (Спорит с Ларше о природе смелости, третья часть романа)
- Хочу сказать только четыре слова, господин президент. Поцелуйте меня в зад! (Главный герой о погроме в редакции лояльной ему газеты)
- Дюбуа... взломал бы твой "замок" за минуту. Мне пришлось потратить четыре. - Голос его был как никогда холоден и звучал тверже стали. - Я пришел взимать долги, Шарль.


Интересные факты

  • На обложке российского телесериала было изображено, как бубнового, (Можерон), червового (Сен-Эстре) и трефового (Фазиль) королей сверху ложится безликий пиковый туз. 
  • По признанию самой Ларисы Михайловны, пиковый туз как атрибут главного героя появился случайно: после пяти проигрышей подряд своему мужу в карты, она возненавидела именно эту масть и это достоинство, пожелав придать этой карте зловещее, мистическое значение.

Цитаты о книге

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.