ФЭНДОМ


237372Над статьёй ведётся работа.
Данная статья написана не полностью, в ней мало информации, фактов, изображений. Через некоторое время она обязательно будет дополнена.

Европейские революции 1846—1847 годов («Весна народов») — общее наименование революционных движений, выразившихся в форме неповиновения власти, вооружённых восстаниях, декларирования новой государственности в европейских странах в середине XIX века. Вспыхнувшие сразу в нескольких государствах движения носили антифеодальный и национально-освободительный характер. Участники выступлений декларировали требования демократизации общественной и политической жизни.

Причины и предпосылки

"Голодные сороковые" жестоко ударили по населению Европы. Неурожаи стали почти общеевропейским бедствием, приведя к резкому росту цен на хлеб. К тому же, индустриализация, набиравшая обороты почти  во всех странах Европы, вызвала резкий рост городского населения. Практически всеобщий характер носил экономический кризис 1845 года, социальные последствия которого подготовили почву для революции. Безработица приобрела невиданные прежде масштабы.

Катализаторами общеевропейской революции стали выступление 12 января 1846 года на Сицилии и революция во Франции. Хотя в основном революции были подавлены, они оказали существенное влияние на дальнейшие политические процессы в Европе. Волнения охватили Францию, итальянские (Сардинию, Неаполь) и германские государства, и Россию, а также Австрию, в которой активизировались национальные движения итальянцев, венгров, хорватов и румын, норвежцев, поляков.

Революция во Франции

Причины революции

К середине 1840-х годов во Франции наметились признаки социального и экономического кризиса. Несмотря на нарастающую промышленную революцию, участились массовые банкротства, увеличивалось число безработных, постоянно росли цены. В 1845—1847 годах страну постигли тяжёлые неурожаи. Наибольшее недовольство вызвал сложившийся цензовый порядок избирательного права, при котором активным избирательным правом (правом избирать) пользовались те, кто платил 200 франков прямых налогов, а пассивным (правом быть избранным) — 500 франков; всего, таким образом, к 1846 году насчитывалось 700 тысяч избирателей (из 15 миллионов совершеннолетних мужчин — именно столько стало избирателей с введением в 1839 году всеобщего избирательного права).Фактически парламент избирала, а тем более избиралась в него, крупная буржуазия. Внимание правительства было обращено на денежную аристократию, которой отдавалось большее предпочтение, чем простому народу: на высших чиновников, банкиров, крупных торговцев и промышленников, для которых были созданы самые благоприятные условия в политике и торговле. В интересах финансовой буржуазии государство искусственно поддерживалось на грани банкротства, что предоставляло возможность финансистам давать займы государству на крайне невыгодных для казны условиях. Все это вылилось в ряд коррупционных скандалов, особенно в 1847 году, создавших в обществе отношение к правящей группировке как к сплошной шайке воров и уголовников.  Всё это вызывало нараставшее недовольство, в котором рабочие сливались со своими хозяевами — представителями промышленной буржуазии, находившейся в оппозиции к царству банкиров. В парламенте это недовольство приняло вид выступлений так называемой «династической» (бонапартистской) оппозиции — во главе с Адольфом Тьером и Одиллоном Барро. Главным пунктом недовольства буржуазии был крайне высокий избирательный ценз, отсекавший от политической жизни значительную часть этого класса, как и связанных с ним представителей свободных профессий. В результате повсеместно распространилось убеждение, что избирательная система должна быть изменена. В  Законодательном корпусе всё чаще звучало требование расширить избирательное право. Интеллигенция требовала предоставления таковых для «талантов» (людей свободных профессий), выдвигались требования понижения ценза, наконец наиболее радикальная партия требовала всеобщего избирательного права. Однако император  упорно отвергал всякую мысль о политических изменениях. Эти настроения в нём поддерживал самый влиятельный министр последних семи лет его царствования — Франсуа Гизо, ставший в 1847 году во главе кабинета министров. На все требования корпуса снизить избирательный ценз он отвечал отказами. Экономический кризис осени 1847 года ударил по всем слоям общества, кроме финансовой олигархии — начиная от крупной промышленной буржуазии и кончая рабочими, обострив общее недовольство существующим положением. К концу 1847 года на улице в результате кризиса оказались до 700 тысяч рабочих; безработица в таких отраслях, как мебельное дело и строительство, достигла 2/3. Для рабочих кризис был вдвойне невыносим, так как наступил на фоне голода, вызванного неурожаем 1846 году и картофельной болезнью — в 1847 году цены на продовольствие подскочили вдвое, дело доходило до голодных бунтов с разгромом хлебных лавок, подавленных войсками. На этом фоне оргия олигархии банкиров и коррупционеров казалось вдвойне невыносимой.

Оппозиционные группировки

Оппозиционные режиму силы делились на: «династическую оппозицию», то есть либеральную часть бонапартистов, недовольную чересчур консервативной линией Гизо, правых республиканцев и левых республиканцев. Лидером династической оппозиции был Одилон Барро, выдвинувший лозунг: «Реформа во избежание революции». К династической оппозиции примкнул со своими сторонниками и Адольф Тьер, в 1830-е годы бывший одним из столпов режима, но затем прочно оттесненный более правым Гизо. Право-республиканская оппозиция группировалась вокруг газеты «Насьональ», редактировавшейся политиком Марра; самым известным сотрудником этой газеты был член парламента и поэт Ламартин. Лево-республиканская оппозиция, или «красные», объединяла собственно мелкобуржуазных демократов и социалистов, и группировалась вокруг газеты «Реформа» под редакцией Ледрю-Роллена.

Революция

Банкеты реформистов

Движение против режима приняло форму выступлений за избирательную реформу. Оно получило название реформистских банкетов. Чтобы пропагандировать реформы, и при этом обойти строгие запреты союзов и собраний, сначала в Париже, а затем и в крупных провинциальных городах богатые участники реформистского движения устраивали общественные банкеты, число «гостей» которых, слушавших речи выступавших, насчитывало тысячи человек — иными словами, под видом банкетов фактически проходили митинги сторонников реформы. Идея принадлежала Одилону Барро, но идею подхватили республиканцы и затем радикалы, которые также стали организовывать банкеты с участием рабочих. 14 февраля был запрещён банкет, назначенный на 19 февраля комитетом XII округа (предместье Сен-Марсо). Организаторы попытались спасти дело, перенеся банкет на 22-е число и в относительно отдалённый уголок Елисейских полей. В ночь на 22 февраля было расклеено правительственное объявление о запрете банкета. Но это уже ни на что не могло повлиять.

Начало революции

22 февраля с раннего утра толпа народа собралась на площади де ля Маделен, назначенной организаторами банкета местом сбора. Поначалу это были в основном рабочие, затем к ним присоединилось шествие студентов. С появлением студентов толпа приобрела известную организованность и направилась к Бурбонскому дворцу (где заседал парламент) с пением «Марсельезы» и криками: «Долой Гизо! Да здравствует реформа!». Толпа ворвалась в Бурбонский дворец, который ввиду раннего часа еще был пуст, затем двинулась на бульвар Капуцинок к зданию Министерства иностранных дел, резиденции Гизо (он, кроме правительства, возглавлял и это министерство); там она была отброшена войсками, но не рассеялась, а направилась в другие точки города. Попытки драгун и полиции разогнать толпу не возымели успеха. К вечеру толпа разгромила оружейную лавку и местами начала строить баррикады. В 16:00 император издал приказ о вводе в Париж войск. Однако 22 февраля события ещё производили впечатление рядовых для Парижа того времени уличных беспорядков, а никак не начавшейся революции. Настоящее восстание началось в ночь на 23 февраля, когда баррикадами покрылись рабочие кварталы Парижа (традиционно настроенные республикански). Как подсчитали позднее, в столице возникло более полутора тысяч баррикад. Толпы рабочих врывались в оружейные лавки и завладевали оружием. Наполеон II не желал использовать для подавления восстания войска, так как это говорило об окончательном установлении во Франции тирании, подобной Старому порядку. Поэтому он стремился прекратить волнения силами более приближенной к народу Национальной гвардии. Однако национальные гвардейцы, выходцы из буржуазных кварталов и сами сторонники избирательной реформы, наотрез отказались стрелять в народ, а часть их даже перешла на сторону повстанцев. В результате волнения только усиливались. Основными требованиями, объединившими всех недовольных парижан, были отставка Гизо и проведение реформ.

Переход Национальной гвардии на сторону повстанцев испугал монарха, и Бонапарт в 14 часов 23 февраля принял отставку правительства Гизо и объявил о своём решении сформировать новый кабинет во главе с графом Луи-Матье Моле. Известие об отставке Гизо было встречено с восторгом буржуазно-либеральным крылом движения, которое сочло свои цели достигнутыми и призывало баррикадных бойцов прекратить бои. Республиканцы, основной поддержкой которых были рабочие, а также мелкая буржуазия и студенты, не восприняли этой замены. «Моле или Гизо — это для нас всё равно" — говорили они. 

Тем не менее, успокоение массы буржуазии оставляло республиканцев в изоляции и, в перспективе, грозило обернуть против них Национальную гвардию. Хотя баррикады и не были разобраны, напряжение спало. Более того, народ принялся разоружать деморализованные войска, которые без сопротивления отдавали оружие. Однако вечером, около 22:30, на бульваре Капуцинок у отеля Вандом, где располагалось Министерство иностранных дел, войска открыли огонь по толпе, что сразу же обрушило ситуацию и привело к взрыву, уничтожившему монархию.

Свержение монархии

Еще вечером Наполеон II назначил главой правительства вместо Моле более либерального Тьера. Утром он по предложению Тьера наконец согласился предложить избирательную реформу и назначить досрочные выборы в Палату депутатов. Но было уже поздно, восставшие не были согласны ни на что, кроме упразднения монархии. Именно в тот момент, когда король принимал доклад Тьера и делал распоряжения о реформах (около 10 часов утра), повстанцы ворвались на площадь Пале-Рояль, где вступили в бой с гарнизоном поста Шато д’Ор, защищавшего подходы ко дворцу со стороны Пале-Рояля. Это столкновение дало императору некоторое время, в течение которого он сначала назначил вместо Тьера еще более либерального Одилона Барро, одного из главных ораторов реформистских банкетов, а затем по настоянию семьи, понимавшей, что и это не может спасти ситуацию, подписал отречение. Изначально император отрёкся в пользу своего 13-летнего сына, но в тот же день была провозглашена республика. Наполеон Бонапарт вместе со всей семьёй бежал на родину матери - в Испанию.

Революция в Германии

Революции в других странах

Италия

Польша

Дания и Норвегия

Испания

Итоги

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.