ФЭНДОМ


"История Государства Российского"
Топище
Жанр: История России
Автор: Лев Константинович Победоносцев
Язык оригинала: Русский
Годы написания: 1940 - 1942
Год издания: 1942
Издательство: "Собственная Её Императорского Величества канцелярия"
"История Государства Российского" - историческое сочинение Л.К. Победоносцева, описывающее историю России с древнейших времен и до середины XX века. По мнению большинства исследователей, является апогеем литературного творчества автора, в котором наиболее ярко прослеживаются характерные для него черты навроде русофобии и любви к передергиванию всех возможных фактов. "История" предназначалась для изучения в школах на оккупированных территориях, поэтому написана она максимально легким языком и с огромными упрощениями. В современности "История" считается одним из самых лучших образцов наргосовской пропаганды и настоящим шедевром русофобии. В рунете эта книга является своеобразным "мемом": ее название вспоминают, когда хотят указать или на бредовость излагаемых противником тезисов, или на их крайнюю предвзятость. Как и все труды Победоносцева-младшего, книга запрещена на территории Третьей Республики , хотя в России она находится в свободном доступе.

Название книга получила не случайно - Лев нарочно добивался максимальной схожести с историческим многотомным трудом Карамзина.

История создания

Высшее руководство Французского Государства отлично понимала роль воспитания и образования в формировании человека как личности - достаточно вспомнить практику создания "Государственных специальных школ" и других военизированных организаций для подрастающего поколения. Также можно вспомнить, что из себя представляли обыкновенные учебные заведения при власти Петена и компании - по меткому выражению российской журналистки Рейснер, то были "фабрики по производству идеальных граждан: тупых, как бревна, зато послушных, словно куклы". Впрочем, система была превосходно отлаженной и до самого конца существования страны работала без особых проблем. 

В то же время понятно, что русские, которым в будущем мировом порядке если и отводилось какое-то место, то только место безмолвных вещей, не должны были особо часто ни о чем задумываться. Отсюда делается вполне логичный вывод: не нужно давать им больше знаний, чем необходимо для исполнения их прямых обязанностей. Кроме этого, следовало проследить, чтобы в один момент безмолвные вещи не вспомнили, что они - люди, и не восстали против своих хозяев. Для этих целей высший круг "Государственной Гвардии" полагал шаг за шагом лишить россиян национального самосознания, разобщить этот народ. Первый удар должен был быть нанесен по истории, которую сами руководители Франции бешено любили и полагали в ней духовный корень всех народов. Первые упоминания о необходимости, как тогда говорилось, "передумать русскую историю" появились в феврале 1941, сразу после начала титанического "русского" этапа Второй Европейской войны. Магистр Фурнье уверял президента Петена, что после скорой победы над российским оружием, надо будет разбить врага морально, для чего и предлагал составить новый курс российской истории для изучения в школах будущего "протектората Московии". 

Сомнений, кому поручить столь ответственное дело, ни у кого не было. Конечно же, заниматься созданием "единственно верной" российской истории должен был человек, обладающий, с одной стороны, бойким и беззастенчивым пером, с другой - столь сильно ненавидящий Россию, чтобы он мог превратить это чувство в поток помоев, выливаемый на все с ней связанное. Была лишь одна достойная кандидатура - Лев Константинович Победоносцев. Он с радостью принял предложение магистра, временно покончив с визитами в концентрационные лагеря и целиком посвятив себя написанию главного литературного труда всей своей достаточно долгой и насыщенной  библиографии. 

Суть

Повествование в книге идет с самого начала фиксированной российской истории - призвания варягов. При этом Лев говорит, что до прихода Рюрика (который, как он специально отмечает, был хотя и скандинавом, но одно время находился как владетель Фрисландии на службе у Франкской, т.е. Французской империи) восточные славяне не имели не только государства, но также развитой культуры и даже религии; он специально отмечает, обращаясь к Повести Временных лет, что даже языческий пантеон был по сути искусственно создан Владимиром. По мнению Победоносцева, до призвания варягов славянские племена были «полускотами» и жили «стадами»; он специально отмечает, что у Геродота упоминалось жившее в верховьях Днепра племя андрофагов, т.е. людоедов. Делается предположение о расовой деградации восточных славян из-за расового смешения с балтами, финнами и тюрками, а также господства над ними иудеев-хазар.

Только благодаря европейцам-скандинавам было создано Древнерусское государство, в котором, впрочем, все еще царили дикие обычаи, типичные для «зверомассы Русской равнины»: снохачество, кровная месть, кровавые человеческие жертвы и т.д. и т.п. Описывая крещение Руси, Победоносцев сожалеет о "роковой ошибке" князя Владимира - он выбрал "неправильную" ветвь христианства и обрек Россию на "духовный упадок". В целом, несмотря на попытки князей привить европейскую культуру, Древняя Русь, по Победоносцеву, оставалась диким краем, где царили варварство и произвол. В частности, подробно рассказано о жестокой расправе «диких аборигенов» с «европейским цивилизатором» Игорем Святославовичем и столь же жестокой мести за него Ольги, зверствах руссов Святослава в Болгарии, вышгородском гареме Владимира Крестителя, частых междоусобицах и расовом смешении с кочевниками – печенегами и половцами.

Отдельно стоит упомянуть Анну Ярославну, дочь князя Ярослава Мудрого, которая, как известно, была замужем за французским королем Генрихом I. Автор подробно описывает, как та была поражена Парижем, нравами его жителей и своего мужа. В учебнике приводились цитаты из письма дочери отцу, в котором а критикует варварские порядки Родины и прославляет "великолепную Францию". Только по настоянию Оливера Фурнье, из текста чистовика пропало упоминание о "первой брачной ночи", которая, вопреки ожиданиям Анны, привыкшей к обычному для Руси «изуверскому насилию над женщинами», прошла в высшей степени приятно. Также Анна в книге Льва пишет, с каким счастьем она воспринимает католические обряды и насколько крепка в новой вере. В самом конце письма Анна пытается убедить Ярослава в необходимости немедленного принятия католицизма и насильственного обращения в него населения тогдашней Руси.

Эра монгольского владычества описана Львом как время, когда Русь "практически окончательно" утратила весь европейский лоск, который ей так тщательно старались привить скандинавы-«европеизаторы». Он живописует упадок нравов и ремесел, разорение городов, практическую гибель цивилизации. Описывая борьбу русских и захватчиков, Победоносцев делает упор на том, что со стороны русских она была исторически обреченной, что князья, погрязшие в местечковых распрях, не смогли объединиться. Отдельно (и крайне негативно) охарактеризован Александр Невский - согласно концепции Победоносцева, он, встал на пути "повторной европеизации" Руси силами Швеции (его конфликт с Тевтонским орденом Победоносцев, во избежание определенных ассоциаций, описывать не стал) и предпочел договориться с монголами, в очередной раз продемонстрировав, к какой «расовой вселенной» принадлежит и принадлежала Русь.   

Повествуя о литовском завоевании Западной Руси, произошедшем в XIII-XIV веках, автор переходит к рассуждениям на тему «как нам обустроить Россию» - для иллюстрации коих он приводит пример Литвы. Сначала он описывает литовцев как народ, ещё более дикий, кровожадный и погрязший в язычестве, чем восточные славяне, опустошавший русские земли, ослабленные татарским нашествием. Но затем, когда литовский князь Ягайло для антинемецкого союза с Польшей (тема противостояния Тевтонскому ордену подчеркнута отдельно) женился на королеве Ядвиге и принял католицизм, заключив унию с Польшей, Литва превращается в «цветущее высококультурное европейское государство». Напротив, «Московия» XIV-XVI веков описывается как «восточная деспотия», как «прорыв типично русской азиатчины, очищенной от наносного европейского (скандинавского) влияния».

Говоря о русских, Победоносцев характеризует их как «народ-метис», который обладает и «европейскими», и «азиатскими» чертами – однако последние в естественных условиях, когда власть принадлежит самим русским, преобладают. Поэтому оптимален для России режим внешнего управления со стороны «одной из цивилизованных европейских наций» (но не немцев, которые «исторически некомплиментарны» с русскими), которая должна «разбудить в русских европейское начало, культурно и расово осеменив Россию» - и в таком случае Русь-матушка будет процветать. Как пример подобного государственного устройства он приводил польско-литовскую унию, основанную Ягайло в 1386 году, и сожалеет о том, что «проект русско-шведской или русско-польской унии, назревшей в ходе Смутного времени, так и не был реализован, что повредило самим же русским».

Дальше речь идет о европеизации России при Романовых. Рассказывая о них, Победоносцев делает акцент не столько на Петре, которого характеризует как «хотя и талантливого правителя, но жестокого тирана, безбожника, угрожавшего соседствующим с Россией европейским странам», сколько на Алексее Михайловиче и Федоре Алексеевиче, при которых при дворе распространилась мода на всё польское, внедрялись технические достижения с Запада и была проведена церковная реформа, приблизившая русское православие к «более европеизированной по духу» православной традиции тех восточнославянских земель, что находились под властью Польско-Литовского государства. Отдельно автор сожалеет о том, что не был реализован изначальный проект Славяно-Греко-Латинской академии, по которому она обладала инквизиционными полномочиями для искоренения в России нехристианских конфессий и «раскола».

Немало теплых слов сказано и о Елизавете Петровне, при которой в стране внедрялась французская культура и Россия была среди союзников Франции в Семилетней войне с Пруссией. Напротив, как «умственно отсталый дегенерат» характеризуется её преемник Петр III (отдельно подчеркивается его немецкое происхождение), из-за которого Пруссии удалось уцелеть. К Екатерине II Победоносцев относится двойственно, одобряя её курс на европеизацию России, но характеризуя её как «носительницу типичной для немцев развращенности, которую мы могли наблюдать в ульбрихтовской Германии». Критикует он её также за активное привлечение немецких переселенцев в страну и за то, что она и её преемники (Павел I, Александр I, «в чьих жилах текла дурная немецкая кровь») вовлекли Россию в систему союзов с немецкими государствами (Австрией,Пруссией), итогом которых стали войны с революционной и наполеоновской Францией, истощившие страну и  приведшие к падению в России института монархии как такового и революции.   

Но, пожалуй, больше всего от Льва Константиновича досталось Великой Русской Революции и ее деятелям. Он не скупился на проклятья в адрес Строганова-Пестеля, указывая, помимо случившихся в ее результате жертв, что оказалась свергнута "европейская династия", и теперь-то Россия окончательно погрузилась в пучины азиатства. В качестве доказательство этого тезиса приводится очень активная внешняя политика РДР на Кавказе, Дальнем Востоке и в Средней Азии: проживающее там русское население Победоносцев прямым текстом называет "азиатами", отказывая им даже в прообразе европейцев. Секуляризацию  имущества церкви, отделение ее от государства - все это под пером Л.К. Победоносцева становится неопровержимыми доказательствами совершенного духовного вырождения России. Он сожалеет о решении Наполеона III а  1871-м пойти на мирный договор с Новгородом, не раздавив его и не вернув на престол Романовых. Также Лев уверял, что "демократизация" Чернышевского осталась лишь пустым звуком, а страной все еще правит клика промышленников да армейских офицеров, исполняющих "завещание Петра первого" - тот самый миф, согласно которому каждый правитель России должен обязательно увеличивать ее границы. 

Подробно была затронута тема Великой войны. В ней, согласно словам Победоносцева, исключительно благодаря стечению обстоятельств и предательству внутреннего врага, французская, европейская цивилизация, была сокрушена "Ордами азиатов, немцев, англосаксов и американцев".  Кроме Франции, время было уделено и Польше: автор разнес в пух и прах "правительство национал-предателя Дмовского", рассказывая о крайне печальной жизни "крайних европейцев" под русско-кавказским игом и восхищаясь подвигами "Польских войск на Родине". Помня, для чего он пишет свою нетленку, Лев активно критиковал российское командование, которое, если доверять его книге, действовало практически всегда только тактикой закидывания позиций французов и компании пушечным мясом. В качестве доказательства он приводит высокие потери России в войне (тактично умолчав, что прибавил к ним погибших в ходе Исламского Возрождения), разыгравшийся после ВВ в стране политический кризис и неспособность российской армии адекватно отреагировать на немецкую социалистическую революцию. 

Автор разоблачает сложившуюся в России во времена Интербеллума политическую систему, показывая ее коррумпированность и ненадежность. Особенного презрения заслужили российские спецслужбы, допустившие гибель президента, и экономисты, ввергшие страну в глубочайший кризис экономики (о том, что Великая Депрессия отразилась на всех странах, автор как обычно скромно умолчал). Наконец, на последних страницах, Лев высмеял президентские выборы 1940-го года, назвав их "самым ярким проявлением азиатчины и варварства в новейшей истории" - он прямым текстом обвинял российский народ, что он, избрав президентом Шульгина, о котором в книге тоже сказано немало "ласковых" слов, спровоцировал Францию на нападение, дабы та способствовала "Скорейшему излечению русских" - которое теперь должно было быть окончательным. 

В эпилоге, Лев Константинович Победоносцев делает вывод, что в русских можно пробудить европейское начало - но сделать это будет очень трудно и самый процесс затянется на долгие годы. Кроме этого, самый процесс может вести только французская нация, поставив русских под непосредственное, прямое управление. Также автор выражает надежду, что в таком благом деле Париж получит поддержку от "благородных, честных и свободных" поляков, которые, как полагает Победоносцев, имеют немалый опыт в борьбе с азиатами и сохранения европейских ценностей не смотря ни на какие беды. 

Помимо сухого изложения несомненно правдивых фактов, Победоносцев занимался личностными портретами руководителей Российской Демократической Республики - и все они оказывались в лучшем случае дураками (Нобель, Авксентьев), в худшем - жадными, алчущими крови маньяками (Пестель, Витте, Злобин). Но больше всех досталось, без сомнения, Василию Шульгину - его автор обвинил в развязывании Великой Войны (привычно умолчав о роли в этом деле императора Франции) и всех ее многочисленных жертвах, похотливости, гордыне и так далее. Если обобщить, то Шульгин, исходя из этой книги, повинен во всех главных грехах христианской церкви и представляет собой, по меткому выражению Льва, "Второго Атиллу, посланного на Землю Богом за грехи человечества". 

Цитаты

Дальнейшая судьба

Массовый выпуск "Истории" наладить не удалось из-за начавшихся проблем у реваншистов на восточном фронте. Русские войска, подкрепленные союзниками из Содружества и закончившие перегруппировки, смогли перейти в наступление. Уже с первых дней нового, 1943 года, стало ясно, что ситуация не благоволит печати столь одиозного произведения, а после поражения реваншистов в Польше про эту книгу решительно все забыли. Редкие экземпляры уничтожались и терялись: лишь чудом до конца войны уцелело 13 образцов. 

Вспомнили ее только на Лионском Трибунале: Лев Победоносцев отказался как-либо извиняться за написанную им книгу, заявив, что не намерен отрекаться от своих собственных мыслей. Прокурор от России Вышинский гневно прошелся по поводу "Ужасающих мистификаций" и приводил это произведение как одно из доказательств планируемого народно-государственными преступниками культурного геноцида русского народа. В своем последнем публичном выступлении в роли президента РДР Шульгин также оставил пространный намек на "Историю..", точнее - на неумелые попытки автора в ней очернить подлинную историю великой России. 

В настоящий момент книга организованно не издается, хотя она есть в свободном доступе в Интернете; также ее иногда перепечатывают небольшие народно-государственные кружки в Европе и Америке. В России же "История Государства Российского" является признанным образцом, сосредоточением всей возможной русофобии. 

В культуре

  • "Историей Государства Российского" в том числе вдохновлялись авторы "Вечной ночи": в их произведениях книга также часто упоминается. 
  • Процесс написания книги изображен в художественном фильме "Воплощение зла", повествующем о последних годах жизни Л. Победоносцева. 
  • Этот трактат упомянут в "Истории Второй Европейской войны". 

Интересные факты

  • Президент РДР Мария Кузнецова признавалась, что нередко перечитывала сочинение Победоносцева, так как оно помогало ей развеять скуку и посмеяться от души.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.