ФЭНДОМ


Сюжет

Начинается картина демонстрацией умиротворенно-спокойного обеда: гранд-протектор Красной Британии Эрик Блэр и фюрер Нового Рейха Эрих Бауэр угощаются, обсуждая одновременно вопросы высокой политики. Во время всей сцены они ведут себя как стародавние друзья, полностью доверяющие друг другу. Они соглашаются, что захват Франции будет быстрым и легким, но при этом Бауэр напоминает о склонности французов к сопротивлению и враждебности Штатов - если у гиперборейцев появится подходящее "знамя", то война затянется. А этим знаменем Эрих был склонен считать молодую принцессу Анну, которая ни в чем не успела запятнать себя, зато могла бы очаровать нацию, являясь при этом законным наследником престола, что угрожало планам реваншистов установить во Франции стабильное марионеточное правительство. На это Блэр отвечает своей хрестоматийной фразой: "кто выступает против нас - является трупом", предлагая другу решить проблему радикальным путем: умертвить Анну силами спецслужб двух стран. У Бауэра, однако, нашлось контрпредложение: не убивать, но доставить на о. Гельголанд, на котором специалисты Блэра ускоренным курсом превратят ее в верную последовательницу Фронта. Ход мыслей Вождя понравился англичанину, и решение было принято: вожди двух государств выпили за успех мероприятия и перешли к обсуждению кандидатур.

Тогда же авторы демонстрируют людей, на чьи плечи Бауэр и Блэр возложили столь ответственную задачу. Вождь немцев назвал Эрвина Крюгера - двухметрового, мускулистого и белокурого мужчину, знатока оружия, стойкого партийца и великолепно физически развитого бойца. Его фигура внушала невольную боязнь всем встречным, а спокойная рассудительность помогала направить эту потрясающую физическую мощь в нужное русло. В "активе" Эрвина на тот момент значались диверсии в Праге и арест чешской королевской семьи, так что агенту Бауэра такие операции были не в новинку. Гранд-протектор согласился направить "красную вдову" - девушку, сменившую множество имен, фамилий и прозвищ, а саму себя зовущую Джанет Редхарт. Фанатичная обожательница гранд-протектора, полностью лишенная других моральных ограничений, она использовала свою удивительную красоту в качестве надежного оружия ангсоца. Кроме искусства любовных утех, она виртуозно владела оружием и хорошо разбиралась в пытках - а ее подпольная работа позволила саботировать фортификацию франко-германской границы, равно как и принятие программы перевооружения флота. Эрвину и Джанет их вожди поручили ответственнейшее задание: доставить принцессу Анну живой на Гельголанд, и на щедрые обещания они не скупились. Крюгеру был обещан крупный земельный участок, а Джанет могла получить статус супруги самого гранд-протектора. Разумеется, каждый из них согласился выполнить задание и пообещал сработаться с напарником.

Следующая сцена переносит зрителя на другой конец Евразии - в Линкольн, где Сергей Марков докладывает монарху о плачевном положении Королевства французов, прогнозируя его скорое уничтожение. Карл I настаивает, что Гиперборея пока не готова прийти на помощь армией, и французы должны сдержать врага самостоятельно. Марков же убедительно доказывает неизбежность поражения Франции и советует Карлу I озаботиться сохранением под своим контролем французских колоний, разбросанных по всему миру. Гиперборейцы действительно пришли к выводу, который предсказывал Эрих Бауэр: контроль над французами гиперборейцам должна принести молодая принцесса Анна, которую надлежит тем или иным способом "спасти" из Королевства. Тогда же Карл I решает, что такое поручение может быть дано только небольшому отряду, способному выполнить задачу, но при этом оставляющим пространство для политического маневра. Монарх поручает Маркову и "людям из разведки" подобрать двух подходящих для этого задания человек.

Наконец, зрителей знакомят с главными героями, теми самыми "людьми царя", которым и поручена почетная миссия по спасению принцессы Анны. Речь идет о двух молодых офицерах, отобранных специально для столь деликатного и ответственного задания. Первым счастливчиком стал Георгий Никитин, кадровый военный, отличающийся феноменальной памятью, высоким интеллектом и дерзостью: он привык действовать по-своему, добиваться лучших результатов за счет инициативы и скорости мышления. Его одаренность компенсировала недостаточное уважение к букве устава, делая его превосходным полевым агентом. Его напарником стал Дональд Спрингфилд - некогда авантюрист, согласившийся работой на страну искупить некоторые... сомнительные моменты биографии. Он обладал теми знаниями, которым у порядочного военного нечего делать в голове: взлом, угон, карманничество, способность заговорить самого черта и дьявольское обаяние - все это помогало ему "проползти" там, где не было возможно пройти лихой атакой вперед. Оба молодых человека отличались превосходными физическими данными и прошли через все дополнительные тренировки; демонстрировали хорошие результаты в самообороне и владении оружием, могли сойти за своего для француза, немца, англичанина... Возможно, им не хватало практики: но в условиях экстраординарных, уникальных, командование решило поставить на молодость и инициативу.

Инструктаж героям - а точнее, короткий брифинг, помогающий зрителю войти в курс дела - проводят в самолете, приближающемся к Франции со стороны Ирландии. Неназванный и настолько "серый" насколько возможно офицер-связной сообщает следующее: в последний раз Анну Французскую видели в Париже, всего лишь пару дней назад. Она находилась на квартире знаменитого среди "определенных кругов художника по натуре" Натаниэля Зильбера, с которым принцесса подозрительно часто общается последнее время. Зильбер проживает в центре Парижа и пользуется славой затворника, общающегося "в живую" только со своими моделями. Учитывая негативную обстановку в королевской семье, разведка Гипербореи предположила, что Анна либо у него, либо делится с ним своими планами по поиску убежища. Там же герои получают поддельные паспорта, одежду и оружие - два миниатюрных пистолета и пару ножей - инструментарий, выданный в руки Дональду и, наконец, фотографию цели. Офицер напомнил им, что их цель не просто доставить Анну в безопасное место, но при этом не озлобить ее против спасителей. Следовательно, герои должны соблюдать такт и воспитанность по мере возможного, оставить приятное впечатление; наконец, саму доставку надо было осуществить через пять дней в район около Бреста, где будет ждать подводная лодка. За выполнение задания Никитину сулили повышение по службе и награды, Дональду - полное прощение грехов и крупную денежную сумму.

Джим и Георгий оказались во Франции 12 июня, когда мажордом Петен повелел армии перейти в контрнаступление и отбросить врагов Генриха V за границу. О политической ситуации сообщают два характерных источника: патриотические и верноподданнические плакаты на стенах домов, проповедующие необходимость объединиться всем народом и отстоять королевскую честь - и тот факт, что эти плакаты в массе своей были изуродованы: черной или красной краской перечеркнуты, добавлены издевательские надписи, просто разорваны. Об отсутствии энтузиазма у населения так же ярко говорят краем уха подслушанные разговоры, в которых горожане хвалятся "откосом" от армии или сетуют на выросшие бытовые неудобства. Однако тратить время на изучение провинциальных достопримечательств нет: нужно спасать принцессу, следовательно, нужно как можно скорее попасть во французскую столицу. И хотя Спрингфилд предлагал просто экспроприировать первую понравившуюся машину, его напарник решил пойти другим путем: на дороге им удалось остановить водителя помоложе, направлявшегося в Париж, и незначительная сумма убедила его и взять попутчиков, и вдавить педаль газа как только можно. Как Георгий объяснил Дональду, пропажа автомобиля в маленьком городишке точно станет сенсацией и побудит полицию на действия: а им незачем привлекать лишнее внимание со стороны властей Франции, учитывая сомнительность задуманного предприятия.

В Париже герои удивляются полному несоответствию между ожиданием и реальностью. Противник приближался к столице Королевства если не каждый час, то каждый день, причем его продвижение еще не удалось даже замедлить, не то чтобы остановить - и, тем не менее, Париж жил своей привычной жизнью. Въезд был осуществлен в вечернее время, но на улицах не было вооруженных патрулей или милиции; нигде не строились баррикады, а в ресторанах, кабаре и дешевых притонах ярко пылали огни. По улицам и бульварам фланировали беспечные и счастливые гуляки, целые веселые компании, распевавшие похабные и скабрезные частушки и песенки - словом, весь город словно отрицал реальность. Расплатившись с водителем, они направились на квартиру Зильбера, регулярно осматриваясь и пытаясь найти что-либо подозрительное. До самой квартиры еврейского художника им удалось добраться без проблем, а вот у его двери Дональд и Георгий были вынуждены остановиться. Нелюдимость Натаниэля в парижской богеме вошла в поговорку: внутрь дома он пускал только самых надежных клиентов, и то они далее прихожей не шли; к "алтарю" дома он подпускал только натурщиц. Раньше времени переходить к силовым методам тоже не хотелось... Здесь инициативу взял на себя Спрингфилд: решительно постучавшись к хозяину, он представился агентом "крупного бизнесмена", желающим договориться о серии портретов его жены. После недолгого молчания, дверь пред героями распахнулась, и скандальный портретист пригласил "молодых людей" войти в его приемную, для обсуждения деталей.

Квартира Зильбера показалась героям настоящим манифестом сюрреализма в данный момент. Там, за дверью, в холодном и жестоком внешнем мире, шла война, гибли тысячи французов, рвались крупнокалиберные снаряды и мчались в бой танки... Но здесь немолодой художник изолировался от него, полностью погрузившись в творчество и созидание. Вся обстановка дома располагала к уединению и покою: здесь были удивительно чудесные диваны и кресла, великолепные портреты соблазнительных женщин, полностью демонстрирующие не только вкус хозяина, но и его профессиональную пригодность. Здесь были картины, запечатлевшие красоту женщин всех рас и социальных статусов, объединенные мастерством исполнения и откровенностью. Подкованность и сообразительность Натаниэль демонстрирует, как только предлагает Дональду назвать, о любовнице какого бизнесмена идет речь - с гордостью мужчина говорит, что с годами научился понимать в таких вопросах, и бизнесмен сам придет говорить о портрете любимой жены, а вот изображение любовницы он доверит обсудить агенту. Но и Спрингфилд не промах: изобразив жестом пересчитывание долларов, он ответил, что "имя нанимателя слишком хорошо известно, чтоб быть названным", тем самым убедив Зильбера выслушать "нанимателя". Покупая другу время осмотреться, Дональд пустился в описание желаемого портрета, очевидно, изображая свои собственные фантазии, причем делая это с чувством и жаром, полностью покорившими мастера и завладевшими его вниманием.

Пока шли переговоры, Георгий прислушивался и огляделся: портрета принцессы Анны не было нигде, но и из глуби дома не исходило ни звука.. Однако ему удалось подметить несколько деталей, которые и выдали хозяина дома. Во-первых, на одежде художника, хоть и не на самых заметных местах, были свежие пятна краски, в силу рассеянности им самим незамеченные. Он догадался снять фартук, но следы совсем недавней работы были заметны на штанинах, Замешательство перед пуском в дверь потенциальных клиентов тоже можно трактовать по-разному; наконец, тишина в доме была чрезмерной. Старый мастер жил с экономкой, но, работая, он выставлял ее за порог - и никаких следов ее пребывания в доме сейчас не было, хотя она могла бы и не скрываться от простых посетителей. Разведке РАШ было известно, что мастер обычно работает в одно время над одним детищем, а его состояние было более чем нормальным. Проанализировав все это, Георгий дал условный знак Дональду, выражая полную уверенность. Он решил, что искомая ими женщина может здесь находиться; желая убедиться в этом, Спрингфилд полез в карман за фотографией Анны, желая проверить реакцию художника, явно не имевшего возможности подготовиться к такому трюку..

Неожиданно раздался стук в дверь. Зильбер с явным нежеланием оторвался от удобного кресла, но преобразился, как только услышал из-за двери робкий и нежный женский голосок, просивший подаяние. Художник раскрыл глазок и увидел маленькую нищенку с рыжими волосами, дрожащую и униженно просящую пару франков. Она, очевидно, совсем недавно начала свое падение: ее лицо все еще было красиво, хоть затравленные зеленые глаза и Глаза Зильбера загорелись: он понял, что стоит перед уникальным творческим шансом - не просто запечатлить красоту упадка, но создать шедевр, демонстрирующий наглядно равную красоту высот и низов французского общества. В порыве истинного вдохновения он позабыл про выгодный контракт от "гиперборейского бизнесмена" : Натаниэль открыл дверь и пригласил ночную гостью войти, обещая о ней позаботиться "за небольшую услугу с вашей стороны".

Первые несколько секунд Георгий и Дональд слышали голос еврея-художника, но тут он внезапно смолк. Герои моментально поднялись с мест и направились - нет, не к двери, посмотреть, что там с хозяином, а внутрь, в дом. Ворвавшись в мастерскую, гиперборейцы увидели то, что искали... Даже больше, чем искали. Принцесса Анна действительно была там, одетая в одну-единственную прозрачную сорочку и возлежащая на богато украшенной кровати с блаженным выражением лица, что моментально улетучилось, когда она увидела двух незнакомых и молодых мужчин. Ее громкий испуганный крик выдал все с головой: слышны громкие шаги нескольких пар ног, приближающихся к мастерской. Никитин запер входную дверь на засов и сам навалился на нее; Дональд подлетел к Анне, желая подготовить ту к "спасению". В ту секунду, когда Спрингфилд наложил на лицо принцессы тряпку , на дверь обрушился чудовищной силы удар. Не ожидавший подобной мощи от девчонки с таким-то голоском, находясь под впечатлением от силушки, Георгий громко и на родном языке выругался; очевидно, по ту сторону двери этого не ожидали, поскольку второй удар не последовал незамедлительно. Но даже с замешкой, несчастная дверь Напарник Никитина заметил второй выход и, взвалив принцессу на плечо, дал сигнал убегать: но, когда беглецы уже достигли второго выхода, первая дверь с шумом вылетела - и тогда агенты Линкольна впервые увидели своих антагонистов: мелкую "нищенку" и стоявший рядом с ней огромный шкаф, причем лица обоих были искажены чистой ненавистью и яростной злобой.

Началась погоня по дому, в ходе которой одни герои пытались найти отсюда выход, а другие - их нагнать. Тот факт, что за спиной Спрингфилда висела французская принцесса, спасал гиперборейцев от пистолетных выстрелов сзади , но и сами они не могли рисковать, вступая в перестрелку: приходилось бежать. Благо коридоры в доме Зильбера оказались широкими и заполненными самыми разными предметами: так, убегая, Никитин перевернул стол с дорогущим фарфором, а Спрингфилд смог метнуть назад подсвечник. Словом, превосходная утопия богатого эскаписта превратилась в руины и мусор за считанные минуты. Однако преследователи с завидной ловкостью уклонялись от препятствий, а "нищенка", развивая превосходную беговую скорость, уже начала сближаться с двигающимся в арьергарде Георгием; им требовалось срочно придумать что-то... И тогда Георгий решается пойти на риск: заранее приметив превосходную тарелку из серебра, он в один момент захватил ее, развернулся и смог ударить ею уже подлетевшую было Редхарт по голове: британская шпионка выпустила из руки нож и упала, после чего гиперборейцы продолжили свой путь. Выигрыш нескольких секунд позволил им добраться до двери, выходившей во двор - и они туда нырнули.

Герои и спасаемая ими принцесса оказались во дворе дома, и тогда глаза гиперборейцев упали на стоявший рядом автомобиль, казавшийся им верным билетом отсюда. Дональд и его верный саквояж оказались у дверцы "Рено", полуголую принцессу прислонили к машине, а Никитин снова занял позицию у двери здания. Да, рыжая бестия угомонилась, но за ними все еще бежал тот огромный бугай: и действительно, знакомый Никитину сокрушительный удар не заставил себя долго ждать. Тут дверь была покрепче, но подобную силу и она не могла выдержать долгое время: уже взявший себя в руки Георгий на французском торопил напарника, которому, на счастье, попался знакомый замок. Прыгнув в "Рено", Дональд дал газу - и машина рванула вперед, унося в ночь двух шпионов и одну плененную принцессу. Но Эрвин Крюгер успел запомнить номера на автомобиле, после чего он вернулся к напарнице, уже отошедшей от внезапного шока. Бойцы реваншистов проиграли в первой схватке, но совершенно не собирались сдаваться.

В свое время Спрингфилд был уличным гонщиком - хвалится он, разгоняя машину до невиданных Никитиным прежде скоростей. Полная деморализация парижской полиции и всеобщее наплевательство на обязанности - как это объяснили герои друг другу - помогли "Рено" вырваться из городской черты, где пришлось сделать остановку. События последнего часа измотали героев, и у них было о чем подумать. Во-первых, им было очевидно, что неожиданная и жестокая встреча в доме Зильбера уж точно не была случайностью: те двое знали, что идут за принцессой Анной; и, судя по продемонстрированным ими способностям, они явно не принадлежали к криминальному миру Парижа. Следовательно, сделал вывод Спрингфилд, они имеют дело с агентами Британии и Германии: сам факт наличия равных конкурентов уже усложнял задачу. Во-вторых, пока Георгий и Дональд притворялись, убегали и угоняли машины, в большом мире успело произойти событие: Красная Британия напала на северное побережье, и ее флот установил блокаду побережья Франции. Эвакуация драгоценной гостьи прежним маршрутом едва ли была возможной. Наконец, совсем скоро должна была проснуться спасенная ими принцесса Анна - и видит Бог, не так напарники представляли себе свое знакомство. Блестящая импровизация этой ночью спасла три жизни, но оставила "спасителей" в крайне затруднительном положении. Его суммировал Спрингфилд: "на хвосте двое профи-убийц, на заднем сидении похищенная и голая принцесса, а плана нет".

Пока герои решали вопрос о дальнейшем маршруте, их антагонисты, расположившиеся в парижском отеле, пытались предугадать дальнейшие действия гиперборейцев - в принадлежности соперников у них не было сомнений. Крюгер предложил район Бретани, но Редхарт усомнилась: флот Освобождения занял полуостров и патрулирует его берега, поэтому туда их враги не сунутся со своим ценным грузом. В таком случае, констатировал Эрвин, им необходимо обратиться к другим агентам Гипербореи, выйти на связь с кураторами и запросить дальнейших распоряжений. Не имевшие возможности вмешаться в эти переговоры, антагонисты решили продумать возможные для врага планы отхода. Крюгер заметил, что раз гиперборейцы нуждаются в сотрудничестве принцессы, то она должна быть доставлена ими во французские колонии, которые, возможно, продолжут сопротивляться и после падения метрополии. Ближайшая такая колония - Алжир; следовательно, продолжила Джанет, им нужно отправляться на южное побережье. Там она обещала подключить свои связи: загадочно улыбаясь, Редхарт пообещала коллеге "армию помощников": сцена завершается ворчанием Эрвина насчет морального облика коллеги и ее довольным хихиканьем.

Пока Георгий Никитин искал указанного ему в свое время связного, Дональд Спрингфилд имел честь поприветствовать очнувшуюся от сна принцессу Анну. Ему удалось разжиться дамским бельем, простым синим платьем и, главное, шляпой с черной вуалью. Сперва Дональд собирался оставить принцессу наедине с ее одеждой, но та изъявила желание как можно скорее услышать подробности, одновременно начав переодеваться без тени стеснения. Ухмыльнувшийся Спрингфилд охотно ввел спасенную в курс дела: ночью на квартиру Зильбера напали агенты Британии и Германии с целью или убить, или похитить принцессу Орлеанского дома. Только гиперборейской разведке удалось узнать об этом и спасти Анну из рук злодеев - пока Дональд говорит, у Анны на лице видна вся боль от его простонародного французского и развязных манер. Заметив это, герой моментально перешел к делу: он предложил Анне последовать за ним к спасению и французской короне, или остаться в Париже и встретить неприятную судьбу. Упоминание короны понравилось принцессе, она после недолгих, скорее формальных, споров согласилась остаться со Спрингфилдом, хоть и не постаралась скрыть своего презрения.

Антагонистам было назначено свидание с Пьером Дангларом, старым знакомым Джанет Редхарт и видным активистом партии Дорио, в весьма посредственном кабаре. Эрвин и Джанет расположились за столом в углу и пытались услышать самих себя в царящем гвалте; Данглар был любителем всего пошлого и низкого, так что он себе не изменял. Вульгарно размалеванные сверх всякой меры, и очаровательно раздетые "дамы", дескать приятный полумрак, красный свет и похабная претензия на роскошь - всё это неприятно давило на сознание, поражая как наглостью, так и неуместностью. Аристократу духа Эрвину подобные места претили, "красной вдове" подобное отсутствие элементарного вкуса казалось просто невозможным. И без того "своеобразная" обстановка портилась тем неудачным совпадением, что именно здесь и сегодня гуляла шумная и откровенно сомнительная компания из десятка молодых и хорошо выглядящих французов, которых явно родители укрыли от призыва. И теперь, по такому благородному и достойному поводу, они напивались вдрызг, наедались и "веселились" - это замечание делают антагонисты, коих такое поведение недалеко от себя только злит. Крюгеру пребывание здесь претило, оба не отошли от своего поражения - словом, нервы были натянуты в тонкую струнку, готовую порваться. Наконец-то прибыл Данглар, по громкому требованию Крюгера моментально перешедший к делу. Знакомым Пьера действительно удалось отследить движение нужного автомобиля, сам он подготовил агентам Фронта машину, организовал запасные и расставил дозорных, предложил им возможные гостиницы и квартиры, на которых враги скорее всего остановятся - словом, действительно привлек все, чего от него хотела Джанет.

Тогда происходит самая страшная ошибка в жизни компании рантье, собравшихся здесь. Явный заводила компании приблизился к столику Редхарт и Крюгера, настойчиво и развязно приглашая Джанет присоединиться к ним. Прямая и резкая грубость Эрвина не образумила французского паренька, моментально повысившего голос и накричавшего на немца, угрожая тому отцом и судами. Хорошо понимая опасность ситуации, Данглар поспешно удалился, вызвав смех у наглой компании; агенты Фронта же попытались встать и выйти из кабаре, как здесь упомянутый заводила, окончательно потеряв страх, ухватился за ягодицу Редхарт. Последовала сильная затрещина от Крюгера, после которой задира упал на пол, а Редхарт призвала его друзей одуматься. Однако французы в гневе ухватились за столовые приборы и ножи, а кто-то даже потянулся в карман. Джанет и Эрвин бросили друг на друга взгляд - гигантский громила за два метра и хрупкая девчонка меньше ста семидесяти сантиметров - и они друг друга идеально поняли. В несколько минут агенты Фронта устроили потрясающий погром, без использования оружия перебив 12 человек; если Джанет пыталась использовать врага против него самого и ловчить, то Эрвин активно применял грубую, но ничуть не менее эффективную силу мышц. Даже трезвые гости не имели никакого шанса на выживание, не говоря уж о пьяных:

Пока Эрвин и Джанет разносили вражескую собственность, гиперборейцы получили именно тот приказ, который предсказал Крюгер - доставить принцессу Анну в Алжир в целости и сохранности. От использования самолета пришлось отказаться в силу чрезвычайной опасности такого плана; следовательно, остается только пробраться на юг Франции, где найти или встретить корабль, после чего направиться в Африку. Принцесса подтвердила свое желание быть спасенной, но при этом громко требовала учитывать ее мнение во всех вопросах, поставленных перед группой судьбой. В ультимативной форме она потребовала уважать свои права и нужды: ее пожелание было созвучно приказам, полученным героями от начальства. Никитин и Спрингфилд с ощутимым сожалением согласились считаться с интересами спасаемой, которая их и изложила: она хотела остановиться в фешенебельном отеле и тонко поужинать, хотя и соглашалась, с грустью, на ускоренное передвижение.

В неназванном городе, лежащем ближе к югу Франции, Георгий Никитин, Дональд Спрингфилд и Анна Французская прибывают в указанное ей место. Темнело, и герои становились гораздо более нервными: прошлая ночь чуть ли не стоила им жизней и задания, и

История создания

Реакция

Скандалы во Франции

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.