ФЭНДОМ


237372Над статьёй ведётся работа.
Данная статья написана не полностью, в ней мало информации, фактов, изображений. Через некоторое время она обязательно будет дополнена.
ПРИМЕЧАНИЕ:

статья будет радикально переписана, так как не соответствует новой выбранной линии мира "Новый Союз".

Августовский путч
Основной конфликт: Распад СССР и формирование СНГ
August coup
Танки на Красной площади
Дата

7-9 августа 1991 года

Место

Москва, СССР

Причина

двойной заговор консервативных и реформаторских сил КПСС с разными целями: для первых - попытка остановить распад СССР и не допустить новый Союзный Договор, для вторых - дискредитация консервативного крыла КПСС и формирование нового Союза

Итог

общее поражение обеих враждующих группировок; углубление дезинтеграции СССР, начало обособления России от дел Союза; срыв Ново-Огарёвского процесса; формирование нового умеренного правительства СССР, неподконтрольного Горбачёву; фактический развал советской государственности; начало формирования Союза Независимых Государств

Изменения

завершение парада суверенитетов и ликвидация советского строя; образование СНГ

Противники
Flag of the Soviet Union Чрезвычайный Комитет

Flag of the Soviet Union КГБ СССР

Flag of the Soviet Union МВД СССР

Flag of the Soviet Union Министерство обороны СССР

Flag of the Soviet Union Советская армия

Flag of the Soviet Union ВЦСПС

Flag of the Russian SFSR.svg Ленсовет (до 8 августа)

Flag of the Soviet Union консервативные круги КПСС и советской армии

Flag of the Soviet Union ЦК КПСС

Flag of the Russian SFSR.svg ЦК РКП

Flag of the Russian SFSR.svg Президент РСФСР

Flag of the Russian SFSR.svg Совет Министров РСФСР

Flag of the Russian SFSR.svg Верховный Совет РСФСР

Flag of the Soviet Union Верховный Совет СССР (с 9 августа)

Flag of the Russian SFSR.svg КГБ РСФСР

Flag of the Soviet Union МВД СССР

Flag of the Russian SFSR.svg МВД РСФСР

Flag of the Russian SFSR.svg Моссовет

Flag of the Russian SFSR.svg Ленсовет (с 8 августа)

Flag of the Soviet Union Советская армия (с 9 августа)

Flag of the Russian SFSR.svg Народ России

Командующие
Flag of the Soviet Union Владимир Крючков

Flag of the Soviet Union Борис Пуго

Flag of the Soviet Union Дмитрий Язов

Flag of the Soviet Union Валентин Павлов

Flag of the Soviet Union Геннадий Янаев

Flag of the Soviet Union Александр Щелканов

Flag of the Soviet Union Владислав Ачалов

Flag of the Soviet Union Валентин Варенников

Flag of the Soviet Union Станислав Гуренко

Flag of the Soviet Union Олег Шенин

Flag of the Soviet Union Вячеслав Кулагин

Flag of the Russian SFSR.svg Егор Лигачёв

Flag of the Russian SFSR.svg Николай Рыжков

Flag of the Russian SFSR.svg Григорий Явлинский

Flag of the Russian SFSR.svg Борис Ельцин

Flag of the Russian SFSR.svg Руслан Хасбулатов

Flag of the Soviet Union Анатолий Лукьянов

Flag of the Russian SFSR.svg Игорь Пирогов

Flag of the Russian SFSR.svg Филипп Бобков

Flag of the Russian SFSR.svg Вадим Бакатин

Flag of the Russian SFSR.svg Виктор Иваненко

Flag of the Russian SFSR.svg Виктор Баранников

Flag of the Russian SFSR.svg Гавриил Попов

Flag of the Russian SFSR.svg Николай Травкин

Flag of the Russian SFSR.svg Юрий Афанасьев

Flag of the Soviet Union Евгений Шапошников

Flag of the Soviet Union Александр Лебедь

Flag of the Soviet Union Павел Грачёв

Силы сторон
части Советской армии Московского ВО;

отдельные части МВД СССР, ОМОН; спецотряды КГБ СССР

спецотряд КГБ РСФСР;

отдельные части Советской армии, перешедшие на сторону руководства РСФСР; части МВД РСФСР

Потери
28 убитых, 202 раненных, повреждена боевая техника 31 убитый, 296 раненных
Августовский путч — одной из крупнейших событий в истории Советского Союза и России, имевшее место в поздний период Перестройки (1985-1991). Это событие по всем параметрам классифицируется как попытка государственного переворота, путч — потому что оказалась провальной. Именно этот путч считается последним фактором, послужившим невозможности сохранить Союз Советских Социалистических Республик как единое федеративное государство и предотвратить его распад на 15 отдельных независимых государств.

Историческое значение путча трудно переоценить, ведь он проходил в крайне неудачное для организаторов восстания время. Распалённая демократией и гласностью толпа не могла принять факт силового решения кризиса, видя в ней попытку возвращения к старому, восстановления тоталитарных порядков, низвергнутых и попранных перестроечными реформами. В настоящее время большинство людей склоняются именно к той точке зрения, что путчисты зря пошли на это дело, что организация его была крайне бездарной, а исполнители оказались нерешительны, чтобы применить по-настоящему грубые меры. Сторонники путча всегда утверждали, что он был направлен на сохранение государства, реалисты отвечали, что он лишь ускорил его распад. Но немногие догадываются о втором дне этого самого важного события 1991 года.

Августовский путч был выгоден двум сторонам одной войны: исполнителям, видевшим в нём способ сохранить СССР и прекратить внутренние конфликты через принуждение к миру, и сторонним организаторам, для которых поражение путча должно было ознаменовать ликвидацию тоталитарного строя и победу демократических сил, начало перехода к рыночной экономике.

По сей день многие не знают и то, что в путче были заинтересованы два наиболее важных политических деятеля того времени, — М. С. Горбачёв, Президент СССР, и В. Д. Кулагин, Генеральный секретарь ЦК КПСС. Оба они преследовали свои задачи, но, в любом случае, история показала, что путч сыграл на руку именно второму. Последствия этой попытки переворота легли в основу нового постсоветского мира, предопределили судьбу человечества на долгие годы вперёд.

Истоки конфликта

Военные

Чем дальше шёл процесс преобразований внутри страны — преобразований по большей части негативных, что сказывалось на всех слоях советского общества, на уровне социальной стабильности, обеспеченности, преступности, — тем яснее многим становилось, что без принятия некоторых жёстких мер дальнейшая судьба государства находится под жирным знаком вопроса. Каждый день ознаменовывал собой дальнейшую дезинтеграцию советских республик, местные элиты не желали делиться обретённой властью с союзным центром и крали деньги из бюджетов, крик немногих рациональных лидеров заглушался раскатами шума демонстраций и вооружённых конфликтов — в Грузии, в Азербайджане, в Молдове. Бушевали Прибалтика, Москва и Ленинград, требовавшие прекращения коммунистического строя.

Всё это понимали в высших кругах руководства, в Центральном Комитете Коммунистической Партии Советского Союза. Как никто другой это понимал и Вячеслав Кулагин, видевший своими глазами развал экономики, развал партии, развал страны. С марта 1990 года высшим постом в государстве был Президент Союза ССР, введённый Съездом народных депутатов СССР. Введение этой должности подразумевало создание условий для дальнейшей стабилизации положения дел внутри Союза, ведь эта должность была юридически оформлена, а её обладатель являлся легитимным главой государства с полномочиями главы советского правительства, главного арбитра и, что важнее всего, верховного главнокомандующего. Последнее давало право обладателю президентского поста командовать Вооружёнными Силами СССР, объявлять военное и чрезвычайное положение в отдельных регионах или во всём государстве, начинать контртеррористическую операцию, объявлять войну и заключать мир.

Горбачёв, торопясь со своими реформами, дал себе путь к отступлению: Президент Союза избирался Съездом, а не прямыми всенародными выборами. Это вызвало возмущение миллионов людей, надеявшихся обрести возможность напрямую участвовать в высшей государственной политике после долгих лет отсутствия демократии. Но на парламентской форме выборов главы государства настояли консерваторы и умеренные, включая и Кулагина, знавшего, что Горбачёва уж точно не изберут при нынешнем его антирейтинге, а вот Ельцина с его 82% уровнем известности и доверием на уровне 59% - быть может. И этого нельзя было допустить. Вместе с постом Президента СССР вводился дополнительный пост Вице-президента СССР в качестве помощника и советчика. На этот пост через два месяца после избрания Горбачёва был избран Вячеслав Кулагин. Последний, совмещая посты Вице-президента и генсека ЦК КПСС, был важен Михаилу Сергеевичу в такой трудный час. И Кулагин был готов помочь своему старому товарищу сделать всё, чтобы укрепить государство.

Ещё в ноябре 1990 года в Верховном Совете СССР, выступая с докладом о положении вещей, он констатировал полную деградацию государственных структур и настаивал на том, что введение чрезвычайного положения в некоторых регионах страны (Закавказье, Прибалтика, Молдова) будет радикальным, но единственно верным решением в сложившейся ситуации. Данное предложение было раскритиковано демократами и оппозицией, реформаторы предпочли также проголосовать против. Сам Горбачёв, поблагодарив Кулагина за доклад, отказался, мотивировав опасностью кровопролития.

Однако уже в январе 1991 года Горбачёв, нарушив ранее данные обещания не допускать мер недемократического характера, приказал внутренним войскам в Литве, Латвии и Эстонии предпринять действия по восстановлению конституционного строя, для чего отдельным группам было дано задание взять боем телебашни, горсоветы столиц и Верховные Советы республик, выступить с радиообращением к народам этих стран, по возможности арестовать глав республик. Кулагин всецело поддержал этот шаг Президента... и очень быстро разочаровался, когда всего через пять дней всё было отменено, войска отозваны, а Горбачёв заявил, что ничего такого не было, да и сам он не при чём. Кулагину стало ясно, что этот Президент будет протирать штаны, но ничего не сделает, чтобы восстановить порядок.

Второй раз о чрезвычайном положении Кулагин сказал на совещании Государственного Совета СССР в феврале 1991 года. Фактическое отделение Прибалтики после январского неудачного выступления, гуманитарная катастрофа в Карабахе, столкновения в Южной Осетии, Абхазии и Приднестровье с многотысячными жертвами никак нельзя было игнорировать. Кулагин, не спрашивая разрешения Горбачёва, приказал Президенту Молдовы Мирче Снегуру прекратить конфликт либо против него будут применены военные методы. И Снегур бы пошёл на попятную, если бы позже Горбачёв не дезавуировал слова Кулагина, сказав, что Вице-президент не является главнокомандующим, чтобы распоряжаться войсками СССР. Это только подлило масла в огонь: Председатель ВС Грузии Звиад Гамсахурдия официально заявил, что теперь можно не беспокоиться по поводу реакции Москвы на дальнейшие действия по "восстановлению мира и порядка в Юго-Осетинском и Абхазском районах".

Кулагин выступал с речами в Верховном Совете, требовал предпринять хоть что-нибудь, но каждый раз получал один и тот же ответ: "Занимайся партийной работой, а в государственные дела не лезь".

Экономические

Другой важной проблемой в тот период была экономическая реформа. Программа «500 дней», предложенная Г. А. Явлинским и С. С. Шаталиным ещё в середине 1990-ого года и подразумевавшая ускоренный переход Советского Союза на рыночный тип экономики в 500-дневный период при максимальном сохранении интеграции всех республик, была де-факто отвергнута и забыта. Самого Явлинского привлекли к работе в Кабинете Министров СССР, обещая дать пост Премьер-министра, но отношение к нему было видно: никому не были интересны его рациональные предложения и инициативы, из-за чего Григорий Алексеевич начал терять терпение и веру в то, что горбачёвское правительство вообще может сделать что-то для страны. В марте следующего года, под давлением обстоятельств и невозможности работать с недалёкими ставленниками Валентина Павлова, Явлинский добровольно ушёл в отставку, не забыл при этом выйти из КПСС и подать заявление о вступлении в недавно созданную Социал-Демократическую Партию России. Там были рады видеть такого важного человека и сразу же предложили пост вице-председателя.

2 июля 1991 года на внеочередных выборах в Съезд народных депутатов России победила "Красная коалиция" - союз Российской Коммунистической Партии и Социал-Демократической Партию России. Благодаря этой победе Президентом РСФСР стал важный агент Кулагина в среде российской оппозиции Николай Рыжков, а Явлинскому, который ждал возможности начать реализацию своих реформ, предложили стать Председателем Совета Министров России. Договорившись, коммунисты и социал-демократы положили начало разработке новой экономической программы, предусматривавшей постепенный переход России на рыночные рельсы.

В то же время дела СССР обстояли всё хуже и хуже. После ухода Явлинского из всесоюзной политике уже не осталось никаких альтернатив его программе; всю работу возложили на команду Павлова, чьей единственной крупной реформой за весь 1991 год стало изъятие 50- и 100-рублёвых купюр из оборота, объяснив необходимостью борьбы с мошенничеством. Но это лишь ухудшило обеднение населения.

Формально продолжал существование Комитет по экономической реформе, чьим лидером так и оставался Вячеслав Кулагин, но к голосам комитета уже три года как не прислушивались, обвиняя в излишней либеральности и недальновидности. Здравым идеям комитета противилась значительная часть членов ЦК КПСС и немалая доля депутатов Съезда народных депутатов СССР, сторонников горбачёвской политики, а проще говоря линии на самоуничтожение.

Борьба с консервативным крылом КПСС стала важной задачей для Генерального секретаря, но борьба эта проходила медленно: обладая авторитетом в среде умеренных и реформаторов, он был совсем непопулярен среди консерваторов и радикалов, считавших Кулагина пособником развала СССР (что, конечно, было неправдой, ибо тот хотел сохранить страну). Поэтому любые внутренние изменения проходили с боем: каждый раз приходилось мобилизовывать всю силу умеренно-реформаторского блока Компартии, причём движущей силой здесь были российские коммунисты, которым страшно осточертел союзный центр, высасывавший из страны миллионы рублей на дотации неразвитым соседям, и которых раздражали консерваторы, уповавшие на некую эффективность и прогрессивность плановой экономики и полуразвалившуюся систему колхозов.

Торможение реформ раздражало Кулагина, делало невозможным нормальную работу Совета Министров РСФСР, так как не все из представителей власти на местах были готовы к происходящим переменам. В рамках СССР дело обстояло ещё хуже: республики, фактически отколовшиеся от союзного государства, не вели вообще никаких действий по экономическим преобразованиям, никак не способствовали интеграции, тянули одеяло на себя, разрывая и без того ослабшие производственные цепочки, подрывая общее благосостояние Союза.

N.i. rijkov 1995

Николай Рыжков, 1-ый Президент РФ (1991-1996)

После избрания Рыжкова руководителем России и начала переговоров с Явлинским по формированию Кабинета, Кулагин стал задумываться о том, как в будущем избежать новых негативных сценариев. 8 июля 1991 года в Кремле между Кулагиным, Рыжковым, Игорем Пироговым (Председателем КГБ РСФСР) и ещё тремя людьми из ЦК РКП состоялся приватный разговор, в котором обсуждались насущные проблемы СССР. Рыжков впоследствии вспоминал, что основную тему общих порицаний занимали консервативные члены КПСС, тормозившие реформы. Но он никогда под страхом смерти даже не сказал бы то, что могло стоить карьеры и жизни ему лично и другим членам тогдашнего обсуждения. В том разговоре Пироговым и была предложена идея радикального решения вопроса: организация чисток в стиле сталинских репрессий. Эта идейка вызвала возмущение у остальных, кроме Кулагина, который задумался над тем, что пока они ничего не предпринимают, консервативное крыло продолжает существовать и торпедировать любые позитивные преобразования в государстве, всячески мешает переменам.

Была у Кулагина уверенность и в другом. Зная всю подноготную работы Коммунистической Партии Советского Союза, он знал и логику коммунистов всех мастей. Кому как не ему было понятно, что многие из этих консерваторов люди совсем не идейные, а многие и абсолютно безыдейные, номенклатурщики и бюрократы, работающие за зарплату и пользующиеся своей властью для бахвальства, для демонстрации своего превосходства над всем остальным советским народом. Эта вот сторона КПСС никогда не нравилась Вячеславу Дмитриевичу, но именно с ней ему приходилось проводить большую часть времени: революционный костяк партии давно изжил себя, выродился, закаменел и теперь казался архаикой.

Лигачев

Егор Лигачёв, Первый секретарь ЦК РКП (1989-2010)

Напротив же молодые реформаторы сплотились вокруг РКП, открыто заявившей о своём противостоянии с союзным руководством и Центральным Комитетом КПСС. От открытого столкновения двух компартий их разъединяла лишь фигура Егора Лигачёва, умевшего убеждать людей переводить все свои усилия в русло созидательного труда, а не на разрушение. За это Кулагин и уважал Лигачёва: старый трудяга всегда боролся за моральное очищение партии и народа, за торжество трезвого и честного взгляда на жизнь, за людское благосостояние. Когда Горбачёв запретил дублировать функции Секретариата и Политбюро в 1988 году, он нанёс по лучшим кадрам КПСС и лично по Лигачёву, - последним в этой партии, кто ещё продолжал работать честно. Потому Егор Кузьмич и решил уйти в оппозицию, возглавив Российскую Компартию. Под его руководством из неё были изгнаны свыше трёхсот тысяч человек — бездельников, тунеядцев, бездарностей, приспособленцев. Была развязана кампания за укрепление внутрипартийного единства: теперь, когда костяком партии стали реформаторы, желавшие модернизации советскому строю, она могла стать проводником преобразований не только для РСФСР, но и для всего Советского Союза.

Подмога была и со стороны КГБ РСФСР. Спецслужба России, возрождённая 8 мая 1990 года, за год сумела стать настоящим оплотом сопротивления центру внутри системы органов безопасности СССР. Глава российского Комитета Игорь Пирогов реорганизовал и укрепил службу, довёл число её сотрудников до двадцати тысяч, переманив туда многих людей из КГБ СССР, потерявших веру в Горбачёва, Партию и Союз. В подчинение КГБ России оказались даже целая дюжина высококлассных специалистов, из которых был сформирован отряд "Браво". А главой отдела контрразведки был назначен человек-легенда Филипп Бобков. Старый чекист, отслуживший Родине 45 лет, согласился вернуться в ряды возрождённого российского КГБ, убеждённый, что политика Горбачёва не сегодня, так завтра убьёт страну. Комитет государственной безопасности Российской СФСР юридически был подотчётен Верховному Совету России и тогдашнему его главе Борису Ельцину, но по факту отвечал перед главой КПСС Кулагиным, а по избрании Николаем Ивановичем Рыжкова Президентом - стал отвечать перед Рыжковым.

Как бы то ни было, одних РКП и КГБ РСФСР было достаточно, чтобы управлять Россией, но слишком мало, чтобы взять под контроль ситуацию в СССР. Кулагин уже не контролировал ни Коммунистическую Партию Украины, ни какую-либо ещё; уж тем более он не был на одной ноге ни с Крючковым, ни с Пуго. Если первые секретари компартий лишь отчитывались о своей бессмысленной работе, то реальную власть уже держали избранные Верховным Советами президенты или председатели, а они подчинялись непосредственно Горбачёву, но благодаря декларациям о суверенитете, местная власть полностью принадлежала местным же товарищам, а Горбачёв в угоду примирению и «демократической суверенизации субъектов Федерации» предпочитал вообще никак не решать конфликт между союзным центром и центрами республик. В стране царило не двоевластие, а ещё хуже: КПСС, Президент СССР, Президент РСФСР и главы союзных республик… По сути дела, СССР уже был полностью децентрализованной и недееспособной конфедерацией, до развала не хватало некоторых финальных штрихов, которые положили бы конец этому театру абсурда. Силовые структуры - КГБ СССР и МВД СССР - видели ситуацию, но, ожидая указаний свыше, ничего не предпринимали сами.

Пути к решению

Так вот Кулагин, распустив своё тайное собрание, остался думать над тем, как продолжать работу. С одной стороны был новый Союзный Договор, утверждённый 25 июня и выставленный на подписание с 8 августа. Этим договором формировался Союз Советских Суверенных Республик, мягкая федерация с широкими правами субъектов. Монополия КПСС упразднялась полностью: как можно было сделать вывод из некоторых сообщений КГБ РСФСР, после подписания и заверения нового договора Горбачёв собирается открыть уголовное дело против КПСС и ликвидировать партию, чтобы остаться единственным центром силы на уровне Союза.

Это крайне не нравилось Кулагину. Коммунистическая Партия Советского Союза была важным стержнем советского общества, «умом, честью и совестью» советского народа. Большинство союзных и союзно-республиканских деятелей были членами КПСС долгие годы, на них держалась монополия КПСС на власть даже после отмены 6-ой статьи II Съездом народных депутатов в марте 1990-ого. Теперь же, когда власть будет поделена и распределена между республиками по принципу, как-то высказанному Ельциным «Бери столько независимости, сколько сможешь поднять», за Горбачёвым останутся самые «королевские» полномочия: внешняя политика, формальное руководство армией, подписывание законов, обращения к нации.

Кулагин не врал себе: он и сам хотел стать Президентом Советского Союза. Но ему для этого не хватало всенародной известности, как и политической тяжеловесности: у Горбачёва был богатый опыт интриг, у Кулагина — годы честной работы на благо Родины. У Кулагина был план реформ, который они начали обговаривать с Рыжковым ещё с февраля, а теперь, когда к делу подключился Явлинский, появились надежды на постепенное реформирование всей загнившей системы по методу четырёх шагов — с 1 января 1992 по 1 июня 1996, понемногу откручивая гайки, приватизируя госсобственность, создавая привлекательные условия для иностранного капитала и расширяя трудовую самостоятельность населения. Но именно здесь плану не хватало единства мнений среди правящей элиты.

Шенин олег

Олег Шенин, кандидат в лидеры консервативных сил КПСС

Так что с другой стороны была перспектива вновь оказаться под консервативным правлением. Если первый вариант был крайне невыгоден Кулагину как главе партии и потенциальной жертве будущих репрессий, то второй вариант был вообще преступен, поскольку шёл против интересов миллионов граждан СССР, нищающих с каждым днём. Плановая экономика не справилась, и путь к рынку был единственной дорогой, которая помогла бы прекратить навсегда Холодную войну и примирить советское общество, раскрепостить его и завершить историю тоталитарного режима. Консервативные силы КПСС опирались на своего кандидата — Олега Шенина, секретаря ЦК КПСС и видного противника Перестройки. Конечно, приход его к власти являлся невозможным в силу здоровых обстоятельств: Кулагин сам пост не отдаст, а созвать Съезд партии для перевыборов генсека не позволит Центральный Комитет. Но это не гарантировало, что Кулагину удастся удержаться на своём месте до следующего съезда в 1995 году. И это никоим образом не давало гарантий сохранению государственного единства Союза Советских Социалистических Республик.

Выход из этой ситуации был один: либо реформаторы уничтожат консерваторов сейчас, либо они уничтожат реформаторов завтра. Вопрос: как избавиться от консерваторов?

Вячеслав Кулагин обдумал десятки вариантов, но так и не пришёл к единому выводу. Тогда ему пришлось заново созывать своё малое совещание. Рыжков и Пирогов явились 10 июля рано утром, и разговор начался сразу с вопроса генсека: «Как нам ликвидировать консерваторов?».

В итоге все трое сошлись на двух вариантах действий. Первый — антикоррупционная кампания, в ходе которой из рядов КПСС под видом борьбы с воровством будет вычищено достаточное количество закостенелых приспособленцев и «стариков». Этот вариант требовал значительного свободного времени (не менее одного-двух лет) и был чреват неудобными последствиями для самих организаторов, ведь консерваторы не дураки и поймут, что дело катится против них.

Второй вариант был куда изощрённее, сложнее и опаснее, но он позволял быстро ликвидировать угрозу антиреформаторского переворота в СССР на долгие годы вперёд, полностью расчищал дорогу перестроечным силам и сторонникам рыночного курса. Этот путь — крупная подставная акция, виновниками которых должны быть выставлены консервативные круги КПСС. И даже образ этой акции был придумал — попытка государственного переворота.

Демонстрации 1991

Массовые демонстрации в Москве с требованиями отставки Горбачёва

Предпосылки к такому исходу событий сложились уже очень давно. Как было сказано, консерваторы теряли своё положение патрициев в государстве плебеев и могли быть выброшены на улицу также, как это делали со всеми старыми и изжившими себя идеями. Недовольство зрело, росло и недовольство граждан нищетой и падением уровня народного благосостояния, так что поддержать консервативный переворот в КПСС вполне было кому. Это не касается Москвы, где большинство людей ещё могли себе позволить жить по-человечески и были крайне агрессивно настроены против коммунизма, требуя ликвидации власти КПСС. На них-то и следовало опереться при проведении акции. По предложению Рыжкова эта операция была названа «Взрыв», поскольку должна была вызвать широкий общественный резонанс, создать, вполне вероятно, предреволюционную ситуацию, в которой громадные массы людей могли бы выйти на улицы, требуя соблюдения демократии, а реформаторы, используя народные толпы по телевидению как доказательство своей правоты, организуют кампанию травли консерваторов, выведут из состава Центрального Комитета большинство, если не всех, номенклатурщиков, заменив их своими людьми; быть может, даже придётся провести новый съезд. По стране также пройдёт волна «культурной революции», в ходе которой из местных парткомов будут вычищены тысячи секретарей старой закалки, а на их место пришлют мыслящих по-новому сторонников генеральной линии, пособников построения рынка.

Кулагин, Рыжков и Пирогов остановились на втором варианте. Ждать реального взрыва оставалось весьма недолго, и дав консерваторам высвободить свой гнев, они могли реально закончить внутрипартийный переворот и превратить обновлённую КПСС в ту силу, из которой будут исходить все дальнейшие реформы государственной и экономической сфер Советского государства. С такими мыслями Кулагин и Рыжков приступили к организации путча.

Организация путча

Зная, что до подписания нового Союзного Договора осталось крайне мало времени, Кулагин сразу приступил к действиям, посвятив в план всего лишь шесть человек (включая Рыжкова). Всем им была поставлена задача руководствоваться законом на момент начала переворота, так как осуществлять всё должны были исключительно представители консервативных кругов. Своё объединение они условно нарекли Малым Кругом.

Kryuchkov

В. А. Крючков

Из данных КГБ России, Малый Круг узнал, что в марте этого года на встрече в Кремле Горбачёвым была поставлена задача перед группой своих ставленников держать ситуацию под контролем в подчинённых им структурах. В горбачёвское окружение входили следующие лица: Владимир Крючков, Председатель КГБ СССР, Борис Пуго, министр внутренних дел СССР, Дмитрий Язов, министр обороны СССР, и Валентин Павлов, Премьер-министр СССР. Официально они не формировали ничего, не принимали документов, хотя, опять же по данным КГБ, они решили использовать определение "Чрезвычайный Комитет", поскольку то, что они обсуждали у себя - это введение чрезвычайного положения на части территории страны. За последний год внутренняя секретность главной спецслужбы Страны Советов очень сильно сдала, и теперь новообразованная КГБ РСФСР имела доступ ко многим их данным, в том числе к секретным объектам, проектам специальных вооружений, архивам ещё с 20-ых годов. Невероятно, но чекистам удалось ввести в дело прослушку центрального здания КГБ, благодаря чему они вообще выяснили, что Чрезвычайный Комитет с конца марта регулярно проводит свои встречи на военном объекте в Подмосковье. Судя по общему настрою Комитета, ни Крючков, ни другие его соратники так и не узнали о слежке и наблюдении.
Pugo, Boris Karlovich

Б. К. Пуго

Это придало оптимизма Кулагину, который уже решал, как можно воспользоваться сложившейся ситуацией. Однако не имея достаточно информации и не оказывая влияния непосредственно на них, он приказал продолжать слежение, а также попросил уточнить, будет ли принимать в заговоре Горбачёв.

25 июля агент КГБ РСФСР, приставленный к Кулагину в качестве телохранителя и советника по особым вопросам, передал от руководства, что нету ни одного факта встречи Президента СССР с членами Комитета за всё время, предшествовавшее данному дню, что успокоило Кулагина: значит, Михаил Сергеевич решил залечь на дно и не участвовать... либо он объявит о признании Комитета прямо во время путча? А вдруг он конспирируется и признает Комитет сразу же? Последнее было крайне невыгодно Кулагину: ведь никто кроме Горбачёва не имеет права вводить в СССР чрезвычайное положение! Получается, что если Горбачёв сам примет участие в путче, то он может придать его действиям высшую легитимность. И никто не пойдёт против законного Президента Советского Союза. Дальнейшее гадать не хотелось: затем последуют чистки в партийных комитетах и республиканских правительствах; не факт, что даже Рыжкову удастся удержаться на своём месте, это не говоря обо всех остальных сторонниках реформ. То есть, понял Кулагин, сразу после путча начнётся откат по всем фронтам, и Горбачёв, мотивируя свои действия угрозой распада страны и полной дестабилизацией всех сфер жизни СССР, завершит Перестройку на такой ноте.

Yanayev

Г. И. Янаев

27 июля Генсек ЦК КПСС поделился своими догадками с Рыжковым и Пироговым. Они полностью согласились с ним, высказав схожие опасения. Рыжков предложил сорвать путч заранее и не играть с судьбой, но Кулагин отказал ему в этом. Вместо этого Малому Кругу было поручено разработать план путча так, чтобы Горбачёв не смог принять в нём участие, а другие руководители были своевременно парализованы в осуществлении шагов по перевороту.
Yazov

Д. Т. Язов

До 1 августа работа шла в медленном темпе. Кулагин так и не смог зацепиться за что-то: сам Горбачёв выглядел как обычно, вёл переговоры и улыбался. Правда, Рыжкову, удалось выйти на одного из членов Комитета - Геннадия Янаева, Председателя ВЦСПС. Толку от него было мало, но если спугнуть его, то можно весь план порушить; собственно, как и с остальными. На днях Рыжкову сравнительно легко удалось уговорить Язова сформировать в РСФСР своё отдельное Министерство обороны. Маршал почти не отговаривал от этой идеи. Рыжкову это показалось подозрительным, на что Кулагин сказал: "Вероятно, в случае победы путча они его расформируют. Накроют тазом как и нас с тобой... Они уверены, что всё это ненадолго". Видимо, так и было.

Когда генсек уже почти потерял надежду на удачу, КГБ РСФСР совершило прорыв в своих поисках. Они перехватили секретную линию связи центрального управления КГБ и казахстанского комитета, чей глава согласился поддержать переворот и сместить тамошнего Президента - Нурсултана Назарбаева. Кулагин встал перед дилеммой: сообщить или нет? Назарбаева он считал хорошим человеком и отличным управленцем. Но хитрым. Ведь, кто знает: и у Нурсултана Абишевича могут быть свои виды на власть в Союзе? И всё-таки он решил сообщить. Он позвонил Назарбаеву по секретной линии и рассказал о своём плане. Казах на удивление легко принял факт внутрипартийного заговора. Отказавшись содействовать, он пообещал, что пресечёт попытки насильственного захвата власти в КазССР и поработает с другими среднеазиатскими лидерами, в чьей лояльности Кулагин очень сильно сомневался, особенно в Исламе Каримове, который на словах был за Союз, а на деле отрывал самые сочные куски богатств республики и клал в свой карман.

Настало 3 августа. До начала путча - четыре дня. На следующий день Горбачёв вылетает в Ленинград на партсобрание обсуждать вопросы либерализации и реформ. Поэтому Малый Круг вновь собрался в Ново-Огарёво, где Кулагин сказал, как поступить с Горбачёвым:

а) вместе с ним в Ленинград полетит группа захвата "Браво", которая начнёт контролировать любые перемещения Президента;

б) из Москвы будут присылаться уточняющие данные по поводу действий Чрезвычайного Комитета;

в) если Горбачёв попытается выйти с кем-то на связь, перехватывать линию и прослушивать;

г) не допускать Президента к прямому эфиру.

Для последнего в Ленинград был направлен другой отряд КГБ, чтобы прочесать все места, которые Горбачёв намерен посетить и проверить все имеющиеся линии коммуникаций для их быстрого уничтожения в экстренной ситуации.

4 августа на встрече Малого Круга один из членов спросил у Кулагина, почему тот просто не арестует Горбачёва после начала путча, дождавшись попытки вступить в контакт с Комитетом. На это генсек сказал, что это вызовет негативную реакцию внутри КПСС, так как многие посчитают именно его узурпатором: к сожалению, антипатия консервативного крыла к Кулагина стала причиной их поворота к Горбачёву, "полевевшему" за последний год чуть меньше, чем фактически. Кулагин объяснил также, что переворот должен послужить началу общественной реакции, общественного осуждения консерваторов. А это даст ему и реформаторам в ЦК КПСС полную легитимность для развязывания чисток против всех, кто противится реформам.

5 августа все члены Круга пришли к единому решению вопросов, связанных с путчем. Главное было - не пустить ситуацию на самотёк, а эффективно направлять действия участников путча. Неизвестно было то, насколько жёсткими окажутся путчисты в реализации своих намерений: если военные будут проявлять излюшнюю жёсткость при разгоне демонстрации (а они точно будут, о чём позаботятся Рыжков и Ельцин, призвав российский народ к сопротивлению путчу), то это подорвёт доверие простых граждан к Чрезвычайному Комитету. Но если основной упор будет консерваторами сделан именно на чекистов, то здесь будет уже война разведок: первое реальное столкновение КГБ СССР и его детища КГБ РСФСР. В верности российского КГБ члены Круга не сомневались, равно как и в опыте и профессионализме советского.

Тогда Рыжков предложил ещё мысль: попробовать надавить на Язова после начала операции. Старый вояка был человеком чести, и можно попытаться заставить его отвести войска, то есть сбить военную часть путча на первой же стадии исполнения. Шум поднят будет, и путчисты не смогут так просто обойтись объяснениями. Затем, через Вадима Бакатина, возглавляющего МВД РСФСР, расшатать милицейские силы. КГБ, потеряв союзников в лице МВД и МО, не смогут в одиночку тянуть на себе весь переворот, далее останется лишь арест участников, публичное осуждение и суд. Малый Круг единогласно одобрил концепцию плана "Взрыв", а Кулагин приказал быть готовыми к началу путча.

6 августа все основные приготовления среди сотрудников КГБ России были завершены. Мобилизация частей милиции и расстановка патрулей вокруг Москвы и в районе Останкинской телебашни будет произведено в 6:00 утра перед тем, как в столицу войдут войска. В это время Рыжков займёт кабинет в Кремле и будет наготове звонить союзным руководителям, а Кулагин будет ожидать в Секретариате ЦК КПСС момента, когда можно будет предупредить ЦК КП КазССР и ЦК КПБ (Беларуси) о созыве чрезвычайного пленума ЦК КПСС.

В полночь с 6 на 7 августа Вячеслав Кулагин прибыл в свой кабинет в здании ЦК КПСС. Охранявшие его сотрудники КГБ России провели дополнительные линии коммуникаций для обеспечения секретной линии связи с другими соратниками по Малому Кругу. До начала путча оставалось около шести часов.

Ход путча (не готово)

7 августа — начало

(будет написано в дальнейшем)

8 августа — торможение

(будет написано в дальнейшем)

9 августа — развязка

(будет написано в дальнейшем)

Итоги попытки переворота

(раздел будет пополняться и уточняться)

Говоря общими словами, переворот оказался крайне опасной авантюрой для тех, кем он был организован: как со стороны консерваторов, так и со стороны реформаторов. Первые задумывали путч как средство к спасению государства жёсткими мерами в условиях развала и кризиса, и они со своей задачей не справились по вполне объективным причинам: нежелание российского народа возвращаться к тоталитарному прошлому, недоверие к консервативным кругам, слабая организация и беспомощность, проявленная членами Комитета, их нерешительность. Они побоялись по-настоящему бросить армию против народа, они испугались кровопролития и угрозы начала гражданской войны в стране. Вот почему не стали заходить слишком далеко, а Язову и Пуго, логически размыслившим, что такого спасения для СССР им не надо, ничего не оставалось делать как идти с повинной к Кулагину и Рыжкову, которые отнеслись к ним с громаднейшим снисхождением.

Так, и Язов, и Пуго получили прощение и возможность работать в новом советском правительстве. Оба они сказали, что за сохранение страны, и никак не хотели допустить возможности войны. Сам Рыжков понимал, что Язов и Пуго - люди честные и преданные своему делу. Чего нельзя было сказать о Крючкове, который был назначенцем Горбачёва. Этого сразу препроводили в "Матросскую тишину" до следствия над Чрезвычайным Комитетом.

Но и для правого крыла КПСС этот путч стал полным провалом их планов. Изначальный расчёт был на то, что консервативное крыло КПСС, продемонстрировав миру свою кровожадность и жестокость, начнёт попытку переворота, тем самым настроит советский народ против себя, а на их фоне те члены Партии, которые выбрали путь реформ и открытости, докажут обществу свою прогрессивность и верность Перестройке, курсу на свободу и демократию. Кулагин до конца надеялся, что народ поддержит его и выступит вместе с ним против консерваторов, доверив правому крылу Партии власть в стране на переходный период и после подписания Союзного Договора, после чего на первых всенародных выборах он сможет выдвинуться на пост Президента СССР.

Он упустил тот момент, когда гнев простых граждан против ретроградов превратился в ярость против всевластия КПСС, против компартии вообще. В самом страшном сне он не представлял, что его план обернётся против него же самого. В итоге к третьему дню путча, когда враг сдался, оказалось, что теперь народ жаждет новой крови. Громадная толпа штурмовала здание ЦК КПСС, сорвала советские флаги и прикрепила царские триколоры. Нападения на комитеты Партии произошли и в других крупных городах РСФСР.

Ельцин перед верхсоветом

Борис Ельцин перед зданием ВС РСФСР провозглашает победу над путчем.

Благо пути к отступлению для КПСС всё ещё были. Хотя Ельцин и кричал на весь Верховный Совет, что пора уже кончать с КПСС, Рыжков имел влияние защитить своих старых товарищей от преследования: Прокуратура не пропустила так называемое "дело КПСС", в котором Ельцин пытался через суд запретить компартию в РСФСР. Так или иначе, авторитет партии в народе оказался серьёзно подпорчен. Кулагину пришлось уже 9 августа обратиться к советскому народу с заявлением, в котором он всячески убеждал граждан, что реформаторские круги КПСС были на стороне демократии в дни путча. Увы, многие это восприняли как оправдание, а реальные усилия, приложенные к подавлению консерваторов, остались незамеченными.

Кризис в КПСС ускорил её развал. В скором времени некоторые составные части Партии заявили о преступности характера КПСС, о её политической упёртости и попытках удержаться у власти любым методом. Ускорился отток членов: за месяц после переворота из неё вышли свыше трёхсот тысяч человек — наихудший показатель за два года. Самый грубый демарш проявила Российская Коммунистическая Партия, руководство которой обвинило ЦК КПСС в пособничестве фашизму и тоталитаризму. А 31 августа вообще выпустила заявление, где утверждала о невозможности сосуществовать в рамках единого политического движения. До этого от КПСС полностью отодвинулись прибалтийские компартии, откололась Коммунистическая Партия Таджикской ССР.

Следствия (не готово)

(будет написано в дальнейшем)

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.