ФЭНДОМ


Александр Николаевич Шелепин
АНШ

СиМ
Член Президиума ЦК КПСС
15 февраля 1964 — 7 марта 1981
Главком
1-й Председатель Совета обороны СССР
11 июля 1969 — 12 мая 1981
Предшественник: Должность учреждена
Иосиф Сталин (как председатель Государственного комитета обороны)
Преемник: Григорий Романов
СССР (СсЧЛ)
5-й Председатель Президиума Верховного Совета СССР
26 апреля 1966 — 28 апреля 1981
Глава правительства: Михаил Зимянин
Николай Егорычев
Предшественник: Лаврентий Берия
Преемник: Григорий Романов
СиМ
4-й Председатель Комитета партийного контроля при ЦК КПСС
11 ноября 1963 — 3 марта 1966
Предшественник: Мир Джафар Багиров
Преемник: Павел Кованов
СССР (СсЧЛ)
4-й Министр государственного контроля СССР
11 августа 1957 — 11 ноября 1963
Глава правительства: Георгий Маленков
Предшественник: Мир Джафар Багиров
Преемник: Владимир Семичастный
ВЛКСМ
9-й Первый секретарь ЦК ВЛКСМ
31 октября 1952 — 11 августа 1957
Предшественник: Николай Михайлов
Преемник: Владимир Семичастный
 
Гражданство: СССР (СсЧЛ) СССР
Рождение: 18 августа 1918
Воронеж, РСФСР
Смерть: 24 октября 1994 (76 лет)
Москва, СССР
Похоронен: Новодевичье кладбище
Имя при рождении: Александр Николаевич Шелепин
Отец: Николай Георгиевич Шелепин
Супруга: Вера Борисовна Шелепина
Дети: Андрей Шелепин
Партия: ВКП(б) (1940-1952)
КПСС (1952-1994)
Образование: МИФЛИ им. Н. Г. Чернышевского
 
Награды:

ГСТ
ОЛОЛОЛОЛОЛОЛООВ2Orderredbannerlabor ribОКЗвМПВОВ2МЗОММЗПНГМзДТ100ЛЛ

Александр Николаевич Шелепин (18 августа 1918, Воронеж, РСФСР — 24 октября 1994, Москва, СССР) — советский государственный, партийный и комсомольский деятель.

Фактический руководитель СССР в конце 1960-х - начале 1980-х годов, на время правления которого пришлись успешная реализация Советской лунной программы, Летние Олимпийские игры в Москве, «автоматизация» экономики, реформы в области государственного управления и прекращение Холодной войны с США.

Биография

Александр Шелепин был старшим сыном железнодорожного служащего Николая Георгиевича Шелепина. В последствии в семье появилось еще два сына - Георгий, ставший врачем, и Леонид, погибший во время Великой Отечественной войны. С ранних лет Александр Николаевич решил связать свою жизнь с Комсомолом - в 1934 году его избрали секретарем комитета ВЛКСМ школы № 9, а после того, как два года спустя он с отличием ее окончил и поступил на исторический факультет Московского института философии, литературы и истории им. Н. Г. Чернышевского, незадолго перед этим выделенного из МГУ, он так же стал руководителем и институтского комитета Комсомола. В январе 1940 года Шелепин добровольцем ушел на советско-финскую войну - как комсомольского работника, его назначили заместителем политрука эскадрона 157-го полка 24-й Московской кавалерийской дивизии. В ходе боевых действий он получил обморожение ног, после чего в апреле демобилизовался и вернулся к учебе - именно в это время он встретил свою будущую жену Веру, с которой в том же году заключил брак.

Политическая карьера Шелепина стартовала благодаря знакомству с Николаем Красавченко, секретарем Московского горкома ВЛКСМ и так же выпускником МИФЛИ - в сентябре 1940 года он взял 22-летнего Александра инструктором в МГК, а уже через месяц Шелепин стал заведующим военно-физкультурным отделом Комсомола. В том же году его приняли в ряды ВКП(б). В началом Великой Отечественной войны Шелепин остался в Москве - под его руководством осенью 1941 года шел отбор добровольцев для партизанской работы в тылу врага, в числе которых оказалась и ученица 201-й московской школы Зоя Космодемьянская. Ее героическая смерть во многом отразилась и на карьере Шелепина - в сентябре 1942 года имя секретаря Московского горкома ВЛКСМ впервые узнала вся страна, когда в печати вышла поэма Маргариты Алигер «Зоя», содержащая строки:

Октябрьским днем
Невысоким и мглистым,
В Москве, окруженной немецкой подковой,
Товарищ Шелепин,
Ты был коммунистом
Со всей справедливостью нашей суровой.

За участие в обороне Москвы Шелепину был присвоен орден Красной Звезды, а в мае 1943 года его избрали секретарем ЦК Комсомола, курировавшим всю военную работу, а после окончания войны ему поручили оргработу - он фактически стал третьем человеком в ВЛКСМ после первого секретаря Николая Михайлова и его заместителя Всеволода Иванова. Иванов был выходцем из Ленинграда, поэтому не избежал репрессий в рамках «Ленинградского дела» - 4 ноября 1949 года его арестовали и спустя год расстреляли, а Шелепин занял освободившийся пост второго секретаря ЦК Комсомола.

Шелепин в молодости

Александр Шелепин в молодости

Спустя месяц в Москву с Украины был переведен руководитель КП(б)У Никита Хрущев - с ним в столицу прибыло большое количество украинских кадров, в том числе бывший первый секретарь ЛКСМ УССР Владимир Семичастный, ставший помощником Шелепина в секретариате. Напористый и экспансивный Семичастный и вдумчивый, волевой Шелепин тесно сдружились - впоследствии Семичастный был его наиболее преданным сторонником и даже одно время рассматривался как возможный преемник Шелепина на посту руководителя СССР.

Во главе Комсомола

5-14 октября 1952 года прошел XIX съезд ВКП(б), на котором она была переименована в КПСС - на нем Шелепин был избран в состав ЦК, а его начальника Николая Михайлова перевели на работу в Секретариат ЦК. Пост главы Комсомола оказался вакантным - Сталин предлагал его своему зятю Юрию Жданову, однако тот отказался. Тогда после консультаций с Михайловым и Маленковым, который лично знал Шелепина, поскольку курировал в Политбюро в том числе комсомольские органы, Сталин согласился назначить его первым секретарем - тогда же в октябре состоялась их первая и единственная встреча, после которой Шелепин был утвержден главой ВЛКСМ. Уже 5 марта 1953 года Сталин скончался - немедленно в рядах комсомольцев возникло предложение переименовать союз из «ленинского» в «ленинско-сталинский», которое поддержали и Шелепин с Семичастным, однако это решение было заблокировано Президиумом ЦК.

В развернувшейся после смерти Сталина борьбе за власть Шелепин участия до последнего не принимал: в 1953 году его включили в состав комиссии по трудовому и бытовому устройству спецпоселенцев, в 1955 году - в комиссию по борьбе с уголовной преступностью. Лишь 10-20 февраля 1957 года, во время попытки «Антиправительственной группы» Молотова, Булганина и Хрущева сместить Берию с занимаемых им постов, Шелепин оказался в эпицентре схватки за власть - ни к одной из группировок он не принадлежал, теснее всего из членов Президиума был связан с Маленковым, которого знал достаточно давно, однако позицию лидера Комсомола определил простой факт, что смещение Берии ему никаких выгод не сулило, в то время как разгром «Антиправительственной группы» неизбежно вел к переделу власти, а значит и сам Шелепин мог рассчитывать на повышение. 12 февраля он поставил подпись под письмом с требованием созыва пленума ЦК для обсуждения ситуации в партии - кроме него под эти требованием расписались министр иностранных дел Кузнецов, секретарь ЦК Шепилов, глава Белоруссии Зимянин, глава Грузии Мирцхулава, глава Армении Арутинов, первый секретарь Ленинградского обкома Андрианов, министр оборонной промышленности Устинов, первый заместитель министра обороны Масленников и первый заместитель министра внутренних дел Кобулов. Поскольку 9 из 10 подписантов считались соратниками или выдвиженцами Берии, колебавшийся Маленков принял решение поддержать главу МВД, а вскоре и пленум ЦК осудил Молотова, Булганина и Хрущева.

Комсомольцы

Руководители Комсомола разных лет: Михайлов, Шелепин, Семичастный и Павлов

Благодаря той роли, которую Комсомол сыграл в февральских событиях, на Шелепина обратил внимание непосредственно Берия - после успешного проведения в июле-августе того же года VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве, отвечал за которые непосредственно ЦК ВЛКСМ, он убедился, что Шелепину можно поручать ответственную работу. 11 августа - в последний день работы фестиваля - один из ближайших соратников Берии министр госконтроля Мир Джафар Багиров был переведен на работу в Комитет партийного контроля, должность председателя которого освободилась после снятия со всех постов Хрущева, а руководить госконтролем Берия решил поручить Шелепину, которому на тот момент не исполнилось и 40 лет, что делало его одним из самых молодых членов правительства.

Руководитель Союзконтроля

Шелепин прекрасно понимал, что новая должность - еще одна проверка, которую ему устраивал Берия. Союзконтроль в основном занимался финансовыми ревизиями, однако при этом предшественники Александра Николаевича на этом посту - Багиров и Меркулов - были выходцами из спецслужб, а Всеволод Меркулов даже носил звание генерала армии. Их усилиями Мингоскон превратился в мощнейший орган, который фактически имел право возбуждать дело против чиновников любого уровня в случае, если возникали малейшие подозрения в их нечистоплотности или нелояльности. От Шелепина в качестве министра требовалось вычистить весь госаппарат от еще оставшихся противников Берии, чем он и поспешил заняться.

Здание МГК

Здание Министерства госконтроля на улице Горького, дом 20

Прежде всего, поскольку среди участников «Антиправительственной группы» сразу двое - Хрущев и Кириченко - были выходцами с Украины, проверки и массовые увольнения коснулись руководства этой республики: своих постов лишились глава Верховного Совета Украинской ССР Демьян Коротченко, председатель Совмина Никифор Кальченко, второй секретарь ЦК КПУ Николай Подгорный и др. Так же постов лишились украинцы, занимавшие посты за пределами республики, такие как руководитель Свердловской области Андрей Кириленко или руководитель Чкаловской области Дмитрий Полянский. Когда, казалось, руководство КПУ было полностью сменено, в декабре 1960 года началась новая волна чисток в связи с «делом Назаренко» - новый председатель Совета министров УССР Иван Назаренко был обвинен в нарушении партийной дисциплины за открытое несогласие с предложенной Берией реформой управления, предполагавшей упразднение постов «первых секретарей» на всех уровнях партийной организации.

Кроме того, помимо контроля за высшей бюрократией, Шелепину пришлось решать вопросы экономики - его пребывание на посту главы Союзконтроля пришлось на время экономической либерализации, наступившей после речи Маленкова в Верховном Совете 16 июля 1956 года, в которой он недвусмысленно высказался в поддержку артельного предпринимательства. Последующее десятилетие отмечено всплеском экономической активности населения - доля частного сектора возросла в 3 раза, артели были созданы в добывающей промышленности, строительстве, дорожно-ремонтной сфере и т. д., а общее число артельных работников превысило 7,5 млн человек. Одновременно возникли такие негативные явления как черный рынок, искусственное провоцирование спроса, а после Фестиваля молодежи и студентов к ним добавились и валютные спекуляции. Со всеми этими проблемами приходилось бороться в том числе и Министерству госконтроля.

Рокотов

Суд над Рокотовым, Файбишенко и Яковлевым

Важной вехой в карьере Шелепина стало дело Рокотова, Файбишенко и Яковлева 1960 года, приговоренных к 8 годам заключения за финансовые махинации. В ходе следствия по делу вскрылись многочисленные коррупционные связи, благодаря которым спекулянтам удавалось уходить от закона - Рокотов, в частности, был осведомителем ОБХСС, что повлекло за собой смену всего руководства отдела вплоть до его начальника Кузьмы Лебедева. Кроме того, в 1960-1961 годы прошло сразу несколько громких дел, связанных с обвинениями в коррупции - ревизии подверглось руководство Молдавской ССР, Министерства госбезопасности Таджикской ССР, Горьковской и Рязанской областей и т. д.

Шелепин последовательно выступал за введение смертной казни за коррупцию - в 1961 году соответствующие поправки внесли в УК РСФСР и других союзных республик. Благодаря своему активному участию в развернувшейся кампании по борьбе с коррумпированными элементами, на прошедшем в феврале 1961 года XXI съезде КПСС он был избран кандидатом в члены Президиума ЦК. Впрочем, столь стремительный карьерный рост объяснялся отнюдь не только работоспособностью и лояльностью Шелепина - многих привлекали в нем его открытый и демократичный характер, а так же полное отсутствие корыстолюбия. Будущий министр госбезопасности Николай Месяцев так описывал Шелепина:

Он был демократичный по своему духу, по натуре. Он любил шутку, любил розыгрыш, вообще был милый и симпатичный парень.

Кроме того, Шелепин демонстративно посещал общую столовую вместе с остальными сотрудниками своего министерства, ездил в отпуск не на спецдачу, а в обычный санаторий, не изменив своим привычкам даже после избрания главой государства.

Железный Шурик

Александр Шелепин в бытность министром госконтроля

Заместитель Берии

Уже во время его работы в МГК СССР, вокруг Шелепина стал формироваться круг выходцев из Комсомола, которые в будущем составят его опору в борьбе за власть - помимо Семичастного, в нее вошли так же Владимир Залужный, Эльмар Беман, Павел Кованов, Дмитрий Горюнов, Сергей Романовский и др. Кроме того, он сумел установить дружеские отношения с секретарем ЦК Петром Демичевым, а так же с начальником Следственной части по особо важным делам МГБ Николаем Месяцевым.

В 1960-е годы влияние Шелепина в руководстве неуклонно возрастает - его назначают членом комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, в 1962 году избирают членом Президиума Верховного Совета СССР, в том же году он добился права для сотрудников своего министерства носить оружие, превратив таким образом Союзконтроль в полноценную спецслужбу. Весной того же года Мир Джафар Багиров перенес обширный инсульт и фактически утратил возможность исполнять обязанности главы КПК - встал вопрос о его замене и фактически сразу преемником Багирова был выбран Шелепин. 11 ноября 1963 года Александр Николаевич оставил свой кабинет на улице Горького и перешел в бывшее здание Северного страхового общества, где размещался Комитет парконтроля, однако фактически он продолжал курировать и Мингоскон через своего выдвиженца Семичастного, ставшего новым руководителем министерства. В качестве председателя КПК Шелепин входил в состав многочисленных комиссий по расследованию массовых беспорядков в СССР: в ноябре 1963 года он выезжал в Сумгаит, в октябре 1964 года - в Актау и т. д.

15 февраля 1964 года пленум ЦК КПСС избрал Шелепина членом Президиума - на тот момент ему было только 45 лет и он являлся самым молодым членом высшего партийного руководства. Уже тогда многие поговаривали, что Берия готовит бывшего комсомольца в качестве своего преемника - здоровье стареющего маршала постоянно ухудшалось, он вынужден был постоянно перекладывать свои обязанности на других, т. к. сил и работоспособности у него оставалось все меньше. Фактически, уже с 1960 года, когда Берию избрали главой Верховного Совета, им велись постоянные поиски того, кому можно было бы передать высшую власть - поначалу наиболее вероятными преемниками маршала казались Дмитрий Шепилов и Павел Мешик, первый из которых курировал фактически всю идеологическую работу в партии, а второй возглавлял МВД. Однако в декабре 1960 года Мешика перевели на работу в Киев и он целиком сосредоточился на проблемах развития Украинской ССР, а Шепилов неожиданно на XXI съезде оказался обойден по служебной лестнице Михаилом Зимяниным и перешел на кадровую работу. Так же среди возможных наследников Берии в разное время числились Алексей Косыгин, Дмитрий Устинов, Павел Судоплатов и др.

КПК

Улица Кубышева, дом 21 - резиденция КПК при ЦК КПСС

К 1965 году выбор был сделан - на очередном съезде КПСС одновременно с принятием нового Устава партии, который бы зафиксировал принцип ротации кадров, Берия, Маленков и Микоян, как представители старого руководства, должны были уйти в отставку и передать власть следующему поколению. Пост председателя Совета министров отходил Зимянину, ранее возглавлявшему Белорусскую ССР, а руководство Верховным Советом и, соответственно, положение формального главы государства - Шелепину. 13 июля 1964 года Берия предложил восстановить пост первого зампреда Президиума ВС СССР, существовавший в 1944-1946 годах, и назначить на него Шелепина. Однако, если ранее пост был формальным и присваивался главе Верховного Совета РСФСР, то Шелепина наделили вполне весомыми полномочиями - фактически Берия официально признал его своим будущим преемником.

На Шелепина возлагалось кураторство не только над органами государственного и партийного контроля, но так же над МВД, профсоюзами, общественными организациями, в т. ч. ВЛКСМ, и финансами. 26 апреля 1966 года Берия и Маленков подали в отставку со своих постов и в тот же день Верховный Совет VII созыва на своей первой сессии избрал Шелепина главой государства. Ранее, 5 марта, пленум ЦК, собравшийся сразу после XXII съезда КПСС, вновь утвердил его членом Президиума, а в число кандидатов ввел бывшего комсомольца Николая Егорычева, председателя Мосгорисполкома.

Борьба за власть

После ухода Берии власть оказалась поделена между десятью членами Президиума ЦК. В первую «тройку» входили Шелепин, Зимянин и Шепилов, который фактически руководил партией. Так же большим влиянием пользовались министр обороны Дмитрий Устинов и Михаил Первухин - единственный член Президиума, избранный в его состав еще при Сталине. Оба - и Устинов, и Первухин - были избраны первыми заместителями Зимянина в Совете министров. Кроме того, первыми зампредами правительства являлись министр иностранных дел Кузнецов и глава Госплана Алексей Косыгин.

Президиум ЦК КПСС, избранный XXII съездом

Александр Шелепин стал самым молодым главой Верховного Совета в истории СССР - на момент избрания ему было 47 лет. Так же он был значительно моложе своих коллег по Президиуму ЦК, средний возраст которых составлял 58 лет - назначение столь молодого по меркам высшего руководства человека на одну из ключевых должностей объяснялось, по всей видимости тем, что Берия рассматривал в качестве будущего лидера не Шелепина, а Зимянина, который имел опыт руководства экономикой и в течение пяти лет возглавлял партию. Зимянин являлся председателем правительства, т. е. занимал тот же пост, что и Ленин со Сталиным, в то время как должность Шелепина многими воспринимался как чисто представительская. В 1960-е годы роль главы Президиума Верховного Совета возросла, но это было связано во многом с личным авторитетом Берии - с его уходом, как казалось, вернулось прежнее положение дел.

В созданной им системе сдержек и противовесов верховная власть в равной степени делилась между парламентом и правительством - поскольку в СССР не признавался принцип разделения властей, а четко полномочия двух высших органов разграничены не были, их реальная роль в значительной степени определялась личными отношениями руководителей. Берии и Маленкову удавалось находить общий язык - первый вынужден был сдерживать свои амбиции, т. к. после 30 лет правления Сталина второй грузин подряд не мог считаться формальным правителем Советского Союза, а второй, наоборот, был не властолюбивым, но идеально выглядящим в роли первого лица в государстве. С их уходом, однако, равновесие сил неизбежно должно было нарушиться - Шелепин и Зимянин были молоды и, в отличии от Берии с Маленковым, их не связывали десятилетия дружбы и совместной борьбы за власть. При этом оба претендовали на первую роль в руководстве, а значит со временем столкновение внутри нового дуумвирата было неизбежным не смотря на то, что идеологические различия между Шелепиным и Зимяниным были минимальны.

Зимянин в кабинете

Председатель Совета министров Зимянин в рабочем кабинете

Зимянин считался человеком либеральных убеждений - будучи руководителем Белоруссии он покровительствовал местным «самобытчикам» Василю Быкову и Аркадию Кулешову, после перевода в Москву у него сложились хорошие отношения с поэтом Евгением Евтушенко, историком Николаем Зеньковичем, философами Виктором Афанасьевым и Ричардом Косолаповым и др. Однако практически сразу стало понятно, что Зимянин борьбу за власть проигрывает - Шелепин опирался на выходцев Комсомола, численность которого к 1969 году достигла 24 млн членов, в то время как в Компартии Белоруссии, на актив которой опирался Зимянин, в то же самое время состояло лишь 416 000 человек. Кроме того, фигура Шелепина в ВЛКСМ была окружена невероятным почитанием - Комсомола не коснулись реформы 1-й половины 1960-х годов, упразднившие единоначалие в партии, поэтому он продолжал управляться первыми секретарями, которые даже спустя два десятилетия после перевода Шелепина в Союзконтроль были сплошь его выдвиженцами. Напротив, в оппозиции Зимянину находилось немалое число белорусов - если такие выходцы из БССР, как Фёдор Сурганов и Александр Кузьмин, поддерживали своего земляка, то преемник Микояна на посту министра торговли Кирилл Мазуров был скорее на стороне Шелепина, а возглавивший республику в 1966 году Пётр Машеров и вовсе являлся ярым противником Зимянина.

Свою роль играла и разница в характерах - Зимянин был человеком эмоциональным, прямолинейным, часто разговаривал с подчиненными на повышенных тонах, при этом не обладал выдающейся харизмой. Его неуживчивость отталкивала многих людей в руководстве. Напротив, Шелепин легко обзаводился друзьями и союзниками во многом из-за своих личных качеств и открытости - очень быстро он сумел завоевать доверие Косыгина и Судоплатова, которые стали его союзниками в борьбе за власть. Шепилов так же поддерживал Шелепина - во многом из «мести» Зимянину, который, как ему казалось, несправедливо обошел его по карьерной лестнице. Перешел на сторону главы Верховного Совета и руководитель МИД Кузнецов, который рассчитывал в случае падения Зимянина полностью взять руководство внешней политикой в свои руки.

«Дело маршала Устинова»

Устинов

Устинов с руководством Вооруженных сил

Первое открытое столкновение двух группировок в руководстве произошло на июньском пленуме ЦК КПСС 1967 года - 20 июня на трибуну поднялся председатель Мосгорисполкома Егорычев, который подверг критике состояние дел в войсках ПВО. Незадолго до этого Егорычев посетил Объединенную Арабскую Республику и испытал тяжелое разочарование, увидев состояние ее Вооруженных сил - после возвращение он провел инспекцию Московского военного округа, которая так же выявила многочисленные просчеты в организации обороны. На пленуме он высказал все свои опасения:

Противовоздушная оборона столицы недостаточно надежна. Существующая система все более морально устаревает, модернизация её должного эффекта уже не дает, создание же новой системы ПВО столицы слишком затягивается.

Егорычев, как бывший комсомольский активист, считался человеком Шелепина - свое выступление он полностью согласовал с главой Верховного Совета, который рассчитывал таким образом добиться снятия с поста министра обороны Устинова, человека независимого, ставшего членом правительства еще до войны, и наиболее последовательного сталиниста в Президиуме ЦК. На следующий день атаку на Устинова продолжил Косыгин, затем к нему присоединились Демичев, Судоплатов и Шепилов. 27 июня было принято решение во главе Министерства обороны поставить Ивана Якубовского - Устинов, всего полтора года назад произведенный в маршалы, был переведен на должность начальника Военной артиллерийской академии им. М. И. Калинина.

Зимянин формально остался в стороне от этого конфликта, т. к. Устинова своим союзником не считал. Более того, назначение министром маршала Якубовского было им воспринято как личная победа, поскольку Якубовский так же был белорусом. Однако реально «дело Устинова» стало безоговорочной победой Шелепина - освободилось место в Президиуме ЦК, которое 10 апреля 1968 года занял Егорычев, в результате чего шелепинцы получили большинство в высшем органе руководства партией.

Речь Шелепина

Речь Шелепина на сессии Верховного Совета

Тем не менее, Шелепин соблюдал осторожность - Берия, Микоян и Маленков, уйдя с высших постов, сохранили за собой места в ЦК и Президиуме Верховного Совета, и если первые двое в силу возраста в политике практически не участвовали, то Маленков по прежнему обладал энергией и авторитетом, а значит мог влиять на расстановку сил в руководстве. В мае-июне 1969 года, после смерти Берии, он совершил поездку по Украине и югу РСФСР, много выступая, встречаясь с населением и агитируя за дальнейшие реформы в экономике. В этой акции бывшего премьера Шелепин увидел свой шанс нанести решительное поражение Зимянину в схватке за власть - 10 июля на 6-й сессии Верховного Совета он выступил в поддержку инициатив Маленкова, обрушившись на тех, кто «сдерживает» преобразования. Этот ловкий ход позволил ему предстать идейным продолжателем политики «оттепели», хотя в действительности он относился к ней довольно скептично, и добиться значительного увеличения собственных полномочий.

Верховный главнокомандующий

После смерти Сталина в Советском Союзе формально не существовало верховного главнокомандующего Вооруженными силами - фактически им являлся министр обороны, который впрочем, по закону подчинялся председателю Совета министров и Президиуму Верховного Совета. С конца 1950-х годов окружение Берии неоднократно предлагало присвоить ему звание главкома или генералиссимуса, однако он так и не решился на этот шаг.

После вручения боевых наград Родины, Ханой, январь 1966

Шелепин во время визита во Вьетнам в январе 1966 года

Сложившееся неопределенное положение закончилось 10 июля 1969 года, когда на том же самом заседании Верховного Совета, на котором Шелепин выступил в поддержку Маленкова, Алексей Косыгин предложил создать высший орган военного руководства - Совет обороны СССР. В него должны были войти 7 человек: глава Верховного Совета (он же - председатель Совета обороны), глава правительства, министр иностранных дел, министр госбезопасности, министр обороны и два его первых заместителя. Кроме того, при Совете обороны учреждался Военный совет под председательством министра обороны, который состоял исключительно из представителей высшего генералитета. Важнейшим же новшеством, которое предложил Косыгин, стал официально закрепленный принцип, согласно которому председатель Совета обороны является верховным главнокомандующим всеми Вооруженными силами СССР. 11 июля положение о Совете обороны было включено в конституцию и в тот же день Шелепин стал стал его председателем.

К этой победе он шел почти два года - даже имея большинство в Президиуме ЦК, Шелепин должен был обеспечить себе поддержку во всех ключевых органах. Огромную помощь ему оказали Владимир Семичастный и Павел Кованов, возглавлявшие, соответственно, госконтроль и партконтроль - выстроенная Шелепиным система, которая обеспечивала подавление в зародыше любой оппозиции в верхах работала теперь на укрепление его личной власти. Из армии были уволены выдвиженцы Берии, такие как маршалы Гречко и Захаров, поддержавшие Устинова, их места заняли сравнительно молодые военачальники Афанасий Щеглов, Сергей Соколов, Николай Огарков и др. В конце-концов Зимянин оказался в меньшинстве и вынужден был проголосовать за создание Совета обороны.

Шелепин и Мюррей

Александр Шелепин с лидером британских профсоюзов Леном Мюрреем

В первый состав Совета вошли, помимо Шелепина, Зимянин, Кузнецов, Судоплатов, а так же маршалы Якубовский, Штеменко и Комаровский. Реформирование политической системы СССР, начатое Берией, завершилось - баланс парламента и правительства уступил место четкой иерархии, во главе которой стоял председатель Президиума Верховного Совета, возглавлявший так же вооруженные силы. 13 октября 1969 года на фоне ухудшения отношений с Китаем Шелепин добился отставки с поста министра иностранных дел Кузнецова - ему на смену пришел Владимир Семёнов, сыгравший значительную роль в объединении Германии. С этого момента Шелепин фактически так же взял в свои руки руководство внешней политикой и представление страны на международной арене.

«Против антиисторизма»

В начале 1970-х годов Шелепин завершил разгром внутренней оппозиции - в 1971 году на XXIII съезде в Президиум ЦК вместо ушедших на пенсию Андрианова, Косыгина и Первухина были избраны Кирилл Мазуров, Иван Якубовский и Фёдор Сурганов (последний считался человеком Зимянина и уже через два года ушел в отставку со всех постов из-за просчетов в освоении целины, которое он курировал). Еще раньше членом Президиума стал Демичев.

Кульминацией борьбы за власть стал 1973 год - 15 ноября 1972 года в «Литературной газете» была опубликована статья заместителя заведующего Информотделом ЦК Александра Яковлева «Против антиисторизма», в которой он раскритиковал советских писателей и поэтов патриотического направление, обвинив их в национализме. Статья обострила и так существующие противоречия в среде интеллигенции между «западниками» и «почвенниками» - против Яковлева выступил Шолохов, заявивший, что в его работе «не только пропагандируется идея духовного вырождения нации, но и усиливаются попытки создать для этого благоприятные условия». На защиту Яковлева попытался встать Зимянин, в свое время возглавивший Белоруссию на волне возврата к политике «коренизации», предпринятой Берией, однако он оказался в меньшинстве - не смотря на то, что Яковлев так же был выходцем из Комсомола, Шелепин обрушился на него с яростной критикой на апрельском пленуме ЦК КПСС. Согласно воспоминаниям его секретаря Владимира Залужного, в личной беседе с ним Шелепин на повышенных тонах, что с ним случалось крайне редко, произнес «Этот [дурак] хочет поссорить нас с русской интеллигенцией!».

I-1566929835

Александр Николаевич Яковлев

Апрельский пленум и речь Шелепина для либерально-ориентированных представителей творческой элиты стали грозным предзнаменованием национального разворота в партии. Еще раньше, в мае 1972 года, с Украины был отозван Павел Мешик, обвиненный впоследствии в потакании украинскому национализму, а его место занял Семичастный. Яковлев по итогам разбирательства лишился должностей в аппарате ЦК и был назначен одним из секретарей Ярославского обкома партии, а позже - преподавателем философии в Ярославском государственном педагогическом университете. Попытавшийся было вступиться за Яковлева Зимянин в итоге остался в полном одиночестве - ни в Президиуме, ни в правительстве у него практически не осталось сторонников. Он вынужден был признать правоту Шелепина и отказаться от каких-либо политических амбиций - ему было позволено досидеть в кресле премьера до конца второго 5-летнего срока, после чего не старым еще человеком он ушел в отставку со всех постов.

Победа Шелепина была абсолютной - принцип «коллективного руководства» формально оставался руководящим, однако в реальности уже никто не бросал вызов авторитету Шелепина в государстве. Тем не менее, своей резкой критикой Яковлева он заслужил среди интеллектуальной элиты репутацию догматика - не смотря на то, что по воспоминаниям людей, близко знавших Шелепина, тот не был ни националистом, ни сталинистом, именно с таким ярлыком он и вошел в историю, а апрельский пленум 1973 года в интеллигентских кругах со временем стал восприниматься как «триумф ресталинизации».

Во главе страны

Взяв в свои руки рычаги управления советской системой, Шелепин начал систематически продвигать на высшие должности своих соратников по Комсомолу - в основном молодых людей 1910-1920-х годов рождения, амбициозных и безгранично ему преданных. К 1977 году половина членов Президиума ЦК были в прошлом комсомольскими работниками. Среди недоброжелателей Шелепина они были известны как «комсомольский клан» или «комсомольская мафия». Наибольшим влиянием в окружении Шелепина пользовались

  • Николай Григорьевич Егорычев (1920-2005) - председатель Мосгорисполкома (1962-1967), председатель Госплана СССР (1967-1971), председатель Совета министров СССР (1976-1986) член Президиума ЦК КПСС (1968-1986);
  • Владимир Ефимович Семичастный (1924-2001) - первый секретарь ЦК ВЛКСМ (1957-1963), министр государственного контроля СССР (1963-1971), председатель Совета министров Украинской ССР (1972-1980), министр внутренних дел СССР (1980-1982), член Президиума ЦК КПСС (1973-1982);
  • Николай Николаевич Месяцев (1920-2011) - министр государственной безопасности СССР (1976-1981), член Президиума ЦК КПСС (1977-1981);
  • Вадим Степанович Тикунов (1921-1980) - министр внутренних дел СССР (1971-1980), член Президиума ЦК КПСС (1976-1980);
  • Сергей Павлович Павлов (1929-1993) - первый секретарь ЦК ВЛКСМ (1963-1969), председатель Мосгорисполкома (1970-1981), кандидат в члены Президиума ЦК КПСС (1976-1981);
  • Георг Васильевич Мясников (1926-1996) - председатель Пензенского облисполкома (1965-1976), министр культуры СССР (1976-1991), кандидат в члены Президиума ЦК КПСС (1981-1991);
  • Валерий Иннокентьевич Харазов (1918-2013) - министр государственного контроля СССР (1972-1983);
  • Павел Васильевич Кованов (1907-1986) - заведующий Информотделом ЦК КПСС (1956-1966), председатель КПК при ЦК КПСС (1966-1976);
  • Владимир Иванович Залужный (1919-1995) - заведующий Общим отделом ЦК КПСС (1960-1964 и 1968-1976), председатель Кемеровского облисполкома (1964-1968), председатель КПК при ЦК КПСС (1976-1983);
  • Эльмар Карлович Беман (1926-1987) - председатель Совета министров Латвийской ССР (1976-1987)
  • Дмитрий Петрович Горюнов (1915-1992) - главный редактор газеты «Правда» (1959-1964), председатель Гостелерадио СССР (1964-1981);
  • Пётр Николаевич Решетов (1930-1997) - председатель Челябинского облисполкома (1973-1980), председатель Гостелерадио СССР (1981-1984);
  • Сергей Калистратович Романовский (1923-2003) - заведующий Международным отделом ЦК КПСС (1965-1971), первый заместитель министра иностранных дел СССР (1971-1983);
  • Виктор Петрович Поляничко (р. 1937) - первый секретарь ЦК ВЛКСМ (1969-1977), председатель Чкаловского облисполкома (1977-1980), председатель Челябинского облисполкома (1980-1988).

«Команда» Шелепина

Внешняя политика

Внутренняя политика

После отставки

Память

Высказывания Шелепина

Высказывания о Шелепине

Шелепин не глупый был человек, с хорошим образованием. Способный, но догматик.
Александр Яковлев
Он был прожженный сталинист бериевского типа, может быть, даже жестче. А положительное в нем было то, что он говорил: начинать обновление надо с верхов, чтобы аппарат вел себя прилично. Мне нравилось, что он говорил о привилегиях, как о заболевании государственного аппарата.
Александр Яковлев
Он не был мстительным. У нас ведь принято: как попал в беду, так вколачивают в землю по уши. А он не мстил людям.
Николай Месяцев
Я знал только двух человек в руководстве страны, которые сами снимали телефонную трубку, Косыгина и Шелепина. К остальным надо было пробиваться через помощников и секретарей. Причем если Шелепин был на совещании и не мог разговаривать, он всегда потом сам перезванивал.
Николай Егорычев
Мы все чувствовали, что имеем дело с умным, толковым, порядочным, добрым человеком, который искренне служит своей стране. Он был до щепетильности честным человеком. Ни дачи, ни машины, ничего у него не было.
Николай Егорычев
Будучи членом Президиума ЦК КПСС, отказался от положенной ему охраны, в быту был скромным, лично оплачивал все свои расходы, негативно относился к привилегиям.
Николай Зенькович
Манера разговора напористая, бескомпромиссная, резкая. Черты лица были заостренными, колючими. Подчас грубоватый, но открытый. Был крупным, лысеющим, с лохматыми бровями и пристальным, но как бы одновременно скользящим взглядом. Носил башмаки сорок четвертого размера. Слыл энергичным, честолюбивым, с карьерой типичного аппаратчика.
Николай Зенькович

Продолжение следует...

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.