ФЭНДОМ


Алексей Петрович Воронков
Ору

Flag of Russia.svg
Военный министр РДР
1a67cb4213016ed7322fc251b0e3886e download-full-size-double-headed-eagle-clipart 1600-1484
1946 - 1960
Глава правительства: Георгий Болдин
Президент: Артем Вольнов (1946 - 1955)

Алексей Криволапов (1955 - 1960)

Предшественник: Николай Врангель
Преемник: Афанасий Барсуков
 
Гражданство: Российская Демократическая Республика
Вероисповедание: Православие
Рождение: 6 июля 1885
Смерть: 3 января 1964
Похоронен: Мавзолей Героев, Новгород
Род: Воронковы
Имя при рождении: Алексей
Отец: Петр Игоревич Воронков
Мать: Анастасия Николаевна Воронкова
Супруга: Екатерина Сергеевна Ярцева (1904 - 1907)

Ирина Александровна Байкалова (1916 - 1923)

Дарья Аркадьевна Ветрова (1937 - 1964)

Дети: Владимир, Степан, Василий, Юлия, Иоанна.
Партия: "Правое дело"
Образование: Военная академия имени Суворова.
 
Военная служба
Годы службы: 1901 - 1960
Принадлежность: Русская Республиканская армия
Род войск: Артиллерия

Инженерная служба

Звание: Генерал армии
Командовал: 22-й "Стальной" дивизией

13-м механизированным корпусом "Стальных псов"

7-й армией

Афганским фронтом

Инженерной службой Генерального штаба

Юго-западным фронтом...

Сражения: Оборона Хуаньхэ.................
 
Научная деятельность
Научная сфера: Военная теория
Место работы: Новгород, РДР
Известен как: Автор сочинений на военную тематику, автор теории "Штормовой атаки"
 
Награды:

Золотой крест Республики

Президентская медаль

Орден Пестеля I, II-й степеней

Орден Андрея Первозванного с мечами

Орден Скобелева

Полный георгиевский бант


______________________

Герой Германии (ГДР)

Орден Белого Солнца (Китай)

Александровский крест с мечами (Ромейская Республика)

Мы пришли завершить начатую двадцать семь лет назад работенку. Теперь мы обязаны ее завершить - и завершить навсегда. Прямо перед вами, солдаты, логово французского зверя. Уничтожьте его. Сожгите. Сделайте же так, чтобы больше Франция никогда не стояла на нашем пути! (Выступая перед войсками во время форсирования Рейна)
Главная беда Алексея Петровича в том, что все его недостатки замечаешь за первые десять минут знакомства, а его многочисленные достоинства раскрываются на протяжении долгих лет. (Николай Врангель)

Алексей Петрович Воронков (6 июля 1885, Киев - 3 января 1964, Новгород) – Российский военный деятель, один из 7 генералов армий (высшее воинское звание) Российской Демократической Республики в истории, активный реформатор военного устройства и армии РДР во времена Интербеллума, теоретик и практик механизированной войны. Участник Второй гражданской войны в Китае, Великой войны, Исламского Возрождения, "Мясного кризиса" и Второй Европейской Войны. Один из заместителей Верховного главнокомандующего вооруженными силами РДР во время Второй Европейской Войны, Василия Витальевича Шульгина и его доверенное лицо в это же время. Один из самых авторитетных и уважаемых военных деятелей в истории РДР не считая Корнилова, и Врангеля в новейшей истории РДР. Также известен как активист и деятель консервативной партии "Правое Дело" придерживавшийся крайне правых и антифранцузских идей. Военный министр РДР с 1946 по 1960, во время работы в этом ведомстве так же отличился коренным реформированием российской армии, и кроме того отличился активным продвижением политики наращивания военного потенциала РДР. Писатель, автор многих трудов по военной тематике и военной истории России, а так же автор крайне откровенных для военного мемуаров под названием «Железо и кровь: Дневник Русского офицера» где автор изложил свое видение исторических событий происходивших на его глазах и собственных взгляд на них.

Отношение к этому генералу в современном российском обществе довольно противоречивое. В устах поклонников, он является реинкарнацией Наполеона, гением военного дела, лучшим командиром России во время Второй Европейской, тем, кто смог остановить вражеское продвижение по земле Отчизны. Другие же считают его грубым солдафоном, напрасно жертвующим своими солдатами и неоправданно жестоким к вражескому мирному населению.

Биография

Ранняя биография

Тян

Анастасия Николаевна Воронкова в 1870-х.

Родился будущий "Генерал-мотор" на одной из центральных улиц Киева, в семье известного в определенных кругах ученого-естествоиспытателя Петра Воронкова и его молодой жены Анастасии. Отец был потомком крестьянина, получившим прекрасное образование и обожающим любые приключения и авантюры. Он постоянно находился в разъездах по дальним окраинам России, забираясь во все более глубокие дали, причем обязательно привозя из странствий различные сувениры и памятные вещи. Мать же происходила из небогатой, но довольно знатной малороссийской фамилии, которая с помощью такой удачной женитьбы значительно поправила свои финансовые дела. Она всегда оставалась утонченной, романтичной и артистичной натурой: свои черты характера она будет стараться привить сыну, впрочем, без какого-либо особого успеха. В дальнейшем это выльется в размолвку между матерью и сыном, о которой последний к концу жизни будет сожалеть.   
...Говоря по правде, моя мать меня воспитывала чутким и отзывчивым человеком. Она верила,что все люди рождаются добрыми и хорошими, и привила мне тогда эту веру. В этом и была суть скрытой вражды моего отца и моей матери: они хотели воспитать меня по своему образу и подобию. Я тянулся тогда к своей матери, и она меня воспитала мальчиком, который не мог остаться равнодушным когда кому-то больно или плохо. Её жизненный принцип был таков: нужно ко всем людям относиться с добром. Но то,что я увидел в Африке, во французской вотчине...то отношение к коренному населению, та жестокость. Я видел людей, у которых были отрублены руки, и видел, как колонизаторы обращались с чернокожими, не жалея даже детей. В одночасье я понял, что не все люди добрые и хорошие, и столкнулся с тем, что не укладывалось в воображении маленького ребенка. Но так как я был чутким и не мог относиться к такому равнодушно, я возненавидел французов. Именно её воспитание, то,что она привила мне чуткость и милосердие и привело к моей ненависти к французам, когда я увидел всё это. Вернувшись на Родину, мне стало невыносимо жить в киевском обществе, находиться на этих балах, и приемах - ведь интеллигенция наслаждалась жизнью, и им было плевать на то,что там происходило, плевать что французы вытворяли с местным населением. Это было мне отвратительно, но моя мать это не понимала, она не видела этого. И я был очень юн и не понимал её, не понимал, почему она хотела как-то повлиять на меня, почему нанимала репетиторов по фортепиано, и прочее, что она делала ради меня. Я допустил много ошибок в своей жизни, но расставание с матерью и непонимание ее действий - самая большая личная ошибка в моей жизни, о которой я всегда буду сожалеть, ведь утраченного времени уже не вернуть никогда... - Алексей Воронков

Мальчик был долгожданным и единственным ребенком семейной пары, казалось, что ему обеспечено прекрасное и спокойное существование в стремительно растущем городе. Но в пятилетнем возрасте Леше пришлось оставить родной дом: отец отправлялся в продолжительную командировку от Русского Географического Общества в Сокото , которое в это время как раз переживала бум развития под умелым управлением королей и французских советников. Не желая оставлять мальчика с матерью, которая, по его мнению, только окончательно его испортила бы, Петр Воронков берет Лешу с собой в Африку. 

Это путешествие имело огромную важность для становления характера Алексея. Во-первых, благодаря африканским землям он приобрел любовь к приключениям (по мнению неприятелей, авантюрам) и стал яростным франкофобом, видя, как французы обращаются с местным населением. Пока папа пропадал на работе, Леша, если не сопровождал его, оставался один в доме, быстро учась самостоятельности. Во время прогулок по городу, они видели то пренебрежение, с которым колонизаторы обращались с аборигенами, хотя формально все и покрывалось благородной цивилизаторской миссией. Если доверять воспоминаниям Воронкова, то особенное впечатление на него произвела следующая сцена: на одной из главных улиц небольшого поселка пожилой негр недостаточно низко поклонился молодой француженке-аристократке, за что был бесчеловечно избит ее белыми слугами. Как рассказывали потом, старик скончался в тот же день на руках родных; когда же те решили добиваться справедливости, убитый был обвинен в покушении на жизнь девушки и его семье пришлось платить огромный денежный штраф. Этот инцидент и многие другие происшествия такого же рода всколыхнули в Воронкове-младшем ненависть и озлобление против французов, которые он сохранит на всю оставшуюся жизнь. В 1898, когда Леше было 13, в Сокото было убито более двадцати колониальных чиновников, из которых 14 были напрямую связаны с полицией. Неизвестно, к каким выводам в итоге пришло следствие, но в том же году Воронковы стремительно покидают Сокото, а Леша вернулся в Киев с охотничьим ружьем, неплохим для его возраста навыком стрельбы и обширными познаниями в человеческой анатомии. 

Семья воссоединилась - к вящему ужасу Анастасии Николаевны, которая с трудом узнавала своего ненаглядного Алексея. За время пребывания в Африке он почернел, огрубел, совершенно отбился от рук и стал неуправляемым. Попытки же обуздать его нрав с помощью уроков фортепьяно и обязательных посещений "высшего" киевского света успехов совсем не возымели. Они только ухудшали отношения между сыном и матерью, окончательно испортив их к Лешиному 15-ти летию. Единственная мера, которая хоть как-то повлияла на его характер, было обязательное посещение воскресных служб. Молодому человеку очень нравились православные обряды с их пышностью и вычурностью: позднее, день за днем, он начинает постигать саму суть веры, отдавшись ей всем сердцем. Позднее он будет писать: "В те дни я молился за счастье России и на погибель ее врагов-французов. Кто же знал, что я сам буду воплощать молитву?". Также провалом закончились все попытки Воронковой свести сына с какой-нибудь "приличной" невестой: слухи о бешеном нраве Леши успели проникнуть во все дома Киева, и везде ее ждал решительный отказ. Отчаявшись хоть что-то сделать с ним, мама поддерживает его намерение уйти в кадетский корпус, в далекий Петроград - в дальнейшем она будет вспоминать, что надеялась, что хоть там, с помощью армейской дисциплины, воспитатели обуздают буйный характер сына. Видя, с каким восторгом к этой мысли относится сам Алексей, Петр Воронков не счел возможным спорить, дав тому свое отеческое благословение и деньги на первое время в столь дорогом городе, как морская столица России. 

Учеба

Учеба в кадетском корпусе имени Суворова началась для Алексея в 1900-м году, корпус славился своей жесткой муштрой, и казарменным положением, однако вместе с этим, имел очень широкую базу в теоретической военной подготовке курсантов, в ущерб физической. Изначально молодому Воронкову было трудно привыкнуть к военной дисциплине, и к муштре, во многом из-за его характера, однако впоследствии множество раз перенеся наказания за недозволительное поведение, он перестал нарушать дисциплину. Сам Воронков однажды вспоминал: 

Военная дисциплина, и субординация не была у меня в крови, и сам я во время учебы, молодым кадетом, не особо соблюдал дисциплину и порядок. Ни одной недели не обходилось без нарядов, и без розг. Я не был из военной семьи, отец был сыном крестьянина, настоящим русским мужиком, а русский мужик всегда говорит по существу, а если что, может и в морду дать так что зубы вылетят. Благо мне очень быстро "вбили" в голову что в армии таким не место. - Алексей Воронков, об учёбе в Кадетском корпусе.

Как уже было сказано, корпус не обладая достаточно хорошей базой, в плане физической подготовки курсантов, тем не менее компенсировал это теоретической базой, в особенности в деле преподавания тактических и стратегических дисциплин, и что ещё более важно для карьеры Воронкова, в корпусе была отличная база технической подготовки курсантов. Преподаватели корпуса, ветераны многих войн, в числе которых офицеры, служившие под началом прославленного Генерала Скобелева, были прогрессивно настроены, и тщательно следили за военными новинками, особенно техническими.

Это было как нельзя, кстати, для молодого курсанта Воронкова, так как военная служба была овеяна для него ореолом героической романтики, что послужило причиной его выбора военной карьеры, и кроме всего прочего интересовался различными новшествами, как и любой другой подросток. Будущий «Генерал Мотор», став в большей мере соблюдать воинскую дисциплину, чем остальные его сокурсники, с упоением предавался изучению военной истории России, от древних времен, до времён республики, военной истории других стран мира. Изучал тактику и стратегию, и ещё в большей мере изучал современные виды оружия, особенно автоматическое оружие, представленное пулемётом американского инженера Хайрема Максима, и новейшие разработки в сфере артиллерии, и особый интерес проявлял к артиллерийским системам Круппа. На уроках черчения, и математики проявил настоящий талант, спроектировав полевое орудие. Преподаватели высоко оценили его работу, найдя его проект интересным, и подчеркнув интересные проектные решения.

В то же время стоит отметить, что кадетский корпус им. Суворова, был элитным учреждением, и большинство его курсантов были либо из Великого Новгорода, или из Санкт-Петербурга, новой и старой столицы России, с устоявшимися нравами, и традициями. И Воронков, сын известного доктора и натуралиста Петра Игоревича Воронкова, коренной Киевлянин, явно не вписывался в коллектив, и за свои простацкие манеры, свойственные юношам рано привыкшим к самостоятельной жизни, вызывал насмешки, как и его неумение вести себя в высшем обществе, особенно за обедом, и на танцах, чем заслужил среди курсантов прозвище «Сноб». Из-за дефицита общения среди сверстников, Воронков больше общался с инструкторами, основной костяк которых были офицеры, и солдаты(Инструкторы, по боевой, и строевой подготовке). В частности Воронков живо интересовался различными солдатскими ухищрениями, и приемами. За отсутствием общения среди сверстников, часто писал родителям, и ходил в церковь, на службы. Это так же стало причиной его повышенного интереса к учёбе. По окончании корпуса, Воронков имел завидный аттестат, и характеристики со стороны преподавателей, и инструкторов. Исключение составляла оценка его знаний по этикету, в сопроводительной характеристике в частности значилось – «Не имеет чувство такта. Грубоват в общении словно заправский солдафон. Абсолютно не умеет ни танцевать, ни вести себя в обществе, не обладает никакими манерами». Именно из-за плохой оценки по этикету, это не позволило Воронкову занять первое место на выпуске своего курса Кадетского корпуса в 1903 году. Обладая отличным физическим здоровьем, и талантом к военному делу, и особенно к инженерному, он был рекомендован к продолжению обучения в Русской Военной академии им. Ермолова, в Великом Новгороде. После сдачи вступительных экзаменов, Воронков был принят в военную академию в 1903 году.

В академии было помимо выпускников различных кадетских училищ, и корпусов из Санкт-Петербурга, и Великого Новгорода так же и выпускники из Москвы, Киева, Калуги, Твери, и многих других городов. Разношёрстная масса, а так же работа инструкторов по распределению, и квартирмейстеров, по созданию рот курсов по принципу экстерриториальности, исключала проявление землячества, и обособленности различных групп внутри учебных рот, что плохо влияло на дисциплину. Тем самым Воронков не оказался изначально во враждебной среде, что очень помогло ему в дальнейшем.

Благодаря своему багажу знаний, а так же богатый на истории из своей совместной с отцом жизни, и путешествий, особенно в Африке, он быстро стал популярным на своем курсе, часто помогал отстающим, и постепенно стал проявлять лидерские качества. Уже на первом курсе, преподаватели отметили отчётливое лидерство Воронкова в своей роте, и назначили его Вице-сержантом роты. Это по факту первое его повышение по службе. В свободное от занятий время, Воронков часто устраивал игры в футбол, зачастую с другими ротами. На футбольном поле часто как командир команды проявлял свои тактические новшества. В дальнейшем Воронков в воспоминаниях высоко оценивал влияние различных командных видов спорта на развитие тактического склада ума: 

...Футбол, и другие командные виды спорта отлично влияют на развитие тактического склада ума. Это особенно важно во время непосредственного боя, для солдат, и младших офицеров. На поле, вы во первых видите поле, видите противника, и во время оживлённой игры видите возможности для себя, и для остальных членов команды, и вы знаете кому дать мяч, или где его ловить. В современной войне, и особенно во время Великой войны, все линейные реляции ушли в прошлое, и во время штыкового боя, нужно очень быстро думать. На что похож ближний бой, спросите любого солдата, он вам ответит - Футбол. - Алексей Воронков, из воспоминаний "Железо и Кровь".

В общекомандном зачёте его рота начиная с его появления в академии, заканчивая его выпуском из академии, прочно удерживала первое место по футболу в Военной Академии им. Ермолова. Однако, как и прежде Воронков очень большое внимание уделял учёбе, и особенно изучению тактики и стратегии, и особенно инженерному делу, и свободное время предпочитал тратить на изучение соответствующей литературы, из-за чего редко ходил на различные вечеринки. Исключая модное тогда в Великом Новгороде Кабаре, по признанию самого Воронкова, исключительно из-за его любви к красивым женским ногам, из-за чего не смотря на своё лидерство в роте и на курсе собственно, считался среди курсантов чудаковатым. Так же Воронков не пропускал ни одной свежей новости, часто покупал газеты, особенно те, чья тематика была связана с техническими новинками. В частности Воронков интересовался автомобилями, и вступил в автомобильный клуб, и быстро освоил автомобиль, и научился ездить на автомобилях. Свою страсть к автомобилям он сохранит до конца своей жизни.

Так же стоит отметить, что во время учёбы в военной академии в Великом Новгороде, Воронков окончательно рассорился со своей матерью, и отцом. Во многом из-за того что в 1904 году, его отец, к тому времени уважаемый доктор, и член академии наук, договорился о помолвке Алексея с дочерью богатого промышленника, что поддержала его мать, которая желала что бы её сын женился, и тоже завёл семью. Алексей изначально отнесся к этому негативно, но после знакомства с невестой, ничего слышать не хотел о свадьбе с ней, так как нашёл невесту из общества скучной, и дурной, заявив родным что «скорее он будет сожительствовать с путанами в публичном доме, чем жениться на этой балтийской селёдке». Тем самым Воронков рассорился с родителями, и в дальнейшем лишь изредка поддерживал с ними контакты. Причина того что Воронков не принял невесту, была во многом из-за его влюблённости в танцовщицу в одном из Кабаре клубов куда он приходил со своими друзьями по академии, Екатерину Ярцеву, которая была старше его на 6 лет. Вскоре после расторжения помолвки с невестой которую ему подыскали родители, он сделал предложение Ярцевой, и вскоре женился на ней. Брак не продлился долго, и уже в 1907 году пара развелась, причиной послужила неуживчивость характеров супруга, и супруги. Первый терпеть не мог, когда ему перечили, и не собирался полностью отдаваться семейной жизни, стремясь построить военную карьеру, к тому же Воронков был излишне ревнивым. Вторая не могла вынести ревность, и командный тон супруга.

Именно в это время, Воронков стал проявлять активность как военный теоретик. Первым серьёзным успехом для него стала его работа по Войне Третьей коалиции 1805 года, благодаря которой он привлёк внимание Генерала кавалерии и так же военного теоретика Алексея Брусилова, в те годы Интенданта Военной Академии им. Ермолова. Брусилов отметил работу Воронкова как «блестящую», а выводы сделанные им на основе его багажа знаний по военной науке, абсолютно верными:  

...Выводы сделанные этим молодым курсантом в своей огромной, и очень насыщенной работе, достойную работ теоретиков из академии генерального штаба, в высшей степени верные. Молодой человек демонстрирует высокие познания в военной науке, в частности в стратегии, и высокие познания в истории. Надеюсь сей молодой человек, продолжит изучать военное дело, и историю. И если свое великолепное прилежание в военных дисциплинах, и напористость в изучении любых тем достойных изучения, он будет и дальше в подобном духе проявлять, он обеспечит себе хорошую военную карьеру. А пока эта блестящая, и трудоёмкая работа есть не что иное, как посмертное признание забытого нами полководца, Михаила Кутузова, погибшего под Аустерлицем. - Из дневников Генерала Брусилова, 1905 год.

В своей работе, Воронков проанализировал действия Наполеона, и Антифранцузской коалиции, и обозначил с ссылкой на источники, и с большими разъяснениями, ошибки которые Наполеон допустил во время компании, и указал на ошибки командования Антифранцузской коалиции. В частности Воронков нелицеприятно отзывался в своей работе об Австрийских военных, и императора Александра I, которого называет лично ответственным за провал кампании. Воронков так же указал на абсолютную правильность выбранной стратегии отступления, и рассеивания принятую ранее Кутузовым погибшем во время сражения при Аустерлице, и отказ от стратегии Кутузова по измору Французской армии, в пользу генерального сражения главной ошибкой кампании. Позднее из этого исследования, Воронков напишет фундаментальный труд по военной истории «1805: Триумф Наполеона, или случайность?». Брусилов впечатлённый капиталом знаний в военной науке молодого курсанта, предложил тому отпуск, или какую нибудь награду, однако вместо этого Воронков попросил освободить его от уроков Этикета, и прочего связанного с культурой, и обязательных посещений официальных мероприятий где ему приходилось заниматься тем что ему не нравилось. Тем более сам Воронков люто ненавидел Этикет, так как из-за этого предмета он не смог стать первым в списке выпускников 1903 года Кадетского корпуса им. Суворова. Сам Воронков мотивировал свою просьбу желанием больше времени уделять изучению всего связанно с войной, и тренировке своей футбольной команды. Брусилов ошарашенной просьбой молодого курсанта, не счёл нужным предлагать ему что-то другое, описав этот случай в своём дневнике: 

Вчера я наконец-то увидел курсанта Воронкова, чья работа очень поразила меня. Мы недолго пообщались с ним. Я поблагодарил его за прилежание, и за интерес к военной науке как таковой, и к истории нашей армии. Я спросил его какую он желает награду, я предложил ему отпуск, должность знаменосца академии, и дополнительную стипендию. Но он попросил что бы у него убрали из программы обучения, курсы этикета. Я настойчиво ему предлагал отпуск, и стипендию, но он стоял на своем, постоянно сетуя что этикет отнимает у него время нужное на то что бы тренировать свою футбольную команду, и что ему хотелось бы более углублённо изучать инженерное дело, и военную теорию. В конце концов я удовлетворил его просьбу. Стоит однако отметить, что его более солдатский чем офицерский нрав, и отсутсвие манер, и вправду не изменить даже лучшим преподавателям этого предмета. Курсант с огромным капиталом познаний в военной теории и истории, как по мне с близкого расстояния больше походит на заправского Вахтмистра, чем офицера. Впрочем, если он желает больше времени уделить военному делу, то это будет возможно хорошей компенсацией за отсутствие всяких манер. - Из дневника Брусилова, 1905 год.

Воронков окрылённый своей удачей в военной теоретике, продолжал шагать вперёд, следующим его трудом была Военная кампания против колонны Паскевича в 1925-26 гг. Данный труд как и ранее серьёзно проработанный на основе военной науки, не имея никакой политической окраски, вызвал ажиотаж в Военной академии, и скандал. Причиной этому послужила высокая характеристика со стороны молодого Алексея, действий Паскевича во время того неудачного похода. Паскевич многие годы оставался воплощением контрреволюционной реакции, сторонником царизма, и противником революции, что послужило причиной для обвинения Алексея в монархической пропаганде. В те годы, связи с тем что эмигрантские монархические круги активно поддерживались Францией, а новый император и вовсе был женат на Романовой, и подобное справедливо расценивалось негативно, и как угроза.

Против Воронкова была огромная часть преподавателей, во многом из-за того что Воронков часто дискутировал, и критиковал их за «преклонение перед Французской военной наукой». Стоит при этом отметить что Французы со времён Наполеона Первого, и после и Третьего задавали серьёзный тон в военной науке, и многие страны мира перенимали их опыт, включая и извечных противников, вроде Германии и России, и Военная Академия им. Ермолова не была исключением. А потому критика Воронкова, не смотря на его подкованность в военном деле, и умение аргументировать свою позицию, воспринималось бывалыми офицерами не иначе как чудачества.

На выручку Воронкову пришёл опять таки Брусилов, дав заключение по поводу его работы, по сути Брусилов спас молодого талантливого курсанта от возможного исключения из Академии. В дальнейшем Воронков не брался за провокационные темы, но предметом его исследований всегда была отечественная военная наука, или же Британская с Американской, и их противопоставление Французской военной мысли. Своими кумирами Воронков по собственному признанию считал Румянцева, Суворова, Ермолова, и Скобелева, а из иностранцев его кумирами были фон Мольтке, Закари Тейлор, и Уиллис Грант. При этом стоит отметить, что Воронков не смотря на свою Франкофобию, довольно таки внимательно изучал французскую военную науку, и искал в ней изъяны, и слабости. И противопоставление ей, русской военной мысли, вместе с английской и американской, он делал во многом для поиска лучших тактических приемов, построения стратегии, обучения войск, технического оснащения, и прочего. Для выявления в них превосходящих характеристик, которые следовало бы улучшать и развивать в будущем, для войны с Францией. Во многом его теоретические познания в будущем предопределили успешность действий Воронкова на поле боя против Французской армии.

На военных учениях, Воронков так же проявлял заметные успехи. Особенно сильно отличился Воронков в деле переброски сил на различные участки поля боя, и в применении артиллерии. По окончанию обучения в военной академии им. Ермолова, имел высокие характеристики со стороны интенданта академии ген. Брусилова. В карточке выпуска 1907 года, Воронков был первым на курсе. Этикет от которого был освобождён приказом Брусилова, не учитывался при оценке. В выпускной общей характеристике значилось:

Лейтенант Воронков, Алексей Петрович, во время учёбы в Русской Военной академии им. Алексея Ермолова, не единожды на учениях, и в спортивных состязаниях проявил выдающиеся лидерские качества, будучи Вице-сержантом своей учебной команды. Проявил прилежание в учёбе, и проявил особый талант в военно-тактических дисциплинах, и в инженерном деле. Особую находчивость проявляет в тяжелой обстановке, и в тяжелый изначально заданных условиях. Имеет огромный капитал знаний в инженерном искусстве, в частности в артиллерии, и в способах её применения. На учениях проявил выдающиеся умения командования артиллерией. Имеет глубокие познания в военной теории. Имеет превосходное здоровье, и прекрасную физическую форму. Превосходный стрелок.

По окончанию курса обучения, имея солидный капитал знаний в военном деле, был сначала зачислен в действующий резерв Русской Армии, а в дальнейшем отправлен на службу Лейтенантом, и командиром артиллерийской батареи 344-го артиллерийского полка 4-й пехотной дивизии республиканской армии. Но не успев даже войти в курс дела, и обучить новобранцев, как началась Гражданская война в Китае. Стал формироваться Добровольческий корпус, и Воронков прознав о том что формируется корпус, и понимая что там необходимы опытные офицеры, желая наконец-то побывать на настоящей войне, сразу подал заявление о зачислении его в Добровольческий Русский корпус. Вскоре он получил утвердительный ответ, и был принят в корпус, на ту же должность что и ранее, командира артиллерийской батареи.

Китай

Великая война

Интербеллум

Вторая Европейская война

Военный министр

В отставке

Личность

Цитаты 

Запомните! Никогда ни один подонок не побеждает в войне, погибая за свою страну! Он побеждает, заставляя другого бедного подонка погибнуть за его! (Перед началом битвы за Люксембург, 1916)
Русские любят драться. Любой настоящий Русский - любит драку до крови, до победы.
Моя война будет продолжаться, пока остается хоть один француз с оружием опаснее кухонного ножа. Хотя, я бы и его у них забрал. (О мирном договоре после 1917)
Это не мир, а перемирие на, лучшее, четверть века. (Тогда же)
Русский человек - главный в России. Кто-то, кажись, забыл? Я и мои ребята напомним им их место. (Перед началом подавления восстаний в СА)
Если Вы мне понравитесь, можете звать меня Лешей. Но знаете что? Вы мне не нравитесь! (Президенту Польши Дмовскому во время "Красной атаки")
В такие минуты я искренне жалею, что у нас в стране - демократия. (Комментируя пассивность России во время "Мясного кризиса")
Я не признаю принадлежности французов к Европе - я отношу их к Азии, к Азии Атиллы, Чингисхана, Батыя и Тимура. Мы не способны понимать их, и, имея более богатый опыт общения с ними, чем хотелось бы, должен честно признаться, что у меня нет особого желания понимать их, если не считать понимания того, сколько потребуется свинца, железа и бензина для их истребления. Французы не уважают человеческую жизнь - они сукины сыны, варвары, алкоголики и фанатики. Василий Витальевич! Я жду приказа, чтобы выбросить их за Рейн, а, если хотите, и в Атлантику!
Надеюсь, Бог будет милосерден к нашим врагам - потому что я не буду. (1943)
Космические полеты? Я не считаю это интересным.

Цитаты о нем

Интересные факты

  • Прославился дурным и неуживчивым характером, сменил за воинскую карьеру более 17 адъютантов. 
  • Хвастался, что первого француза убил в тринадцать лет. 
  • Несмотря на то, что он был "отцом" бронемеханизированных войск России (состоящих из ударных соединений барелей), и то что он командовал боевыми подразделениями, сам Воронков, начиная с 1915 года при переводе из Артиллерийского корпуса в Инженерный для участия в проекте создания русских барелей, как один из практиков применения техники в военных целях во время войны, не входил в последующем в кадровый состав Бронемеханизированных войск до конца службы оставаясь кадровым офицером Инженерной службы. Таким образом он единственный Генерал Армии из 7-ми, кто был в составе Инженерных войск (2-е из Генералов Армии были от кавалерии, четверо других от пехоты).
  • Лично участвовал в испытаниях новейших видов барелей во времена Великой войны, Интербеллума и Второй Европейской войны, как практик применения барелей, опытный командир и водитель бареля. После каждого испытания давал рекомендации и советы проектировщикам и инженерам, что бы те улучшили новую боевую машину. 
  • Основоположник концепции основной боевой единицы: именно по его рекомендации инженерный корпус и военная промышленность во времена Интербеллума перешли на выпуск унифицированной военной техники. Были выпущены основные боевые барели и самолеты, что позволило улучшить производство и снизить до минимума финансовые и ресурсные затраты при производстве данной техники, а это дало возможность военному министерству перераспределять высвободившиеся средства на другие программы переоснащения армии. Впоследствии благодаря внедрению данной концепции Россия во время войны с Французским Государством во многом опережала в военном плане Францию, в чьей армии был настоящий "зоопарк" различной боевой техники, что усложняло производство новых единиц взамен утраченных в ходе боевых действий. Данная концепция позже применялась другими странами для формирования своих вооруженных сил.
  • Во время войны в Китае пристрастился к опиуму, однако преодолел зависимость к 1922 году.
  • После Люксембургского сражения французские военные прозвали его Русский Жюно, сравнивая Воронкова со знаменитым генералом Наполеоновской армии, любимчиком самого Наполеона Жаном Андрошом Жюно, имевшим прозвище "Буря" и прославившемся своей храбростью.
  • Единственный представитель "Правого Дела" в правительстве социалиста Болдина, который был премьером при социалистах Вольнове и Криволапове. Воронков занимал пост военного министра, что было обусловлено популярностью Алексея Петровича и его влиянием в армии.
  • Оппозиционная печать и партийная печать РСП в начале президентского срока Вольнова часто обвиняли Воронкова в намерении устроить переворот против правительства, с которым очень часто последний открыто не соглашался, как и с курсом Вольнова. Газеты сравнивали знаменитого генерала с Де Голлем и Петеном, ссылаясь на его личные политические убеждения. В ответ на это Воронков в 1948 году, в присутствии журналистов и президента Вольнова в Дубовом кабинете, поклялся на шпаге Строганова (которая является президентской регалией),что будет защищать демократию и конституцию страны,как он делал это раньше, и под взором телекамер, склонив колени перед портретом Строганова, обнажил шпагу и поцеловал лезвие. Данный жест прекратил кривотолки в его адрес и повысил авторитет Вольнова в народе, так как прославленный генерал, невзирая на личные убеждения, всё же не пошел напрекор его курсу. Примечательно, что до этого жеста подобную клятву приносили только избранные президенты, что имело ошеломляющий эффект. Позднее,после того как Мария Кузнецова была избрана президентом, премьер и правительство после окончания формирования правительства, приносили в Дубовом кабинете клятву в верности Конституции и Демократии на шпаге Строганова, что стало очень популярной традицией и после "Золотого Двадцатилетия" в Президентском доме. Сама Кузнецова ввела её, будучи под впечатлением от того самого жеста Воронкова.
  • Увлекался автогонками, на личные сбережения купил себе несколько гоночных автомобилей, и даже во время пребывания в должности военного министра предпочитал сам водить свой служебный мерседес белого цвета. 
  • Известен как коллекционер старинного оружия. Собрал за всю жизнь более тысячи различных видов оружия в основном именного стрелкового оружия. Предметом особой гордости Воронкова был пистолет, принадлежавший Пушкину, именной пистолет третьего президента России Трубецкого, сабля Хасан-паши и шпага Алексея Ермолова. После его смерти, по завещанию Воронкова, коллекция была передана в Музей Русского оружия, где ныне занимает особое место.
  • Высоко ценил полководческий талант Де Голля, и Оливера Фурнье. Во время Интербеллума следил за их карьерой и старался как можно лучше изучить их стиль работы, их новшества, предопределив, что в будущей войне против Франции он будет сражаться с ними обоими. Несмотря на свою франкофобию, в мемуарах высоко оценивал двух этих французов и их полководческие таланты.
  • Несмотря на приведенные выше сведения о высокой оценке со стороны Воронкова Де Голля, и Фурнье, сам Воронков на вопрос журналиста газеты "Новгородский вестник" в 1957 году кого из своих противников по ту сторону фронта Второй Европейской войны он больше всего уважает, и кто по его мнению был самым лучшим, Воронков ответил: "Рокоссовский. Он был лучшим из них. Такие полководцы встречаются раз в сто лет. И так вышло что таковым был поляк - Рокоссовский. Он был моим самым серьезным противником, и честно я бы предпочел раз триста пройти поля Фландрии и Гамбург, чем хотя бы один раз с ним воевать". Как и в случае с Де Голлем и Фурнье, Воронков после переворота в Польше так же стал присматриваться к Рокоссовскому, изучая его.
  • В 30-е годы будучи командующим Инженерного корпуса армии России, и занимаясь перевооружением, помимо того, что внедрил концепцию основного боевого бареля, осознал важность ракет и реактивных самолетов в будущем, буквально продавил создание Ракето-Реактивного Института и Агенства Высотных Исследований, которые в будущем стали ядром Русского Национального Космического Агенства, благодаря чему Воронкова можно считать "крестным отцом" русской космонавтики. Сам же Воронков, несмотря на этот титул, всегда относился к перспективе космических полетов и исследований крайне скептически, полагая затраты на космическую программу безрассудными и бесполезными.
  • Имел дружеские отношения с президентом Шульгиным, генералами Тимановским, Плиа, и Беляевым, с Петром Врангелем не смотря на определенное соперничество, и даже вражду двух генералов в Великую войну, в Интрбеллуме и самое главное во время Второй Европейской войны Воронков так же уже после назначения Военным министром сумел построить дружеские отношения.
  • Историки, исследуя жизнь великого генерала, основываясь на его заявлениях и на исследовании его мемуаров, зачастую склонны считать политические убеждения Воронкова праворадикальными, во многом близкими французскому наргосу и "великопольской" идее.

В культуре 

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.