ФЭНДОМ


Каждый должен находиться на своём месте, ради Эквадора. Женщины на заводах, мужчины в окопах, дети в школах, а воры на виселице! Я заставлю врагов бояться великий эквадорский народ! Да здравствует великий Эквадор!
Альверо Вилли де Лебрейро де Сантолоза
15758

3666 Президент Эквадора55
1931—1979
Предшественник: Исидро Айора (де-факто временное правительство)
Преемник: Жуан Санта Дансалоне
3666 Председатель временного правительства Эквадора55
1930—1931
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Должность упразднена
 
Гражданство: 3666 Эквадор
Вероисповедание: Католицизм
Атеизм
Рождение: 15 февраля 1901
Смерть: 10 декабря 1979
Отец: Альфо де Лебрейро-Сантос
Мать: Эва Леардо Зарро
Супруга: Мария-Антуанета де Жусализа
Дети: Сальвадор
Габриэль
Партия: Беспартийный
Деятельность: Диктатор
 
Награды:

Национальный орден Сан-Лоренсо

Альверо Вилли де Лебрейро де Сантолоза (Alvero Willie de Lebreiro de Santolosa; 15 февраля 1901-10 декабря 1979) — эквадорский государственный и военный деятель, первый лейтенант сухопутных войск эквадорской армии. Пришёл к власти в результате военного переворота 1930 года. Президент и диктатор Эквадора (1931-1979).

«Эра Лебрейро» — период в истории Эквадора, во время правления Альверо Лебрейро, характерен установлением авторитарного режима. Однако при этом, во времена правления Лебрейро, в Эквадоре произошли значительные изменения почти во всех аспектах жизни, в ходе которых, к концу XX века, Эквадор стал экономическим лидером в Латинской Америке. В народе, Эра Лебрейро считается «Золотым веком Эквадора», или «Эра золотого малого и среднего бизнеса»[1].

Происхождение

Я родом из простолюдинов. Все мои достижения это заслуга фортуны
Предки Лебрейро прибыли в Эквадор в середине XVI века совместно с конкистадорами Себастьяна де Белалькасара. Первоначально, находившийся на высоком месте в колониальной управленческой лестнице, семья Лебрейро была разорена и оказалась в позиции мелких ремесленников потеряв ряд своих привилегий. Предки Лебрейро, как и большинство жителей Эквадора, в начале XIX века оказывали значительную поддержку Симону Боливару и поддерживали идею независимости своей страны от Испании.

Сэр Гонсалес Канса де Лебрейро в 1846-1847 годы был министром Кито, от консервативной партии. Активно участвовал в политической борьбе, и возможно, готовился стать диктатором Эквадора, однако был убит сторонниками либеральной партии в 1847 году. Неизвестные расстреляли его во время митинга на центральной площади Кито. Не смотря на то, что убийц так и не нашли, все подозрения пали на его противником из либеральной партии.

Кито3

Пригородные районы Кито

Дед будущего диктатора — Сальвадор де Лебрейро (1846-1907). Рабочий. Сын убитого Гонсалеса Лебрейро. Отец старался дать своему единственному сыну достойное образование, но после его смерти Сальвадор был отчислен от гимназии за неуспеваемостью. Уже в 13 лет он потерял мать, которые умерла во время очередной эпидемии оспы, и стал бродягой. В 18 лет пошёл в армию, фактически единственный шанс на нормальную жизнь. Там он провёл большую часть своей жизни. Дослужился до звания сержанта 1-го класса. Участвовал в подавлении мелких крестьянских восстаний в горах. Несколько раз был ранен. В 1869 году встретил в госпитале будущую жену — Эмиль. В 1870 году у них родился единственный ребёнок — Альфо. Остальные три ребёнка: две дочери и сын умерли в младенчестве. В 1884 году он эмигрировал в США, в надежде реализоваться в условиях «американской мечты» и перевести туда семью, однако через полгода вернулся ни с чем. Реальная суровая жизнь в Америке оказалась совершенно не той, на которую ожидали переселенцы. Прокормиться, даже одному, оказалось очень трудно. К тому-же эмигрантам из латинской Америке не было радо местное население. В итоге, добыв хоть какие-то деньги, он вернулся домой. В Кито работал рабочим на молочном заводе. Из-за ужасных условий работы и маленькой зарплаты участвовал (как и многие рабочие Эвадора) в статочном и забастовочном движении, за что был уволен в 1906 году с ещё 400 рабочими: активными участниками забастовочного движения. К началу XX века Кито являлась одной из самых опасных столиц мира. Убийства и грабежи в трущобах считались чем-то обычным. Семья Сальвадора считалась бедной, но при этом более менее приличной. Эмиль обладала огромным числом именных украшений, а дед наградами, в том числе серебренной наградной шпагой (которые он получил в 1868 году, за спасение жизни офицеру эквадорской армии, во время стычки с повстанцами). Так-же семья жила в огромном (по эквадорским меркам) домом из трёх комнат, ванной, столовой и гостиной. В ночь на 12 июля 1907 года, тройка местных грабителей ворвались через окна в дом, где спали её хозяины и убили их. После чего взяли все драгоценности и украшения, и ушли через парадный вход.

На похоронах присутствовала вся семья, в том числе и маленький Альверо. Киотское кладбище находилось за городом, на поляне. Во время процедуры похорон, заскучавший Альверо увёл своих сестёр в поле, где росла клубника. Никакого интереса к процедуре он не испытывал. Впрочем и взрослые так-же явно скучали, но виду не показывали.

Бабушка — Эмиль Карналагро (1850-1907). Жена Сальвадора Лебрейро. Выросла в обеспеченной семье столичных юристов. С детства была далека от политики, зато хорошо знала биологию и анатомию. Закончив школьную гимназию, Эмиль поступила в медицинский институт. Закончив его стала работать в военных госпиталях где и встретилась со своим мужем. Семья Эмилии была против замужества с представителем низшего класса, однако её это не остановила и вскоре она порвала все связи со своей семьёй и ушла из дома, взяв с собой только свои украшения. Первый ребёнок оказался и единственным. Два следующих сына и одна дочь умерли не дожив и до полгода. В Кито в то время, практически не было медицинских учреждений, и она организовала медицинское учреждение на дому: проводила диагностику, перевязывала, лечила зубы. Этим они и жили. Их огромный дом, был подарен братом Эмилии, Фредериком (единственным человеком из семьи, которые признал её любовь), т.к. тот был не последним человеком Эквадора. Умерла в один день со своим мужем.

223

Рыболовецкое судно «Fregadero»

Отец — Альфо де Лебрейро-Сантос (1870-18 марта 1967). Рыболовный охотник, капитан рыболовецкого судна «Fregadero»[2]. Беспартийный, хотя часто высказывал поддержку пролетарскому движению. Получил достаточно скудное образование. Из-за плохого материального состояния, с самого детства ему пришлось работать. Начинал с продажи бананов, как и многие дети трущоб. Попасть в армию он не смог, зато поступил моряком на рыболовецкое судно «Fregadero», ставшие его единственным местом работы. Из-за тяжёлых финансовых условий, часто платили морякам натурой — чаще всего свежей рыбой. В 17 лет, Альфо женился на Эве Леардо Зарро (1870-1958), которые ждала от него ребёнка. По настоянию отца жениха они венчались и жили всю жизнь, хотя они никогда не любили друг друга и имели связи на стороне. К тому-же оба они жили в разных городах: жена с семьёй в Кито, а муж в, имевший порт, городе Эсмеральдас. Вскоре капитана судна арестовали жандармы, а его место занял 35-летний Альфо. Однако нелегальная продажа жемчужин не прекратилась, и что-бы остаться незамеченным, Альфо использовал псевдоним «Сантос». Неоднократно плавал вдоль всего морского побережья Эквадора, а иногда и заходил в территориальные воды Перу, т.к. те никем не охранялись. В 1921 году судно попало в мощный шторм в 20 км. от порта «Пуэрто де Кайо». Однако всё обошлось. Семья жила бедно, даже не смотря на постоянный заработок родителей: Эва Леардо работала на двух работах и постоянно подрабатывала. Отношения его с сыновьями были очень натянутыми. Альфо часто бил свою жену на глазах детей, а иногда и выгонял их из дому. К тому-же страдал увлечением вином и виски. Уже в 14 лет, Альверо почти перестал общаться с ним, а позже и другие члены семьи тоже. В официальной автобиографии все упоминания об отце вычёркивались и об Альфо де Лебрейро-Сантосе, люди узнали только в первые годы третьего тысячелетия.

Детство и юность

Детство прошло в серых Китокских трущобах. Единственное спасение был футбол. Я бы одновременно и защитником, и вратарём и нападающем. Серые и нищие трущобы в тот момент становились настоящим футбольным полем…
Альверо Вилли родился 15 февраля 1901 года, в Кито, столице Эквадора, а именно в северном районе города. Он был уже пятым ребёнком в семье, и третьим сыном. Отец хотел избавиться от него, т.к. воспитать и прокормить большую семью было очень трудно, и только вступление старшего брата Леона уберегли его от детской смерти на улице. Мать так-же не хотела очередного ребёнка и до конца жизни не имела серьёзной привязанности к нему. В детском возрасте были попытки установить контакт, но безрезультатно. В последствии его воспитанием в основном занимался только Леон. Мать и отец, работали на трёх работах, в надежде заработать хоть какие-то деньги. Это оставило некий отпечаток на всю систему ценностей. Маленький Альверо уже с 8 лет был вынужден работать. В основном это продажа товаров: рыбы или фруктов на местных рынках, но иногда приходилось отработать на заводе. Условия труда, даже для взрослых были не выносимыми, а для детей смертельными — до 55% детей и женщин, трудящихся на предприятиях умирало. В отличии от своих братьев Альверо не так часто работал на этих заводах. Нищенское состояние привило к нему привычку экономить. Эта привычка осталась у него до конца жизни. Даже находясь во власти, он не особо тратился, а предпочитал скромную атмосферу.
Мать я видел только ночью, отца так вообще нет. Да и сам я, приходил домой только что-бы спать. Днём я играл в футбол, а в перерывах, старался заработать продажей бананов

Весной 1901 года, спустя пару недель, новорождённого мальчика крестили в католической церкви. Подаренный ему настоящий серебряный крест и «именной» амулет, оставшийся от бабушки, он носил до своей смерти. Не смотря на принадлежность к религии, Альверо почти никогда не посещал церковные заведения, а взрослея стал позиционировать себя как атеиста. Хотя сам часто говорил что верит в бога, но не верит религии и «главным паразитам государства»[3]. Позже у него окончательно сформируются антирелигиозные взгляды, хотя официального запрета на религию так никогда и не было. В мистику он не верил ещё с детства. И в последующем активно работал над тем, что бы искоренить анти- и лженаучные мистические истории и домыслы.

Ссс

Состав футбольной команды «Кито» в 1903 году.

Одним из основных развлечений киотской детворы (и не только) был футбол. Одним из основателей футбольного клуба «Кито» был брат будущего правителя Эквадора — Карлос. Постепенно стали образовываться множество любительских футбольных клубов от каждого района. Ещё в маленьком возрасте Альверо Вилли охотно наблюдал за футбольными матчами. Часто игры проходили прямо на городских улицах и рынках. Единых письменных правил игры тогда не было, так что в каждой команде были своих неофициальные правила. Одинаков для всех был негласный тезис: «Бей, беги, забей!». Эта речёвка стала основным лозунгом киотского, а постепенно и всего эквадорского футбола и активно использовалась болельщиками на триумфальном турнире 1962 года. Принципиальным соперником «Кито» был клуб промышленного района — «Патрия», состоящий в основном из детей рабочих. В «Кито» выступали в основном дети разорившихся фермеров, местных жителей и дети из соседних пригородов. По мимо игрового соперничества, молодые люди не разделяли и политических взглядов. Если дети рабочих были приверженцами коммунистической идеологии, то дети их противников были сторонниками либеральной идеологии. Их объединяло только общая ненависть к правящей власти.

  • Митинг рабочих
  • Конная полиция на улицах Кито
  • Леонидас Пласа Гутиеррес — президент Эквадора в 1916 году

Молодой Альверо долгое время не вмешивался в политические споры. Всерьёз заинтересоваться политикой его заставили массовые забастовки предприятий и профсоюзов прокатавшийся по Эквадору летом 1916 года. Большинство бастующих требовали 8-ми часового рабочего дня, увеличения заработной платы, улучшения условий труда, введения пенсий и страхований. Не одно из этих требований не было выполнено властями, а протесты были жёстко разогнаны. Без работы остались до 30 тысяч человек. За протестами стояли члены подпольной коммунистической партии Эквадора, которые и так была под запретом, после этого подверглась гонениям со стороны властей. Лебрейро, хоть и не был сторонником коммунистических, и вообще левых идей, сочувствовал идеям партии и людей. В отличии от многих своих игровых товарищей, он не был ярым критиком коммунистов и постепенно завёл вполне дружеские отношения с некими из этой команды[4]. При этом (совершенно неожиданно) был противником либеральных идей. Выступал за капитализм, революцию (при этом считал революцию естественным ходом истории, которые в любом случаи произойдёт) и сильную авторитарную власть, которые может дать людям процветание и развитие. Положительно относился к генералу Альфаро — президенту Эквадора 1897-1901 и 1906-1911 годах. Поддерживал его церковную и политическую политику. К его приемнику Гутьерресе относился плохо и поддержал его свержение в августе 1916 года.

В 1916 году на футбольную сцену вышли «железнодорожники» — работники железной дороги. Многие из «Кито», к тому моменту уже покинули клуб. Кто-то ушёл в армию, кто-то в взрослую жизнь. Фактически Альверо пришлось взять команду под свою руку. «Патрия» так-же переживала не лучшие времена. Во всех трёх товарищеских встречах, «Патрия» была бита. «Кито» так-же выступила несколько раз, и предсказуема проиграла. Железнодорожный «Локомотив» играл в жёсткую игру, активно подключал игру флангами и прочими невиданными в Эквадоре футбольными штуками. Альверо в начале лета 1916 года стал капитаном команды и проявил себя как лидера: забил победный гол в ворота «Патрии», и даже в проигранном матче с «Локомотивом» проявил характер и совершил ряд опасных манёвров. Лебрейро выступал за игры с новым соперником. Он считал что: «поражение это хорошо. Поражение это учёба. Та команда которые проигрывает, в будущем выиграет ещё больше трофеев, чем проигравшая». Постепенно команда научилась играть с новым соперником, применяя против него его же тактику. Лебрейро стал местной знаменитостью, оформив покер на домашнем стадионе «железнодорожников». Однако не смотря на эту победу, с уходом его капитана «Кито» всё равно распалась. С 1918 года в трущобном футболе началось доминирование одного клуба — киотского «Локомотива», которые с переменным успехом продолжалось до 1928 года.

  • Городские трущобы
  • Район в котором вырос и провёл детство Альверо Вилли де Лебрейро

Не смотря на развитие школ во время правления генерала Элой Альфаро (К 1907 в стране существовало 1 339 начальных школ, 12 колледжей среднего образования, 3 университета) Альверо, как и его братья, не получили хотя-бы начального обязательного образования и никогда не ходили в школы, которых к слову в трущобах Кито были единицы. Занимался его образованием безработный учитель Кристиан Сантос Пикко, сын которого, Альберт выступал с Альверо в одном футбольном клубе и был его лучшим другом. Он научил маленького Лебрейро читать, писать и базовым знаниям в других областях. Таким образом Альверо к 15 годам научился читать и писать, интересовался историей (знал военную и политическую историю) и географией. К слову математика так и не пошла у него, и до конца жизни был в ней плоховат. Зато молодой Альверо, активно занимался спортом: отлично бегал, прыгал, метал гранаты, стрелял.

Особые отношения у будущего диктатора Эквадора, обозначились со старшим братом Карлосом. Первоначально дружественные, детские и братские отношения, переменились на откровенно враждебные. Есть две версии такой перемены:

  • а) в 15 лет, они оба влюбились в девушку Эмилю, дочерью местного пивовара, которая отказала взаимности обоим, а вскоре вместе с отцом эмигрировала из страны.
  • б) с 1914 года Карлос начал увлекаться марскитской литературой и вскоре перебрался к идеологическим соратникам из «рабочих», став играть важную роль в их команде.
  • в) Карлос, по воспоминания современников, имел довольно сложный характер. Был частично интровертом. Альверо был очень общительным мальчиком, но при этом часто впадал в ярость. Очень сложный характер брата давал различные поводы для этих приступов.

Однажды дело дошло до серьёзной драки. В последствии братья жили разной жизни. Альверо никогда не говорил что у него есть брат Карлос, а во времена его правления, вся информация о нём была вычеркнута. До сих пор неизвестна даже место его захоронения.

К началу XX века, ситуация в здравоохранении Эквадора желала ожидать лучшего. Ещё в 1899 году, красный крест, согласился, совместно с группой врачей-добровольцев из разных стран, помогать людям в слаборазвитых странах мира. Эквадор входил в число этих стран. В 15-летнем возрасте Альверо сильно простудился. Семья уже ожидала худшего, пока в Кито не прибыла группа английских и французских врачей-добровольцев красного креста. Те согласились помочь мальчику, без особого труда вылечив его. Став диктаторам Альверо высказался о здравоохранении подобным образом: «Эти белые люди спасли меня, они спасут и нацию».

Молодой Альверо всерьёз рассчитывал стать профессиональным футболистом. Однако профессионального футбольного клуба, в Эквадоре тогда не было. Эль Насьональ основали только в 1964 году, а ЛДУ только в 1930 году. Против футбола, выступила консервативная мать, которые считала футбол детской игрой и однажды сказала: «Футбол это детская игра, а армия это билет в жизнь». Альверо отправился в армию.

Армейская карьера

Состояние армии желало быть лучшего. Но парня из трущоб этим было не испугать
Альверо, являвшимся выходцем из «низшего класса», (сам называл себя «выходцем из рабочих») путь на верх и к нормальной жизни могла открыть лишь служба в вооружённых силах, с которыми он по достижении 17 лет и связал свою судьбу, поступив в пехотное училище в Сантьяго-де-Гуаякиль. В пехотном училище молодой человек провёл четыре года (с 1918 по 1922 год), окончил последнее в младшем офицерском звании и был направлен сначала в полк «Чакабуко» в Гуаякиле, а затем — в полк «Майпо» в Мороно-Сантьяго. Дела в армии обстояли плохо. Винтовок не хватало, пулемётов никто не видел, а самолёты и гигантские дирижабли считались чудом. Да и основным средством передвижения и доставки грузов были лошади и ламы. Грузовиков было мало и командование ими сильно дорожило. Тотальная коррупция среди высшего командования была обычным делом. Офицеры предпочитали карты и вино, чем учению военному делу. Дисциплина так-же хромала. Всё доходило до того, что караульные службы отсутствовали, а склады пустели. Патроны и припасы продавали высшие офицеры. Хотя новобранцы не отставали от своего начальства.

Мало кто разбирался в тактике, стратегии. Однако Альверо в этом преуспел, но проявить свои таланты он мог только в азартных играх: в карты или шахматы, в которых Альверо очень часто выходил победителем. Санитарно-гигиеническая ситуация в полках была ужасной. Отсутствие хотя-бы примитивной медицины, в купе с тропическим влажным климатом и отрешённость от цивилизации приводила к настоящим эпидемия брюшного тифа. Альверо Вилли так же заразился этой болезнью. К счастью, в полку «Чакабуко» находился военный госпиталь. После вмешательства докторов, Эмиля Лубера и Джордана Фалькао, больной пошёл на поправку, а вскоре между ними завязались близкие отношения. Эквадорский историк Сантос Карл Екангир называл это событие «Чудом Киотского двора», по аналогии с «чудом бранденбургского двора» в XVIII века.

Ена

Альверо Вилли (сидит в центре) со своими товарищами

В Мороно-Сантьяго, куда Альверо прибыл в конце 1923 года дела обстояли лучше. Командиром полка «Майпо» был энергичный офицер, хотя уже и старик — Пабло Ритер. При нём, Альверо стал картографом, благодаря своим художественным талантам. Карьерный рост шёл быстро. Вскоре он получил звание сержанта. Ритер очень хорошо отзывался о своём подчинённом, и видя в нём преданность и исполнительность назначил его на новую должность. В 1925 году Альверо стал заместителем командира полка по тылу и физической подготовки. Лебрейро активно включился в работу. Оставаясь верным футболу, он активно пропагандировал этот вид спорта в полку и нашёл многих соратников. Солдаты в большинстве одобрили идею созданию футбольного клуба армии (будущего «SKFE»). Занимался вопросами тылового обеспечения. По его ходатайству и при поддержки командира полка, в полк были переведены его медицинские друзья.

Даже в армии, я оставался в душе футболистом. Был капитаном местной команды. Консервативное начальство не одобряло этого, поэтому нам приходилось играть в футбол, по ночам, когда начальники спали

Его активная деятельность не была не замечена. Солдаты его любили и уважали, даже больше чем своего командира. Таким образом отношения между Альверо и Ритером ухудшились. В 1926 году 68-летний старик ушёл в отставку. Его место занял 50-летний Амиль Сантрикс, консерватор-пьяница, сторонник старины и жёсткого контроля. Отношения его с коллективом не задались, в том числе и с Альверо.

234

В политическом отношении этого периода, Альверо был разделён на две противоположные личности. Он высказывался за дисциплину, за авторитетную и сильную власть, при этом признавал в необходимости более активного участия в жизни полка солдат, а в жизни страны народа. На вечерних дискуссиях он прямо называл народ толпой, которые нужно учить. Он считал что только образование могут дать людям свободу и право на реальное управление своей страной. Он лавировал между правыми и либералами. Но предпочтения отдавал умеренным правым, хотя так-же не отрицал и другие идеологии. Говорил что любая партия имеет своих хорошие ключи. Не смотря на свой часто тоталитарный тон, высказывал что солдат имеет право на неподчинение. Он считал что все решения в армии должны приниматься коллегиально. Однако с начала настоящих боёв, его либеральный дух исчез быстро.

В марте 1926 года произошло восстание анархистов на востоке Орельяны. Правительственная пропаганда называли мятежников, жалким отродьем. Истинной силой анархистов составляла крестьянская беднота, разорённая произволом капиталистов. Полк «Майпо» выдвинулся на подавление крестьянского мятежа, хотя Альверо и значительное число личного состава частично симпатизировали бунтовщикам. Не смотря на явное численное и техническое преимущество, особенности местности были на стороне партизан. Горные районы и непролазные джунгли стали огромным испытанием для солдат. В первом же сражении, Альверо проявил свою волю. Командир полка приказал атаковать лагерь партизан с ходу, но Альверо резко высказался против этого. Он указывал что солдаты устали, а так-как лагерь находился в джунглях, он предложил поджечь его. Сухая погода сделали своё дело, джунгли вспыхнули как спичка. Остатки партизан сложили оружие.

На следующий год, полк отправился в юг Эквадора где поднялось очередное восстание крестьян против местных властей. Во время марша, полк видел состояние эквадорской глубинки, разорённая капиталистами и буржуями. Фермеры были разорены их дома разрушены, а земля не обрабатывалась. Эти картины оставили сильное впечатление на ещё зелёного офицера.

Газета

Газетная заметка о подвиге молодого офицера

Однажды, во время боя с сильным отрядом партизан, засевшие в сельских зданиях, его отряд из 50 смельчаков, обошёл позиции врага, перешёл быстротекущую реку и зашёл в тыл позиций врага. В ходе неожиданной атаки отряд погнал в бегство почти 300 человек и захватил 2 пулемёта и 13 пленных. Альверо в ходе этого сражения оказался ранен в руку, но остался в полку. Среди военных и офицеров известен случай когда безоружный Лебрейро остановил сражение, выйдя на переговоры с лидерами анархистов. Бесстрашие и храбрость, с которым Альверо вышел к вооружённым боевикам, потрясла и мятежников и военных. В ходе переговоров и споров, в которых Альверо доказывал бессмысленность их коммунистического восстания, два отряда анархистов согласились сложить оружие и сдаться. Однако достоверных источников этого случая нет, и скорее всего этот эпизод был придуман пропагандистами в 30-40-е годы во время борьбы с коммунистической угрозой.

После подавления восстания он получил национальный орден Сан-Лоренсо. В 1928 году он уже командовал полком, позже бригадой и дивизией к 1929 году. В том же году получил звание первого лейтенанта, «за особые заслуги перед родиной». В марте того-же года, Альверо женился на дочери одного из знакомых-офицеровМарии-Антуанетты де Жусализы. Вместе они прожили 30 лет, а она родила ему два сына. К концу 1929 года, Альваро был уже вполне известен в узких армейских кругах, как «энергичный, активный и наивный парень».

Военный переворот и борьба за власть

Айору хотели свергнуть все, а я хотел изменить Эквадор к лучшему!
166543

Исидро Айора

В 1929 году Эквадор охватил экономический кризис, причинивший огромный урон экономике государства. Резко опустились цены на эквадорское какао, снизился экспорт и производство самого какао, сократился уровень промышленного производства, а многие жители, как городские, так и деревенские, потеряли работу, оставшись без средств к существованию. Экономический кризис вызвал рост классовых противоречий и разногласий в эквадорском обществе: рабочие устраивали забастовки, выражая недовольство правлением олигархии и требуя радикальных перемен.

В условиях экономического кризиса Исидро Айора в августе 1930 года потерял поддержку военных. В военных кругах активно создавался заговор, и Альваро был в него вовлечён. К тому моменту 12-я пехотная дивизия Альверо, в которые командовал молодой лейтенант, находилась ближе всех к столице. Лидером заговорщиков был офицер Луис Ларреа Альба поддержанный социалистической и подпольной коммунистической партией. Вторым лидером заговора был адмирал Мартинес Мерра.

Айора лояльно относился к 12-й дивизии и не сомневался в её преданности. Он знал что молодой офицер не поддержит левое восстание, а в случае переворота станет надёжным защитником от левой угрозы. Однако Альверо не был сторонником президента и не высказывал ему симпатии. Хотя открыто и не выступал против строя. Лояльные заговору части были достаточно далеки от столицы и в основном на границе с Перу, поэтому они обратились за помощью к Альверо. Они сильно рисковали, но Лебрейро согласился с их предложением. Согласно плану, часть Альверо должны были войти в Кито, разоружить гарнизон и взять под арест президента до подхода основных сил.

1 октября Луис Альба опубликовал «Августовский манифест», в котором обращался к рабочим и крестьянам Эквадора, призывая их к борьбе и принесению жертв во имя коренных изменений в государстве.

Мы боремся за полное освобождение сельских трудящихся от всякой феодальной и колониальной эксплуатации, за безвозмездную передачу земли тем, кто её обрабатывает. Мы боремся за освобождение Эквадора и великого эквадорского народа от ига империализма, за конфискацию и национализацию транспорта, коммунальных предприятий, шахт и банков, за отмену всех внешних долгов! Мы боремся за создание правительства, сформированного из трудящихся города и деревни. Да здравствует революция! Да здравствует великий Эквадор! — выдержка из «августовского манифеста»

Этот манифест стал сигналом для начала переворота. Первым начал действовать флот. Он объявил президентом Эквадора Мартинеса Мерру. Вслед за ним, власть Мерры признали прибрежные территории, в том числе и гарнизон Гуаякиля. Вечером того же дня, Альверо, в связи с революционной угрозой ввёл, для защиты президента, войска в город. Гарнизон столицы и президентского дворца перешли под командование Альверо. Всего в его составе Альверо было 10 тысяч человек (9 тысяч из состава 12-й дивизии). Восстание официально началось 3 октября, т.е. спустя два дня, и в тот же день сразу в 8 провинциях были свергнуты лояльные правительству губернаторы, а вооружённые силы двинулись на столицу. Никто не оказал сопротивление и все воинские части перешли на сторону Альбы. Народ так-же поддерживал продвижение революционных частей. К этому моменту Айора фактически оказался под домашнем арестом и не знал что происходит в стране. 6 октября, генералы Лорреа Альба и Мартинес Мера, создали военную хунту. При этом Альверо не вошёл в число хунты, что сильно оскорбило его.

7 октября Альверо издал свой манифест в котором объявлял о создании временного правительства Эквадора, которые будет осуществлять власть в стране до провидения президентских и парламентских выборов в марте 1931 года. Исполняющими обязанности президента назначался Альверо Вилли и Мартинес Мерра. 10 октября в город прибыл Мартинес Мерра и занял президентский дворец.[5] В ходе этого визита, состоялась их встреча, где они тепло друг друга приветствовали и о чём то долго разговаривали. Конституционная ассамблея на первых порах осудила переворот, но вскоре признала временное правительство. Бывший президент Айора был арестован и посажен в тюрьму «García Moreno» в Кито. Лорреа Альба как один из лидеров хунты так-же пытался войти в город, но лояльные Альверо силы не позволили этого сделать вооружённым частям. Альба занял позиции у города Сальседо в 80 км от Кито. В стране на время установилось двоевластие: Альверо Вилли и Мартинес Мерра в столице и Лорреа Альба с верными частями в Сольседе. Последнего поддержала социалистическая и коммунистическая партии, а так-же значительное число крестьян. Временное правительство поддерживали консерваторы, либералы и городские жители. 11 октября по улицам Кито прошёл импровизированный парад 12-й дивизии которые принимал сам первый лейтенант.

Лидеры революции 1930 года

Днём 19 октября автомобиль Мартинеса Мерры марки «Fiat 502» попал под огонь неизвестных, в ходе которых погиб его водитель и сам Мерра. Пятеро вооружённых боевиков с автоматами, преградили путь автомобилю на центральной площади Кито и расстреляли машину в упор. Мартинес Мерра и его водитель погибли на месте. Так как убитый был одним из лидеров либеральной партии, то это убийство вызвала сенсацию в обществе, а все подозрения пали на левый блок и бывшего соратника Луиса Альбу. Началось расследование, в котором активное участие принимали и военные Лебрейро. Сторонники либеральной фракции в ответ, начали акции против коммунистов и социалистов: произошло нападение на штаб коммунистической партии, произошёл поджог коммунистических типографий, людей лояльных левым взглядам избивали на улицах. Те же в свою очередь отрицали все обвинения. Однако спустя три дня, полиция города объявили что убийца — 38-летний Патрик Канос де Львино, член коммунистической партии, житель города Сольседа. Луис Альба отрицал все нападки, но поняв что проиграл, 27 октября бежал в Перу. Согласно рассекреченным в 2015 году архивам СНГБ оказалось известно, что «убийца» Патрик Конос на самом деле был жителем Кито, а вину взял за определённую плату. В расследовании, которые проводила городская полиция никаких итогов не было.

Похороны адмирала состоялись 24 октября. Лебрейро шёл в первых рядах и произнёс речь которые была встречена овациями. Он уверял что все виновные понесут заслуженное наказание. Альверо предложил установить памятник одному из лидеру революции, но этот проект так и не был реализован.

Н23

Расстрелянный автомобиль Мартинеса Мерры

После этого резонансного убийства, последовали крики о запрете коммунистической партии, однако Альвера объявил что: «Один подонок это не вся партия! Коммунисты достойные патриоты, а не убийцы. Каждая партия, представленная в ассамблее должна иметь право на голос, которого я отнимать не в силах». Фактически, после этого убийства Альверо Вилли оказался единственным председателем временного совета. Единственным крупным соперником на предстоящих выборах, был лидер консерваторов Хосе Мария Веласко. Либеральная партия так и не смогла выдвинуть сильного кандидата и в итоге решила поддержать на выборах Лебрейро.

Началась предвыборная гонка, и Лебрейро начинал первым. В Кито он восстановил культуру футбола, часто сам лично играя в футбол. 15 ноября он опубликовал манифест, в котором призывал изменить конституцию. Своей целью он объявил создание сильного государства. Обещал восстановить армию, экономику, ввести обязательное образование, разрушить трущобы. Многими в тот период, он воспринимался как полулист. Хотя на своей позиции он занимался не только словами. Последовали действия. Было проведено ряд антикоррупционных дел, Альверо отказался от президентского особняка и поселился в обычном районе Кито.

Президентские выборы в Эквадоре
31 марта
Явка избирателей:
15758 Веласко
Кандидат: Альверо Вилли де Лебрейро Хосе Мария Веласко
Партия: Беспартиный Консервативная партия
Голосов: 66% 30,14%

Прочие кандидаты: Рикардо Паредес Ромеро

Результат выборов: Альверо Вилли де Лебрейро избирается президентом Эквадора

Его активно поддерживала городская беднота и значительная часть военных. В то время, как его конкурента поддерживал средний класс, основная часть интеллигенции и духовенство. Третей политической силой был объединённый «левый блок» коммунистов и социалистов. Кандидатом от них выступил доктор и учредитель социалистической партии Рикардо Паредес Ромеро. Основным электоратом партии была крестьянская беднота. Однако избирательным правом в Эквадоре обладали только мужчины с определённым имущественным цензом. 13 ноября Альверо Вилли издал указ о предоставлении избирательных прав коренному населению и военным. Указ полностью поддержал парламент, рассчитывая получить значительные голоса от новых избирателей.

Выборы состоялись 31 марта 1931 года и были проведены с явными нарушениями. Впрочем, порядок на избирательных участках не был нужен ни кому. Выбросы и фальсификации было обычным делом в политическом процессе латинской Америки. Как и ожидал Альверо, за него проголосовали военные, индейцы (т.е. новые избиратели), а так-же городские жители и фермеры. Всего 1 млн. 300 тысяч. Альверо Вилли стал президентом Эквадора в первом туре с двукратным перевесом. Его политические противники (в первую очередь Веласко) обвинили его в фальсификациях, но не предоставив доказательств смирились с проигрышем.

Одновременно с президентскими выборами проходили парламентские — выборы в конституционную ассамблею. К 1931 году большинство в парламенте составляли радикальные либералы. Экономический кризис, революция и раскол либеральной партии привёл к их падению. Большинство в новой ассамблее поделили консерваторы и умеренные либералы. Объединённый «левый блок» смог получить максимальное количество мест. Впервые смогла прорваться в парламент партия представляющая интересы городской буржуазии — Христианско-демократический союз.

Выборы в Конституционную ассамблею (1931)
Kisspng-united-states-0-malaysian-general-election-2018-k-5b3ae31201cc04.6099452115305858740074
Партия Лидер Результат Места
Консервативная партия Хосе Мария Веласко 40,3%
47 / 120
Либеральная партия Иосиф Алонсо Гарсия 36%
39 / 120
«Левый блок» Рикардо Паредес Ромеро 12,8%
20 / 120
Христианско-демократический союз Ильдефонсо Мендоса 6,4%
8 / 120
Либеральная радикальная партия Модесто Ларреа Хихон 4,5%
6 / 120

Первый период президентства

Первые шаги

Итоги выборов в Конституционную ассамблею молодого Лебрейро не огорчили. Не одна из партий так и не получила парламентского большинства. Либеральная партия и ХДС смогли договориться о создании коалиции, что фактически устанавливало паритет между двумя силами: консервативной и либеральной. Председателем ассамблеи стал лидер консерваторов. Главная партия в законодательном органе власти сразу-же начала нападки на нового президента обвиняя его в коррупции, фальсификации выборов, в военных преступлениях, однако большинство из них оставались беспочвенными. Антиконсервативную коалицию возглавил новый лидер либералов Иосиф Алонсо Гарсия

Традиционно президент Эквадора формирует национальное правительство и является главой исполнительной власти. Альверо Вилли привёл в правительство ряд знакомых и друзей по военной службе: Так министром здравоохранения стал французский врач-иммигрант, когда-то спавший жизнь президенту, Эмиль Лубер; министром образования и культуры стал сын одного из военного товарища Медардо Сильва. Во время одной из встреч Альверо разглядел в нём обширный талант в искусстве. Альверо придавал сильное внимание культуре и искусство, сам активно покровительствовал этому направлению. К слову, разделённые раньше министерства: культуры и образования, оказались объединены в один. На плечи молодого министра (к 1931 году, Сильве было всего 27 лет) выпала роль поднять уровень образования и культуры до стандартов других стран. К слову, уровень грамотности в стране на тот момент составлял чуть больше 17%, доступ к образованию могли получить только 8% населения страны.

Первое правительство Лебрейро

В первом правительстве Альверо было несколько коммунистов — министр транспорта, министр труда и министр строительства. Наличие сразу трёх коммунистов стало шоком для тогдашней политической жизни. Либералы и правые грозились покинуть парламент если не будут поставлены их кандидатуры, в принципе Альверо на это и рассчитывал. Но парламентские партии решились не идти на крайние меры.

Первым делом, Альверо стремился вывести страну из мирового экономического кризиса. К 1931 году, дефицит бюджета составлял 50%; инфляция — почти 80%; рост ВВП —  от силы 0,9%. Золотоволютные резервы страны были очень малы, всего 4 тонны — очень мало. Альверо внёс в ассамблею законопроект о введении прогрессивного налогообложения, но инициативу поддержали только левые. Однако налоговая реформа всё же была проведена. Вместо традиционной системы была введена пропорциональная. Одновременно были снижены общие налоговые ставки, что привело к стимуляции роста спроса и предложения на уровне микроэкономики. В 1932 году был утверждёна новая пошлино-тарифная политика. В стране вводились низкие пошлины на экспорт и импорт, одновременно с этим правительство предоставило невиданные до этого льготы местным предпринимателям. Для них были снижены налоговые ставки, введено ряд льгот. Таким образом правительство планировало стимулировать экономическую активность национальных производителей, которые вынуждены были бороться с зарубежными конкурентами за покупателей. Стимулирование спроса и предложение реально было, но количество отечественных предприятий в Эквадоре было очень мало. И внутренний рынок быстро заполнился иностранной продукцией. Это достаточно ударило по национальной экономике и позже Лебрейро полностью отказался от либеральных экономических идей полностью перейдя на сторону протекционистов.

Фермеры6

Фермер

Леонардо Жименес Торрес

Однако неудача в финансовой политике сглаживалась успешными антиинфляционными методами. Центральный банк прекратил эмиссию денег и галопирующая инфляция постепенно стала уменьшаться стабилизировав рост цен. К началу 30-х годов XX века, большинство населения страны было занято в сельскохозяйственной области. После пару лет спада, в 1932 году цены на бананы, кофе и цитрусовые стабилизировались. Экспорт этих товаров из страны увеличился по сравнению с 1930 годов в 1,3 раза, а по сравнению с 1927 годом в 0,5 раза и в течении всего последующего десятилетия только рос. Уже к середине 1930-х годов Эквадор вернул себе статус монополиста на рынка бананов и к 1940-му году на рынке кофе. Удалось стабилизировать положение и на селе. Началось развитие остальных отраслей пищевой промышленности. Фактически была восстановлена рыбная промышленность, пришедшая в упадок ещё в начале XX века. Началась активная добыча рыбы и морепродуктов в водах Тихого океана. Площадь пахотных земель в Эквадоре в 1934 году составила 1,03 млн га, что на 60 тыс. га больше, чем в 1930 году. Льготная политика в области сельского хозяйства оказалось более успешнее. Количество фермерских хозяйств за 10 лет увеличилась почти в 3 раза. Так же отмечалось что более активно фермерством, стали заниматься крестьяне и индейское население. Конкуренция на рынке пищевой продукции позволяли удерживать цену на приемлемом уровне, при том что качество товаров значительно выросло. Была создана цельная база для мясной и молочной промышленности. Так-же Эквадор стал крупным экспортёром табака и табачных изделий.

«Национальным героем» Эквадора того периода стал Леонардо Жименес Торрес— один из первых предпринимателей Эквадора. Стал национальным символом успешного работяги, которые своим потом и умением смог добиться высоких позиций. В 1933 году он открыл свою лавку по продажи одежды. Его семья регулярно шила качественную одежду от ботинок до шляп. Низкая цена и высокое качество товара привела к большому числу покупателей. Лавка «ropa» стала одним из немногих отечественных производителей одежды в Гуаякиле. Леонардо Торрес стал одним из объектов ранней лебрейровской пропаганды, олицетворяющий собой правильность выбранного курса и капиталистического пути развития. В одно время он стал одним из самых популярных людей в стране. так же его считают первым миллионером Эквадора. Правительство даже организовало «леонардовское движение» с целью создания определённого класса мелких и средних предпринимателей, но из планировавшихся 2 тысячи человек, движение от силы набирало 300 человек, из них успешными предпринимателями стало всего 98 человек.

Что бы получить значительную поддержку у малоимущих слоёв населения, началась реализация масштабной социальной программы. Была введена система пенсионного обеспечения. Пенсионный возраст устанавливался на уровне 60 лет для всех категорий граждан (при этом уровень жизни составлял 55 и 58 лет для мужчин и женщин соответственно). При этом, пенсионный вопрос встретил сильное сопротивление в парламенте. Против реформы выступили радикальные либералы и консерваторы. Им в противовес выступили левые и либералы, а после к ним присоединилась ХДС. Это стал первым примером совместного сотрудничества левых и правых. До этого, эти партии были идеологическими соперниками и не поддерживали друг друга в спорных вопросах. Левый блок, представляющий собой третью силу, постепенно встал в одну коалицию с либералами. Это однако вызвало брожение в самой левой партии. Коммунисты были против любых компромиссов и сотрудничества с «буржуйскими партиями» в то время как социалистическое крыло активно выступало за союз.

Альверо считал что главным подспорьем для развития страны является доступное общее образование. Было введено всеобщее обязательное образование. Одновременно с этим, началось строительство училищ, школ и гимназий. Чаще всего восстанавливали и переоборудовали устаревшие здания что было куда дешевле. Но и постройка школ в чистом поле так-же шло активными темпами. За 1930-е годы было основано 1290 школ и гимназий в которых училось до 615 тысяч человек. Помимо детей и подростков, в новых школах активно учились и взрослые стремившийся получить образование и научиться грамотности. Почти все школы были государственными и бесплатными. Несмотря на достаточно успешную образовательную политику, процент неграмотных к 1940 году всё ещё был большим — до 67% населения было неграмотным, что оставалось худшим показателем в Южной Америке, но всё же было лучше чем в 1920 году. Активному подъему культуры способствовала и государственная политика в этой области. В стране начались открываться театры и дома культуры. А в 1936 году был снят первый отечественный фильм режиссёра Френсиса Коллы — «Победитель». Фильм рассказывал об безымянном эквадорском пастухе, которые смог выбраться из нищеты и стать успешным человеком. Понятно что фильм был заказан государственной пропагандой, а первый показ был продемонстрирован сеньору президенту 12 октября 1936 года. Эта дата традиционно считается днём рождения эквадорского кинематографа. Фильм очень понравился президенту и стал бестселлером в стране. После успеха фильма вышли ещё два успешных фильма: «Карина» — любовная драма с печальным концом, и «Бой» рассказывающая о битве при Пичинче 1822 года, режиссёра Коллы и киностудии EEF[6]

Политическая борьба за власть

Практически сразу-же после всеобщих выборов 1931 года, началась борьба между исполнительной (в лице президента) и законодательной (консервативная часть парламента) властью. Для борьбы с парламентскими врагами, президент пошёл на союз с либералами (частью вынужденный для него) и частью левыми. Из-за своих первоначальных реформ, многие обвиняли Лебрейро в коммунистических идеях. Налоговая, пенсионная, социальная реформы вызвали огромные споры и конфликты в парламенте. Консерваторы несмотря на парламентское большинство, всё же оставались в меньшинстве. Все их законодательные проекты блокировались остальными партиями. Единственным важным союзником Хосе Веласко было духовенство. Более 95% населения страны были католиками и Альверо Вилли, как убеждённый атеист, начал нападки на церковь. После 20 лет спокойствия на католическую церковь снова начались гонения. В школах было отменено церковное обучение, сама церковь была отделена от школы. Началось коррупционное дело против архиепархии Кито. В итоге архиепископ Мануэль Мария Полит Лассо был обвинён в коррупции, злоупотреблению власти и хищениях, и 17 июня 1933 года расстрелян. Его преемник — Карлос Мария де Ла Торре, стал марионеткой в руках президента, и поддерживал политику правительства в отношении церкви.

Снимоквыборы5

Альверо Вилли голосует на выборах

19 сентября 1933 года было совершено первое покушение на Лебрейро. Во время визита в Гуаякиль, в кортеж президента была кинута осколочная граната. К счастью граната взорвалась за автомобилем президента. Погибло 4 человек, охранника президента. Покушавшийся пытался сбежать, но был быстро остановлен толпой и местной полицией. Это оказался 40-летний католик, которые считал Лебрейро «антихристом» и таким образом хотел освободить страну от «зла сатаны». После этого покушения была учрежден Секретариат Народной и Государственной безопасности — орган государственной безопасности, взявший на себя гласные функции шпионажа, разведки, контрразведки, а так-же не гласные, к примеру ликвидации неугодных режиму политиков. Первым директором СНГБ стал Маркос Эстрадильо

В 1935 году состоялись очередные всеобщие выборы. Ситуация перед президентскими выборами были как не стать благоприятна для действующего президента. Его поддерживало абсолютное число военных и значительное число крестьян. А политические соперники не обладали столько значительной поддержкой и ожидаемо проиграли. Главный конкурент Альверо на прошлых президентских выборах — Хосе Мария Веласко — не смог добиться значительного числа голосов. Консервативная партия явно не поддерживалась почти всеми сословиями и имела минимальную поддержку в народе. Две другие партии — либеральная и «левый блок» имели определённый узкий круг своих сторонников. Среди левых это рабочие и малоимущие крестьяне. Либералы пользовались поддержкой у городских жителей и предпринимателей, но всё же агитационная программа Альверо и правительственная пропаганда сделали своё дело. Либералы потеряли часть своих потенциальных сторонников. Итоги выборов оказались «триумфальными» для президента. Альверо Вилли победил с трёхкратным перевесом (65%) и был избран на второй срок.

Традиционно последовали и парламентские выборы. Консерваторы старались сохранить своё большинство. Ожидаемо это не получилось. Правда большинство получила другая сила — либеральная получившая свои голоса за счёт фермеров и предпринимателей. Практически большая часть электората Альверо, на выборах в ассамблею проголосовала за либералов и ХДС. Радикальные либералы впервые за 20 лет покинули парламент, не сумев перейти определённый барьер. Однако их лидер Модесто Ларреа Хихон спешно перешёл в стан «христианско-демократического союза». Вместе с ними в партию вступили и ряд его сподвижников. «Левые» так-же укрепили свои позиции став второй крупнейшей фракцией в парламенте, что многих обеспокоило. Пошли слухи о коммунистической угрозе и даже о подготовке к «марксисткой революции». 

Выборы в Конституционную ассамблею (1935)
Выборы19351
Партия Лидер Результат Места
Либеральная партия Иосиф Алонсо Гарсия 40%
48 / 120
«Левый блок» Рикардо Паредес Ромеро 32,5%
27 / 120
Консервативная партия Хосе Мария Веласко 18,7%
23 / 120
Христианско-демократический союз Ильдефонсо Мендоса 7,8%
22 / 120

Во второй срок, Альверо планировал решить экономическую проблему. К 1935 году, не смотря на общий выход из депрессии, экономика страны всё же оставалась беднейшей. Бюджет оставался в остром дефиците и правительству приходилось брать займы. Госдолгстраны вырос на 3% по сравнению с 1930 годом. Средний рост ВВП за этот период составлял не более 4%. При том, наибольший доход и ВВП приносила как раз сельское хозяйство. К второму сроку президент решил отойти от провальных либеральных реформ в пользу протекционистских. Планировался фактически поворот в финансовой политике. Но реализация этих планов была под вопросом. Либералы, получившие большинство в парламенте не собирались отказываться от принципа свободного рынка. Фактически произошёл разрыв между либералами и Альверо.

  • Виктор Эмилио Эстрада
  • Порт Гуаякиля

По сообщениям и воспоминаниям современников Альверо совершенно не понимал ничего в финансовом деле. Отсюда и произошли проблемы в финансовой сфере. Президент полностью полагался на министра финансов либерала Сальвадоро Ельенде. Он был абсолютным сторонником либерализма и продвигал идеи свободной торговли и рынка. Он же и стал первой жертвой противостояний двух сил. 15 октября 1936 года Ельенде был обвинён в коррупции и расстрелян. В рамках масштабного дела против хищений в правительстве был осуждён и расстрелян брат президента Карлос Лебрейро и ещё пару чиновников. Место Сальвадоро занял сторонник Лебрейро амбициозный Виктор Эмилио Эстрада — известный банкир и финансист Эквадора. Фактически он восстановил банковскую систему и навёл порядок в государственных финансах после банковского краха 1925 года. Теперь ему предстояло повторить этот путь. Он предоставил президенту план финансово-экономического преобразования в стране. В своём плане Эстрада планировал национализировать центральный банк, привести протекционистские реформы, изменить, ошибочную по его мнению, тарифную политику 1932 года, повысить пошлины на ввоз. Виктор Эстрада активно взялся за работу: была изменена тарифная политика на более суровую, введены очень высокие пошлины для ряда товаров, в первую очередь для сельскохозяйственных. Однако вскоре высокие пошлины были введены почти на все ввозимые товары — исключение составили только станки, машины и машинное оборудование, а так-же военная и гражданская техника. Одновременно с этим усилилась льготная политика в отношении предпринимателей. Закон «О предпринимательстве» 1937 года фактически устанавливал меры широкой поддержки малому и среднему бизнесу.

  • Заседание в ассамблее
  • Выступление Мануэля Морина 17 ноября 1937 года
  • Дискуссия в ассамблее
  • Рабочие читают сообщение о национализации Центрального банка

В октябре 1937 года в ассамблею Виктором Эстрада был предложен законопроект об национализации Центрального банка. Законопроект был раскритикован либералами, но поддержан как левыми так и правыми (ХДС, консерваторы). Директором ЦБ в тот период был либерал Мануэль Морин. Помимо критики самого закона, он так-же критиковал и самого Альверо.

17 ноября 1937 года он произнёс, пророческую речь: «Сегодня мы отдадим исполину банки, завтра заводы, а послезавтра он придёт за вашей свободой». Морин пользовался значительной поддержкой в банковской элите и большая их часть перешли на его сторону. Важнейший законопроект грозился вылиться в общеполитический кризис. Однако за законопроект проголосовало большинство членов парламента за исключением либералов и незначительной части консерваторов. После этого проигрыша банковская элита перешла на сторону президента. Центральный банк становился зависимым от государства акционерным обществом. Капитал ЦБ от правительства, перешёл к президенту и коммерческим банкам, что значительно усилило позиции президента. После этой победы реализация экономических реформ пошла быстрее. Были введены импортные квоты, а на товары из-за Перу эмбарго. Произошло активное вмешательство в валютный курс, что привело к резкой девальвации Сукре. Государство начало массовые госзакупки у отечественных предприятий. Значительно усилился валютный контроль. Протекционистские методы привели к повышению роста промышленного производства. К 1945 году он составлял уже 15% от 1935. Государственный бюджет с 1941 года стал бездефицитным в основном за счёт тарифов, высоких пошлин и налоговых поступлений.

Установление единоличной власти

Политическая обстановка к 1938 году очень сильно нагрелась, настолько что на Альверо последовало второе покушение. Неизвестный попытался убить президента из снайперской винтовки в Кито. Все обвинения посыпались на оппозиционных к президенту либералов, хотя найти твёрдых фактов в подтверждение этой версии не удалось. В феврале этого года по коррупционным делам был арестован бывший директор Центробанка Мануэль Морин, а в марте 10 генералов и около 19 офицеров по обвинению в коррупции. Масштабные уголовные дела и чистки в армии привело к образованию определённой прослойки недовольных генералов которые готовили заговор. Вмешательство Лебрейро в дела армии, уголовные дела и уменьшение привилегий вызывало брожение в армии. Консервативная часть войск так-же боялось потерять позиции в политике государства - усилившаяся роль президента виделась ими главной угрозой их планам. К тому-же они вступили в жёсткую конфронтацию с министром обороны, в основном из-за вопросов модернизации армии. Лидером заговора был генерал Ленсио Иглесиас и лидер либеральной партии Иосиф Гарсия. СНГБ смогла узнать о заговоре ещё на начальном этапе, но Альверо проигнорировал этот факт. В будущем перевороте президент увидел возможность установить единоличную власть, без парламента и выборов (к слову в 1939 году должны были состоятся очередные выборы президента и Альверо не имел право выставлять свою кандидатуру на третий срок)

13 июля 1938 года на Иосифа Гарсия было совершено подставное покушение. Двое людей атаковали его у своего дома и пырнули два раза ножом. Этот инцидент стал поводом для действий. Обвинён в этом сразу-же оказался Лебрейро. Поддержку лидеру либералов оказали его сторонники из партии, интеллигенция, и незначительная часть консервативно-настроенного генералитета. Мятеж начался стремительно, ночью 14 июля, когда Альверо "спал". Три мятежные дивизии снялись со своих постов и двинулись в Кито. Альверо, совместно с директором секретариата начал энергичные методы по подавлении заговора. При этом министра обороны не предупредили, т.к. Альверо не доверял Чимбло и его оповестили о ситуации уже утром. Утром 14 июля, жителям крупных городов объявили экстренное сообщение о контрреволюционном перевороте. В этом перевороте радио, впервые, сыграло столь активную роль. До селе военные перевороты проводились без вмешательства значительного числа рядовых граждан и освещением СМИ. Команда Лебрейро увидела огромные потенциальные возможности средств массовой информации как средстве пропаганды. Так-же был опубликован президентский указ о запрете либеральной партии (но не идеологии). Вопреки мнению мятежников, большая часть военных (не только низшей командный состав, но и офицеры и большая часть генералов) не поддержала их. Даже наоборот. Так первым лояльность президенту подтвердили ВВС. В течении 14-15 июля были арестованы почти все члены либеральной партии. Боясь эой же участи в Колумбию бежал Иосиф Гарсия. Поняв что проиграл, этому-же примеру последовал и генерал Иглесиас, но был арестован на Перуанской границе. Он был подвергнут пыткам, допросу и расстрелян спустя год. Оказавшись без командования взбунтовавшиеся части потеряли управление и были разоружены: деморализованные войска согласились сдаться, в обмен на амнистию.

Попытка военного переворота 1938 года стала важным кирпичом в становлении авторитарно-самодержавной власти Лебрейро. Была устранена одна из главных политических сил в стране. Авторитет Лебрейро в глазах военных и обычных граждан поднялся до небес. Стоить отметить ведущую роль средств массовой информации которые в полном составе поддержали президента. Правительственная пропаганда рисовала образ опасного врага, которые стремился вернуть времена бесправия и анархии. В конце 1938 года даже был снят пропагандистский фильм "изменик" на эту тему. Не смотря на явный либеральный характер эквадорской интеллигенции 30-х годов, большая их часть не поддержала военных, а осталась верна легитимной власти.

16 июля Альверу были вручены чрезвычайные полномочия до разрешения кризиса. В связи с угрозой государственности, были отменены всеобщие выборы 1939 года. Критики это решение подвергло лишь незначительное число граждан, в то время как абсолютное большинство наоборот приветствовала их. Бегство Иосифа Гарсиа в Колумбию и получение там политического убежища вызвало охлаждение двухсторонних отношений между странами. К тому-же секретариат предпринимал попытки ликвидации врага народа. и добился своей цели в 1951 году.

К 1939 году главным политическим конкурентом Лебрейро оставались левые. Они оставались фактически крупнейшей фракцией в парламенте и имели определённую поддержку в рабочей среде.

В течении 1939-1941 годов жёсткой цензуре подверглись средства массовой информации. Начиная с конца 30-х годов правительство Альверо устанавливает тотальный контроль над СМИ. В том числе под цензуру попадает и книжная литература, и музыка, и прочие материалы массовой культуры. Происходят тотальные чистки в армии. Министра Обороны Фредирика Чимбло отправляют на заслуженную отставку, его место занимает лояльный президенту Мартин Варгас.

В конце 1940 года президент объявил что готов сложить с себя чрезвычайные полномочия, и согласился на проведение всеобщих выборов, которые должны были пройти в мае 1941 года. Однако начавшаяся крупная война с Перу изменила этим планам.

Внутренняя политика

Экономическая политика «Милагро»

«Милагро» — экономическая политика в Эквадоре в период с 1931 по 1979 годы, в мире иногда называется «Эквадорским экономическим чудом», или «Эквадорская индустриализация». Первый этап в 1930-х годах, иногда называют восстановительным («Ресупьер Милагро»), и разделяют с периодом индустриализации 50-70-х годов.

В феврале 1931 года государство анонсировала амбициозный десятилетний план, целью которого были развитие тяжёлой промышленности, создание новых источников гидроэлектроэнергии, расширение железнодорожной сети и развитие финансовой базы Эквадора.

1132
В 1936 году началось развитие тяжёлой промышленности. В горах Андр фактически с нуля началось развитие горнодобывающей промышленности. Началась разведка и добыча полезных ископаемых, железной руды и меди. К 1944 году, Эквадор стал крупнейшим экспортёром меди в латинской Америке, а так-же крупнейшим экспортёром Бананов , и одним из крупнейших экспортёров золота в мире. В 1940 году производство электроэнергии в Эквадоре достигло 1 миллиона киловатт, в то время как в 1930 всего 36 тысяч киловатт. В этом-же году была построена железнодорожная дорога от Кито до Лохи, и от Санты-Элены до Маки. К 1941 году в Эквадоре было 40 200 заводов, где работало 867 тыс. рабочих (для сравнения в 1920 году эти цифры составляли 11 306 заводов и около 246 тыс. рабочих). Производство цемента выросло с 57 тыс. тонн в 1930 году до 400 тыс. тонн в 1940. Производство железа и стали выросло с 50 тыс. тонн в 1929 году до 120 тыс. тонн в 1939. Число производственных предприятий было более чем удвоено на протяжении десятилетия, достигнув 30 тыс. в 1940 году. Фабрики в провинциях использовали 35% индустриальной рабочей силы и производили 43% стоимости промышленной продукции.
112

В 1938 году национальная моторная и автомобильная компания Эквадора начинает производство грузовиков, а с 1956 года и автомобилей эквадорского производства. К 1940 году Эквадорское промышленное производство выросло очень существенно. Развивалось текстильная промышленность, металлургия и судопроизводство. Государственный долг за 1930-1940 годы снизился на 56 раз, до 10,7% ВВП. С 1938 года, бюджет страны стал стабильно профицитный. 

В 1932 году правительство основало Компанию Долины Амазонии (La Compañía del Valle Amazonas) по поиску месторождений нефти в долине Амазонки. Первое нефтяное месторождение в долине Амазонки было открыто только в 1937 году. Промышленная добыча нефти началась в конце 30-х—начале 40-х годов. Фактически с нуля была построена вся нефтяная инфраструктура. Фактически, монополию на добычу и переработку нефти имело государство. Однако разрешалась и частная добыча. Открытие новых месторождений нефти  

В 1950 году началась политика «Милагро Эмирес» — второй этап экономической политики. В первую очередь, Лебрейро национализировал имущество, принадлежащее другим странам. Валютные резервы страны, находящиеся в эквадорских филиалах Франции и Англии, были возвращены на родину. Были выкуплены железные дороги, принадлежащие французским и английским компаниям, а также телефонные сети, городской транспорт, газовая промышленность и другие коммунальные предприятия, находящиеся в собственности США. Второй отправной точкой стало развитие сельскохозяйственной промышленности. Европа была разорена после Второй мировой войны и нуждалась в хлебе и мясе, чем Эквадор был богат. Прибыль от экспорта вкладывалась в развитие страны. Необходимые средства тратились на социальные нужды, снимающие острые экономические проблемы населения.
39999не

И, наконец, третьей отправной точкой, стало вложение остающейся свободной прибыли государства в развитие национальной промышленности и инфраструктуры. Строились предприятия промышленности, в частности тяжелой и химической, железные и автомобильные дороги, государственное жилье для нуждающихся. Был запущен процесс быстрого экономического роста.

Одновременно проходила широкая антикоррупционная компания. По обвинению во взяточничестве было расстреляно 2 тысячи госслужащих, в том числе министр финансов Сальвадоро Еньеле, и дядя президента Карлос Лебрейро-Сантос

В 1950 году начинается политика «Камино» по строительству дорог. Восстановлено или создано свыше 16 тысяч км шоссейных дорог. Построено три шоссейных трассы и 4 железнодорожных путей. За 1950-1970 годы, ВВП Эквадора выросла более чем на 150%. 50% населения страны было занято в промышленности, 10% в сфере услуг, и 40% в аграрном секторе. В 1930-м году эта картина составляла так: 5%, 1%, 94% соответственно. В страну «рекой текли» инвестиции, в первую очередь от США и западноевропейских стран. В 1960-е годы. экономика продолжала динамично развиваться: за 1961—1970 гг. ВВП Эквадора вырос в 2,5 раза (то есть среднегодовые темпы роста ВВП составляли около 9,8 %), в этот период наблюдался переход от экстенсивного к интенсивному развитию экономики. В 1970 году, Эквадор стал 17-й страной мира по промышленному производству (2-я в латинской Америке, уступая Мексике), 23 по ВВП (ППС) и 13-й по ВВП (номиналу). ВВП на душу населения составлял 12 503$ (55-е место; 4-е в латинской Америке). В 1973 году произошёл крупный нефтяной кризис. Несмотря на начальные экономические проблемы, к 1975 году, экономика вновь вышла на стабильный рост, 5% годовых. 
Нефтеперерабатывабщий завод

Нефтеперерабатывающий завод в Гуаякиле

Сдвиги в экономике были результатом воздействия многих факторов, прежде всего политических. С другой стороны, эти сдвиги сами служили основой для появления новых тенденций в эквадорской внутренней и внешней политике.

Экономическая политика, проводимая в Эквадоре, получила название дирижизма. Ее основными чертами стали прямые административные методы вмешательства в экономику (контроль за ценами, эмиссией ценных бумаг, кредитной деятельностью), активная предпринимательская деятельность государства и прямое финансирование капиталовложений, государственное планирование. Большую роль в формировании этой политики и ее осуществлении сыграли Альверо де Лебрейро и некоторые его последователи (Хуан Антонио Пассализ - министр финансов 1955-1977, Альдо де Рализ - министр внутренних дел и другие).

Большое внимание Лебрейро уделял укреплению экономического потенциала страны, широко используя при этом финансовую, экономическую, административную мощь государства. В этом смысле, он в умышленном виде, копировал экономическую модель генерала Де Голля. Альверо часто повторял его знаменитую фразу: «План, это высший институт нации». С помощью планов правительственные и деловые круги стремились укрепить роль Эквадора в мировом хозяйстве. Так, в ряде планов, в частности в третьем (1958–1961 годы), провозглашалась задача структурной перестройки хозяйства страны, повышения конкурентоспособности эквадорских товаров. В последующих планах немалое место занимали такие проблемы, как стимулирование научных исследований, развитие хозяйственных комплексов международного масштаба, дальнейшая перестройка эквадорской экономики и международных экономических отношений Эквадора.

Экономическая политика Лебрейро получила название индустриального императива. По сути дела, это была более последовательная и жесткая, чем прежде, линия государства, направленная на всемерное поощрение экономической экспансии Эквадора. В экономической области ее основу составляла структурная перестройка экономики в соответствии с требованиями научно-технической революции. Другим аспектом политического курса, связанного с именем Лебрейро, служила ориентация на усиление международной экспансии. Более активное участие в международном разделении труда, усиление открытости эквадорской экономики стали важными факторами экономического роста страны в последующие десятилетия.
Фабрика компании The Lucky Shoe Co в эквадоре

Фабрика компании The Lucky Shoe Co в Эквадоре

Внешняя торговля в это время превратилась в одну из наиболее динамичных отраслей экономики. В 60–90-е годы реально проявилась тенденция к опережающему росту экспортных и импортных операций по сравнению с общими темпами экономического развития Эквадора (как по физическому объему, так и в стоимостном выражении).

В один из важных факторов экономического развития превратился товарный экспорт. С 1972 года по объему товарного экспорта страна закрепилась в целом на 15-м месте в мире (3-й в западном полушарии, уступая США и Мексики). В 1960 году эквадорский экспорт составлял 11% от британского уровня, в 1995 году — уже примерно 39%.

Строительство финансового центра в Гуаякиле привело к созданию около 15 тыс. рабочих мест в финансах, учете, управлении и праве. Эквадорские банки стали выходить за пределы страны. Неожиданное богатство привело к серьезным инвестициям и модернизации инфраструктуры и городов Эквадора. В стране стали прокладывать дороги, была создана система пригородного железнодорожного сообщения, строились туннели. В Гуаякиле, население которого приблизилось к миллиону, началось строительство системы метро (по сути — скоростного трамвая), первого в стране. Экономический рост, низкая безработица и высокий уровень жизни изменили тренд вековой эмиграции: Эквадор стала магнитом для иммиграции. Это значительно изменило демографию страны и привело к возникновению мультикультурного общества, особенно в Кито. По некоторым оценкам, в 1997 году 10% населения формировали родившиеся в других странах.

Одновременно поощрялось развитие лёгкого и среднего бизнеса. Государство максимально поощряла мелких бизнесменов и предпринимателей: давались кредиты по низким процентам, а налоги на предприятий были минимальными. Первым делом были снижены ставки налогов, в особенности для компаний. В течение 1970-х налог на прибыль для компаний составлял в стране 5–6,5% — очень мало по меркам, даже, Западной Европы. Кроме низких налогов правительство предложило субсидии и инвестиционный капитал для крупных иностранных инвесторов. Такие компании технологического сектора, как Dell, Intel, Microsoft, а позже и Google, инвестировали десятки миллиардов долларов в Эквадор, на рубеже веков, создав производство и сервисные центры. Реформа образования, проведенная за несколько десятилетий до этого, значительно повысила технические навыки на рынке труда, поэтому Эквадор оказалась востребована именно среди технологических компаний, инвестировавших в фармацевтику, электронику и информационные технологии.  

Социальная политика

Индустриализация и модернизация страны создавала новые рабочие места. За 13 лет в стране была искоренена безработица, зарплата выросла почти в 2 раза, был запрещен детский труд, были введены системы государственного пенсионного обеспечения и здравоохранения. Рабочие получили тринадцатую зарплату за каждый календарный год работы, оплачиваемые отпуска, бесплатные путевки в дома отдыха. Все трудящиеся стали членами профсоюзов. Потребительские цены на внутреннем рынке удерживались на доступном уровне, было расширено производство товаров широкого потребления. Была создана система социальных лифтов.

Эквадорская глубинка

Эквадорская глубинка в 60-х

В октябре 1931 года был издан указ «О всеобщем образовании», которое вводило бесплатное и обязательное обучение детей школьного возраста. 26 декабря 1931 был подписан закон о том, что всё население страны в возрасте от 8 до 50 лет, не умевшее читать или писать, обязывалось обучаться грамоте. В Эквадоре была проведена реформа системы образования, и правительство значительно увеличило ее финансирование. В частности, были значительно расширены техническое образование и университеты. По всей стране были созданы технические колледжи, выпускники которых удовлетворяли требованиям иностранных инвесторов. Альверо Лебрейро считал, что лишь превращение Эквадора в государство с высококвалифицированной рабочей силой может приостановить вековой поток эмиграции и привлечь инвестиции. Количество учителей увеличилось с 384 тысячи в 1935 году до 1 млн. в 1945 году. Количество высших учебных заведений в 1938 году составило — 832, в которых обучалось 500 тысяч студентов. Согласно переписи 1960 года процент грамотного населения составлял 98,4 %. Население страны выросло с 14 млн. (в 1930) до 21 млн. (в 1960). Уровень урбанизации составил 78%.

Была создана система страхования, в 1962 году, были введён пенсионный возраст (60 лет для женщин, 65 для мужчин). Одновременно выросла продолжительность жизни, с 40 лет в 1930 году до 76 лет в 1980 году, в связи с заметным улучшение качества здравоохранения.

113

Кито в середине 70-х

В течении 1960-1970-х гг. Эквадор, находился на первом месте в Америке, по строительству жилья. Знаменитые эквадорские трущобы, к концу 1980-х годов, исчезли окончательно, таким образом, Эквадор, стал первым латиноамериканским государством, которые реально отказалась от клейма "трущоб" , а столица Кито, стала на один уровень, с европейскими столицами. В 1989 году, Гуаякиль стал вторым городом Америки, по красоте, уступая Майями. А в 2006 году, Кито (Альбервиль) получило пятое место, в рейтинге самых привлекательных и красивых столиц мира, опередив Москву, Рим, Берлин, Пекин, Оттаву и многие другие города.

Эквадор в 1970-1984 годы, лидировал в западном полушарии, по темпам строительства жилых домов. Если в 1950 году, обеспечены своим жильём, было 30% населения, то к 1990-му, 97%. С 1960 по 1980 год в стране было построено более 497 тыс. квартир, что дало возможность обеспечить современным жильём около 90 % нуждающихся, живших до этого в подвалах, хижинах или палатках. За первые два десятилетия преобразований в Эквадоре было открыто 420 библиотек и читален, 40 центров по распространению знаний, около 36 национальных культурных центров и 123 спортивных клубов, из них 52 футбольных.

Секретариат Народной и Государственной Безопасности

15 декабря 1937 года, был учреждён Секретариат Народной и Государственной Безопасности (SSPP). В её функции входили: Разведка и контрразведка. Специальные операции за рубежом. Экономические диверсии в неугодных странах. Государственная пропаганда. Репрессии. Курирование ядерных и химических разработок, охрана президента.

Секретариат Народной и Государственной Безопасности оказывало большое влияние практически на все аспекты жизни граждан Эквадора. До середины 1980-х годов сеть осведомителей, называвшихся «неофициальными сотрудниками» (FO) развивалась быстрыми темпами как в пределах собственной страны, так и на других странах Америки и даже на Западе.

В 1979 году численность сотрудников и агентов госбезопасности оценивалась соответственно в 51 315 человек на штатной основе и около 90 000 неофициальных сотрудников. Это означает, что приблизительно каждый третий гражданин Эквадора сотрудничал с секретариатом, что является одним из самых высоких уровней насыщения общества агентурой в мировой истории (уступает только восточногерманскому «Штази»).

Секретариат Народной и Государственной Безопасности старательно контролировало поведение граждан страны с целью кардинального предотвращения любых политически некорректных действий. Девиз СНГБ «Неважной информации не существует» с завидным упорством претворялся в жизнь. Секретариат располагал досье почти на каждого из 21 миллионов жителей Эквадора, включая школьников и стариков. Центральная тюрьма предварительного заключения СНГБ являлась «Endicler Carcados». Там содержались инакомыслящие, диссиденты и оппозиционеры которые подвергались политическим преследованиям. Узников изнуряли, применяя к ним методы физического и психологического воздействия. Одной из «визитных карточек» СНГБ стало использование так называемых «законсервированных запахов» — герметически закупоренных стеклянных сосудов с образцами запаха тел подозреваемых в антигосударственной деятельности или помыслах. Десятки тысяч хранившихся образцов представляли собой либо выкраденные предметы одежды, либо ткань обивки стула, на котором сидел арестованный. Специально обученные собаки могли найти человека по запаху, однако запах уликой не считался и использовался только «для сужения круга подозреваемых». Вопреки распространенному мнению, этот метод состоял на вооружении и у обычной полиции, более того, применяется и поныне. Помимо этого ресурсы службы использовались для проникновения в колумбийское и перуанское правительство и спецслужбы с целью их подрыва, что по мнению историков выполнялось исключительно умело, поскольку эквадорские агенты разоблачались весьма редко. Высшим достижением СНГБ стало внедрение в окружение президента Чили Сальвадора Альенде офицера СНГБ Альдо Лиравдо. Вместе со своей женой Кристель он в 1971 году под видом беженца приехал в Чили, а с сентября 1971 года приступил к работе в аппарате президента, быстро став одним из наиболее доверенных помощников Альенде.

СНГБ внесла огромную роль в укреплении власти Альверо в 1930-х и 1950-60-х годах. СНГБ часто называют виновниками загадочных убийств генерала Фабрисио Ленгавара, министра иностранных дел Эмиля Трафарелла и министра внутренних дел Сан Хуана Лопеса. Организация так-же проводила секретные операции в странах латинской Америки (т.н. операция «Лаза»). В ходе этой акции в 1957-1965 гг. были убиты президенты Колумбии и Перу, главы МИД и МВД различных стран. В 1968 году её заподозрили в организации теракта на борту пассажирского самолёта Convair 580 Париж—Вашингтон.Существует конспирологическая версия, что Джона Кеннеди убили агенты СНГБ, однако она опровергается как эквадорскими, так и американскими экспертами. В 1977 году в Аргентине был ликвидирован лидер ААА Анибаль Гордон. Предпринимались попытки убить Виделу и Фрондиси.

Детектором спецслужбы до 1968 года был Маркос Эстрадильо. В январе 1968 года, он был обвинён в подготовке военного переворота, в «бонапартизме» и расстрелян. Его преемник Сантос Вальеро, в 1970 году бежал из страны, после неудачного заговора против Альверо, и был ликвидирован в Мехико в 1973 году.

В СНГБ существовала специальная программа Psicolíper — разложение. Его использовали против диссидентов в 1960-е и 1970-е годы. Цель состояла в том, что «выключить» диссидентов путем нарушения их личной или семейной жизни. Метод психологического разложения включал снятие в отсутствие хозяев квартиры картины со стены, перестановку мебели в квартире, постановку будильника на другое время, замену одного сорта чая на другой, странные телефонные звонки от неизвестных людей или даже отправку вибратора жене жертвы. Обычно жертвы не подозревали, что это «Секретариат». Кроме того, объект могли тревожить многочисленными ночными звонками, заказами из службы доставки, в том числе странных предметов вроде 20 пирогов с разной начинкой. У жертв слежки зачастую развивалась паранойя, которая постепенно сводила их с ума. В отдельных случаях «объекты» не просто прекращали свою политическую деятельность, но и сводили счеты с жизнью.

Оружие массового поражения

Во время правления диктаторского режима Лебрейро, в Эквадоре действовала тайная программа разработки собственного ядерного оружия. После смерти Альверо Лебрейро, в 1979 году, ядерная программа была официально свёрнута, и в настоящее время Эквадор считается свободной от Ядерного оружия. Страна в 1998 присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия, и в то же время обладает ключевыми технологиями, необходимыми для производства ядерного оружия. В рамках ядерной программы, в 1976 году, была построена первая в стране АЭС - Роса Сарате (действует до сих пор). В течении 30 лет, Эквадор имел на вооружении химическое оружие. Оно включало в себя 16678 килограммов иприта, люизита, адамсита и хлорацетофенона. Все запасы химического оружия, уничтожены в 2010-2013 гг. под контролем ОЗХО и ООН.

Политическая карьера

Покушения

Государственные репрессии и пропаганда

С 1950-1970 года более чем 20 эквадорских изгнанников-противников Лебрейро были убиты в Италии, Англии, Западной Германии, Греции и США

Государственное устройство и бюрократия

Все политические партии и оппозиционные группы были запрещены в соответствии с законом № 31 от 1932 года.

Внешняя политика

Основная статья: Перуано-эквадорская война

Отношения со странами Америки

"Европейское турне" Альверо Лебрейро

Вторая мировая война

Отношения со социалистическими странами

Отношения с Францией

Лебрейро и спорт

Футбол

Хоккей

Олимпийские игры

Семья

Смерть

Итоги правления

Примечания

  1. Так лебрейровский период называет новое и старое поколение бизнесменов и предпринимателей
  2. Раковина. Получил своё название за то, что нелегально ловил и перепродавал раковины и жемчужины
  3. Священникам и священнослужителям
  4. Многие его футбольные друзья, в будущем стали министрами 1-го правительства Лебрейро
  5. Сам Альверо остановился в своём доме в трущобах.
  6. Государственная киностудия фильмографии

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.