ФЭНДОМ


Памятник Ахену

Мемориал конгресса в Ахене

Ахенский конгресс (англ. Aachen Congress, фр. Congrès d'Aix-la-Chapelle, нем. Aachener Kongress) - дипломатическая конференция европейских держав при участии Соединённых Штатов Америки в прусском городе Ахен. Формальным поводом для созыва конференции послужил вопрос о выводе оккупационных войск с территории Франции и конструировании системы международных отношений, выстраивание которой было начата на Венском конгрессе.

Созыв конгресса

В марте 1816 года русский посланник в Вене Густав Оттонович Штакельберг уведомил Санкт-Петербург о предложении министра иностранных дел Австрийской империи князя Клеменса фон Меттерниха провести в 1818 году встречу российского, австрийского и прусского монархов с участием английского министра иностранных дел для обсуждения положения во Франции. Основной темой по мнению князя должен был стать вопрос о выводе оккупационного контингента с территории Французского королевства раньше срока, установленного Парижским мирным договором 1815 года, в случае, если она выплатит контрибуцию. В качестве основы для такого предложения была названа ст. V мирного договора, а также соглашения Священного Союза.

Предложение встретило благосклонную реакцию со стороны России, Англии и Пруссии, рассчитывавших во время проведения конгресса поднять ряд других вопросов, способных увеличить их авторитет на международной арене. Кроме того, Лондон и Вена полагали добиться принятия решений, ограничивших бы влияние Российской империи.

Участники

Первоначально державы были представлены следующим образом:

  • От Соединённого королевства Великобритании и Ирландии:
  • От Австрийской империи:
  • От Российской империи:
  • От королевства Пруссия:
  • От королевства Франция:
С ходом конгресса в Ахен прибыли делегации от Соединённых Штатов, Испании, Португалии, Нидерландов, Баварии, Бадена, Дании, Норвегии и Швеции. Их участие в конференции выразилось в решении каких-либо конкретных вопросов или целого комплекса важных проблем. Наиболее полноценного участия в работе Ахенского конгресса добились США.

Стоит отметить, что монархи зачастую не принимали деятельного участия в обсуждении и лишь направляли дискуссию и задавали ей тон, зачастую пребывая в своих столицах. Так, за время конгресса Фридрих Вильгельм III покидал Ахен пять раз, Франц I и Александр I - по два.

Повестка

Основным и главным вопросом конгресса была проблема вывода войск бывшей антифранцузской коалиции с территории Франции. Вместе с ним на заседаниях поднимался целый ряд других вопросов, решение которых продолжило начатое в 1815 году формирование Венской системы международных отношений:

  • Вопрос о выводе из Франции оккупационных войск союзников и о своевременной выплате французским правительством контрибуции;
  • Подтверждение основных положений договора о Четверном союзе, принятие в него Франции;
  • Предложение Пруссии о заключении всеобщего гарантийного договора;
  • Просьба Испании об участии в конгрессе;
  • Вопрос об умиротворении испанских колоний в Америке;
  • Португало-испанский спор из-за Восточной полосы;
  • Вопрос о допуске представителей Соединённых Штатов на заседание в качестве посредников в решении вопроса об испанских колониях;
  • Об усилении мер надзора за Наполеоном Бонапартом;
  • Вопрос "о трёх скандинавских коронах";
  • Вопрос об обеспечении безопасности торгового мореплавания;
  • О мерах по пресечению торговли неграми;
  • О гражданских и политических правах евреев;
  • Об имущественных претензиях подданных Франции к правительствам союзных государств;
  • О разногласиях между Соединённым королевством Нидерландов и владетелем герцогства Буйонского;
  • О территориальном споре между королевством Бавария и Великим герцогством Баден;
  • Дополнение к Венскому регламенту о рангах дипломатических представителей и положение о салютовании кораблей.

Вопрос о положении Франции

Основным вопросом считалось послевоенное положение Франции и её место в системе международных отношений. Наибольшую заинтересованность в восстановлении Франции в качестве великой европейской державы выказывала Россия. По мнению К.В. Нессельроде, встретившего полное сочувствие со стороны императора Александра полная реставрация Бурбонов должна была завершиться после окончательного возвращения Парижа в число ведущих европейских столиц и восстановления престижа королевства на международной арене.

В ходе обсуждения французского вопроса 30 сентября Меттерних внёс поддержанное союзниками предложение об участии Франции в дальнейшей работе конгресса, который с этого дня превратился в конгресс пяти держав. Таким образом положение Франции в числе великих держав было восстановлено. Официально выполнение Францией своих обязательств по мирному договору 1815 г. и приглашение участвовать в заседаниях конгресса были констатированы в ноте уполномоченных России, Австрии, Великобритании и Пруссии от 4 ноября 1818 г. на имя премьер-министра Франции герцога де Ришельё.

Что касается вопроса о выводе войск с французской территории, то представители четырёх держав и Франции условились заключить отдельную конвенцию, оформленную в виде идентичных по содержанию двусторонних соглашений. Документ определял срок начала процесса освобождения оккупированных земель - 30 ноября 1818 года. Кроме того, двумя отдельными секретными протоколами, без участия представителя Франции, были намечены военные меры на случай нового революционного потрясения во Франции.

Вопрос об Испании и испанских колониях в Америке

Впервые проблема Испании и её мятежных колоний была озвучена виконтом Каслри на заседании 22 октября. Британский министр иностранных дел зачитал ноту испанского двора к конгрессу, в которой выражалась обеспокоенность ситуацией в бунтующих колониях. Мадрид рассчитывал на содействие Великих Держав в переговорах, а в случае их неудачи - помощь и военную интервенцию с целью восстановления власти вице-королей.

Каслри заявил, что английское правительство в этом вопросе должно считаться с мнением парламента, а он настроен крайне негативно в отношении действий Испании в её колониях. Виконт пошёл дальше и сформулировал официальную позицию Лондона как "возможность оказания добрых услуг восставшим народам". В поддержку данного мнения высказался и герцог Веллингтон, сообщив, что английская торговля с новыми латиноамериканскими государствами и необходимость борьбы с пиратством уже побудили Англию вступить в сношения с революционными хунтами, откуда вытекала неизбежность признание их как правомочных правительств.

Вопрос о допуске испанского поверенного на заседания вызвал горячие споры: Великобритания считала подобное невозможным до тех пор, пока не будет сформулирована общая позиция Великих Держав по данному вопросу. Против этого возражал Нессельроде, готовый встать на сторону короля Фердинанда VII, однако признававший желательность реформ как инструмента сохранения контроля над вице-королевствами. Австрия поддержала позицию Англии, в то время Франция официально заняла нейтральную позицию, хотя в кулуарах Ришельё и высказывал согласие с позицией России.

Когда казалось, что испанские проблемы будут отодвинуты в сторону из-за несогласованности позиций, пришли известия с другой стороны Атлантики.

Переговоры о посредничестве

Монро в штанишках

Джеймс Монро, 6-ой лорд-президент Соединённых Штатов от партии вигов

В конце сентября 1818 года победу на выборах в Конгресс США одержала партия вигов во главе с Джеймсом Монро, ставшим лорд-президентом. Будучи сторонником активной внешней политики, он направил послание Ахенской конференции, в которой выражалась готовность правительства короля Фредерика I стать посредником в переговорах между Испанией и её колониями. Прибывшая на берега Рейна 4 ноября нота Монро вызвала эффект разорвавшейся бомбы: Каслри и примкнувший к нему Миттерних категорически отвергли вмешательство США в дела европейских империй. Опасавшиеся роста влияния англо-австрийского дуэта, Фридрих Вильгельм III и Александр I выразили своё согласие с доводами Монро и поддержали идею посредничества. Медиатором в "споре о посредничестве" выступил Ришельё, заявивший, что Франция поддержит предложение только в том случае, если Лондон и Париж присоединятся к Колумбии при рассмотрении вопроса на равных. Каслри объявил, что не может принять решение о подобном шаге без консультации с парламентом и отправил в Англию Веллингтона.

В Лондоне 14 ноября парламент, опасаясь потерять влияние на молодые государства, с небольшим перевесом принял резолюцию о необходимости участия Великобритании в переговорном процессе. Веллингтон сразу же направил депешу Каслри в Ахен, а премьер-министр Роберт Дженкинсон отправил ноту правительству Монро, в которой официально приглашал Соединённые Штаты принять участие в конгрессе. 22 ноября, в день, когда по первоначальным планам уже планировалось завершить конференцию, в Ахен прибыла американская делегация, формально возглавляемая принцем Августом, герцогом Бостонским, родным братом короля Фредерика I и кузеном Фридриха Вильгельма Прусского, однако на деле почти все переговоры велись самим Монро.
Герцог Бостон

Принц Август Американский, герцог Бостонский

Дебаты

Едва прибыв на конгресс, Монро заявил о невозможности решить вопрос без участия Испании в переговорах и, после некоторых прений, виконт Каслри уступил - 5 декабря к заседаниям присоединился Карлос Мартинес де Ирухо и Такон, государственный секретарь Испании, всю осень прождавший в Париже решения Держав. Де Ирухо объявил позицию короля Фердинанда VII, согласно которой колонии в Южной Америке продолжали считаться неразрывной частью испанской короны, а все хунты, присвоившие себе обязанности управления этими землями - мятежники и предатели, а значит вести с ними переговоры Мадрид не считает возможным. В ответ, Веллингтон невозмутимо заметил, что в таком случае Испания может попрощаться со своими заокеанскими владениями.

На заседании 7 декабря выступил премьер-министр Франции, озвучивший т.н. "План Ришельё" или "Кадисский проект". Согласно его предложениям, Фердинанду Испанскому предлагалось восстановить Кадисскую конституцию или, что более предпочтительно, аналог Конституционной Хартии Франции 1814 года, с закреплённым представительством для колоний. Вместе с этим, предполагалось созвать в каждом вице-королевстве собственные кортесы, обладающие полномочиями решать проблемы местного значения, но при этом не имевшие возможности влиять на политику всей империи; допустить выборных представителей в исполнительный совет вице-короля; провести административную и судебную реформы в колониях; провозгласить свободу личности, печати и предпринимательства, неприкосновенность жилища и проч. гражданские права. Проект Ришельё получил одобрение Александра I, заявившего:

<...>Для сохранения единства Испанской державы нельзя пренебрегать даже и такими [конституционными] методами<...>.

Но де Ирухо отказался принять такой план, ссылаясь на недостаток полномочий, а 14 декабря от имени Фердинанда VII отверг предложение.

Де Ирухо

Карлос Мартинес де Ирухо и Такон, государственный секретарь Испании

Днём позже Каслри и Веллингтон огласили свою версию решения конфликта. Их план, получивший неофициальное название "Британского" или "Плана Каслри-Веллингтона", подразумевал отказ Мадрида от наименее контролируемых территорий и предполагал направление всех усилий на удержание наиболее лояльных земель, в "награду" которым предполагалось даровать "осовремененные" фуэрос. Прослеживалась очевидная аналогия с ситуацией с Северо-Американскими колониями Великобритании, куда после Американской революции переселились эмигранты-лоялисты. Одним из таких верных вице-королевств предполагалось сделать Перу, где всё сильна была власть наместника. Де Ирухо предварительно согласился с предоставлением фуэрос и даже предположил, что Фердинанд VII может присоединить к своим титулам ещё один - "король Верхнего и Нижнего Перу". Официально протеста против плана Каслри-Веллингтона не выразил никто, однако в приватной беседе Монро "конфиденциально" признался князю фон Гарденбергу, что САСШ, вероятно, не сможет согласиться с Лондоном в этом вопросе, так как Колумбия рассмотрит это как ущемление своих интересов; Нессельроде также выражал сомнение в необходимости такого "развода".

Де Ирухо проводил отдельные встречи с представителям Великих Держав, пытаясь выторговать для своей страны более выгодные условия. Гарденберг и Миттерних, между тем, дали понять, что будущее южноамериканского континента волнует их суверенов в весьма малой степени и фактически самоустранились от решения проблемы. Ришельё был убеждён, что без принятия конституции и предоставления колониям политических прав сохранить единство трещащей по швам империи не удастся. Нессельроде заявил, что Россия может удовлетвориться "сохранением испанского влияния на континенте", оставив за скобками то, какую форму примет это влияние. Американцы и англичане были заинтересованы в уменьшении влияния друг друга на нарождающиеся государства и разными словами объявили госсекретарю, что не видят возможности сохранить власть испанской короны над колониями.

Фердинанд VII каноничный

Фердинанд VII, король Испании

В обстановке всеобщего давления, Карлос де Ирухо в подробном отчёте Фердинанду VII изложил мнение Великих Держав на положение вещей и присовокупив к нему собственные заключения, сводившиеся к одному: коль скоро Испания не может сохранить своё присутствие на южноамеркианском континенте, необходимо приложить все возможные усилия к заключению соглашения, принесшего бы максимальные для неё выгоды и сохранившего испанское влияние на политику бывших колоний. Перед самым Рождеством он получил ответ из Мадрида, разрешавший ему от имени короля соглашаться на все условия, которые сочтёт достойными.

Прерванные рождественскими торжествами заседания возобновились 3 января с выступления лорд-президента Соединённых Штатов Джеймса Монро. Согласно высказанной им идее, колонии более никогда не будут частью Испании и потому необходимо признать за вице-королевствами права суверенных монархий. "План Монро" поначалу вызвал шок среди участников конференции - столь радикальный вариант как предоставление независимости всем американским колониям до этого даже не рассматривался. Между тем, последние сведения, полученные из Нового Света, не оставляли свободы для манёвра: в Новой Гранаде всё больше и больше войск переходили на сторону инсургентов, в Чили Бернардо О'Хиггинс собирал армию против генерал-капитана Мариано Осорио, власть Тукуманского конгресса над Рио-де-Ла-Платой практически никем не оспаривалась. В такой ситуации, Монро предложил Мадриду сохранить хорошую мину при плохой игре: признав независимость, потребовать установления монархической формы правления с лояльными правителями. 14 января де Ирухо признал правоту слов американского лор-президента; тогда же одобрили план Ришельё, Нессельроде и Каслри. Условием согласия последнего стало признание прав Англии на земли в слабозаселённой и неконтролируемой никаким правительством Патагонии.

"Делатели королей"

Принятие "плана Монро" не означало окончательного решения проблемы - необходимо было выбрать кандидатов на престолы латиноамериканских государств и добиться признания их со стороны хунт. В качестве основных критериев для будущих государей были выдвинуты следующие условия: католическое вероисповедание, родство с испанским королевским домом Бурбонов и согласие править в соответствии с конституцией. От второго требования, однако, частично отступили под давлением Англии и внезапно активизировавшейся Австрии. Желая соблюсти баланс сил как в Европе, так и в Америке, Каслри настоял на том, чтобы рассматривались также кандидаты и от Габсбургской династии.

Хуан аргентинский

Эрцгерцог Иоганн Баптист Австрийский

Луи Филипп, герцог Орлеанский, 1817

Луи Филипп III, герцог Орлеанский

Фердинанд VII, рассчитывая на скорое появление сыновей в спешно готовящемся браке с Марией Жозефой Саксонской, решил удалить из страны своих братьев, инфантов Карлоса и Франсиско де Паула, ради чего с готовностью предложил их кандидатуры конгрессу. Как старшему брату, Карлосу было предложено стать королём Новой Испании[1], в то время как Франсиско получал Верхнее и Нижнее Перу. Корону Ла-Платы было решено передать 19-летнему принцу Карлу Людовику Бурбон-Пармскому, лишённому престола в ходе Наполеоновских войн. Генерал-капитанство Чили предполагалось передать эрцгерцогу Иоганну Баптисту Австрийскому, одному из младших сыновей императора Леопольда II. 19-летнему принцу Карлу Людовику Бурбон-Пармскому, лишённому престола в ходе Наполеоновских войн. В качестве предполагаемого монарха для одного из престолов обсуждалась кандидатура принца Луи-Филиппа, герцога Орлеанского, но из-за стремления Англии иметь в Париже проанглийского лоббиста в королевской семье принадлежавшая Ришельё инциатива не получила должной поддержки. Наконец, позже всех была решена судьба Новой Гранады - её королём становился младший сын короля Обеих Сицилий Фердинанда I Леопольд.

Реакция колоний

Однако, мало было найти королей, надо было добиться их формального избрания хунтами, чего те делать не спешили.

Стоит отметить, что итоги Американской революции и избрание Генриха Гогенцоллерна королём американцев оказали значительное влияние на развитие политической мысли в Латинской Америке. Среди сторонников независимости были как умеренные монархисты, перенявшие идеи федералистов о суверенной и федеративной монархии, как наиболее приемлемой форме правления, так и радикалы-республиканцы, последователи французских якобинцев; в свою очередь эти два больших политических течения дробились на множество фракций, имеющие местные особенности. Также никуда не делись лоялисты, в отдельных провинциях сохранявшие своё влияние.Стремясь утвердить свой авторитет в регионе как первого независимого государства в Новом Свете, на которое стоит равняться, американцы на протяжении всех революционных войн поддерживали умеренных либералов, сторонников независимой и суверенной монархии, против радикалов, пытаясь перетянуть на свою сторону и лоялистов. В то же время англичане, не желая отдавать контроль над молодыми государствами в руки Колумбии, вели опасную игру, заигрывая с якобинцами. К осени 1818 года сложилась ситуация, когда ни одна из группировок не могла добиться решительного преимущества над другой и продавить свою линию. Несмотря на кажущееся единство, основанное на одной общей идее о независимости, выраженное в непрекращающееся противостояние со сторонниками восстановления контроля Мадрида над бунтующими территориями, шаткий баланс сил могло поколебать любая новость из Старого Света, любое вмешательство иностранных держав.

Соломиной, переломившей хребет верблюда, стало предложение Джеймса Монро, виконта Каслри и герцога де Ришельё сесть за стол переговоров дабы "обсудить условия обретения независимости". От лица королевского правительства Испании посредники предложили хунтам признать кандидатов в будущие монархи своими суверенами, после чего Мадрид признал бы независимость этих стран и отказался от всяких претензий на их территорию, удовлетворившись подписанием "договора о дружбе и вечном союзе"[2].

Раньше всех соглашения между собой достигли фракции Перу: Хосе де ла Серна, второе лицо в вице-королевстве, вступил в тайные сношения с умеренными монархистами и в апреле 1819 года потребовал от наместника Хоакина де ла Песуэла не препятствовать деятельности готовящейся им Национальной Ассамблее. После непродолжительных споров лоялисты и монархисты-индепендентеры сумели преодолеть республиканское меньшинство и 15 мая согласились с предложением Ахенского конгресса и избрали Франсиско де Паула де Бурбона своим королём. 2 июня бежавший из заключения новый генерал-капитан Чили Франсиско Марко дель Понт и временный диктатор Хосе Мигель Каррера сумели достичь компромисса и Чилийский Учредительный Совет также подписал Ахенскую декларацию. Однако цена этого соглашения была дорогой на взгляд англичан - Чили отказалось признать эрцгерцога Иоганна своим королём и уже 10 числа присягнула на верность дону Франсиско-де-Пауло, выторговав в обмен широкую автономию. 21 июня Тукуманский конгресс незначительным большинством голосов одобрил кандидатуру принца Бурбон-Пармского на королевский трон. Сложнее всего дело обстояло в Мексике и Новой Гранаде, где для "ускорения" принятия "правильного" решения Колумбии и Лондону пришлось изрядно постараться, прибегая то к подкопу, то к шантажу, а то и к устранению противников. Так или иначе, Мехико и Богота признали власть избранных в Европе королей 30 и 31 июля соответственно.

Прочие вопросы

Помимо проблемы распадающейся Испанской колониальной империи, Ахенский конгресс рассмотрел также ряд других европейских и мировых проблем.

Вопрос "о трёх скандинавских коронах"

По Кильскому договору от 14 января 1814 года датский король Фредерик VI под принуждением Англии отрекался от норвежского престола, пребывавшего в унии с датской короной 278 лет. В конце марта Учредительное собрание в Эйдсволле приняло конституцию и избрало нового короля, которым стал принц Леопольд Саксен-Кобург-Заальфельдский, принявший имя Олафа V.

Эйдсволл

Принятие Эйдсволльской конституции

Однако Швеция, желавшая компенсации за потерю Финляндии по итогам Наполеоновских войн, также выдвинула претензии на корону Норвегии. Кронпринц Карл Август направил в Эйдсволль послание с требованием избрать королём его самого, грозя в противном случае войной с Швецией. Против этого резко высказались Великобритания и Дания; и хотя последней нечего было противопоставить шведской армии в случае возобновления войны, Лондон чётко дал понять, что не забыл принцу Августенборгскому его былого союза с Наполеоном. Недовольство таким опрометчивым ходом шведского наследника высказал и император Александр I, состоявший в родстве с принцем Саксен-Кобург-Заальфельдским и высоко ценивший его службу в русской кавалерии. В итоге, под давлением Великих Держав Карл Август отказался от силовых методов решения вопроса, но не отказался от своих притязаний.

В феврале 1818 года скончался Карл XIII и его преемник, ставший Карлом XIV Августом, вновь заявил о непризнании Олафа V королём Норвегии. Тот в свою очередь, обратился к заступничеству Англии и России, поднявших проблему на Ахенском конгрессе. На заседании 15 и 17 октября Нессельроде и Каслри высказали на редкость согласованную позицию: престол Норвегии должен остаться за своим текущим владельцем, а претензии шведского, равно как и датского монарха не подлежат удовлетворению. Кроме того, 17 числа представители Дании, Норвегии и Швеции были вынуждены подписать конвенцию, гарантирующую, что никогда более престолы скандинавских государств не будут объеденены.

Урегулирование испано-португальского конфликта из-за Восточной полосы

Первоначально вопрос об оккупации португальско-бразильскими войсками земель между рекой Уругвай и Атлантическим океаном, до этого принадлежащих Испании, должен был быть рассмотрен на заседании 22 ноября 1818 года. Однако именно в этот день в Ахен прибыла американская делегация и поиск выхода из конфликта был отложен до вынесения решения по испанским колониям.

Созданное в июне следующего года королевство Рио-де-Ла-Плата унаследовало от Мадрида и территориальный спор с Соединённым королевством Португалии, Бразилии и Алгарве. Избранный король Ла-Платы Хуан I, желая прибыть в свою страну в ореоле "освободителя" через своего брата-императора и его правительства начал давить на Португалию с целью вернуть земли. Король Жуан VI, пребывавший в Бразилии, увиливал и отказывался давать ответ, давая между тем понять, что торг уместен. Хуан обратился к Ахенскому конгрессу с просьбой разрешить ситуацию. На заседании 1 августа 1819 года выступавший в роли председателя Каслри постановил: Восточная полоса подлежала разделу на три равных части, две из которых передавались Бразилии; южная же часть возвращалась под контроль Ла-Платы за 350 000 реалов, которые должен был выплатить сам Хуан I.

Проект всеобщего гарантийного договора

Одним из пунктов повестки дня был вопрос о заключении общеевропейского соглашения, гарантировавшего нерушимость государственных границ, установленных Заключительным актом Венского конгресса. Предложение о подписании такого договора было внесено Пруссией и активно поддержано Россией. Князь Миттерних, опасавшийся за территориальную целостность своей империи, тоже встал на сторону Берлина и Санкт-Петербурга; принципиальное согласие с основными идеями договора также высказал Ришельё.

Только Каслри отказался поддержать инициативу Карла фон Гарденберга, стремясь сохранить Великобритании свободу действий в Европе. Данный отказ, основанный в определённой степени на неприязни к прусскому коллеге, имел весьма серьёзные последствия для Англии. Отказ Каслри оставил Лондон в фактической изоляции, способствовав формированию недоверия и отчуждённости как у британцев к делам Европы, так и у европейцам к делам Британии. Однако британцы, несогласившись даже рассматривать проект договора, приложили все усилия для того, чтобы он так и не был подписан путём переноса заседаний ввиду "более важных" переговоров с Соединёнными Штатами и Испанией, потом и вовсе перенести рассмотрение данного вопроса на следующий конгресс Великих Держав. Но даже на следующем, Лайбахском конгрессе, гарантийный договор не был должным образом рассмотрен и-за нарастания революционных ситуаций в Европе.

Итоги конгресса

Большая Тройка

Совещание императора Александра I, императора Франца I и короля Фридриха Вильгельма III во время Ахенского конгресса

Заключительное заседание конгресса с участием монархов Европы и Америки, других особ королевской крови и фактических лидеров делегаций состоялось 12 августа 1819 года. Ахенский конгресс проработал на семь с половиной месяцев дольше запланированного, за это время состоялось 87 заседаний с участием Англии, России, Франции, Пруссии, Австрии и США, ещё больше двух-, трёх- и четрырёхсторонних консультаций.

Ахенский конгресс способствовал восстановлению Франции в качестве великой державы и освобождению её земель от оккупации. Для обеих Америк значение конференции куда более значительно[3]: за 1818-1819 год большинство испанских колоний в Новом Свете получили независимость и признание в качестве независимых государств. Вместе с этим, вмешательство европейских держав и США в политическую жизнь молодых стран, выраженное в навязывании формы правления порой под угрозой военной интервенции негативно повлияло на имидж свежеиспечённых монархов, что вылилось в череду восстаний и переворотов против них.

За пределами действий Ахенской декларации остались лишь два государства в Южной Америке: королевство Бразилия (в составе Соединённого королевства Португалии, Бразилии и Алгарве) и государство Парагвай. Первая всё же смогла в 1822-ом году получить независимость от Лиссабона, когда под давлением общественности Жуан VI отрёкся от престола в пользу старшего сына дома Педру и вернулся в Португалию, годом позже признавшей бразильскую независимость. В то же время Парагвай во главе с пришедшим Хосе Гаспаром Родригесом де Франсией, установившим диктаторское правление, проигнорировал призыв Ахенского конгресса и ушёл в длительную автаркию, закончившуюся только со смертью самого Франсии в 1840-ом году.

Помимо политических событий, Ахенская конференция важна и для формирования международного права. Так, пять Великих Держав подписали протокол, позволяющий представителям государств, о которых идёт речь на переговорах, принимать в них участие; а также иной протокол, внёсший некоторые корректировки в положения Венского трактата о дипломатическом представительстве и дополнивший его новыми статьями.

Примечания

  1. В ходе переговоров дон Карлос сумел добиться для себя императорского титула.
  2. Здесь и выше - цитаты из Совместной Ахенской декларации правительств Великобритании, Франции и США к народам и правительствам Южной Америки от 15 марта 1819 года.
  3. В связи с этим Ахенский конгресс сравнивают с Венским: последний определил послевоенное устройство Европы, в то время как первый - Америки. В историографии (преимущественно американской) систему, сложившуюся в мире на начало 1820-х гг. называют Венско-Ахенской.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.