ФЭНДОМ


Настал 1962 год от Рождества Христова, 37-й год Сёва и 25-й от Национальной революции по британскому календарю. Мир вступает в новую фазу нестабильности и неопределенности, вызванную дальнейшим охлаждением отношений между Сферой Сопроцветания и Третьим Интернационалом. Некогда союзные блоки, помогавшие друг другу побороть германский империализм, готовы вгрызться друг другу в глотки и начать новую войну. По миру распространилась шпиономания, на границах дежурят десятки, если не сотни, тысяч солдат и офицеров, готовых по приказу отправиться в настоящий Ад. Тем временем их менее счастливые сослуживцы борются друг с другом в локальных войнах по всему земному шару, пока главы специальных служб отчаянно пытаются переиграть друг друга в многоходовых комбинациях. И, в далеком тылу, грозно стоят ракеты и самолеты, ожидая своего часа, который, как надеются обслуживающие их люди, не наступит никогда.

Но не все так страшно и печально, как оно может показаться на первый взгляд. За послевоенное десятилетие человечество в целом испытало настоящий технологический прорыв, который позволил не только убивать, но и строить. Строить, и так, как раньше людям и не снилось. Растут новые города, увеличивается продолжительность жизни, значительно повышается благосостояние семей и отдельных людей, в прошлое уходят страшные болезни и голод. Совершаются прорывные открытия, составляются новые научные теории - и, разумеется, по-прежнему простые люди ищут свои, простые и тем дорогие удовольствия, которые в конечном итоге и составляют Счастье. Надеемся, что эта картина мира никогда не сорвется в атомное безумие и багряный закат цивилизации...

Европа

Говоря "Европа", обычно подразумеваем "Интернационал", ибо именно Старый свет стал не просто первой искрой, но настоящим пламенем Мировой революции. В 1920-х социалистические революции победили во Франции и Великобритании, даровав делу революции крупный промышленный потенциал, которым она сумела воспользоваться. Страшное и тяжелое противостояние в 1940-44-хх годах сокрушило прогнившую Германскую империю, пытавшуюся уцепиться за гегемонию, и стерло во прах надменные осколки Антанты. И хотя не все страны региона приняли социалистический уклад, многие смотрят на такое положение дел как временное. Европейский континент заслуженно считается однозначной вотчиной левых сил: лишь кое-где на Балканах еще сохраняются оплоты реакции, но остальные страны счастливы присоединиться к новому братству Европы.

Коммунистический Интернационал, так же Третий Интернационал - одна из двух ведущих мировых сил, военно-политический альянс, созданный социалистическими странами в интересах революции. Первоначально объединение революционных партий, в середине 1940-х он стал надгосударственным образованием, неким праобразом будущего мира. Финансы и ресурсы Коминтерна обширны, надежен его идеологический фундамент: он выступает надежным фундаментом, на котором строится грядущая экспансия. В сложной бюрократической системе, ключевую роль играет Исполнительный комитет Коммунистического интернационала (ИККИ) из 7 членов; но, как известно, некоторые страны равнее, поэтому мы переходим к обсуждению второго ключевого понятия работы 3 Интернационала.

Триумвират - это неформальное прозвище трех ведущих держав Интернационала, которые оказывают решающее влияние на организацию и ее политику. Здесь сосредоточены основные производственные мощности и людские резервы, финансовые и торговые центры, которые определяют облик Интернационала. Потеряв даже одного участника Триумвирата, Коминтерн значительно ослабеет. И хотя отношения между его членами сложно назвать дружелюбными, равными и открытыми людям посвященным, именно Парижу, Лондону и Риму вместе предстоит вести социалистические страны и развивающиеся народы в светлое будущее, что несомненно ожидает их впереди.

Французская коммуна - ведущая сила Интернационала, первая в мире социалистическая держава, ставшая основательницей Третьего Интернационала и ведущей силой мирового пролетариата в борьбе за его освобождение... Или тиранической силой дорвавшихся до власти варваров, намеренных крушить все на своем пути - зависит от адресата вопроса. На 1962-й, Коммуна представляет собой главенствующую силу Интернационала, его мозговой, финансовый и силовой центр,

Правление осуществляет коалиция синдикалистов и анархистов, которой скоро исполнится 26 лет. Это объединение в 1937-м году предотвратило захват власти радикальными тоталистами, сумев арестовать Деа, Дорио и других ведущих лидеров неоякобинства. Стабилизация политического режима и спокойное предвоенное развитие пришлись как нельзя кстати: совсем скоро начался главный конфликт первой половины века. В нем войска ФК нанесли ультимативное поражение силам Миттльевропы, принеся подлинную свободу и настоящий прогресс в Европу. Германия и ее сателлиты, Австро-Венгрия, Российская империя - все они пали под натиском освободительных ратей. Сегодня Франция являет собой настоящую витрину социалистического блока, проживающую богато и в довольствии. Тут исправно функционируют кооперативы и заводы, постоянно растет производство, а рыночные элементы не допускают дефицита. Несколько партий соревнуются за власть и доверие населения, сохраняется относительная свобода дискуссии и самовыражения, а многочисленные французские полки, формально по-прежнему именующиеся "милицией", стоят на защите социалистической Европы и Родины.

Однако на данный момент Франция столкнулась с рядом вызовов. Во-первых, ее первенство в Интернационале открыто оспаривается Британией, которая активно борется с французами за контроль над сателлитами и влияние на рабочих капиталистических или догоняющих стран. Во-вторых, армия Коммуны давно не реформировалась, почивая на лаврах громких побед и ссылаясь на дальность потенциального противника. Наконец, и ничуть не менее важно, на ладан дышит коалиция, что правила страной четверть века: споры и разногласия между синдикалистами и анархистами стали как никогда острыми, ушло на покой поколение поддерживавших компромисс, а на пятки им дышат неосоциалисты под лидерством семейной пары Жана Сартра и Симоны Бовуар, опирающиеся на интеллигенцию, студенчество и горожан. Сможет ли сохраниться вроде как обреченная коалиция, смогут ли правители Франции - кем бы они не были по партийной принадлежности - спасти позиции державы в Интернационале, и, в конце концов, исполнится ли мечта рабочего класса о свободе, равенстве и братстве, так понятная французам?

Британский протекторат - в 1937-м году избранный председателем Конгресса профсоюзов Освальд Мосли объявил о начале "Национальной революции": его противостояние с Конгрессом, на половину составленным из оппозиционных элементов, зашло слишком далеко. Мосли удалось подавить оппозицию, узурпировать власть и провести целительные реформы, с рядом перегибов, разумеется. Его правление ознаменовалось ликвидацией демократических свобод и многопартийности, как и победой над страшными внешними врагами Британии. Красный Флот уничтожил силы Кайзера, Короля и Царя, а отряды вчерашней милиции

Нынешний британский режим характеризуется скоплением реальной власти в руках О. Мосли, принявшего из рук подчиненных профсоюзов почетный титул Гранд-протектора. Править ему помогают агрессивная пропаганда, чрезмерно усиленные специальные службы, тайные тюрьмы и отряды доносчиков. Днями здесь проводят показательные расстрелы и массовые повешения врагов рабочего народа, а по ночам из домов изымают новых жертв Левиафану Северного моря. Была разгромлена английская интеллигенция в ходе "Культурной" фазы Нацреволюции (1948-1950-е) и уничтожены остатки внутрипартийной свободы. Жестокий и кровавый тоталистский режим, однако, слишком полезен Интернационалу, и поэтому Париж регулярно идет на сотрудничество с Британией, хотя внутри Франции не каждый этому положению вещей рад.

Британия представлена в каждом руководящем органе Интернационала, и со второй половины 50-х активно старается добиться перехода пальмы первенства в свои руки. Протектор пользуется каждой слабинкой французского кабинета, являясь "ястребом" красной внешней политики, он обеспечивает помощью и поддержкой всех борющихся товарищей по всему миру, портя отношения с Токио, зато получая "очки" в глазах простых коммунистов. Охотная финансовая помощь Лондона привязывает кабинеты стран "второй волны" к Мосли, и постепенно он закрепляется как популярная фигура. Сохранится ли режим Гранд-протектора, Освободителя Англии и Друга детей Освальда Мосли? Удастся ли ему перехватить вожжи контроля над Интернационалом из слабеющих рук Парижа? И когда сгорят капиталистическо-фашистские негодяи в очищающем атомном пламени?

Итальянская республика - в 1920-х победившая социалистическая революция столкнулась с препятствием. Королевская власть, помещики, армия - эти институты были ненавистны большинству и легко отсечены, но Римско-католическая церковь сохраняла сильные позиции в народе. Социальный консерватизм многих итальянцев, особенно на Юге, грозил стать опаснейшей проблемой... Но лидеры революции нанесли упреждающий удар. В середине 1920-х годов христианство католического образца сблизилось с синдикализмом и социализмом, дав начало "теологии освобождения", которая и стала господствующей идеологией Республики. Процесс был небесболезненным, но в конечном счете готовые к компромиссу силы возобладали, так было дано начало новому социальному эксперименту на полуострове.

Италия стала соосноватильницей Интернационала, приглашенная во многом для поддержания баланса между Францией и Британией. Действительно, Риму удавалось поддерживать союзников и балансировать между их интересами, не давая противоречиям Парижа и Лондона войти в острую стадию. Так, именно Италия уберегла единство альянса, в 1937-м, когда Мосли физически уничтожил оппозиционеров - срочно отправившиеся в Париж послы убедили правящую коалицию послать Протектору не отлучение от Коминтерна, но поздравление с победой над реакцией. Итальянцы храбро воевали в Походе, приняв самое живое участие в ликвидации Австро-Венгрии и ее сателлитов; на данный момент именно итальянцы активнее всех занимаются продвижением на Балканах.

Сегодня Италия является третьим замыкающим в триумвирате и вполне довольна своей ролью. Синтезированная идеология принесла свои плоды в виде мира и согласия, которые позволили укрепить государственность и перевести экономику на новые рельсы. Активная коллаборация с РКЦ принесла успокоение, а стабильная политическая жизнь способствовала экономическому росту; итальянское кино стало настоящим манифестом Интернационала в культуре. Но теперь в соседних странах на волне популярности неосоциалистов растет недовольство итальянской религиозностью, которое попадает и в саму страну; слишком много стран в Европе хочет попасть в ИККИ, и именно Италия все еще выглядит как его слабое звено. Некогда спасшая общество идеология превращается в набор догматов; с нами ли Бог, или Он нас покинул?

Германские коммуны - после поражения Германской империи, казни Вильгельма III и заключения по стражу императорской семьи, победителями было решено ослабить Германию. Она была разделена на несколько государств (Австро-Баварию, Рейнланд, Ганновер, Саксонию, Пруссию и пару других), причем странам было запрещено иметь общие вооруженные силы или заключать торговые договоренности без ведома стран Триумвирата. Сделано это было из-за недоверия к немцам и неготовности победившей стороны принимать нового члена на равных правах в свой закрытый клуб под названием Исполком Коминтерна. Впрочем, самые людоедские проекты Британии в жизнь не воплотились, и жизнь в разделенной Германии как минимум сносная.

Большинство коммун находится под серьезным иностранным влиянием. Католические коммуны юга полностью восприняли итальянскую теологию, Рейнланд, Саар и Саксония стали составными частями французской промышленности, а Ганновер и Пруссия унаследовали тоталистскую доктрину. Соответственно, жизнь в каждом сателлите во многом отображает версию социализма, принятую в оказавшем влияние государстве: в Мюнхене встретится рабочий священник, в Кельне будут идти активные дебаты сторонников и противников однополых союзов, а виселицы Гамбурга редко пустеют надолго. В среднем, коммуны живут зажиточно, хотя и случаются перебои с поставками тех или других товарных категорий: сказывается разрыв привычных экономических связей и трудности с выходом на международный рынок. Немцам во многом удалось найти баланс между путями развития трех старших братьев и отобрать лучшие элементы; кажется, пришло время задуматься о восстановлении немецкого единства и принятии в Интернационал нового участника.

Постепенно наложенные на Германию ограничения снимаются, и в 1963-м году запланировано провести их централизацию: но этот вопрос вызывает разногласия в самом ИККИ, ведь Лондон боится потерять свое влияние и видет в централизации Германии опасный для себя маневр Парижа - самостоятельная Германия может подвинуть Британию и соревноваться за звание "второго" в Интернационале. Однако стоит учитывать, что дальнейшее промедление или отказ от реинтеграции чреваты крайне негативными последствиями в будущем: утратой доверия немцев, падением популярности коммунистов в мире, наконец, свидетельством о трещинах в ИККИ. Пока что никто не отменил конференцию Интернационала по немецкому вопросу, и 1963 год должен стать во многом решающим. Итак, возродится ли под красным стягом Германия, или она останется лишь безвольным объектом чужого воздействия и инструментом?

Украинская советская республика - военные действия на Украине были самым хаотичным театром военных действий в Европе. Первоначально правительство Василя I отправило части на Запад, против французов, что вызвало массовые восстания, возглавленные социалистами и националистами отдельно друг от друга, а а успехи их мятежей привели к интервенции полков Кирилла I; в итоге, Украинские поля превратились в арену жестоких и случайных, непредсказуемых боев с изобилием сторон к выбору. Именно просьба украинских социалистов о помощи в неравной борьбе привела к войне между Интернационалом и Российской империей, которая завершилась триумфальным парадом частей Франции, Британии, Италии и Коминтерна по Москве.

Украина - это демократическая социалистическая страна, в которой бесспорно доминируют аграрные социалисты, наследники подпольных организаций времен Василя I. По настоянию Махно, немало содействовавшего победе социализма на Украине, Киев пошел на децентрализацию и создание равноправной федерации самоуправляющихся коммун, хоть и не распустил правительственные органы. Подобное устройство позволило гарантировать сохранение и признание прав всех национальных меньшинств Украины, от русских и крымских татар до молдован и греков. Здесь руководству Аграрной партии удалось найти компромисс и построить хоть и хрупкое, но на данный момент стабильное общество, отличающееся культурной и социальной свободой. Примечательно, что в УСР многие пытаются перебраться из РНДР.

Соперничество с Италией в плане агрокультур толкает украинцев к тесному сотрудничеству с французами, довольными появлением источника дешевой провизии. Наличие в Киеве и на Донбассе серьезной промышленности оставляет украинцам надежду на появление устойчивого рабочего класса и дальнейшую индустриализацию. Молодой и харизматичный Леонид Брежнев пришел к власти под лозунгом ускорения, имея за собой команду и поддержку Парижа - что же в теории может пойти не так?

Российская Народно-Демократическая Республика - авантюристская внешняя политика Кирилла I привела вновь созданную империю к войне с Интернационалом, которая завела и царя, и его страну в могилу. На территории Центральной России, Поморья, Поволжье и Западной Сибири победители установили новый социалистический режим РНДР, первоначально как "Народный фронт". Но сравнительно либеральный режим синдикалистов Бухарина был сметен неожиданным, наглым и решительным внутрипартийным заговором, во главе которого формально стоял ветеран подпольной борьбы В. Молотов.

Выжившие социалисты поспешили установить жесткую однопартийную диктатуру для проведения скорейших и радикальных реформ в обществе. Учитывая близкое соседство врага, Триумвират уже в 1946-м одобрил создание Москвой новых вооруженных сил, которые на практике стали инструментом для проведения правительственной политики. Помощь Интернационала и красной гвардии помогли провести жестокими методами сплошную коллективизацию на селе, а рабочий контроль на производствах, как и независимые профсоюзы, вскоре пали жертвой тоталитаристского кабинета. Молотов и прочие большевики-тоталисты равнялись на режим Гранд-протектора, быстро свернув даже подобие внутрипартийной демократии и устроив кровавую чистку рядов. Министерство государственной безопасности состоит в очень тесном контакте со специальными службами Британии, причем МГБ нередко берет на себя помощь Лондону в его грязных и сомнительных делах, взамен Москва получает из Британии денежную, технологическую и производственную поддержку.

Постоянное соседство с Сибирью никогда не даст покоя Москве. По Оби дежурит крупнейшее во всем Инрернационале войсковое соединение, тут же размещены стратегические аэродромы и поставлены опасные ракеты. Кроме русских, тут дежурят французы, британцы, украинцы, беларусы, поляки и даже немцы с итальянцами; с Востока в любой момент может двинуться японская рать, в обозе которой будут двигаться помещики и буржуи. На данный момент, Россия живет как осажденная крепость, в которой и от населения, и от гарнизона постоянно требуются все новые и новые жертвы, а экономическим ростом, равно как и ростом благополучия, было решено пожертвовать ради производства танков. Режим России так же заслуженно считается самым социально-консервативным во всем Интернационале, где власть отчаянно пытается и насаждает единую, образцовую модель поведения, навязывает культурные стандарты и административными мерами жестоко борется с неугодным искусством, недостойным существовать в социалистической стране.

Однако внутри партии созрел настоящий заговор. Репрессивный режим Вячеслава Молотова и "старых большевиков" все меньше устраивает саму партию, поскольку активно препятствует социальной мобильности и склонен поддерживать старую гвардию. Лидером недовольных стал Алексей Косыгин, сумевший скооперироваться с Парижем, Киевом и Минском, все они обещали свою помощь в свержении тоталистского кабинета. Помочь Косыгину вызвался краском Георгий Жуков, недовольный чистками в армейских рядах и опасающийся своей очереди. Смогут ли заговорщики добиться успеха, каковы истинные мотивы Алексея Николаевича, и что ожидает Россию после красного восхода?

Иберия - затяжной кризис Королевства Испания привел к Гражданской войне (1936 - 1939), победителями из которой вышла партия CNT/FAI, пользовавшаяся полной поддержкой Франции и Италии. Анархисты уничтожили монархистов, Салазара и республиканцев генерала Франко, после чего в первый и далеко не последний раз был собран всеиспанский Конгресс трудящихся. На нем было установлено, что каждая коммуна в Иберии имеет полное право самостоятельно решать свою судьбу, и что установление любого контрольного, стоящего над всеми коммунами органа, неизбежно выродится в тиранию, против которой несколько лет боролись. После этого решения начаоа складываться современная, уникальная и неповторимая во всех смыслах Иберия. Только в 1943-м Конгресс трудящихся собрался заново. К этому моменту Парижу стало ясно, что испанцы зашли слишком далеко: от них не было никакой пользы, а многие коммуны опустились др открытых боестолкновений и грабежей. Под непосредственным влиянием Интернационала, анархисты возродили Конгресс, который теперь созывался раз в полгода для разрешения споров между коммунами и выдачи общих постановлений, рекомендованных к выполнению. Но даже прямое вмешательство французов не заставило испанцев возродить общую армию, единые спецслужбы или создать хотя бы постоянно функционирующее правительство.

Иберия являет собой престранное зрелище для постороннего наблюдателя. С одной стороны, этой стране определенно не хватает устойчивости, стабильности и плана существования; Конгресс трудящихся Иберии скорее драматический театр, нежели орган правления, ему остро не достает органов принуждения. Уровень жизни разительно отличается от коммуны к коммуне, а в некоторых сообществах вообще установлены порядки, близкие к религиозной диктатуре теологов освобождения. Впрочем, самих испанцев, похоже, все устраивает: по крайней мере, люди точно выглядят счастливыми, и нет никакого массового движения в поддержку тоталистов на национальном уровне. Здесь самые вольготные и свободные морально-нравственные нормы во всем мире, и тут легко провести незабываемые каникулы всей своей жизни, недаром целый ряд коммун считается туристической Меккой Интернационала. В то же время многие расценивают Иберию как слабое звено Коминтерна, и у них уже кончается терпение; Мадридская весна, конечно, прекрасна, но не станет ли она прекраснее от добавления в пейзаж пары сотен дружественных танков?

Северная Америка

Континент определенно знавал лучшие годы. Тяжелый экономический и политический кризис в США, переросший в кровопролитную и затяную гражданскую войну, оказал воздействие на все окружающие страны.

Свободные Штаты Америки - Вторая Гражданская война в Америке (1937 - 1946), разразившаяся на фоне продолжительного и катастрофического кризиса, стала его достойным апофеозом. Продолжительным, безумным, хаотичным и кровавым. Друг с другом боролись силы легитимного правительства, популисты Лонга, различные сепаратисты, многочисленные бандформирования меняющейся политической ориентации и, наконец, социалисты Рида. Война длилась долго, она шла по всей Америке за исключением территории нынешних ТША, все стороны совершали чудовищные преступления, кровь лилась рекой, Есть истории об установлении в окраинных штатах квази-диктатур варлордов, о постоянной смене альянсов, ударах в спину и предательствах. Неравных боях, нехватке всего и импровизациях. О сожженных поселениях, расправах над пленными и заложниками, разврате и кутежах отчаявшихся людей. И, конечно же, о бушующих болезнях, страшном голоде, всеобщем экономическом развале и полном упадке. К 1946-му все активно воевавшие стороны исчерпали силы, не имея возможности нанести тот самый, решающий удар.

Наконец, летом 1946, французы и англичане прибыли в разоренные порты Нью-Йорка и Пенсильвании: обещанная помощь добралась до фронтов. Ветераны Освободительной войны, вооруженные новейшими танками, самолетами и автоматами, не оставили ни одного шанса варлордам или остаткам сил Лонга, все еще цепляющихся за южные штаты. Только на границах Тихоокеании Интернационал остановился, встреченный японцами и перевооруженными силами самого Сакраменто. Мирного договора между США и ТША, а равно и признания, никогда не последовало; но 23 августа 1946 считается концом Войны, ибо деморкационная линия между двумя оставшимися государствами была установлена.

С тех самых пор в США продолжается Реконструкция, которой не видно конца и края. Ослабленное государство, угодившее в демографическую яму и растерявшая промышленность, кое-как справилось с бандитизмом и начала отстраиваться в ключевых местах, но до сих пор следы войны видны невооруженным глазом. На улицах подавляющее большинство - женщины и (почти) беспризорные дети, они же заняты на большинстве работ; государство содержит многих инвалидов, но, хоть и тратит значительную часть бюджета, не может обеспечить им достойную жизнь. Фракции в партии сражаются за власть, все еще эфемерную во многих районах страны, и предлагают самые разные планы по спасению ситуации, которая заметно не улучшается с годами. Настоящим символом недоверия стал референдум в Канаде в 1948-м, когда подавляющее большинство бывших подданных Эдуарда VIII отказалось объединяться с южными соседями, оставляя их самих с судьбой. Так есть ли будущее у социалистического эксперимента в Америке, или миллионы людей погибали зря?

Тихоокеанские Штаты Америки - В 1937-м году Соединенные Штаты распались. После этого, восточнее гор, началось настоящее кровавое безумие, растянувшееся на долгие годы и поглотившее целую страну. Однако было исключение: штаты Тихоокеанского побережья сумели вовремя организоваться, сформировать собственное правительство и, воспользовавшись рельефом, отгородиться от проблем. Где-то там убивали, грабили, насиловали и жгли, но тут об этом лишь читали в газетах и продолжали богатеть; потихоньку в страну прибывали беженцы с востока, обнищавшие, отчаявшиеся и голодные, готовые браться за любую работу - они стали подпиткой ТША.

Когда европейцы прибыли на подмогу Риду, у Сакраменто уже было приготовлено решение. Ключевой торговый партнер Штатов - Япония - был призван и он в самом деле охотно откликнулся. Появление японцев заметно остудило пыл красных американцев, так и не решившихся бросать вызов Токио. Были заключены многочисленные торговые контракты, и инвестиции потекли в ТША щедрым потоком, где йены нашли достойное применение и были пущены в дело.

ТША сияют ослепительно ярким блеском: высокие небоскребы, блестящие улицы, новенькие машины, сверкающие в ночи рестораны всех уровней и разрядов, полные людей пляжи и загорелые спасательницы, с особым интересом обслуживающие богатых и туристов. Роскошные магазины поражают не только ценниками, но и качеством товара, работают порты и заводы, а по ночам улицы Все дорого, броско и захватывает глаз, очаровывая его. Здесь отдыхают богатейшие люди Сферы Сопроцветания, наслаждаясь своим богатством в полной мере; тут же расположено производство, помогающее ТША процветать и занимать важное положение в альянсе. Не натренированный взгляд туриста наверняка посчитает здешнюю жизнь Раем... и будет серьезно разочарован.

Находящиеся в тесной зависимости от японцев корпорации установили жестокие меры эксплуатации, грамотно воспользовавшись бросовой стоимостью труда на рынке - тысячи и тысячи мигрантов из Америки и Китая готовы работать за еду, и это позволяет диктовать свои условия рабочим с позиции силы. Когда же рынок не справляется, ему на помощь приходят частные охранные агентства да специальные службы, всегда готовые поискать коммуниста да диверсанта среди коллектива. Здешние бизнесмены в целом успешно переняли модель японского капитализма, но вычли оттуда почти все пособия да льготы в стремлении максимизировать прибыль; на помощь от компании могут рассчитывать только самые ценные, единичные кадры, все остальные рассматриваются как заменимые. Правящая Демократическая партия спокойно

Но не только внутренние проблемы беспокоят Сакраменто. Государство окружено враждебными социалистическими странами и прижато ими к морю, а на территории США Коминтерн разместил оружие стратегического значения. В результате, ТША вынуждены не просто содержать собственные крупные вооруженные силы, но и изыскивать средства на силы японского гарнизона. Впрочем, на это-то дело тут всегда найдут средства: спасшиеся от красных и Войны элиты готовы на все, лишь бы не Правление Ричарда Никсона должно ознаменовать собой наступление крупных перемен. Перед руководством Тихоокеанских Штатов поставлено множество сложных вопросов: про гражданскую идентичность, о допустимых пределах эксплуатации, о миграционной политике и военной реформе, причем сроки поджимают. Какова же судьба Града-на-Холме: погибнуть или взлететь к подлинному величию?

Восточная Азия

Если Европа - оплот Интернационала, то Восточная Азия со времен Великой Азиатской войны является вотчиной Японской империи. Здесь расположена ее метрополия и большинство колоний, здесь находятся самые верные вассалы и ключевые производства.

Японская империя - второй центр силы на Земле, активно противостоящий Интернационалу и представляющий единственную значимую для него угрозу. Только Япония стоит на страже капиталистической системы, которая без нее обречена на скорое и болезненное падение. Весь двадцатый век стал столетием неожиданного, тяжелого, но постепенного возвышения Японии. Ее продвижение по континенту и становление империей затянулось на всю половину века, но сам путь был таки проделан. Победа над русскими в Корее и Маньчжурии, потом создание марионеточной Маньчжурии, затем атака на европейские колонии Индонезии и беззащитные Гавайи, и, наконец, вмешательство в конфликты Китая, России и Индостана. Сегодня Сфере Сопроцветания подчиняются в Азии, Америке, на Ближнем востоке и Африке; Император окончательно стал божественной сущностью, а верные ему генералы с уверенностью гарантируют стабильность и прочность положения. Япония создала в 1943-м году Сферу Сопроцветания, в которую вошли либо вассальные, либо союзные ей страны, опасавшиеся пасть жертвой Интернационала, чьи амбиции тогда вже стали очевидны. Отказ Антанты преклониться стоил ей существования, и теперь лишь Сфера объединяет страны, отказавшиеся следовать по социалистическому пути развития.

В 1950-х произошла выработка идеологии, под которой Токио предложило сплотиться. Предоженная доктрина объявляла социализм оружием построения нового европейского колониализма, еще более страшного, чем первый; соответственно, свободные народы Азии, Африки и Америки обращаются за защитой к Японии, сумевшей перерасти колониальные желания и теперь гарантирующей сохранение свободы. Забавно: в Сфере нет общеобязательной идеологии, но при этом единство альянса крепкое и нерушимое. Ведь, в конце концов, Токио действительно единственная сила, все еще способная потягаться с Интернационалом, и отпадение от Сферы означает начало пути в ряды Коминтерна. На данный момент, Япония представляет собой однопартийную диктатуру, в которой ключевыми игроками остаются армейские чины, адмиралы победоносного флота и главы богатейших дзайбацу. Ассоциация помощи трону, соответственно, лишь предоставляет площадку для дискуссий и занимается простонародьем, организуя идеологическую "накачку" и внимательно следя за моральной чистотой общества. АПТ, впрочем, смогла добиться значительного расширения социальных гарантий и пособий для граждан Японии: активное использование подчиненных стран позволило покончить с бедностью и заметно укрепить средний класс, все еще зависимый от корпораций и государства, но при этом оставляющий куда как лучшее впечатление и способный поддержать экономику покупательной силой. Именно японцы снабжают туристическую отрасль ТША доходами; машины широко распространены, а покупка собственного жилья стала обыденностью.

Империя велика, богата и могущественна. И только красные дьяволы с Запада угрожают власти Императора и спокойствию его верных подданных; к сожалению, растет их влияние в Сфере, и с каждым годом все большее число локальных конфликтов разгорается по свету. Как сказали бы социалисты, происходит обострение классовой борьбы, и теперь Императору предстоит сделать судьбоносный выбор следующего премьер-министра: несколько соревнующихся за влияние фракций предложили каждая по кандидатуре, и выбор одного имени теперь означает выбор курса не только для Японии, но и для всей Сферы. Нам остается только положиться на мудрость главы государства - десять тысяч лет ему здравствовать!

Китайская империя - воистину, наставшее столетие стало проклятым для китайцев. Национально-освободительная революция против Цинов ввергла государство в хаос и беспорядок, гражданская война варлордов, монархистов и республиканцев, социалистов и триад - все смешалось в Китае, образуя зачастую любопытные сплетения. В 1942-м, на фоне поражений Германии, некогда ее опекавшей, Империя Цин (точнее говоря, Пу И и несколько лояльных ему генералов с провинциями) поспешила позвать японцев на помощь для объединения страны под своим правлением. Японцы не просто заставили присягнуть Пу И своих собственных варлордов, но и пришли сами, к 1945-му закончив восстановление единства Китая под формальной властью маньчжуров и под настоящим контролем японцев.

Империя Цин была успешно восстановлена, хотя правительству и пришлось пойти на некоторые реформы для обуздания населения. В частности, были отменены все дискриминационные меры к ханьцам, ликвидирована поместная собственность и гарантированы базовые демократические свободы. Впрочем, свободы не распространялись на критику Сына неба или, тем более, его японских покровителей, за которые вполне можно лишиться жизни. В стране действует несколько партий и регулярно проходят выборы в парламент, парламент формирует правительство.. Но на деле все важные решения принимаются им только после консультации с японским посольством, которое старается, хоть с каждым годом все меньше получается. как можно плотнее контролировать китайцев.

Япония использовала Китай как очень объемный рынок сбыта и источник дешевой рабочей силы одновременно. Полный контроль над Империей Цин позволил японцам спокойно наращивать промышленный потенциал, поскольку Сюда дзайбацу постепенно выносят вредные и опасные производства, а другие японские корпорации с помощью нехитрых схем держат этак 35% пахотной земли в (условной) собственности, а труд китайских рабочих, пытающихся найти лучшую долю, охотно применяют в самой Японии и особенно в ТША, куда миграция активнее всего; как ни печально, именно мигранты дают Китаю наибольший прирост денег. Значительная часть населения нищая, многие бедны, остро стоит вопрос неграмотности, устарелости государственного аппарата и слабости армии. Впрочем, за счет японских инвестиций, постепенно пробивается луч надежды; к началу 1960-х становится очевидно, что Цин готова к качественным изменениям. Приход к власти путем выборов группировки молодых и амбициозных реформаторов, никак не участвовавших в Гражданской войне, может многое поменять для Империи Цин. В Китае скрыт огромный потенциал: многочисленные ресурсы, хорошо развитые промышленные анклавы, стабильная политическая жизнь, трудолюбивое и послушное население - все это, грамотно и аккуратно реализованное, может навсегда изменить облик государства. Конечно же, путь будет отнюдь не прост, но, как говорит народная пословица, желающий сдвинуть гору, начинает с переноса пары камней.

Сибирское царство - марионеточное государство восточнее Оби, ставшее результатом нескольких соглашений и предательств ближе к концу ВАВ. Когда разгромное поражение царя Кирилла стало очевидным, генералы и атаманы Сибири не пожелали покориться идущим с Запада социалистам. Они открыли тылы и пригласили японский контингент, который должны были сдерживать, и успели занять рубеж по Оби, не пустив РККА вперед. В 1945-м году во Владивостоке была коронована Елизавета II, дочь адмирала Маунтбаттена и Марии Николаевны Романовой, погибших в ходе ядерной бомбардировки Оттавы; царица Сибири принесла клятву верности императору Севе, тем самым закрепив союз между двумя странами. В 1947-м была принята написаная Солоневичем конституция, согласно которой в свободной России - официальное клише - утверждалась соборная, самодержавная монархия, главной целью которой будет реставрация подобающих порядков и на Западе.

Разумеется, ни в коем случае нельзя обманывать себя. Елизавета II - не более чем лишенная воли марионетка, роскошная и красивая кукла на службе у жестокой и не прощающей военной хунты. Генералы правят железной рукой, старательно уничтожая любые следы неповиновения, республиканизма или, не дай Господь, социализма. Все заметные посты в правительстве заняты военными, причем в основном прославленными победами над внутренним врагом. Всемогущие спецслужбы содержат разветвленную сеть тайных тюрем, о которых ходят самые устрашающие звуки, и порой проводят показательные процессы, расправляясь над десятками агентов врага. Членство в подпольных организациях = билет на тот свет, а занятие там важных постов гарантирует, что отправка на тот свет подзадержится. Архаичные, порой до абсурда, обряды при дворе и Соборе, лишь скрывают реалии жестокой хунты, правящей государством, и с каждым годом скрывают все хуже - даже в правящем Союзе Русского Народа появилась оппозиция военному правлению. Сибирь живет за счет продажи своих ресурсов по всей Сфере Сопроцветания, и потому, что именно тут расположен фронтир между Красным и Желтым блоками. Японцы постоянно поддерживают тут крупнейшее присутствие, что побуждает их активно вкладываться в Царство. Сибирь же содержит крупное войско, в котором постепенно меняются поколения, что приводит к сокращению авторитета высшего генералитета.

Формально, власть царицы Сибирской практически неограниченна. Личная история Елизаветы II вполне вызывает симпатию, а ее простой характер понравится обычным людям. Если она сможет опереться на военных, депутатов Собора и убедить японское посольство - может, Сибирь ждет новое рождение, и "свободная Россия" перестанет быть пропагандистским клише? Или царицу полностью устраивает роль посмешища, пока ее обеспечивают удобствами и роскошью?

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.