ФЭНДОМ


Беспорядки в Петровске-Хортицком
Основной конфликт: Протестное движение в России
Дата

12 мая - 6 июня 1924

Место

Петровск-Хортицкий, села Новороссии

Причина

Недовольство рабочих и крестьян политикой Велихова, пропаганда социалистов, коммунистов и анархистов

Итог

Подавление беспорядков

Противники
Радикалы

250px-Red flag.svg Петровско-Хортицкий Революционный Комитет

800px-RPAU flag.svg "Черная Гвардия"

414px-Hammer and sickle.svg Коммунистическая партия России

250px-Red flag.svgПрофсоюзные деятели

250px-Red flag.svg Независимая Социалистическая партия России

250px-Red flag.svg Добровольцы Коминтерна (часть)

Гражданские отряды самообороны(противостояли только казакам и народнодержавникам, не конфликтуя с правительственными войсками, с радикалами сталкивались изредка)

250px-Red flag.svg Социалистическая партия России

250px-Red flag.svg TsardomOfRussia Самооборона Петровска-Хортицкого

Star of DavidЕврейские Отряды Самообороны

250px-Red flag.svg Добровольцы Коминтерна (часть)

B057b8b6cdd56c5cda9a1e29bb430559 Малороссийская Народная партия

Лолкек Крестьянская партия Украины

TsardomOfRussia Правительственные силы

НДС эмблема Народно-Державный Союз

NdMuPRM3Gt8 "Царские Молодчики"

Fl2 Украинская Казачья Республика

Fl2Союз Освобождения Запорожья

Photo Казачье Братство

Трызуб Украинская Национальная партия

Командующие
Радикалы

800px-RPAU flag.svg Феодосий Щусь

800px-RPAU flag.svg 414px-Hammer and sickle.svg Мария Никифорова

414px-Hammer and sickle.svg Виталий Примаков

250px-Red flag.svg Никита Хрущев

Самооборона

250px-Red flag.svg Борис Сидоров

250px-Red flag.svg Афанасий Пасько †

250px-Red flag.svg Георгий Димитров

Star of David Давид Рабинович †

TsardomOfRussia Павел (Рыбаков)

TsardomOfRussia Алексей Хорошев †

TsardomOfRussia Иван Коваленко

НДС эмблема Константин Воскобойник

Fl2 Роман Яновский

Fl2 Георгий Стрелков †

Photo Тимофей Доманов †

Трызуб Алексей Губенко

Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно
Беспорядки в Петровске-Хортицком (12.05.1924 - 8.06.1924) - антиправительственные акции на юге России, переросшие в вооружённое восстание и столкновения правительственных войск с радикалами разных мастей. Важным следствием этих событий стало разграбление военных складов и расхищение стрелкового оружия, которое попали в руки к различным радикалам левого и правого толка. Охарактеризовались активностью недовольных как среди левых, так и среди ультраправых и даже украинско-казачьих сепаратистов.

"Фальстарт" восстания, вызванный провокацией "яновцев" привел к срыву планов радикального крыла КПР по организации социалистической революции в России, планировавшейся в качестве одновременного выступления в столице и крупнейших регионах и разгрому радикалов. Однако, полная потеря правительством контроля над югом страны вызвала окончательный распад правящей коалиции либералов и консерваторов, и, следовательно - новые выборы на которых победил "Народный Фронт" Алексея Долинина. 

Предыстория

Социальная напряженность

Правительство Велихова после прихода к власти под влиянием лоббистов интересов крупной буржуазии было вынуждено провести контрреформы, что вскоре вызвало недовольство. Кроме того, крах финансовой системы в ходе "Великого крушения" и паралелльно начавшийся голод в Поволжье окончательно превратили реформатора, на которого возлагались надежды в посмешище.

Весной 1924, по всей стране прошли массовые беспорядки - от обычных профсоюзных демонстраций и забастовок рабочих до вооруженных столкновений, после чего парламентом было принято решение о запрете свободной продажи огнестрельного оружия.

Как-раз одним из оплотов рабочего движения еще с начала века оставалась промышленно-развитая Новороссия, особенно города Горловка, Луганск, Харьков, Петровск-Хортицкий, где хорошо помнили Великую Русскую Революцию, особенно Горловскую и Одесскую республики.

К апрелю, местная левая оппозиция, возглавляемая анархо-коммунистом, деятелем запрещенной организации "Братство Вольного Народа" Феодосием Щусем начала создание единого левого фронта, направленного против политики велиховского правительства. В нее вошли не только анархо-коммунисты, но так же и местное отделение Компартии и "Независимой Социалистической партии" и две украинские сепаратистские организации - Малороссийская Народная партия и Крестьянская партия Украины. Центральное руководство КПР дало добро на подобное объединение несмотря на крайнее расхождение во взглядах с независимыми социалистами и анархистами поскольку это входило в их планы по организации одновременных выступлений в промышленных регионах страны. 

Украинский социалист

Н.С.Хрущев, председатель отделения НСПР в Новороссии

"Левым блоком" был созван так называемый Петровско-Хортицкий Революционный комитет, целью которого была подготовка вооруженного восстания в Запорожье и на Донбассе осенью 1924 года. Его председателем был избран Феодосий Щусь, а заместителем - "независимый социалист" Никита Хрущев. Под влиянием эмиссаров из ЦК КПР и местных членов НСПР, местные анархисты окончательно отказываются от идеи индивидуального террора как тупиковой. Были сформированы единые комитеты, отвечающие за связь со "спящими" ячейками в Москве, Петербурге, Симбирске, на Донбассе и в Одессе; на сотрудничество с профсоюзами металлургов, шахтеров, с крестьянством. Это позволило местным ультралевым не только распространить свои идеи, но и куда более успешно сплотить вокруг себя идейных соратников из разных организаций.

Многие иностранные коммунисты, приехавшие в Россию по линии Коминтерна, направились именно на юг России, где были одни из самых мощных леворадикальных организаций. Одним из них стал Георгий Димитров.

Казачий сепаратизм

В связи с победой Пугачева в Гражданской войне в России, казачьи вольности не были урезаны, Запорожская Сечь не была уничтожена, а сами казаки временно превратились в привилегированный класс. И, хотя его сыну - Петру IV, чтобы восстановить действие там закона и восстановить сбор налогов с казачьих земель, таки пришлось ее ликвидировать, но в связи с тем, что Петр IV в отличии от Екатерины II не видел в казаках угрозы, а так же поскольку Кубань здесь была присоединена позже, запорожцы никуда не были высланы. После присоединения Кубани, ее освоение было начато в основном силами донского казачества.

К середине 19 века, среди казачьего населения появлялись первые автономистские или сепаратистские настроения, сильно усиленные немецкой и английской пропагандой во время войны. Тогда даже существовали возможные проекты по созданию казачьего государства в Причерноморье, но в связи с нежеланием немцев уж слишком ослаблять Россию и создавать еще одно пробританское правительство во главе с неадекватными националистами у себя под боком, они не состоялись даже в форме коллаборационистских организаций.

В итоге, даже разжигание сепаратизма немцами было саботировано и ограничилось лишь созданием легиона "Сичевых Стрельцов". Но после войны, в 1910-х годах, ветеран Первой мировой Роман Яновский и молодой казачий лидер Тимофей Доманов независимо друг от друга создали две схожие организации - Запорожскую партию и "Казачье Братство". И если Доманов отстаивал идею отделения огромных территорий от Киева до Каспийского моря с перспективой отделения так же Яика как союзного казачьего государства, то идеей-фикс Яновского стало объединение казаками всего украинского народа - включая малороссов и русинов Галиции. В обострении социальных противоречий они видели очередную возможность обрести популярность в народе и под шумок обрести независимость. К тому же, многие казаки придерживались ультраправых, антисоциалистических и антисемитских взглядов (хоть и были враждебны народнодержавникам), что делало их естественным врагом Левой Коалиции.

В январе 1924 года, казачьи сепаратисты Яновский и Доманов, а так же украинские националисты из Украинской Национальной партии Дмитрий Донцов, Павло Шандрук и Иван Гриньох провели свою встречу в Петровске-Хортицком, в пивной "У атамана", где приняли решение об организации совместных действий против русского правительства. 

Ход событий

В марте 1924 года, в городе прошло несколько профсоюзных демонстраций, в основном - проводимые рабочими Петровско-Хортицкого Металлургического Комбината, недовольными сокращениями и невыплатами зарплат. Их требования были чисто экономическими, однако многие из протестующих уже были сильно недовольны режимом Велихова.

15 апреля 1924 года, прошел так называемый "Марш пустых кастрюль", на котором, засчет привлечения "профессиональных революционеров" из ПХРК было выдвинуто и требование к отставке правительства. Рабочие были разогнаны полицией, однако относительно мягко. Куда более жестокими были поддержавшие полицию казачьи организации, считавшие "жидокоммунистов" большим врагом, на их счету было 5 жизней". В результате, еще несколько дней, профсоюзные активисты и леворадикалы проводили протестные акции, которые приходилось разгонять с куда большей жестокостью и что повысило радикализацию народных масс.

12 мая 1924 года, начались новые демонстрации, вызванные очередной волной сокращений на ПХМК, к которой привело усиление кризиса в России. К ним вскоре присоединились рабочие и с других предприятий. На этот раз, коммунисты во главе с Виталием Примаковым, "независимые социалисты" и анархо-коммунисты приняли деятельное участие напрямую. Первоначально все происходило мирно - никто не планировал устраивать бойню, поскольку центральное руководство КПР еще не видело потенциала для организации революции. Однако, не был учтен один момент - казачьим националистам давно были известны дата и время  начала демонстрации, в результате чего сепаратистская коалиция смогла направить своих провокаторов  Ровно в 18:00, по сигналу, член "Союза Освобождения Запорожья", безработный Федор Рылов, внедрившийся в профсоюзную колонну, вытащил ПЛ-5 (пистолет Ломова) и застрелил жандарма, после чего и другие национал-сепаратисты открыли огонь как по полиции, так и по протестующим, в результате чего полиция так же перешла к радикальным мерам. Начавшиеся паника и давка погубили более 100 человек, однако многих рабочих такое только озлобило и они сами начали противостояние.

В итоге, уже к утру следующего дня, руководство "Левого блока", решив, что городские события вызовут ответную реакцию не только в городе, но и по всей стране, заявило о том, что больше не в силах терпеть антинародную политику и провозгласила единственный лозунг: "Вся власть советам!". ПХРК был официально объявлен органом власти в городе.

Анархисты армия

Повстанцы-анархисты под Петровском-Хортицким

Тем временем, слухи о боях дошли и до окрестных деревень. Поскольку там была наибольшая поддержка анархистов, они первыми откликнулись на призыв Петровско-Хортицкого Ревкома. Так, в селе Гуляйполе, в котором некогда родился лидер анархо-коммунистов Феодосий Щусь, местные его соратники - Нестор Махно и Семен Каретник смогли поднять местных крестьян и батраков на восстание. Там был сформирован первый отряд "Черной гвардии", который смог разбить немногочисленных лоялистов, а затем занялся экспроприациями продовольствия, предметов роскоши и т.д, под чем нередко прикрывалось откровенное ограбление землевладельцев. Сформирован так же местный Совет.

Началась "революция" так же в селе Никитин Перевоз, где так же провозгласили советскую власть. Однако, там было чуть больше зажиточных крестьян и поддержали его в основном батраки, а местные богачи были сторонниками Яновского и Доманова. Более того, в селе существовала небольшая ячейка сепаратистов, которая была куда лучше вооружена. В результате, после сражения, продолжавшегося несколько часов, власть оказалась в руках казачьих отрядов. Туда прибывает Тимофей Доманов, принявший над ними командование, надеясь повернуть ситуацию в свою пользу. Различные сепаратисты долго спорили - объявлять ли независимость только Казакии, или же заявить о создании Украинской Казачьей Республики, объединяющей всех украиноязычных. В связи с тем, что Яновский имел наиболее сильную организацию, провозглашена была именно УКР. Роман Яновский со своими сторонниками, наиболее значимым из которых стал Георгий Стрелков (так же известный как Георгий-победоносец) официально соединились со сторонниками Доманова в "Армию Казачьей Республики".

0 1d1ec8 59f36ebf XL

Черногвардейцы на окраинах Петровска-Хортицкого

Тем временем, к вечеру 13 мая, сил полиции оказалось недостаточно для восстановления контроля за ситуацией в городе, а центр все никак не давал разрешения на ввод войск. Более того, если коммунисты и "независимые социалисты" пытались сохранять какой-никакой порядок, то члены анархической "Черной гвардии" не просто устанавливали в городе "свой порядок", но и начали просто грабить магазины (особенно, винные) и дома богачей, "грабя награбленное". Организованный отпор им давали только казачьи националисты и только засчет хорошего оснащения и строгой дисциплины. В результате, коммунистами и социалистами в ПХРК была продавлена идея создания института комиссаров, которые должны были пресекать произвол, а действия бандитствующих отрядов, действующих без санкции руководства были формально осуждены даже Щусем, однако на реализацию первой инициативы просто не хватило времени, а для второго - сил, способных вернуть отряды взбесившихся радикалов под контроль.

Днем 14 числа, во всех крупных городах коммунисты, независимые социалисты, различные анархисты, а так же некоторые члены СПР провели стихийные демонстрации в поддержку рабочих Петровска-Хортицкого. В большинстве случаев, это ни к чему не привело, а в некоторых случаях (например, в Москве и Симбирске), они были кроваво и стремительно разогнаны - в Москве даже был арестован Долинин, погибло 24 протестующих, не менее 100 человек были ранены, а несколько сотен попали в руки полиции. Тем временем, председатель КПР Яков Свердлов, выразив солидарность с рабочими, которые пострадали от полицейского произвола, официально провозгласил, что Компартия не собирается прямо сейчас устанавливать в стране диктатуру пролетариата, что левое движение к этому попросту не готово. Официально не поддержало насилие и руководство "независимых социалистов".

Тем временем, после того, как в Петровско-Хортицком Революционном Комитете узнали о "ноже в спину", в нем началась серьезная паника - ведь все понимали, что советская республика в одном лишь городе попросту нежизнеспособна и скоро будет смята силами армии. В результате, "независимые социалисты" и коммунисты были отодвинуты от власти анархистами-радикалами. Их лидеры даже были арестованы, как "подозрительные личности, вероятные контрреволюционеры, связанные с партиями, предавшими революции" и хотели расстрелять, но в последний момент отложили исполнение наказания в связи с более насущными вопросами, одним из которых стала активизация казаков.

Казаки усилили напор на "бандитов и убийц, грабящих обычных горожан", изобразив себя "на белом коне". После этого радикалам слева стало не до грабежей - их основной задачей была оборона захваченного Петровска-Хортицкого. Ради этого, ими была начата принудительная мобилизация мужского населения от 16 до 65 лет в свои ряды, при этом большинство "призывников" не имело ни желания сражаться, ни способностей. Было немало дезертиров, покинуших ряды "Черной гвардии" и примкнувшим к сторонникам Яновского или к обычным преступным группировкам, которые воспользовавшись моментом так же творили бесчинства, нередко даже выдавая себя за черногвардейцев. Некоторые дезертиры, а так же идейные противники как Яновского, так и Щуся организовали гражданские отряды самообороны, которые пытались сохранить какой-никакой порядок хотя бы в некоторых районах.

Тем временем, В.И. Ульянов, бывший премьер-министр и лидер Соц.партии в отставке осудил действия местного отделения Соц.партии: он так же выступал против Велихова и был готов на демонстрации ради его отставки, однако осуждал грабежи и резню, которые только подталкивали жителей Новороссии на сторону казаков-националистов. С ним был абсолютно согласен и А.В. Долинин - его преемник на этом посту.

Один из очевидцев событий, Георгий Димитров , болгарский коммунист, приехавший по линии Коминтерна чтобы участвовать в "русской революции" и заставший весь беспредел, творимый повстанцами всех мастей после возвращения написал в своей статье: "Верно, что я коммунист, пролетарский революционер. Я должен подчеркнуть: пролетарский революционер, так как ведь сейчас все идет навыворот, нередко даже капиталист объявляет себя революционером, а попадаются даже и такие сумасшедшие «революционеры», как, например, Щусь и его сторонники. Также верно, что я, как член Центрального Комитета Болгарской коммунистической партии и член Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала, являюсь ответственным и руководящим коммунистом. Но именно поэтому я не авантюрист, не заговорщик и не грабитель. Да, я — за пролетарскую революцию и за диктатуру пролетариата. Я глубоко убежден, что в этом спасение и единственный выход из экономического кризиса и военной катастрофы капитализма. И борьба за диктатуру пролетариата и за победу коммунизма, бесспорно, составляет содержание моей жизни. Я желал бы еще по крайней мере тридцать лет прожить для коммунизма и затем спокойно умереть. Но именно поэтому я решительный противник расправ и преступлений, осуществлявшихся варварами и дикарями - черногвардейцами. Никакого отношения к настоящему марксизму-либкнехтизму или даже анархизму эти люди не имеют. Одни - наиболее угнетенные пролетарии, не видящие иного выхода, кроме бессмысленных разрушений. Другие - обычные бандиты, прикрывшиеся фиговым листом социализма". Так же, он обвинил в чрезмерном усилении ультраправых казаков именно дезорганизованные действия левых сил. 

165px-Bund1917

Еврейские демонстранты

15 мая начались казачьи беспорядки в Бердянске, Азове, частично - на Дону и Кубани, но там не так значительно. Георгий Стрелков покинул лагерь АУКР и появился в Бердянске, где фактически возглавил местных боевиков и лично осуществлял репрессии против недовольных. Везде, где казаки пытались брать власть, происходили кровавые еврейские погромы - Яновский вспоминал то, как их устраивали при Богдане Хмельницком и этим публично обосновывал их необходимость. Так же, он ненавидел евреев как "слуг проклятого российского режима". Это разумеется приводит к тому, что как в Петровске-Хортицком, так и в Бердянске стихийно возникают еврейские отряды самообороны, которые поднимают еврейское самоосознание и содействующих другим гражданским отрядам. Впрочем, "яновцы" так же практически ликвидировали многих бандитов, терроризировавших город параллельно радикалам.

Сторонники Яновского ворвались в Петровск-Хортицкий 15 мая  в 14:12, учиняя страшные разрушения. Даже продолжавшийся два дня ливень, превративший грунтовые дороги на окраинах в непроходимую грязь, что давало фору защитникам, ничем не помогал - плохо вооруженные и деморализованные "призывники" просто разбегались, сдавались в плен, а то и перебегали на сторону Армии Украинской Казачьей Республики. "Черные" командиры расстреливались на месте. Феодосий Щусь попытался поднять боевой дух соратников и лично возглавить "1-й Чернознаменный отряд", однако по воле случая, в первой же перестрелке был застрелен.

К вечеру, кольцо "яновцев" сжималось уже вокруг центра, где недобитые остатки "Черной гвардии" соединились с отрядами социалистов, евреев, либералов, дезертиров, аполитичных граждан, уставших от боевых действий и даже некоторых коммунистов, которых возглавил лидер Интербригад Георгий Димитров, разочаровавшийся в Щусе и черногвардейцах. Лидером сопротивления был Борис Сидоров - член Независимой Социалистической партии, который прежде был мобилизован в "Черную гвардию" и был ранен в боях на окраинах, но был готов продолжать борьбу любой ценой.



Достаточно жестоким эпизодом стало разграбление казаками собора в честь великомученика Емельяна Пугачева ("убиенного вместо императора Петра III") и убийство священника Иоанна (Старцева) под предлогом "его службы плутократическому и враждебному всем казакам жидовскому правительству" и укрывания в церкви "врагов казачества". Однако, захватив собор и перебив всех, кто там находился, сепаратисты просто прибрали к рукам золото, иконы и другие ценности, попутно разрушив здание. Это отвратило от Яновского немалую часть духовенства, раньше видевшую в нем защитника веры и истинно-православного человека.

Святой отец

Отец Павел

Не удивительным было то, что настоятель другого храма, церкви Двенадцати Апостолов (правда уже разграбленной анархистами), отец Павел (Рыбаков) примкнул к "гражданскому сопротивлению". Не имея на руках ничего, переодевшись из церковного облачения в казацкую военную форму, купленную у меркантильного "яновца" за золотые часы, он смог пройти через казацкие патрули и добраться до центральной площади, где все еще держало оборону народное ополчение.

Несмотря на секуляризм и атеизм, и Сидоров, и Димитров разрешили ему обратиться к народу с проповедью, в которой священник говорил о том, что даже открытые безбожники из числа марксистов-либкнехтистов и "пусть и не открыто-богоборческие, но не ставящие церковь ни во что" социалисты более соответствуют евангельским нравственным идеалам, чем показушно-набожные, "воюющие за чистоту православия" сепаратисты-националисты, которые ради своей личной власти нарушают практически все заповеди - грабят, убивают, насилуют и т.д. Так же, он осудил еврейские погромы и призвал защищать синагогу, поскольку иудеи и христиане веруют в одного Бога, и пусть евреи и отвергли Христа, но возможность покаяния для них не утеряна, а дружба между представителями двух религий только сделает их ближе к "истинной вере". Эта проповедь была встречена овациями и апплодисментами и подняла дух верующих участников сопротивления.

Ночь прошла достаточно спокойно - как бойцы Яновского, так и защитники города были серьезно вымотаны после ожесточенного сражения и устраивали привал. Однако, практически полностью были разграблены случайно уцелевшие за два дня или разграбленные не полностью магазины, продовольственные и оружейные склады, полицейские участки. Часть предпринимателей поспешила "поделиться" едой, патронами и т.д. пока еще не было поздно, стремясь избежать разрушений. Отряды полиции переходили на ту или иную сторону, понимая что по-другому выжить не получится. 

Нестор Махно тем временем с личным отрядом - "2-й Чернознаменной дивизией" и "3-й Чернознаменной дивизией", которой как ни странно командовала женщина - Мария Никифорова, еще с 1910-х годов возглавлявшая анархистов Петровска-Хортицкого, то с боем пробивались через захваченную казаками территорию, то проходили мимо них и к полуночи покинули город. Но двигала ими далеко не трусость, а наоборот - желание собрать новые силы и продолжить революционную борьбу. Они двигались по направлению к селу Сухоивановка, которое контролировалось правительством. Однако, там уже были готовы к такому исходу событий - туда уже практически самовольно (без разрешения со стороны верховного командования) вошли правительственные войска, которые оказали радикалам сопротивление и практически полностью уничтожили их, после чего Нестор Махно предпочел застрелится, чтобы не попасть в руки "каким-нибудь проходимцам". Никифорова оказалась в плену и по решению трибунала - расстреляна.

На следующий день, противостояние обострилось - казаки с новыми силами стали пробиваться в центр. Ими были захвачены городские административные здания. Все чиновники, а так же защитники этих учреждений были казнены. Огромный резонанс получило сожжение коммуниста Афанасия Пасько, бывшего черногвардейца, который по словам публициста газеты "Искра" Ефима Придворова "заслонил собой ненавистных имперских чиновников". Молодой радикал, защищавший Городскую думу убил около 10 казаков, что не только не давало им взять здание, но и придавало силы защитникам, однако приход  хорошо вооруженного личного отряда Тимофея Доманова вынудил "защитников" сдаться и выдать им Пасько, который был сожжен на крыше здания "в назидание другим".

Жестокая казнь молодого коммуниста только озлобила население, в очередной раз показав бессмысленную жестокость казаков. Даже убежденные антикоммунисты, считавшие что всех бывших членов "Черной гвардии" необходимо наказать за творимые бесчинства выступали против таких бесчеловечных мер, хотя и допускали смертную казнь при решении военного трибунала. Так, Алексей Хорошев, председатель местного крыла Союза Русского Народа, скрепя сердце, признал анархистов, коммунистов, социалистов и "жидов" (членов еврейских отрядов) "меньшим из зол" и призвал всех своих сторонников вступить в ряды Сопротивления, что он сам сделал еще два дня назад. Отряд самообороны "Иван Грозный", состоявший в основном из убежденных монархистов, националистов и ультраконсерваторов пополнился в два раза, причем в т.ч за счет сторонников других правых сил.

В ночь с 16 на 17 мая произошли грандиозные события, ставшие пиком противостояния. Сторонники Яновского таки прорвались к Петровской площади (названной по названию Петровского собора), перебив многих защитников. Кроме того, они взяли и синагогу, уничтожая на своем пути всех, кого видели. Командовал казаками сам Тимофей Доманов, он лично вел их в бой. Однако, никто не ожидал, что член еврейского отряда, сионист Давид Рабинович, получив тяжелые ранения, все же выхватил свой "Кольт" и точным попаданием в голову ликвидировал командира. Впрочем, уже через несколько секунд после выстрела, он получил удар шашкой по голове, после которого он скончался.

Взятие синагоги не стало триумфом для Яновского - на площади его боевики все еще сражались с многочисленными и разномастными противниками. Более того, им не удавалось схватить ни Сидорова, ни Димитрова, ни отца Павла, которые были лидерами самообороны.

Тем временем, на дачу Велихова, впавшего в прострацию и уехавшего из Москвы сразу после того, как ему сообщили о начале конфликта на юге, явились министр внутренних дел Вырголич и министр обороны Бермондт-Авалов - убежденные консерваторы, недовольные мягкостью либеральных партнеров по коалиции. Они прямо высказали Льву Александровичу, что в случае продолжения такой политики, Консервативной партии придется выйти из коалиции, что привело бы к новым выборам и, соответственно, к отставке самого Велихова. Более того, они докладывают ему, что в рядах вооруженных сил назревает заговор - многие из них попадают под влияние ультраправых и очень недовольны мягкотелостью премьер-министра, что создает угрозу путча. Велихов же ответил, что сам бы с радостью поддержал бы подавление бунта, а если бы позволило здоровье - то и сам отправился бы командовать боевыми действиями, однако боится как "суда истории", так и окончательного подрыва авторитета за подобные действия. В ответ, Бермондт-Авалов заявил, что лучше прослыть тираном, чем допустить начало второй гражданской войны в стране. После этого, Велихов вернулся в Москву и решился на введение в нестабильную Новороссию военных частей. 

Бермондт-Авалов посоветовал дать командование спецоперацией генералу Ивану Коваленко - русину, стороннику монархии, русофилу-панслависту и очень надежному человеку. Это решение было поддержано императором, премьер-министром и многими генералами. Коваленко, даже не советуясь с правительством, в первую очередь взял себе в помощь Штурмовые отряды Народно-Державного Союза и "Царских Молодчиков" - военизированных отрядов партии "Держава", поскольку он видел в них настоящую силу. При этом, в Новороссию направился и Константин Воскобойник - лидер левого крыла народодержавников и человек обладавший опытом уличных боев.

ArmiaKovalenko

Правительственные войска Коваленко

В три часа ночи 18 мая, отряды Коваленко, базировавшиеся в Киеве, были приведены в боевую готовность, а в 8 утра начали свой поход на юг. Как ни странно, они случайно застали беспорядки и там - в Киеве несколько дней продолжались массовые поддержки. Коммунисты, анархисты и украинские автономисты вышли на массовые протесты против Велихова и в поддержку "Черной гвардии", однако прибывшие военные разгромили их за несколько часов.

В ту же ночь случилось и другое событие - "бердянское ополчение Стрелкова" окончательно утвердилось почти по всему побережью и там сепаратисты действительно стали наводить порядок, поскольку незначительное сопротивление со стороны левых сил было подавлено. Георгий Стрелков ввел комендантский час, арестовал подозрительных лиц и пресек бандитизм. Он так же призвал прекратить еврейский погром и просто лишить евреев всех гражданских прав, но не смог удержать своих солдат от кровопролития.

18-19 мая, силы Самообороны с огромным трудом, но разбивают уставшие отряды Яновского и освобождают вначале полуразрушенную синагогу, а затем и Городскую думу. В итоге, казаки начинают стягивать в центр свежие силы.

20 мая, силы Коваленко разбили "яновцев" в окрестностях Петровска-Хортицкого. Окрестные деревни, еще недавно подконтрольные повстанцам, перешли под контроль правительства. Крестьяне в основном были разочарованы тем, что обещавшие им золотые горы сепаратисты только наоборот растаскивали их запасы "на нужды фронта", потому приход армии воспринимался ими как освобождение. Параллельно, воспользовавшись доверием народа к участникам операции, Константин Воскобойник при помощи гениальной пропаганды, своего дара убеждения и наличия опытных агитаторов, вовлек в ряды "штурмовиков" многих местных.

Вечером, армия начала наступать на окраины города. Это заставило Яновского разрываться "на два фронта", причем основные силы пришлось перебросить против профессиональной армии, после чего "самооборона" начала наступление. На утро 21 мая, город представлял собой страшное зрелище - мелкие и крупные отряды казаков и самообороны сражались друг с другом, мирное население ничего не понимало и пыталось спастись. В 12:34, армия с боем, но дошла до центральной площади, соединившись с силами самообороны. 

На привале

Казаки на привале в ходе "Бердянского отступления"

В городе были зачищены практически все казачьи сепаратисты  - как правительственные отряды, так и озлобленные горожане не щадили никого, ибо увидели последствия их власти. Однако, Яновский умудрился в последний момент скрыться. Он с верными ему отрядами отступал в сторону Бердянска. Их отступление со стороны было сравнимо с лесным пожаром, ибо проходя через многочисленные деревни казаки набирали все большую армию. Более того, по мнению многих историков, восстание угрожало перекинуться на Дон - там точно так же была разрушена социальная ситуация, а так же существовали сепаратистские настроения, пусть и более слабые, чем в Запорожье.

Тем временем, Яновский решил разместить свою ставку в Бердянске. Он все еще горел грандиозными планами и, с пропагандистской целью, объявил себя Гетьманом Украинской Казачьей Республики. Однако, гетьман не имел программы политических реформ: будучи храбрым воякой и ярким популистом, он не имел четкой программы действий и попал под влияние Георгия Стрелкова. Прежде всего, он начал готовиться к грядущей партизанской войне - ни у кого не было сомнений, что Коваленко восстановит контроль над Бердянском, но погибать просто так и уж тем более без боя сдаваться в плен никто не хотел. Так же, в правительство были официально включены и украинские националисты, например местный сепаратист Алексей Губенко

Результаты

  • Велихову под влиянием событий в Новороссии пришлось пойти на некоторые уступки, а он и его партия полностью потеряли популярность.
  • Петровск-Хортицкий, Азов, Бердянск и окрестные деревни серьезно пострадали от действий анархистов и яновцев. Мало того, что они были разграблены, так еще и правительственным войскам пришлось применять артиллерийские снаряды, а партизанящие повстанцы занимались саботажем - в т.ч уничтожением зданий и инфраструктуры.

Влияние на культуру

Книги

  • Одной из самых известных книг, описывающих события в Новороссии стал автобиографический роман Р.Яновского "Вспоминаю Бердянск, вспоминаю Азов", описывающий его участие в восстании и его подготовке. Он написал свой роман в эмиграции, находясь в Британии, где сразу же стал популярным. В России же это произведение было долгое время запрещено, книга вышла в печать уже во время премьерства Анатолия Макриди, т.е после ухода социалистов от власти.
  • Так же, достаточно известна повесть "Вольница", написанная казаком-государственником Михаилом Фостиковым, так же участником событий. Она описывает жизнь солдата-добровольца, пошедшего за отрядами Коваленко, чтобы защитить свою Родину от тех, кто хотел "разрушить ее или превратить в русское поле экспериментов", его чувства и переживания, а так же передающая дух эпохи.
    Герой Фостикова, Максим Васильев, ненавидит Велихова, ибо сам был ввергнут в нищету из-за его контрреформ, но не может поступиться своей честью и не пойти защищать родную страну.

Фильмы

  • "Вольница" (1947) - экранизация повести Михаила Фостикова.
  • "Под знаменем правды" (1972) - фильм, снятый известным русским режиссером Валерием Лобановским, описывающий и романтизирующий Черную гвардию Щуся.
    В свое время, наделал много споров на тему того - были ли анархисты героями и борцами за свободу или же бандитами и убийцами, но ныне считается классикой даже среди противников левых идей.
  • "Вольница" (1975) - вторая экранизация повести "Вольница", известна хорошей актерской игрой и получившая награду Симбирского кинофестиваля за лучший исторический фильм.
  • "Маленькие люди большой политики" (1992) - фильм в жанре политической комедии, повествующий о некоем новороссийском политике Николае Кукурузникове, который решил подняться используя народное недовольство, но оказался лишь игрушкой в руках у радикалов. За образ Кукурузникова был принят Никита Хрущев.
  • "Три дня в аду" (1995) - боевик, посвященный захвату казаками и освобождению правительственными войсками Азова. 
  • "Вольные люди" (2006) - третья экранизация повести "Вольница", однако сильно переиначенная. Кроме Максима Васильева, главным героем стал и сам автор, оказавшийся с ним в одном полку. Изменена любовная линия - вместо девушки, ждущей Максима в его родном селе и появляющейся лишь в его воспоминаниях, в фильме он знакомится с местной жительницей, к которой у него возникает первоначально страсть, а затем и любовь.
    Был убран персонаж "черногвардейца из-за веры в справедливость" - Владимир Сорокин. Зато, преступления "Черной Гвардии" были сглажены. Так же, в отличии от книги, была раскрыта линия штурмовиков-народодержавников.
    Все антивелиховские суждения от Максима переданы самому Фостикову, сам герой сделан аполитичным патриотом. Так же, фильм, сделанный на основе весьма серьезного драматического произведения строился в основном вокруг батальных сцен, что вызвало ряд нареканий со стороны критиков. В целом, картина остается достаточно спорной, хотя и имеет множество фанатов.

Музыка

В 1976 году, российская панк-рок-группа "Гнев Народа" записала свою версию народной песни "Яблочко" (которую использовали все стороны конфликта, однако в разных вариантах) на основе варианта леворадикалов для своего альбома "Грабь награбленное". Через короткое время, она стала символом современных радикально-левых организаций.

Эх яблочко
Да ты моченое
В город едет батька Щусь
Знамя черное

Вот идет пароход круги кольцами
Будем рыбу кормить мы янОвцами
Пароход идет мимо пристани
Не встречался б ты, дружок, да с анархистами!

Уж ты, прапор молодой,
Золоты погоны
Удирай скорей домой,
Пока есть вагоны.

Эх яблочко да с голубикою
Подходи буржуй глазик выколю
Глазик выколю один останется
Чтоб ты знал, говно, кому кланяться

Эх яблочко да на тарелочке
Кому водку пить кому девочки
Эх девочка да губки спелые
Приходи на сеновал коли смелая

Эх, яблочко, на подоконничке,
Под Петровском появилися покойнички.
Эх, теперь мы все, да благородные!
Отдавай часы - они народные!

Эх, яблочко, да оловянное
Буржуазная власть окаянная.
Эх яблочко с медком сотовым,
Поскорей из Кремля улепетывай

Эх яблочко ты мое спелое
Вот барышня идет кожа белая
Кожа белая да шуба ценная
Если дашь мне чего будешь целая

Эх, яблочко, да покатилося.
А у Велихова власть развалилася.
Эх яблочко мое осеннее,
От народного гнева нет спасения

Эх яблочко бочок подпорченный
Еду с фронта я домой раскуроченный.

Эх яблочко, куда ты котишся!
К анархисту попадешь – не воротишься!
Попадешь ко мне в рот не воротишься


Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.