ФЭНДОМ


Валерий Анатольевич Соколов
QjExxL61sUw

Валерий Анатольевич Соколов 2001 год.

Штандарт президента РДФР
Президент России
600px-Flag of Russia 1991-1993.svg
10 августа 1992 — 10 августа 2002
Вице-президент: Галина Васильевна Старовойтова(1992-1994);

Виктор Степанович Черномырдин(1994-2002)

Предшественник: должность учреждена; он сам как Президент РСФСР
Преемник: Владимир Владимирович Путин
800px-Standard of the President of the Russian SFSR (1991).svg
Президент РСФСР
Flag of the Russian SFSR.svg
27 октября 1990 — 10 августа 1992
Глава правительства: Александр Владимирович Власов

Виктор Степанович Черномырдин*

Вице-президент: Галина Васильевна Старовойтова
Предшественник: должность учреждена;
он сам как Председатель Верховного совета РСФСР
Преемник: должность упразднена; он сам как Президент России
*- до принятия новой конституции и проведения Парламентских выборов 1992 года, существовал пост Премьер-министра РСФСР, который ранее назывался Председатель Совета Министров РСФСР.
600px-Flag of Russia 1991-1993.svg
2-й Председатель Собрания Народных Депутатов России
Герб РДФР МДП
18 сентября 2002 — 25 августа 2010
Президент: Владимир Владимирович Путин;
Михаил Ефимович Фрадков.
Предшественник: Владимир Филлипович Шумейко
Преемник: Борис Вячеславович Грызлов
Emblem Security Council of Russia.svg
4-й Секретарь Совета Безопасности Российской Демократической Федеративной Республики
600px-Flag of Russia 1991-1993.svg
10 октября 2010 — 27 октября 2014
Президент: Михаил Ефимович Фрадков
Предшественник: Игорь Сергеевич Иванов (и. о.)
Преемник: Сергей Николаевич Юшенков
Flag of the Russian SFSR.svg
Председатель Верховного Совета РСФСР
800px-COA Russian SFSR.svg
29 мая 1990 — 27 октября 1990
Предшественник: Николай Матвеевич Грибачёв как Председатель Верховного Совета РСФСР (спикер парламента);

Виталий Иванович Воротников как Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР (высшее должностное лицо)

Преемник: Борис Николаевич Ельцин
В этом качестве был как спикером парламента, так и высшим должностным лицом РСФСР. Все предыдущие и последующие Председатели Верховного Совета РСФСР были лишь спикерами парламента.
900px-USSR, Flag KGB commander 1964.svg
Заместитель Председателя КГБ СССР
Emblema del KGB
16 февраля 1982 — 21 мая 1989
Предшественник: Виктор Михайлович Чебриков
Преемник: Леонид Владимирович Шебаршин
Flag of the Soviet Union
Заместитель Председателя Первого Главного управления КГБ СССР
Emblema del KGB
1 августа 1980 — 18 января 1983
Преемник: Леонид Владимирович Шебаршин
48px-Symbol-hammer-and-sickle.svg
Секретарь ЦК КПСС
Flag of the Soviet Union
1 августа 1980 — 18 января 1988
Совмещал данный партийный пост с должностью Заместителя Председателя КГБ СССР. Как секретарь ЦК КПСС курировал Международные отношения.
 
Гражданство: Flag of the Soviet Union СССР;
600px-Flag of Russia 1991-1993.svg Россия
Вероисповедание: Атеист
Рождение: 21 февраля 1937 года, Петрозаводск, Карело-Финская ССР, РСФСР, СССР.
Отец: Анатолий Трофимович Соколов
Мать: Мария Кирилловна Соколова(Кравцова)
Супруга: Маргарита Борисовна Соколова (Еремеева)
Дети: Ольга Валерьевна Дашкевич р. 1963;
Юрий Валерьевич Соколов р. 1967;
Вера Валерьевна Ямомото р. 1973
Александр Соколов (1973-1996)
Партия: КПСС(1965-1990);
ОДПСС(1990-1992);
Прогрессивный Фронт(с 1992).
Образование: Высшая школа КГБ;

Институт Восточных Языков при Московском Государственном Университете им. Ломоносова.

Учёная степень: Доктор исторических наук.
Профессия: Лингвист;
Разведчик.
Деятельность: Политик;
Историк.
 
Военная служба
Годы службы: 1956—1989(Армия и КГБ)
1992-2002(Как Верховный главнокомандующий Вооружёнными силами России)
Принадлежность: Flag of the Soviet Union СССР

600px-Flag of Russia 1991-1993.svg Россия

Род войск: Znam1 Сухопутные войска
Emblema del KGB КГБ СССР

Символ армии РДФРВооружённые силы России

Звание: RAF F10MarshRF 2010 Маршал России
Командовал: Вооружёнными силами России
Сражения: Венгерское восстание
Пограничная война с КНР 1969 г.
Китайско-Вьетнамская война
Афганская война
Приднестровская война
Абхазская война
Война в Крыму
Чеченская война
Миротворческая операция в Югославии
Гражданская война в Таджикистане
Война в Косово
Туркменская война
Валерий Анатольевич Соколов (род. 21 февраля 1937 года, город Петрозаводск, Карело-Финская АССР, РСФСР, СССР) – Российский государственный, и политический деятель, бывший разведчик, радикальный реформатор общественно-политического, и социально-экономического строя России после развала СССР. Первый Президент России (1990-2002), Председатель Собрания Народных Депутатов России(2002-2008), Глава фракции большинства "Прогрессивного фронта"(2008-2010), Секретарь Совета Безопасности России (2010-2014), Председатель Верховного совета РСФСР(1990 г.). Заместитель Председателя КГБ СССР (1982-1987).

Член КПСС(1965-1987), депутат Верховного совета СССР (1980-1987). Один из основателей первой оппозиционной в СССР Объединенной Демократической Партии Советского Союза, и её председатель (1989-1990). Народный депутат СНД СССР(1989-1990) как самовыдвиженец, народный депутат СНД РСФСР (1990) от ОДПСС. Основатель и Председатель Прогрессивного Фронта (1992-2010). Почетный Председатель Прогрессивного Фронта (с 2010 года). Доктор Исторических Наук. Ректор СбГУ (с 2015). Президент Общества Ветеранов событий в Венгрии 1956 года (с 1995).

Герой Труда России (2002), Герой России(2012), Лауреат Нобелевской Премии Мира за активный вклад в Объединение Кореи, и Российской Государственной Премии по науке (За вклад в исторические исследования) и литературе. Соколов так же является рекордсменом журнала тайм по количеству раз когда его избирали человеком года. Всего Соколов имеет в общей сложности более 78 различных наград, включая иностранные. По опросам общественного мнения в апреле 2015 года, Соколов признан лучшим лидером России в новейшей истории. В конкурсе имя России он занял 4-е место уступив Петру Первому, Иосифу Сталину, и Сергею Королеву, при чем сам на этом конкурсе представлял Петра Первого.

За время президентства провел масштабные и радикальные реформы которые изменили политическую систему России, её экономическую, и финансовую системы. А так же административно-территориальную, судебную, и две конституционные реформы. Провел полную реформу Вооруженных сил России, и спецслужб, к 1999 году отменив призыв, и внедрив контрактную систему.

За время президентства его реформы редко находили полную поддержку большинства населения, из-за чего было сильное сопротивление со стороны оппозиции. Кроме того Соколов за время президентства вел сразу 7 войн на постсоветском пространстве, включая Чечню, Крым, и Туркмению. Применял армию во многих других вооруженных конфликтах, зачастую предотвращая дальнейшее кровопролитие, и часто для защиты миротворческого контингента России согласно Приднестровской резолюции.

За пределами Постсоветского пространства Соколов вел несколько войн, включая в Югославии, Албании, и в Афганистане, зачастую применяя Силы Специальных Операций. Имея авторитет среди мировых политиков, и авторитет в мировом сообществе сумел в 1995 году закончить Югославские войны примерив Хорватию и СРЮ, объединить Корею в 1994 году, вывести бывшие советские войска из Восточной Европы (1992-1993 гг.), вывести из Казахстана, Украины, и Белоруссии ядерное оружие, обеспечить демонтаж ядерных объектов в Объединенной Корее, и решить немало иных конфликтов, что принесло ему общемировую известность и имя. Однако данная политика не была по душе населению России, и было очень сильно антивоенное движение. Во время президентства отличался жестким, и даже авторитарным, но тем не менее довольно эффективным стилем управления, применяя Американскую систему, где отдавался приоритет Исполнительной власти.

После ухода с президентского поста не стал почивать на лаврах, и стал Председателем Собрания Народных Депутатов России (Нижняя палата парламента) при своем приемнике Владимире Путине, избранным от его партии. На данном посту отличался своей эффективностью, а так же отличился как главный сторонник участия России в Иракской войне, и по мимо всего прочего при Путине будучи председателем СНД, и главой партии Прогрессивный фронт которая в ту пору занимала большинство в Парламенте в обеих палатах, продавливал законы, которые чаще всего шли в разрез с курсом администрации Путина. За время своей работы в этой должности стал фигурантом скандала связанного с Документами Литвиненко, и его деятельность на посту Президента была подвергнута жесткой проверке, однако Соколов отказавшись от адвокатов сумел умело защитить себя. Потеряв тем не менее свой пост главы нижней палаты. После чего стал главой фракции большинства.  

Оказался втянут в Путингейт как свидетель, и как пострадавшее лицо (Его прослушивали с санкции Путина). Кроме того запомнился активной позицией по вопросу об импичменте президента Путина, и активной позицией приведшей к отставки Вице-президента России при Путине - Дмитрия Медведева, что в последующем переросло в конституционный кризис, что закончилось назначением Фрадкова Вице-президентом, а после и отставкой Путина. 

При Фрадкове, оказавшись вплотную втянутым в Путингейт, и отличившись активной позицией против администрации Путина, подал в отставку с поста главы фракции большинства, и покинул пост главы партии "Прогрессивный фронт", однако спустя пару недель при формировании администрации Фрадкова, был назначен указом президента на должность Секретаря Совета Безопасности России. На данном посту провел существенные реформы по вооруженным силам, и силового блока министерств, а так же перевел Российскую внешнюю политику на более активную и агрессивную позицию связи с похолоданием отношений с США, и войнами в Ираке и в Сирии, считался в администрации Фрадкова Серым кардиналом. После ухода с государственной службы стал заниматься мемуарами, написанием книг на историческую и экономическую тематику и различные исследования, и преподаванием, отказавшись повторно баллотироваться в депутаты. 

Ныне ректор СбГУ, занимается преподаванием истории, пишет многотомные исследования по истории России, и международных отношений, плюс активно участвует в общественной жизни. Часто снимается в документальных фильмах как приглашенный, как в отечественных так и в иностранных. Принимает участие в политических ток-шоу, и часто дает интервью. К нынешнему времени спустя почти 15 лет после его ухода с поста Президента, начиная с нулевых в обществе сложился культ его личности как первого президента России, и великого реформатора. Отличается резкой критикой политических оппонентов, что приводит иногда к частым скандалам. За время работы на госслужбе, на Соколова покушались 168 раз, что делает его рекордсменом по покушениям среди всех Российских лидеров. Интересно заметить что за время президентства на него покушались 73 раза, что даже в этом случае превышает рекорд Адольфа Гитлера на которого покушались 42 раза, однако меньше рекорда Фиделя Кастро. Так же Соколов является рекордсменом по нахождению на должности президента России, 13 лет и 3 месяца, что больше времени нахождения других его преемников, если учитывать то что он был избран ещё при существовании СССР как Президент республики в составе СССР. 

Ранние годы

Родился в семье Анатолия Трофимовича Соколова и Марии Кирилловны Кравцовой. Отец, Анатолий Соколов, работал в органах НКВД по линии контрразведки. Мать, Мария Кравцова, работала заведующей школьной библиотекой в том же городе, где семья Соколова жила. Со времени рождения и вплоть до начала ВОВ, мать воспитывала Соколова, связи с тем что отец Соколова часто работал, и редко ночевал дома. Примечательно что по роду службы Анатолий Трофимович был знаком с Юрием Андроповым, будущим председателем КГБ СССР, который был тогда за год до войны переведён в Карело-Финскую ССР. Правда отношения отца Соколова и Юрия Андропова были чисто профессиональными, и дальше этого не заходили, однако тем не менее в будущем это помогло Соколову сделать карьеру. По мимо самого Соколова, в семье было ещё двое детей, два старших брата Сергей(1927-1941) и Владлен(1932-1942), которые погибли во время Великой отечественной войны. Сергей погиб во время обороны Ленинграда, и боёв на Невском пятачке, и посмертно награждён орденом Красной звезды, Владлен и мать Соколова Мария, погибли во время бомбардировки Петрозаводска. Валерий младший сын выжил так как был отправлен за день до этого в Волхов, после в Вологду где Соколов начал учиться в специальном интернате для детей сотрудников НКВД.

После начала ВОВ, отец ушел на фронт, и служил в частях НКВД и был направлен в Ленинград, и прошёл всю Ленинградскую блокаду. По завершению этого как специалист НКВД по контрразведке был направлен в органы СМЕРШ, и участвовал в операции "Чечевица" по депортации Чеченцев и Ингушей, и в операции по депортации Крымских Татар.

В сентябре 1945 после окончания ВОВ Соколов поступил в среднюю школу в Ленинграде. Однако связи с тем что его отец как офицер уже МГБ, был специалистом по контрразведке, он часто ездил в командировки, а именно в Прибалтику, и в Западную Украину. Связи с чем семья Соколова часто переезжала с место на место. В частности Соколов сохранил хорошие воспоминания о Риге, и в годы службы на высших должностях в КГБ, и уже в годы Президентства и после часто приезжал в Ригу. А так же о Ленинграде где он жил и учился в школьные годы.

В школе Соколов имел отличную успеваемость в учебе, и был Пионером, кроме того стал членом ВЛКСМ под конец обучения в школе. Так же в школьные годы увлекался хоккеем, и боксом, ходил в различные спортсекции, в частности долгое время в Риге был в спортсекции по конькобежному спорту. Многие знавшие его одноклассники в 90-е оставили о Соколове однозначные впечатления, описывая его как скрытного, молчаливого, особо ни с кем не дружившего, и державшегося в стороне от шумных игр, и прочих компаний, и описывали его как индивидуалиста и единоличника, и "зубрилу" ученика который учиться на отлично.

На подобное поведение могло сказывался по мимо всего прочего пережитой стресс в детстве, и частые переезды его отца с место на место. Недостаток внимания и сложности в отношениях с коллективом он компенсировал необычайным рвением в учёбе и делал заметные успехи в гуманитарных науках. Так как связи со спецификой работы отца Соколова в МГБ, и в советский спецслужбах в республиках и регионах которые считались горячими точками после войны, Соколов учился в основном в особых школах для детей сотрудников данных спецслужб, которые во многом были специализированными, а именно Соколов изучал по мимо русского, так же немецкий, и английский язык, и успешно овладел данными языками, и кроме языков проявлял успехи именно в гуманитарных науках.

В 1950 году отец Соколова вновь женился, его женой стала Юлия Варенцова моложе его лет на 10, родом из Ленинграда. При этом мачеха Соколова имела двоих детей чуть младше Соколова Михаила(1940-2005) и Дарью(1942- н.в.). По словам Соколова его мачеха была доброй и начитанной, интеллигентной женщиной, которая приняла его как своего ребёнка, и всегда ему помогала, и признавал что именно она очень сильно повлияла на него в юности, и заинтересовала его в том что бы он учился. В 1951 году родился сводный брат Соколова Андрей, в будущем сделавший карьеру в МИДе.

Так как отец Соколова был на хорошем счету у партийного руководства и руководства МГБ, его семья не испытывала трудностей с продовольствием и дефицитными товарами, и более того им был доступен отдых в лучших местах. В последствии Соколов неоднократно будет говорить что сытая юность, положительно сказалась на нём в том ключе что в отличие от многих выдвиженцев поздней перестройки, не был голодным и не жаждал власти что бы лучше есть, что позволило ему сформировать иные жизненные принципы, которые в последствии во многом ему помогли.

Не смотря на различную критику оппонентов Соколова в будущем, его отец на самом деле как офицер контрразведки не принимал участия в Ленинградском деле, и Деле Врачей, и не участвовал в репрессиях, и даже если судить по его личному делу был далеко от центра событий в буквальном смысле. Дополнительным фактом в его защиту выступает то что до смерти Сталина и после он не был задет маховиком репрессий при проведении процессов как над Абакумовым и руководством МГБ, так и во время Бериевского дела, так как новое с каждым разом руководство зачастую считало его непричастным к "заговорам" этих группировок, связи с тем что он с этим не соприкасался даже опосредственно.

В 1953 году его отец был командирован в Венгерскую Народную Республику в качестве советника для подготовки местных кадров Управления Государственной Безопасности(AVN), где по мимо всего прочего принимал участие в контрразведывательных операциях КГБ, направленных против Югославской разведки в Венгрии, и иногда в совместных операциях с венгерскими спецслужбами. Так как незадолго до смерти Сталина, руководством СССР и ВНР планировалась военная операция по свержению Иосипа Броза Тито в ФНРЮ. В 1954 году чрезвычайным и полномочным послом СССР в ВНР стал Юрий Андропов, с которым ранее работал Анатолий Соколов ещё до войны. Эти два события коренным образом в последующем повлияли на судьбу Соколова.

По окончанию школы в 1955 году, Соколов был призван в армию, и направлен служить в 99-й отдельный разведывательный батальон 2-й гвардейской механизированной дивизии, Особого корпуса Советской армии в Венгрии . Политическая благонадёжность его отца, и политическая благонадёжность Соколова, вместе со знакомством его отца с Андроповым помогли определить его сына поближе к нему, то есть в Венгрию. Так как сам Соколов активно участвовал в жизни ранее Пионерской организации, так и в старшем классе комсомольской, плюс ко всему участвовал в спортивной жизни, и обладал хорошими характеристиками. Он был сочтён достаточно благонадёжным что бы служить за границей СССР. По воспоминаниям самого Соколова, отец повлиял на то что бы его направили служить в армию, по настоятельной просьбе его мачехи, которая считала что Соколову будет лучше служить под присмотром отца, и что бы они хотя бы могли видеться. Кроме этого, Валерий и его семья ранее уже бывали в Венгрии и приезжали к отцу.

Служба в армии

По окончанию подготовки, Соколов был зачислен в моторизованный разведывательный взвод 99-го отдельного разведывательного батальона. По воинской специализации Соколов являлся стрелком и первым его табельным оружием был карабин СКС. Изначально Соколов по собственным словам желал стать танкистом, однако не прошёл по параметрам роста так как танкисты имели ограничение по росту в 175 см, а Соколов был крайне высок даже по среднестатистическим данным о среднем росте населения в те годы 191 см.

Во время службы в Венгрии, проявились выдающиеся лингвистические способности Соколова, который с поразительной быстротой освоил разговорный Венгерский язык. Ранее как сказано выше Соколов учился в специализированных школах с углублённым изучением Немецкого и Английского языка. Это привлекло внимание со стороны армейской разведки, так в то же время в которое Соколов начал служить в Венгрии, завершился вывод советских войск из Австрии, и более того было зафиксировано усиление активности западных разведок в Венгрии, и главное усилилась борьба внутри руководства Венгрии, что грозило дестабилизацией обстановки в этой стране, и в перспективе выходом её из советской зоны влияния. Командование 2-й механизированной дивизии считало что необходимо готовиться к решительным действиям, на случай возникновения подобной ситуации, с чем был согласен и посол СССР в ВНР Юрий Андропов. Офицеры служащие в 99-м батальоне начали изучать Венгерский, и начали подготовку к обучению солдат венгерскому. Соколов благодаря отличным показателям при подготовке, и благодаря отличному несению служебных обязанностей, был рекомендован для обучения венгерскому в Сержантской школе, при штабе 2-й механизированной дивизии.

По окончанию обучения Соколов был назначен командиром отделения разведывательной роты 99-го батальона, в звании младшего сержанта. Знание разговорного, и письменного венгерского было признано удовлетворительным. Соколов вместе с солдатами своей роты стал готовиться к возможным операциям по подавлению стихийных военных восстаний, или возможного государственного переворота в Венгрии по плану "Волна", разработанному командованием 2-й механизированной дивизии, и утвержденный Андроповым. Так как 99-й батальон был передовой силой 2-й механизированной дивизии, учения проводились достаточно часто, и оставшееся время вплоть до Венгерского восстания, Соколов проводил исключительно в тренировочных лагерях и на манёврах.

Участие в подавлении Венгерского восстания

23 октября 1956 года, после телеграммы посла СССР в ВНР Юрия Андропова, было принято решение о вводе войск в Будапешт для наведения порядка в столице Венгрии, где оппозиция и антикоммунистические группировки начали создание вооружённых отрядов. 99-й батальон был выдвинут к Будапешту одним из первых согласно плану "Волна", в числе солдат батальона был и Валерий Соколов. В ночь с 23-го по 24-е октября 99-й батальон прибыл в Будапешт и занял позиции у Советского посольства.

В тот же день в Будапешт прибыли члены Президиума ЦК КПСС А. И. Микоян и М. А. Суслов, председатель КГБ И. А. Серов, заместитель начальника Генштаба генерал армии М. С. Малинин. Для их охраны и конвоя была выделена 1-я разведрота, где и проходил службу Соколов, на двух БТР-152, и на 16 мотоциклах с пулемётами. При сопровождении колонны автомобилей с высшим руководством партии, один БТР был взорван, Соколов находился в замыкающей машине, и благодаря этому выжил. В это же время колонну начали обстреливать. Во время короткого боя, Соколов сумел скоординировать своё отделение, и подавить вражеские пулемётные точки, обеспечив продвижение колонны дальше. Все высокопоставленные гости из СССР покинули Будапешт лишь с лёгким испугом, ценой гибели 10 человек. Многие из которых были друзьями Соколова. В это же время его отец будучи офицером КГБ, обеспечивал бегство из Венгрии бывшего министра обороны Венгрии Иштвана Бата, и переправку в СССР Яноша Кадара, после чего в СССР, в Ужгороде обеспечивал создание рабоче-крестьянского правительства Кадара.

К утру к городу подошла 33-я гвардейская механизированная дивизия под командованием генерала Обатурова, начинались бои за Будапешт. Во время митинга у здания парламента, произошёл инцидент, с верхних этажей здания по советским солдатам начал вестись непрерывный огонь, в результате погиб один советский офицер, и был сожжен один танк. Советские военные ответили на стрельбу, ответным огнём, в результате с обеих сторон погибло до 60 человек, и более 200 было ранено. Ситуация выходила из под контроля.

На следующий день начались уличные бои в Будапеште. Исключительно грамотные действия командира 99-го батальона полковника Добрунова позволили прорвать окружение штаба Советского командования, а в дальнейшем и предотвратил захват Генерального штаба Венгерской Народной Армии. Соколов принимал активное участие в данных боях. Так же Соколов входил в состав разведгруппы, которая сумела обнаружить центральный штаб мятежников в кинотеатре Корвин на проспекте Юлле. Во время этой операции, Соколов снова отличился сумев со своим отделением взять двух языков, и подорвать 76-мм пушку стоявшую у въезда у кинотеатра Корвин. Проведя разведку боем, были вычислены огневые точки противника. Группа сумела перенаправить языков в штаб батальона, и передать командованию данные о центре мятежа. В дальнейшем вплоть до вывода советских войск из Будапешта Соколов принимал активное участие в боях, а 28 числа заменил на посту взводного командира выбывшего из строя командира своего взвода лейтенанта Фатхрудинова. В должности взводного пробыл вплоть до вывода 99-го батальона из Будапешта, 30 октября он был заменён резервистом Старшим лейтенантом Голубевым.

Тогда же 30 октября за 10 часов до вывода батальона из Будапешта, когда рота где Соколов командовал взводом сопровождала нескольких генералов Венгерской Народной Армии в посольство СССР в ВНР, состоялась как позже сам Соколов её называл, судьбоносное знакомство его с Андроповым. Сержант Соколов произвёл на тогда ещё достаточно молодого посла СССР в ВНР огромное впечатление своим превосходным знанием Венгерского языка, о чём сам Андропов узнал от двух высокопоставленных военных ВНА. После чего Андропов обратив внимание на фамилию сержанта который по словам венгерских военных, превосходно знал Венгерский, так как Андропов хорошо знал отца Соколова, и предположил что это возможно его сын. Сам Соколов в воспоминаниях писал:
...Андропова я впервые встретил 30 октября 1956 года, было четыре часа вечера. Мы должны были сопроводить обратно Венгерских генералов, которые командовали Венгерской армией в Будапеште, и так же подавляли восстание, сначала в посольство, а после из него. А после только мы должны были присоединится к остальному батальону, и выйти из города. Настроение у меня было поганым, так как мы не подавили контру. По дороге я часто общался с венгерскими военными, и с генералами которых сопровождал. Естественно я говорил на Венгерском.

И вот, прибыв в посольство, и подождав там достаточно долго, генералы вышли, и с ними вышел не высокий, если с моим ростом сравнивать человек, в очках, и седыми зачёсанными волосами, и безукоризненно одетый в деловой костюм. Меня я помню это поразило, так как по всюду было битое стекло, и дырки от пуль. Посольство осаждали изрядно, а человек перед мной был на фоне всего этого, с поглаженной и чистой одеждой и причёсанный словно на обычной работе просто как призрак, это казалось невозможным. И вот он подошёл ко мне, и к моему удивлению спросил меня - Вы сержант Соколов? Я удивился, так как не думал что я простой сержант настолько известен, не смотря на то что пару дней назад неплохо так отличился. Я ответил ему что я сержант Соколов, и он сразу же удивил меня вторым вопросом. - Вы сын полковника Анатолия Соколова?

Я ответил что я его сын. Я был настолько уставшим, что не сразу вспомнил что Советский посол в Венгрии, это старый знакомый моего отца, ещё по Петрозаводску. Юрий Владимирович продолжал меня спрашивать, сначала про то где я выучил венгерский, в каком подразделении служу, и даже провёл небольшой экзамен для меня.

А именно он спросил у меня несколько вещей на венгерском, и я машинально ответил на венгерском, и отвечал дальше. Так было до того момента пока Юрий Владимирович не спросил меня на карельском диалекте финского языка, я немного знал финский, на слух, на самом деле финский и венгерский схожи, но перепутать их трудно. Я жил в Карелии, и потому я узнал звучание, и ответил на русском что это финский, и что я финский не понимаю, так как в школе изучал немецкий и английский, а венгерский только в сержантской школе.

Он желал узнать у меня, как я овладел так хорошо Венгерским пройдя только небольшой курс, не зная финский? Сам Юрий Владимирович попал в Венгрию благодаря тому что он превосходно знал финский, так как жил в Карелии. Я ответил что читал венгерскую литературу, что бы улучшить произношение, и что бы идеально читать, так как всё же я служу на территории Венгрии, и нужно уметь общаться и читать на венгерском.

Так мы и познакомились, мы достаточно долго общались, он похвалил меня за моё рвение, и способности к языкам. А перед тем как мы уехали, он к неожиданности похвалил меня за действия во время разведки у кинотеатра Корвин, сказав что благодаря мне армия точно знает где центр мятежа. Меня удивило что посол СССР, гражданское лицо по сути, знало такие подробности о том что было несколько дней назад. Он пожал мне руку, и после мы отправились в обратный путь. - Из книги воспоминаний Соколова "Венгерский синдром"
Данная встреча в будущем круто изменит жизнь, и будущую карьеру Соколова. После того как рота Соколова конвоировала венгерских генералов обратно, его рота вместе с ещё несколькими успешно соединились с остальным батальоном, и после успешно покинули Будапешт. По окончанию вывода батальона из Будапешта, батальон был расположен во временном лагере в 45 км от Будапешта, и стал усиленно пополняться резервистами, и доукомплектовываться вооружением. В частности на 1 ноября в батальон завезли в то время достаточно новые автоматы АК-47, на замену карабинов СКС. Прибывшие офицеры стали усиленно готовить солдат и офицеров, и обучать их стрельбе из нового оружия. Кроме этого по опыту первых боев в Будапеште отрабатывалась новая тактика ведения боя. Предыдущая тактика заранее отработанная по плану "Волна" оказалась малопригодной для условий городской войны, так как в ней делался упор больше на демонстрацию силы, как сам Соколов описывал её - полицейская тактика. Новая тактика склонялась к опыту штурма городов Великой Отечественной войны. Создавались штурмовые группы, предназначенные для штурма зданий. Снималось ограничение на ведение огня. Сам Соколов позднее вспоминал что не смотря на эту подготовку, никто и он в том числе, как и офицеры не знали, будут ли они снова входить в Будапешт или нет.
...Как только нас вывели, мы находились в психологическом состоянии, которое можно описать лишь одним словом - неопределённость. Мы не знали пойдём ли мы снова в Будапешт, что бы задушить восстание. Ходили слухи, что нас могут вообще вывести из Венгрии, и что контра победила. Неопределённость, и постоянное ожидание приказа, что бы снова сняться с места и направиться туда, что бы закончить дело, приводила к тому что дисциплина начинала хромать. Новый командир взвода уверенности не вселял, ни в меня, ни в Толю, ни в Васю, ни в Андрея, ни в Сашу. Мы уже понюхали пороху, и там остались наши друзья, мёртвые, мы не хотели просто уйти от туда, не закончив, и не отомстив за них.

Наш новый командир, не сказать что был плохой, но он ещё в бою не был, молодой и зелёный. Я запомнил его фамилию лишь на третий день. Он не особо понимал что у нас за настроение, больше следил за тем что бы мы не расслаблялись, и что бы мы продолжали тренироваться. То что нам привезли новые автоматы, АК-47, которые мы вообще ещё ни разу в жизни не видели, и то что нас тренировали, вселяло надежду и уверенность, что мы вернёмся туда, и покончим с этим. Наш взвод был потрёпан, во мне видели командира, а не нового старлея. Но я не знал что говорить своим. Одна большая неопределённость.

Однажды я встретил Добрунова, нашего комбата, и прямо спросил его - мы вернёмся туда? Он ответил что это военная тайна. Так мы и жили почти 4 дня, в тех грязных палатках, тренируясь дважды в день собирать и разбирать новый автомат, и практикуясь в стрельбе из него. Мы не знали что будет дальше, я хотел закончить дело, хотел отомстить за своих друзей. И когда 3 ноября нам объявили что мы идём обратно, радости не было предела. К тому моменту мы уже были полностью готовы, и собраны. Лишь спустя много лет я узнал, что неопределённость была и в верхах, часть верхушки партии хотела вывести войска из Венгрии вообще. Настоял на обратном Жуков, министр обороны. Он же как я узнал распорядился прислать новые АК-47 в уже имевшие боевой опыт войска, и провести обучение по его сборке и стрельбе с него... - Из книги воспоминаний Соколова "Венгерский синдром"
Ночью 3 ноября батальон где служил Соколов на острие сил, начал выдвижение к Будапешту. Ночью 4-го числа находясь в голове колонны, взвод Соколова столкнулся с сопротивлением жителей местной деревни в 10 км от границы города, состоялся недолгий бой. Во время боя, Соколов командуя отделением, сумел провести зачистку зданий, обезвредив вооруженных мятежников. После этого колонна начала продвижение к Будапешту, заняв выжидательные позиции в зоне которую контролировали лояльные Советским войскам силы ВНА. После началась артиллерийская подготовка, после которой последовало наступление.

Войска 2-й гвардейской механизированной дивизии захватить северо-восточную и центральную часть Будапешта, овладеть мостами через реку Дунай, зданиями парламента, Центрального комитета ВПТ, министерства обороны, вокзалом Нюгати, управлением полиции и блокировать военные городки венгерских частей, не допустить подхода восставших в Будапешт по дорогам с севера и востока.Так как батальон Соколова был на острие удара, ему были поставлены стратегические задачи. А именно захватить несколько мостов через Дунай, и обеспечить продвижение в центр города остальных подразделений 2-й механизированной дивизии. Батальон Соколова был усилен 150 десантниками 108-го гвардейского парашютно-десантного полка, и в самом батальоне находились ответственные офицеры КГБ. 99-му разведывательному батальону была поставлена задача на ряду с другими подобными штурмовыми батальонами, арестовать лидеров восстания и членов правительства Имре Надя.

Во время боя за здание управления полиции, из-за неопытности, новый офицер и командир взвода Соколова погиб. Соколов в тяжелой обстановки принял на себя командование, и сумел вначале подавить огонь из огневых точек противника, и командуя взводом уничтожить их, обеспечив начало штурма здания, сам Соколов лично уничтожил две пулемётные точки, и захватил в плен во время штурма важного языка.

Во время штурма Министерства обороны ВНР, Соколов успешно координируя свои действия с остальными взводами, провёл разведку и нашёл подход к зданию, обеспечив штурм. При штурме министерства обороны был ранен его друг, который в будущем станет Секретарём Совета Безопасности России, при Президентстве Соколова, а в дальнейшем главой разведки, Анатолий Ярославцев. Соколов вытащил его из под огня. В дальнейшем Соколов продолжал деятельное участие в подавлении восстания в Будапеште, и его очагов после финального штурма вплоть до 7 ноября, и участвовал в операциях разведки с Венгерской AVN. Действия Соколова во время повторного ввода войск были высоко оценены на верху, как военным руководством, так как в КГБ. За всё время Соколов взял 4-х "языков" и добыл множество жизненно важных разведданных, при этом проявив себя как лидер. Его отец обеспечивавший функционирование альтернативного правительству Имре Надя рабоче-крестьянского правительства Яноша Кадара, вернулся в Венгрию вместе с Кадаром и готовым правительством.

12 ноября взвод Соколова, направлявшейся на ротацию попал в засаду устроенной подпольной ячейкой Национальной гвардии Венгрии, в результате боя, Соколов был тяжело ранен двумя пулями в районе груди. После чего был госпитализирован, и после продолжительной операции в военном госпитале, отправлен на лечение в военный госпиталь в городе Львов Украинской Советской Социалистической Республики.

Служба после Венгерского восстания

Вплоть до апреля Соколов находился на лечении в военном госпитале в городе Львов, Украинская ССР. Во время лечения там, проявился посттравматический стрессовый синдром обусловленный ранее пережитым им в Венгрии. Дополнительным фактором выступало то что по признанию Соколова во время службы его первая любовь, и первая девушка бросила его, предпочтя ему более перспективного молодого человека, а так же то что многие его друзья погибли в Будапеште, а общение письмами с Ярославцевым его лучшим другом было затруднено перебоями в работе армейской почты.

Согласно сведениям Соколов стал проявлять агрессивность, и зачастую вести себя апатично, и отчуждённо от остальных, до того момента пока его кто нибудь не потревожит. Зачастую это приводило к неконтролируемым вспышкам агрессии, и к истерике. В итоге Соколова перевели в медизолятор для больных инфекционными заболеваниями который на тот момент был пуст, и руководство госпиталя сочло необходимым оградить коллектив от невменяемого раненного бойца.

Неизвестно как бы дальше развивалась карьера Соколова если бы не работа штатного психолога данного госпиталя Елизаветы Павловны Седорчук. Психолог госпиталя, сумела при помощи психотерапии привести Соколова в норму. И к моменту награждения его боевыми наградами, он уже вел себя вменяемо. Имеются так же неподтверждённые сведения о том что Соколов и психолог Елизавета Седорчук которая была старше Соколова на три года, и более того замужней женщиной, состояли во время его лечения там в интимных отношениях, однако как самим Соколовым так и Елизаветой Седорчук это не было подтверждено. Как бы то ни было, Соколов к моменту награждения не проявлял последствия стрессового синдрома и вёл себя адекватно, и вновь был переведён в общую палату.

Награждение состоялось 28 марта 1957 года, примечательно что награждал Соколова лично тогдашний министр обороны СССР Маршал Георгий Жуков. Соколов был награждён Орденом Боевого Красного знамени, и Медалью "За Отвагу!". После того как Соколов выписался из госпиталя, он получил как награждённый боевыми наградами трехнедельный отпуск домой. И приехал в Ленинград к своей семье, туда же приехал и его друг Анатолий Ярославцев после ранения. По окончанию отпуска в соответствии с предписанием Соколов поступал на службу в 7-й мотострелковый полк 24-й мотострелковой Самаро-Ульяновской дивизии известной как "Железная дивизия" расположенный в городе где он проходил лечение а именно во Львове. Не смотря на многочисленные ходатайства о переводе его обратно в его родную часть а именно в 99-й отдельный разведывательный батальон 2-й гвардейской механизированной дивизии, ему неизменно отказывали. Причина этого крылась в том, что его отец, едва не потерявший сына во время Венгерского восстания, счёл необходимым что бы он остался на большой земле, подальше, от всё ещё не до конца стабильной в политическом плане Венгрии.

Учитывая его ранние успехи, а так же военный опыт с политической благонадёжностью. Соколов после прохождения дополнительного курса обучения, и получив звание Старшины, был переведён на должность заместителя инструктора по боевой и политической подготовки в учебное подразделение для подготовки призывников только прибывших на службу, на базе 7-го мотострелкового полка который был расквартирован во Львове. Там же Соколов вступил в КПСС. Во Львове Соколов служил вплоть до ноября 1957 года будучи инструктором по боевой подготовке, и заместителем командира взвода. Самым ярким впечатлением от службы во Львове по его собственным словам это было то что в октябре он услышал впервые звуки Спутника-1.

К окончанию службы, Соколов уже точно определился со своим будущим, и решил идти по стопам отца, а именно служить в КГБ. Но по его собственным словам его командиры, и офицеры уговаривали его учиться на военного, увидев в нём военный талант. На окончательное решение повлиял опыт Соколова полученный в Венгрии, и тот факт что восстание готовилось не один день, и то что ему было известно что бойцы его родного батальона захватили резидента ЦРУ в Будапеште, а так же сильное влияние его родного отца на него самого. Который часто говорил Валерию что войны выигрывает разведка. По мнению Джейн Стэнли, биографа и критика Соколова, знание того что в Будапеште восстание готовило ЦРУ, и гибель друзей Соколова, вызывали естественное желание у него - отплатить американцам той же монетой.

Высшая школа КГБ и Институт Восточных языков при МГУ

Так как Соколов имел положительные характеристики, и боевые награды вместе с безупречным послужным списком по окончанию службы, как это сказано выше, он был безотлагательно и без вступительных экзаменов зачислен в Высшую школу КГБ. Так же Соколов был зачислен в МГУ на исторический факультет в 1958 году. В Высшей школе Соколов был изначально зачислен на факультет иностранных языков, созданный недавно в КГБ на основе Института иностранных языков КГБ. И уже неплохо зная Английский и Немецкий стал усиленно изучать данные языки. При зачислении в Высшую школу КГБ Соколов получил и позднее учился там под псевдонимом Лев Андреевич Демидов. Причина выбора Соколовым именно факультета истории была связана опять таки с рекомендациями со стороны более высокого начальства. Так как Соколов имел превосходные способности в языках, он был превосходным кандидатом на роль легального разведчика. Кроме того Соколов имел способности в быстром написании докладов и статей для комсомольских организаций где он был в армии, что опять таки свидетельствует об амбициях Соколова, и его желания максимально применить свои способности для роста в карьере. Соколов изначально обучался на истфаке МГУ на заочном отделении, так как большую часть времени он проводил в Высшей школе КГБ, и в специальной тренировочной школе в подмосковном Ясенево, где в будущем будет построена штаб-квартира Первого Главного управления КГБ СССР(ныне штаб-квартира МВР России).

По мимо этого Соколов обучался на спецфакультете агентурной работе, и аналитической. В аналитике позднее Соколов проявил необычайный талант, в том смысле что Соколов умел сопоставлять факты, и контекст и смотреть на событие со всех сторон, и отсеивать неверный вывод. А так же обращать внимания на определённые детали, в отчётах агентов и прочего что помогало создавать ему верный отчёт. Вероятнее всего при продолжении обучения на данных факультетах Соколов с большей долей вероятности попал бы или в Американскую резидентуру, или же в резидентуру в ФРГ которая только формировалась. Для резкого перехода его на Китайское направление не было никаких оснований, тем более что КНР в тот момент ещё считалась союзником СССР, а Мао Цзэдун добрым другом СССР. Тем не менее начиная с 20-го съезда, отношения между Пекином и Москвой портились, и уже предсказывался однозначный раскол отношений. Резидентура в Китае из-за того что Мао Цзэдун считался другом и союзником, практически перестала существовать, и у Советской разведки не было там абсолютно ни одной шпионской сети, кроме как в МГБ КНР, с которой КГБ сохранял отношения после высылки всех советских специалистов из КНР. Китайское направление из-за сложности, и трудностей в короткое время стало приоритетным. Сам Соколов узнав об этом перевелся в Институт Восточных Языков при МГУ, на Китайский и Японский факультет, и стал усиленно изучать данные языки, начиная с 1962 года.

F7e0bc4b3b591105eb542e77e8279e95

Юрий Владимирович Андропов. Первый патрон Соколова.

Так как подобного рода информация по сути была секретной, Соколов не мог о ней узнать будучи учеником школы. Причина такой резкой смены факультета и места учёбы была в патронах Соколова. Первым был как уже известно из предыдущего Юрий Андропов, в то время Секретарь отдела ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран, и по сути второй Министр иностранных дел СССР но по линии партии, имевшего влияние как на МИД, так и на КГБ, так как работа данного отдела ЦК в годы руководства Андропова была тесно связана с внешней разведкой, Андропов имел мощных союзников. Так же по роду деятельности Андропов ездил в Китай, и вёл переговоры с местным партийным руководством, и в то же время в Китай ездил и долгое время находился там по спецкомандировке по подготовке китайских товарищей из МГБ КНР, и новый патрон Соколова знакомый как с Андроповым, так и с его отцом - Евгений Питовранов, который в феврале 1962 года был назначен главой Высшей школы КГБ.

I 024

Евгений Петрович Питовранов. Второй патрон Соколова.

Отец Соколова вскоре после победы над Нацистской Германией, как сказано выше работал по линии контрразведки, и участвовал в борьбе как с Украинскими, так и с Прибалтийскими националистами, что было в то время в ведении 4-го управления КГБ СССР(Секретно-политического) которое специализировалось исключительно на борьбе с тайными националистическими и антисоветскими организациями внутри СССР. Главой 4-го управления КГБ СССР был в годы службы там Анатолия Трофимовича Соколова Генерал-лейтенант Евгений Питовранов, у которого отец Соколова был на особом счету. Потому о том что его сын учиться в Высшей школе КГБ и более того имеет талант в иностранных языках, Питовранов узнал незамедлительно, читая личные дела учеников школы, и очень быстро заприметил молодого студента, который подавал большие надежды, и имел боевые заслуги во время подавления Венгерского восстания. Естественно Питовранов будучи опытным разведчиком разглядел в Соколове потенциал, и после нескольких бесед, намекнул ему о том что если тот желает правильно распорядиться своим потенциалом, и естественно быстро построить карьеру он должен бросить все силы на Китайское и Японское направление. Соколов будучи крайне амбициозным, и всегда принимая во внимания свои способности и дельные советы со стороны подобных Питовранову высокого начальства, не долго думая пошёл именно на восточное направление, поступив на Китайский и одновременно на Японский факультет. В высшей школе КГБ он был удалён из факультета иностранных языков, по причине того что Институт Восточных языков в деле подготовки и обучения агентов КГБ китайскому и иным восточным языкам справлялся значительно лучше, а фактически молодой факультет иностранных языков Высшей школы мало чем мог помочь Соколову. Соколов начал изучать всё что связано с КНР историю КПК, общую Китайскую историю, Китайскую культуру, и Китайский язык. Практически весь Китайский факультет Института восточных языков по воспоминаниям Соколова в то время за некоторыми исключениями готовились для разведывательной работы в КНР. К моменту перехода на восточное направление, Соколов уже полностью окончил курс подготовки в Высшей школе КГБ, и стал полноправным сотрудником КГБ в звании лейтенанта. Дальнейшая учеба, вместе с практикой было частью создания легенды.

По мимо смены направления учёбы, в 1962 году происходит ещё два важных события для Соколова. Первое то что его друг Анатолий Ярославцев с которым он воевал в Венгрии, поддавшись уговорам Соколова так же поступил в Институт Восточных языков, и в Высшую школу КГБ. Так как после того как Ярославцев был ранен, он после выздоровления был вновь переведён в родную часть, и демобилизовался в 1959 году, и пошёл учиться ЛГУ на юридический факультет. На успешный перевод повлияло то что Соколов воспользовался своими ресурсами в Москве и знакомством с Андроповым. В последующем карьера Соколова и Ярославцева будут неразрывно связаны с некоторыми перерывами.

Второе не менее важное событие того года которое произошло для Соколова, было то что он познакомился со своей будущей женой Маргаритой Борисовной Еремеевой, которая приехав в Москву из Новороссийска, благодаря своему рвению, и литературному таланту сумела поступить на факультет журналистики МГУ. Не смотря на то что будущая жена Соколова была родом из семьи казаков крестьян станицы Крыловская, большую часть жизни она прожила в Новороссийске, и была начитана и интеллигентна, что привлекло Соколова. Через два года они поженились, и в том же 1964 году у пары родился первый ребёнок Ольга.

При этом по воспоминаниям Маргариты Соколовой, её муж вплоть до перевода в Китай ни разу не говорил ей о том что он параллельно учиться в Высшей школе КГБ, как сам потом он объяснил рассказывать ему это было запрещено. Тем не менее Соколов продолжал учиться в данных учебных заведениях, и делал многочисленные успехи.

Сохраняя контакт с Юрием Андроповым, который вместе с Питоврановым повлиял на выбор Соколовым китайского направления, Соколов начал проходить практику в отделе ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран, под его непосредственным руководством, будучи на должности младшего специалиста. Изначально Соколов работал по Германскому направлению, благодаря своему знанию немецкого, и первоначально он специализировался на немецкой истории. Затем в дальнейшем когда Соколов начал изучать китайский язык, он стал работать по Китайскому направлению. Со слов Владимира Крючкова, будущего главы КГБ, и врага Соколова, чья карьера началась так же в Венгрии, будучи третьим секретарём посольства СССР в ВНР, Андропов выделял Соколова ещё тогда:
Я помню когда я впервые его встретил. Тогда я был референтом в секторе Венгрии и Румынии в отделе ЦК по связям с коммунистическими партиями социалистических стран. Я там работал после работы в Венгрии по приглашению Андропова. Так вот тогда он и появился.

Впервые я его увидел в кабинете Юрия Владимировича. Он предоставлял ему доклад, я уже и не помню о чём он был, знаю только что связано с Германией, тогда он работал в секторе ГДР ещё. Не могу сказать что он произвёл на меня сильное впечатление, в глаза бросалось лишь то что он был без пиджака, в рубашке с галстуком, это его привычка.

Впечатление на меня произвело то что было после того как он вышел. Я спросил у Юрия Владимировича кто этот молодой человек. Он рассказал мне историю про то что он знает его отца очень давно, и как он с ним лично познакомился. Но что меня удивило, так это то что Юрий Владимирович, не сказать что был в восторге, но точно под большим впечатлением от его таланта к языкам, и его эрудицией. Он сравнил его с необработанным алмазом, который нужно отшлифовать.

В дальнейшем пока я работал там, в том отделе, я уже с ним достаточно хорошо познакомился. Юрий Владимирович просил меня при возможности ему помогать. И сам он так же ему помогал. Хоть Соколов сейчас не любит вспоминать об этом, но я, Андропов, и ещё несколько человек, которые с нами там работали, отшлифовали и придали форму этому алмазу. Фактически, Соколов был создан тогда. - Из интервью Владимира Крючкова 2003 год.
За успехи в учёбе Соколов при получении диплома, и удостоверения личности сотрудника КГБ СССР, был повышен до старшего лейтенанта КГБ. После окончания курсов специальной подготовки, учитывая что у Соколова был ещё год учёбы в Институте восточных языков, началась операция по его подготовке к работе в КНР и главное его внедрению. Внедрение в этом плане учитывая что Соколов ни грамму не похож на Китайца означало не внедрение в какое бы то ни было государственное учреждение в КНР или в КПК, а именно внедрение в штат посольства СССР в КНР в Пекине, или в Шанхае. Соколов выбрал Пекин, поскольку был наслышан об этом городе.

На протяжении оставшегося года Соколова усиленно готовили востоковеды, историки, и военные разведчики. Соколов изучал всё что сможет помочь ему внедриться в Китайское общество, и изучал возможные точки соприкосновения при которых можно завербовать шпиона. Изучалось все, даже китайская классика, и мифы, вместе с современной историей, и цитатником Мао Цзэдуна, будущей библией Культурной революции.

Кроме этого для консультаций с Соколовым и остальной частью агентов был приглашен Ван Мин, бывший высокопоставленный член Коммунистической Партии Китая, бывший так же в одно время её генеральным секретарем, объявленный приспешником буржуазии и оппортунистом, после начала Культурной революции. Ван Мин был знаком с историей КПК, и ключевыми лицами, и даже с Мао Цзэдуном, кроме того проинструктировал Соколова о том через кого нужно работать что бы получить информацию из первых рук. Кроме этого так же были подключены опытные офицеры КГБ, которые ранее готовили сотрудников МГБ КНР, и Соколов усиленно изучал свежую информацию. Последним штрихом ко всему стало то что Соколов сумел освоить Мандаринское наречие, и многие китайские эмигранты жившие в СССР которые готовили его в последствии говорили что Соколов изучая всё от языка до культуры и прочего стал большим Китайцем чем они. Питовранов возлагал на Соколова большие надежды, как и Андропов который продолжал работать в Международном отделе, и строил планы насчёт того что бы занять пост Андрея Громыко, то есть Министра Иностранных дел. Оба его патрона продолжали двигать молодого Соколова видя в нём огромный потенциал.

Так как подготовка Китайской резидентуры из Советских граждан было под контролем Первого главного управления КГБ СССР, начальник ПГУ КГБ СССР лично контролировавший данную операцию Генерал-полковник Александр Сахаровский, изучив личное дело Соколова с положительной характеристикой со стороны Питовранова, ректора Института Восточных языков, и прочие характеристики за всё время его службы, Сахаровский лично рекомендовал Председателю КГБ Владимиру Семичастному отправить его с группой агентов, и сделать его заместителем главы резидентуры по оперативным мероприятиям. Так как Андропов в это время был в Международном отделе, и не предполагал в будущем стать Председателем КГБ намереваясь делать карьеру в Министерстве иностранных дел, стоит заметить что влияние Андропова на действия КГБ и на руководство было крайне малым, и он не мог продвинуть Соколова. Так что докладная записка Сахаровского Семичастному, на основании положительных характеристик является суммой личных заслуг Соколова, что отвергает мифы его политических оппонентов относительно того что Соколов поднялся в КГБ потому что был хорошим исполнителем. Стоит для этого заметить что Соколов делал карьеру исключительно в КГБ, и после вступления в КПСС не особо придавал значения партийному карьерному росту, а партийная карьера вместе с карьерой в КГБ это был залог успеха, как показывает история остальных глав КГБ и их заместителей, включая Юрия Андропова. Вторым фактором являться то что Соколов был по окончанию службы Младшим Лейтенантом, и с Андроповым он не пересекался вплоть до переезда в Москву изредка Андропов присылал ему письма, так как в своё время Соколов произвёл на него впечатление в Будапеште тем что свободно говорил по Венгерски. И Андропов в своё время предлагал Соколову перейти в международный отдел, при этом Соколов отказался так как ему нравилось работать в полевых условиях.

Питовранов же был начальником Высшей школы КГБ СССР, и хоть и имел влияние при чём не малое, тем не менее Питовранов после удаления из Высшей школы КГБ не возглавил ни одно управление в КГБ и стал простым советником Председателя КГБ коих было много. Причина этого крылась в прошлом Питовранова, и его активного участия будучи замом Абакумова в МГБ к политическим репрессиям, и как Хрущёв так и Шелепин его побаивались. Семичастный Председатель КГБ, и Сахаровский глава Первого Главного управления с Соколовым знакомы не были, а до восхождения Андропова оставалось ещё не меньше полтора года. А если бы Андропов стал бы Председателем КГБ раньше, маловероятно что он бы отпустил Соколова в Китай, учитывая кадровую политику Андропова после назначения, а именно что в своё время Андропов двигал на должность своего заместителя Михаила Сергеевича Горбачёва с которым был знаком по Минводам где тот работал на младших партийных должностях, а Владимир Крючков будущий враг Соколова и один из организаторов Мартовского путча, работавший третьим секретарём посольства СССР в Венгерской Народной Республике при содействии Андропова стал председателем Первого Главного управления КГБ СССР. Так что скорее всего Соколов при таком варианте развития событий остался бы в Москве, где были перспективы карьерного роста, что было выгодно. Данные факты отвергают тезисы противников Соколова относительно того что всего успехи в карьере КГБ связаны с тем что он исполнитель, и словослов.

Это было начало успешной карьеры Соколова в органах госбезопасности, подобные характеристики в личном деле, не считая историю с взысканием за любовь к Джазу во время службы в ГДР, фактически открывали для Соколова двери для карьерного роста. В дальнейшем уже после того как Андропов стал Председателем КГБ вопреки своему желанию, так как последний собирался делать карьеру в Министерстве Иностранных дел, Соколов карьера Соколова шла только вверх, кроме того что с прибытием в Китай, Соколов активно включился в работу на своей должности, и сам давал повод повысить себя. Дальнейшее развитие истории Советско-Китайских отношений покажет что выбор Соколовым именно восточного направления карьеры в КГБ, был исключительно верным. Примечательно что в это же время когда Соколов заканчивал учёбу в Институте Восточных языков с 1964 года по 1970 год учился будущий политик, и вечный критик Соколова Владимир Жириновский, правда последний учился по специальности Турецкий язык и литература, но тем не менее оба были знакомы.

Работа в КГБ.

Первые годы работы в Китае, Культурная революция

После того как Соколов с отличием окончил Институт восточных языков, и прошёл подготовку к внедрению на базе Высшей школы КГБ, он был назначен на должность заместителя резидентуры КГБ в Пекине, которую в то время возглавлял Юрий Дроздов, будущий глава Нелегальной разведки. Официальная должность а именно "Легальная" должность Соколова в аппарате Посольства СССР в КНР была как и в армии переводчик посла СССР в КНР. Соколов был отправлен в Китай вместе с супругой Маргаритой, и своей дочерью, где они жили на территории посольства во время начала Культурной революции, когда Мао Цзэдун призвал открыть огонь по штабам. Отношения СССР и КНР стали стремительно портиться, и Соколову как и многим другим приходилось постоянно придумывать что-то новое для того что бы работа разведки в КНР была слаженной и эффективной. В Китае проходили массовые митинги и демонстрации, а после начались суды Линча со стороны так называемых Хунвэйбинов над контрреволюционерами, правыми уклонистами и прочими не угодными Мао Цзэдуну и его сторонникам в Президиуме ЦК КПК людьми. Первое время Советские граждане и сотрудники посольства ещё могли спокойно ходить в Пекине, однако уже к 1967 году среди Хунвэйбинов и появившейся второй группировки в противовес первым Цзаофаней стали расти ксенофобные и ультранационалистические настроения, и были инциденты во время которых людей обладающих дипломатическим иммунитетом избивали толпы данных радикалов. В частности против Советского посольства Хунвэйбины проводили показательные акции, из-за чего внутренняя охрана посольства постоянно была вооружена. Хунвэйбины светили прожекторами ночью в окна посольства, кричали антисоветские лозунги, обклеивали стены антисоветскими плакатами и Дацзыбао, и били барабаны мешая работе. Несколько раз группы Хунвэйбинов врывались на территорию посольства. А в 1967 году чрезвычайный и полномочный посол СССР в КНР Лапин был отозван в СССР на более высокую должность так как тот был фаворитом Брежнева. Нового посла Мао Цзэдун отказался принимать, и вплоть до 1970 года поочередно сменилось несколько временно-поверенных в делах. Само посольство оказалось на осадном положении, а часть гражданского персонала включая семьи было эвакуировано в СССР, среди которых жена и двое детей Соколова(Сын Юрий родился в 1967 году во время этих событий на территории посольства).

Так как КГБ оставалось единственной советской структурой которая сохраняла связи с МГБ КНР до Даманского была сделана ставка на вербовку сотрудников МГБ КНР. Соколов принимал активное участие в разработке и проведение оперативных мероприятий в этом отношении. И его работа была высоко оценена главой резидентуры. А именно Соколов придумал способ передачи сообщений от секретных агентов в структуре МГБ КНР, а именно передавали сведения через завербованных аналогом третьего управления КГБ уже в МГБ уже Китайских солдат которые после того как посольство СССР и капиталистических стран оказалось под угрозой погромов со стороны Хунвэйбинов, были взяты под усиленную охрану Китайских военных. Начальник службы безопасности посольства и по совместительству так же агент КГБ, и член резидентуры часто встречался с уполномоченными офицерами НОАК из заградительного кордона, при встречах обычно и передавалась информация в виде капсул. В дальнейшем связи с тем что Хунвэйбины начали нападать и на военных, способы передачи информации были улучшены, а именно советские агенты в МГБ КНР настраивали пеленгаторы на передачу коротковолновых и коротких радиосообщений которые перехватывались радиоузлом КГБ в Пекине и в Шанхае. Однако более важные сведения зачастую передавали из рук в руки. Однако как и прежде возможности анализа ситуации с военно-политической, и финансово-экономической стороны были ограниченны по причине того что МГБ КНР не располагало данными сведениями, и многие агенты зачастую торговались так как в МГБ КНР того периода началась борьба за кресла в центральном управлении вроде той что велась в НКВД во времена большого террора.

Однако у конкурирующей разведки а именно разведки Китайской Республики на Тайване, Гоминьдановской разведки, существовала обширная сеть не только в КПК, но и в других сферах власти, в том числе в НОАК, и в экономике КНР. Потому задача резидентуры была смещена в сторону работы через МГБ КНР для вычисления Гоминьдановских агентов, и их перевербовки. Данная задача полностью ложилась на плечи Соколова как заместителя главы резидентуры по планированию оперативных мероприятий. Достоверно неизвестно какой объем работ был выполнен по этой линии, и неизвестно как именно КГБ сумело перевербовать некоторых агентов Гоминьдана, так как большая часть из того что делал Соколов, Ярославцев, и глава резидентуры Дроздов является по сей день секретной информацией, возможные теории связи с этим будут представлены ниже.

В 1968 году как раз в то время когда в Чехословакии началась Пражская весна, Соколов был досрочно повышен в звании до Капитана КГБ, в качестве заслуги за проведённые мероприятия. Кроме того в том же году он был назначен официальным переводчиком и заместителем Временно-поверенного в делах по части прессы, по сути стал Пресс-атташе. Чуть ранее так же закончив Институт Восточных языков МГУ, и курсы КГБ в посольство СССР в Пекине был переведён и друг Соколова Анатолий Ярославцев на должность юристсоветника так как он продолжал учиться так же и на Юрфаке МГУ, после перевода из ЛГУ. После того как Посол был отправлен в Москву, а новый посол не был официально принят Китайской стороной как посол, и был временным поверенным в делах, Ярославцев оставался на сей должности, и при подготовке к заброске в Китай изучил Конституцию КНР, и международные законы. Оба стали работать в одном отделе резидентуры, а именно планирование оперативных мероприятий разведки и анализ информации.

В то же время Соколов столкнулся с однозначной проблемой, как и вся резидентура. Агентурная сеть была как и раньше мала, хоть и глубоко законспирирована, и данные поступающие от агентов в МГБ КНР касались лишь их активных мероприятий, как во внешней так и во внутренней разведке, и конечно же борьбы с китайскими диссидентами. Что касается военных планов, политических планов руководства КНР, и главное общее развитие экономики КНР, и что ещё важнее Ядерной и ракетной программы было для СССР большим белым пятном.

И Пекинской как и Шанхайской резидентуре приходилось очень трудно, так как после Пражской весны и Операции "Дунай" Мао Цзэдун и руководство Коммунистической Партии Китая, после проведённой чистки стало на крайне агрессивную позицию в отношении СССР, и что страшнее всего Мао Цзэдун пытался перетянуть на свою сторону Северный Вьетнам который в это время воевал и с Южным Вьетнамом и с США, и Северную Корею во главе с Ким Ир Сеном, который вновь вознамерился как раз в это время вернуть Южную Корею подготовив и осуществив неудачное покушение на Президента Южной Кореи Пак Чон Хи, и захватив разведывательный катер США "Пуэбло" что едва не привело к новой войне на Корейском полуострове. Согласно данным получаемым со стороны агентуры КГБ в МГБ КНР со слов Соколова в последующем активные действия Ким Ир Сена против Юга в то время были спровоцированы Мао Цзэдуном который обещал помощь, и намеревался устроить войну в Южной Корее. Благодаря данной информации советское руководство в последующем смогло надавить на Ким Ир Сена и заставить его прекратить попытки пройти через Демилитаризованную зону. Кроме того Советские военные советники во Вьетнаме столкнулись с проблемами со стороны аналогичных Китайских советников, а Хо Ши Мин глава Северного Вьетнама до поры до времени лавировал между СССР и КНР. Однако настоящее испытание было впереди.

Пограничная война

2 марта 1969 года, настал момент наибольшего возгорания Советско-Китайского раскола. А именно произошла стрельба на острове Даманский, и пограничники Пограничных войск КГБ СССР оказались под прямым обстрелом со стороны Китайских регулярных сил. На Советскую резидентуру из центра ложилась срочная задача, выяснить намерения руководства КНР, выяснить не проводиться ли подготовка НОАК к полномасштабной войне, а вооружённая акция на острове Даманском является прелюдией к войне на подобие инцидента в Глейвице в 1939 году, и проанализировать возможную ответную реакцию руководства КНР в случае введения в бой регулярных армейских частей Вооружённых сил СССР для подавления Китайских военных и выдворения их с советской территории. Как говорилось ранее возможности разведки в КНР были крайне слабы. И после анализа ситуации как сказано выше было решено действовать по иному пути. Однако как опять таки отмечалось ранее неизвестно насколько далеко резидентура КГБ в КНР продвинулась в этом отношении. Известны лишь несколько фактов, перед которыми необходимо сделать несколько уточнений на основе известных фактов из личного дела Соколова, остальная же информация это краткое описания происходивших событий в то время в хронологическом порядке.

А именно Соколов уже был заместителем главы Резидентуры по планированию оперативных мероприятий, сбору информации и её анализу, то есть Соколов ещё не руководил Активными мероприятиями, но активно в них участвовал и имел вес в руководстве резидентуры. Второе, Соколов был штатным и чуть ли не главным переводчиком Временно-поверенного в делах, и его заместителем по делам прессы, по сути Пресс-атташе, так как официально в результате кризиса отношений Пресс-атташе не было. То есть Соколов во время переговоров Временно поверенного в делах имел возможность свободно с ним перемещаться обладая дипломатическим иммунитетом, и будучи под охраной Китайских служб которым был дан строгий приказ не допустить самосуда в отношении представителей иностранных государств. Более того Соколов мог общаться с различными мелкими сошками из обслуживающего персонала китайских визави временно-поверенного, то есть мог собирать разведывательную информацию и главное выходить на контакт с агентами, без посредников, а так же вербовать некоторых исполнителей в аппарате как Китайского министра иностранных дел, так и в аппарате Чжоу Эньлая Председателя Госсовета по сути Премьера КНР. Учитывая разветвлённость сети внутри МГБ КНР которая могла работать по приказу Мао искать советских шпионов, но по факту через исполнителей которые были агентами КГБ завербованные до раскола, фактически работать на благо Советской разведки, создавая "Яму"(На жаргоне разведчиков, подстроенная ситуация с целью шантажа и перевербовки на основе компромата) для потенциального агента, и Соколов по сути обладая неприкосновенностью играл роль живца что было распространённой практикой работы всех разведок мира. Третьим безусловным фактом особой роли Соколова во время событий Пограничной войны, является подтверждённая информация о том что доклады Соколова обозначенные словом "Дракон" что было его оперативным позывным, читались на самом верху в Первом Главном управлении и самим Андроповым, который был его патроном с давних пор, и более того на основе его докладов Андропов докладывал ситуацию непосредственно Брежневу. Остальные действия Соколова, и большая часть его докладов по прежнему засекречена. Уделяя особое внимание этим фактам дальнейшие изложенные хронологически исторические события, и их последствия для карьеры Соколова дают исчерпывающую оценку о его роли во всём этом.

3 марта вокруг Советского посольства в Пекине Хунвэйбины провели многотысячную демонстрацию. Была осуществлена попытка проникнуть на территорию посольства с целью учинения погрома, так же было произведено несколько выстрелов с их стороны по зданию посольства никто не пострадал. Сами Хунвэйбины уже проникли на территорию посольства, и была опасность его захвата. Однако исключительно грамотное руководство аппарата посольства и командиров армейского заслона НОАК силами Китайских военных Хунвэйбины с большим трудом но всё таки были вытеснены с территории посольства, кризис миновал. Охрана со стороны НОАК была усилена, охрана самого посольства была вооружена. Военные НОАК из-за действий Хунвэйбинов были подведены к самому посольству, а ворота были сломаны, в результате Советское посольство оказалось под прямой угрозой возможного захвата со стороны уже НОАК в случае возгорания конфликта.

В период с 5-го по 15-е марта Соколов находился за пределами посольства, по заданию КГБ, при этом вместе с Временно-поверенным в делах, он был только до 7-го марта, остальное время Соколов отсутствовал и его заменял второй переводчик, вероятнее всего Соколов в это время руководил оперативной работой на местах. Существуют неподтверждённые сведения о его нахождении в это время в Шанхае и в Гонгконге который в тот момент был ещё подмандатным Британской короне, сведения эти не имеют чётких подтверждений и основаны на отрывочных сведениях, как и не известен характер его работы в данное время.

С 14 по 15 марта проходила вторая стадия вооружённого конфликта на Даманском в результате которого, Советские пограничники воспользовавшись двумя батареями РСЗО БМ-21 "Град" подвергли массированному артобстрелу остров Даманский на который был переброшен полк Народно-Освободительной Армии Китая. Ответной реакции со стороны руководства КНР и от Мао Цзэдуна не последовало, и что ещё страннее не смотря на первоначальные выводы резидентуры в Пекине и в Шанхае, и характер вооружённого конфликта который отчётливо отдавал провокацией вроде инцидента в Глейвице что послужило поводом в 1939 году для Гитлеровской Германии для объявления войны Польше и началу Второй Мировой войны в целом. Мао Цзэдун не воспользовался ситуацией на Даманском, на 9-м партийном съезде, что бы объявить войну СССР, и тем более о Даманском речи на 9-м съезде КПК вовсе речи не шло. Складывалось впечатление что ситуация на Даманском носила частный характер, что соответствует оценкам как Соколова, так и Владимира Лукина в будущем первого посла уже независимой России в США при Соколове, а после одного из сооснователей блока "Яблоко", что конфликты на острове Даманский, конфликт у посёлка Дулаты, и у озера Жаланшконь были частными операциями местного военного руководства которым ранее ставилась задача разработать планы по войне с СССР на данных участках, о чём имеются достоверные сведения, однако из-за проблем вызванных Культурной революцией, и фактически ввергнувшие КНР в состояние гражданской войны, партийное руководство КПК, и Мао Цзэдун не решились дать сигнал к началу полноценной операции, из-за слабости вооружённых сил КНР в тот момент, и многочисленными задачами которые нарисовались перед ними, а именно в это время НОАК стала часто применяться для усмирения Хунвэйбинов и Цзаофаней. Данная неопределённость послужила тому что местное руководство военных частей НОАК, пользуясь неразберихой, и постоянно находясь в неопределённом состоянии проводили частные операции не поддержанные как своими соседями, и выбранными частями, так и центральным руководством НОАК в лице Линь Бяо. Из-за чего явно провокационные военные удары были единичными, и имели отрезки во времени, и более того после Даманского в партийной прессе КНР другие подобные случаи не освещались, и руководство КНР на это не реагировало из-за страха перед Советским вторжением. С данной оценкой как Соколова так и Лукина которые при переговорах с КНР в 1992 году дали данную оценку в рамках кампании в СМИ для того что бы поставить историческую точку, тем самым примерив Россию и КНР в будущем согласились и ведущие западные и военные аналитики.

Сам Соколов который зачастую редко обсуждает тему своей работы в КНР в 2004 году во время интервью лишь один раз обмолвился об этом, сказав что данная оценка событий Приграничной войны между СССР и КНР была результатом анализа полученных данных разведки ещё в 1969 году, и именно данная оценка не привела к началу полномасштабной войны между СССР и КНР.

Стоит так же заметить что в Советском руководстве существовала в дни данного кризиса "Партия войны" которая буквально настаивала на вторжении в КНР в районе Маньчжурии и на захвате Пекина со свержением режима Мао Цзэдуна. В частности министр обороны Андрей Гречко был ярким представителем партии войны, и буквально давил на Брежнева вместе с начальником Генштаба Матвеем Захаровым(В бытность командующим ГСВГ награждал Соколова за подвиг 8-го августа 1959 года), командующим ВДВ Василием Маргеловым, и командующим Сухопутными войсками ВС СССР Иваном Павловским. В партийном руководстве однозначными сторонниками войны был Михаил Суслов практически "Серый кардинал" эпохи Брежнева, и часть политбюро. Брежнев, Громыко, Косыгин, его заместитель Полянский(В будущем посол СССР в Японии, и начальник Соколова), и несколько других членов политбюро включая Юрия Андропова были против этого. Однако основываясь на анализе разведданных проведённых резидентурой под руководством Юрия Дроздова, при участии Соколова и остальных, любая военная операция по свержению Мао Цзэдуна закончилась бы затяжной войной против КНР, даже в случае пленения или смерти Мао Цзэдуна, так как после чисток Культурной революции в центральном руководстве не осталось ни одного человека который мог бы занять его место по Чехословацкому сценарию, который был реализован год назад в Чехословакии, где на замену Дубчеку был Густав Гусак, и было невозможно создать новое правительство предварительно не захватив весь Китай и не убрав всех приспешников Мао, что было невозможно даже теоретически. Более того подобные действия против КНР дестабилизировали бы обстановку в КНДР, что вероятнее всего привело бы к тому что США задействовали бы свои войска против КНДР, что могло привести к столкновению с СССР, и к началу третьей мировой войны. Последним же фактором который повлиял на победу "Партии мира" во главе с Брежневым и Андроповым, стала новая информация относительно ядерного арсенала КНР, добытая как раз таки в это время, и возможность пусть даже ограниченного но всё же удара по СССР со стороны КНР, что с высокой долей вероятности привело бы к ответному удару СССР, и так же бы привело к Третьей мировой войне.

Соколов, Ярославцев, и остальные бывшие в те дни в Китае располагая этой информацией были не много не мало в буквальном смысле вершителями судеб мира. На сей счёт Соколов никогда не делал комментариев, кроме как похожих на эту оценки с точки зрения аналитики.

2-го мая 1969 года произошёл новый конфликт. Группа Китайских военных пересекла границу СССР у посёлка Дулаты, Алма-Атинская область, Казахская ССР. Пограничные части вновь были подняты по тревоге. Однако если сравнивать с Даманским, количество задействованных НОАК войск было во много раз больше. А проникшие на советскую территорию военные НОАК стали окапываться и создавать линию обороны, и были отлично вооружены. У самой границы был сосредоточен полк НОАК с артиллерией. В случае возгорания это могло вылиться в куда более масштабный вооружённый конфликт чем в случае с Даманским. Вплоть до 18 мая на советской территории находились Китайские военные которые после переговоров вернулись под контролем Советских пограничников на Китайскую территорию. Интересно отметить что Соколов в это время находился в СССР, в Москве в недельной командировке, и после начала конфликта там в составе оперативной группы КГБ выехал в Алма-Ату, и находился там до 20 мая, после чего вернулся в Китай. О нахождении там Соколова есть точное подтверждение благодаря утечке информации из КНБ Казахстана в 2001 году, так как информация о нахождении того или иного агента КГБ неизменно фиксировалась местными КГБ а именно КГБ КазССР, то после развала СССР этот факт оказался в архиве. Характер работы Соколова в это время в Алма-Ате неизвестен. Тем не менее центральное руководство КНР и НОАК никак не реагировало на советские действия и судя по всему и не собиралось.

Во время конфликта на озере Жаланашколь, в августе того же года Соколов вновь находился в Пекине, а уже в сентябре принимал участие в переговорах между Косыгиным и Чжоу Эньлаем 11 сентября, где они договорились о прекращении вооружённых провокаций на границе. Пограничная война была окончена. Кроме этого была достигнута договорённость о некоторой нормализации отношений, а именно что со следующего уже 1970 года, в Китае официально вновь будет работать Посол СССР а не временно-поверенный в делах.

Последним фактом об участии Соколова в событиях 1969 года, является награждение его Орденом Ленина, и присвоение очередного звания Майора КГБ. При назначении нового посла, Соколов официально был уже назначен Пресс-атташе посольства СССР в КНР. Кроме этого Соколов был назначен резидентом разведки в Пекине, самым молодым в истории КГБ. Тем самым учитывая все события данного года, заслуги Соколова были несомненны в этом отношении, что вызывает у исследователей множественные кривотолки, и приводит к появлению теорий заговора.

Вопрос о сотрудничестве Соколова с разведкой Гоминьдана

Дискуссия по поводу данного открытого вопроса связи с определённой задачей поставленной руководством КГБ на основании докладов Дроздова, о которой упоминалось ранее, но неопределённостью рассекреченных данных относительно результатов и секретности, родило устойчивый как в отечественной так и в зарубежной медиасфере миф о сотрудничестве Соколова с разведкой Гоминьдана, который подкрепляется косвенными фактами, и время от времени различными скандалами.

Повод для сплетен и рождения мифов появились из-за того что КГБ не смотря на ограниченность своей агентурной сети в КНР, очень быстро расширило её к 1969 году, и уже к 1970 году имело адекватную, точную информацию не только о действиях МГБ КНР, а и о военно-политической, и главное об финансово-экономической ситуации в Китае, и было в курсе о происходящем внутри КПК. А единственная разведка которая в те годы обладала разветвлённой агентурной сетью буквально во всех областях жизни КНР была только разведка Республики Китай которая находилась на острове Тайвань и была под властью свергнутой гражданской войной в 1949 году партией Гоминьдан, с её неизменным лидером Чаном Кайши.

То есть логически, что бы увеличить свою сеть агентов, и получить больше информации, КГБ должно было пользуясь агентурной сетью в МГБ КНР выявить и перевербовать агентов Гоминьдана как это ставилось в задачу Китайской Резидентуре КГБ в то время. Что за такое короткое время было практически невозможно. Или же пойти на сотрудничество с разведкой Гоминьдана. Однако существовали несколько очевидных препятствий к этому. Первое, СССР не признавал Китайскую Республику Тайвань, и в свое время помог КПК свергнуть Чана Кайши который после этого относился к СССР крайне негативно, как и к коммунизму как идеологии вообще. То есть Чан Кайши который был по сути таким же диктатором как и Мао Цзэдун по мнению многих исследователей не мог дать приказ на сотрудничество даже если бы Советское руководство предложило это, по эмоциональным причинам, а в Гоминьдане существовала чёткая, и жёсткая иерархия как и в КПСС. Вторая причина в том что за подобное сотрудничество Тайвань бы потребовала политические девиденты, или использование ресурса советской разведки в МГБ КНР что было крайне не выгодно СССР, учитывая сотрудничество разведки Гоминьдана с ЦРУ, и в рамках Холодной войны это дало бы возможность ЦРУ через Гоминьдан вести шпионаж в СССР. Кроме этого политический вред нанесённый в случае если бы о таком сотрудничестве стало бы известно, привёл бы к критике со стороны остальных коммунистических партий которые в то время метались между Китаем и СССР, а в Европе возник Еврокоммунизм. Факт подобного сотрудничества в случае обнародования дал бы идеологический козырь Мао Цзэдуну, и прочим критикам СССР и КПСС, что привело бы к разрушению лояльной СССР мировой социалистической системы и к потере международного авторитета. Так что подобное сотрудничество по официальным каналам было невозможно, а безвозмездно предоставить свою агентурную сеть в пользование КГБ Гоминьдан не мог, не потребовав что-то взамен.

На основании этих факторов, и факта того что советская разведка в годы работы Соколова в КНР сумела расширить свою агентурную сеть в пик Культурной революции, в своё время дал повод некоторым бывшим деятелям КГБ которые были отодвинуты Соколовым после путча, и Александру Проханову обвинить Соколова в сотрудничестве с Гоминьдановской разведкой, то есть фактически они его обвинили в измене Родине и в том что он был двойным агентом. Так как эти заявления, и этот дедуктивный анализ не был ничем подкреплён что свидетельствовало бы в пользу обвинения, авторы данной теории были в то время обвинены в клевете, и в оскорблении Президента России, и осуждены к условным срокам с выплатой штрафа, что подстегнуло интерес радикально-националистической публики, и противников развала СССР к тому что данная тема стала активно обсуждаться. Кроме этого некоторые западные аналитики и исследователи, после появления данной теории так же стали её сторонниками. Отдельно следует отметить исследование журналистки Джейн Стэнли которая написала несколько книг о Соколове и является известной на западе и в России как один из главных критиков политики Соколова, и бывшего агента ЦРУ Уолтера Келлермана в своё время работавшего в Южной Кореи и Японии. А именно проводя системный анализ, и на основании примеров прошлых операций КГБ и Советских разведывательных структур, они в своём исследовании указали несколько вариантов налаженного сотрудничества между Соколовым и Гоминьданом.

Первый вариант который они предположили, это вариант прямого контакта с кураторами Гоминдановских разведсетей, которые напрямую предоставляли Соколову информацию от их разведывательной сети, а Соколов предоставлял им взамен так же важную для Гоминьдана информацию. В дальнейшем Соколов прикрывая своё сотрудничество использовал свою агентурную сеть для того что бы скрыть факт получения секретной информации в обмен на что-то со стороны Гоминьдана создавая ложные отчёты о деятельности агентов которых никогда не существовало. Однако Келлерман сам указывает на крайние сложности при работе по такой схеме, и считает её наименее вероятной, поскольку рано или поздно Соколов бы попал в поле зрение контрразведки.

Второй вариант предложенный Келлерманом по его словам более реальный, это формат операции "Ультра" когда МИ5 во время Второй мировой войны сознательно допустило советский шпионаж в лаборатории Тьюринга для того что бы обойти запрет Черчилля на информирование союзников на востоке о данных дешифровки шифров Энигма. Согласно этому варианту, агентурная сеть Соколова в МГБ КНР сумела вычислить агентов Гоминьдана и кураторов, и Соколов вероятнее всего при помощи этой информации от своих агентов, лично, либо же через них что наиболее вероятно шантажировал тех самых агентов и Кураторов, проводя вербовку, и предложив им взаимовыгодное сотрудничество, и использование сети Гоминьдана в своих целях в пользу СССР, в то же время Соколов допустил утечку информации об агентах в МГБ КНР где у Гоминьдана не было собственной агентурной сети, что позволило уже Гоминьдану провести вербовку, и таким образом обе стороны на взаимовыгодных интересах направленных против Мао Цзэдуна позволили шпионаж у друг друга, и обменивались информацией.

Косвенным фактом в пользу сотрудничества Соколова с Гоминьданом являются следующие шаги Соколова, и партии Гоминьдан уже в годы президентства. А именно партия Соколова "Прогрессивный фронт" по интернациональному сотрудничеству крайне сильно сотрудничала именно с Гоминьданом, и по мнению многих исследователей Гоминьдан финансировал Прогрессивный фронт, так как партия Соколова во время выборов в 90-х неизменно входила в кампанию с мощнейшим финансированием. Вторым фактом является то что Соколов в дипломатическом плане усиленно помогал Китайской Республике, в частности признал её суверенитет, и был арбитром переговоров между Тайванью и КНР во многом представляя именно интересы Тайвани. Тайваньские корпорации в России получили на ровне с Японскими, и Европейскими невиданные свободы в бизнесе после приватизации.

Однако кроме этих косвенных сведений, и время от времени появляющихся безосновательных заявлений "бывших анонимных сотрудников КГБ" никаких подтверждений и фактов сотрудничества Соколова с Гоминьдановской разведкой так и не было обнаружено, и предоставлено. И потому данный вопрос остаётся на уровне теории заговора. 

Дальнейшая работа в КНР

В 1970 году посольство СССР вновь заработало в штатном режиме, к сотрудникам посольства возвращались их семьи ранее отправленные в СССР, в частности к Соколову вернулась его жена и его дети, дочь Ольга в это время пошла в школу которая была при посольстве для детей сотрудников. Однако усиленная охрана у посольства СССР со стороны НОАК не была снята, и ситуация была далека от мирной, так как Культурная революция продолжалась, и между Хунвэйбинами и Цзаофанями происходили вооружённые стычки.

Соколов продолжал работать по линии КГБ и по линии Дипломатического корпуса будучи Пресс-Атташе, и параллельно как и раньше личным переводчиком Чрезвычайного и полномочного посла СССР в КНР Василия Толстикова, который был выбран в числе многих кандидатов на должность официального представителя СССР в КНР, так как он был наиболее авторитетным членом ЦК КПСС из всех кандидатов, и Мао Цзэдун при активном участии в формировании такого его мнения Чжоу Эньлая, после произошедшего год назад конфликта желал что бы его правительство имело отношения с авторитетным членом ЦК КПСС который мог влиять на Политбюро и Советско-Китайские отношения, который смог бы сглаживать углы, и стал бы подспорьем в случае нового кризиса отношений между СССР и КНР.

С назначением Толстикова на этот пост происходит важное изменение в характере работы Соколова как разведчика и главы резидентуры, во многом связано это с личностью самого Толстикова, и его ранней работы на должности Секретаря Ленинградского обкома. Василий Сергеевич Толстиков в годы работы в обкоме Ленинграда, начал на своём месте осуществлять в Ленинграде экономические реформы Алексея Косыгина 1965 года. При нём были созданы первые научно-производственные объединения (НПО), велось широкое жилищное и промышленное строительство, построен БКЗ «Октябрьский», Дворец спорта «Юбилейный», открылась фирма «Лето». Так же Толстиков являлся членом Бюро ЦК КПСС по РСФСР, созданного для контроля за деятельностью партии, и госучреждений в РСФСР так как РСФСР в отличие от других республик СССР не имела собственной хоть и подчинённой КПСС Коммунистической партии, и её роль в СССР с административной, и главное с государственной точки зрения была ущемлена, не смотря на то что именно РСФСР была самой большой, и самой богатой ресурсами республикой СССР на ряду с Азербайджанской единственной не дотационной, а именно республикой донором.

Исследователи отмечают огромную роль в формировании будущих воззрений Соколова в отношении советской экономики, и прав РСФСР внутри СССР именно Толстикова, с которым Соколов по мимо рабочих отношений завёл так же и дружеские, так как он был его личным переводчиком, и более того Толстиков зная что он является резидентом разведки во многом полагался на Соколова. Толстиков не имевший опыт дипломатической работы, тем не менее сумел наладить ровные, и рабочие отношения, и в отношениях СССР и КНР именно при Толстикове наступил период стабильности, впервые с 1965 года. Рабочие отношения с Китайской элитой, и их дипкорпусом, помимо отношений Толстикова с представителями власти КНР распространялись на похожие отношения нижнего звена, где уже работал Соколов. Работая совместно с Толстиковым, Соколов и его друг и заместитель с того же года Ярославцев добились невероятных успехов по линии работы Советской разведки в КНР. Влияние Толстикова на Соколова было очевидным уже тогда в том смысле что при Соколове резидентура КНР и агенты разведывательных сетей стали склоняться и делать упор на разведку не в военно-политической сфере что было традиционным направлением разведки СССР, а в сторону Финансово-Экономической, и Научно-Технической. В частности во время руководства Соколова, СССР получил исчерпывающие данные относительно темпов развития ядерной программы КНР, и источник их технологий, которые они во многом крали после того как СССР перестал помогать КНР в ядерном проекте у Франции, что позволило Генштабу СССР формировать стратегию противодействия КНР в случае начала войны, и отразилось на формировании Группы Советских войск в Монголии. СССР получил данные о ракетной и космической программе КНР, и технические данные ракетоносителей КНР, которые были способны долететь до ключевых городов СССР, а так же с точностью на основании сбора сведений о строительстве соответствующей параметрам ракет инфраструктуры для их размещения, точные места дислокации их наступательных ракетных потенциалов, что отразилось на военных планах. И конечно же данные о общем состоянии экономики КНР и её способности тягаться с СССР в военном и экономическом плане, что позволило руководству СССР выработать общую стратегию поведения с КНР в будущем во время Китайско-Вьетнамской войны 1979 года, а на время описываемых событий вытеснить КНР из КНДР и Северного Вьетнама.

Так же стоит отметить влияние Толстикова на будущее Соколова как именно уже Русского а не Советского политика. Работая в Бюро ЦК КПСС по РСФСР, Толстиков имел отношения с так называемой "Русской партией" деятелями КПСС, представителями интеллигенции, культурной среды, науки, образования, и прочих членов общества которые отстаивали позиции Русского народа внутри СССР, и аккуратно и не радикально намекали народу что права России ущемляются, как и её культура, и литература, но в то время "Русская партия" в основном отстаивала позиции именно экономические, а после это развилось в более широкие формы. Толстиков умерший в 2003 году как считается в будущем при повышении Соколова свёл его с представителями данной партии, при том что сам Соколов родившейся, учившейся, и работавший в основном в моноэтнической среде, среди лиц славянской национальности, тянулся к подобному.

Под руководством Толстикова Соколов продолжал работать резидентом, обеспечивая и планируя активные мероприятия, параллельно занимаясь деятельностью на посту Пресс-атташе, и составляя статьи и официальные пресс-релизы, которые печатались и в СССР. По роду службы Соколов неоднократно ездит в СССР, на доклады и на секретные совещания, где часто видеться с Андроповым, и своим начальником по Первому главному управлению КГБ СССР Александром Сахаровским. Кроме того Соколов заводит более тесные отношения кроме Андропова и посла СССР в Китае Толстикова, и со своим давним патроном и бывшим начальником Высшей школы КГБ Питоврановым, который был назначен советником при Андропове. Евгений Питовранов учитывая что он был советником именно по экономической и научно-технической разведке, и имеющий доступ к секретным документам, знал об успехах своего бывшего ученика которого он активно продвигал и направлял, и очень заинтересовался его упором на экономическую и научно-техническую разведку в КНР, и успехами в этой области. Потому их общение стало более частым, а сам Питовранов имея репутацию наставника Филипа Бобкова главы Контрразведки, и самого Андропова, тем более что и сам Андропов к его советам прислушивался, вновь стал помогать Соколову, как перспективному агенту. Интересно отметить что в структуре Первого Главного управления по инициативе Питовранова был создан отдел "П", который занимался финансово-экономическим влиянием на бизнес-элиты стран запада, в частности именно с этим отделом связывают учитывая неоднозначность приватизации при Соколове в годы его президентства многие мифы по поводу "Золота партии" и "Тайных счетов КГБ". Кроме этого сам Андропов знавший отца Соколова по Великой Отечественной Войне, и видевший его в Венгрии, и двигавший его, получая лестные характеристики от его непосредственного начальства, по воспоминаниям приближённых к Андропову людей, стал задумываться о продвижении карьеры Соколова на самый верх.

Однако неизменно Соколов возвращался в Китай, и продолжал свою работу. В 1971 году, случился очередной кризис, а именно правая рука Мао Цзэдуна, и его возможный приемник, маршал КНР Линь Бяо занимавший пост министра обороны попытался свергнуть Мао Цзэдуна, однако покушение провалилось. В результате Линь Бяо использовав личный самолёт, бежал вместе со своей семьёй и несколькими союзниками в Монголию под руководством просоветского коммунистического лидера Юмжагийна Цэдэнбала, где остался. В КНР Линь Бяо был объявлен предателем и "Правым уклонистом Конфуцианцем" что стало началом новой репрессивной кампании под видом идеологической "Критикуй Линь Бяо и Конфуция" которая затронула армейскую среду.

Существует практически официальные сведения что Соколов принимал участие в подготовке приёма политического беженца такого высокого ранга из КНР в Монголии, так как в Июле 1971 года согласно рассекреченным данным Соколов отправился в отпуск по болезни в СССР, согласно официальной версии которая и была предоставлена КНР, на лечения, однако по документам КГБ в это время после консультаций в Москве, он отправился в Улан-Батор, и в штаб Группы Советских войск в Монголии, где на протяжении месяца находился, вероятнее всего именно с целью подготовки возможного бегства Линь Бяо. Однако по сей день неизвестно был ли Линь Бяо завербован КГБ СССР, которое во время работы там Соколова нарыло на него компромат, или же Линь Бяо предложил советскому руководству свои услуги по свержению Мао Цзэдуна, и пообещал наладить отношения. Сам Соколов ни разу не обсуждал это, и на вопросы журналистов об этом неизменно отвечал что это является секретной информацией.

Однако стоит отметить что не смотря на свой авторитет в НОАК, Линь Бяо не возглавил никакого правительства в изгнании, ему не предоставили радиоэфир, не была создана контрпропаганда, и советское руководство даже не рассматривало его в качестве замены Мао, а потому сразу по прибытию в Монголию, что самое интересное на советскую военную базу, он был сразу взят под арест и интернирован Монгольской разведке, и после под её надзором содержался на одной из государственных дач в Улан-Баторе вместе с семьёй. 19 декабря 1974 году в день рождения Леонида Брежнева, Линь Бяо умер от осложнений связанных с болезнью почек. Сам Линь Бяо начиная с 1963 года когда лечился в СССР не доверял врачам, и его лечила его жена. В Монголии не смотря на его статус он так же пренебрегал помощью врачей, потому слухи о возможной ликвидации со стороны КГБ или МГБ КНР являются беспочвенными так как имеются официальные свидетельства. Историки спецслужб по прежнему спорят был ли это провал разведки или же её успех, тем не менее участие в этой истории Соколова как резидента разведки в Пекине несомненно.

После истории с побегом Линь Бяо, Соколов остался на своём посту, и более того в 1972 году, он был вновь повышен в звании до Подполковника КГБ, и награждён повторно орденом Боевого Красного знамени, и орденом Красной звезды. Первый орден вручён вероятнее всего за обеспечение операции по побегу Линь Бяо, вторая присуждена за безупречную службу и выслугу лет. Доклады Соколова о работе агентурной сети и общего анализа ситуации в Китае читались на самом высоком уровне, а именно в Политбюро, когда дело касалось КНР, и отношений с КНР, Соколов в своих докладах членам Политбюро и лично Брежневу основывал свои доклады и заключения с рекомендациями во многом на основе данных Соколова и его анализа ситуации. При этом даже Политбюро ЦК КПСС, и Брежнев не знали личность агента под кодовым именем "Дракон". Так продолжалось до 1975 года. Когда случился очередной поворот в карьере Соколова.

18 марта он был снят с должности резидента КГБ в Пекине, и направлен в распоряжение Председателя КГБ, на его посту его заменил по его собственным рекомендациям Анатолий Ярославцев, который в то время был Майором КГБ, и заместителем Соколова. Соколов был направлен по рекомендации Питовранова на переквалификацию, на экономическую и научно-техническую разведку, и на особый курс подготовки. Соколов хоть и оставался штатным сотрудником Первого главного управления КГБ СССР, тем не менее был переведён в отдел "П" который был создан под влиянием мнения Питовранова, и который занимался кадровой политикой при создании этого отдела. Учитывая успехи Соколова в добыче информации подобного рода, и её системном анализе. Он прошёл особый курс по экономике в Институте системных исследований, где в это время работал Егор Гайдар будущий министр экономики России при Соколове. Правда в то время Соколов не был с ним знаком.

За время работы в посольстве СССР в КНР Соколов сумел сблизиться с многими людьми которые в будущем будут играть в его администрации не малую роль. В частности Игорь Рогачёв будущий министр иностранных дел России с 1969 года был советником посла СССР, и работал будучи тесно связанным с Соколовым. Анатолий Ярославцев стал в будущем Секретарём Совета Безопасности. Дмитрий Федотов сотрудник КГБ работавший в то время под руководством Соколова, в будущем стал заместителем главы оперативного центра при Совете Безопасности.

Работа Соколова в Японии

С учётом того что Соколов по мимо Китайского изучал так же Японский язык, он прошёл несколько повторных курсов японского, и был переведён на работу в Японское посольство, на должность резидента Советской разведки в Токио. Должность при посольстве СССР в Японии для легального прикрытия была та же что и в КНР - Пресс-атташе. Однако учитывая характер отношений Японии и СССР, которые не были настолько накалены как Советско-Китайские отношения, Соколов имел возможность встречаться с различными людьми из бизнесэлиты Японии, так и с государственными служащими без участия посла, и без угрозы Линчевая со стороны Хунвэйбинов. Что было выгодно для его новых функций, и функций советской разведки в Японии. Кроме этого именно на годы работы Соколова в Японии приходиться пик его разведывательной деятельности, и по итогу его работы там после её завершения приходиться пик его карьерного роста в структуре КГБ до Перестройки и в начале политики Перестройки.

Так как задачи отдела "П" чья документация до сих пор засекречена сводилась к разведывательным операциям суть которых заключалась в создании агентуры в бизнес-элитах различных стран, примерно можно предположить о характере работы Соколова в Японии, учитывая экономическую систему Японии, где ведущую роль играли частные финансово-промышленные конгломераты называемые "Дзайбацу" или "Кайрэтсу", которые влияли на политику Японии, и более того данные конгломераты по мимо всего прочего завоевывали мировые рынки, в частности американский рынок. Некоторые Японские корпорации к примеру были главными поставщиками для министерства обороны США, и военными подрядчиками, особенно те которые занимались электроникой и компьютерными системами. Деятельность этого отдела перекликалась с деятельностью другого отдела ПГУ КГБ СССР, а именно научно-технической разведки, чья задача была красть технологии у других стран, для обратного инженеринга, связи с существовавшими лимитами технологий которые из-за Холодной войны было запрещено предоставлять СССР. Как пример США запрещали поставлять СССР компьютерную технику выше IBM-360, которое даже в те времена считались машинами с ограниченными возможностями. Потому одной из задач ПГУ КГБ СССР было доставать эти технологии. А так как разработкой подобных технологий занимались на Западе и в Японии в частности исключительно частные корпорации, внедрение агентуры туда, облегчало задачу СССР в том что бы добыть новые ноу-хау.

Ранее Соколов в КНР будучи резидентом перевёл агентурную сеть на исключительно научно-техническую и финансово-экономическую разведку, в противовес традиционной военно-политической, которой параллельно так же занималось ГРУ МО СССР, и во многих отношениях из-за специализации разведсетей ГРУ они были куда эффективнее чем ПГУ КГБ СССР. Соколов неоднократно в мемуарах и статьях писал после развала СССР что постоянная вражда в военно-политической разведке между ГРУ и ПГУ КГБ часто очень вредила обеим структурам, и обе структуры давали руководству СССР противоречащие друг другу данные, что мешало трезвой экспертизе в этом направлении, и во многом привело к слабости аналитической работы разведки, именно в военно-политическом спектре задач. Так же Соколов понимал всю важность финансово-экономической, и научно-технической разведки, как в КНР, так и в других странах, и с учётом его опыта, и успеха его разведывательной сети, и с учётом экономического чуда в Японии, и главное влияния её экономики на мировую, и что ещё важнее на экономику Южной Кореи, где не было советского представительства и разведывательной сети, было решающим фактором при котором именно Соколову доверили работу в этом направлении предоставив ему Резидентуру в Токио. Благодаря аналитической работе ранее, и разделению ответственности между резидентурой ГРУ и КГБ в Пекине, ГРУ добилось невероятный успехов в военно-политической разведке при активной помощи Соколова. Так как в Японии располагались американские военные базы, и 7-й флот США который был нацелен на Дальний Восток СССР, ГРУ нуждалось в похожем формате работы именно в Японии, так что по мимо Андропова, и Питовранова которые продвинули Соколова на Японскую резидентуру, к списку его патронов прибавился и глава ГРУ Пётр Ивашутин, и назначение Соколова в том числе проходило при консультациях с Ивашутиным.

Став резидентом КГБ в Токио Соколов сразу же перестроил всю работу резидентуры полагаясь на свой Китайский опыт, четко разделяя обязанности между отделами разведки, и ГРУ. Соколов стал окончательно ориентироваться именно на экономическую разведку. Так как СССР был заинтересован в торговых отношениях с Японией, а заместителем председателя Торгово-промышленной палаты СССР был именно Питовранов который оставался советником Андропова, Соколову усиленно помогали, и более того дали ему безпрециндентную свободу при проведении активных мероприятий, что так же было сделано не без помощи его главных патронов. Свобода резидента в праве стратегического планирования, и планирования операций, и использования разведывательной сети которая уже существовала даёт основания полагать о высоком уровне доверия со стороны руководства КГБ, и главное со стороны его патронов которые доверяли ему.

Будучи пресс-атташе, Соколов активно включился в дипломатическую работу приобретая новые знакомства, и продвигая советские интересы, кроме того Соколов пользовался предоставленными возможностями участвовать в политике Японии как представителя советского посольства для создания новых агентурных сетей. Результаты не заставили себя долго ждать, большая часть новых технологий созданных в Японии скоро стала известна СССР, не смотря на враждебность Японского руководства к СССР из-за вопроса с Курилами, Японские промышленные элиты уже к концу 70-х стали продвигать торговые интересы СССР, а именно удалось при активном воздействии Соколова по мнению исследователей заставить Японский бизнес искать новые рынки сбыта. Активизировались культурные связи, в чём не малая заслуга считалась именно со стороны Соколова. ГРУ при активном содействии со стороны КГБ сумело проникнуть в святая святых американского военно-морского контингента на Японских островах, что играло большую роль в стратегическом планировании возможной Третьей мировой войны.

Другой заслугой Соколова считается внедрение шпионской сети через Японские корпорации в Южную Корею, уже в 1978 году КГБ было в курсе как об экономическом состоянии экономики Южной Кореи, так и получило исчерпывающие данные о её военных возможностях, и американских военных базах, и контингенте американских войск в Южной Корее, часто пересекаясь в этом с разведслужбами КНДР. Это считалось в КГБ огромным успехом учитывая что у СССР не было дипломатических отношений с Южной Кореей, и сам режим в Южной Корее был настроен против подобных отношений, и потому возможностей создать там резидентуру не было вовсе. Однако со времён Пак Чон Хи, Японские корпорации играли огромную роль в Южнокорейской экономике, и обе страны имели тесные экономические связи, а учитывая специализацию Соколова это использовалось на полную. Данные и прочие выводы основаны исключительно на данных КГБ о развитии агентурных сетей, однако о степени участия самого Соколова в этом по прежнему идут споры так как большая часть его деятельности в Японии остаётся секретной информацией. Сам Соколов никогда не раскрывал завесы тайн над своей карьерой как раньше говорилось.

Отдельно следует заметить что в 1976 году спустя полгода после назначения Соколова на должность Пресс-атташе посольства, и на должность Резидента КГБ в Токио, на должность посла СССР в Японии был назначен попавший в опалу бывший член Политбюро ЦК КПСС Дмитрий Сергеевич Полянский, который долгое время был первым заместителем Председателя Совета Министров СССР Алексея Николаевича Косыгина, и по сути вместе с ним руководил экономическими реформами 60-х. Подобно Толстикову в КНР, который ранее воплощал реформы Косыгина в Ленинграде, Полянский был сторонником экономических реформ, так как Соколов по факту был его подчинённым, он по роду своей деятельности часто общался с ним как и с Толстиковым, и сумел наладить с ним дружеские отношения. Полянский считается четвёртым человеком после Питовранова, Андропова, и Толстикова кто активно влиял на эволюцию мировоззрения Соколова, и фактически создавал его как государственного деятеля и политика нового масштаба. Полянский попал в опалу из-за конфликта с Брежневым, и по советской традиции оттепели и застоя был отправлен подальше от Москвы налаживать международные отношения. Общение с Полянским и Толстиковым и совместная работа с ними, позднее была высоко оценена Соколовым, при написании им книги "Мои руководители" где был собран личный опыт работы Соколова с советскими послами, руководителями резидентур, с Андроповым и Питоврановым, и их биография до работы с Соколовым и после, где он высоко отзывался о каждом из них, и перечислил чему именно каждый из них его научил. Относительно Полянского Соколов оставил на ровне с Толстиковым и Андроповым самые тёплые воспоминания, и часто говорил об этих людях с высокой долей почтения. Относительно Полянского Соколов однозначно давал оценку его влияния на него, что именно Полянский как один из реформаторов повлиял на то что Соколов стал сторонником рыночных реформ как и успех в этом отношении в Японии где он служил.

Так как Соколов был Пресс-атташе, он имел свободу передвижения, и был в числе приглашённых на различные мероприятия. В частности Соколов посещал вместе с Полянским премьеры Японских фильмов, о которых писал очерки, некоторые из которых по своей линии рекомендовал для советского проката. Был знаком с Акирой Куросавой, и другими деятелями культуры, а так же с Японскими политиками, и в целом вместе с послом Полянским вёл медийный образ жизни в Японии, сумев завязать хорошие отношения со многими представителями Японской элиты. Кроме того Соколов увлекался японским театром Кабуки, и часто ходил на премьеры. А так же занимался литературной и журналистской деятельностью что было частью его обязанностей, страсть к которой он сохранил на протяжении всей дальнейшей карьеры, что было так же отличным прикрытием.

Соколова тем не менее часто проверяли спецслужбы, в частности ЦРУ. Однако проверки кончались ничем. Причина по которой Соколов оставался нераскрытым агентом КГБ крылась в его высоких связях, а так же хорошо подготовленной резидентуре. Ко всему прочему КГБ и лично Андропов старательно проводили операции по прикрытию Соколова. Соколов официально не числился в КГБ, даже на документах (Позже выяснилось, что папка с личным делом Соколова хранилась вместе с другими папками особых агентов в личном сейфе Андропова). Все время Соколов числился в МИДе как пресс-атташе, и переводчик. А его увлечение историей Японии, её культурой, и историей Второй Мировой Войны на Тихом Океане было как ранее это указано частью легенды для успешной работы уже по линии КГБ как легального разведчика. Тем не менее, будучи агентом КГБ в Японии Соколов пишет научные труды по истории Российско-Японских отношений, Истории Японии, исследования Японской культуры, а так же ставший известным еще в середине 70-х семитомное исследование истории войны на Тихом Океане с обеих сторон. Кроме того участвует в написании биографий многих японских военных, и государственных деятелей из цикла биографий "Жизнь Замечательных Людей". Включая биографию императора Хирохито, ради написания которой он завел с последним знакомство. Что только подкрепляло легенду о его работе в качестве Пресс-атташе. Связи Соколова в Японии и в США были настолько сильны что его труды так же издавали и там. Кроме того близость к императору Японии оправдывала себя так как не смотря на то что Император не принимал важных решений тем не менее был в курсе многих дел. Хирохито импонировал молодой русский который превосходно говорил на Японском и соблюдал местные обычаи и этикет, и главное как и сам Соколов и люди которые с ним работали признают искренне интересовался культурой Японии и её историей. В частности в 1979 году, Император Хирохито, подарил как и нескольким другим сотрудникам советского посольства включая и самого посла СССР в Японии Полянского самурайский меч, который в последующем стал предметом особой гордости Соколова, и по мнению людей бывших в его окружении особой реликвией для последнего, сам меч от Хирохито он в последующем держал в своём президентском кабинете в специальной стеклянной камере, а после ухода с должности держал его у себя дома. Кроме этого Соколов увлёкся изучением кодекса Бусидо, и таким видом спорта как Кэндо, и к окончанию своего президентского срока он уже мастерски владел японским мечом. Так же Соколов пристрастился именно к Японской кухне, и стал большим поклонником рыбы фугу. 

В 1973 году в Токио родился второй сын Соколова Александр, а в 1976 году вторая дочь Вера. Дети Соколова во время его работы за границей, жили вместе с ним, и учились в школе для детей сотрудников посольства там же. Его жена Маргарита, ранее окончив консерваторию, как и в КНР работала учительницей музыки в посольстве, и принимала активное участие в дипломатических приемах, и различных мероприятиях вместе с мужем, что по её словам очень ей помогло в будущем исполнять в полной мере обязанности Первой Леди России. Так как Соколов жил в Токио и работал там, на деньги получаемые за свою работу, он и его семья имели доступ к японским товарам, в частности к иностранной одежде. Соколов в те годы пристрастился к костюмам от Бриони, а его жена приобрела пристрастие к дизайнерской одежде от Диора, и Пакко Рабана. Его дети практически в годы формирования личности жившие за границей, и ни в чём себе не отказывая, по словам четы Соколовых после возвращения в СССР чувствовали себя не в своей тарелке, что повлияло на формирование у каждого из детей Соколовых бунтарского а подчас неформального поведения. Например старшая дочь Соколова Ольга была фанатом Диско, сын Юрий в будущем военный имел проблемы с пьянством и развязным поведением, сын Александр увлекался андерграундным роком, и был металлистом, а дочь Вера стала экстрималкой, и часто вела себя крайне вызывающе, как во время её поездки в Турцию.

В 1978 году Соколов был награжден Орденом Октябрьской Революции. Двумя годами ранее при назначении ему присвоили звание полковника КГБ. К этому времени он уже имел за свою 17-ти летнюю карьеру в КГБ отличный послужной список. Рапорты Соколова с подписью - Дракон, рассматривались Андроповым лично, что естественно повлияло и на жизнь Соколова, и его семьи. Его послужной список как и послужной список его отца положительно повлиял на карьеру сводного младшего брата Андрея в МИДе. Кроме того так же повлияло на карьеру его сводного брата Михаила от первого брака его Мачехи, сделавшего успешную карьеру в МВД, и его сводной сестры Дарьи сделавшую карьеру по линии Ленкомсомола. Однако наиболее активно карьера развивалась именно у Валерия, бывшего на особом счету у высшего руководства.

Не смотря на молодой возраст, и невероятный пример роста в звании, и должностях, обусловленных прирождёнными талантами Соколова, и его продвижением со стороны его патронов. Тот факт что он получил практически все свои воинские звания досрочно, и малые отрезки между награждения высокими наградами, с безупречной репутацией, и наличием благоприятных характеристик на протяжении всей ранней карьеры, обусловили его повышение. Не смотря на то что Соколов чувствовал себя вполне отлично в резидентуре, и по собственным словам не был готов к более высоким должностям, Андропов тем не менее был в то время заинтересован в его повышении и перевода в Москву на административную работу в аппарате КГБ и руководства в центральном аппарате. Вместе с положительными лестными характеристиками, и заслугами в Японии, Соколов был рекомендован на должность заместителя главы ПГУ КГБ СССР Владимира Крючкова, сам Крючков в своё время бывший третьим секретарём Посольства СССР в Венгерской Народной Республике помнил Соколова, и в то время не возражал, кроме того и сам Соколов не конфликтовал тогда с ним и был исполнительным руководителем резидентуры КГБ.

В 1979 году, Соколов по секретному указу был награждён вторым Орденом Ленина, за проведение операции особой важности. Подробности операции, и что было сделано во время её проведения, как и доклады Соколова об этом по сей день являются секретной информацией. При этом интересно отметить что Соколов был повторно представлен к званию Героя Советского Союза, однако и в этот раз не был награждён из-за смещения приоритета в награждении. В 1980 году, его карьера полевого агента, и резидента закончилась, и он был отозван в Москву вместе с семьёй.

Перспективный руководитель.

Заместитель Крючкова

В 1980 году во время Олимпиады в Москве, Соколову присваивают очередное воинское звание генерал-майора КГБ опять таки досрочно, для того что бы Соколов в звании соответствовал должности которую он займёт. А именно должность заместителя Первого Главного управления КГБ СССР по стратегическому планированию, и кадровой подготовки агентуры. Переводя на обычный язык, Андропов назначил Соколова к Крючкову в то время возглавлявшему ПГУ КГБ заместителем Крючкова по планированию операций КГБ и их планированию вместе с подготовкой агентов. Для сохранения резидентуры которую он создал, была проведена очередная операция прикрытия, согласно которой по легенде Андропов рекомендовал назначить его на этот пост из-за знаний и опыта Соколова приобретённого им во время работы на должности Пресс-Атташе посольства в Японии, и специалиста в западных политических системах. И действительно, все время находясь в Японии Соколов так же написал несколько фундаментальных трудов об политической системе Японии, и западных стран, и их взаимоотношений, в общем характере противостояния между Социалистической и Капиталистической системами, из-за чего ЦРУ и другие Спецслужбы не стали проверять его знакомства в те годы там. Так как Андропов ранее уже привлекал для работы в КГБ людей с иной квалификацией, как например его первый заместитель Виктор Михайлович Чебриков.

Так же Соколов который в годы работы в посольстве в Японии написал множество других работ, которые были известны на западе. Ранее в КНР Соколов так же писал статьи и исследования феномена Культурной революции и исследования взаимоотношений США и КНР после визита Президента США Ричарда Никсона в КНР. Кроме того его оценка возможностей военного пакта между США и КНР мало того что была заключением на основе информации которую добыла его сеть агентов в КНР, так ещё была официально опубликована в советских СМИ. А именно основопологающее мнение что Маоистский Китай и капиталистические США не могут иметь секретных оборонных союзов из-за разности и антагонистичности двух систем, и что данная акция была ни чем иным как попытка США спровоцировать раскол мировой Социалистической системы, и попытка КНР возглавить социалистическую систему. А любые дальнейшие политические и военные акции проводящиеся КНР и США якобы совместно являются психологическими атаками нацеленные на раздувание гонки вооружений. Данная оценка опубликованная в отдельном исследовании и статье, опубликованной кстати говоря в "Правде" в 1974 году являлась известной на западе, и Соколова косвенно знали ещё тогда. В частности Генри Киссинджер в 1995 году заявил что как Госсекретарь США был ознакомлен с этой оценкой Пинг-понговой дипломатии из "Железного занавеса" и знал имя Соколова, как и признал что его оценка являлась абсолютно верной, так как никакого оборонного пакта между США и КНР попросту не существовало. Это сыграло свою роль во время Китайско-Вьетнамской войны когда СССР поддержал Социалистическую Республику Вьетнам, и та сумела отстоять свою независимость применяя всё имеющееся оружие против КНР, не смотря на военную демонстрацию силы США в Южно-Китайском море которая должна была быть истолкована как Вьетнамом так и СССР как готовность США исполнить союзнический долг перед КНР, что привело к внушительному военному поражению НОАК, а США так и не помогли КНР что было расценено как дипломатическая победа СССР в холодной войне.

Благодаря этой легальной деятельности Соколова с позволения комитета государственной безопасности, ни у кого не вызывало сомнений что Соколов является сотрудником МИДа который был переведён в КГБ за свои заслуги на дипломатической работе, для консультаций.

Известный факт того что даже после того как Соколов начал во время Перестройки и Гласности на весь мир раскрывать то что он был агентом КГБ, все проверки ЦРУ его круга знакомых не дали никаких результатов. Кроме того проверки некоторых независимых следователей ЦРУ, ФБР, АНБ, а так же Японских спецслужб часто кончались для них либо увольнениями с работы, а иногда даже таинственными смертями. Некоторые исследователи полагают что причиной тому то, что шпионская сеть Соколова имела своих людей на самых верхушках правительственных структур, что однако не доказано. Данные странные смерти, а так же то что сеть Соколова по сей день так и не раскрыта привело позже к возникновению массы теорий заговора, и городских легенд.

Сразу после того как Соколов был назначен заместителем Крючкова, он начал активно проверять кадры различных отделов КГБ, в частности полевых агентов и резидентов разведки. Рассекреченные документы указывают что в период с 1980, по 1987 когда Соколов занимал эту должность ПГУ КГБ завербовало более 2000 шпионов в различных странах мира, а внешняя торговая политика СССР получила дополнительное развитие связи со специализацией Соколова. Связи СССР с миром улучшились, имея ввиду экономические, однако напряжённость вызванная Афганской войной привела к изменению общей мировой геополитики, и назревал кризис. В том же году после того как Соколов занял должность зампреда ПГУ КГБ, он впервые посетил Афганистан, с ознакомительной поездкой. И провёл вместе со специалистами там долгое время, после чего посетил Индию и несколько других стран, рядом с Афганистаном, доклад Соколова относительно проблемы Афганистана вызвал недовольство со стороны Крючкова и части руководства КГБ которые не были согласны с оценкой Соколова относительно того что война против исламской страны и активность ЦРУ в странах Ближнего востока может привести к потери СССР денежных поступлений от нефтедобычи, и экспорта. Андропов поддержал в то время именно Крючкова своего старого соратника, так как Соколов имеющий доступ к информации из ГРУ поддерживал инициативу Огаркова-Ахромеева о выводе Советских войск из Афганистана к 1981 году, что не понравилось Устинову. В скором времени Саудовская Аравия отменила эмбарго на поставку нефти и выбросила на рынок огромное количество нефти которая сбила цены до минимума. Кроме этого США почувствовав слабость СССР в этом в последующем постепенно ударили по газовому экспорту СССР, и перекрыли источники доходов Советской экономики, и стали активнее чем раньше поддерживать Маджахедов в Афганистане, чего бы не случилось если бы войска вывели к февралю 1981 года, когда порядок был установлен и новая Афганская армия была создана.

В итоге из-за этого Андропов который увидел пророческую точность отчёта Соколова, и точность его прогноза в будущем перестал полагаться на Крючкова, и позднее продвинул Соколова в заместители Чебрикова после того как Андропов стал Генеральным Секретарём ЦК КПСС.

В том же году Соколов направляется в Польшу, где в это время происходит экономический кризис. Доклад группы Соколова о состоянии экономики Польши был неутешителен. А рост национализма и недовольство населения согласно докладу мог привести к гражданской войне внутри Варшавского блока. Помня уроки Афганистана, на сей раз Андропов принял доклад Соколова. А именно Соколов предложил дать польским военным разобраться с этой ситуацией самим, и не вторгаться в Польшу. Но при активности ЦРУ, и Солидарности он предложил провести ряд секретных операций направленных на взаимодействие с Польскими силовыми структурами в деле обеспечения безопасности внутри страны.

Соколов вновь был отправлен в Польшу, где тот сумел договориться с Ярузельским. Андропов же вступил в конфликт с самыми сильными представителями Брежневского Политбюро, а именно с Устиновым который мыслил несколько узко, и был за вторжение. Однако Брежнев поддержал Андропова который поддерживал вариант Соколова. Однако СССР таки под видом учений Запад-81 готовился к возможному вторжению в Польшу, на случай экстренной ситуации. Военное положение в Польше было введено практически бескровно.

Соколов так же курировал разработку программы экономической помощи Польше на следующие 10 лет, и тогда же познакомился с будущим министром экономики в его кабинете Валентином Бондаревым. По мимо забот связанных с Польским кризисом, Соколов будучи на посту заместителя Крючкова продолжал осуществлять кадровые перестановки, и заниматься подготовкой агентов. А так же Соколов занялся так называемой "Переаттестацией" агентов, в важнейших отделах, суть которой заключалась в проверке на благонадёжность сотрудников ПГУ КГБ. В частности проверялись люди переведённые на более высокую должность в Москве из-за границы, или тех кто был возвращён связи с провалами, на возможность их сотрудничества. Данная инициатива Соколова была поддержана Андроповым, который беспокоился насчёт возможных двойных агентов в структуре КГБ. И тут Соколова ждала удача. При помощи наружного наблюдения и проверки агентов, удалось вычислить агента Французской разведки внутри отдела "Т" который занимался научно-технической разведкой, Владимира Ипполитовича Ветрова. Подозрение на него пало в результате данной переаттестации, при помощи анализа информации о сотрудниках отдела которая была проведена так же при помощи новейших компьютеров которые вычислили вероятность возможности работы каждого сотрудника ПГУ на иностранные разведки, с погрешностью в 10% и определить возможный ущерб с той же погрешностью. Владимир Ветров имел доступ к секретной информации и мог, нанести огромный урон научно-технической разведке. Установленное наружное наблюдение за ним подтвердило информацию полученную при новом подходе, и вскоре Ветров и его связной майор Ферран, были арестованы в момент очередной передачи секретной информации на Черёмушкинском рынке, на глазах у сотни прохожих. Последовал крупный дипломатический скандал между СССР и Францией. Ветров был осуждён за измену Родине к смертной казни. Феррана вскоре обменяли на проваленного агента в ГДР. В 2006 году стало известно после рассекречивания документов что Соколов по собственному желанию сам привёл в исполнение смертный приговор, что вызвало скандал со стороны либеральной общественности.

Помимо Ветрова разоблачено было ещё 26 агентов иностранных разведкой, в двух случаях агенты Моссад, относительно вопроса перевербовки под компромат, для дезенформации запада достоверно известно о 9 успешных операциях, остальные агенты были осуждены. Кроме этого 80 человек на основании анализа были удалены с должностей и лишены допуска к секретной информации, а 42 были вовсе уволены из КГБ. Это был реальный успех в деле вычисления шпионов, и за эту инициативу в создании компьютерной системы и нового метода обработки информации, проверки агентов, и диверсификации информации, было награждено 38 человек различными орденами, большая часть непосредственные подчинённые Соколова. Сам Соколов за руководство над работами и эту инициативу, как и за скорый результат был в очередной раз награждён Орденом Ленина.

Методы Соколова хоть и были в новинку для КГБ, тем не менее оказались эффективны. И в последующем КГБ стало активно переходить на компьютерные технологии, и работать по данной схеме. Андропов был доволен своим выдвиженцем, и был крайне недоволен Крючковым чьё влияние в КГБ пошатнулось, за что он затаил обиду на Соколова. Однако с учётом опыта, Андропов не стал менять Крючкова на Соколова, учитывая всё же малый стаж Соколова на административных должностях. И с учётом успеха отдела Соколова при ПГУ, Андропов решил назначить его своим заместителем по той же части, увеличив его статус в руководстве КГБ, по сути подняв Соколова до уровня Крючкова, и уже напрямую планировать операции КГБ. Вскоре после смерти Суслова, Соколов был назначен Заместителем Председателя КГБ СССР по стратегическому планированию. Отныне Соколов распоряжался не только оперативными мероприятиями в КГБ, а так же и финансированием, и планированием операций, как внутри страны так и снаружи. По сути Соколов не был первым заместителем, и не управлял управлениями КГБ, но возглавляя отдел Секретариата КГБ по стратегическому планированию, он получил доступ ко всем операциям КГБ, и по сути мог влиять на них, и на кадровые перестановки в КГБ. Вместе с Соколовым в этот отдел Секретариата КГБ перешли его подчинённые из похожего отдела в ПГУ, на чём настаивал Соколов. Быстрый карьерный рост Соколова в этой структуре, спустя пару лет после перевода из резидентуры в Токио, вызывал у старой гвардии КГБ, и других замов Андропова зависть, а подчас и ненависть, а за резкий карьерный взлёт, и главное за жёсткое отстаивание своей линии Соколов получил на Лубянке среди сотрудников прозвище Бульдозер. А среди замов Андропова он получил репутацию Цепного пса Сфинкса(Сфинкс - прозвище Андропова среди его подчинённых, которое он получил благодаря своей легендарной выдержке, и холодному взгляду), и действительно Соколов изначально стал работать в Москве чётко исполняя приказы именно своего патрона Андропова иногда в обход Крючкова и остальных.

Переехав из Ясенево где располагался штаб ПГУ, и само здание этого управление на Лубянку, в центр Москвы, Соколов развил лихорадочную деятельность, выполняя указания Андропова, и развивая свой проект электронного учёта, хранения, и анализа информации. Кроме того Соколов вместе со своими подчинёнными которых он об был сам волен выбирать, и которых выбирал исключительно за профессионализм, стал анализировать работу управлений, и отделов КГБ, и заниматься планированием различных в том числе и активных мероприятий КГБ. По воспоминаниям друга Андропова Гейдара Алиева будущего президента Азербайджана, который как раз тогда познакомился с Соколовым, Андропов однажды в 1982 году в разговоре недвусмысленно говорил, что готовит своё кресло для Соколова. И в принципе если смотреть на то какую должность Соколов занимал став заместителем Андропова, это был прямой трамплин на должность Председателя КГБ.

После смерти Брежнева, и прихода ко власти Андропова, влияние Соколова еще больше увеличилось так как он стал заместителем председателя КГБ Чебрикова. Тем самым Соколов сохранил выход на Андропова, докладывая обо всем ему лично. Фактически Соколов стал третьим человеком в государстве. При этом обострился конфликт с Владимиром Крючковым, который был недоволен тем что его подчинённый теперь был равен ему и более того мог ему указывать так как занимался стратегическим планированием. В своё время Леонид Шебаршин будущий глава Межведомственной Разведки(МВР) в администрации Соколова вскользь поделился корнями конфликта:

«После провала нашей разведки в Афганистане. А именно операции Шторм-333, и последующего разгрома Кармалем фракции «Хальк» и последовавшей за этим кровавой войны, которая началась из-за не доказанных до конца сведений о том что Амин работал на ЦРУ, которые потом как выяснилось оказались дезинформацией, доверие Андропова к Крючкову и к первому главупру упало. В то время как Соколов со своей налаженной резидентурой давал на 96% точные сведения, которые зачастую помогали Андропову и Брежневу не попасть впросак. Я много раз был в ДРА, я тоже знал обстановку там. Могу сказать что как только в НДПА пришла фракция «Парчам» все пошло к черту. Бабрак Кармаль как руководитель Афганистана был еще хуже некуда. Наджибулла еще как-то умело справлялся, но тоже. Я абсолютно убежден, что если бы Андропов послушал бы Соколова, мы бы вышли от туда, еще до смерти Брежнева. А после Вьетнам и Первая Социалистическая война. После этого Андропов редко полагался на Крючкова. В 1983 он уже подумывал о его замене. Естественно с усилением влияния Соколова, Крючков пытался поссорить его с Андроповым, доходило до того что распространялись разные грязные слухи о том что якобы Соколов в Японии через подставных лиц владеет многомиллиардной компанией, и что он имеет в США виллу с хрустальным умывальником, что было полным враньем, да и Андропов этому мало верил, так как он знал Соколова лучше наверно чем кто либо другой» - Леонид Шебаршин.

В это же время Соколов как официальный посланник Андропова как Генерального секретаря ЦК КПСС, то есть по линии партии, в составе советской партийной делегации Громыко, Соломенцева, и Кузнецова в КНР, так как он уже работал там и знал местную политическую конъюктуру. Там он встречается с Дэном Сяопином который фактически управлял КНР и Ху Яобаном который стал Генеральным Секретарём ЦК КПК, и обсуждает возможные пути экономического сотрудничества СССР и Китая, а так же вопрос возобновления Советско-Китайского договора о дружбе и сотрудничестве. Переговоры шли напряжённо из-за предыдущих событий в истории Советско-Китайских отношений, однако Соколов зная расстановку сил в КНР, и проведя брифинг со своим другом Ярославцевым который по прежнему работал там на должности резидента, Соколов сумел дать множество дельных советов Громыко и членам делегации, по стратегии переговоров. Переговоры имели неоднозначные результаты, а именно Китайское руководство не ответило утвердительно относительно возможности восстановления в полной мере экономических и военно-политических взаимоотношений, но был достигнут однозначный успех. Были восстановлены межпартийные связи КПСС и КПК, впервые со времён раскола, так как Ху Яобан вернул КПК в русло Марксизма-Ленинизма, и по факту между партиями исчезли идеологические преграды созданные догмами Мао. Это был безусловный успех, и первый по сути таковой дипломатический успех Соколова, что повысило его авторитет в КПСС, и в ЦК, а так же стало достоянием общественности. В частности была создана новостная колонка об этом событии. Перед возвращением в СССР, Соколов как официальный представитель посетил Китайские предприятия, и различные научные центры. А так же встретился со своим другом Анатолием Ярославцевым, который вскоре был переведён в Москву, и провёл особое совещание с резидентурой в Пекине, Соколов интересовался только одним, характере и методах проведения рыночных реформ в КНР. С готовым докладом он вернулся в Москву.

Комиссия по совершенствованию систем управления народным хозяйством

По возвращению доклад был представлен лично Генеральному Секретарю, и группе партийных и государственных чиновников, которых Андропов подобрал исключительно для создания будущего плана реформ. Доклад основанный исключительно на данных разведки, при чём данными агентов которых в своё время вербовал Соколов, обладал исчерпывающей оценкой относительно рыночных реформ в КНР. В докладе Соколов указывал что низкая стоимость рабочей силы в КНР, а так же образовавшиеся денежные потоки со стороны других стран, включая США, и Японии, в китайскую экономику в течении определённого времени сделают Китай более мощным в экономическом плане конкурентом для СССР, чем он был раньше, и более выгодным для инвестиций со стороны запада, из-за чего СССР в последующем начнёт сдавать в экономических показателях. Учитывая напряжённость между СССР и США, КНР играла на этом, заручившись поддержкой США, именно экономической. Более того реформы, как и то что Китай был неосвоенным рынком сделало его крайне привлекательным для США. На основании доклада и его рассмотрения, учитывая то что Андропов был реформатором, и собирался провести реформы в СССР, была создана Комиссия по совершенствованию систем управления народным хозяйством. В эту комиссию по мимо Долгих, Рыжкова, и Абалкина, экономистов Перестройки вошли так же и Явлинский, Шаталин, Ясин, Бондарев, и Гайдар, будущие ведущие экономисты во времена Соколова. Так как Соколов специализировался на научно-технической, и финансово-экономической разведке, Чебриков по предложению Андропова сделал Соколова куратором Комиссии по линии КГБ. А именно члены комиссии давали подписку о неразглашении секретной информации, и им давался допуск к закрытым цифрам по экономике, как СССР, так и Западных стран. Тогда же Соколов познакомился с Явлинским, Шаталиным, и Гайдаром, с которыми в последующем поддерживал отношения.

Первый доклад с планом возможных реформ был подан Комиссией Андропову, уже в скором времени, на основе "Китайского варианта". С учётом того что поток нефтедолларов прекратился, и что настал период новой эскалации Холодной войны. Полноценно воплотить Китайский вариант было невозможно. Однако группой Соколова был создан секретный доклад, шедший с этим как приложение, а именно по внешнеполитической программе. В отличие от Дэна Сяопина, который воспользовался существующим напряжением между США и СССР тем самым заручившись поддержкой США заняв Антисоветскую позицию, Соколов будучи реалистом и зная о том что при нынешнем консервативном правительстве в США взаимные экономические отношения невозможны, придавал большее значение инвестициям со стороны развивающихся экономик, а не Американской экономики. Так как развивающиеся страны, такие как ФРГ, Южная Корея, Китай, Япония и другие были намного ближе к СССР чем к США, и у данных стран были существенные потребности которые СССР мог восполнить, так как экономическая торговля с близким соседом была дешевле, и так как порой в некоторых случаях у СССР было то чего не было у США(В данном случае Газ). Как и развивающееся Азиатские экономики, как и Западная Европа, оба региона нуждались в газе как в топливе. При обсуждении масштабных проектов по созданию газопроводов в эти регионы Соколов познакомился и сблизился с будущим Премьер-Министром России Виктором Черномырдиным, с которым он имел общую позицию о создании госкорпорации(Газпром) по торговле газом как средстве пополнения госбюджета, и как средство получения инвестиций.

Но Соколов так же понимал что при нынешнем соперничестве между западным и восточным военными блоками невозможны реформы и необходимо сгладить напряжение. В случае с Китаем там сыграло роль то что Китайцы были противниками СССР начиная с Хрущева и США нужен был мощный союзник в Холодной войне. В случае с СССР Соколов видел решение в некоторых политических реформах, и облегчении режима, и в политике разрядки. Такое же мнение было у Андропова, который разрешил официальную продажу пластинок с ранее запрещенной музыкой вроде Диско. Продиктовано это было исключительно из прагматических соображений так как из-за запретов инициативу перехватывал черный рынок. Так же Соколов предлагал пойти на договор об ограничении стратегических вооружений, и найти взаимовыгодное решение вопроса о Евроракетах. И прочие шаги которые могли бы привести к разрядке, в частности вывод войск из Афганистана, и сокращение армии. Так же предполагалось вернуть Сахарова, и начать политику гласности, вывести судопроизводство, и прочее из тени, и сделать партию прозрачной. Однако данные рекомендации были слишком радикальными на тот момент, и Андропов не решился на это.

Заместитель Председателя КГБ

В 1983 году, Виктор Чебриков, тогдашний Председатель КГБ СССР, рекомендует Соколова на должность своего заместителя, в ЦК КПСС, с подачки Генсека Андропова, ранее занимавшего данный пост. В задачи Соколова как заместителя Председателя КГБ СССР на бумаге сводились к Стратегическому планированию, и аналитической работе, в чем Соколов показал свою незаменимость ранее. По сути Андропов двигал Соколова на ту должность что ранее он уже занимал, и Чебриков не смотря на то что был зампредом КГБ долгое время перед назначением его на должность Председателя, по сути был временной фигурой. На данные планы Андропова на Соколова свидетельствует и бывший помощник Генерального Секретаря ЦК КПСС Андропова Аркадий Вольский который в последующем играл не малую роль в создании Прогрессивного фронта, в котором состоял вплоть до самой смерти. Тем самым Андропов повысил влияние Соколова, и повысил его значимость в структуре КГБ. Чебриков, который так же ценил Соколова как эффективного и инициативного функционера, вначале прислушивался к нему, а в последующем стал полностью от него зависим. Многие эксперты приводят в сравнение роль Соколова после 1983 года в структуре КГБ, роль Марка Фелта в ФБР в последние годы руководства там Эдгара Гувера во времена администрации Никсона. Фактически все хоть сколь нибудь приоритетные дела, и имеющие особую важность активные мероприятия КГБ за период с 1983 по 1989 год приходятся на Соколова.

В этих условиях не мог возникнуть конфликт с Владимиром Крючковым, его бывшим шефом по Первому Главному управлению, однако в тот момент между обоими было взаимопонимание, и ровные рабочие отношения. Тем не менее Соколов оказывал прямое влияние на активные мероприятия за границей, и более того и внутри страны. В частности в 2004 году в результате утечки стал известен его доклад о работе Пятого управления КГБ СССР которое занималось диссидентами и инакомыслящими, где Соколов подчёркивал слабые возможности этого управления в борьбе с инакомыслием и уже изживший себя подход к агентурной работе. Так же Соколов продолжал влиять на секретные операции отдела П в структуре Первого Главного управления, в которых он принимал не самое последнее участие в годы работы в Японии. Роль научно-технической, и финансово-экономической разведки при Соколове резко возросла, в чём он и специализировался. Так же Соколов перестроил всю структуру аналитической работы в КГБ, переведя её на новый стандарт.

Одной из приоритетных задач Соколова как заместителя Чебрикова стало решение вопросов разведки связанной с Афганистаном, где с 1979 года шла война перешедшая в стадию затяжного конфликта, и которая приносила невероятный вред как экономике СССР, связи с тем что Арабский мир долгое время остававшийся союзническим для СССР, из-за войны с Исламской страной отвернулась от СССР, и под влиянием запада Арабские страны провели экономическую диверсию направленную на снижение цен на нефть. Так и политическому имиджу СССР, так как эта война привела к новому витку напряжённости в Холодной войне, и опосредственно привела к смене политического курса Францией, и ФРГ, до неё бывшие если не союзниками СССР то однозначными партнёрами. Президент Франции Миттеран стал постепенно сворачивать сотрудничество с СССР, а новый канцлер ФРГ Гельмут Коль представитель ХДС не собирался продолжать "Восточную политику" Вилли Брандта, и Гельмута Шмидта. Кроме того не смотря на то что не без помощи Соколова учения Запад-81 не превратились во Вторжение в ПНР по аналогии с Пражской весной, военное положение введённое Ярузельским, так же играло свою роль, и от ввода войск в Афганистан и убийства Хафизуллы Амина, до ввода военного положения в ПНР оба события разделял временной отрезок чуть больше года, как и передислокация в Западную Европу ракет средней дальности Першинг. Всё это в совокупности привело к мощнейшему похолоданию отношений между западными странами и СССР с его союзниками. В условиях постоянного удешевления цен на нефть, сворачиванию контрактов между Западной Европой и СССР о строительстве нового газопровода, и частичной международной изоляции, экономика СССР начала проседать. На Соколова как руководителя отдела по планированию и анализу, ложилась задача планирования операций, поиска информации, контроля над секретной информацией в СССР, и прочее что было с этим связано. Но первостепенная задача было обеспечение активных мероприятий и создания общей стратегии нормализации обстановки в Афганистане с целью постепенного вывода войск.

Кроме Афганистана Соколов так же занимался остальными внешними вызовами для СССР. За годы проведённые им в должности заместителя Председателя КГБ по стратегическому планированию отмечено рекордный рост активности КГБ в активных мероприятиях, многие документы связанные с этим по прежнему секретные, и относительно данной секретности существуют множество теорий заговора выдвигаемых время от времени оппонентами Соколова. Так например в Польше, многими представителями правого политического спектра политики, в частности такие как Лех Валенса, Лех Качиньский, и Антоний Мацеревич, отстаивают мнение, доводя его до ранга государственной политики, что документы связанные с расстрелом Польских офицеров под Катынью именно НКВД и по личному указанию Сталина, и документы которые могли бы пролить свет на гибель Владислава Сикорского главы польского правительства в изгнании, были уничтожены Соколовым, как и многие другие. Это подкрепляется косвенными уликами, в частности что Соколов как заместитель по стратегическому планированию имел полный контроль над архивами КГБ, и в его введение входило сотрудничество с Польскими спецслужбами. Однако прямых подтверждений этому нет. Некоторые бывшие сотрудники КГБ, которые служили там же в те времена, говорят о начавшейся после смерти Андропова операции по уничтожению документов КГБ и других официальных документов способных нанести вред СССР, которой руководил Соколов. К числу подобных операций относиться и уничтожение останков Гитлера, Евы Браун, и Йозефа Геббельса с его женой Магдой Геббельс хранившихся в безымянной братской могиле на территории военного городка ГСВГ в городе Магдебург, в ГДР. Ныне уцелевшие останки тел Гитлера и Геббельса хранятся в архиве МВР. Сам Соколов никогда не комментировал эти слухи, а если и комментировал, то зачастую в юмористической форме.

Со смертью Андропова на пост Генсека взошёл физически нездоровый представитель Брежневского политбюро, и Брежневского клана выдвиженцев Константин Устинович Черненко. Реформы уже запущенные Андроповым остановились примерно на 13 месяцев, пока у власти находился Черненко. Стоит отметить что Соколов уже к этому времени стал незаменимым, и при Черненко он сохранил свой вес. При Андропове, Соколов будучи сначала как заместитель Крючкова, а после заместителем Чебрикова, зачастую лично два раза в неделю докладывал обстановку лично Генеральному секретарю, что возвело его в неофициальной иерархии на крайне высокое положение, которое было куда выше чем у всех остальных. В частности Аркадий Вольский в своих воспоминаниях говорит о том что когда Соколов приходил к Андропову на доклад, он как его помощник выходил за дверь, не смотря на то что имел допуск к информации. Подобное сохранилось и при Черненко, не смотря на то что Черненко не был знаком с Соколовым и больше дружил с ранним доверенным лицом Брежнева в КГБ Георгием Цинёвым, который как первый заместитель председателя КГБ СССР часто пытался снизить роль Соколова в КГБ, правда безуспешно. Соколов сумел произвести на Черненко стойкое впечатление, плюс не мало важным было и влияние на Черненко и Горбачёва, который как человек Андропова поддерживал с Соколовым тесные рабочие отношения, учитывая лестные отзывы со стороны общего для Соколова и Горбачёва патрона. В дальнейшем после путча, и всех событий произошедших до этого Горбачёв будет называть свой политический роман с Соколовым своей главной ошибкой. Однако в то время оба действовали заодно.

Черненко стареющий, и часто просивший молодого Горбачёва его заменить, по сути мало на что влиял. И зачастую заседания Политбюро вместо него проводил Горбачёв. Тем не менее представители Брежневского клана пытались через Черненко если не убрать реформаторов Андроповского клана из власти, то по крайней мере ограничить их влияние. А именно председатель Совета Министров СССР Тихонов, и Первый секретарь Московского горкома Гришин, вели свою игру через Черненко, пытаясь сохранить свою власть. Виктор Гришин метил на должность Генерального секретаря, и старался любыми правдами и неправдами стать вторым секретарём, и устранить из политики Горбачёва. Соколов сам будучи сторонником реформ связал свою будущую карьеру именно с Горбачёвым. После смерти Черненко, именно Горбачёв после консультаций с Громыко стал его приемником. Итогом этого стало начало политики Перестройки, и то что Соколов сохранил своё влияние. Цинёв бывший многие годы доверенным лицом Брежнева и вторым человеком в КГБ, был отправлен в отставку. Соколов практически ещё при Андропове став его доверенным лицом, и по сути советником по разведки, при Горбачёве сразу же закрепил за собой эту роль, активно меняя кадры, и содействуя преобразованиям в КГБ.

В первые годы Горбачёв всецело полагался на Соколова, и по воспоминаниям Болдина и других приближенных к Горбачёву людей, последний не многократно пытался продвинуть Соколова на должность Председателя КГБ. Однако такое высокое доверие, и ранг советника, и главное доверенного лица Горбачёва не радовало многих в КГБ. В частности Крючкова, который прознав о разговорах Горбачёва относительно будущего Соколова, затаил на своего бывшего подопечного обиду. На протяжении всего времени пока Соколов работал на этом посту, последнему приходилось постоянно отражать атаки со стороны своих недоброжелателей, и часто уходить в интриги, которые мешали его работе. По мимо этого Соколов продолжал курировать комиссию по совершенствованию систем управления народным хозяйством, и активно продвигал идеи реформаторов экономистов, и конечно же вносил на основе данных разведки свои поправки, часто обсуждая ситуацию с многими в будущем известными экономистами его эпохи, такими как Гайдар, Явлинский, Шаталин, и Бондарев. По мнению Бондарева Соколов сыграл не малую роль в том что данные предоставленные им для Генерального секретаря оказали прямое воздействие на решение Горбачёва о начале политики разрядки, и гласности.

Однако постепенно из-за активного влияния Яковлева на программу реформ, с игнорированием экономического сектора реформ экономические реформы практически застопорились, ограничившись выделением средств на различные сектора советской промышленности которые ранее страдали из-за серьёзного дисбаланса бюджета, из-за перекоса в военную промышленность. Практически никаких сколь нибудь важных шагов со стороны нового правительства Рыжкова кроме как создания кооперативов, направленных на создание работающей модели рыночной экономики сделано не было, из-за сильного перекоса в сторону Политических реформ. Не мало важным фактором являлась напряжённость вызванная холодной войной. Потому на решение этих проблем уходило больше времени чем на остальное. Мелкие инициативы вроде освобождения диссидентов, как например Андрея Сахарова, не привели к заметному потеплению отношений с западом. Однако Соколов сумел добиться определённых успехов в решении Афганской проблемы, выполняя ранее поставленную перед ним задачу. Проведя существенный анализ ведения боевых действий, были направлены рекомендации в Министерство обороны СССР. В частности танки Т-72 и Т-64, которые оказались малопригодны в Афганских условиях были заменены более подходящими Т-62. А самолёты МиГ-23 были заменены на более эффективные и живучие в условиях Афганской войны, старые самолёты второго поколения МиГ-21. По итогу этой смены технического парка в 40-й армии по итогу имеющегося опыта войны, стало увеличение эффективности боевых подразделений 40-й армии в Афганистане, и увеличение потерь со стороны Маджахедов. Кроме того были перерезаны каналы поставки военной помощи из-за границы усилиями КГБ, и ГРУ. Тем самым новое правительство Наджибуллы получило время на создание собственных вооружённых сил, и приведение их в соответствующий уровень боеготовности, для постепенной замены ими 40-й армии, что было частью стратегии по выводу Советских войск из войны.

Усилия Соколова на его должности были высоко оценены Горбачёвым, и в сентябре 1986 года Соколов был повышен в звании до Генерал-Полковника КГБ, и награждён. Однако начиная с 1987 года, Крючков по средству интриг сумел скомпрометировать Соколова, сыграл свою роль так же конфликт с вторым человеком в партии Егором Лигачёвым. Кроме этого не мало старалась в порче отношений Соколова и Горбачёва и жена Горбачёва Раиса, которая недолюбливала его, и завидовала его жене которая во время одного из приёмов иностранной делегации в Кремле, завоевала всеобщее внимание. Соколов по сути стал устраняться от принятия основных решений, и стал реже появляться в Кремле, и по сути потерял неофициальный титул Доверенного лица Горбачёва в КГБ. Но продолжал оставаться на своём посту заместителя Председателя по стратегическому планированию, часто совершая поездки в Афганистан, и в страны Восточной Европы. Но постепенно Соколов стал терять влияние.

Кроме этого обозначился серьёзный конфликт Соколова с Эдуардом Шеварднадзе, которого Соколов критиковал за безответственную внешнюю политику в рамках генеральной линии партии на разрядку международной напряжённости. И стал критиковать формат переговоров о Евроракетах, где даже обсуждался вопрос о полной ликвидации ракет Средней и Малой дальности, что грозило потерей обороноспособности СССР. Соколова в данном вопросе поддерживали военные в частности министр обороны СССР Дмитрий Язов, и маршал Сергей Ахромеев. Соколов стал всё чаще появляться на экране телевизоров связи с его заметной ролью в Афганском вопросе, и в остальных вопросах. Его сотрудничество с прессой, и то что он постоянно давал интервью, вызвало в его родном ведомстве сначала и недоумение, а после всяческое раздражение, так как это по тем временам было неслыханно. Крючков активно критиковал Соколова за это, но сохраняя ещё своё влияние на Горбачёва, последний защитил его, и активно поощрял его стремление сделать работу КГБ прозрачной. На это же напирал и Соколов, что непрозрачность, и излишняя секретность играет не в пользу КГБ который всегда был с партией которая начала Перестройку. Тем самым Соколов получил право говорить, и более того в Афганистане получил возможность говорить с иностранной прессой. Будучи депутатом Верховного совета СССР Соколов часто выступал с трибуны Верховного совета предоставляя различные отчёты.

Продолжая оставаться на высокой должности в КГБ, Соколов стал гораздо чаще не соглашаться с различными аспектами политики Перестройки упомянутых выше, и критиковать Шеварднадзе за непрофессионализм. Однако Шеварднадзе который был другом Горбачёва со студенческих лет, сохранял свои позиции, которые по мнению как Соколова, так и многих экспертов едва ли не подорвал основу национальной безопасности России. Соколов часто обращался к Горбачёву и доказывал что ликвидация целого класса ракет приведёт к дисбалансу в случае возможной войны с КНР у которой бы оставались данные ракеты, и подписывать такой договор было бы неверно без участия других стран имеющих подобное оружие вблизи СССР. Однако Горбачёв хоть и соглашался, ничего не делал, стараясь решить внутренние проблемы, и полагаясь на решении внешних вопросов на Шеварднадзе. Но доклады Соколова, и Ивашутина привели к изменениям в этом процессе. А именно что Язов, и Ахромеев стали давить на Горбачёва с той же целью, убрать Шеварднадзе, или по крайней мере пересмотреть договор. После полёта Матиаса Руста, и прочего, подобное разоружение, с учётом сформировавшегося страха перед КНР в годы Советско-Китайского раскола, военные не были настроены на бесприкословное подчинение Горбачёву.

В том же 1987 году, усилиями Соколова, и Первого управления КГБ СССР была раскрыта схема ЦРУ, добычи готового советского титана, для создания самолётов разведчиков SR-71, которая работала на протяжении многих лет. Возглавляя комиссию по расследованию, выяснилось что подобное было бы невозможно без посредничества коррумпированных чиновников из КПСС, и в системе внешней торговли. Данное дело вызвало серьёзный скандал, КГБ уничтожило схему и арестовало более 26 агентов иностранных спецслужб. Это усилило антиамериканские настроения в военных кругах, и подкрепляемые время от времени утечками в новую независимую прессу информации о переговорах Шеварднадзе с американцами, подкрепляло ненависть к министру иностранных дел со стороны военных. Однако наибольшие изменения произошли на фоне этого скандала, который сплюсовался на него, в результате непредвиденного никем проишествия.

В том же году, не смотря на шаги Горбачёва которые он делал в отношении разрядки международной напряженности, а именно в деле сокращения а в перспективе полной ликвидации ракет Средней и Малой дальности, случилось крушение SR-71 недалеко от Тобольска, пилоты майор Бенджамин П. Холланд, и майор Кеннет У. Бёрченелл были найдены поисковой группой через два дня. После знаменитого полёта Руста который был бы невозможен без устного приказа Горбачёва не сбивать гражданские суда, и после того как усилиями Соколова был прекращён вывоз титана из СССР на нужды ЦРУ и для создания таких же как этот самолётов, данное крушение привело к громкому скандалу. Фактически Горбачёв который играл в миротворца, и приказал не сбивать гражданские суда, позволил американцам безпрепятственно производить разведывательные полёты над СССР. Военные во главе с Язовым, и спецслужбы во главе с Чебриковым стали давить на Горбачёва. Так же активизировались Брежневские выдвиженцы старательно отодвинутые от власти Горбачёвым и ранее Андроповым. Лигачёв который так же интриговал в ЦК КПСС, так же зашевелился с явным намерением избавиться от Горбачёва. Так как военные ранее были крайне недовольны переговорами о ликвидации ракет малой и средней дальности. Горбачёв, Яковлев, Шеварднадзе, и Разумовский боясь что Лигачёв воспользуется гневом военных произведёт переворот, пошли на уступки, и Горбачёв отказался вести переговоры дальше с разжигателями войны. В дальнейшем выяснилось что самолёт упал из-за дефекта в электронике Японского производства, что привело к серьёзным последствиям и для Японии. А именно к расторжению контрактов с Японскими корпорациями, и принятию нескольких законов об иностранной монополиях в США, что сказалось на экономику Японии. Итогом этого стало то что договор о ликвидации Ракет Средней и Малой дальности не был подписан, вместо него был подписан уже позже на фоне Бархатных революций договор о выводе наступательных ядерных потенциалов из Европы.

Однако уже в 1988 году влияние Соколова окончательно пошло вниз, не малую роль тут играл его бывший начальник Крючков, сумевший завоевать доверие Горбачёва, и в октябре 1988 года ставшего Председателем КГБ СССР. Тем самым резкий взлёт карьеры Соколова закончился. И оставшееся время его нахождения в должности заместителя Председателя КГБ, он занимался Афганистаном.

Деятельность связанная с войной в Афганистане

Наиболее яркая страница карьеры Соколова в годы его нахождения в высших эшелонах КГБ при четырёх генсеках Пятилетки пышных похорон, однозначно является его деятельность связанная с Афганской войной. С самого начала работы на должности Зампреда КГБ СССР по стратегическому планированию, имея особые полномочия данные ему Андроповым, Соколову было поручены все дела КГБ связанные с Афганистаном. К этому относились активные мероприятия, анализ информации, внедрение резидентуры, поиск иностранных агентов, выявление источников финансирования и пополнения вооружением маджахедов, и создание эффективной системы и стратегии их подавления. К этому так же относились связи с Афганской спецслужбой ХАД, и связи с армейской разведкой, и министерством обороны. Соколов с головой ушёл в работу, и постепенно стал играть всё большую роль в решении вопросов связанных с Афганистаном. Во время своего нахождения на должности зампреда КГБ СССР Соколов решая Афганскую проблему познакомился с Леонидом Шебаршином, будущим главой Межведомственной Разведки России, с Борисом Громовым будущим начальником Генерального штаба, при двух его администрациях, Павлом Грачёвым будущим командующим ВДВ, и многими генералами в будущем игравшие не последнюю роль в политике уже новой России.

Изучив все данные касающиеся Афганской войны и прошедших лет войны, и активно опрашивая людей которые уже там воевали, Соколов проанализировал все данные касающиеся военной кампании, и выявил несколько недочётов. На утверждение его проекта ушёл год.

С учётом раннего опыта сотрудничества с практически конкурирующей разведывательной структурой ГРУ МО СССР, а как сказано ранее Соколов исключил вероятность межведомственной грызни между резидентурами ГРУ и КГБ в Китае и в Японии, Соколов как зампред КГБ активно налаживает контакты с ГРУ и начальником ГРУ Ивашутиным, который начиная с ввода войск в Афганистан практически полностью был вовлечён в эту войну, так как подразделения Спецназначения ГРУ принимали активное участие в той войне, и показали себя как эта структура как нельзя лучше. Соколов в работе с ГРУ уже на данном уровне применил ту же схему что ранее в Китае и в Японии. ГРУ специализировавшееся на военной разведке занималось этим, а КГБ которое специализировалось на всех прочих ветвях разведки, и в особенности на политической, занималось этими ветвями, при этом активно обменивалось информацией с ГРУ, необходимой им для более эффективного противостояния с Моджахедами в Афганистане. В частности Соколов обозначил несколько фронтов одновременной работы КГБ связанной с решением Афганской проблемы. Первый фронт являлся местным, задачи сотрудников КГБ и агентурных сетей в Афганистане были следующими - Внедрение агентуры в штабы политического руководства Моджахедов(Пешаварская семёрка, Шиитская восьмёрка), Внедрение агентуры в различные спецслужбы иностранных государств напрямую занятых поддержкой Моджахедов, Планирование и проведение активных мероприятий направленных на срыв деятельности иностранных спецслужб в Афганистане направленной на помощь Моджахедам.

Сразу после Саурской революции в 1978 году, и свержения Муххамеда Дауда с приходом ко власти Нур Моххамада Тараки, Афганистаном начали резко интересоваться различные государства которые вели антисоветскую политику. Наиболее активными были действия разведки МГБ КНР, которая поддерживала Маоистское крыло фракции НДПА "Хальк" к которой принадлежал Нур Моххамад Тараки, который был сторонником советского варианта Марксизма-Ленинизма. Второй силой во фракции "Хальк"(В переводе "Народ") было Маоистское крыло, которое поддерживало преобразования по шаблону КНР и Культурной революции Мао Цзэдуна, возглавлял это крыло Хафизулла Амин. В результате усиленной работы МГБ КНР, и приобретению влияния в НДПА Амин сумел физически устранить Нур Моххамада Тараки. Тем не менее Амин не торопился рвать отношения с СССР, и вскоре даже сам стал требовать ввода войск в Афганистан. Из-за слабой аналитической работы Советской разведки в Афганистане, и множества обрывочных сведений, таких как сведения о том что Амин был завербован ЦРУ, и нежелание советского руководства терпеть ещё одного подобному Насеру, Садату, и Асаду своенравного союзника на внешнеполитической арене постоянно меняющего вектор своей политики, привело к непродуманным решениям на ранних этапах советской военной кампании в Афганистане. Первое такое решение было устранение Хафизуллы Амина в результате операции Шторм-333, и замену его на более просоветски настроенного но имеющего малый авторитет как в народе так и в НДПА представителя фракции "Парчам"(Знамя) Бабраком Кармалем. Вторым ошибочным решением советского руководства стало после начала вооружённой борьбы, смещение упора на Боевые действия против мятежников, и отсутствие упора на социально-политическое противостояние, и на экономическую помощь, из-за чего просоветский режим значительно проигрывал в народе.

Со всеми этими проблемами пришлось столкнуться Соколову, который стал курировать операции связанные с Афганистаном. После того как были введены Советские войска в Афганистан к помощи Моджахедам кроме МГБ КНР практически сразу подключилось ЦРУ, МВР(Межведомственная разведка Пакистана), спецслужбы различных Исламских государств, и в том числе Иранские спецслужбы Хмейнистского Ирана где не за долго до ввода войск в Афганистан отгремела Исламская революция, и параллельно с войной в Афгане в Иране шла война с Ираком и режимом Саддама Хуссейна. Рухолла Хомейни поддерживал Шиитскую восьмёрку, ЦРУ и МВР Пакистана Пешаварскую семёрку. МГБ КНР потеряв свою агентуру в НДПА, стало поддерживать Маоистские вооружённые банды во главе с Фаизом Ахмадом. Не смотря на многократные попытки Пакистана и США привлечь КНР и их спецслужбы к совместным секретным операциям в Афганистане, этого не удалось сделать, во многом благодаря действиям Советской разведки. Данные спецслужбы Соколов обозначил главными врагами в Афганистане для КГБ, и местами где необходимо усилить работу и влияние агентуры КГБ.

Курируя это направление начиная с середины 80-х, заканчивая выводом Советских войск из Афганистана Соколов сумел добиться огромных успехов. Благодаря действиям внешней разведки КГБ удалось снизить эффективность работы подразделений ЦРУ занимающиеся операцией по поддержке мятежников "Циклон", и уменьшить поставки ЗРК FIM-82 "Stinger", как и заполучить сами Стингеры, для последующего процесса обратной сборки, и создания эффективных средств борьбы с ними, что повысило живучесть Авиации в условиях завершающих этапов Советской военной кампании в Афганистане. Удалось так же уменьшить поставки оружия из Ирана и Пакистана в Афганистан, и как сказано выше благодаря работе Китайской резидентуры КГБ которую ранее создал Соколов в начале 70-х, и которую после возглавлял его друг Анатолий Ярославцев удалось снизить до нуля поставки Китайского вооружения в Афганистан, и предотвратить возможность объединения усилий МВР Пакистана, ЦРУ, и МГБ КНР в снабжении мятежников, и сам этот союз разведок. Специализируясь больше на экономической разведке, Соколов старался выявить каналы поступления денег для Афганских мятежников, необходимые для покупки вооружения, подкупа чиновников НДПА которая была сплошь и рядом коррумпирована даже в Кабуле, и на финансирование различных пропагандистских мероприятий. И в 1986 году разведку ждала удача.

Так как по мимо местных Моджахедов, в Афганистане на стороне мятежников воевало множество наёмников из стран Северной Африки, Ближнего востока, и Пакистана с Ираном, политические силы Мятежников финансировались во многом различными Исламскими радикальными организациями вроде Братьев-Мусульман, и прочих, связанных в финансовом отношении с Нефтяными монархиями Персидского залива(Катар, Северный Йемен, Саудовская Аравия), которые являлись проводниками радикального ислама, и финансировали различные радикальные организации по всему миру. Благодаря работе КГБ в Западной Европе, удалось найти счета и пути их финансирования через несколько швейцарских банков. В результате проведения специальных операций, эти данные были обнародованы, и вызвали сильнейшие политические скандалы, так как деньги перечисляемые на нужды Афганского сопротивления так же уходили различным радикалам совершающие теракты против Западного мира, включая и НФОП.

Интересным фактом является то что в 1988 году разведка выполняя рекомендации Соколова который занимался Афганистаном, выявила источники финансирования тогда ещё малоизвестной террористической организации Аль-Каида, чей лидер Усама Бин-Ладен с 1982 года воевал в Афганистане на стороне Мятежников и в своё время командовал подразделением Моджахедов наёмников "Чёрный аист" которое готовило в Пакистане ЦРУ и МВР Пакистана. И Соколов старался как с остальными подобными организациями прикрыть источники их финансирования, однако просто не успел, так как был исключён из рядов КГБ после первого Съезда Народных Депутатов. Позднее в 1998 году, Соколов передал данные о финансировании Аль-Каиды США после терактов в Танзании и в Кении, так как Аль-Каида осуществляла деятельность и против России после начала Чеченской войны.

Побочным последствием данной операции стало то, что КГБ сумело раскрыть схему получения незаконного финансирования на поддержку Контрас в Никарагуа, путём продажи оружия в Хомейнистский Иран, в обход решения конгресса. Не малую роль тут сыграл будущий глава Межведомственной разведки России Леонид Шебаршин, который работал с Соколовым по этому направлению. По итогу получения данной информации, Сандинистам и Ортеге с Советской разведкой удалось снизить эффективность Контрас в Никарагуа к минимуму. Однако не смотря на огромную массу полученной информации Советское руководство никак не воспользовалось ею, после того как в США из-за этого разгорелся крупный скандал Иран-Контрас или Ирангейт, ни как с целью политического шантажа Рейгана, ни как с целью устранить его как политика из игры при наращивании международной напряжённости. Что сам Соколов оценивал в последующем как полнейшую глупость, и некомпетентность руководства с политической точки зрения.

За всё время пока Соколов был заместителем Крючкова, а потом и Андропова с Чебриковым, вплоть до окончания войны, Соколов посетил Афганистан 35 раз с инспекционными поездками, и для руководства особо важными активными мероприятиями. Дважды Соколов попадал под обстрел при этом. Имея постоянный контакт с военными, и работая совместно с ГРУ, и с Министерством обороны, Соколов и его комитет проанализировали прошедшие годы кампании и выявили недостатки определённой части оружия. В частности БМП-1 имея низкий потолок подъема ствола 76-мм пушки была крайне уязвима для засад в горных перевалах, потому было рекомендовано отправлять в Афганистан новейшие БМП-2 не имевших такого недостатка. Существенно был расширен вертолётный парк, Ми-24 стал самым массовым вертолётом Афганской войны, и головной болью для мятежников. Кроме этого Т-64 и Т-72 прекрасно подходившие для условий Европейских равнин, оказались абсолютно непригодными в Афганских условиях, но в то же время Т-62 оказался в боевых условиях Афганистана крайне надёжным, потому Т-64 к 1984 году вместе с Т-72 были полностью заменены на Т-62, МиГ-21 был полностью заменён на МиГ-23. По итогу этой смены технического парка 40-й армии в Афганистане, число потерь личного состава 40-й армии резко снизилось, а число потерь мятежников многократно возросло. В последующем во времена правления Соколова и различных войн на постсоветском пространстве, военными и разведкой будет применяться та же схема анализа боевых возможностей, что будет существенно влиять на военные кампании России в 90-х и в 2000-х.

Однако наиболее известная, и яркая страница Афганского периода Соколова, связанна с его работой направленной на освобождение военнопленных. Работа Соколова связанная с этим, известна во многом благодаря тому что именно благодаря этому Соколов попал на экраны телевизоров и стал давать различные интервью не только советским газетам, но и иностранным изданиям. На протяжении с 1985 до 1989, из Афганского плена усилиями группы Соколова было освобождено порядка 34 000 военнопленных. Именно тогда Соколов познакомился с полевым командиром Ахмадом Шах Масудом, через которого он и освобождал военнопленных. Большая часть пленных угонялась в Пакистан, и держались на различных базах подготовки Моджахедов, вроде лагеря в Бадебере, где была оборудована тюрьма для военнопленных, и где в 1986 году произошло восстание. Поэтому Соколов усиленно работал через пакистанскую резидентуру, и вёл переговоры с Пакистанскими спецслужбами. Именно благодаря ему был освобождён генерал-майор Александр Руцкой в будущем ставший его политическим противником, примечательно что Соколов лично присутствовал при обмене, так как поездку туда с этой целью Крючкова считалась нецелесообразной из-за угрозы покушения.

Работа Соколова связанная с Афганистаном продолжалась и после вывода советских войск в феврале 1989 года, обеспечивая секретные операции КГБ совместно с ХАД. Однако работа Соколова на данном направлении была прервана после начала расследования Тбилисских событий.

Партийная деятельность

Как сотрудник КГБ, и как член КПСС, Соколов принимал не самое последнее участие в жизни партии КПСС, единственной и законной партии в СССР согласно 6-й статье конституции СССР. Начиная с 23-го съезда партии, Соколов официально будучи дипломатом, неизменно избирался делегатом съездов партии, и благодаря заступничеству в прошлом мощных партийных боссов Толстикова, и Полянского, которые в своей переписке со своими знакомыми давали ему лестные характеристики, и по сути сводили Соколова с нужными людьми. Как упоминалось ранее, именно Толстиков привёл Соколова в круг, или вернее сказать политический клуб членов КПСС и деятелей интеллигенции известных как "Русская партия" которая на тех порах отстаивала экономическую самостоятельность РСФСР, и отказ от избыточного выкармливания её ресурсами остальные республики. Полянский ставший после опалы послом СССР в Японии, сильнее остальных повлиял на реформаторский склад характера Соколова, и так же сводил его с нужными людьми. Андропов хоть и был главой КГБ, но как член Политбюро так же участвовал в жизни КПСС, и так же активно продвигал Соколова. Как упоминалось ранее Соколов начиная с 1974 года, активно в рамках работы под прикрытием писал различные статьи, на политическую, и на историческую тематику. Из под его пера вышли поздние официально одобренные Советским агитпропом биографии Китайских, и Японских политиков и исторических деятелей. Практически операция по прикрытию Соколова и его реальной деятельности, позволила ему стать вхожим в круги литературной интеллигенции, и в СМИ СССР, где принадлежность к партии играло главную роль.

На протяжении первой половины 80-х, Соколов участвовал в жизни партии работая связи со своей специализацией в КГБ по линии международного отдела ЦК КПСС, и деятельности различных организаций связанных с КПСС. Соколов исправно платил членские взноски, и благодаря его гонорарам за книги, о истории Второй мировой войны на Тихом океане, и биографии нескольких японских политиков включая и императора Хирохито, сумма взносов была крайне высокая даже по тем временам от 400 до 800 рублей в среднем. Как член партии, тем более очень хорошо себя зарекомендовавший на протяжении всей карьеры, и как сотрудник КГБ, Соколов имел определённые привилегии. А именно, 4-х комнатную квартиру в новостройке в центре Москвы, количество комнат было определено количеством детей, хотя только два младших ребёнка Соколова жили вместе с семьёй это сын Александр и дочь Вера. Старший сын учился в Московском суворовском училище, старшая дочь Ольга жила в семье сводного брата Соколова Михаила в Ленинграде. Таким образом дети Соколова Александр и Вера имели по тем временам редкую роскошь как для советских детей, отдельную комнату. Соколов имел право на служебную машину, как зам. начальника ПГУ КГБ СССР и в дальнейшем как зампред КГБ СССР, и более того на накопленные им за много лет службы деньги, Соколов приобрёл личный автомобиль, а так же в 1984 году получил право на строительство личной дачи на Медвежьих озёрах, в будущем данная дача станет Президентской, а после ухода Соколова с поста президента будет вновь выкуплена им как частная собственность. По воспоминанию людей которые работали с Соколовым в этом период в Москве, и которые были частными гостями у него, его квартира была заставлена югославской мебелью, с туркменскими коврами, и была полна различными сувенирами из его заграничных командировок, в основном Японской и Китайской роскошью, и в одной из комнат переоборудованной в гостинную был шкаф в котором хранились дорогие алкогольные напитки, и чья дверца легко превращалась в барную стойку, в ванной комнате по мимо стиральной машины заграничного производства раковина и сама ванная так же были заграничного а именно финского производства. Позднее в 2003 году Соколов признался в одном из своих интервью что жил намного лучше чем среднестатистический советский человек, и несколько лучше чем обычный секретарь райкома, и добавил что всё это было за реальные заслуги, и он ни копейки не украл как остальные. Так же стоит отметить что Соколов имел право на домработника, однако согласно воспоминаниям его супруги и его детей, он отказался от домработников. Однако в целом Соколов практически в открытую жил намного лучше чем среднестатистический советский человек, а некоторых примерах даже лучше секретарей райкомов Москвы, что родило уже тогда устойчивый миф о том что это всё на ворованные деньги, дети Соколова в школе из-за своего привилегированного положения так же испытывали трудности в общении со сверстниками.

Работая по линии партии, Соколов так же получал товары из распределителя ЦК, и в особенности дефицитные товары, такие как чёрная икра, апельсины, ветчина и сыр, что было так же недоступно для простых советских граждан. По спецраспределителю Соколов так же получал ещё более дефицитный по тем временам натуральный импортный кофе. На основе данных фактов о привилегированном положении Соколова, не только в деле получения собственной 4-х комнатной квартиры, личной автомашины вместе с ведомственной с правом личного водителя, личной дачи, и списка товаров из спецраспределителя, позднее группа политиков, включая Бориса Ельцина попыталась выяснить не был ли замешан Соколов в схеме с незаконной торговлей по Елисеевскому делу, учитывая что все вопросы о спецраспределении и о выдаче квартир и дачных участков было в ведении Первого секретаря МГК Гришина. Однако расследование не было начато во многом из-за ареста Ельцина. Однако стоит учесть что Виктор Гришин был главным конкурентом Юрия Андропова в борьбе за первое место, и участие Соколова как высокопоставленного сотрудника КГБ в качестве одного из фигурантов Елисеевского дела, привело бы к его скорой отставке, чего не случилось учитывая первоочерёдность данного дела, и личный надзор Андропова, который всегда ревностно следил за моральным обликом своих сотрудников.

Имея привилегии Соколов, продолжал работать как в КГБ, так и в партийных структурах, а именно в структуре международного отдела, совершая многочисленные командировки. В особенности в Польшу где была крайне нестабильная ситуация после ввода военного положения, в ГДР, в Чехословакию, и в другие страны Социалистического лагеря, а так же в КНР. Так же Соколов часто бывал и в западных странах, и в особенности в США в составе советских делегаций.

В большинстве своём Соколов трезво оценивал свои возможности как партийца, и предпочитал делать именно карьеру в КГБ, очевидно считая что именно через КГБ он сможет добиться более высокого поста и главное стать членом Политбюро, а в перспективе и Генеральным секретарём, как это вышло с Андроповым. Более того Андропов будучи патроном Соколова активно продвигал его именно по линии КГБ, и часто вмешивался когда Соколов заводил не те контакты, стараясь сохранить его, и его карьеру. Похожим образом Андропов уберёг Горбачёва от слишком тесных контактов с Косыгиным который начиная с 1975 года считался опальным, не желая терять перспективного уроженца Ставрополья, которого Андропов в своё время продвигал в свои заместители по КГБ. Продвигая активно Горбачёва, Алиева, Романова, и Соколова, Андропов практически создавал будущее политбюро, при этом долгое время не мог определиться с приемником. Соколов при этом как возможный приемник Андропова на посту Генсека вряд ли даже рассматривался, из-за того что Соколов не был членом Политбюро, и не был кандидатом. Наиболее вероятными приемниками Андропова были Романов, Алиев и Горбачёв. Так как они были членами Политбюро. Аркадий Вольский бывший в то время помощником Андропова, в воспоминаниях пишет что выбор Андропова был сделан в 1983 году, и схема была выработана тогда же. А именно что Горбачёв становиться Генсеком ЦК КПСС, Алиев председателем Совмина с Рыжковым в своих заместителях, Романов же в схеме становился главой агитпропа, по сути заняв место Суслова. Соколову же отводилась определённая роль, а именно будучи замом Чебрикова в последствии он должен был стать Председателем КГБ, и членом Политбюро. Так же Вольский в своём интервью в 2004 году заявил что Соколов знал об этой схеме, и знал в точности до секунды дату и время когда он станет председателем КГБ и членом Политбюро. И что его действия с 1989 года, уход в оппозицию являлось не сколько протестом против власти сколько местью команде Горбачёва которая нарушила ранние договорённости с Андроповым. Сам Соколов никак на это заявление тогда не ответил, что тогда восприняли молчаливым согласием.

Соколов не смотря на свой приоритет работы в КГБ участвовал в жизни партии, и на различных конференциях и съездах. В 84-м Соколов стал депутатом Совета Национальностей Верховного совета СССР от Карельской АССР. В 1986 году был делегатом 27-го съезда партии, первом Съезде после смерти Брежнева, где так же выступал с докладом о "Деятельности КГБ в новых условиях", в докладе Соколов обозначил пути развития КГБ связи с новой генеральной линией партии.

Работая по линии КГБ, и занимаясь вопросами связанными с разведкой, с учётом востребованности темы Афганской войны в СССР, Соколов попал на экраны телевизоров, и активно давал различные интервью газетам, и журналистам. В частности Соколов был частым гостем программы Взгляд, где он говорил о состоянии армии в Афганистане и о том что ему было позволено говорить. Подобные заигрывания со СМИ вызывало у Крючкова недовольство, однако Горбачёву работа Соколова и его контакт с прессой нравился. Комментируя ситуацию с военнопленными Соколов подверг критике министра Иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе, и общей критике его стиль работы на данном посту. Это вызвало некоторое похолодание отношений с Горбачёвым, и более того с Яковлевым у которого с Соколовым возник сильнейший конфликт, из-за того что он лез в те дела в которых он по мнению Соколова был абсолютно некомпетентен. Порча отношений с главными идеологами перестройки привела к тому что Крючков сумел начать мощные интриги, и по сути сделал невозможным дальнейший карьерный рост Соколова. По воспоминанию приближённых к Крючкову людей, открыто обсуждался вопрос о назначении Соколова главой КГБ какой нибудь союзной республики, что поставило бы крест на его карьере. Однако вскоре настал перелом.

21 октября 1987 года Первый секретарь Московского горкома КПСС Борис Николаевич Ельцин выступил с резкой критикой в отношении ЦК, и Политбюро обвинив их в том что Перестройка проводиться крайне медленно, и не ведётся заявленной борьбы с привилегиями. Соколов присутствовал на данном пленуме, и по его собственным воспоминаниям собирался там выступить с критикой Шеварднадзе, и работы МИДа, однако на тот момент предпочёл этого не делать, что бы не попасть под горячую руку, желая что бы Ельцин принял на тот момент удар на себя одного.

С учётом следующих событий, молчание Соколова на пленуме, а вернее то что он вновь начал говорить об ошибках во внешней политике и об уступках США в важнейших переговорах, без прямой критики в сторону руководства, не было на фоне речи Ельцина воспринято слишком радикально. Более того все члены ЦК были под впечатлением от Ельцина и его личного бунта. Потому на время Соколов перестал быть угрозой как для Яковлева с Лигачёвым который был недоволен тем что Соколов по сути подчинил международный отдел себе, так и для Крючкова и остальных, ведь в оппозицию ушёл фактически глава Москвы, столицы страны, и кандидат в члены Политбюро. В итоге на время Соколов затаился не желая попадать под горячую руку, наблюдая за происходящим, и ожидая когда страсти вокруг Ельцина поулягутся.

Итогом скандала стало то что Ельцин был снят со всех партийных постов, и перестал быть кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС, но сохранил должность члена ЦК КПСС, тогда же он был переведён на должность заместителя Госстроя СССР, по сути Горбачёв сохранил Ельцина, не переведя его на дипломатическую работу как раньше, и отослав подальше. Соколов этим тотчас же воспользовался, и стал налаживать с Ельциным отношения.

Кроме этого продолжая выступать на Взгляде, и время от времени занимаясь написанием статей, и давая многочисленные интервью, он продолжал критиковать определённые лица из Политбюро. А именно Шеварднадзе, и Яковлева за их некомпетентность, и уже Лигачёва, за его использование административного ресурса в партии. На вопросы о Ельцине который сумел поднять свой авторитет благодаря этому выступлению Соколов неизменно отвечал, что он слышал речь Ельцина, и активно его защищал, а так же говорил о том что процесс перестройки идёт медленно, иначе бы партия не отреагировала на такую критику. Ельцин же в это время так же продолжал выступать и во Взгляде, и давая многочисленные интервью. Тем самым большая часть политбюро видела угрозу именно в нём а не в Соколове, который всё время держался поодаль, и был простым функционером КГБ, которого снять можно в любой момент. В это же время Соколов критикует Совет Министров и Рыжкова за отсутствие реальных рыночных реформ, сохраняя контакт с многими экономистами которые в будущем войдут в его правительство, в частности с Бондаревым, Шаталиным, и Гайдаром, который в то время работал редактором экономической колонки журнала Коммунист. Постепенно Соколов становиться ярким сторонником Рыночной экономики, и выступая на телевидении и давая многочисленные интервью постоянно ссылается на Гайдара, Лациса, и Бондарева. Однако Горбачёв не трогал его, боясь потерять хорошего исполнителя, не смотря на то что критика Соколова была крайне жесткой зачастую.

Перелом наступил уже летом 1988 года. В этот год окончательно формируется союз Соколова и Ельцина. Так как Ельцин был опальным коммунистом, Соколов организовал помощь ему в Карелии, благодаря чему Ельцин был избран делегатом 19-й партийной конференции КПСС, от Карельской Республиканской Партийной организации, ранее Соколов во время недолгого правления Черненко там же был избран депутатом Совета Национальностей Верховного Совета СССР от Карельской АССР. Сам Соколов так же избрался делегатом 19-й партийной конференции, уже от Московской партийной организации. Считается что Соколову стать делегатом от Москвы помогли его многочисленные связи в Москве и в партийной организации.

На конференции, Ельцин вопреки ожиданиям всех и самого Соколова стал просить о "прижизненной реабилитации", перед этим вновь потребовав отставки Лигачёва. Ему на конференции парировал сам Лигачёв. Соколов же в этот раз выступил с критикой Шеварднадзе, и Яковлева, с самим Лигачёвым, и критикой правительства Рыжкова и заявил что иное мнение в партии обязано существовать, и обязана существовать дискуссия. Кроме этого выступил с критикой внешнеполитических шагов правительства которые по его мнению, только усугубляют отношения с Западом, и раскритиковал правительство за отсутствие реальных реформ в Экономике СССР, используя данные предоставленные его знакомыми Бондаревым, Шаталиным и Гайдаром. Однако под конец критичного доклада,Соколов занял прогорбачёвскую позицию, заявив что выдвинутое предложение Горбачёва о созыве Съезда Народных Депутатов в данный момент является единственной и правильной возможностью для осуществления реформ, и преодоления кризиса производства и экономики СССР, так как избрание независимого съезда даст импульс реформам. Так же Соколов упомянул о своём докладе на предыдущем съезде КПСС, где он поддержал новый курс партии и Перестройку, и напомнил о своём предложении создать специальную парламентскую комиссию по контролю деятельности спецслужб, и по контролю их финансирования, для того что бы улучшить отношение общества к спецслужбам, и повысить уровень доверия народа ко власти. И главное за демократизацию политического процесса, и за активное участие народных масс и демократически избранных депутатов в контроле над исполнительными органами власти. Это согласовывалось с общим направлением демократических реформ объявленных Горбачёвым, благодаря чему речь Соколова привлекла огромное внимание со стороны простых людей. Мнение Соколова поддержали многие делегаты конференции, которые стояли на реформистских позициях. Лигачёв, раскритиковал Соколова как и Ельцина. Тем не менее на конференции было принято решение о создании Съезда Народных Депутатов. Что фактически стало днем смерти однопартийной системы в СССР, хотя 6-я статья конституции СССР о руководящей и направляющей роли партии КПСС оставалась в силе. Однако согласно постановлению данной конференции, выборы будут проводиться в том числе на альтернативной основе. Впереди были первые демократические выборы в истории СССР.

Критическая речь и доклад, но в то же время провластный, так как Соколов поддерживал намерение Горбачёва о политической реформе, в отличие от Ельцина, не привела к опале Соколова, хоть и Крючков ставший в тот же год Председателем КГБ, по воспоминаниям самого Соколова вычитал его и устроил ему выговор. Кроме этого Горбачёв не смотря на предложение Крючкова, не стал убирать Соколова из КГБ. Соколов продолжал оставаться зампредом КГБ, хоть и с несколько урезанными функциями так как Афганская война подходила к логическому завершению. Тем не менее на большее Крючков не шёл, так как Соколов себя зарекомендовал перед Горбачёвым, своей исполнительностью. Сохранив Соколова как и Ельцина, Горбачёв открыл ему дорогу в политику.

Народный депутат СССР

Соколов сразу же после начала кампании, выдвинул свою кандидатуру на выборах. На избирательном округе от которого он избирался, было зарегистрировано 8 кандидатов, и все в том числе и Соколов были членами КПСС. Однако и тут Крючков и недруги Соколова попытались вести против него войну компромата. Однако Соколов который ранее уже участвовал в дебатах, и общался с Прессой, и имея положительный опыт работы на должности Пресс-атташе в Японии, умело отбивал нападки. Кроме этого не смотря на критику, для Горбачёва, и для силового блока он считался своим, потому проблем при выборах не возникло, и Соколов был избран Народным депутатом СССР.

"Ночь сапёрных лопаток", комиссия по расследованию событий в Тбилисси

Однако сразу после выборов возник серьёзный кризис, а именно в Грузии, в Тбилисси, где вызванные в город военнослужащие разогнали митинг националистов ведомых Звиадом Гамсахурдия, и Мерабом Коставой. Поводом для митинга послужило обращение правительства Абхазской Автономной ССР, в правительство СССР с предложением включить Абхазскую АССР в состав РСФСР, Грузины были крайне недовольны данным фактом и стали устраивать многочисленные демонстрации, итогом которых стал ввод войск в Тбилисси, и силовой разгон митингующих. Стоит отметить что ОМОН только создавался, и у милиции в частности в Грузии не было подобных спецподразделений которые подготовлены исключительно для подавления массовых беспорядков. Из-за чего были вызваны регулярные армейские части. Операцией командовал генерал Игорь Родионов, в будущем так же известный политик во времена правления Соколова. Горбачёв во время этого находился за границей, и в Москве его обязанности исполнял Егор Лигачёв. При этом ранее ещё при нахождении Горбачёва в Москве, было оговорено что члены политбюро Разумовский, и Шеварднадзе поедут в Тбилисси для консультаций, и руководства. Тем не менее оба члена Политбюро не поехали туда. В итоге Лигачёв самовольно на экстренном заседании Политбюро принял решение давить митинг в Тбилисси, отдав устный приказ министру обороны СССР Дмитрию Язову. Погибло 19 протестующих, более 200 человек пострадало, как от избиений со стороны военных которые использовали сапёрные лопатки, и от отравления слезоточивым газом "Черёмуха".

Факт силовой акции против мирного населения со стороны военных взбудоражил общественность в СССР, и за границей. На первом Съезде тема Тбилисси стала основной, как и тема поднятая депутатами от прибалтийских стран в частности Эгидиусом Бичкаускасом, о пакте Молотова-Риббентропа. Изначально комиссию по расследованию событий в Тбилисси должен был возглавить Александр Яковлев, сподвижник Горбачёва и архитектор Перестройки. Однако демократически настроенных депутатов, и грузинскую делегацию возмутило то что комиссию возглавляет член Политбюро. В итоге начали искать компромисс, Яковлев стал главой комиссии по пакту Молотова-Риббентропа. Относительно комиссии по расследованию событий в Тбилисси, долгое время не могли утвердить главу. Наиболее вероятным кандидатом был Собчак, однако руководство КПСС ему не доверяло, но кандидаты от старой номенклатуры не устраивали демократов. В конце концов нашёлся компромисс, Соколов идеально подходил как для ЦК КПСС и Политбюро, тем что он был абсолютно лояльным им, а благодаря своей критике правительства был популярен у демократов. Дополнительным фактором являлась слава Соколова как освободителя военнопленных солдат и офицеров в Афганистане. Фактически через него Политбюро, и КГБ хотели замять это дело, и ожидали от Соколова полной отдачи. Однако их ждал сюрприз.

По окончанию расследования Соколов представил выводы комиссии, и следствия согласно которым войска применили против протестующих силу, в нарушение всех процедур, а именно что с их стороны не было произведено агрессивных выпадов в сторону сил заграждения, и согласно уставу военные не имели права применять в этом случае силу. Кроме того Соколов указал на то что указ явно пришёл сверху, так же с его выражения события в Тбилисси в последующем нарекли "Ночью сапёрных лопаток" по аналогии с "Ночью длинных ножей", на что Соколов сам и проводил аналогию. Предварительный доклад Соколова, а после и общий доклад комиссии вызвал шок как в руководстве КГБ, которое не ожидало что Соколов абсолютно лояльный партии, не смотря на критику, но более сдержанную чем со стороны Ельцина, и человек всю жизнь работавший в КГБ по сути перейдёт на сторону демократов. Более того в своём 15-ти минутном выступлении Соколов расскрыл факт того что начиная с 60-х он был агентом КГБ, и окончил высшую школу КГБ, после чего работал шпионом, упредив возможные удары в свою сторону. Выступление Соколова, и его переход в оппозицию стал полной неожиданностью, и более того настоящим ударом по партии и правительству. Интересным фактом является то что это выступление демонстрировалось в прямом эфире по радио и по телевидению. Так как практически всё Политбюро находилось там, и было в состоянии шока, никто не сумел помешать Соколову проводить выступление. Покаяние за то что на протяжении своей жизни он служил в КГБ, и резкая критика руководства СССР как и квалификация его действий как "Преступление и нарушение действующей конституции", моментально превратило Соколова в кумира интеллигенции и диссидентов.

В тот же день вечером по воспоминаниям Болдина в Кремле в ореховом зале было собрано срочное совещание, где обсуждался вопрос Тбилисси и вопрос Соколова. Крючков не ожидавший такого предательства, предлагал арестовать Соколова по статье о государственной тайне, и кстати говоря чисто с юридической точки зрения, его личное дело как агента КГБ, как и его участие в секретных операциях являлось государственной тайной, и за рассекречивание этой информации его можно было привлечь под суд. Однако Горбачёв и Яковлев опротестовали это, так как Соколов был уже народным депутатом СССР, и был неподсудным так как обладал депутатской неприкосновенностью, а лишение его мандата после критики, и результатов комиссии стало бы неприятным и компрометирующим власть прецедентом. Кроме этого в защиту Соколова выступили на съезде другие партийцы из так называемой Демократической платформы, и оппозиционные члены КПСС вроде Ельцина, который находясь на подхвате у Соколова, довершал его выступления и доклады критикой Лигачёва, которому он желал отомстить. Было единогласно принято решение о снятии Соколова со всех постов, как партийных, так и государственных, то есть Соколов однозначно терял пост члена ЦК КПСС, и пост зампреда КГБ, и был уволен из КГБ через три дня после снятия с поста. Однако Соколов не был исключён из партии, и продолжал оставаться членом КПСС. В последующем Горбачёв признавал ошибочность таких действий против Соколова, и данная показательная репрессия по должностям, привела к широкому обсуждению в прессе, и главное к тому что Соколов стал использовать это против власти, и что стоило его оставить на всех постах включая и в КГБ, что дало бы возможность власти полностью оправдаться за Тбилисси, так как член КГБ активно проводил расследование будучи народным депутатом СССР, и членом ЦК, и это могло бы сделать отличную рекламу для КГБ и КПСС в целом.

С подобной оценкой Горбачёва соглашаются так же Николай Рыжков, и Гейдар Алиев. Более того по воспоминаниям Рыжкова, данный вариант рассматривался, и в частности он сам предлагал сделать это, для создания рекламы, и показать что Перестройка идёт полным ходом, и КГБ так же перестраивается, учитывая и выбранную Соколовым риторику. По мнению того же Рыжкова, Крючков блокировал подобное решение поскольку тогда бы общество в случае подобного смотрело бы на Соколова как на новое лицо КГБ, и в дальнейшем Соколов бы используя свои связи там сумел бы заставить правительство, назначить его на должность Председателя КГБ как человеку которому доверяют.

Так как Соколов был избран на Съезде депутатом Верховного совета СССР, Соколов перед тем как начал громить власть результатами расследования комиссии, по сути получал страховочный полис, оставаясь в политике, и участвуя в её жизни даже лишившись поста в Партии и в КГБ, что давало ему новые возможности. Тогда же на выборах в Верховный совет СССР на Съезде, Ельцин так же вошёл туда, благодаря тому что Алексей Казанник уступил ему место избранного депутата Верховного совета СССР. В итоге два радикала Съезда попало в постоянный парламент. Благодаря своим активным выступлениям, и критике КПСС, Соколов стал звездой демократического лагеря, и вскоре вступил в Межрегиональную Депутатскую Группу, и стал крайне активно контактировать с Андреем Сахаровым.

Соколов активно продолжал критиковать власть, и буквально требовать у прокуратуры СССР допроса свидетелей, включая вышестоящих членов партии. В это же время Соколов приезжает в Грузию, где открыто под объективами телекамер приносит цветы на могилу погибших, и на место трагедии, и активно общается с местными жителями, и пострадавшими в больнице. После этой поездки в отношении Соколова полетела критика со стороны консервативных членов КПСС, и в частности от Лигачёва, относительно его позёрства. На что Соколов отвечал что он избран народом, и ответственен за проведение честного расследования перед своими избирателями, и что нормы строителя коммунизма не могут препятствовать искреннему человеческому состраданию и покаянию. В Москве вместе с Народным депутатом Станкевичем, Соколов ранее принял участие в митинге в защиту жертв Тбилисских событий которые требовали расследования. Соколов на фоне этой трагедии благодаря своим выступлениям, и действиям, вместе с ранее созданным центральным телевидением образ Соколова как освободителя военнопленных, в короткое время превратился в самого известного человека в СССР.

По итогу расследования комиссии Соколова как позднее её назвали и бурной деятельности, которая включала в себя по мимо всего прочего и прямые полемики и дебаты с Лигачёвым, и другими членами Политбюро. В частности стало знаменитым фактический допрос Язова со стороны Соколова, и то что Язов загнанный в угол, таки сказал что был устный приказ, со стороны Лигачёва который в момент отсутствия Горбачёва, принял на себя всю ответственность. Общественность возмутил факт именно устного приказа не подтверждённого письменно. А Язов будучи ветераном Великой отечественной войны подал в отставку с поста Министра Обороны СССР, выразив свой протест против практики применения войск против мирного населения. Это стало для ЦК КПСС тяжелейшим ударом. Горбачёву не оставалось ничего иного кроме как утвердить отставку Язова и исключить его из членов Политбюро. Кроме этого началось расследование в отношении Лигачёва. К Соколову подключились остальные депутаты радикалы. Включая Ельцина, Станкевича, Собчака, Афанасьева, Старовойтовой, и многих других. Абсолютно все требовали отставки Лигачёва, а в Грузии снова начались массовые митинги, на которых в том числе участвовал Соколов, как и в РСФСР в Москве и в Ленинграде. Однако Лигачёв был снят с поста только в следующем году.

Между съездами, оформление оппозиции

Однако по мимо работы по расследованию событий в Тбилисси, Соколов работал и по остальным направлениям жизни Межрегиональной Депутатской Группы, участвуя в политических дебатах, и организуя работу внутри МДГ. Соколов сблизился с Андреем Сахаровым, и стал активно его поддерживать. Однако в целом на первом Съезде Народных Депутатов обозначилась неорганизованность оппозиции на Съезде. Со смертью Сахарова баланс сил в МДГ изменился. Вперёд выдвинулись двое человек, Соколов и Ельцин, которые были союзниками на тот момент. Так как карьера Соколова и Ельцина в одночасье прекратилась во многом из-за их оппозиционных выступлений, но оба имели депутатскую неприкосновенность, оба как это не странно продолжали оставаться членами КПСС. Оба делали это во многом из-за неопределённости политического будущего, и неясности того в каком направлении будет двигаться Горбачёв в дальнейшем, станет ли реформировать партию или нет. Так или иначе, Соколов уже конкретно начиная с первого съезда народных депутатов встал на радикальные позиции, активно защищая пострадавших во время событий в Тбилисси и неоднократно требуя судебного разбирательства в отношении членов политбюро Лигачёва отдавшего устный приказ, Разумовского, и Шеварднадзе(Оба последних как сказано выше проигнорировали эти события и не отправились в Тбилисси хотя это было оговорено ещё с Горбачёвым), министра обороны Язова, и исполнителей, а именно будущего политического противника Соколова генерала Игоря Родионова. Кроме этого Соколов став депутатом Верховного совета СССР активно требовал от власти политических реформ, и прозрачности, и создания комиссий верховного совета с целью регулирования на законодательном уровне действий исполнительной власти. При этом стоит отметить что подобные законы и система предложенная Соколовым на основе американской, заработала уже в Новой России только в начале 2010-х годах, в годы реформ, Соколов счёл подобное излишним(см. ниже). Ко времени второго съезда народных депутатов, Соколов уже имел популярность раскаявшегося Чекиста, и борца за демократию. Кроме этого Соколов на первом съезде обозначился предложением расследовать коренные причины Афганской войны, и подсчитать общие экономические и человеческие потери во время этой войны, и предложил ввести дополнительные пособия ветеранам Афганской войны и ветеранам других локальных войн в которых участвовали советские военные специалисты, зачастую прибегая во время своих предложений и обсуждений подобного к прямым нападкам вроде - "Если вы за 10 лет войны, столько денег потратили Николай Иванович что вам стыдно назвать эту сумму, потрудитесь, как Председатель Совмина столько же потратить на протяжении следующих 10 лет тем кто рисковал своей жизнью на той войне! Или по вашему это слишком большие затраты?". На почве борьбы за права солдат-интернационалистов как их называли, Соколов сблизился со многими депутатами военными ветеранами той войны, и они сформировали депутатскую группу.

За время между Съездами, Соколов провёл огромную организаторскую работу, курируя работу МДГ которая фактически оформилась в политическую организацию, и привлекал для совместной с МДГ работы различные общественно-политические организации, и фонды которые оформились в последние годы перестройки. Соколов практически занимал позицию партийного организатора, и стал играть огромную роль в МДГ вместе с Ельциным, Рыжовым, Старовойтовой, Вольским, и Афанасьевым. Кроме этого Соколов будучи членом КПСС поддерживал контакт с демократической платформой, и выступал посредником между Горбачёвым и МДГ. В самой МДГ же существовало множество политических течений, из-за неоднородности массы тех кто в ней состоял. Соколов на ряду со Старовойтовой, Рыжовым, и Ельциным выступал за оформление МДГ в политическую организацию сразу после отмены 6-й статьи конституции СССР, и при этом активнее всех пытался организовать работу всех депутатов МДГ так что бы легче было создать партию. Основой для работы Оргкомитетов МДГ Соколов считал "Польский вариант" и активно использовал лозунг профсоюза Солидарность "Не жгите комитеты, создавайте собственные". Соколов активно организовывал комитеты депутатов членов МДГ на местах, и на избирательных округах, активно способствуя привлечению к демократическому процессу народных масс. Проявляя активное участие в организации работы советской оппозиции, и оформления её в будущую партию, Соколов приобрёл множество союзников, и постепенно стал играть очень активную роль в политике, постепенно вытесняя "Трибунов" и "Риторов" первого съезда народных депутатов вроде Ельцина и Попова. Однако Соколов не зная что будет в будущем не спешил рвать связи с КПСС, и не спешил так же рвать отношения с Ельциным и остальными которые имели огромную популярность. По оценке биографа Соколова журналистки Джейн Стэнли Соколов умело использовал популярность Ельцина и остальных популярных депутатов радикалов, чья сила была в голосе и в популизме, организуя митинги, и завлекая потенциальных избирателей, и параллельно брал на себя обязанности в деле организации, и в составлении различных документов, писем, и официальных заявлений депутатских групп, и активно сотрудничая с правящей партией КПСС, не разрывая с ней отношения, и сохраняя связи с ЦК, по сути играя на два фронта и увеличивая своё влияние как в правящей партии среди депутатов, так и среди радикалов, выступая своего рода компромиссом между ними.

Стоит отметить что не смотря на зачастую критические в сторону власти, и политбюро выступления, и статьи, уровень доверия к Соколову как к политику всё же был малым, во многом из-за того что он сам признался в своём сотрудничестве с КГБ на протяжении всей своей жизни, и официальная биография до 1989 года где указывалось что он был введён в состав КГБ изначально как консультант имевший огромный опыт дипломатической работы была частью прикрытия, с целью сохранения факта его сотрудничества с КГБ. Этот факт активно использовался консервативными деятелями ЦК КПСС, и различного рода "ветеранами КГБ" для разного рода критики Соколова, и обвинений в том что он всецело проект КГБ и Политбюро созданный для дискредитации Лигачёва, и упрочнения единоличной власти Горбачёва. Лигачёв при этом после Тбилисси действительно под давлением общественности был снят с постов. И Соколову приходилось отбивать нападки. Кроме этого распускались грязные слухи о том что Соколов в детстве ещё был стукачом и писал доносы на одноклассников, и в армии занимался тем что писал доносы благодаря чему попал в КГБ. Припоминали ему так же и то что его отец был Сталинистом и в середине 60-х с приходом Брежнева активно выступал за реабилитацию Сталина, при этом благодаря грамотно спланированной операции 5-го управления КГБ СССР произошла утечка информации, благодаря которой стало известно что отец Соколова участвовал в депортации Чеченцев и Ингушей во время операции "Чечевица", что вызвало вал критики. На критику Соколов ответил в резком стиле обвинив людей которые распространяют эту информацию и перебрасывают это на него в Сталинских замашках, и в том что они больны синдромом Ежовщины.

По мимо самого Соколова, нападки в свой адрес испытывала так же его жена Маргарита, и его дети. Например сын Юрий учившейся в то время в Московском общекомандном училище подвергался частым взысканиям, что отразилось на его характере, и привело в будущем к проблеме с алкоголем, тем более что сам Юрий и сам давал поводы для взысканий своим открытым восхищением генералом Вермархта Эрвином Роммелем и его боевой тактикой. Старшая дочь Ольга открыв свой кооператив, часто подвергалась проверкам милиции, и в нескольких случаях нападений со стороны "Обнищавших советских людей". Сын Александр и дочь Вера в старших классах испытывали на себе нападки со стороны одноклассников которых науськивали родители, и импровизированные "товарищеские суды" где при них бросали дротики в портреты его отца. Итогом этой травли стали многочисленные драки в школе, в одном случае с тяжёлой травмой. Апофеозом стало покушение на Соколова в 1989 году, во время которого хронический алкоголик, член общества "Память" Николай Киселёв выстрелил в Соколова и его жену из обреза, в результате покушения его жена была ранена, и только благодаря врачам удалось спасти её жизнь. Факт травли и попыток воздействия на Соколова через его семью, вызвало громкий скандал, а покушение прибавило популярности. По сей день нет точных данных организовывалась ли травля в отношении его семьи с самого верха кроме попыток 5-го управления КГБ СССР с помощью утечек, и интервью самого Крючкова о Соколове испортить уровень доверия к нему, или же эта травля была частной инициативой местных партийных организаций. Кроме этого менее чем за полгода Соколов получил более 1200 писем с угрозами.

Предъявляя эти письма, после покушения, и пригласив своих младших детей что бы они рассказали через что они проходят в школе, Соколов попытался возбудить уголовное дело против партийных комитетов данных учреждений, однако неудачно. Этот факт повысил его авторитет в народе. Однако настоящий взлёт был впереди.

Второй Съезд, во главе Межрегиональной Депутатской Группы

Второй Съезд народных депутатов СССР начался в день смерти Сахарова Андрея Дмитриевича, который был неофициальным лидером МДГ. Похороны Сахарова сопровождались огромным митингом. На похоронах выступали ведущие политики радикалы из МДГ, включая и Соколова. Во время выступления Соколов преклонив колени перед телом Сахарова поклялся ему что 6-я статья конституции будет отменена, и демократия восторжествует. Явно популистический жест, и то что Соколов первый из радикалов кто это сделал, вызвал замешательство у остальных присутствующих, вскоре уже Ельцин и все остальные преклонили колени и поклялись в том же. Примечательно что Соколов участвовал в организации похорон, и организованы они были по высшему разряду, и напоминали кремлёвские похороны. Что среди окружения Горбачёва вызвало тревогу, так как существовала негласная традиция со времён смерти Ленина внутри партии что тот кто организует похороны и возглавляет комиссию по похоронам становиться новым генсеком. Соколов который долгое время был вхож в Кремль знал про это, и более того народ который часто наблюдал кремлёвские похороны тоже знал об этом. По сути это была открытая провокация, и уже тогда многие люди с учётом произошедшего за короткое время с Соколовым, и с учётом покушения на него, восприняли подобный жест как и то что Соколов поклялся на прахе Сахарова что он отменит 6-ю статью конституции как очевидный замах на лидерство в МДГ. Стоит отметить что другие депутаты присутствовавшие на похоронах из радикалов не делали подобных громких заявлений и жестов, и тем более не желали давать обещания которые невозможно выполнить. Даже Ельцин опасался давать подобные обещания. Это был сильный риск, так как Соколов поклялся лично, и в случае если 6-я статья не будет отменена это можно было бы ему припомнить как то что он не выполнил не то что обещание а клятву тому кто был неофициальным лидером оппозиции.

Сразу после этого Соколов развивает лихорадочную активность, он активизирует деятельность комитетов, организует второй съезд демократических организаций в Ленинграде. А на втором Съезде народных депутатов Соколов грамотно организовавший регламент и темы выступлений перераспределив между депутатами их темы, потребовал отмены 6-й статьи конституции СССР о руководящей и направляющей роли КПСС. При этом так как Соколов оставался членом КПСС, он поддерживал активный контакт с демократической платформой, и проводил активную работу среди реформаторски настроенных коммунистов, и среди депутатов прошедших Афганскую войну. Кроме этого Соколов активно действовал через депутатов от союзных республик, как радикалов, так и коммунистов, которые воспринимали данный исторический период страны как возможность подняться выше по карьерной лестнице. Одним из факторов этого было то что Соколов был опытным организатором, и имел огромные связи. Другим фактором был жест Соколова на похоронах Сахарова. По воспоминаниям приближённых к Ельцину людей, Ельцин сам хотел после смерти Сахарова возглавить МДГ, и видел Соколова исключительно как второго в команде, однако он уступил ему место после коленопреклонённой клятвы Сахарову что они отменят 6-ю статью. Отношения между Соколовым и Ельциным наиболее точно описала будущая Вице-президент Галина Старовойтова, сравнив Соколова и Ельцина с Черчиллем и Сталиным которые вынуждены были союзничать что бы не быть уничтоженными, но в душе ненавидели друг друга.

Соколов активно выступал, затрагивая основные темы которые интересовали избирателей, начиная от политических свобод, заканчивая уровнем жизни. Грамотно организованная работа с депутатами и регламент, позволила МДГ которая была в меньшинстве по сути начать мощное наступление на большинство КПСС. Реформистки настроенные коммунисты, приняли сторону МДГ, настаивая на дальнейшей перестройке. Депутат СНД от Литвы Казимира Прунскене открыто предлагала по мимо отмены 6-й статьи так же автономию коммунистических партий союзных республик. При этом митинги которые начались после смерти Сахарова по решению комитета Демократической России, продолжались, сразу после окончания очередной сессии Ельцин, Попов, Станкевич, Собчак, Старовойтова и остальные шли на подобные митинги. Соколов же в это время зачастую вёл переговоры с нейтральными депутатами и депутатскими фракциями, и давал многочисленные интервью.

Однако консервативное большинство на съезде указывало на дестабилизирующие дезинтеграционные процессы в СССР и, следовательно, на необходимость усиления полномочий центра. Соколов будучи готовым к этому, готовил новый сюрприз. Не за долго до окончания съезда часть депутатов, в особенности депутаты от Литвы и Грузии стали говорить о проявлении новой доктрины руководства СССР суть которой заключалась в поддержке сепаратистских движений внутри советских республик в различных автономиях, которые настаивали или на повышении своего статуса до союзного, или же за вхождение в состав других республик, как например Нагорно-Карабахская автономия стремилась к Армянской ССР, а Абхазская АССР к РСФСР. В частности на подобное направление в политике указывала Старовойтова. Целью подобного было создание хаоса, и условий необходимости нахождения в подобных республиках воинских контингентов. После этого Ельцин который так же почувствовал вкус, подытожил слова членов МДГ что не являлись ли подобные события результатом подобной политической доктриной с целью недопущения выхода Грузии и Азербайджана из СССР, и не провоцирует ли руководство СССР подобные конфликты намеренно. Позднее в своём интервью в 2006 году Соколов признал что именно он спровоцировал эту утечку дезенформации.

Отмена 6-й статьи Конституции СССР, и выборы в СНД РСФСР

Второй съезд народных депутатов стал по сути звёздным часом Соколова, и весь 1989 год, после того как он порвал с КГБ, и после событий в Тбилисси Соколов прочно закрепился как политик новой формации, и как коммунист-реформатор. Соколов выступив против силового разгона митинга в Тбилисси, и расследуя это событие, вместе со своим покаянием завоевал симпатии демократов, так же перенеся достаточно жесткую травлю которая закончилась неудачным покушением со стороны националиста. Но в то же время Соколов продолжал активно участвовать в жизни КПСС, участвуя в расширенных заседаниях, и на конференциях, занимая реформаторские позиции. То есть Соколов чётко следовал курсу Перестройки, не смотря на своё своеволие и критику, и выступал за реформы. В целом руководство СССР, и Горбачёв с Яковлевым считали его малой угрозой.

Не смотря на то что на Съезде не было окончательно принято решение об отмене 6-й статьи конституции СССР, уже в это же время действовали нелегально две оппозиционные партии, а именно Демократический союз который возглавляла советский диссидент Валерия Новодворская имевшая даже по тем временам крайне маргинальные политические взгляды что отталкивало потенциальных избирателей, и Либерально-Демократическая Партия Богачёва и Убожко, к которой после ухода Убожко присоединился Владимир Жириновский. Соколов тем не менее после Съезда форсировал создание на основе избирательных блоков, политических клубов, и общественных организаций демократического толка на втором Съезде демократических общественных организаций в Ленинграде где решающую роль играл Блок "Демократическая Россия" создание Оргкомитета по созданию Обьединенно-Демократической Партии Советского Союза.

Стоит отметить что Ельцин не поддержал данного решения принятого на съезде демократических сил, говоря что народ подумает что создают новую КПСС. На общественной дискуссии, депутаты МДГ поддержали именно Соколова, согласившись с необходимостью создания партии для того что бы демократическая общественность через неё могла влиять на власть. В Оргкомитет входили депутаты МДГ Травкин, Рыжов, Старовойтова, Афанасьев, Станкевич, Собчак, Коротич, экономисты Шаталин, и Явлинский, которые разрабатывали программу реформ. Соколов так как был членом КПСС, участвовал в работе Оргкомитета как и другие члены Демократической платформы, и вёл переговоры с Горбачёвым, но в сам комитет не смотря на различные публикации того времени не входил.

Кроме этого в Оргкомитет вошли главы забастовочных комитетов шахтёров во время забастовок 1989 года, главы союза ветеранов Афганистана, и других различных организаций. Штаб-квартирой Оргкомитета стал Ленинградский Государственный университет где ректором был Собчак. Это так же было очевидной провокацией, так как Ленинград считался колыбелью Октябрьской революции, и это было очевидным вызовом. При этом кризис в стране всё нарастал, и по 70-ти городам и посёлкам РСФСР уже шли митинги, в которых депутаты радикалы принимали не самое последнее участие. Не смотря на свою приверженность демократическим идеалам, Горбачёв опасался давать возможность настолько нелояльной политической силе право выступать и вести политическую игру, и пытался создать условно-оппозиционную партию которая смогла бы отвлечь электорат в будущем. Этим проектом стала Либерально-Демократическая партия Владимира Жириновского, который в своё время учился в том же институте при МГУ что и Соколов, правда по другой специальности. С учётом пятой графы(Национальность) которая у Жириновского была откровенно не самая удачная, учитывая его Еврейское происхождение, и то что в этом же институте готовили Соколова для разведывательной работы, Соколов вовремя подбросил этот факт в демократическую прессу, и активно стал критиковать проект власти под названием ЛДП.

Начавшейся процесс политического противостояния основной целью которого была отмена 6-й статьи, и снятия с КПСС полномочий единственной законной партии, в дальнейшем приведёт к новому витку карьеры Соколова. В феврале в годовщину Февральской революции в Москве прошёл митинг на котором участвовало уже более 200 тысяч человек. В Марте ситуация не улучшилась. Проблемы вызванные выводом войск из Восточной Европы, и разрушением мировой социалистической системы, и системный кризис подстёгивали людей к бунту. А согласно постановлению Верховного совета РСФСР, РСФСР как субъект СССР так же должен иметь Съезд Народных Депутатов, выборы в этот съезд были запланированы на март 1990 года. Ситуация была ещё более усугублена событиями Января 1990 года в Баку, в результате которых погибло сотни мирных жителей, и которая вызвала акции протеста по всей стране. Соколов выступил с резкой критикой этих событий как и бывший заместитель Председателя Совмина Гейдар Алиев. С критикой этого выступили так же и остальные демократы, включая Ельцина.

В марте вместе с выборами в СНД РСФСР, состоялся третий Съезд народных депутатов РСФСР, Соколов вопреки ожиданиям не стал снова идти в лобовую атаку, и ограничился критикой силовых методов руководства СССР, и вновь за отмену 6-й статьи конституции. По итогу этого Съезда были приняты следующие решения, введение поста Президента СССР, и его выборы на Съезде. И поправка к конституции СССР которая снимала с КПСС право "руководящей и направляющей" по сути единственной легальной партии в СССР. В качестве кандидатов был выдвинут сам Горбачёв, председатель Совета министров СССР Николай Иванович Рыжков, Министр Внутренних дел Вадим Бакатин. Рыжков и Бакатин сразу же сняли кандидатуры в пользу Горбачёва. Большинство съезда проголосовало за Горбачёва.

На выборах в СНД РСФСР наметился некоторый успех. Так как ОДП которую пытались создать Соколов, и представители демократической платформы вместе с радикалами и остальными ещё создана не была, демократы выдвигались от союза избирательных блоков и групп названных "Демократический фронт России". Кроме того на Съезде РСФСР оказалось огромное количество реформаторов коммунистов, включая самого Соколова который не спешил рвать с КПСС. В этот раз Соколов баллотировался по национально-территориальному округу №1 Москва где ранее в 1989 году баллотировался Ельцин, сам Ельцин не имел права баллотироваться от Москвы, потому баллотировался по Свердловску. На выборах Соколов получил огромное преимущество. Не смотря на рост своей популярности благодаря критике, Соколов не был особо ярким оратором каким был Ельцин и не был трибуном, да и после случаев травли в отношении своей семьи не шёл на различные тогда востребованные популистские жесты вроде поездок в тройлебусе, и прочее, учитывая вероятность покушения в свою сторону.Кроме этого отрицательно на его популярности играло именно то что он был из КГБ, и не утихающая история относительно его отца Сталиниста. Тем не менее Соколов набирал популярность благодаря своей критике власти, и своей деятельностью в деле организации оппозиционной партии. Так как Соколов постоянно поддерживал контакт между Горбачёвым и оппозицией, и так как он не был столь радикален как его коллеги, он имел отличные очки доверия как с той стороны так и с той. И в дальнейшем это сыграло огромную роль, так как Соколов был достаточно радикальным что бы радикальные демократы его поддержали, и достаточно провластен что бы Горбачёв предпочёл его Ельцину.

Председатель Верховного совета РСФСР

I Съезд народных депутатов РСФСР

Первый съезд народных депутатов РСФСР открылся 16-го мая 1990 года, до избрания Соколова 29 мая Председателем Верховного совета РСФСР, председатель Центральной избирательной комиссии РСФСР Василий Иванович Казаков.

На первых же заседаниях оформилось жесткое противостояние консервативных коммунистов против реформаторов, и демократов. Тем не менее отчётливо уже стало видно будущее политическое направление Съезда, а именно направление на приобретение республиканского суверенитета. Тут стоит сделать несколько уточнений.

Первое то что Горбачёв боялся Ельцина больше Соколова, и ему было не выгодно допускать на такую важную должность Ельцина, который намеревался попасть на самые верха политического Олимпа убрав самого Горбачёва. Соколов же не смотря на амбициозность, и крайнюю даже для партийного аппаратчика амбициозность, зная о состоянии экономики СССР и РСФСР в частности, был противником расчленения СССР, и противником полной децентрализации власти в СССР что неминуемо бы сказалось на экономике всех республик, и более того послужило бы началу дезентеграционных процессов внутри РСФСР, к чему начало уже было положено. И не смотря на жёсткую критику со стороны Соколова, последний давал неоднократно Горбачёву понять что он готов вести диалог, и главное готов стать мостом между КПСС и оппозицией, что фактически Соколов и сделал играя на противоречиях. Поэтому Горбачёв видел в Соколове не врага, а скорее возможного союзника в случае если бы он стал Председателем Верховного совета РСФСР, который согласно конституции РСФСР 1977 года имел огромные полномочия, и это тем более могло бы помочь Горбачёву несколько амортизировать процесс дезентеграции для продолжения реформ.

Второе сам Соколов, имел на руках закрытую статистику по экономике, и имел представление о том что может произойти если не начать диалог с центром, и более того не повлиять на него. Соколов был в курсе того что Ельцина опасаются в Политбюро, и был в курсе того что в РСФСР формируется движение за экономическую самостоятельность и за республиканский суверенитет, так как Соколов сам был приверженцем того что бы РСФСР как субъект федерации СССР должна уже перестать быть республикой донором, и необходимо провести экономические реформы которые упорядочили бы подобные процессы, и сумели бы прекратить системный кризис в СССР и в РСФСР в частности. Зная о своих шансах, Соколов знал и то что как Председатель Верховного совета РСФСР он будет иметь огромные полномочия по РСФСР, и сможет тем самым надавить на Горбачёва, и заставить его провести радикальные экономические реформы по программе Шаталина и Явлинского 500 дней. То есть Соколов намеревался воспользоваться установившемся положением, для того что бы додавить Союзный центр, и заставить его сделать реформы по всему СССР. А зная о страхе ЦК и Горбачёва перед Ельциным, Соколов решил разыграть именно эту козырную карту.

В сумме всех этих факторов назначение Соколова было вопросом времени. После создания секретариата и мандатной комиссии съезда, начались выборы в Верховный совет РСФСР. Когда стал вопрос о Председателе, возникла определённая проблема. Часть политбюро было не согласно с выдвижением Соколова, и потому продвигало именно свою кандидатуру, Александра Власова бывшего министра внутренних дел СССР. Однако данная кандидатура категорически не устраивала реформаторов, и представителей оппозиции. Ельцина так же не поддержало большинство. Соколов же разделил поровну все голоса. Стало ясно что в случае если Центр продолжит поддерживать Власова, победа окажется за Ельциным, и потому в результате предварительных консультаций в последний момент было решено снять кандидатуру Власова в пользу Соколова, сам Власов официально заявил о снятии своей кандидатуры на съезде в пользу Соколова. Третье голосование практическим большинством избрало Соколова Председателем Верховного совета РСФСР, при этом Соколов получил гораздо больше голосов чем Ельцин. Причина этого крылась в том что Соколов был более компромиссным, и более настроенным на диалог, что привлекло значительные симпатии со стороны депутатов СНД РСФСР, и если раньше они голосовали за Ельцина исключительно в рамках протеста против генеральной линии, то теперь же голосовали потому что Соколов был наименьшим из зол. Избрание Соколова члена КПСС, и бывшего сотрудника КГБ и более того высокопоставленного, не вызвало возмущения со стороны демократической общественности благодаря ранним шагам Соколова. По мнению Британского журналиста агенства Рейтер МакАлистера, который в те годы был собкором Рейтер в СССР, на голосовании на первом съезде народных депутатов РСФСР, повторилась та же ситуация что и во время избрания Черчилля Премьер-министром Британии в 1940 году, а именно что Черчилль был единственным из Тори который мог устроить Лейбористов, статья МакАлистера под заголовком "Русский Черчилль?" с данным анализом произошедших событий в своё время стала достаточно популярной.

Став председателем Верховного совета РСФСР, Соколов стал вести заседания Съезда. И вновь Горбачёва ждал полнейший сюрприз. В качестве своих заместителей Соколов предложил Ельцина, и Руслана Хасбулатова. И с большим трудом это было утверждено, это явилось неожиданностью для Горбачёва. 12-го июня 1990 года, благодаря усилиям Соколова и Ельцина с Хасбулатовым Съезд принимает декларацию о государственном суверенитете РСФСР. По сути это было началом войны законов СССР против РСФСР. 15-го июня 1990 года Соколов выдвинул три кандидатуры на должность Председателя Совета министров РСФСР, а именно действовавшего Председателя Совета Министров РСФСР Александра Власова который уступил Соколову место Председателя Верховного совета РСФСР. Председателя Комитета Верховного Совета СССР по науке, образованию и культуре Ю. А. Рыжова, и председателя правления Государственного газового концерна "Газпром" и народного депутата РСФСР от Оренбурга Виктора Черномырдина. В итоге тайного голосования победитель не был выявлен, и стало ясно что КПСС будет отстаивать своего кандидата, тогда как Соколов стремился протащить сторонника реформ Юрия Рыжова, однако вновь был найден компромисс, и Виктор Черномырдин стал Председателем Совета министров РСФСР.

После Съезда

При этом по завершению работы Съезда, Соколов неоднократно давал Горбачёву недвусмысленные сигналы что он готов начать диалог и обсудить проблему экономических реформ в СССР и в РСФСР как в субъекте федерации. Сигналы это были через письма, звонки, а так же через прессу. Соколов активно работал через прессу и по сути рекламировал программу экономических реформ Шаталина-Явлинского. При всём этом Николай Иванович Рыжков Председатель Совета министров СССР был категорически против варианта реформ предложенного Шаталиным и Явлинским. Соколов при этом получая в очередной раз отказ опять таки шёл на новое обострение. Ситуация двоевластия складывалась крайне серьёзной. На очередном 28-м съезде КПСС, Соколов выступил с долгой речью во время которой он обозначил шаги к проведению как политических, так и экономических реформ в русле линии партии на Перестройку, а так же потребовал от партии и от Горбачёва перейти к новому этапу Перестройки. Речь Соколова была расценена как замах на власть уже во всём СССР. Горбачёв на Съезде КПСС остался на своём посту, и было принято решение о создании Коммунистической партии РСФСР. Соколов вновь не был услышан. В то же время Оргкомитет Оъединенной-Демократической партии добился регистрации партии Министерством Юстиции. Появилась первая легальная оппозиционная партия. Не смотря на то что Соколов приложил не мало усилий что бы она была создана, он не покинул КПСС, и всё ещё надеялся на новый старт, и не вошёл в новую партию.

Во время своего пребывания на должности Председателя Верховного Совета РСФСР, Соколов посетил с визитами следующие страны - ФРГ, Канаду, Испанию, Францию, Британию, Польшу, Венгрию, и Японию. В большинстве своём данные визиты были рабочими. Во время данных визитов Соколов приобрёл определённый вес в международной политике, активно выступая на форумах, и давая многочисленные интервью. Визави Соколова сравнивая его с Горбачёвым уловили совершенно иной стиль, который некоторым понравился, а некоторым политикам вроде Маргарет Тэтчер нет. А именно что Соколов предпочитал говорить один на один превосходно зная немецкий, и английский язык, и зачастую часто мог перейти на отвлечённые темы что бы разрядить обстановку. В интервью телевидению по поводу приезда лидера РСФСР как части СССР Соколова Гельмут Коль заявил что Соколов произвёл на него внушительное впечатление своим знанием немецкого языка, и своей эрудированностью. Под определённым впечатлением оказался и Премьер-министр Канады Брайан Малруни, и бывший премьер Канады Пьер Трюдо в своё время бывший в СССР. Единственный политик который оценил Соколова со знаком минус же была Маргарет Тэтчер.

Во время визита в Великобританию, у Соколова сразу же не вышло диалога с Тэтчер, и более того во время переговоров без свидетелей всё кончилось перепалкой, а после на совместной пресс-конференции произошла крайне жёсткая полемика между ней и Соколовым, что закончилось тем что Соколов практически театрально сел в свою машину показывая знак победы двумя пальцами, а после повернул их на изнанку и приставил к горлу(Данный жест в бедных кварталах Лондона переводиться как - Иди в задницу!), что вызвало шквал критики в сторону Соколова и дипломатический скандал. Вскоре Тэтчер лишилась своего поста, потому этот инцидент так и остался на фоне следующих событий мелкой неурядицей. Тем не менее не смотря на негативную оценку со стороны Тэтчер, лидеры стран Европы и канадский Премьер высоко оценили Соколова. Издание Оттава ситизен назвала Соколова политиком новой формации, а журнал Тайм в своей статье о посещении Соколовым Канады, назвала его вероятным приемником Горбачёва, и что ещё опаснее Тайм назвал его единственной альтернативой в случае если Горбачёв уйдёт с политической арены, что было крайне опасной оценкой.

Не смотря на определённую долю вражды между Соколовым и Ельциным которая обозначилась после того как Соколов в обход него стал Председателем Верховного совета РСФСР, в последствии вражда постепенно утихла, и Ельцин с Соколовым продолжали оставаться союзниками. Ельцин надеялся что Соколов примет на себя весь удар со стороны Горбачёва тем самым расчистив ему путь. Соколов надеялся что Горбачёв рано или поздно одумается и начнёт реформы экономические которые были более чем необходимы. В это же время обозначается рост влияния на Соколова Геннадия Бурбулиса, и Егора Гайдара, и собственно вообще рост их влияния в политике РСФСР. Не дождавшись ответа от Горбачёва относительно начала реформ, Соколов принимает ряд популистических законов, которые противоречили конституции РСФСР. И кроме всего этого обозначается рост недовольства Ельцина, и начало интриг в аппарате Верховного совета РСФСР. Ельцин имевший гораздо большую популярность в народе чем Соколов был недоволен что Соколов по сути благодаря ему сумел стать Председателем Верховного совета РСФСР, и что он стал ведущим лицом целой республики. Среди демократов в то время витала идея о выборах в Президенты РСФСР, чью должность необходимо было ввести в противовес Горбачёву. Ельцина радовала идея стать первым всенародно избранным президентом России. Однако ситуация сложившаяся на тот момент в СССР не давала гарантий безопасного проведения демократических выборов, с учётом замены всех силовых министров начиная с министра обороны заканчивая министром внутренних дел. Новый состав кабинета министров СССР явственно говорил о серьёзном сдвиге линии партии на силовой вариант. В этих условиях подобные выборы невозможно было провести, и более того конфликт между Соколовым и Ельциным мог привести к параличу власти РСФСР и к их полной беззащитности перед возможным военным переворотом.

Более того благодаря поездкам за границу, Соколова знали, и запад желал продолжать с ним переговоры. В этих условиях выработался неожиданный компромисс. Соколов который возглавлял в правительстве РСФСР крыло "технократов" вместе с Черномырдиным и остальными и Ельцин который возглавлял крыло "Радикалов" при посредничестве Черномырдина который был лично знаком с Ельциным договорились о рокировке. Принять аналогичный союзному закону закон о Президентской власти, и ввести пост Президента РСФСР избрав его на съезде минуя всенародные выборы. Так как согласно конституции РСФСР от 1977 года даже с введёнными поправками Председатель Верховного совета будет обладать более широкими полномочиями чем Президент, и иметь приоритет издания законов, а Соколов имеющий больший опыт в международной политике будет добиваться поддержки правительства из-за границы, и будет возглавлять исполнительную власть. Согласно воспоминаниям приближённых к Ельцину людей, Ельцину понравилась идея тем что Соколов по сути брал на себя обязательства Кризисного менеджера, и в случае провала его можно было подвергнуть импичменту, при этом Ельцин мог сохранить простор для манёвра и свой рейтинг без угрозы в будущем при проведении всенародных выборов. Кроме этого согласно договору Ельцина и Соколова, Соколову переходил полный контроль над силовыми структурами, а именно над МВД РСФСР и начавшее уже формироваться КГБ РСФСР.

В результате этого договора, было принято решение о проведении внеочередного съезда народных депутатов РСФСР, и группой депутатов был подготовлен пакет законодательных актов которые смогли бы облегчить Соколову задачу стать Президентом РСФСР. Съезд был назначен на 1 октября 1990 года.

II Съезд народных депутатов, избрание Соколова Президентом РСФСР

Второй съезд народных депутатов был внеочередным, и Соколов проявил немалую изворотливость для того что бы выдвинутые им поправки, к закону, были приняты там. На съезде обозначилось изменение отношений к Соколову со стороны КПСС, консервативные коммунисты по приказу сверху критиковали деятельность Верховного совета РСФСР, и Соколова как его Председателя. Кроме этого в очередной раз подвергся критике Борис Ельцин. В очередной раз консервативное крыло пыталось свалить Соколова, учитывая его союз с Ельциным, и нанести реформаторскому крылу урон. В прессе за вторым внеочередным Съездом Народных Депутатов РСФСР следили круглосуточно, как и народ который смотрел на всё по телевидению.

Съезд продлился с 1 по 19 октября, и отличался от остальных съездов бурными дискуссиями, демагогией, и перепалками. Сам Съезд и принятые на нём решения в последующем сыграют ведущую роль в истории новой России, и в процессе распада СССР. А так же станут основой для будущей власти Соколова. Было принято множество постановлений, и поправок к конституции которые утвердили введение поста Президента РСФСР, и новый закон о президентстве. Не малую роль в этом сыграл и Ельцин, который был заместителем Соколова пока он был Председателем Верховного совета РСФСР, и с которым ранее он договорился о рокировке. Само принятие поправок к конституции РСФСР и введение поста Президента РСФСР расценивалось исключительно как удар по коммунистам как в народе так и на самом Съезде и в перспективе это позволило бы в случае успешной рокировки утвердить остальные проекты. Ельцин и Соколов в очередной раз выступили союзниками в общем деле не смотря на то что ранее уже между ними назрел конфликт.

Соколов ещё до съезда проводя встречи с инициативными группами и депутатами добился внушительной поддержки, продолжая сохранять контакт с Горбачёвым. Соколов надеялся во многом опираясь на это, и на войну законов, получить поддержку КПСС как и ранее в том же году на выборах в Председатели Верховного совета. Горбачёв опасался консервативного крыла, и не желал что бы консерваторы получили хотя бы минимальную возможность для действий против него и Перестройки, и в то же время Горбачёв не желал усиления радикалов в лице Ельцина, на которого они опирались. Соколов был как и в предыдущий раз наименьшим из зол, и с учётом постоянного контакта с Горбачёвым надеялся что КПСС поддержит его и на Съезде Депутатов. В этом случае при открытой поддержке КПСС, с такой высокой должностью Соколов в любом случае стал бы слишком влиятельным и возможно перешагнул бы в Политбюро, что дало бы ему возможность повлиять на процессы внутри партии. А с его гибкостью и популярностью у демократов он мог бы быть мостом между оппозицией и властью.

Проблемы начались сразу же после того как началась регистрация кандидатов. Вопреки ожиданиям, Горбачёв не поддержал Соколова, и консервативное крыло выдвинуло своего кандидата. Между коммунистами так же не было единства. Одни желали выдвинуть более сговорчивого, и более популярного Александра Руцкого главы фракции "Коммунисты за Демократию", героя войны в Афганистане, в чем освобождении не малую роль сыграл и Соколов. Однако консерваторы продвинули своего человека, тем самым сгубив возможность более обширной поддержки на съезде при голосовании.

После длительных дебатов на Съезде, были выдвинуты несколько кандидатов на должность президента РСФСР. А именно Сергей Бабурин от депутатской группы "Россия", Сергей Шахрай от депутатской группы "Смена", Иван Полозков от депутатской группы "Коммунисты России", и наконец-то Валерий Соколов от фракции "Демократическая Россия". Если во время выборов Президента СССР на третьем съезде народных депутатов СССР, все альтернативные кандидаты а именно Рыжков, и Бакатин, сняли свои кандидатуры в пользу Горбачёва. То тут ситуация вышла совершенно иной. Бабурин снял свою кандидатуру в пользу Полозкова, а Шахрай снял в пользу Соколова. Соколова поддержала коалиция реформ, демократический центр, часть Созидательных сил, и Российское единство во главе с Астафьевым. Остальные группы поддержали Полозкова. В итоге подавляющим большинством голосов Соколов таки был избран первым Президентом РСФСР. Жесткое противостояние на съезде между Соколовым и Полозковым, стало достоянием общественности, а сам Соколов после голосования заявил что консервативным силам КПСС, 15 октября 1990 года, был нанесён сокрушительный удар, не смотря на всё противодействие со стороны власти. Неудачное использование в качестве своего кандидата Ивана Полозкова которого продвинуло консервативное крыло которое получило огромную власть после предыдущего съезда КПСС, и отказ от использования Руцкого, сыграло на руку Соколову, и он таки стал президентом. Однако планы по использованию своего ресурса в качестве возможного трамплина в партии оказались проваленными. Инаугурация была назначена на 27 октября 1991 года.

По окончанию съезда народных депутатов. Соколов осознав что КПСС, и Горбачёв с реформаторским крылом не станет его поддерживать дальше, рвёт свои отношения с партией, и объявляет о своём выходе из КПСС, во время выступления на телеконференции. Спустя пару дней Соколов официально входит в Объединенно-Демократическую партию к созданию которой он приложил не мало усилий, и на учредительном съезде партии в Большом театре, во вступительной речи, декларирует свою программу под названием - "Пять принципов реформ" которая была составлена при содействии многих его советников, и союзников включая Бурбулиса, Старовойтовой, Явлинского, Шаталина, и остальных. Программа "Пять принципов реформ" была по сути его программой действий на посту Президента РСФСР. Сумев привлечь к съезду обширное внимание, Соколов практически прорекламировал создание первой легальной оппозиционной партии в СССР, которая в будущем станет основой для партии Прогрессивный фронт, чьим неизменным лидером будет Соколов на протяжении следующих 30 лет.

Инаугурация прошла как и было запланировано 27 октября 1990 года. На инаугурации, присутствовал так же и Горбачёв, и Ельцин на тот момент Временно исполняющий обязанности Председателя Верховного совета РСФСР. Так как у РСФСР не было гимна, в последние дни перед процедурой, была дилемма какую песню выбрать в качестве гимна РСФСР, так как у РСФСР отсутствовал гимн в качестве государственного символа. Было множество вариантов. Многие настаивали на нейтральном варианте "Патриотической песни" из незаконченного произведения Михаила Глинки. Однако Соколов настаивал на другом произведении, а именно песни "Славься" из заключительной сцены оперы "Иван Сусанин". Не смотря на протесты со стороны как его приближённых так и со стороны аппарата Президента СССР Горбачёва, Соколов остался неприклонен, во время постоянных споров пригрозив, что если не примут эту песню, оркестр сыграет Джазовую композицию Гленна Миллера, в качестве гимна, что позднее стало поводом для анекдотов, когда история просочилась в прессу. На инаугурации, в качестве гимна РСФСР таки прозвучала песня Глинки "Слався" со словами Городецкого. В будущем данная песня с небольшой переработкой последнего куплета станет официальным гимном России при Соколове.

Президент РСФСР

Перед Путчем, закрепление власти

После того как Соколов стал президентом РСФСР, он продолжил войну законов против Горбачёва поняв что КПСС и Горбачёв более его поддерживать не будут. По мнению многих людей из его окружения, которые в это время были достаточно близки к нему, в частности Геннадия Бурбулиса, Соколов после того как КПСС не поддержала его, как и не поддержал его Горбачёв на Съезде Депутатов, решил выйти из партии, и сделать максимум что он сможет на своём посту, до выборов или пока ему будут это позволять из власти. В частности Бурбулис, и Старовойтова в числе его главных задач в это время называют содействие ОДПСС и демократическому движению со стороны его администрации и правительства для того что бы усилить роль официальной и теперь уже системной оппозиции в будущем.

Одной из первых вещей которую сделал Соколов на новом посту было согласно договорённостям с Ельциным его продвижение на пост Председателя Верховного совета РСФСР. Не смотря на то что и в этот раз коммунисты попытались заблокировать данное решение, и в этот раз ушло 6 туров голосования, Ельцин таки был избран Председателем Верховного совета РСФСР. Однако связи с конституцией и поправками сделанными ранее, он теперь был спикером, и не был главой ещё и РСФСР коим был Соколов до второго Съезда Народных Депутатов РСФСР, однако не смотря на это Верховный совет РСФСР по прежнему имел огромные полномочия в рамках РСФСР, и Ельцин как Председатель мог блокировать решения Соколова. Однако Соколов это знал, и потому предпочитал быть союзником Ельцина, и играть с ним в игру как он сам позднее и заявил.

Соколов, которому в народе вначале мало доверяли из-за контрпропаганды со стороны КПСС, и рассекречивания несколько периодов его жизни, и того что его отец был открытым Сталинистом, благодаря своим действиям по защите Ельцина, и жесткой критике руководства СССР, более жесткой подчас чем мог позволить Ельцин, постепенно начинал приобретать всё большую популярность. В частности играло роль то что он человек из КГБ который отрёкся от своего прошлого, и что он будучи председателем комиссии по расследованию событий в Тбилисси, выступил с разгромной критикой партии. Однако связи с тем что Соколов ранее не занимал никаких крупных должностей, и не руководил обкомами, он играл роль тёмной лошадки, и его действия в должности Депутата, и позднее Председателя Верховного совета РСФСР, принесли ему огромную популярность. Более того в среде интеллигенции Соколов со своим стилем работы казался более приемлемым чем Ельцин и Горбачёв. Естественно подобный рост популярности уже Соколова уязвлял Ельцина, однако Ельцин предпочитал работать вместе с Соколовым так как считал его полезным.

Кроме этого Соколов не забывал о главном, что что он, что Ельцин, вряд ли будут выгодны консервативным коммунистам, которые сумели добиться того что бы их ставленники заняли силовые ведомства. В частности новым министром внутренних дел стал Борис Пуго, новым министром обороны Михаил Моисеев, КГБ возглавлял Владимир Крючков. И Соколов справедливо опасался что рано или поздно они либо склонят Горбачёва к закручиванию гаек, или же попросту сместят его. И было понятно что одни из первых в списке на ликвидацию будет он и Ельцин с правительством РСФСР. Допустить этого Соколов не мог. Ранее во время переговоров с Ельциным он договорился что силовой блок остаётся за Соколовым. Имея хорошие отношения с министром внутренних дел РСФСР Виктором Баранниковым, и его заместителем Андреем Дунаевым, а так же принимая активное участие в создании КГБ РСФСР, Соколов постепенно стал создавать план по принятию мер к сопротивлению на случай возможного военного переворота который был крайне вероятен. Фактически Соколов создавал Контр ГКЧП которое в последствии и получит это название, ключевыми лицами Контр ГКЧП были председатель Государственного комитета РСФСР по обороне и безопасности Константин Кобец, Госсекретарь Геннадий Бурдулис, Начальник Службы Безопасности Президента Александр Коржаков, руководитель Главного Управления Охраны при Кабинете министров РСФСР Михаил Барсуков, помощник Президента по вопросам обороны и безопасности Анатолий Ярославцев(Его старый друг, и полковник КГБ), Министр Внутренних Дел РСФСР Виктор Баранников, его заместитель Андрей Дунаев, председатель комиссии ВС РСФСР по вопросам обороны Дмитрий Волкогонов, и председатель новосозданного КГБ РСФСР Виктор Иваненко.

К работе в Контр ГКЧП были привлечены представители оппозиционных организаций, и вся деятельность осуществлялась исключительно по официальным контактам через КГБ РСФСР и МВД РСФСР и Константина Кобеца и его Комитет по обороне и безопасности, связанные с вопросами гражданской обороны, регистрацию оружия и прочее, что согласовывалось с политикой центральных союзных организаций. Соколов как бывший функционер КГБ сумел обеспечить конспирацию, и главное тайну. За основу брался Венгерский опыт 1956 года, в событиях которых он принимал не последнее участие будучи солдатом срочной службы и участвуя в подавлении восстания. Учитывая ошибки Венгерского руководства в октябре 1956 года, Соколов разрабатывал с членам контркомитета возможные шаги опираясь на ошибки Имре Надя в 1956 году, а так же на ошибки допущенные Чехословацким Руководством во время Пражской весны 1968 года, с целью избежать возможности того что Горбачёв, или группа оппозиционная ему в армии и в Партии сможет подавить его сопротивление. Основной упор делался на создание боевых отрядов, и народные дружины с добровольческими сотнями, и упор на привлечение людей имеющих военный опыт. Для обеспечение боевой силы, МВД РСФСР вело постоянную подготовку курсантов различных школ МВД, в Москве и в подмосковье, с целью увеличить боевые силы. Однако основной упор делался на безоружных активистов которые могли стать на дороге у военных и силовиков. Предполагалось комбинировать применение вооружённых отрядов с гражданскими группами сопротивления, проводить тактику переговоров с командирами и прочее. Не смотря на конспирацию и тайну, КГБ всё же смогло узнать хоть и малую но всё же информацию о том что готовиться серьёзное сопротивление, и это ускорило подготовку к выступлению. Тем более что помимо этой информации полученной вероятнее всего из-за шпионажа внутри МВД РСФСР, дополнительным стимулом являлась ситуация в Прибалтике.

7 января 1991 года правительство Литвы, возглавляемое Казимира Прунскене старой знакомой Соколова по МДГ, и членом Саюдис, значительно (в среднем по республике в 3,2 раза) повысило розничные цены на продукты питания (то есть провело «либерализацию цен»). На следующий день Гражданский комитет Вильнюса и просоветская коммунистическая организация «Единство» организовали митинг у здания Верховного Совета Литвы, участники которого потребовали отмены повышения цен на основные продукты питания, отставки литовского правительства и даже предприняли попытку ворваться в здание. В выступлении по радио и телевидению председатель Верховного Совета Витаутас Ландсбергис призвал сторонников независимости не допустить захвата парламента, правительственных зданий и важнейших объектов инфраструктуры.

Выступая 8 января на сессии Верховного Совета СССР, председатель палаты Национальностей союзного парламента Рафик Нишанов «выразил обеспокоенность» сложившейся в Литве ситуацией, заявив, что в адрес ВС СССР приходят «многочисленные телеграммы жителей Литвы с призывом к союзному руководству навести в республике порядок». Одновременно, 8-9 января в Литву были переброшены сотрудники спецподразделения «Альфа», Псковской дивизии ВДВ и других частей.

Соколов изначально выступал против Энергетической блокады Литвы, и часто ездил в Вильнус сначала как Председатель Верховного Совета РСФСР, а после и как Президент РСФСР. Горбачёву верили мало, и Соколов выступал для Горбачёва, и для Прунскене с Ландсбергисом своеобразным контактом, и пытался посадить их за стол переговоров. Более того Соколов склонялся к тому что Литва не откажется от намерений выйти из состава СССР, и был заинтересован в том что бы юридически это оформить, и провести разрядку, так как Литва с её экономикой из-за сложившейся системы была важна для экономики РСФСР, и выступал за равноправные в будущем договоры торговые и экономические между Литвой и СССР. Однако события пошли по иному варианту.

В ночь с 12 на 13 января две колонны советской бронетехники (десантники 7-й гв.вдд при поддержке группы «Альфа») из места своей постоянной дислокации (т. н. «Северного городка») направились в центр Вильнюса, осуществляя движение по всем полосам дороги. Одна, как предполагалось, направлялась к окружённому многотысячной толпой парламенту, другая — к телевизионной башне, где также собралось много народа. Узнав об этом Соколов направился туда вместе со штатом охраны, Госсекретарём Бурбулисом, и частью руководства РСФСР. При этом так как Соколов собирался посетить с визитом Ленинград, он сумел легко сменить маршрут Самолёта, сев в Даугавпилсе на аэродроме Грива-Западный, на машинах реквизированных у местного клуба ДОСААФ, он пересёк границу Латвийско-Литовскую административную границу, и приехал в Вильнус с несколькими задержками в 11 утра.

Той ночью, при штурме телевизионной башни советскими войсками, погибло 13 человек и, как минимум, 140 были ранены (среди погибших — лейтенант группы «Альфа» В. В. Шатских). Атака на здание Верховного Совета Литвы(парламента Литвы) началась ранним утром, и однако из-за огромного количества мирных жителей, штурм самого здания не состоялся, и части ограничились попыткой разгона демонстрантов, погибло 29 человек, 360 были ранены, из них погибло два десантника, и 27 было ранено. Приехавший в город Соколов добравшись до штаба войск по сути остановил готовившуюся вторую атаку на Верховный Совет, и после поехал туда, где провел переговоры с Ландсбергисом и Прунскене. Это был звёздный час Соколова, так как Горбачёв, и остальные из руководства СССР заявили что ничего не знали об этом. Похожая ситуация происходила в Латвии, куда Соколов направился 17 января после долгих переговоров в Вильнусе между представителями армии и КГБ, и после с Литовским правительством, выступая в качестве посредника. В Латвии, Соколов так же выступил посредником между Народным Фронтом Латвии, и силовиками. После чего Соколов отправился в Москву, где попытался провести переговоры с Советским партийным руководством, однако попытки переговоров с ним саботировались Горбачёвым, который ушёл в глухую защиту. Так как Соколов был прямым свидетелем тех событий, и более того предотвратил ещё большее кровопролитие, он часто за время пребывания в Москве давал интервью, и часто говорил с прессой, в том числе и зарубежной. Кроме этого участвовал в митингах, где он активно критиковал власть. За это время ситуация в Латвии накалилась до предела, и конфликт вышел на новый уровень. Рижский ОМОН, и его бойцы подвергавшиеся нападениям со стороны "Баррикадников" сторонников Народного Фронта Латвии, начали действовать самостоятельно. Как у ОМОНа так и у Баррикадников было огнестрельное, и в случае с последними холодное колюще-режущее оружие. Исключительно грамотные действия руководства Рижского ОМОНа во главе с Чеславом Млынником, позволили без потерь как среди ОМОНа так и без потерь среди "Баррикадников" захватить МВД Латвии. В центральной же части города началась стрельба во время которой погибли люди, Соколов срочно выехал туда.  

Активное общение с представителями "Баррикадников" руководством Латвии, Министром Внутренних дел Латвии Алоизом Вазнисом, и членами Народного Фронта Латвии, позволили кое как усмирить агрессию толпы, а после переговоров с Млынником Соколову удалось убедить последнего отказаться от самостоятельных действий. В частности Соколов поставил ультиматум обеим сторонам что в случае нарушения перемирия, он не станет в дальнейшем защищать их. В последующую неделю Соколов постоянно находился в Прибалтике, курсируя по маршруту Вильнус-Рига-Таллин-Ленинград. Горбачёв изначально игнорировавший его, решил провести с ним разговор по телефону. Разговор кончился ничем. Имея постоянный контакт с руководителями войск в этих республик, включая с в будущем известным Джохаром Дудаевым военным комендантом города Тарту в Эстонии, пригрозивший использовать бомбардировщики своего полка против Советских войск которые войдут в Эстонию, Соколов вёл переговоры с ними, и с руководителями Прибалтийских республик. Итогом переговоров стало подписание уникальной в мировой юридической практике Декларации о Взаимопонимании, Согласии и Солидарности, проще именуемой "Согласительной Декларацией"

При этом данная декларация являясь уникальным примером в истории, была не только политическим заявлением, но и еще договором. Полагаясь на положение конституции СССР и некоторых поправок внесенных в неё ранее о выходе республик из Состава СССР, Соколов так же полагаясь на расчеты экономистов и военных в частности группы Председателя Государственного комитета по Обороне и безопасности РСФСР Константина Кобца, обозначил сроки и схему вывода Советских войск из Прибалтики, и их материальной части. Примечательно что в будущем после развала положение декларации соблюдались неукоснительно, всеми сторонами подписавшими её, это было одной из причин того почему войска России из Латвии ушли позже всех в 1995 году, связи с нахождением там Скундского локатора системы предупреждения о ракетном нападении, уже при Президенте Гунтисе Улманисе

По сути это был Сепаратный договор, так как Соколов по сути принял на себя роль которую должен был играть Горбачёв. Однако реакция со стороны оппозиции которую за время нахождение в Москве и Ленинграде поднял на уши Соколов, и организовал её выступление, так и со стороны международного сообщества, и в особенности США, с чьим послом Мэтлоком Соколов находился в постоянной связи, не оставляла руководству СССР иного выхода как и Горбачёву кроме как принять декларацию соответствующим постановлением Президента СССР "О принципах урегулирования конфликта в Прибалтийских республиках". Деятельность Соколова во время этого конфликта, и его результат, как и миротворческая деятельность вызвали восхищение на Западе и внутри СССР.  

То что Горбачёв принял во многом им же разработанную Декларацию, как основу для урегулирования конфликта там, по меркам того времени могло значить только то что Горбачёв во всесоюзной политике отходил на второй план, и на первые роли выдвигался Соколов. С другой стороны, Международное сообщество было возмущено действиями союзного центра, и Горбачёва. В одночасье, Горбачёв из реформатора и архитектора Перестройки и Нового мышления, превратился в такого же коммуниста-консерватора как и его предшественники которые решали дела силой. Председатель Верховного совета РСФСР Ельцин, который в дни этих событий находился в Москве на митингах, и координируя оппозицию, жёстко критиковал Горбачёва. Не упустил возможности, подчас и агрессивно раскритиковать Горбачёва, не смотря на то что он всё же поддержал Декларацию, и Соколов, который как и в случае с Тбилисси считал что армию попросту предали, и заставили солдат нарушить присягу. Как человеку в своё время служившему в армии, и помнившему Венгрию как ветеран тех событий, Соколову практика использования армии против своего народа была отвратительна. Не в меньшей степени Соколов раскритиковал поведение СМИ, которые каверкали и порочили погибшего сотрудника Альфы Шатских, и двух других десантников во время событий в Вильнусе, за что подвергся критике со стороны тех же СМИ, и части радикальных оппозиционеров, вроде Валерии Новодворской.  

Однако Прибалтика, и то что Соколов защищал в первую очередь солдат, и предотвратил кровопролитие, повысил авторитет Соколова в народе и среди интеллигенции за защиту Литвы и Латвии с Эстонией, и его личный авторитет в МВД и в Армии. В США сначала относившиеся к нему как к Генералу КГБ скептически и с предосторожностью, были восхищены его деятельностью направленную на мирное урегулирование конфликта. Авторитета Соколова стали крайне бояться представители консервативно настроенных коммунистов которые продолжали брать власть в политбюро, такие как Крючков, министр МВД Пуго, и остальные. 

По окончанию событий в Прибалтике, Соколов, как сторонник реформ, и благодаря событиям в Прибалтике завоевал огромный рейтинг, и популярность. Постоянные разъезды по стране было более 70, только добавили ему популярности. Соколов в отличие от Ельцина не был демагогом, и как Сахаров до него выступал конкретно и по делу, объясняя то и другое. В этот период деятельности Соколова примечательно и то что в правительстве Черномырдина работал и будущий активный оппозиционер Григорий Явлинский, соавтор Шаталина по программе реформ "500 дней". Он занимал пост заместителя председателя Совета министров РСФСР, и работал над программой реформ имея полную поддержку Соколова, который отстаивал его программу, и активно её рекламировал. На тот момент Явлинский был в ближнем окружении Соколова, и многим людям запомнилось как они оба провели показательный спаринг на ринге в спортзале, так как оба были боксёрами, и их последующую пресс-конференцию. 

Кроме Явлинского уже тогда в окружении Соколова работали будущие известные экономисты такие как Гайдар, Шаталин, Ясин. При очередной чистке кабинета, Гайдар был назначен советником Президента РСФСР по экономическим вопросам, и уже тогда Соколов стал склоняться к будущим реформам по плану Гайдара, так как не смотря на его линию на сохранение СССР в чём он с Явлинским и Горбачёвым был солидарен, прошедшие за 90-е годы события, уже ясно говорили что СССР по сути скоро может разрушиться, в результате чего экономика окажется в ещё большем кризисе. Это было не сколько из-за недоверия к Явлинскому, а сколько из-за желания искать альтернативные пути, а Явлинский был известен своей принципиальностью и считал что перерабатывать план не нужно. Известный своей предусмотрительностью Соколов оценив вероятность полного развала СССР, решил прислушаться к альтернативному мнению, и данным мнением было мнение Гайдара. 

22 февраля 1991 года, Соколов совершает официальный визит в США, где находиться там пять дней, и посещает Вашингтон, Филадельфию и Нью-Йорк. Советником Соколова во время визита был бывший посол СССР в США Анатолий Добрынин, имевший огромный опыт дипломатической работы, и общения с американскими политиками. Располагающая внешность Соколова, как и то что его жена была намного моложе его, и красивее Раисы Горбачёвой, привлекли к нему огромное внимание, вместе с событиями в Прибалтике, и ранее его деятельностью во время Первого Съезда Народных Депутатов, и расследование событий в Тбилисси. Соколова встречали подобно Горбачёву, хоть и приём со стороны американской общественности был не таким восторженным как приём Горбачёва, так как Соколов всё же был бывшим офицером КГБ, однако в СМИ превозносились его заслуги. Вашингтон Пост напечатала статью с подзаголовком "Кто вы мистер Соколов?". Встреча на официальном уровне так же была довольно радушной, Соколов сумел за короткое время наладить общий язык с Бушем-старшим, новым Президентом США. В последствии Соколов описал этот разговор так:  
...Наш первый разговор с Джорджем Бушем-старшим состоялся сразу после пресс-конференции по моему прибытию в США. Я отлично знал английский в отличие от Хрущёва, Брежнева, и Горбачёва, и потому мне не нужен был переводчик, я предложил ему поговорить за виски. Ему предложение понравилось, и он согласился. Джордж не мог уловить настрой встречи, и ограничивался обычными вопросами, пытаясь понять кто я.

Я вспомнил инструктаж который я получил при подготовке к визиту, и вспомнил что он военный лётчик, и воевал с Японцами во время Второй мировой войны. Я всегда относился с уважением к ветеранам войны, так что я сразу решил спросить Джорджа как он относиться к тому что у США с СССР были кроме страниц холодной войны и более славные страницы совместной истории, а именно Вторая мировая когда наши страны воевали вместе против стран Оси. Он ответил что он сам воевал во время войны, и помнит её. Разговор пошёл в нужном мне и ему тем более тоне. Мы долго говорили о войне. Он рассказал то что он пережил во время войны. А я вспомнил про концлагерь, и сказал ему что если бы не он и не флот США в Тихом океане который громил Японцев, Сталин бы не перебросил сибирские дивизии на западный фронт, и что наша армия не смогла бы выстоять в критический момент, а я бы умер со своими родными, и сказал ему спасибо за то что он как и многие люди мира исполнил свой долг защищая мир от нацизма. Он заплакал, могу поклясться, мы говорили наедине, и потому он не сдерживал эмоции. Я проявил к нему уважение не только как к президенту, но и как к человеку. Что бы там не говорила Маргарет Тэтчер о том что я не искренен, но я тогда говорил то что было на душе. Иначе бы у меня не было с ним таких дружеских отношений. Потом уже я спрашивал его про его опыт работы в Китае, ведь он по сути был первым послом США в КНР в то же время в которое я был там, о его работе в разведке. Мы оба видели Вторую мировую он как военный лётчик, а я как ребёнок прошедший концлагерь. Мы оба были в Китае на дипломатической работе в одно и тоже время. И мы оба работали в разведке, и в те времена были врагами. Нам было что обсудить.

С уверенностью могу сказать, что разговор с Бушем-старшим тогда стал одним из самых ярких впечатлений в моей жизни. Мы работали в одно время на дипломатическом фронте и в одном месте - в Пекине, и оба работали в разведке. Он как Директор ЦРУ при Форде, я как глава резидентуры в Японии уже на тот момент. Я был первым нашим разведчиком-президентом, который обменивался своим опытом и мнением с другим разведчиком-президентом которые раньше были по разные стороны баррикад. И теперь Холодная война окончилась, и мы могли вспомнить прошлое, помня и о том что мы не всё можем рассказать, но найдя общий язык. Такое не забывается...
Подобные разговоры не протоколировались вовсе, что было беспрецедентным случаем в истории США и СССР, так как раньше при подобных разговорах присутствовал переводчик. Позднее Буш-старший уже по собственной инициативе во время визита устраивал встречи без галстуков, и говорил с Соколовым. По итогу визита на совместной пресс-конференции Буш и Соколов говоря на английском выразили надежду на то что отношения между США и РСФСР продолжаться, а Буш-старший заявил СМИ что Соколов человек поразительной эрудиции, начитан, и честен в своих намерениях проводить реформы, и оставить холодную войну в прошлом.

Пятидневный визит Соколова в США, его выступление на трибуне ООН, как и участие в Пресс-конференциях, окончательно создало ему популярность политика новой эры. Эрудированного и инициативного. То что Буш-старший лестно отозвался о нём вызвало среди консерваторов в Политбюро и в КГБ настоящий ропот. На встрече лидеров стран большой семёрки неделю спустя Горбачёв приглашённый на саммит, всерьёз не воспринимался. По сути запад показал что после Прибалтики он хочет иметь дело только с Соколовым. По возвращению в СССР, Соколов дал большое телеинтервью Владиславу Листьеву, где выступил как человек исповедующий западные ценности демократии, а именно Атлантическую хартию Рузвельта, о которой во время интервью говорил Соколов. А так же поделился своими впечатлениями от визита в США, и разговора с американским президентом Бушем-старшим. Примечательно что Соколов тогда же познакомился и с будущим президентом США, сыном Буша-старшего, Бушем-младшим.

Результат визита, и выступление на трибуне ООН, куда он был приглашён выступить с оценкой событий минувшего года, и событий в Прибалтике, привели в ужас руководство СССР. Соколов активно критиковал позицию центрального руководства СССР в отношении Прибалтики, и силовые методы, и заявил об опасности повторения этого. Это привело к ускорению подготовки консервативного крыла к вооружённому выступлению.

Дополнительным стимулом выступала неудачная денежная реформа кабмина Павлова, первого Премьер-министра СССР после реформ системы власти. Во первых против реформы выступали ведущие экономисты которые говорили о том что это разрушит покупательную способность рубля, и убьёт в последствии возможные рыночные реформы. Фиксированная сумма подлежащая обмену по сути, могла привести к обнищанию огромного количества народа, и к проблемам бедности. При этом денежная масса которая могла быть использована в экономике для стимулирования рыночных процессов, и для пополнения бюджета по программе 500 дней уменьшилась бы. Подобная фиксационная реформа при удачном завершении ставила под вопрос будущие реформы, и вероятнее всего это привело бы к плачевным результатам. Соколов активно этому пытался воспрепятствовать, как и остальные члены его правительства. Итогом этого стало то что своим указом Горбачёв запретил проведение митингов, а СНД РСФСР постановлением разрешил таковые на территории СССР. Ситуация выходила из под контроля. Попытки Соколова договориться с Горбачёвым об отмене реформы, и снятии Павлова с поста провалились. Тем самым Соколов нажил себе врага в лице Премьер-министра СССР.

Но тем не менее ко времени переворота, Соколов укрепил свою личную власть, и более того, создал структуру с чёткой иерархией которая могла бы противодействовать возможному перевороту. Контакты с армией и генералами которые имели авторитет по сути выигрывали для него время. И это было решающим фактором. Как и то что Горбачёв не желал разгонять митинги в Москве и где бы то ни было после Прибалтики, чем он показал свою слабость, и дал понять что он в этом участвовать не станет.

В дни Путча

После Путча, развал СССР

Конституционный кризис, новая конституция

Всеобщие выборы 1992 года

Президент России(Раздел переписывается)

Первый срок.

Вероятно самое первое что он сделал после переизбрания в 1992 году, так это занял бывший Сталинский кабинет, в котором так же заседал Косыгин, а после Тихонов, и Рыжков. Однако даже при Косыгине, и при Рыжкове в Кабинете ничего не менялось, над рабочим столом всё время висела знаменитая фотография где Ленин читает Правду. Между окнами находились портреты Суворова и Кутузова. Валерий Анатольевич подверг Сталинский кабинет своеобразной "реформе". Во первых Ленина он заменил на Петра Великого, Суворова и Кутузова на Сперанского, и Витте, над дверью разместил портрет Андропова. На полу постелил свой любимый багровый ковер который ранее был у него на Лубянке, про который ходила шутка что он багровый из-за крови тех кто пытался произвести на него впечатления, и кто желал выслужиться. У одного из окон в аккурат между Сперанским и Витте он поставил подаренную ему копию статуи Атланта которая красуется у Рокфеллер-центра в Нью-Йорке, на мраморной колонне. Из-за чего её тень падала на этот ковер когда был день. Напротив он поставил шкафы с книгами и документами, и повесил на стене огромную карту России. Под ней располагалась между шкафами и стеллажами репродукция картины "Вечная Россия" в золоченной рамке. Всем этим Валерий Анатольевич вкладывал свой смысл. Петр Первый, Михаил Сперанский, Сергей Витте, и Андропов считались реформаторами. Петр Первый имел сильную руку и волю, Сперанский и Витте были прогрессивными реформаторами которым этого не хватало, но чьи реформы были нужны, Андропов был его учителем и другом, и имел и сильную руку и волю к реформам. Этим Соколов давал понять что рука его сильна, что у него воля к реформам как у этих людей, и что он довольно прогрессивен для этого времени, учитывая сколько книг было в его кабинете. Карта России и картина Вечная Россия символизировали то что он патриот своей страны, и что он будет защищать и развивать её. Статуя Атланта была намеком что всё завязано на нем, и что последнее слово опять же за ним. Вишенкой на торте было то что остальная мебель, и даже рабочий стол, и часы как были при Сталине, как были при Косыгине и остальных, так и остались при Соколове. Сталин это образ сильной руки подобный Петру, а Косыгин считался реформатором, и опять это это символизировало что он первый со времен Петра Великого кто имеет и сильную руку, и голову на плечах что бы осуществить реформы. - Александр Коржаков, глава СБП.
Вероятно его самое сильное оружие, после его голоса и прекрасно поставленной речи с тем что он полиглот, было то что Соколов в отличие от Горбачева который пытался строить из себя борца за мир, и искреннего человека, был харизматичен как личность, и имел характер настоящего шоу-мена. Он вел себя не так как обычные государственные деятели, тем более не как первые лица государств. Его поведение, появления в различных местах, на различных мероприятиях, и его модные костюмы, вместе с неожиданными пресс-конференциями и фотосессиями со всеми желающими, больше напоминало поведение французского актера, и помогало ему везде стать своим. Он был дико популярен на Западе, своим поведением, и со всем эпатажем он символизировал Новую Россию - модную, молодую, живущую по новой, и более того идущей дальше остальных. Его непринужденность, и спонтанность создавала ему популярность не только в политических, но и в культурных, и просветительных кругах, особенно среди бизнес-элиты. Возможно тут сыграл опыт его работы в КГБ, или это было его самовыражение, но то что он делал делало ему имя, и помогало ему становиться другом каждой элите в каждом государстве, и тем самым проводить успешно свою политику на благо России. - Галина Старовойтова.

В культуре

Кино

  • В фильмах «Контракт Века» (США 2000),  Буш (США 2010), Перестройка (США, Британия). его роль исполнил Брюс Гринвуд.
  • В фильме "Клинтоны" (2008) его роль исполнил Олек Крупа.
  • В фильмах основанных на автобиографии Соколова "Венгерский октябрь"(2004), "Венгерский синдром"(2005), "Битва за будущее" (2006), и "За рулем истории" (2007) роль Соколова исполнил Олег Меньшиков, молодого Соколова играл Евгений Пронин. Меньшиков так же играл Соколова в сериале "Соколовы" (2010).
  • В фильме "Самолет президента" (1997) с Харрисоном Фордом его прототипом является Президент России Воронов который показан как прозападник, но тем не менее как человек имеющий свои планы во всей заварухе. Роль Воронова исполнил Юрген Прохнов.
  • Стал прототипом российского министра Орлова который являеться Серым Кардиналом при президенте Петрове в телесериале "Карточный домик". Выведен как умный и расчетливый политик с холодной головой умеющий манипулировать всеми кто ему выгоден, или нет. Роль Орлова исполнил Мэл Гибсон.

Книги

  • Соколов послужил прототипом одного из антагонистов серии книг о Джеке Райане - Президента России Кадышева, который также выходец из КГБ, который после начала Перестройки ушел в политику, и стал оппозиционером, а после пришел ко власти благодаря демократическим выборам. В книгах обыгрывается миф о том что Соколов был агентом ЦРУ, который в конце концов предал своих хозяев. Является антиподом Джека Райана с другой стороны железного занавеса.
  • Появляется в произведениях А. Бушкова, А. Кивинова, Ф. Незнанского. Чаще всего имя не упоминается зачастую упоминаясь как просто Президент, но в редких случаях когда всё таки необходимо упомянуть фамилию и имя президента, авторы зачастую используют "Птичьи" фамилии. Например в произведении А. Бушкова "Крючок для пираньивыведен под фамилией Беркутов.

Компьютерные игры

  • В игре Black Ops 2 Соколов является главным антагонистом. По сюжету игры он бывший протеже Драговича, который перенял от своего шефа безпринципность и оппортунизм, и который всё делает ради своих целей. В конце игры убивает Алекса Мейсона, Грега Уивера, и Джейсона Хадсона при этом предавая Николае Чаушеску в Румынии. Мотивы игры навеяны произведениями Тома Клэнси и Марка Гренни, и имеются много отсылок к Кадышеву. Озвучивал Соколова Мэл Гибсон. В игре образ Соколова выведен крайне негативно, по мимо того что он показан как умный агент КГБ, и как манипулятор, он так же показан на протяжении всей игры как психопат с садистскими наклонностями. Данная игра вышла в годы администрации Кларка когда в США благодаря СМИ был спрос на антироссийские игры, и потому создатели решили сыграть на этом. Сам Соколов назвал игру хорошей пародией на него самого.
  • В игре Black Ops 3 продолжении предыдущей появляется как эпизодический персонаж, и в действиях самой игры не появляется вплоть до заключительных миссий, в игре в загрузочных роликах используются вырезки из реальных выпусков новостей, 90-х, с участием самого Соколова. Озвучивал Соколова вновь Мэл Гибсон. Как и в прошлой игре по мимо того что показан как манипулятор, и оппортунист, показан так же как крайне агрессивный психопат получающий удовольствие от убийств хоть и в меньшей степени в отличие от предыдущей части.

Интересные факты

  • Назван Валерием своим отцом в честь Валерия Чкалова, знаменитого летчика, и любимчика Сталина. Аналогично этому Соколов назвал своего сына в честь Юрия Гагарина. 
  • Соколов умеет играть на Фортепиано и Пианино. Очень часто во время приёмов в Кремле, и во время празднования своих юбилеев играл для гостей на фортепиано. Предпочитает играть Джаз, и Блюз. Любовь к игре на пианино и фортепиано у Соколова от его мачехи, которая была учительницей музыки в школе.  
  • Во время визита в США в 1994 году, его любовь к Фортепиано стала поводом для интересного инцидента. Когда подвыпивший Соколов, уставший во время официального приёма от классической музыки согнал музыканта с Фортепиано и занял его место наигрывая в стиле Джаз мелодию песни Mess Around, часто импровизируя. Чуть позже к нему присоединилась его жена Маргарита так же умеющая играть на фортепиано. Билл Клинтон тогдашний Президент США, так же поклонник Джаза, зная данную мелодию, попросил принести ему его саксофон, и вскоре он присоединился к ним. Президентский Джаз-банд как нарекли инцидент в прессе в США и в России, так как всё происходящее было записано на камеры, стал мировой сенсацией, и поныне запись этого почти 28-ми минутного Джаз концерта двух президентов остаётся очень популярной, в частности на YouTube.  
  • Соколов является заядлым курильщиком. Любимая марки сигарет "Союз-Аполлон", и Филлип Моррис. В 1998 году, эта вредная привычка едва не стоила Соколову жизни, когда ему был диагностирован рак лёгких. 
  • Начинает свой день с обязательной часовой утренней пробежки.
  • Соколов является страстным болельщиком двух футбольных команд: "Торпедо", и ЦСКА.
  • До службы в КГБ увлекался Русским Хоккеем, и конькобежными видами спорта. Имел многочисленные спортивные разряды.
  • Соколов левша.
  • По признанию старшей дочери Соколова сделанным в 1998 году, Валерий Анатольевич до крайности ненавидит Солженицына, и его произведения. По её словам, когда речь заходит о "проблеме Солженицына" её отец не стесняется матерных выражений, и впадает в гнев. Её слова так же подтвердила бывшая Вице-президент России Старовойтова, в том же году, что спровоцировало скандал. После того как Соколов ушёл с поста Президента, он стал публично выражать свою неприязнь Солженицыну.
  • По признанию Соколова его любимые отечественные авторы это Михаил Булгаков, Валентин Пикуль, Анатолий Иванов, и Юлиан Семенов.
  • Любимые цветы Соколова, по признанию его жены Риты - Черные Тюльпаны. Данный факт в последствии стал обыгрываться оппозиционно настроенной публикой, особенно в интернете, учитывая что самолёты доставлявшие домой цинковые гроба со времён Афганской войны называли именно Чёрными тюльпанами. И именно при Соколове Россия вела наибольшее количество войн, а после его президентства, во многом благодаря его влиянию, и лояльных ему людей Россия была втянута в ещё более продолжительную войну в Ираке. Особенно знаменитым стал пассаж известного противника Соколова, Михаила Светова, заявившего что Соколов любит цветы символизирующие смерть, а потому к смерти всех он всегда и вёл. Сам же Соколов ни разу не комментировал это, как и лично не признавался что ему нравятся чёрные тюльпаны.
  • Находясь в Японии Соколов был знаком со многими членами тамошнего правительства, и лично с императором Хирохито, от которого он подарок получил антикварную древнюю Катану времен Токугавы Иэясу.
  • Ведет дружбу с Джоржем Бушем старшим, и его сыном, Строубом Тэлботом, Ньютом Гингричем, Патриком Бьюкенненом, Генри Киссенджером, Диком Чейни, Дональдом Рамсфельдом, Гельмутом Колем, Цзян Цзэминем, Ху Цзяньтао, Игорем Гиоргадзе, Александром Лукашенко, и Кабусом Бен-саидом.
  • Известен как страстный рыболов. Во времена президентства личная дача Соколова была расположена в районе Медвежьих озер, где имелись лодки и лучшее рыболовное снаряжение, а так же пара охотохозяйств. Так же Соколов при визитах в различные страны мира, а так же в регионы России, часто спрашивал у лидеров государств, и у руководителей краев о рыбалке, и о лучших рыбных местах. Предпочитал речную ловлю. Часто возил приехавших в Россию лидеров государств на рыбалку, что часто обыгрывалось в литературе и в кинематографе. Предпочитает ловить большую рыбу, вроде сомов, тарпонов(В Венесуэле), арапайм(В Бразилии) и прочих речных рыб весом больше 6 кг.
  • Отрицает причастность СССР и советского руководства к Катыньскому расстрелу, на чём настаивает Польская сторона не смотря на отсутствие прямых доказательств.
  • В ответ на продолжение утверждений со стороны Польши что именно СССР причастен к Катыньской трагедии Соколов заявил: "Честно говоря, если бы я был на месте Сталина, то я бы действительно их всех перестрелял. Такое удовольствие я бы Гитлеру точно не оставил на его месте! Так что Польше честно говоря очень повезло что Сталин не был мной!". Данное заявление вызвало государственный скандал международного масштаба, и усилило похолодание в отношениях с Польшей.
  • В 2006 году во время интервью на вопрос что Соколов думает об аресте Берии в 1953 году, неожиданно заявил: "Вот и дураки что арестовали! Берия был куда умнее, опытнее, и более прагматичнее чем Хрущев и все остальные! Если бы Берия стал бы лидером Советского Союза, СССР бы существовал бы и сейчас, и жили мы бы лучше чем при Хрущеве, в равной степени если бы мой учитель и покойный друг Юрий Владимирович Андропов сумел бы продержаться еще 5 лет. Но увы, история пошла по другому пути!" Заявление вызвало шок во всем мире, и стало сигналом радикальному крылу КПР для запуска процесса реабилитации Сталина и Берии. Соколов в последующем не раз выступал с положительной оценкой Берии, и его роли в истории.
  • В 1992 году в рамках предвыборной кампании прошел полный тест на право ношения Краппового берета, что демонстрировалось по телевидению. После этого часто появляясь на Мавзолее во время парадов в военной форме надевал Крапповый берет.
  • Является поклонником джаза, блюза, рока 60-х, и большим любителем Русского рока как жанра музыки. Любимыми исполнителями называл Гая Ломбардо, Чака Берри, Джерри Ли Льюиса, Рея Чарльза, и британскую рок-группу The Kinks, если говорить касаемо иностранных исполнителей. Из отечественных любимыми называл отечественную рок-группы Сокол, Кино, ДДТ, и Игоря Талькова(Не смотря на крайне сложные отношения с последним).
  • Является автором крылатых высказываний известных как Соколизмы. Данные высказывания и оговорки популярны тем что Соколов отличается своей сдержанностью в большинстве случаев, и отличной речью, от чего оговорки приобретали неожиданную юмористическую или комическую форму. А в нередких случаях приводили к скандалам и казусам. Кроме этого Соколов любит Каламбуры, и нередко с юмором комментировал различные ситуации.
  • На Соколова покушались рекордное для Российского политика количество раз - 168 известных попыток покушения. 14 из этих попыток едва не закончились гибелью Соколова, однако он выжил благодаря мастерству телохранителей. Во время одной из попыток была ранена его жена Маргарита, и еще во время одной его младшая дочь Вера.
  • Имел оперативный позывной при работе за границей - Дракон. Однако и по сей день большая часть работы Соколова за границей остается под грифом - "Совершенно секретно", что рождает различные теории заговора в желтой прессе, и в различных телепрограммах в жанре Мокьюментари.
  • При работе в центральном аппарате КГБ СССР будучи заместителем сначала Крючкова а потом и Чебрикова, получил следующие прозвище - Бульдозер. Данное прозвище получил за то что сталкиваясь со своими врагами в КГБ которые плели против него интриги, ломал им карьеру и просто сбивал их с ног словно Бульдозер. Прозвище Соколова стало популярно в народе после выборов 1997 года, когда оно попало в прессу, после чего оппозиция часто называла Соколова бульдозером. На что сам Соколов шутливо отвечал что это для него комплимент.
  • Секретарша Соколова Анна Ковалева, знающая о резком характере Соколова, и переменах его настроения, изучив признаки перемены его настроения, купила однажды много разноцветных ручек, выкладывая перед собой каждый раз ту которая соответствовала настроению Соколова, что бы министры и члены администрации знали когда лучше всего входить в кабинет, и как лучше говорить. Узнав об этом Соколов принес кучу своих портретов с разной лицевой мимикой, каждое выражение лица выражало его настроение, и распорядился прибить к его двери рамку с надписью - настроение босса. Анна после этого вместо ручек меняла портреты. Сами портреты нарисовал известный художник Никос Сафронов, ныне данные портреты находятся в Кремлевском музее.
  • Склонен к эпатажному поведению, и появлениям на публике, не свойственному государственному деятелю. Кроме этого склонен к юмору, очень часто комментируя любую ситуацию в юмористической форме. При этом во многих ситуациях, когда Соколов проявлял себя как личность, он демонстрировал определённое незнание манер поведения, и правил этикета, особенно на западе, тем самым создав себе репутацию сноба. То есть человека желающего выглядеть как джентльмен, при этом не обладая навыками для такого поведения. Многие заметные случаи позже были обыграны в фильмах, и в литературе.
  • Любимый фильм Соколова, по его словам - "Бегущий по Лезвию" 1982 года. Режиссёра Ридли Скотта. По воспоминаниям людей входивших в его ближний круг во время президентства, Соколов во время кризисов в редкие часы отдыха, часто пересматривал этот фильм, порой несколько раз на день.
  • В 2017 году Денни Вильнёв снимавший вторую часть фильма "Бегущий по Лезвию 2049", зная что Соколов является наиболее знаменитым фанатом первого фильма, пригласил его сыграть в новой части эпизодическую роль торговца, для чего Соколов отпустил бороду, и волосы, что бы иметь возможность завязать их в "Конский хвост". за образ взял внешность актёра Раде Шербеджия, известного по роли Бориса Бритвы из фильма Большой Куш, от Гая Ричи. Был номинирован на премию MTV, за эту роль, но проиграл.


Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.