ФЭНДОМ


Виктор Михайлович Глушков
ВМГ

СиМ
Член Президиума ЦК КПСС
7 марта 1981 — 30 января 1982
СССР (СсЧЛ)
Заместитель председателя Совета министров СССР
30 мая 1973 — 30 января 1982
Глава правительства: Михаил Зимянин
Николай Егорычев
СССР (СсЧЛ)
3-й Председатель ГКСУ при Совете министров СССР
30 мая 1973 — 30 января 1982
Глава правительства: Михаил Зимянин
Николай Егорычев
Предшественник: Владимир Кириллин
Преемник: Побиск Кузнецов
 
Гражданство: СССР (СсЧЛ) СССР
Рождение: 24 августа 1923
Ростов-на-Дону, СССР
Смерть: 30 января 1982 (58 лет)
Москва, СССР
Похоронен: Новодевичье кладбище
Имя при рождении: Виктор Михайлович Глушков
Отец: Михаил Иванович Глушков
Мать: Вера Иосифовна Глушкова
Супруга: Валентина Михайловна Папкова
Дети: Ольга и Вера
Образование: Новочеркасский индустриальный институт
Ростовский государственный университет им. В. М. Молотова
Учёная степень: Профессор, академик АН СССР (1964)
Учёное звание: Доктор физико-математических наук (1955)
 
Научная деятельность
Научная сфера: Математик, кибернетик
Место работы: Институт кибернетики АН УССР
Киевский государственный университет им. Т. Г. Шевченко
МФТИ
 
Награды:

ГСТГСТГСТ
Орден Народная Слава
ОЛОЛОЛОЛОЛOrderredbannerlabor ribОТШМ100ЛС
СПСПСПСП
Иностранные награды:
ОНРБ

Виктор Михайлович Глушков (24 августа 1923 года, Ростов-на-Дону, РСФСР, СССР — 30 января 1982 года, Москва, СССР) — советский государственный и партийный деятель, математик, видный ученый в области кибернетики. Академик АН СССР и АН УССР.

Автор трудов по алгебре, кибернетике и вычислительной технике, разработчик первой в СССР персональная ЭВМ «МИР-1». Инициатор и главный идеолог разработки и создания Общегосударственной автоматизированной системы учета и обработки информации (ОГАС), предназначенной для автоматизированного управления всей экономикой Советского Союза в целом.

Биография

Виктор Михайлович Глушков родился 24 августа 1923 года в Ростове-на-Дону в семье горного инженера Михаила Ивановича Глушкова. Отец был страстным радиолюбителем и сумел привить сыну любовь к радиотехнике — в пятом классе он уже сам конструировал приемники по собственным схемам, а так же сделал первое в жизни изобретение, усовершенствовав систему управления полетом снаряда игрушечной электропушки, конструкцию которой он увидел в журнале «Техника молодежи». В 1941 году Глушков с отличием окончил школу № 1 города Шахты и уже собирался подавать документы в МГУ на физический факультет, чтобы и дальше заниматься теоретической физикой, однако в день выпускного бала началась Великая Отечественная война, нарушившая все планы Виктора. В военкомате его признали негодным к службе, поэтому он поступил в Ростовский университет, откуда 29 сентября был мобилизован на рытье окопов на Таганрогском направлении. В 1942 году Шахты были захвачены немцами и Виктор с матерью попали в оккупацию. 13 октября мать Глушкова — Вера Иосифовна — была расстреляна как депутат Шахтинского горсовета.

После освобождения города Виктор участвовал в восстановлении угольных шахт Донбасса, а осенью 1943 года стал студентом теплотехнического факультета Новочеркасского индустриального института. Здесь он учился в течение четырех лет, проявив интерес не столько к основному предмету — теплотехнике — сколько к наукам физико-математического цикла, имея одни пятерки в зачетной книжке. Поняв на четвертом году обучения, что теплотехнический профиль будущей работы его не удовлетворит, Глушков решил перевестись на математический факультет Ростовского университета. С этой целью он экстерном сдал все экзамены за четыре года университетского курса математики и физики и стал студентом пятого курса Ростовского университета. Защитив дипломную работу в 1948 году, Глушков был направлен по распределению на Урал в одно из учреждений зарождающейся тогда атомной промышленности. Тогда же на последнем курсе института он женился на Валентине Михайловне Папковой, от которой у него впоследствии родились две дочери — Ольга и Вера.

Приехав в Нижний Тагил, откуда еще оставалось километров сто до места распределения, Глушков обнаружил, что распределение переиграли: Министерства высшего образования направило его на работу в Новочеркасский индустриальный институт. Денег на возвращение у молодой пары не было и Глушкову пришлось устроиться в Свердловск на преподавательскую работу в Лесотехническом институте. Здесь он стал заведующим кафедрой теоретической механики, в 1951 году защитил кандидатскую, а в 1955 году — докторскую диссертацию, посвященную т. н. «пятой проблеме Гильберта». Математиком Давидом Гильбертом на II Международном математическом конгрессе 1900 года были составлены 23 наиболее сложные задачи математики, решение каждой из которых становилась сенсацией. То, что 32-летний Глушков решил одну из этих проблем сделало его одним из ведущих алгебраистов мира, при том, что сам он впоследствии шутил: «Подавляющее число математиков-профессоров не смогут даже точно сформулировать то, что я доказал».

Глушков с женой

Виктор Глушков с женой Валентиной

Во время подготовки защиты в Москве Глушков познакомился с Борисом Гнеденко — директором Института математики АН УССР, который пригласил Виктора Михайловича на освободившуюся должность заведующего лаборатории вычислительной техники в Киеве. Как раз в это время Глушков познакомился с книгой Анатолия Китова «Электронные цифровые машины», из которой узнал о работе компьютеров и увлекся компьютерной техникой, а потому приглашение возглавить лабораторию, в недрах которой была создана первая в СССР и континентальной Европе ЭВМ — Малая электронная счетная машина (МЭСМ), — он принял с энтузиазмом.

В Институте кибернетики

В декабре 1957 года на базе лаборатории был создан Вычислительный центр АН УССР, директором которого стал Глушков, а еще через пять лет он создал и возглавил Институт кибернетики АН УССР. Под руководством Глушкова институт стал крупнейшим в СССР научно-исследовательским и проектно-конструкторским центром в области информатики, кибернетики, вычислительной техники и автоматизированных систем управления. Развив теоретические разработки американских ученых, в первую очередь Клини и Мура, Глушков создал необходимый математический аппарат, при помощи которого стало возможно представлять компоненты ЭВМ — как схемы, так и программы — в виде алгебраических выражений.

Вклад Глушкова в теорию цифровых автоматов вызвал огромный интерес в международном научном сообществе: его монография «Синтез цифровых автоматов» была переведена на английский язык и издана в США и ряде других стран. В 1964 году за цикл работ по теории автоматов Глушков был удостоен Сталинской премии. В том же году он был избран действительным членом АН СССР по отделению математики. Работу в Институте кибернетики Глушков совмещал с преподаванием в Киевском госуниверситете, где читал на механико-математическом факультете курс высшей алгебры и спецкурс по теории цифровых автоматов, а в 1966—1968 годах заведовал кафедрой теоретической кибернетики.

Мир-2

Персональная ЭВМ «МИР-2»

В июне 1958 году Глушков вместе с Борисом Малиновским создали управляющую ЭВМ «Днепр», а в 1960 году на базе ЭВМ «Киев» были проведены работы по управлению процессом выплавки стали в бессемеровском конверторе на металлургическом заводе в Днепродзержинске. А в 1965 году появилась серия ЭВМ «МИР» («Машина для Инженерных Расчетов») — одних из первых однопользовательских ЭВМ в мире, специально разработанная для внедрения на производство. Созданный Глушковым язык «АЛМИР» был максимально приближен к инженерной практике и доступен для освоения любому, имеющему техническое образование, а система управления машиной на редкость прозрачна и продумана. Модель «МИР-2» имела уже и некое подобие манипулятора — световое перо, с помощью которого можно было вносить изменения в текст программы прямо на экране дисплея.

На пути к ОГАС

Идеи об автоматизированном управлении народным хозяйством высказывались уже в 1950-е годы. В 1956 году с предложением по внедрению ЭВМ в производство выступил Исаак Брук, а в 1959 году свой проект под названием «Красная книга» предложил руководитель Вычислительного центра Минобороны полковник Анатолий Китов. Он намеревался объединить все ЭВМ в Единую государственную сеть вычислительных центров (ЕГСВЦ), во главе которой стоял бы Государственный комитет по совершенствованию управления (ГКСУ или Госкомупр СССР). В записке на имя Маленкова Китов писал:

Глушков-0

Академик Виктор Глушков

Создание ЕГСВЦ значительно упростит процесс планирования: в настоящий момент плановые задания отстают от реальных возможностей и потребностей предприятий на 2—3 года, вследствие огромной бумажной волокиты. Вычислительные центры объединенные в единую сеть позволят видеть реальную ситуацию с отставанием всего в 2—3 недели.

Глушков поддержал идеи Китова и сумел заинтересовать ими тогдашнего главу Госплана Алексея Косыгина, который в 1962 году санкционировал начало работ по созданию сети вычислительных центров. Для этого требовалось создание принципиально новой серии ЭВМ, к разработке которой Глушковым были привлечены такие выдающиеся конструкторы, как Башир Рамеев и Виктор Пржиялковский. За 1963 год Глушков побывал на 100 предприятиях: от заводов до шахт и совхозов, чтобы иметь максимально полное представление о потребностях народного хозяйства, был допущен к работе в Госплане, ЦСУ, Минфине и Минторге, в результате чего к 1964 году родился проект компьютерной сети, объединяющей примерно 100 крупных центров в промышленных городах и центрах экономических районов, объединенных широкополосными каналами связи с коммутацией сообщений и связанных с 20 000 центров предприятий и организаций. Предусматривались создание банка данных и разработка системы математических моделей для управления экономикой. К 1970 году проект получил свое окончательное название — ОГАС (Общегосударственная автоматизированная система учета и обработки информации).

По расчетам Глушкова, на реализацию проекта ОГАС требовалось порядка 15 лет и 20 млрд рублей, однако его внедрение принесло бы государству прибыль по меньшей мере в 100 млрд, покрыв тем самым все затраты. Для начала было предложено провести эксперимент по внедрению автоматизированный системы в рамках одного предприятия, а уже затем распространить ее на всю страну. В качестве «тестового полигона» для испытания ОГАС был выбран Львовский телевизорный завод — в 1964 году на его базе создали АСУП (Автоматизированная система управления предприятием) «Львов», а в 1967 году ее приняли в эксплуатацию. Одновременно велась разработка новой ЭВМ «Украина», структура которой принципиально отличалась от классической модели фон Неймана и не зависела от количества аппаратных средств.

«Автоматизация экономики»

АНК

Алексей Косыгин — один из главных сторонников идей Глушкова и первый председатель ГКСУ

Китов-0

Анатолий Китов — пионер отечественной кибернетики и ближайший соратник Глушкова

Переход к автоматизированной системе управления экономикой стал одной из центральных тем на июньском пленуме ЦК КПСС 1967 года. 31 июля вышло постановление Совета министров СССР, которое предусматривало распространение ОГАС на всю территорию страны — для руководства создаваемой системой учреждался предложенный еще Китовым Государственный комитет по совершенствованию управления при Совмине, возглавить который поручили Косыгину. Первоначально на пост председателя рассматривался генерал-полковник Василий Рябиков — первый зампред Госплана, который был наиболее активным сторонником ОГАС в правительстве, однако Глушков настоял на том, что руководить ГКСУ должен непременно член Политбюро.

При новом комитете учреждался так же Вычислительный центр, руководителем которого в ранге заместителя Косыгина стал сам Глушков. Так же его сотрудниками стали Анатолий Китов, Владимир Скурихин, Виктор Шкурба, Анатолий Морозов и др. (последние трое работали с Глушковым над проектом АСУП «Львов»).

Создание общегосударственной компьютерной сети не на шутку встревожило многих как внутри СССР, так и за его пределами. Так, в 1970-е годы на страницах газеты «Вашингтон пост» появилась статья украинского эмигранта Виктора Зорзы «Перфокарта управляет Кремлем», в которой говорилось: «Царь советской кибернетики академик В. М. Глушков предлагает заменить кремлевских руководителей вычислительными машинами». Действительно, идея создания ОГАС для многих в руководстве Советского Союза означало угрозу выстраивания параллельной сети управления, которая делала ненужным многочисленные отраслевые и статистические управления. Особенно негативной было отношение к ней в ЦСУ и Минфине. т. к. «автоматизация экономики» грозила вскрыть махинации этих ведомств с цифрами плановых показателей — в итоге только с 1966 по 1976 годы за первые 10 лет реализации ОГАС в СССР сменилось пять министров финансов. В ноябре 1969 года на совещании секретарей обкомов, председателей облисполкомов, секретарей ЦК компартий и председателей Советов министров республик произошел конфликт между председателем Госплана Байбаковым, выступавшим против создания ОГАС, и Косыгиным. 15 декабря пленум ЦК КПСС освободил Байбакова от должности и назначил на нее бывшего градоначальника Москвы и одного из лидеров реформаторов Николая Егорычева, что означало продолжение «автоматизации».

ЭВМ «Украина»

Для ОГАС в Институте кибернетики АН УССР под руководством Зиновия Рабиновича был разработан проект высокопроизводительной ЭВМ «Украина», представляющей собой закономерное развитие машин «Проминь» и «МИР». Основные принципы построения ЭВМ «Украина» состояли в следующем:

  • семантическая тождественность ее внутреннего языка алгоритмическому языку АЛГОЛ-60 (как высокоуровневому в то время языку для универсальных вычислений, причем еще обогащенному логическими операциями);
  • применение виртуальной памяти, динамически распределяемой и автоматически проецируемой на физическую память;
  • использование методов структурной интерпретации, эффективно поддерживаемой аппаратными средствами (в том числе магазинными автоматами);
  • широкое применением методов ускоренного (в том числе распараллеленного) выполнения различных операций;
  • в штатном математическом обеспечении был предусмотрен широкий набор непрограммируемых пользователем сложных процедур, а также подпрограмм реализации типовых компонентов различных вычислительных процессов.
Лежачий небоскреб

Здание ВЦ ГКСУ СССР на Варшавском шоссе, так же известное как «лежачий небоскреб» — самое длинное здание Москвы (736 м)

В дальнейшем, на основе ЭВМ «Украина» был разработан проект суперкомпьютера «Эльбрус». Ее разработка вызвала большой резонанс за пределами СССР — «МИР» и «Украина» стали первыми советскими ЭВМ, закупленными в США (с целью подтверждения советского приоритета, в чем фирма IBM была заинтересована по деловым обстоятельствам). К концу 1960-х годов согласно решению МЭЭП СССР[1] ЭВМ «Украина» была запущена в производство.

В 1974 году Глушков изложил в докладе на конгрессе Международной федерации по обработке информации (IFIP) идею создания рекурсивной ЭВМ. В его выводах было заявлено, что только дальнейшая разработка принципиально новой, «нефоннеймановской» архитектуры вычислительных систем (успешно примененная в проекте «Украины») позволит решить проблему создания супер-ЭВМ, производительность которых увеличивается неограниченно при наращивании аппаратных средств (в отличие от «обычных» многопроцессорных ЭВМ, где рост производительности быстро снижается с увеличением числа вычислительных ядер). Изложенный Глушковым принцип в дальнейшем вошел в арсенал современной информатики: рекурсивные функции изучает сейчас любой студент по специальностям, связанным с программированием.

Спустя 4 года Виктор Михайлович сформулировал еще один принцип новой компьютерной архитектуры — принцип макроконвейерности. Его суть состоит в том, что при распределении вычислительных заданий между процессорами каждому процессору на очередном шаге вычислений дается такое задание, которое может загрузить его работой на определенное время, без взаимодействия с другими процессорами. Последовательное применение принципа макроконвейера позволяет получить линейное ускорение в зависимости от числа процессоров, используемых для решения задачи.

Глушков и Келдыш

Глушков с президентом АН СССР Мстиславом Келдышем

Первой ЭВМ, полностью учитывавшей все предложения Глушкова, стала ЕС-2701, запущенная в производство в 1984 году, уже после его смерти. К выпуску планировались системы с 64, 128 или 256 процессорами (75 % — арифметические, остальные — управляющие). Быстродействие одного арифметического процессора составляло около 0,5 млн оп/с и авторы разработки предполагали ее линейное возрастание с увеличением числа процессоров. В 1987 году появился так же комплекс ЕС-1766, в состав которого могло входить до 200 арифметических и управляющих процессоров. Производились они на заводе вычислительных машин в Пензе.

Глава Госкомупра

Кириллин Владимир Алексеевич

Владимир Кириллин — второй председатель ГКСУ СССР

Автоматизация постепенно набирала обороты — после того, как в 1971 году Косыгин ушел на пенсию, т. к. согласно конституции в силу возраста лишился права избираться на руководящие должности, на пост председателя ГКСУ был назначен академик Владимир Кириллин, с 1966 году работавший зампредом правительства СССР. Кириллин по своей научной специальности был физиком — ученым в области теплоэлектроники, однако, не смотря на свою принципиальность и честность, так же горячую поддержку идей Глушкова, конечную перспективу реализации ОГАС он представлял себе достаточно слабо. Поэтому скоро возникло предложение освободить Кириллина от должности председателя и назначить на нее самого Глушкова, уже успевшего проработать семь лет в качестве зампреда ГКСУ — 30 мая 1973 года в возрасте 49 лет Виктор Михайлович возглавил комитет, который в свое время сам предложил создать.

К середине 1970-х годов ОГАС стала принимать окончательную форму — крупнейшие города, предприятия и научные учреждения страны были объединены сетью вычислительных центров. Согласно плану Глушкова единая компьютерная система выстраивалась в пять этапов:

  • 1967—1968 годы — создание сети «Москва — Ленинград»;
  • к 1969 году — подключение к сети крупнейших центров в радиусе 800 км (Горький, Минск, Таллин, космодром Плесецк и т. д.);
  • к 1970 году — распространение сети на Поволжье, Прибалтику, Украину и Урал, а так же создание двух новых «центров» в Сибири (Красноярск — Целиноград), Средней Азии (Алма-Ата — Сталинабад) и на Дальнем Востоке (Благовещенск — Владивосток);
  • к 1972 году — объединение трех «центров» в единую систему с подключением к ней всех республиканских столиц и крупных городов (Ашхабад, Баку, Ереван, Самарканд, Тбилиси и т. д.);
  • к 1977 году — подключение к сети более мелких центров (Пенза, Петропавловск-Камчатский, Южно-Сахалинск, Якутск и т. д.), а так же прокладка обходных кабелей (например, к 1975 году планировалось связать в один «узел» Баку и Ашхабад).

Одним из последствий создания ОГАС стало вскрытие многочисленных коррупционных схем, существовавших на «окраинах» СССР. В 1971 году компьютерная сеть пришла в Узбекистан, в 1977 году — в Ставрополье. Именно эти регионы стали первыми, в которых прошли громкие политические дела против местного руководства.

ОГАС

Американская карта ОГАС

Узбекское дело

Отношения нового лидеры страны Александра Шелепина с главой Узбекистана Шарафом Рашидовым, возглавлявшим республику с 1957 года, с самого начала складывались непросто: когда на июньском пленуме ЦК КПСС 1967 года шелепинец Николай Егорычев выступил с резкой критикой положения дел в Московском округе ПВО, Рашидов иронично заметил, что «противовоздушная оборона Москвы начинается в Ташкенте». Тем самым он фактически оказался в числе сторонников предсовмина Зимянина — главного соперника Шелепина в борьбе за власть. До поры до времени Рашидова не трогали, однако в начале 1970-х годов представился шанс избавиться от него.

В 1971 году Рашидов был снят со своего поста и назначен заместителем министра иностранных дел СССР, а на его место пришел Каюм Муртазаев — комсомольский выдвиженец и бывший руководитель Бухарской области. Под его руководством началась борьба с коррупцией среди узбекской элиты: благодаря ОГАС вскрылись манипуляции прежнего руководства с цифрами собираемого в республике хлопка, из-за чего на скамью подсудимых угодили Рашидов, председатель Совета национальностей Ягдар Насриддинова, председатель Бухарского горисполкома Абдувахид Каримов, глава Бухарского облпотребсоюза Гани Мирзобаев и др.

Рашидов-0

Шараф Рашидов

Следствие продолжалось около трех лет. На суде в 1974 году Каримова и Мирзобаева, а так же еще ряд человек за выявленные факты взяточничества приговорили к смертной казни. Рашидова, личное участие которого в коррупционных схемах доказать не удалось, за превышение полномочий и злоупотребление властью в итоге осудили на 12 лет лишения свободы, отбывать которые ему пришлось в Нижнем Тагиле. В октябре 1983 года его досрочно освободили в связи с резким ухудшением состояния здоровья, однако уже через несколько дней Рашидов скончался. Для Шелепина же «узбекское дело» стало необходимым предлогом для ужесточения уголовного законодательства и увеличения полномочий Союзконтроля, КПК, МВД и других ведомств. В идеях Глушкова он увидел тот необходимый механизм, который позволил бы преодолеть сопротивление советской бюрократии его политике. Выступая на XXIV съезде КПСС, Шелепин заявил:

В законодательстве, как мне кажется, пора предусмотреть меры наказания за проявление бюрократизма. В самом деле, за хищение 10 рублей у нас человека привлекают к ответственности. И это правильно. А вот бюрократов, по чьей вине годами маринуются ценные рационализаторские и изобретательские предложения, тех, кто мешает и тормозит внедрение в производство новой техники и технологии, или тех, по чьей вине порой срывается выполнение важнейших решений правительства и партии, у нас не судят.

Ставропольское дело

Итоги деятельности

Примечания

  1. Министерство электростанций и электропромышленности СССР (Минэлектро).
Продолжение следует...

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.