Война ирреденты
Битва при Бецекке.jpg
Время 14 июня - 20 декабря 1866
Место Центральная и Южная Европа, Адриатическое море
Итоги Победа Венгрии и Италии
Причина Стремление Венгрии и Италии к ирредентизму
Территориальные
изменения
См. мирный договор
Участники
Венгры.png Королевство Венгрия
Папская италия.jpg Итальянская Федерация
Австро-богемия.png Австро-Богемская империя
Командующие
Штандарт короля Венгрии.png Иштван VI
Венгры.png Дьюла Андраши
Венгры.png Артур Гёргей
Венгры.png Дьёрдь Клапка
Савойский штандарт.png Виктор Эммануил II
Папская италия.jpg Альфонсо Ферреро Ламармора
Папская италия.jpg Энрико Чальдини
Папская италия.jpg Карло Персано
Штандарт Максюты-1.png Максимилиан I
Австро-богемия.png эрцгерцог Альбрехт
Австро-богемия.png Эдуард Клам-Галлас
Австро-богемия.png Людвиг фон Бенедек

Война ирреденты (итал. Guerra degli irredenti), также известна как итало-венгерско-австрийская война, Хорватская война (венгр. Horvát háború) в венгерской историографии и Габсбургская война (нем. Der Habsburgerkrieg) в германоязычной историографии, в Богемии-Моравии известна как Бессмысленная война (чеш. Bezvýznamná válka) - вооружённый конфликт между Итальянской Федерацией, королевством Венгрия и Австро-Богемской империей, вызванный неудовлетворением Италии и Венгрии результатами Весны Народов, а также стремлением к ирредентизму в отношении территорий, находящихся под управлением Вены.

Предпосылки

С образования независимых Италии и Венгрии в политической жизни стран наблюдалось парадоксальное явление: несмотря на кажущуюся победу над Габсбургской монархией и освобождение от иностранного владычества в государствах появилось неудовлетворение итогами мира, что побуждало рост реваншистских настроений в обществе и элитах.

По Зальцбургскому мирному договору Австрия признавала независимость Венгрии на условии отказа последней от претензий на Хорватию и Славонию, бывших до этого составной частью Земель короны Святого Иштвана. После реставрации монархии и особенно во время премьерства графа Сеченьи в рамках укрепления нового строя правительством Венгрии стало пропагандироваться мнение, согласно которому отказ от Хорватии - вина республиканского правительства и на самом деле революционный гонвед ещё мог провести несколько наступательных операций, способных навязать австрийцам венгерские условия. Неприязнь и презрение короля Иштвана VI и верхов королевства к австрийскому правительству помешали Вене наладить отношения с бывшей частью Габсбургской империи. С приходом к власти Дьюлы Андраши милитаристская риторика усилилась; важной вехой также стало заключение альянса с Италией.

В Итальянской Федерации рассматривали населённые этническими итальянцами Трентино и Триест "неосвобождёнными" территориями, а значит процесс Рисорджименто не может считаться завершённым. Это вызвало появление идеологии ирредентизма или ирреденты. По договору в Секешфехерваре Италия и Венгрия чётко определяли свои обязательства, сроки начала войны и ведения наступлений и будущие приобретения. В сентябре 1865 года под давлением со стороны консерваторов и при попустительстве Августейшей Коллегии пало либеральное правительство Урбано Ратацци, на смену которому на посту премьер-министра пришёл генерал Альфонсо Феррера Ламармона. Подготовка к войне стала почти открытой.

Реакция Великих Держав

В Австро-Богемии министр-президент эрцгерцог Альбрехт, правивший от лица слабохарактерного императора Максимилиана, был немало обеспокоен столь показательно-агрессивным поведением соседей. Пытаясь заручиться хоть чьей-либо поддержкой, он предлагал союз Пруссии, России и Франции; однако, не обладая дипломатическим талантом, потерпел неудачу во всех трёх столицах: Берлин требовал уступок по внутригерманским вопросам, Санкт-Петербург - признания аннексии Галиции, а Париж считал Венгрию и Италию недостаточно серьёзными врагами для Габсбургской монархии и затягивал переговоры, не желая ввязываться в войну. Великобритания же ещё с начала царствования королевы Шарлотты на официальном, правительственном уровне придерживалась политики "блестящей изоляции". В добавок, царствующий король Георг V был тестем прусского кронпринца, а правительство Великобритании благоприятно смотрело на усиление Пруссии.

Причины войны

Непосредственной причиной войны выступил территориальный спор на венгро-австрийком рубеже в Хорватии. На протяжении всего существования Второго Венгерского королевства в высоких кабинетах Буды и Вены не утихали споры о разграничении территории. Габсбургские монархии пытались перекроить границы королевства Хорватии-Славонии в свою пользу, стремясь вернуть земли, которые считали "исконно" своими. В 1865 году с приходом к власти в Венгрии графа Дьюлы Андраши подобные споры участились, однако поначалу принимали вид лишь обмена нотами, тон которых постепенно повышался.

29 мая 1866 года отряд пограничной стражи венгерского гонведа демонстративно пересек границу и вошёл в город Гола на севере Хорватии, где начал располагаться на квартиры. Вена заявила протест и потребовала удалить мадьяр со своей территории, на что кабинет Андраши ответил тем, что согласно венгерским картам Гола - часть Земель короны Св. Иштвана. Эрцгерцог Альбрехт Тешенский хотя и отдавал себе отчёт, что конфликт в Гола является по сути началом войны, уже не видел возможности её избежать и убедил императора Максимилиана I 5 июня объявить о начале мобилизации сначала в австрийских и хорватских землях, а 10 июня, пользуясь тем, что вопросы войны и мира находились в компетенции общеимперского правительства, и в Богемии-Моравии, что вызвало широкое недовольство чехов. На последовавшие 12 числа требования Венгрии, чьи войска уже стояли у границ, прекратить призыв, а также на слабые увещевания папы Пия IX о нежелательности братской войны правительство герцога Тешенского ответило отказом. 14 июня Венгерское королевство объявило Австро-Богемской империи войну, а днём позже, выполняя свой союзнический долг, его примеру последовала Итальянская Федерация.

Венгерский фронт

Ещё в начале инцидента в Гола венгерские войска начали продвижение к австрийским границам и уже в день объявления войны перешли её; подобная подготовленность позволяет судить о том, что причины «Голаского кризиса» были искусственно созданы правящими кругами в Буде. Ввиду приграничного положения Вены Генеральным Штабом гонведа был разработан план «быстрой войны»: согласно ему 47-тысячная армия генерала Артура Гёргея должна была в короткие сроки разбить приграничные группировки австрийцев и в течение недели выйти в предместья Вены. Однако эрцгерцог Альбрехт был хотя и посредственным политиком, но неплохим генералом и столь очевидное решение венгров не стало для него неожиданным.

Словацкая экспедиция

Австрийская пехота в Словакии

Уже 16 июня 25-тысячная армия богемского генерала Эдуарда Клам-Галласа вторглась в пределы Венгерского королевства и, поскольку основные силы гонведа были задействованы на венском и хорватском направлениях, не встретив сильного сопротивления в течение четырёх дней продвинулась вглубь Словакии, взяв города Тренчин и Жилин. Войну с Венгрией поддержали и поляки Великого княжества Краковского, не забывшие предательства мадьяр во время Весны Народов; отряды Людвика Мерославского, сменившего Яна Скриженецкого в роли лидера польской эмиграции, проникали вглубь вражеской территории, наводя ужас на венгерское население пограничных земель. Главным достижением войск Мерославского стал захват 20 июня небольшого города Кежмарк в Высоких Татрах, что было активно использовано в австро-богемской и, в особенности, краковской пропаганде.

Неожиданный перенос войны на территорию Венгерского королевства вызвал смятение в будайских кабинетах - армия Гёргея была отозвана обратно в Пожонь, а её половина была передана 23-тысячной армии генерала Дьёрдя Клапки, которому поставили цель изгнать австро-чехов и краковских поляков с венгерских земель. Помимо этого, по дипломатическим каналам Дьюла Андраши усилил давление на Итальянскую Федерацию, подталкивая её к более активному ведению боевых действий, чтобы отвлечь большее количество австрийских сил. Однако спешка не пошла на пользу итальянцам - торопливо организованное наступление в Тироле было отбито с большими потерями. В совокупности эти меры всё же достигли поставленной цели: к началу июля армия Клам-Галласа была вынуждена оставить едва занятый Жилин, а 7 июля - Тренчин, отступив за реку Ваг к старой границе.

Венское направление

Лишь в середине июля венгерский гонвед перешёл в активное наступление на Вену. Хотя от Пожони, откуда велось наступление силами армии Гёргея до столицы Австрии было меньше дня пути, венгры не смогли продвинуться дальше городка Хайнбург-ан-дер-Донау в 16 км от границы. Готовившийся к войне эрцгерцог Альбрехт основательно укрепил рубежи на подступах к Вене, сосредоточив вокруг неё 75-тысячную группировку, продолжавшую увеличиваться за счёт отводимых из Тироля и Славонии частей. Оборону столицы возглавил герцог Тешенский возглавил сам, порекомендовав императору Максимилиану перебраться в Линц; с самого начала войны в городе был введён комендантский час, а в конце июня был распущен рейхсрат.

Австрийская артиллерия под Веной

Увязнувшие под Веной венгры, однако, не были отброшены к границе: на помощь Гёргею была переброшена группировка Дьёрдя Клапки, что сравняло армии двух вотчин Габсбургов по численности. В период с 14 июля по nn nnnn Хайнбург несколько раз переходил из рук в руки, гонвед то продвигался вперёд до самых пригородов Вены, то отступал назад к границе, предоставляя австрийской артиллерии обстреливать Пожонь. На Гёргея и Клапку давили из Буды, требуя решительных действий и прорыва, в то время как Альбрехт Тешенский с остервенением пытался прогнать мадьяр со своей земли, отдав приказ о мобилизации всех венцев, способных держать в руках оружие.

Вторжение в Хорватию

14 июня в дополнение к имевшемуся в Голе венгерскому гарнизону были переброшены подкрепления, призванные вызвать у противника ложное впечатление о намерении Буды развивать готовый плацдарм. В тоже время, западнее основная группировка под командованием генерал-майора Мора Перцеля перешла границу и, форсировав реку Драу, вышла под стены города Вараждин, взяв его после непродолжительного сражения. Из-за того, что в ходе контрреформ эрцгерцога Альбрехта автономия хорватского регионального правительства была фактически ликвидирована, а созданная при Франце-Иосифе армия распущена, при венгерском вторжении королевство Хорватия-Славония не смогло сходу организовать свою оборону. Однако угроза возвращения венгерского господства всколыхнула хорватское общество и вызвало новый взрыв патриотизма, сравнимый с 1847 годом. Возродившиеся хорватское движение возглавили Эуген Кватерник и Анте Старчевич, создатели Хорватской партии права, участвовавшей в выборах в Сабор.

Хорватские ополченцы

Вторжение австро-чехов в Словакию вынудило верховное венгерское командование лишить Перцеля части резервов, что значительно замедлило темпы продвижения его армии. 23 июня хорватское ополчение под началом Кватерника в районе Нови-Марофа встретилось с венграми и ценой больших потерь остановило их. Но уже 10 июля к захваченному Перцелем Вараждину подошли вернувшиеся из Словакии части и во втором сражении при Нови-Марофе слабо организованное и необученное ополчение Кватерника было разгромлено; путь на Загреб был открыт.

30 июля передовые отряды Перцеля в районе города сесвете встретились с войсками военного губернатора Хорватии Франца Куна фон Куненфельда, назначенного из Вены накануне войны. При вторжении венгров ему фон Куненфельду удалось добиться относительно единства между местными националистами, однако после своего поражение при Нове-Марофе Кватерник, чудом избежавший смерти, обвинил губернатора в сговоре с врагом, поскольку тот не пришёл на помощь ополчению. Возмущённый столь наглой ложью, Куненфельд приказал заточить Кватерника в тюрьму, где тот умер спустя три дня при подозрительных обстоятельствах, вскоре ставших достоянием гласности. Хорваты, возмущённые предполагаемой казнью своего героя, отказали Куненфельду в сотрудничестве. таким образом австрийский генерал оказался на враждебной территории, с движущимся на встречу ему противником. находясь в столь сложной ситуации губернатор принял решение не вступать в генеральное сражение под стенами Загреба, где можно было легко стать жертвой не только мадьярской, но и хорватской пули. Австрийская армия отошла за Саву к Карловацу, где рассчитывала дождаться подкреплений из Австрии и Славонии, предоставив венграм и хорватам перебить друг друга.

Венгерские гренадёры под Загребом

4 августа после непродолжительно сражения у Загреба с плохо вооружёнными ополченцами, Мор Перцель вошёл в город и 7 числа издал прокламацию, в которой разъяснил цели Венгрии в войне. Так, королевское правительство и лично король Иштван не видят в хорватах своих врагов - их главным противником является венский кабинет. То же самое правительство Австрии на протяжении последних лет угнетало и хорватское население и раз за разом не выполняло данных обещаний, преследовало "лучших сынов Хорватии", что фактически делает хорватов и венгров союзниками в борьбе с Авсро-Богемией. Вину за войну 1847 года Перцель возложил на республиканское правительство и лично Кошута. Днём позже из Буды был доставлен манифест Иштвана VI, где тот обещал восстановить автономию Хорватии во внутренних делах, нарушенную правительством герцога Тешенского, в случае, если королевство Хорватии и Славонии признает его как своего монарха. Собравшийся в конце августа Сабор, состоявший впрочем из лиц, допущенных Перцелем, после долгих прений и под нажимом гонведа согласился избрать Иштвана Габсбурга королём.

Итальянский фронт

Несмотря на тот факт, что практически с самого своего создания Италия готовилась к новому витку Рисорджименто, а непосредственно перед войной к власти пришло военное правительство, в войну Рим вступил далеко не в лучшей форме. Армии государств-субъектов так и не был приведены к общему знаменателю: от армии к армии разнились регламенты, стандарты, обмундирование и вооружение; федерального флота не существовало вовсе - его функции выполняла сводная эскадра Сардинии, Обеих Сицилий и Папского государства, чей статус юридически не был определён.

Численность мобилизованной итальянской армии составила 200 000 человек, общее командование над которыми Августейшая Коллегия формально возложила на короля Сардинии-Пьемонта Виктора Эмманиула II, а тот в свою очередь передал их премьер-министру Альфонсо Ламарморе. Согласно первоначальному плану ведения боевых действий Энрико Чальдини должен был вести наступление с территории Ломбардо-Венецианского королевства из Удино на Триест и далее в Хорватию. Вторая армия под началом самого Ламарморы атаковала австрийский Триент.

Наступление в Тироле

Ламармора вторгся в пределы Австро-Богемской империи 21 июня и, обойдя Риву, 25 числа вышел к Триенту, тирольской столице, однако первая попытка взять город обернулась полным провалом, а армия едва не откатилась к границе. В начале июля, подтянув резервы и перегруппировавшись, итальянская армия снова вторглась в пределы Австрии и начала продвигаться по тирольской земле, захватывая город за городом. Стремясь избежать провала прошлого преступления Ламармора пересмотрел свою тактику и в этот раз продвигался медленно, принуждая к сдаче каждый гарнизон. Только 7 июля он вышел к Риве, приняв её капитуляцию на следующий день, и 20 июля вновь был под Триентом. В ходе начавшихся боёв за город, где к тому времени сосредоточилась 50-тысячная армия генерала Людвига фон Бенека. Эрцгерцог Альбрехт, направляя фон Бенедеку инструкции в готовящийся к осаде Триент, писал:

<...>Я пребываю в глубоком убеждении, что у Вас хватит сил не только не допустить сдачи города, но и снова отбросить итальянцев к границе, после чего война, несомненно, будет перенесена на вражескую территорию.

Сардинские берсальеры при штурме Триента

Прогноз бессменного министра-президента в целом оправдался: австрийцам удалось отбить первый приступ, но перейти в контрнаступление не вышло. Итальянская армия сумела удержаться от повторения позора месячной давности; Ламармора планомерно обкладывал город, готовясь к осаде. После длительной артподготовки и нескольких неудачных штурмов, ценой больших потерь 18 августа итальянская армия всё же смогла овладеть Триентом. Победа над генералом фон Бенедеком стала единственной завершённой викторией итальянского оружия за всю войну.

Битва за Триест

Тем временем Энрико Чальдини перешёл границу с Хорватией и предпринял попытку блокировать Триест с суши. Осадив его, он стал ждать подхода объединённой эскадры государств-субъектов дабы подвергнуть город полномасштабному обстрелу и принудить к сдаче. Однако флотилия под началом адмирала Карло ди Персано, из-за убеждений командира о её "неготовности" вступить в полномасштабный бой, покинула порт Анконы лишь 30 июня и только 13 июля подошла к Триесту. Свою задержку Персано объяснял впоследствии тем, что опасением встречи с австрийским флотом.

Начавшаяся осада Триеста сопровождалась многочисленными склоками как в армии, так и на флоте: папские дворянские гвардейцы, савойские и венецианские офицеры оспаривали право Чальдини, подданного моденского герцога, командовать, а сицилийские корабли на рейде стояли в отдалении от прочих. Местнические споры вызывали раздражение в Риме, однако и в парламенте, и в Августейшей коллегии велись баталии сходного рода: король Савойи Виктор Эммануил II пользуясь почётной должностью верховного командующего попытался сместить Чальдини, однако этому воспротивились другие члены Коллегии, даже его собственный сын Фердинанд, интригами отца получивший Железную корону Ломбардо-Венецианского королевства.

Между тем, жизнь осада мало повлияла на жизнь Триеста: у местных жителей появилась новая традиция, быстро ставшая популярной, прогуливаться в непосредственной близости от передовой или по стенам города, наблюдая за итальянской армией. Ситуация изменилась, когда в ночь с 1 на 2 августа к городу подошёл австрийский флот под командованием адмирала Вильгельма фон Тегетхоффа. Разминувшись в июле с Персано, австрийцы встали на рейде у острова Лисса, пытаясь тут снова перехватить флот противника и обстреливая морские конвои. Решившись, всё же деблокировать Триест, фон Тегетхофф пошёл на столкновение с итальянцами и подойдя к городу ночью, начал обстрел рейда. Утром 2 августа обе стороны увидели последствия ночной баталии: почти полностью уничтожена эскадра Сицилийского королевства, флагман объединённого флота "Ре ди Савойя" сел на мель, подставившись боком под береговые батареи, ещё два савойских броненосца оказались потоплены. Австрийцы же, несмотря на менее совершенные корабли, не потеряли ни одного судна, а их повреждения были весьма незначительными.

Адмирал фон Тегетхофф в битве при Триесте

Столь сокрушительное поражение флота резко переменило ситуацию не в пользу итальянцев: теперь, когда морская блокада была прорвана, у австрийцев, казалось, появился шанс снять осаду. Тем не менее, Чальдини, не желая отступать, приказал усилить артобстрелы, предоставив флоту Персано в меру сил решить проблему адмирала Тегетхоффа.

Пражский переворот

Война, развязанная Венгрией и Италией, никогда не была популярна в королевстве Богемии и Моравии. В пражских кулуарах неоднократно заявляли о нежелании чехов воевать, а после мобилизации, объявленной общеимперским правительством, с трибуны Сейма стали раздаваться антиавстрийские речи. Франтишек Палацкий, с несколькими перерывами занимавший пост первого министра королевства с момента подписания Компромисса 1848 года, до определённого момента пытался лавировать между радикалами и австрофилийской частью парламента, однако после того, как от имени короля Максимилиана II эрцгерцог Альбрехт объявил о роспуске Сейма, вместе со своими сторонниками перешёл на сторону первых.

Безрезультатное вторжение Эдуарда Клам-Галласа в Словакию с корпусом, укомплектованным исключительно чехами, также не порадовало Богемию. При этом сам генерал умудрился выйти сухим из воды и даже увеличил свою популярность у простого народа и интеллигенции, заявив, что кровью чехов спасена Вена, а сам он был принуждён действовать против своей воли по указанию всё того же герцога Тешенского. Венгерские части хотя и тревожили пограничные пункты Объединённого королевства, не спешили углубляться в его территорию, сосредоточив все силы на Венском и Загребском направлениях. Клам-Галлас в свою очередь не спешил атаковать противника, отговариваясь от эмиссаров эрцгерцога "неподготовленностью" богемской армии, не успевшей восстановиться после словацкого похода.

Рост сепаратистских настроений в пражских элитах активно поощрялся венгерской кроной и прусской маркой. Министр-президент Пруссии Отто фон Бисмарк через многочисленных посредников вступил в сношения с Палацким и Клам-Галласом, предложив им поддержку, если Богемия решит выйти из-под скипетра Габсбургов. Лишённый своей должности первый министр и глава богемской армии вступили в заговор, стремясь "завершить дело 1847 года" и добыть независимость для своей Отчизны.

31 августа правительству Альбрехта Тешенского был нанесён новый удар: Прага, Ольмюц, Брно, Острава и другие крупные и малые города восстали против своего короля, укрывшегося в далёком от них Линце. В Старой ратуше Праги Франтишек Палацкий созвал распущенный Сейм, который почти единогласно детронизировал Максимилиана II и создал Чрезвычайное Правительство во главе с Палацким, а графу Клам-Галласу доверили пост Регента короны Святого Вацлава.

Эдуард Клам-Галлас, регент Богемии-Моравии

Венгрия и Италия уже 1 сентября признали кабинет Палацкого единственно легитимным правительством Богемии, 4 числа к ним присоединилась Пруссия вместе с Северогерманским союзом, 10-ого - Бавария, Вюртемберг и Баден. По инициативе графа Андраши 7 сентября в Праге был заключён "мир с честью" - Богемия-Моравия не понесла никаких территориальных потерь, но обязывалась выплатить символическую контрибуцию за ущерб, причинённый вторжением в Словакию.

Окончание войны

Преданная и окружённая врагами со всех сторон, Австрия, казалось, ещё могла выстоять. 5 сентября была отбита очередная попытка мадьяр взять Вену, гонвед и хорваты-коллаборационисты никак не могли прорваться к Адриатическому морю, после разгрома итальянского флота Триест почти не ощущал на себе бремени осады и благодаря поддержке с моря мог сопротивляться армии Чальдини неограниченно длительное время. Во многом австрийская военная машина продолжала работать за счёт неисчерпаемой энергии, стальной воли и непоколебимой уверенности уверенности в победе эрцгерцога Альбрехта. Измена чехов заставила его подвергать сомнению всех офицеров своего штаба, каждого генерала и политика. В своём послании императору в Линц он пишет:

Всюду ложь, измена, трусость и обман.

Слова его были не лишены истины: сецессия Богемии посеяла семена сомнения в руководстве у некоторых представителей венских правящих кругов. Альбрехт подозревал всех своих генералов в симпатиях к врагу, а гражданских чиновников и неуспевших разъехаться депутатов рейхстага в тайных сношениях с Венгрией и Пруссией. 16 сентября герцог Тешенский по своему обыкновению инспектировал передовые позиции, проходившие теперь в районе пригорода Гросэнцерсдорф. По несчастному стечению обстоятельств именно в это время, именно на этом участке фронта части гонведа перешли в наступление. Альбрехт, стремясь предотвратить бегство солдат и вдохновить их своим видом, выхватил шпагу и попытался поднять их в атаку, но тут же был смертельно ранен венгерской пулей. Сражённого эрцгерцога унесли с передовой в ближайшее не разрушенное обстрелом здание - им оказалась лавка кондитера, брошенная хозяином. Там, уложенный на прилавок, Альбрехт из Габсбург-Лотарингского дома, эрцгерцог Австрийский, герцог Тешенский и министр-президент Австрийской империи спустя два часа издал свой последний вздох. Последними словами его стали:

Я счастлив такой смерти. Я умираю солдатом своего императора, я умираю непобеждённым!

В тот день венгры так и не смогли овладеть австрийскими позициями.

Известие о смерти человека, правившего страной железной рукой целое десятилетие повергло императорский двор в Линце в глубочайший шок. Максимилиан I, узнав о гибели своего кузена, побледнел и, проведя рукой по лицу, глухо произнёс: "Вот и всё". Преемником Альбрехта на посту министра-президента стал Александр фон Менсдорф-Пули, осознававшего невозможность продолжать войну. 20 числа он предложил Венгрии и Италии заключить мирный договор.

Мирный договор

По настоятельному требованию Венгрии, Австрия была вынуждена согласиться на посредничество при заключении мирного договора. Попытки кабинета Менсдорфа-Пули апеллировать к Парижу и королю Филиппу VII закончились неудачей, Андраши рьяно отстаивал свою кандидатуру в медиаторы - Пруссию. Австрийскому правительству пришлось согласиться и на это унижение.

Главы делегаций на Бранденбургском конгрессе

2 ноября в Бранденбурге начался сложный переговорный процесс, завершившийся лишь 20 декабря. В итоговый документ были включены следующие положения:

  • Итальянская Федерация получала область Тренто и город Триест с прилегающими землями;
  • Австрийская империя сохраняла за собой Боцен, южную часть Тироля и утрачивала выход к морю;
  • Венгерское королевство присоединяло к себе Бургенланд;
  • За королём Венгрии Иштваном VI признавалась корона Триединого королевства Хорватии, Славонии и Далмации;
  • Австрийская империя признавала расторжение унии с Объединённым королевством Богемии и Моравии, а Максимилиан II отказывался от претензий на корону Святого Вацлава за себя и за своих потомков;
  • Австрийская империя уступала Великое княжество Краковское Венгрии[1];
  • Австрийская империя выплачивала Италии, Венгрии и Богемии-Моравии контрибуцию[2].

Последствия

Бранденбургский мирный трактат фактически положил конец многовековой истории империи Габсбургов. Вена потеряла все свои коронные владения, кроме исконно австрийских земель, держава Максимилиана I была низведена до уровня среднего германского государства, неимеющего возможностей претендовать на сколь-либо заметную роль в регионе. Это не замедлило сказаться на Берлине - посредничество окончательно устранило последние препятствия в объединении Германии под скипетром прусского короля.

Своих целей добились и виновники этой войны. Италия и Венгрия удовлетворили свои стремления к ирредентизму, присоединив земли, которые традиционно считали "своими". Война ирреденты показала, что созданные в горниле Весны Народов страны имеют полное право участвовать в большой европейской политике. Однако и они не избежали негативных последствий войны.

Крайне низкая боеспособность итальянской армии и флота, распри и местнические споры в политических и военных кругах во время боевых действий основательно подпортили авторитет Майской конституции и папы Пия IX как главы государства. Угроза мятежей и новой революции заставила Августейшую Коллегию назначить премьер-министром генерала Альфонсо Ламармору, при котором был осуществлён ряд политических реформ, приведших к либерализации режима. Расширение Венгерского королевства лишь увеличило его проблемы: на протяжении последующих десятилетий Хорватию-Славонию с некоторой периодичностью сотрясали антимадьярские восстания.

Примечания

  1. В том же году правительство Андраши уступило Краков Российской империи за 300 миллионов форинтов.
  2. Доля Богемии и Моравии была равна сумме контрибуции, которую та должна была уплатить Венгрии плюс 1 марка.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.