ФЭНДОМ


Гео́ргий Миха́йлович Дими́тров или Димитров Георги Михайлов (болг. Димитро́в Гео́рги Миха́йлов; 18 июня 1882, село Ковачевци, ныне Перникская область, Болгария — 2 июля 1949, София, Болгария) — изначально болгарский революционер, коммунист-радикал. Начиная с 1924 года отошел от радикальных идей под влиянием событий на юге России и перехода КПР и ряда коммунистических партий мира. В 1925-194* лидер Коммунистической Партии Болгарии, в 1925-1928 - министр внутренних дел Болгарии, в 1928-194* - председатель Народного Собрания Болгарии, в 193*-194* - так же возглавлял Народный Комитет Обороны. В 194*, после распада коалиции "Народного Фронта", исполнял обязанности и.о премьер-министра Болгарии вплоть до выборов, будучи незапятнанной фигурой.

Национальный герой Болгарии: участие в антиэллинистском сопротивлении и взаимодействие с партизанскими отрядами, противодействие исполнению "Эллинской расовой политики" на оккупированных территориях сделали Димитрова

Канонизирован Пловдивской епархией полумаргинальной "Вселенской Православной Церкви", отколовшейся от канонических православных церквей и действующей в Российской Империи, Болгарии и Сербии.

Биография

Происхождение. Начало карьеры

Сын ремесленника Димитра Тренчева и Парашкевы Досевой. С 1894 года работал наборщиком. С 1901 года — секретарь софийского профсоюза печатников. В 1902 году вступил в Болгарскую рабочую социал-демократическую партию (БРСД), а в 1903 году вошёл в ее радикальную часть — «тесных социалистов». Участвовал в антивоенных демонстрациях, за что неоднократно был арестован. За распространение листовок на болгарском, греческом и турецком языках с призывами "Примириться, побрататься, а затем повернуть ружья обратно, в сторону буржуев, царей и других эксплуататоров-мясников, которым выгодна эта война" отсидел полгода под арестом. Публично поддерживал революции в Германии и Италии, хотя сам непосредственно не принимал участия в них. С 1909 года — член ЦК БРСД, которая в 1912 году была преобразована в Болгарскую коммунистическую партию (БКП). В 1909—1926 годах — секретарь Общего рабочего профсоюза, организатор забастовок. В 1916—1926 годах — депутат Болгарского парламента.

Димитров в России

В апреле 1924 года, Георгий Димитров отправляется в Россию, узнав от некоего русского коммуниста Николая Крестинского,
Georgi Dimitrov as a young man

Молодой Димитров в Москве

посетившего съезд БКП, о том, что там готовится революция. По его словам: "Русские братья освободили болгар от фанатичных и реакционных иностранных завоевателей, теперь же долг всех прогрессивных болгар - освобрдить русский народ от капиталистов и монархии".

Приехав в Москву, он принимает участие в работе радикальных ячеек КПР, возглавляемых как опытными лидерами Яковом Михайловичем Свердловым, Михаилом Ивановичем Соколовым и Марком Андреевичем Натансоном, так и молодыми революционерами Иваном Семеновичем Кутяковым и Владимиром Михайловичем Смирновым. Однако, даже они не готовили именно переворот, не говоря уже об умеренных коммунистах и тем более о социал-демократах.

Однако, он принимает участие в стачке рабочих металлообрабатывающих заводов, в профсоюзных демонстрациях ряда других предприятий. Так же, он выступает с докладом о деятельности левого сопротивления в Болгарии перед русскими коммунистами в здании гостиницы "Метрополь". К тому же,  перед ними выступили и представители Германии и Италии, в том числе и посол ГСР в России Пауль Леви, что позволило ему осмыслить ряд проблем построения социалистического общества.

В начале мая, опять же от кого-то из радикалов из состава КПР он узнает, что вооруженное восстание, которое перерастет в революцию, начнется на юге России, он отправляется в Киев, куда прибывает как-раз к Первомаю. Однако и там все окончилось лишь боями отдельных горячих голов из коммунистической и анархистской среды с частями полиции и народодержавными провокаторами. Участие в них приняли на стороне левых и представители Малороссийской Народной Партии во главе с социалистом и идеологом малороссийского автономизма Павлом Постышевым.

С ним Димитров 2 мая провел диспут в ходе которого хоть и поддержал предоставление автономии Украине, однако в пух и прах раскритиковал его идеи по построению некоего "аграрного социализма", основанного на поддержке государством крестьянских товариществ (против чего он конечно не был) и опоры прежде всего на село, а не на город. Его точка зрения заключалась в том, что Постышев недооценил значение промышленности в жизни современного общества и потому пренебрег тем, что социалистическое государство должно идти по пути индустриализации. После этого, он участвует во встрече с местной ячейкой коммунистов, а 3 числа покидает город.

Следующей целью он ставил Харьков или же Петровск-Хортицкий. Как писал Георгий Михайлович в своей автобиографии, он поехал в Запорожье лишь доверившись своей интуиции и не прогадал. Именно там, 12 мая, после провокации казаков Яновского, начались жестокие беспорядки. Димитров вошел в состав "Левой коалиции" как "представитель по международным связям", причем если главу коммунистов Примакова он сразу же посчитал неплохим лидером, то в словах и действиях  "независимого социалиста" Никиты Сергеевича Хрущева он увидел лишь возню и алогичность.

13-14 числа, Димитров, учитывая, что работы по должности еще нет, а революционный опыт у него был еще со времен Первой мировой, активно участвует в организации уличных боев, работая то в революционном штабе Коалиции, то непосредственно с бойцами. Однако, после входа в город частей "Черной гвардии" Щуся, работа городского революционного правительства была парализована, а на улицах начался беспредел. Если снова обратиться к его автобиографии, он вспоминает как 14 мая, после захода солнца, он и член КПР, обычный шахтер Михаил Глазов увидели "арест" мирного жителя двумя черногвардейцами. Они, угрожая пистолетом, провели "обыск", забрав все ценности и приготовились расстрелять за "контрреволюционную деятельность". Однако, Глазов тоже был вооружен: у него был "Кольт", приобретенный для противостояния полиции и ультраправым боевикам. Воспользовавшись тем, что оба находились к нему спиной, он запросто ликвидирует одного, а второму простреливает руку при попытке застрелить уже его самого, после чего уже добивает вторым выстрелом. Сам парень, чуть ли не ставший жертвой революционного террора оказался бедным студентом, причем сочувствующим социалистам, а ему просто не повезло оказаться ночью на улице с дорогими часами (наследством от недавно умершего деда), чем он привлек внимание грабителей. Эта ситуация кардинально изменила воззрения Димитрова.

После этого, он переходит к новой стратегии: стратегии выживания. Он не бежит из города, а пытается выжить. Приход казаков-радикалов, их победа над левыми и творимые разрушения по его мнению были вызваны именно отсутствием дисциплины и целей у левых сил. После начала в городе еврейского погрома, он помогает местным евреям организовать отряд самообороны и защитить от разграбления силами Яновского городскую синагогу. Тем временем, в городе продрлжали действовать красные партизаны. Димитров сумел организовать связь Еврейского отряда с т.н "1 Бригадой Городской Милиции", как назвали себя коммунисты, соцдемы и наименее радикальная часть анархистов под командованием Глазова. Они дают отпор как казакам-националистам, так и бандитствующим частям черногвардейцев. Бои велись за каждый дом, за каждую улицу. Однако, силы были не равны и казаки жестоко расправлялись со многими участниками сопротивления. Однако, и он, и Глазов, и Алексей Шмелев - тот самый студент-социалист, спасенный ими, дожили до 20 числа. После пережитого хаоса, войска Коваленко были поддержаны партизанскими отрядами.

24 мая, Димитров возвращается в Москву чтобы подробно доложить Коммунистической Партии результаты противостояния. Приехав, он узнает про то, что партия исключила из своего состава Примакова и его ближайших сподвижников, а сама идеология партии смягчилась. Ее новый лидер, Лев Розенфельд, сменивший более жесткого Григория Сокольникова, а так же его заместители Валериан Куйбышев и Михаил Павлович Ефремов выступили за изменение программы партии в сторону того, что революция или мирная форма перехода к диктатуре пролетариата в России на данный момент невозможна, поэтому народ к ней надо еще подготовить. Для этого необходимо мирное участие в политике, желательно в союзе с другими левыми силами, чтобы не пустить к власти ультраправых или же излишне склонные к лоббированию чужих интересов силы по типу партии Велихова. Все эти мысли дали Димитрову пищу для размышлений, и вернувшись в Болгарию он знал что делать...

Война фракций: вождь умеренных

Вернувшись на Родину с материалами, собранными в России, он решает предотвратить подобный расклад в Болгарии. Так же, он опасался и того, что болгарский пролетариат не имеет шанса на победу на данный момент и попытка революции может лишь привести к разгрому БКП и других левых организаций. Для достижения своих целей, он начинает борьбу с радикалами в партийном руководстве во главе со сторонниками восстания против царской власти Василом Коларовым и Христо Кабакчиевым.

Его поддержал еще один член ЦК Тодор Луканов, герой национально-освободительной борьбы, герой Первой Мировой и радикальный социалист, участник послевоенного Крушевского восстания Никола Карев, а еще художник Цанко Лавренов, поэт Георги Милев и даже смертельно-больной основатель партии Д.Благоев, правда поддерживающий лишь вторую причину. Однако, просто так сдаваться радикалы не планировали. Они, воспользовавшись многочисленностью, приняли решение об исключении Димитрова из партии. Однако, не меньше было и их противников.

На следующий день, 17 октября 1924 уже Димитров и его фракция решают исключить из партии самих радикалов. Это привело к расколу БКП на БКП (у) и БКП (р), причем последняя вскоре была за призывы к восстанию запрещена и перешла на подпольное положение.

От победы до "Народного Фронта"

После того, как БКП (у) устоялась, начато укрепление связей с организациями "широких социалистов" - соцдемов, от которых откололись тесняки, ставшие в итоге коммунистами. Под влиянием того, что силу набирали ультраправые во главе с генералом Теодосием Доскаловым, идея союза очень даже прижилась. Поскольку, "широкие социалисты" не имели сильно харизматичных лидеров, именно Димитров возглавил их "Народный Фронт" на выборах. Самой Компартией была принята программа в духе испанского "нового коммунизма". Воспользовавшись провалом антикризисных мер со стороны болгарского правительства, он смог набрать значительную популярность, но его основной целью было обогнать ультраправые организации и не допустить установления праворадикальной диктатурой. 

Он продолжал усиливать связи с профсоюзным движением и заслужил огромный авторитет среди рабочих. Агитационные мероприятия постоянно проводились в деревнях с целью добиться поддержки со стороны крестьянства. Причем, крестьянам обещалась не только экономическая поддержка и защита от эксплуататоров, но и продвигалась идея того, что первым социалистом был Иисус Христос и религия ни в коем случае не вступает в противоречие с коммунизмом.  Зачем же атеист Димитров пошел на такие меры?  

Элигитуристские и народодержавные (последнее название было взято у русских) организации постоянно продвигали в крестьянской среде убеждение, что "если к власти придут красные, они запретят верить в Бога, разрушат церкви и установят безбожие, а то и культ Сатаны, как сделано в красной Италии". 

Налажены контакты были и с национальными меньшинствами: греками и сербами Македонии, цыганами и турками. Если первые две группы лишь желали большей национал-культурной автономии, то вторые две были серьезно ущемлены, особенно турки Восточной Фракии, превращенные в неграждан. Димитров заявил, что Болгарии нужен каждый, кто способен трудиться на ее благо независимо от нации, и что труженник из цыган или турок гораздо полезнее болгарских эксплуататоров. 

Был налажен контакт с наиболее прогрессивной частью Болгарской Православной Церкви, например с монахом и доктором богословия Иосифом (Лазаровым). Он стал очень широко известен благодаря вступлению в ряды "Народного Фронта" и критике ультраправой части священства, а так же благодаря призывам к реформе церкви. В итоге, он стал одним из агитаторов партии (в благодарность, он был поддержан сверху и уже в 1929 году стал архимандритом, а в 1935, после смерти митрополита Великотырновского Филиппа занял его место). 

В 1925 году, когда в стране проходили выборы, страсти накалились. Однако, за счет того, что было сделано раньше, "Народный Фронт" смог получить большинство (42,7%), что крайне удивило всех власть держащих. Премьер-министром Болгарии стал "широкий социалист" Янко Саказов. 

Первые реформы

После победы, Димитров был назначен Министром Внутренних Дел. Так же, БКП (у) под его руководством начала разрабатывать проекты решения земельного вопроса, введения 8-часового рабочего дня, сокращения рядов вооруженных сил, введения национально-культурных автономий для национальных меньшинств.

Все это разумеется привело к попытке переворота со стороны офицеров, поддерживающих Болгарскую Державную Партию Теодосия Доскалова - крупнейшую виктористскую организацию в странк. К ним примкнули близкие к русским собратьям народнодержавники, проведшие т.н Стальной путч.

А случилось это так: после того, как в парламенте речь зашла о принятии пакета левых законопроектов, один из лидеров ультраправых, глава Народно-Державного Социалистического Союза Болгарии филолог и журналист Борис Йоцов заявил о том, что "народ Болгарии устал от дураков, воров и самодуров". После, он подал сигнал о начале вооруженного восстания.

Генерал Доскалов, так же бывший депутатом, уже был готов - караул держали верные ему солдаты (однако, исключения были и там). Они ворвались в зал заседаний, взяли в заложники всех, кто находился в здании и объявили о низложении Саказова и " всего жидокоммунистического прааительства". Один из солдат, Ангел Гаврилов, даже ворвался на трибуны и обратился к остальным: "Вождь наш прав - болгарский народ на грани гибели. Ваше время кончилось! Вчера - социалисты смогли обманом завладеть Болгарией, завтра же " вождь босяков" Долинин, обманувший русских братьев, отправит славянские народы в бой за всемирный коммунизм! Великая партия друга болгар Павла Горгулова не должна повторить наши ошибки. Время крепить тоталитарные объятья и идти железными рядами на жидовские правительства Берлина и Рима". Следом, раздались возгласы: "Свободу словенскому народу! Долой еврейско-германское иго!", " Бей жидов, цыган и турок" и "долой коммунистов - друзей Антихриста". После этого, штыками был заколот депутат от социалистов-" тесняков" еврейской национальности Авраам Меламед, а вслед за ним несколько депутатов от них и КПБ, принятые за цыган (из них цыганом был только один). В здании парламента начался хаос.

Однако, мало кто знал, что Димитров предвидел подобное развитие событий - уже вступив в полномочия министра внутренних дел, он проследил за графиком караула. Вскоре, он связался с лево-настроенными военными и узнал о симпатиях тех или иных офицеров, после чего смог настоять по-тихому заменить половину военных частей под командованием сторонников Доскалова на своих людей под предлогом проведения учений в Восточной Фракии куда половина офицеров-народодержавников и элигитуристов были направлены. Зачем же туда не были отправлены все путчисты? Лидеры Народного Фронта знали, что путча избежать нельзя - когда-нибудь ультраправые найдут способ свергнуть власть, однако их можно серьезно дискредитировать и запретить если этот путч останется неудачным.

Так и получилось: после начала хаоса в парламенте, проправительственная часть караула вышла из тени и открыла огонь. Лидер болгарских народодержавников Борис Йоцов был застрелен, как и многие солдаты-погромщики. Следом, была начата зачистка с целью освобождения выхода из здания: после прорыва к одному из резервных выходов, депутаты были эвакуированы. Однако, большинство путчистов не собирались сдаваться и бои за здание парламента продолжались более суток. Но, эвакуация депутатов привела к окончательному их разгрому: сразу же, представители Народного Фронта вышли на связь с профсоюзными организациями, что привело к тому, что рабочие вышли на защиту законной власти. В итоге, через сутки большая часть путчистов сдается в плен, а остальные погибают или тяжело ранены. Теодосий Доскалов, прямо не участвовавший в событиях, но бывший влиятельнейшим из ультраправых, бежал в Сербию. 

После этого, Димитров и его министерство начали ликвидацию ультраправых организаций. 

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.