Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История


.................. 

Куда меня закинула судьба!

Все гонят! все клянут! Мучителей толпа,

В любви предателей, в вражде неутомимых,

Рассказчиков неукротимых,

Нескладных умников, лукавых простяков,

Старух зловещих, стариков,

Дряхлеющих над выдумками, вздором, -

Безумным вы меня прославили всем хором.

Вы правы: из огня тот выйдет невредим,

Кто с вами день пробыть успеет,

Подышит воздухом одним,

И в нем рассудок уцелеет.

..............

(с) А.С. Грибоедов, "Горе от Ума"


Герхард Рюле (нем. Gerhard Rühle, 1 апреля 1912, Берлин - 29 декабря 1998, Берлин) - немецкий общественный и научный деятель, историк. Известен своими скандальными произведениями, крайне неоднозначной гражданской позицией и любовью к "теориям заговора".

Пережил очень тяжелое детство, в юности сбежав из дома. Проскитался по всей Германии, добравшись в ноябре 1925 года до Мюнхена, в котором был своебразно "усыновлен" членом "Общества Туле". С 1933 года по 1945 - репортер "Немецкой всеобщей газеты", вел светскую хронику. После скандала, связанного с погромом одного из лучших кабаре Берлина, сидел без постоянной работы.

Биография

Детство и юность

Семья

Герхард Рюле родился в богатой семье промышленника Рудольфа фон Рюле и его молодой (моложе мужа на 12 лет) жены Анны. Рудольф был младшим отпрыском одного из старинных прусских родов, давших Пруссии много доблестных солдат, талантливых чиновников и управленцев. В семье господствовали монархические и реакционные взгляды, смешанные с шовинизмом.

Казалось, что жизнь у мальчика будет безоблачной. Но в августе 1914 года грянула Великая Война, которая серьезнейшим образом ударила по семейной жизни. 3 старших брата Герхарда были призваны на фронт в период с августа 1914 по октябрь 1915; письма приходили только от одного из них. Благосостояние самой семьи стараниями Рудольфа не падало, но душевный мир и покой покинули дом семьи Рюле.

Ноябрьские события 1918 года семья не приняла, Рудольф до последнего надеялся на то, что Рейхсвер подавит выступления революционеров. Однако, события шли совсем не так, как хотелось. Понимая, что в Берлине будет "жарко", Рюле-старший эвакуировал семью на один из своих загородных домов, после чего присоединился к фрайкору. Это было его ошибкой - Рудольф пал смертью храбрых во время январских боев в Берлине. 

Трагедия

Конечно же, маленький Герхард ничего не понимал. Отца он почти не запомнил: в своих воспоминаниях он говорил о нем лишь следующее: "У моего отца, Рудольфа Рюле, было золотое сердце, холодный ум и горячие руки. Последнее я помню особо отчетливо: перед своим уходом на баррикады он обнимал меня, и его тепло греет меня до сих пор". Таким образом, Герхард остался на руках матери; правда, в феврале вернулся его старший брат, Генрих: он отслужил в Рейхсвере с самого начала войны и на баррикадах БСР лишился левой руки.

Анна фон Рюле, 1917.

Лидером семьи стала Анна фон Рюле. Она быстро обнаружила свой настоящий характер, который раннее умело скрывала - характер развращенного и скупого деспота. Через полгода после гибели Рудольфа она становится завсегдатаем берлинских кабаре и ресторанов, пользующихся самой сомнительной славой. Анна не интересовалась жизнью детей, полностью забыв о их существовании. Герхард и Генрих пытались образумить маму, но дальше громких скандалов это никуда не заходило. Вдова продолжала прожигать жизнь, с каждым днем погружаясь все глубже в бездну разврата и порока. В характерных кругах Анна получила прозвище "Рыжей бестии" за свою страстность и похотливость.

В это время Герхард переживал настоящее душевное потрясение. Смерть отца, разгульная и крайне вольная жизнь матери, смешки от соседей, когда он поворачивался к ним спиной - все это оставило сильнейшую душевную травму. Его дневник за это время наполнен мыслями о безысходности и неприятии миропорядка; Рождественская запись просит о "Спасении мамы"... Но все тщетно.


Это был Рождественский вечер 1922 года. Я сидел одинок у едва украшенной елки, вертя в руках звезду. Вера в чудо меня тогда ещё не покинула, я.. я, верил.

- Брат, слушай, а как её вешать надо? Я что-то забыл...

Вместо слов Генрих сам, несмотря на свое физическое уродство, повесил звезду на елку. В комнате установилась тишина, прерываемая его кашлем - после газовых атак у него были очень слабые легкие.

И вот, в дверь раздался звонок. Я побежал встречать маму, которую тогда, несмотря ни на что, все ещё любил. И вот. у двери мы встретились... На ней была богатая шуба, шляпа с пером и серые (от старости) перчатки. Лицо все было красное - от пьянки, с которой она вернулась.

Я подбежал к ней, помог снять шубу. В это время она что-то шептала мне на ухо.. наверно, что-то доброе... Внезапно я почувствовал что-то у себя в руке. "С ро..жеством" - глупо сказала она, входя в отцовскую комнату, оставляя меня одного в передней. Я решил воспользоваться этим и рассмотреть подарок.

Да... Вряд ли можно было бы найти что-то более издевательское. У меня в руке одиноко лежала пустая бутылка и два шприца. Я был ребенок, я не все понимал в мире - но и тогда я понял, что что-то идет не так, что что-то неправильно.

Я заглянул в комнату - и лучше бы не делал этого. За отцовским столом сидела она, попивая какую-то жидкость из черной бутылки, стоявшей рядом. Под кроватью мой взгляд обнаружил целый склад таких же... ОПЯТЬ! Мой с братом разговор с ней был бесполезен! Но.. Рождество.. чудо...

Не помня себя я выхватил одежду и шапку. Выбежал из дома. Я бежал, бежал один по улицам ночного Берлина! Но меня не пугали кошмары улиц - они куда менее ужасны, чем домашние. Не помню, сколько я бежал.. может час, два.. Но, наконец, я достиг пустыря, полностью занесенного снегом.

Упал на колени, подняв глаза к небу, одновременно снимая шапку. О, как я тогда молился! Как молился! Я кувыркался по снегу, бился в молитвенной истерике, ломал себе руки, орал во всю силу своего маленького голоса. И просил я всего обо дном: "Боже милосердный, соверши чудо, спаси мою маму! Умоляю, не оставь меня одного! Только ты мне помощь!". Но Бог остался глух к моим мольбам, как бы я не старался до него докричаться...

Зимой 1923 года Анна фон Рюле начинает распродавать имущество покойного мужа, чтобы покрыть свои долги. Герхард с болью наблюдал, как чужие люди приходили, осматривали и по частям уносили его детство.

Я уйду. И будет что будет. (Запись из дневника Герхарда)

В феврале-месяце Герхард с минимальной суммой денег, не простившись ни с братом, ни с матерью, уходит из дома. Начинается долгий и тяжелый отрывок его жизни...

Скитание

"17 февраля я перевернул страницу и начал новую жизнь" - сам скажет впоследствии Герхард. В своих мемуарах он с гордостью говорит о этом периоде в своей жизни. Он уверял, что только так и может произойти закалка характера. А что же он тогда чувствовал и пережил на самом деле?

Голод. Герхард слонялся по Германии в разгар экономического кризиса, и денег у него не было. Он подрабатывал, крал продукты, ел с помойки - все, чтобы не умереть с голоду. Мальчику, привыкшему к стабильному 3-х разовому питанию, в которое обязательно входило мясо, было крайне трудно привыкнуть к рациону беспризорников.

Холод. Отсутствие крыши над головой первое время особенно угнетало Рюле - ночевать ему приходилось на вокзалах и парках в компании самых подозрительных личностей. Герхард так никогда и не стал "своим" для беспризорников и преступников, с которыми перебивался по ночлежкам. Он все-таки считал, что рано или поздно найдет выход из сложившейся ситуации, что он не всю оставшуюся жизнь проведет так, как сейчас.

К концу 1925 года Герхард, истощенный и обессиленный, прибыл в Мюнхен. Он добрался до какого-то дома, постучался. Ему открыли... Именно так Рюле-младший попал в "Общество Туле", с которым впоследствии будет связано очень многое в его жизни.

"Откровения"

Герхард пришел к дому одного из важных членов "Общества Туле" - Иоганна Гейера. Мужчина испытал жалость при виде бездомного мальчика и согласился приютить его у себя. Так началась новая жизнь для Рюле-младшего. Иоганн занялся обучением Герхарда, благо мальчик был очень талантлив и с лету все запоминал. Курс средней школы он был способен понять гораздо быстрее сверстников.

С 1928 (примерно) Гейер начинает посвящать своего воспитанника в деятельность "Общества Туле". Они проводят многие вечера в беседах о неоязычестве, скандинавской мифологии и роли арийской расы в истории мира. Рюле полностью погрузился в квазисторию "Общества Туле", иногда дополняя рассказы учителя своим виденьем, которое чаще всего приходится последнему по вкусу.

Иоганн и Герхард также внимательно следят за политикой в Веймарской Республике. Они полностью поддерживают национал-социалистов, их иногда видят на митингах НСДАП в Мюнхене. Именно за них голосовал Иоганн на двух решающих выборах. После поджога Рейхстага и начала гонений на нацистов, они вдвоем ходят на последние митинги сторонников Гитлера, где их, однако, жестоко избивают бойцы "Стального шлема" и "Золотого Фронта". Особенно жестокой была потасовка во время Мюнхенского Процесса, когда Рюле с отчимом пытались пробиться к зданию суда.

В 1933 году Герхард уезжает из Мюнхена, предварительно простившись со своим "вторым отцом". Он был готов вступить в полноценную взрослую жизнь, держа в кармане рекомендацию от Гейера к одному из издателей популярной берлинской газеты.

Работа

С июля 1933 года Рюле начинает работать в "Deutsche Allgemeine Zeitung" (Немецкой всеобщей газете), известной своей националистической позицией и близостью к подпольным группировкам нацистов. Юному специалисту поручают вести колонку светских новостей, тем самым невольно наступив на больную для него тему публичной жизни деловых людей.

Герхард старается преодолеть свое инстинктивное отвращение к "высшему свету" и писать статьи в максимально нейтральном тоне. Ему претят салоны и клубы по интересам, в которых он видит лишь цитадели порока и разврата. С каждым годом ему все труднее добывать материал о жизни высшего света и он в 1939-м году просит перевод в колонку внешней политики. Но читателям DAZ нравятся статьи Рюле, и издатель отклоняет его просьбу.

Молодой репортер по долгу службы посещал злачные места Берлина. Он видел роскошь и разврат, которым в них предаются богачи всей Германии. Неприязнь, которую он с детства испытывал к подобного рода занятиям, только усилилась. Воспитанный в суровом аскетичном духе, Рюле отказывался воспринимать как должное правила среды, в которой был вынужден вертеться. Изредка в его статьях проскальзывали резкие оценки той действительности, которую он видел.

Читать его статьи того времени - настоящее удовольствие. В них Герхард показывает достаточно высокую образованность и тонкое знание человеческой психики, приобретенное за время скитаний и учебы у Гейера. Зачастую по одному выражению лица человека Рюле мог узнать, как тот провел свой день, что его беспокоит и волнует. Но особенно хорошо у него получались журналистские расследования - это был его конек. Молодой журналист умел искать и находить улики, факты, которые могли показаться незначительными, но в его устах приобретали вес и доказательность. DAZ платила за его статьи очень даже неплохие деньги. Однако Рюле испытывал физиологическое отвращение к своей работе. Он долго терпел, но и самому долгому терпению обязательно приходит конец.

В 1945 году Герхард окончательно надорвался. Ему опостылели эти лица и места. В нем уже давно скапливалась ненависть - нужен был лишь повод, чтобы весь негатив, накопленный им за 12 лет работы в DAZ, вышел наружу. И этот повод представился 7 июня. Тогда он был направлен начальством в одно из лучших кабаре города Берлина с целью написать об этом заведении хвалебный отзыв. Но кое-что пошло совсем не так...

Я зашел в кабинет администратора и мне сразу же захотелось выйти - мне претило это помещение. Розовые тона, золоченные портреты "актрисок" и "уважаемых" посетителей, тяжелые ковры... Как это противоречит германскому, даже скажу тевтонскому духу, читатель!

- Здравствуйте, господин Герхард, - поздоровался со мной этот маленький человечек, - меня зовут Кристофер Хаубех, я владелец этого миленького заведения. К сожалению, я не имею удовольствия знать Вас лично, но, думаю, мы сможем найти общий язык!

- Здравствуйте, господин Хаубех. Я - репортер "Немецкой всеобщей газеты", послан сюда взять у Вас интервью.

- Так давайте, чего ждем-то! Я уверен, читатели DAZ давно не читали такой прелести! - Его радостный тон меня бесил. Терпеть не могу такой типаж характера, пришедший к немцам из-за евреев.

Интервьюируя его, я все больше заводился. Решительно все мне не нравилось в нем, в этой комнате, в этом "заведении". Даже до сюда доносилась блевотная "музыка", под которую творились самые ужасающие непристойности.

Примерно через час я бросил более пристальный взгляд на портреты. Один из них показался мне очень знакомым... Рыжие волосы, правильный нос, большие глаза... нет, не может быть.. Нет!

- Господин Кристофер, - я пытался говорить как можно спокойнее, но получалось не очень, - а вот этот портрет.. Кого он изображает? Можете сказать, или это тайна?

- Ооо, совсем не тайна, дорогой мой! - Радостно начал он. - Это портрет Анны фон Рюле, знаете, очаровательная была женщина! Веселая, умная, задорная, а, мой Бог, как она танцевала! Как она танцевала! Мертвый не остался бы равнодушен, уверяю Вас! Ох, а какие ножки, Боже, ножки-то! Ручки! Она была звездой каждого вечера, не побоюсь Вам сказать! После смерти - бедняжка скончалась от алкоголизма - она завещала дом на...

- Это. Была. Моя. МАТЬ! - Последнее слово я буквально проорал ему в его свиное рыло. Мои нервы лопнули, я потерял контроль над собой.

- Ч..что, про..стите? - Этот жалкий карлик разу же потерял свой любезный вид.

- А то, свинья! Ты! Вы все - вот Я ВАС ВСЕХ НЕНАВИЖУ! ВСЕХ! - И, едва закончив фразу, я отвесил ему здоровскую пощечину. Он упал на пол и начал орать. ;Как же забавно он орал... читатель, представь, что ты режешь свинью. Та, естественно, визжит. Примерно так же, только её противнее, звучал Хаубех, пока я чистил ему рожу.

К сожалению, уже через пять минут нас разняли - пришла полиция. Но я вплоть до своего увода в участок продолжал проклинать всё и вся, что видел вокруг себя.


Самостоятельное плавание

Герхард Рюле попал под арест. Ему грозило тюремное заключение за нанесение телесных повреждений. Он был буквально на следующий день уволен с работы без выходного пособия. К счастью, у него у самого были достаточно солидные сбережения. На них он нанял себе способного адвоката и смог выбить оправдательный приговор.

В феврале 1946-го года Герхард Рюле пришел домой. В "активе" он имел оправдательный приговор, который полностью восстанавливал его в правах гражданина, в "пассиве" - безработицу, "волчий билет" в журналистике и почти полное безденежье. Многие на его месте сломались бы. Но Рюле за годы жизненных неурядиц смог выработать несгибаемый характер. Он не сдался.

Герхард смог устроиться на работу продавцом в один из берлинских магазинов. На досуге он начинает активно изучать историю прошедшего десятилетия... и поражается прочитанному. Ему начинает казаться, что официальная версия поджога Рейхстага полна недомолвок и условностей. В свободное от работы время он гуляет по Берлину, разыскивая ветеранов национал-социалистической партии. В личных разговорах с ним они торжественно клялись, что НСДАП не поджигало парламент.

С 1946 по 1949 Рюле параллельно с работой продавцом ездеет по Германии и общается со старыми нацистами. Чем дальше, тем глубже он убеждается в несостоятельности официальной версии. Также он посетил Ганновер в день митинга НДПГ и выступления на нем Фидлера. Он уделил своей встрече с президентом Ганновера особое внимание в книге воспоминаний:


И вот, к концу 1949 Герхард почувствовал острое желание поведать миру свои сомнения. Даже сам он не помнит, когда начал работу над первой книгой. Но закончил он её достаточно быстро, так как весь отдался процессу. 9 января 1950 года он пришел в издательство с рукописью "Адольф Гитлер: Вспоминаем Вместе". У него были личные отношения с руководителем, который решился, несмотря на значительный риск, опубликовать книгу.

Книга вызвала значительный общественный резонанс: впервые публично была подвергнута сомнению официальная версия поджога Рейхстага. С валом критики на неё обрушились политики Германии, от рейхспрезидента до председателя парламента включительно. Фидлер также заявил о "Абсолютной нереалистичности и неправдоподобности произведения". Его старый друг, Фридрих Майер, высказался гораздо более конкретно: "Большего дерьма в своей жизни я не читал". Депутаты от социал-демократов уже готовили запрос в суд, но он был остановлен усилиями правых фракций.

Но в первом произведении Рюле были и несомненные плюсы. Во-первых, он действительно вскрыл "темные пятна" в истории Рейхстага. Во-вторых, книга была написана достойным языком и была приятным чтением. В-третьих, автор действительно постарался ознакомиться с материалом; хотя текст и был полон выражений типа: "По сведениям от не называемого источника", был виден уровень проработанности. От исторической науки Германии Герхард получил отповедь. "Столпы" высказались с резкой критикой его произведения, продажи  резко пошли вниз, что заставило издателя приостановить выпуск. Полученных денег было слишком мало, чтобы продолжить издавать "Адольфа Гитлера" самостоятельно. Казалось, опять судьба бросает Рюле вызов. И, как всегда, он его принимает.

Я вошел в квартиру и сразу же, не раздеваясь, плюхнулся на кровать. В голове все звучит и звучит его предательский тонкий голосок:


Простите, но Ваша книга не окупается... люди не покупают, ну, войдите в положение...


Как это обидно и больно. Я потратил несколько лет жизни лишь на то, чтобы подготовить людей к узнаванию Правды, но они, читатель, предпочитают верить пропаганде Фидлеровской клики! Что же они будут делать, когда я расскажу им... Её? Саму Правду?


Интересы фирмы... Наше доброе имя под угрозой... Герхард, я не могу, не хочу и не буду... Слишком рискованно на рынке выходить....


Меня оплюют. Забросают камнями во всех смыслах. Привяжут к позорному столбу и изваляют в дегте.. За что? За то, что Правда не нужна кучке политиканов, управляющих Германией. Если народ её узнает, он поймет, что государство стало преступником и не имеет права указывать, что делать порядочному тевтонцу. Не имеет права....


Уйди... Никогда больше не возвращайся, прошу тебя, приятель... Ты должен уйти и навсегда отпустить эту идею.. просто забудь!


НЕТ! Я не забуду! Пока дышу, пока живу - буду бороться. Я буду стоять за Правду, чего бы то ни стоило. Ведь даже тогда, когда мне наступит конец, я умру с осознанием, что погиб за Правду. Это успокоило меня. Я не сдамся, а буду драться - как всегда в своей жизни.

"Против системы"

Выпуск книги сделал Герхарда в какой-то степени известным в Веймарской Республике. К нему потянулись ветераны национал-социалистической партии и некоторые предприниматели, некогда вкладывавшиеся в НСДАП и нуждавшиеся в восстановлении своей репутации. С их стороны поступала незначительная финансовая поддержка, правда, большую часть денег Рюле пришлось добывать самому.

И вот здесь источники расходятся. В своей официальной биографии Герхард уверяет, что заработал марки честным трудом в одной из контор Берлина. Действительно, с 1950 по 1970 он работает на нескольких мелких предпринимателей города, в основном занятых в сфере услуг. Там он был секретарем, получил определенную известность как мастер составлять служебные записки и отчеты. Об этом периоде жизни сохранились официальные деловые документы, не доверять которым у биографов Рюле нет оснований.

В то же время исследование, проведенное демократической и "желтой" прессами, показывает несколько другое. "Шпигель" уверял своих читателй в конце 80-х, что основой заработка Герхарда было регулярное посещение салонов для гомосексуалистов. Дескать, именно там, торгуя своим телом, он зарабатывал на выпуск новых книг. Это нанесло серьезные имиджевые потери Рюле, продажи его книг в 80-90-хх серьезно упадут.

Но пока, в 1952, он накопил на издание второй книги, посвященной событиям ВВ. Она называлась: "Настоящая история Великой Войны". По сравнению с предыдущей работой, качество проработки изделия серьезно упало. Ссылки были предоставлены на совсем уж не авторитетные и некомпетентные источники, которые серьезные историки давно отмели. В ней автор полностью поддержал теорию "Об ударе ножом в спину", пытаясь привлечь на свою сторону НННП и другие правые силы общества.

И пошло... С 1952 по 1997 он выпустил множество произведений, направленных или на пропаганду неоязычества, или на реабилитацию национал-социализма. Общее число книг, выпущенных им в этот период равно ХХ, таким образом он стал одним из самых продуктивных авторов века. Краткое перечисление можно найти тут.  Вкратце - эти произведения отличает помпезность, предвзятость и явное обеление одной стороны в ущерб другой. Герхард прекрасно осознавал, что одинок в своем предприятии, и помогать ему никто не будет, но продолжал писать. Конфликт, в котором он участвовал, полностью поглотил Рюле, не оставляя тому времени на личную жизнь или другие увлечения.

Книги зачастую не окупались или приносили жалкие копейки. Постепенно финансовое состояние Рюле начинает ухудшаться: он в 1960-м переезжает на окраину столицы, в 72-м соглашается делить квартиру с другими постояльцами, в 89-м въезжает в общежитие на койку. Он урезает свой дневной паек, отказывается от попыток "побаловать" себя хоть чем-то. Состояние его здоровья ухудшается, но все деньги, добытые чернилами и пером, идут на написание и издание следующих книг.

В 1997-м году от бывшего Герхарда Рюле остался только скелет. Он был изнеможден, в буквальном смысле шатался на ходу; слишком сильный ветер его сносил. Дни, проведенные за бесконечным письмом, раньше времени состарили глаза и одарили Рюле горбом. Именно весной этого года деньги окончательно уходят от него: все издатели отказываются печатать очередную рукопись. Голод 21 мая 1997 года выгнал Рюле из комнаты, заставив прийти к одной из кирх города. Пожилой мужчина стоял с протянутой рукой, подвергая себя двойному унижению: он просил подаяния, и просил у христиан. Суровый ветер, как назло поднявшийся в тот день, беспощадно хлестал его по лицу, а солнце своим ярким светом выставляло напоказ поношеную одежду.  Прихожане с завидным постоянством обходили Герхарда стороной, бросая в его сторону лишь враждебные взгляды и смешки. Но один из прихожан, одетый в военную форму, взял в руку камень. Со злобой процедив: "Привет от герра Фридриха", бросил его в старика.

Герхард ощутил ужасную боль в районе живота. Схватившись за него, он пошел прочь от этого места. Но ноги уже не слушались его: Рюле упал на брусчатку улицы. Эти действия привлекли внимание толпы, спешно собравшейся на месте происшествия. Поступок молодого человека не вызвал осуждения, скорее наоборот: люди его поддерживали и предлагали "Ещё наподдать". Офицер, видимо, войдя в раж от всеобещей поддержки, приблизился к старику.

Герхард с третьей попытки все же смог встать с брусчатки. Он оглядел толпу, окружившую его плотным кольцом. Он увидел юношу, подходящего к нему с циничной улыбкой. Как нарочно, начал идти дождь. Тогда Рюле понял: он устал терпеть. На глазах выступили слезы, он нервно зашатался, тем самым вызвав очередную волну смеха. Тогда Герхард не выдержал: он разразился первой и последней в жизни гневной речью:

Вы.. Вы все.. Кто находит удовольствие в издевательстве над стариком, в подтрунивании над больными, обожает издеваться над не такими, как Вы - Вы разве достойны называться людьми?


Я просил куска хлеба. Лишь куска хлеба я просил! Но молодой человек не нашел ничего лучше, чем кинуть в больного старика камнем. И теперь Вы - Вы! кто называет себя христианами, кто обожает болтать о милосердии - разве хоть кто-то из Вас пожалел старого и больного человека? Никто. Не один из Вас.


Скажите, я не христианин? Да. Но разве я не человек? Оооо, лицемеры! О, немцы!


Всю свою жизнь я надеялся, я верил, что борьба имеет смысл. Ради неё я отдал все, что имел... Но.. *Корчась от болей* Ваши смешки, ваши камни, ваша ненависть для меня одного слишком сильна.. Я не смог выпить этот яд... Яд..


Будьте вы прокляты.. *Падает в обморок*

Болезнь и смерть

После окончания своей гневной тирады, Герхард упал в обморок. По счастью, все же нашлась одна сердобольная бабушка, вызвавшая врачей. Больного увезли в клинику "Шарите"; там ему поставили диагноз - рак. После оглашения диагноза, он понял - жить осталось совсем немного.

Рюле пришлось продать почти все, что он имел, чтобы оплатить полгода лечения в больнице. Он отказывается пользоваться государственной помощью, отрицая, что она идет от чистого сердца. С июня по декабрь вроде как идет на поправку. Но 13 декабря состояние здоровья резко ухудшается, болезнь обостряется. 15 - Герхард оканчивает диктовку своего последнего произведения "Завещания Герхарда фон Рюле, гражданина Веймарской Республики". И, наконец, 17-го декабря 1997 года он умирает, всеми забытый и презренный, в реанимации "Шарите". Так закончилась история Герхарда фон Рюле, самого спорного и неоднозначного историка Германии в её истории.

 Память и наследие

Герхард не имел семьи и вообще сколько бы то ни было близких людей. Его похоронили за государственный счет на окраине столицы Германии; на закапывании гроба не было никого, кроме служащих кладбища. На нем оборвалась история рода фон Рюле, который некогда был одним из доблестнейших юнкерских родов Пруссии. Весьма показательный факт: в 1999 году могила была осквернена неизвестными вандалами, оставившими на ней надпись: "Geh zu deinem geliebten Hitler." (Отправляйся к своему любовнику Гитлеру). Виновных найти не удалось.

В памяти потомков Рюле остался историком-неудачником и общественным отщепенцем. Проведенный в 2014 году опрос общественного мнения на тему "Доверяете ли Вы творчеству Герхарда фон Рюле?" показал, что в доверии ему отказывают более 97% опрошенных. Ещё 2,1% заявили, что: "Некоторые его идеи не лишены смысла", и только 0,9% в целом согласились с его идеями.

На его квартире на деньги фонда "Памяти Фидлера" был организован музей с характерным названием: "Фальсификаторы истории". И хотя в нем говорилось отнюдь не только о Герхарде, все прекрасно поняли намек, который в это действие вложила Моника Фидлер.

В качестве наследия он оставил множество книг, брошюр и переводов на тематику национал-социализма и неоязычества. По его предсмертному признанию: "Мое единственное богатство составляют Вера и книги".

Личность

Герхард Рюле был неоднозначной личностью. Он сочетал в себе положительные внутренние качества и политические взгляды, кажущиеся большинству немцев неприемлемыми. Он родился в богатой и обеспеченной семье, но из-за скорой смерти отца и распутства матери был вынужден пуститься в бега.

Особенно стоит рассказать о его отношении к матери. Несмотря на то, что она во многом стала причиной его плохой жизни, Рюле очень неоднозначно относился к ней. Часто в его книгах проскальзывали критические оценки её поведения и нравственного облика. Например, в "Моем времени", он так описывает поведение Анны фон Рюле: "Абсолютная безнравственность, моральная деградация естественно привели к её физической смерти, о чем жалеть достаточно трудно". Но не верится, что сам Герхард был настолько категоричен в своих оценках. Внутри себя он постоянно сомневался в правильности такой позиции. К концу жизни он простил свою мать за все, что она ему сделала или не сделала. Об этом свидетельствует завещание Рюле, опубликованное при его жизни: "Я раскаиваюсь в том, что говорит о своей матери. Она была не святой - но она Мать, а я слишком часто нарушал сыновний долг".

Во время скитаний по Германии Герхард познакомился с одной из изнанок человеческого общества. Он слонялся по ночлежкам, вокзалам, помойкам, изучая "ночной" мир страны. Здесь он встречал многих уголовников, беглых наци, беспризорников. Среди них он приобрел немало жизненных навыков: начальные знания законов Веймарской Республики, умение лгать и изворачиваться, неприхотливость и аскетичность в удобствах.

Благодаря своему наставнику - Иоганну Гейеру - приобрел знания, необходимые для жизни в Германии в то время. С помощью его библиотеки значительно расширил свои познания в области древности, особенно скандинавской. От Иоганна же Герхард перенял на всю жизнь увлечение неозяычеством и, почти на всю жизнь, любовь к национал-социализму.

За время работы в DAZ он увидел ещё одну "изнанку" общества - теперь уже высшего. 12 лет он провел, по собственному выражению: "Копаясь в нечистотах и выгребных ямах самого порочного города мира". "Высшее общество" вызывало в нем с самого юношество отвращение, которое отныне было усилено.



Библиография

Особенности авторского стиля

Герхард Рюле отличался особым авторским стилем, делавшим его книги очень узнаваемыми. Получив прекрасное литературное образование, он в совершенстве овладел словом; его речь, как письменная, так и устная, была красочной и красивой. Он умел действительно красиво складывать слова в предложения, завлекать читателя даже невинной стилистикой.

Рюле был склонен использовать гиперболы и сравнения в своих книгах. Если ему не хватало фактов, чтобы подтвердить свою теорию, он начинал "мыть косточки" теории оппонента, доказывая её "малореальность". 

Произведения

  • "Адольф Гитлер: Вспоминаем Вместе" - Первое историческое произведение Герхарда Рюле, вызвавшее диссонанс в обществе Германии. В ней впервые был брошен вызов официальной версии поджога Рейхстага: Рюле первым заговорил о слабостях и "натянутостях" официальной позиции. Правда, в первой своей работе Герхард не решился выдвигать свою точку зрения на январские события в 1933, что уменьшило популярность книги и дало простор для критики.
  • "Настоящая история Великой Войны" - Вторая историческая книга Рюле. В ней он разбирал причины войны 1914-1918 с конспирологической точки зрения. Он абсолютно поддерживает миф "Об ударе ножом в спину", который привел к поражению Рейхсвера; Герхард привел "данные", которые "подтверждали" спонсирование СДПГ со стороны Великобритании и "подкуп" фон Тирпица.
  • "Как убивали Германский Рейх или настоящая история 29-33" - Третья и переломная книга в библиографии автора. Выдвинув в ней теорию причастности Фидлера к поджогу Рейхстага и убийству А.Гитлера в тюрьме, тот окончательно встал на национал-социалистические позиции в оценке событий. Именно после этой книги Рюле был подвергнут остракизму в среде историков и писателей.
  • "Не отступлю" - Короткий манифест Герхарда, посвященный реакции "Ставленников мирового иудаизма" на его предыдущий труд. В нем Рюле окончательно сформулировал свои политические и религиозные предпочтения, бросив открытый вызов "Купленной мировым сионизмом официальной исторической науке".
  • "Старые Боги" - Четвертая книга, написанная Рюле, и первая, посвященная неоязычеству. Герхард подробно разбирает скандинавский пантеон, со знанием дела рассказывая читателю о его особенностях и отличиях от других мифологий. И если опустить пропаганду неоязычества, которой в книге очень много, то получится приличный справочник по вере викингов.
  • "Ольдвиг Фидлер как посланник мирового сионизма" - Пятая историческая книга. В ней подробно описалась жизнь самого популярного на тот момент политика Германии - Ольдвига Фидлера. Упор делался на дружбу его с коммунистами-евреями. 
  • "Борьба с Версалем" - Шестая историческая книга, посвященная борьбе Фидлера с Версальским договором. В ней подробно раскрывается использование рейхсканцлером спиритических ритуалов, каббалистики и даже демонологии для достижения своих целей. Например, Рюле утверждает, что в 1934 году был проведен специальный ритуал по вселению демона в Отто Скорцени
  • "Истинная Вера" - Второе произведение, направленное на пропаганду неоязычества. В ней утверждается, что германцы стали слабы и уязвимы именно из-за того, что отреклись от своих исконных Богов и предались "христианской ереси". Рюле открыто призывает к сжиганию церквей и массовому переходу в язычество своих сограждан на последних страницах произведения.
  • "Польская трагедия" - Седьмое историческое произведение, повествующее о внутриполитическом кризисе в Польской Республике, связанном с Восточными кресами. В своих лучших традициях, Рюле делает упор на магизм и потусторонность конфликта, показывая его как битву двух "ересей" (католиков-поляков и православных украинцев) при вмешательстве арийцев (Германии) и "богоборцев" (СССР).
  • "Ольдвиг Фидлер: Триумф и Трагедия" - Восьмая книга Герхарда, рассказывающая о последних годах жизни рейхсканцлера. Её выход ознаменовался крупным скандалом и судебным разбирательством, в котором потомки Фидлера требовали от автора публичных извинений и компенсации.
  • "Символ Веры" - Третья книга, говорящая о неоязычестве и первая, сравнивающая его с остальными религиями. В "Символе" авраамические вероучения подвергнуты жесткой критике, особено досталось христианству. Правда, Герхард сделал исключения для ислама: он считал его религией, достойной существовать.
  • "Завещание Герхарда фон Рюле, гражданина Веймарской Республики" - Последнее произведение Герхарда, написанное им за год до смерти. В нем Рюле подверг жесткому переосмыслению свою жизнь и ценности, отрекшись от поддержки НСДАП.

Критика

  • "Адольф Гитлер: Вспоминаем Вместе" - Книга была встречена  в штыки научной общественностью Германии. Историки подмечают, что АГ:ВВ направлена на обеление НСДАП и лично её лидера А.Гитлера. Особенно критичную оценку всей информации дал сам Ольдвиг Фидлер, в то же время отказавшийся обращаться в суд на Рюле.

Интересные факты

  • Известный женоненавистник, во многом из-за своей матери.
  • В 30-40-хх был талантливым журналистом, писавшим для DAZ колонку о светской жизни.
  • Знал немецкий, английский и, отчасти, русский.
  • Согласно показаниям медсестры, лечившей его в "Шарите", последним, что Герхард прочитал в своей жизни, стал стих М.Ю. Лермонтова "Пророк". По её свидетельству, по окончании прочтения, Рюле выронил листок с произведением на пол и прошептал: "За что...".
  • Убежденный неоязычник вплоть до конца жизни.
  • Поддерживал нацизм, однако, в "Завещании..." отрекся от своих политических взглядов.
  • До конца жизни оставался приверженцем теории, что Рейхстаг был сожжен по приказу Ольдвига Фидлера. Отказался каиться в этом в "Завещании...".
  • Нет данных о каких-либо отношениях Рюле с женщинами.

В культуре

Герхард был не особо "медийной" особой, в культуре Германии, а тем более мира, он оставил не самый значительный след. Однако, его неоднозначный образ смог привлечь некоторое внимание деятелей культуры, послужив основанием к появлению или самого Рюле, или близких ему типажей в кино и песнях.

  • "Один небезызвестный историк" (2000) - Комедия, производства Германии-США. В ней Герхард ярко и зло высмеян: для этой цели авторы использовали абсолютно все слухи, ходившие про него в немецком обществе. Правда, обилие "отсебятины" заставило авторов поставить дисклемееер: "По мотивам реальных событий".
  • Новая Германия (2002 - 2008) - Исторический сериал, посвященный событиям в стране с 1918 по 1945. Одной из 6 сюжетных линий является линия Герхарда, его детство и становление. Стоит отдать должное авторам: они не делали из него комика или опереточного злодея, старались показать трагичность судьбы Рюле.
  • "Его борьба" (1999)  - Малобюджетная короткометражка, снятая немногочисленными фанатами творчества покойного. В ней рассказывалось о той "героической борьбе", которую вел Герхард против официальной, "купленной жидами", истории. Ужасная игра актеров, низкобюджетность, качество пленки, отвратительный сценарий - все это лишь вызывало улыбку у зрителя, уверяя его в правильности общей оценки покойника.
  • Рюле, его жизнь, творчество и критика на него довольно часто становятся объектом высмеивания и/или пародирования в массовой культуре Германии.
  • В 2010 году пользователь с ником "Hitler@Odin" загрузил на YouTube видео с фотографиями Герхарда, на которые был наложен трек "Gethsemane". В комментариях сразу же развернулась ожесточенная дискуссия насчет Рюле, христианства, неоязычества, национал-социализма, Ольдвига Фидлера. Закончилось это тем, что судебные органы Германии ограничили доступ к видео, аргументируя решение тем, что оно: "Провоцирует ненависть и вражду".

Цитаты

Я никогда не имел и не буду иметь сношений с женщиной. Это - наиболее мерзкие и противные создания Богов. (Авторство спорное: впервые было опубликовано в "левой" прессе, заинтересованной в дискредитации Герхарда).
Меня иногда спрашивают: где бы вы предпочли остаться: в высшем обществе или с уголовниками? Ответ прост: с уголовниками. Почему? Высший Свет делает по-сути тоже, что и уголовники, но те хотя бы не строят из себя "образцов морали" и "аристократов духа"

Цитаты о Герхарде Рюлле

Advertisement