ФЭНДОМ


Гражданская война в Испании
Фалангисты в окопах
Дата

1935-1939

Место

Иберийский полуостров, Средиземное море, Атлантический океан

Причина

Недовольство крайне левых и крайне правых сил правительством Второй Республики

Итог

Продолжается

Противники
Flag of the Popular Front (Spain).svg Испанский Рабочий Фронт

Красный флаг Интернациональные бригады
Каталония флаг Каталония
Баския Страна Басков (до 1937)
Комми-Порту Португальская республика (1937-)
При поддержке:
Russian SSR Российская ССР (с 1936)

  • Baltic SSR Балтийская ССР
  • Фин SSR Финская ССР
Флаг Испании курильщика Вторая Испанская Республика

При поддержке:
Флаг Французской Империи Французская республика (с 1938)

Галисия Королевство Галисия

Порту Королевство Португалия
Наварра Королевство Наварра
При поддержке:
Flag of the United Kingdom Британская Империя

Общий флаг Испанское Государство

При поддержке: Флаг Германии ФНВ Германский Рейх

Командующие
Flag of the Popular Front (Spain).svg Хосе Диас

Flag of the Popular Front (Spain).svg Андреу Нин
Flag of the Popular Front (Spain).svg Энрике Листер
Flag of the Popular Front (Spain).svg Рамон Меркандер
Красный флаг Мигель Бланко
Красный флаг Буэнавентура Дуррути
Каталония флаг Луис Компанис †
Комми-Порту Бенту Гонсалвиш
Комми-Порту Жозе Кабесадаш
Russian SSR Фёдор Толбухин

Флаг Испании курильщика Хосе Хиль-Роблес

Флаг Испании курильщика Эмилио Мола
Флаг Испании курильщика Мигель Кампинс
Флаг Испании курильщика Доминго Батет †
Флаг Испании курильщика Гонсало Кейпо де Льяно
Флаг Испании курильщика Хосе Миаха †
Флаг Испании курильщика Мануэль Годед
Флаг Испании курильщика Винсенте Рохо †
Флаг Испании курильщика Рикардо Рада
Флаг Испании курильщика Николай Шинкоренко
Флаг Испании курильщика Антонио Эскобар
Флаг Французской Империи Филипп де Отклок

Порту Дуарте II

Порту Ролан Прету
Порту Арманду Ошоа
Порту Жуан ду Амарал
Порту Энрике Тенрейру

Общий флаг Хосе Санхурхо

Общий флаг Хосе Примо де Ривера
Общий флаг Хосе Энрике Варела
Общий флаг Хуан Ягуэ
Общий флаг Карлос Кабанильяс

Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно
В распоряжение генерала де Льяно четыре колоны, пятая ждёт его в Севилье.
Эмилио Мола
¡No pasarán!
Лозунг Испанского Рабочего Фронта
Так объясните в чем разница между этими Хефе и Каудильо, за что они воюют между собой?
Приписывается Алексею Рыкову

Гражданская война в Испании (исп. Guerra Civil Española) - конфликт между Второй Испанской Республикой в лице консервативного республиканского правительства и противостоящих ей сил социалистического Испанского Рабочего Фронта при поддержке Советского Союза с одной стороны, и испанской военно-националистической диктатурой под предводительством генерала Хосе Санху́рхо с другой. Отдельными сторонами конфликта так же можно назвать баскских сепаратистов и Португалию при поддержке Великобритании, чья интервенция в Галисию не носила цели поддержки любой из сторон войны.

Единственной крупной европейской страной не вмешавшейся в конфликт является Королевство Италия, переживавшее в этот период внутренней нестабильности. Испанская гражданская война стала последним европейским конфликтом перед началом Второй Великой Войны, и служила полигоном для испытания последних образцов советской, британской, французской и немецкой техники и вооружений.

Испанская гражданская война характеризовалась обилием сторон опирающихся на поддержку иностранных государств, чем обострила международные отношения среди европейских держав и повлияла на сроки начала Второй Великой Войны.

Предыстория

К началу XX века Испанское королевство находилось в состоянии глубокого упадка и кризиса. Страна вступала в XX век, будучи застойным полуфеодальным государством с сильной межнациональной, межклассовой и, как следствие, идеологической враждой. Основная масса населения жила за гранью бедности; крестьяне страдали от малоземелья и гнёта землевладельцев, рабочие — от неурегулированности трудовых отношений. Национальные меньшинства (баски, каталонцы, галисийцы), составлявшие более четверти населения Испании, выступали против централизаторской внутренней политики Мадрида и требовали автономии. Большими льготами и привилегиями в стране пользовалась Римско-католическая Церковь.

На особом положении в государстве находилась армия, которая представляла собой фактически государство в государстве. Однако крайний консерватизм её руководства мешал её развитию: испанские войска обучались по устаревшим стандартам и воевали устаревшим оружием, что особенно сказалось в Рифской войне в Марокко. Эта война привела окончилась громким поражением Испании, которая была вынуждена вывести войска из Северного Марокко, не смотря на поддержку Французской республики, позже аннексировавшей территории т.н. "Рифской республики". По мимо прочего, во время Рифской войны погиб подававший надежды полковник Франсиско Франко. Это привело к озлоблению армии и неудачному военному путчу 1931 года под руководством будущего лидера фалангистов Хосе Санхурхо. Однако не смотря на бегство короля Альфонсо из страны, силы путчистов не смогли занять Мадрид, что привело к бегству Санхурхо в Португалию и установлению Второй Испанской Республики.

Alcala-zamora-ministro-guerra

Первый президент Второй Республики Нисенто Алькала Самора

28 июня того же года состоялись внеочередные парламентские выборы, на которых победили социалисты и левые либералы, принявшие 9 декабря 1931 года новую испанскую конституцию. Ключевую роль в её создании сыграли умеренные социалисты Х. де Асуа и Хулиан Бестейро. Первым президентом республики стал консервативный либерал Нисето Алькала Самора, а премьер-министром — левый либерал Мануэль Асанья. Не смотря на постоянные правительственные кризисы и непоследовательные и нерешительные реформы, левая коалиция смогла сохранить большинство до мая 1935 года, когда на внеочередных выборах правая коалиция смогла взять большинство, обогнав левых менее чем на 400 тысяч голосов, благодаря призывам контролирующих примерно полмиллиона голосов анархо-синдикалистов игнорировать выборы. Правительство, по поручению президента Нисето Алькала Саморы, однако сформировала центристская Радикальная Республиканская партия. От Испанской конфедерации независимых правых в правительство вошли три министра, в том числе министр обороны Хосе Хиль-Роблес. Первым заметным действием нового правительства стало возвращение в армию ряда уволенных ранее консервативно настроенных генералов и высших офицеров, например генералов Эмилио Молы и Гонсало де Льяно. Однако, новое правительство в целом оказалось не готово справиться со стоящими перед ними проблемами, занимая промежуточную позицию. После вхождения ИКНП в правительство левые депутаты начали игнорировать заседания парламента, а после начала армейской реформы консолидировано потребовали отставки Хиль-Роблеса и прочих правых министров из правительства. В ответ на игнорирование ультиматумов, дружественные и связанные с НКТ, ПОУМ и Социал-авангардистской Партии Испании профсоюзы начали забастовку, охватившую северные и восточные регионы Испании. В связи с неспособностью центристского правительства меньшинства решить проблему забастовок, грозящих перейти в выступление левых парамилитарис, президент отправил правительство в отставку и распустил кортесы, назначив Хосе Хиль-Роблеса временным премьер-министром, который должен был обеспечить порядок до проведения новых выборов в кортесы.

Первый этап

Красная заря

В мадриде

Части генерала Молы входят в Мадрид.

После назначения Хосе Хиль-Роблеса премьер-министром не смотря на протесты профсоюзов, левая оппозиция начала подготовку к вооруженному выступлению против центрального правительства. Сразу же после занятия поста премьер-министра, 25 ноября 1935 года, Хиль-Роблес пригласил генерала Эмилио Молу на пост военного министра и отдал приказ о вводе армии в Мадрид, находящийся на грани восстания. Ввод войск в находящуюся на грани восстания Мадрид послужил искрой для общеиспанского открытого вооруженного восстания левых парамилитарес. На улицах Мадрида вспыхнули бои, но частям регулярной армии удалось быстро подавить попытку восстания в столице. На юге страны и на Балеарских островах армейским частям так же удалось быстро подавить восстание, куда хуже дела обстояли на севере и востоке страны. Восстание объединенных сил Испанского Рабочего Фронта, состоящего из авангардистов, коммунистов[1], различных социалистов и анархистов, охватило Галисию, Астурию, Кантабрию, Страну Басков и Наварру, Каталонию со значимой частью Арагона, а так же Валенсию. В рядах Рабочего Фронта сражались басконские и каталонские автономисты, причём первые представляли преимущественно правоконсервативные взгляды. Так, в рядах баскских сил довольно скоро появились карлисты-антиреспубликанцы, а рядом с Интербригадами появились отряды ультраконсервативных рекете. Однако первоначально, даже такие чудовищные идеологические разногласия не мешали общему делу борьбы с Республикой, вскоре после подавления выступлений на оставшейся ей подконтрольной территории начавшей наступление на мятежников. Для этого, генерал Мола начал переброску с юга страны наиболее верные себе и наиболее боеспособные части армии, а так же африканские колониальные полки из Западной Сахары и Испанской Гвинеи. В условиях защиты Республики от леворадикального выступления, генерал Мола поддержал правое правительство и не участвовал в заговоре, лишив будущее выступление "Северной армии" и своих организаторских способностей, что повлияло на снижение количества армейских частей поддержавших мятежников.

Первое крупное столкновение Гражданской войны произошло 3 ноября 1935 года, на подступах к Таррагоне, где республиканские войска генерала Мигеля Кампинса успевшие подавить выступление коммунистов и анархистов в Валенсии и Кастельоне, встретились с т.н. "колонной Дуррути", составленной из барселонских анархистов, коммунистов и авангардистов, поддержанной таррагонским рабочим ополчением, опасающимся судьбы Кастельона, жестко усмиренного сериями расстрелов левых и профсоюзных деятелей не успевших бежать из города несколькими днями ранее. Выдохшиеся и оторвавшиеся от снабжения силы Кампинса не смогли с марша ворваться в город, и оказались втянутыми в тяжелые городские бои с превосходящими силами мятежников. После двухдневных боев в городской черте получивший свежие подкрепления из Барселону Дуррути смог организовать контрнаступление и выбил республиканцев из Таррагоны, и в дальнейшем отбросив их от города. Видя плачевное состояние своих сил, генерал Кампинс отдал приказ об отступление с целью сохранить армию в боеспособном состояние. Первая победа на силами правительства во встречном бою подняла боевой дух сил Рабочего Фронта, а так же повлияло на пессимистичный настрой в мировом левом движение. Вскоре Интернациональные бригады которые формировал в Овьедо бывший генерал мексиканской армии Мигель Бланко испытали значимый приток добровольцев, в первую очередь из Франции, Польши, Мексики и Италии. Фактически, Интербригады стали первым образцом регулярной армии Рабочего фронта, и образцом для создания Народной Рабоче-Крестьянской армии.

Дурриты-2

Рабочее ополчение на подступах к Овьедо.

Уже 21 ноября свежесформованные силы Рабочего Фронта под руководством Мигеля Бланко смогли остановить армию генерала Доминго Батета, разбившего слабые силы коммунального ополчения на уже Астурии и попытавшегося взять Овьедо точечным ударом, а затянувшиеся бои использовать для уничтожения, благодаря партизанам и диверсантам, тылов и коммуникаций оторвавшихся от снабжения республиканцев. Заманив правительственные силы вглубь мятежного региона, генерал Бланко скоординировал свои действия с галисийской группировкой под руководством Энрике Листера, одновременно с ним начав контрнаступление с целью окружить правительственные силы завязшие под Овьедо. Разбив слабые заслоны республиканцы, силы Рабочего фронта уже к 26 ноября к ужасу Мадрида замкнули кольцо окружения под Кампоманесом. Шокированный успехом мятежников Мола приказал Батету прорываться из окружения, стягивая в Кастилию свежие колониальные силы для встречного удара. Планам Молы однако помешало начавшееся 1 декабря выступление фалангистов во главе с вернувшимся из эмиграции в Португалию лидеров неудачного путча 1931-года Хосе Санхурхо. Вынужденный перебросить силы на юг, Мола не смог сосредоточить группировку необходимую для прорыва окружения, в результате чего Бланко и Листер разбили в битве под Кампоманесом страдающую снарядным голодом двадцатитысячную группировку генерала Батета, погибшего вместе со своей армией, и обратили в бегство семитысячную группу прорыва, всё что оставалось у Республики в Астурии. Воспользовавшись тем что лучшие части Северной группировки Молы в этот момент перебрасывались из Мадрида на юг, фронтовики смогли ворваться на территории Кастилии, остановившись только под Бургосом, где майор Винсенте Рохо смог организовать пятитысячную группировку и разбить в два раза превосходящие силы Фронта, выдохшиеся после перехода по Кастилии в условиях партизанских действий местного населения сохранившего лояльность Республике. Осознавший свое положение Революционный Совет во главе с авангардистом Хосе Диасом отдал приказ о переходе к обороне, используя необходимую передышку для формирования регулярной армии на Севере.

Выступление "африканцев"

Провальная и позорная Рифская война окончилась потерей для Испании Северного Марокко, однако не менее важным последствием стало появление в Испании группы озлобленных на действующую власть офицеров прошедших Африканских кампанию, лидером которых стал генерал Хосе Санхурхо. Однако после провального путча 1931 года, в ходе которого путчисты не смогли занять Мадрид, генерал вынужден был бежать в Португалию, не оставив своих планов по возращению в Испанию. Главным идеологом связанным с будущим заговором стал Хосе Примо де Ривьера, сын свергнутого диктатора генерала Мигель Примо де Ривьеры, и лидера находящейся на грани национал-популизма и так называемого "христианского валькизма" партии "Испанская фаланга". В отличие от традиционных правых, фалангисты хотели продолжить авторитарные экономические реформы Примо де Ривьеры-старшего, найдя в виде более успешного их примеры экономическую реформацию в Третьем Рейхе. Лишенные Северного Марокко, а так же поддержки на севере и организаторских способностей Эмилио Молы, не успевшего присоединиться к путчу до начала Гражданской войны, заговорщики сосредоточили свои силы на юге, после неудачных попыток завербовать командующего мадридских гарнизоном генерала Гонсало Кейпо де Льяно.

Фалангисты

Фалангисты на улицах Севильи.

Анархо-коммунистическое выступление на севере и востоке Испании и неудачи центрального правительства в борьбе с ними стали спусковым крючком для выступления путчистов. Непосредственно в Испании его лидерами стали своевременно покинувший Мадрид Хосе Примо де Ривьеро, генерал Хосе Энкрике Варела и подполковник Хуан Ягуэ, командующий Иностранным Легионом. Центрами выступления стали Севилья, Малага, Гранада и Альмерия. Выступление фалангистов началось 1 декабря после радиосигнала "Над Мадридом безоблачное небо". Уже 2 декабря, Хосе Санхурхо прибыл в занятую верными ему войсками Севилью, провозгласив себя Каудильо. События на юге шокировали правительство в Мадриде, и расстроили планы министра обороны генерала Молы по быстрому подавлению восстания на севере, вынуждая срочно перебрасывать силы на юг. Под влиянием путча подал в отставку президент Республики Нисенто Алькало Самора, фактически превращая её в дуумвират принявшего полномочия Президента Хосе Хиль-Роблеса, давно не называемого своими сторонниками в парламенте и правительстве иначе как Хефе (исп. "Вождь") и министра обороны Эмилио Молы, фактического Главнокомандующего и Директора Вооруженных сил Испанской республики.

Guerra-civile-spagnola-franco-spagna

Парад путчистов на улицах Мурсии, начало Мурсийской кампании.

Против сил путчистов на юге действовали две республиканские армии под руководством генералов Хосе Миаха и Гонсало Кейпо де Льяно. Им противостояли франкистские армии Хосе Энрике Варелы и Хуана Ягуэ, примерно равные по численности силам Республики. Пока на западном фланге республиканские силы генерала Миахи сохраняли пассивность, не решаясь первыми атаковать фалангистов в районе Севильи, на востоке силы генерала де Льяно развернули наступление на позиции путчистов в Мурсии, отрезав Аликанте, самый северный из значимых городов под контролем путчистов. В течение декабря в серии малых сражений, получивших название Мурсийской кампании, республиканская армия генерала Гонсало Кейпо де Льяно разгромила армию Хуана Ягуэ, заставил обескровленные силы путчистов отойти к Альмерии. После этого при содействие Средиземноморского флота Республики был взят блокированный Аликанте. В целом, первая фаза боевых действий осталась за Республикой, против которой однако уже на этом этапе начали играть растянутые коммуникации и недостаток ресурсов для войны на два фронта.

Баррикады-0

Баррикады республиканского ополчения на улицах Кордовы.

Гораздо хуже шли дела у республиканцев в Андалусии. Республиканское наступление с целью взять Севилью, столицу путчистов, окончилось разгромом силами Западной армии генерала Хосе Энрике Варелы, и чуть не завершилось окружением. В ответ, получив от Каудильо все оставшиеся у путчистов, не успевших начать мобилизацию, скромные резервы уже 4 января, всего неделю спустя после победы в Битве за Севилью, Варела начал стремительное контрнаступление, получившее название Зимнего похода. Страдающие от недостатка снабжения, части путчистов разбили слабые заслоны республиканцев и уже 7 января ворвались в Кордову, разбив не успевшую восстановиться за счёт резервов армию генерала Миахи, погибшего под артиллерийским огнём путчистов. И хотя подошедшие с севера резервы, под командованием генерала Мануэля Годеда смогли остановить дальнейшее выступление выдохшихся и страдающих от недостатка снабжения санхурхистов, Кордова, как и большая часть Андалусии остались в руках фалангистов, временно перешедших к обороне. На фронтах образовалась пауза, в которой нуждались все три стороны, срочно проводившие мобилизацию и наращивающие собственные вооруженные силы.

Красивая карта игв

Состояние фронтов в конце первого этапа войны.

Второй этап

Северный фронт

Интербригадовец

Боец Интербригад в Старой Кастилии.

Двухмесячная пауза на фронтах была эффективно использована Испанским Рабочим Фронтом для создания регулярной армии и наведения порядка на подконтрольных территориях, не отличавшихся лояльностью к взглядам фронтовиков. Интернациональные бригады пополнились за счёт идейных добровольцев со всего света, а в Овьедо прибыли первые инструкторы из Советского Союза, принявшие участие в формирование Народной Рабоче-Крестьянской армии. Главной проблемой Рабочего Фронта по прежнему была разобщенность - западная часть подконтрольной красным территории находилась под управлением правительства авангардистов, тогда как восток находился в руках коалиции коммунистов, радикальных социалистов, анархистов и каталонских сепаратистов под общим руководством Б. Дуррути. Разделяли Каталонию с западным очагом восстания территория под контролем вооруженных формирований баскских автономистов занявших Наварру и прямо не подчинявшихся ни Овьедо, ни Барселоне. Состояние вооруженных сил разных частей Рабочего Фронта так же отличались - так если на территориях управляемых из Овьедо была начата мобилизация представителей рабочего класса и беднейшего крестьянства, охотно пополняющих новую армию, зачастую видя в ней в первую очередь социальный лифт, то в Каталонии вооруженные силы Рабочего Фронта по прежнему были представлены в форме преимущественно рабочей милиции и крестьянского ополчения, разбавленных небольших числом "элитных" частей из числа идейных коммунистов и анархистов, а так же представителей Интербригад. Отличались крылья Фронта и по внутреннему стилю управления, так правительство Хосе Диаса сразу же начало предпринимать меры по переводу экономики на военные рельсы под лозунгом "Всё для Фронта, всё для Победы!", а так же подавляло сепаратистские настроения в Галисии, то в Каталонии большую часть промышленность по прежнему контролировали анархо-синдикалистские профсоюзы, больше заботящиеся о обеспечение себя, чем армии. Силы Рабочего Фронта не успели начать кампанию, рассчитывая затянуть паузу по крайней мере на две недели, необходимые для формирования ударного кулака для наступления на Мадрид.

Баррикады барсы

Рабочее ополчение на баррикадах в Барселоне.

В это же время генерал Мола не упустил время и смог организовать эффективную мобилизацию, почти полностью воссоздав Вооруженные силы Республики. Правительство Хиль-Роблеса заключило сделку с остававшимися на легальном положении профсоюзами на подконтрольной ему территории, тем самым обеспечив себе бесперебойную работу промышленности в обмен на обещание социальных реформ. На Северном Фронте планы Республики на весеннюю кампанию были довольно консервативны, а основной удар должен был быть нанесён по Каталонии, с целью взятия Барселоны и выхода к французской границе. Для этого командующему Каталонской армии генералу Мигелю Кампинсу были преданы последние кадровые довоенные резервы, а том числе колониальные части, а так же почти вся авиация Республики на северном направление. Центральное правительство смогло опередить и Фронт, и Фалангу, первым начав весеннюю кампанию 1936 года. Штаб Молы верно сделал вывод о Каталонии как самой слабой части Фронта, подготовив против сил Дуррути главное наступление кампании. 3 марта 1936 года началось стремительное наступление сил Республики на Барселону. Генерал Кампинс смог эффективно использовать превосходство в авиации и артиллерии, и уже 15 марта полки Республики вошли в Таррагону оставленную стремительно отступавшими силами Рабочего Фронта. Остановить республиканцев Дуррути смог лишь на подступах к Барселоне, когда выдохшиеся и обескровленные части Кампинса столкнулись с превосходящими силами Дуррути, наконец смогшего перед лицом угрозы взятия города провести массовую мобилизацию в ряды рабочего ополчения и централизовать его управление в своих руках. Попытки выбить окопавшихся и укрепившихся республиканцев из пригородов однако провалились, что дало Кампинсу время подтянуть к столице Каталонии артиллерию и авиацию, а так же обеспечить безопасность тылов и перебросить на передовую часть резервов, которые и должны были стать основной ударной силой.

После перехода

Республиканские силы перед бойне при Алагоне.

Таким образом, 22 марта с первого артиллерийского обстрела города силами республиканского флота началась Битва за Барселону. Завязнув в тяжелых городских боях вскоре после их начала, Кампинс отвёл войска и отдал приказ начать методично сравнивать мятежный город при помощь авиации и тяжелой артиллерии, в том числе флотской. Одновременно Каталонская армия Республики провела наступление на западе Каталонии, установив фронт по линии Льейда-Террасса-Барселона, тем самым полуокружив город. Оставляя здание за зданием и заставляя республиканцев платить кровью за каждый метр Барселоны, Дуррути умолял Овьедо и Бургос начать наступление с целью отвлечь на себя силы, однако генерал Бланко категорически отказывался бросать неготовые части Рабочего-Крестьянской армии против республиканцев в Кастилии раньше времени. Однако удар все же последовал, оголив Галисию Хосе Диаз смог собрать резервы, подкрепленные силами басконских вооруженных сил, под общим командованием Энрике Листера, зарекомендовавшего себя во время прошлогоднего наступления, и 23 апреля развернуть наступление в Ла-Риохе по направлению к Сарагосе. Республиканцы в Каталонии были вынуждены срочно перебросить часть сил на западный фланг, остановить силы Рабочего Фронта в бойне при Алагоне 8 мая 1936 года, где воспользовавшись несогласованность в действиях между силами Фронта и басками республиканский генерал Рикардо Рада смог отрезать от красных половину басконской группировки состоящую из самых идейных "красных басков" и по совместительству являвшуюся одной из самых боеспособных частей вооруженных сил Страны Басков, и в ответ на отказ капитулировать устроил кровавую бойню. Не смотря на то, что собравший в кулак остатки боеспособных частей Энрике Листер смог прорвать кольцо окружения и отбросить увлекшиеся резней силы Республики на первоначальные позиции нанеся тяжелые потери, цвет басконской Красной Гвардии перестал существовать.

Городские бои

Городские бои в Барселоне.

Плакат барселона

Агитационные плакаты синдикалистов под Барселоной.

Республиканская группировка в Барселоне тем временем столкнулась с первыми признаками снарядного голода, что вкупе с наступление на Сарагосу и началом наступления фалангистов на юге, лишившего каталонскую армию резервов, вынудило генерала Кампиноса остановить наступление и перегруппировать силы. К этому моменту силы Республики контролировали примерно четыре десятых города, что далось ценой больших потерь в личном составе и технике. Остатки каталонской группировки под руководством Дуррути однако тоже не могли перехватить инициативу, временами страдая от недостатка в патронах и так же страдающие от высоких потерь в городских боях и под артиллерийским огнём и особенно авианалетами Республики. Сам "Красный комендант" Барселоны Буэнавентура Дуррути после смерти формального главы Каталонии Луиса Компаниса под артиллерийским ударом централизовал власть на территории Каталонии ещё остававшейся в руках Рабочего Фронта, устроив показательную порку некоторых представителей профсоюзов, сорвавших поставки на фронт, что привело к провалу нескольких локальных операций и крупным потерям в их ходе. Таким образом, к концу апреля-началу мая бои на каталонском направление утихли, а основное внимание Республики было отвлечено на юге. Поэтому начавшееся 2 мая наступление Народной Рабоче-Крестьянской армии Рабочего Фронта оказалось для Мадрида, рассчитывавшего на начало наступления на две недели позже и не успевшего перебросить резервы на северный фронт, полной неожиданностью.

Красный потоп

Танкиес

Рабочие танки перед начало Кастильского наступления.

Не смотря на неудачи на востоке, главный удар Рабочий Фронт готовил в Касталии. Грандиозное наступление с целью взять Мадрид было разработано лично Мигелем Бланко, получившим поддержку со стороны Фёдора Толбухина, главы советской военной миссии в Испании. Во многом план Бланко-Толбухина предвосхитил будущее военной мысли в ходе Второй Великой войны. Основной удар должны были нанести две танковые бригады, сформированные благодаря интенсивным советским поставкам. Вслед за ними должны были устремиться части НРКА, в том числе моторизованные за счёт массовых реквизиций автотранспорта на территориях подконтрольных овьедскому правительству. "Удар-молния" должен был разбить основные силы республиканцев и открыть оперативный простор для быстрого выхода к Мадриду. К тому же, красные смогли дезинформировать центральное правительство о сроках начала наступления. Начавшееся 2 мая наступление стало ошеломительным шоком для ослабленных на Севере сил республиканцев, лишенных резервов из-за боев на Юге и Востоке. Уже к 1 июня силы Рабочего Фронта полностью очистили от республиканских сил Старую Кастилию, последовательно разгромив силы Республики в второй битве под Кампоманесом 3 мая, при Бургосе 8 мая, при Вальядолиде 17 мая, а в довершение к этому на восточном фланге войска Энрике Листера смогли ворваться в Сарагосу. Не смотря на то что республиканский контрудар генерала Рада смог выбить красных из города, и позволить войскам Республики закрепиться в нём, силы центрального правительства на востоке оказались связаны в битвах за Сарагосу и Барселону, где войска под командованием Б. Дуррути бросились в последнее отчаянное контрнаступление. Командующий северной армией Республики, новоиспеченный генерал Винсенте Рохо погиб в битве при Вальядолиде, сильно обескровившей обе стороны и оставил Северную армию отступающей к Мадриду в состояние хаоса. Всё это вынудило Молу начать срочную переброску частей с Юга, не дав добить фалангистов - отличившийся там генерал Годед должен был возглавить одну из северных армий.

Плакат республиканцев

Агитация защитников Мадрида

"Красный потоп", как успели окрестить наступление войск Рабочего Фронта мировые газеты, тем временем подолжался, не смотря на проблемы с коммуникациями. Мигель Бланко рвался в Мадрид, собираясь взять его до конца июня, в чем был в целом поддержан в Москве и Овьедо, как можно скорее стремящихся переломить Испанскую Гражданскую войну в свою пользу. Не смотря на потери которые несли силы Рабочего Фронта, собственно НРКА, за счёт мобилизации населения подконтрольных территорий, удавалось восполнять потери. Стабильная работа промышленных предприятий и поставки из Советского Союза и Мексики обеспечивали техническое оснащение армии. Генерал Мола лично возглавивший оборону столицы тем временем начал массовую мобилизацию в ополчение. Благодаря работе республиканской пропаганды, напуганное ужасами коммунистической оккупации Кастилии население Мадрида довольно массово записывалось в ряды ополчения. 20 мая 1936 года между президентом Республики Хосе Хиль-Роблесом и представителями лояльных профсоюзов было подписано соглашение предоставляющее немыслимые ранее социальные гарантии в обмен на лояльность Республике. Этим удалось привлечь на сторону правительства значимую часть сомневающихся рабочих. С другой стороны, после Декларации 20 мая началось фактическое введение командной экономики в Испанской республике, позволившее правительству Хиль-Роблеса решить вопросы недостатка снабжения. При этом, экономическая политика Мадрида все равно оставалась самой правой среди воюющих сторон - командные эксперименты Примо-де-Ривьеры прямо контролировавшего большую часть производств на юге выливались в постоянные восстания рабочих, подавляемые войсками.

За мадрид

Мадридское ополчение.

Первые значимые успехи Республики в противодействие "Красному потопу" случились только в середине второго месяца наступления - 16 июня срочно переброшенные на севере части под руководством генерала Мануэля Годеда разбили в битве за Саламанку фланговые силы наступающих, к тому времени значительно выдохнувшихся и оторвавшихся от снабжения. Используя это преимущество "Западная армия" в ,ставшем в последствие легендарным, маршброске на северо-восток нанесла удар во фланг Народной Рабоче-Крестьянской Армии под Сеговией, вместе с силами генерала Молы остановив наступление на Мадрид, хоть силы генерала Бланко и смогли закрепиться в городе. Впервые за год, "Красный потоп" был остановлен, а планы Бланко войти в Мадрид на спинах отступающих провалилась. Более того, уже 24 июня республиканцы смогли нанести контрудар и отбить Сеговию. Особенно отличились отряды "Христианской армии", антикоммунистические добровольцы со всего мира спонсируемые Святым Престолом. Среди них заметен был Сводный Славянский полк под руководством бывшего белого генерала Николая Шинкаренко, первый ворвавшийся в город. Сил для полноценного контрнаступления у Центрального правительства однако не было, и уже 2 июля началась вторая волна "Красного потопа". На следующий день 3-я танковая бригада под руководством майора Рамона Меркандера ворвалась в Калатаюд, отрезаю Сарагосу от Мадрида. Бланко сосредоточил почти всю авиацию и тяжелую артиллерию Рабочего Фронта на мадридском направление, в связи с чем 6 июля свежие дивизии НРКА выбили численно уступающие им республиканские силы под общим руководством полковника Испанской Республики Николая Шинкаренко из Сеговии и Гуадалахары, подойдя к самой испанской столице, уже находящейся на осадной положение. Впрочем, попытки красного наступления под Сарагосой и Саламанкой провалились.

Португальская интервенция

Баррикады виго

Баррикады на улицах Виго.

Массовая мобилизация и стягивание сил для наступления на Мадрид одновременно вызывала антисоциалистические настроения и ослабляло присутствие сил Рабочего Фронта в Галисии, казалось бы замиренной и тыловой. Однако тут росло антииспанское сепаратисткое движение, разочаровавшееся в союзе в социалистами, коммунистами и авангардистами разных сортов после лишения Галисии какого-либо самоуправления. В Овьедо однако не замечали этих проблема, слишком быстро развивалась Гражданская война. Однако после очередной волны мобилизации и увеличения норм выработки продукции для местных заводов терпение галисийцев переполнилось - 10 июля, в разгар сражений в предместьях Мадрида, в Ла-Коруньи вспыхнуло рабочее восстание организованное местными национал-синдикалистами. Вскоре вслед за Ла-Коруньей восстал Виго, а по всему региону начались крестьянские выступления. Это стало полной неожиданностью для Овьедо, срочно перебрасывающего разрозненные силы на запад. Действия сил Рабочего Фронта отличались чрезмерной жестокостью быстро получили название "красного террора", и лишь возбудил национальны чувства галисийцев. Уже 14 июля войска НРКА вышли к Виго и Ла-Корунье, однако попытка взять их провалилась.

Освободители

Португальские войска входят в галисийскую деревню.

Как гром сред ясного неба грянула для Рабочего Фронта интервенция войск мигелистской Португалии в Галисию, начавшаяся на следующий день после начала боев за Виго и Ла-Корунью, 15 июля. Португальцы разбили деморализованные красноиспанские силы и в этот же день деблокировали Виго. К концу недели португальские интервенты вышли к Ла-Корунье, деблокировав её. В течение десяти дней португальцы очистили Галисию от сил Рабочего Фронта, а провозглашенное марионетическое правительство подписало документ об Унии Португалии и Галисии во главе с королем Дуарте II. Остановить португальское наступление угрожавшее непосредственно Овьедо испанцы смогли только на границе региона, где срочно переброшенные из под Сарагосы силы под руководством Энрике Листера смогли отбить у португальцев Кастрополь. Фактически, португальская интервенция спасла Мадрид, вынудив генерала Бланко срочно перебрасывать войска на север для спасения собственной столицы от нового неожиданного врага.

Южный фронт

ТАНЧИКИ

Немецкие Pz.I в Испании

На Южной Фронте силы Республики старались стабилизировать ситуацию, однако Южный фронт был гораздо более растянутым и стратегическая инициатива оставалась в руках путчистов. Фактически, южное направление на этом этапе войны было разделено на два почти самостоятельных фронта. С запада, фалангистская армия генерала Хуана Ягуэ противостояла республиканской армии под руководством Мануэля Годеда. На востоке, силы центрального правительства возглавлял генерал Гонсало Кейпо де Льяно, успевший в прошлом году нанести поражение армии путчистов под командованием Хосе Варелы. За весну, фалангисты успели навести на подчиненных территориях порядок, а через территорию соседней Португалии в Севилью, ставшую столицей путча, поступали немецкие поставки - вооружение, военная техника, добровольцы и инструктора. Именно силам специалистов Люфтваффе была реорганизована фалангистская авиация. Появились у Санхурхо и первые немецкие танки.

Ягуэ

Хуан Ягуэ.

Основной стратегией летней кампании должен был стать "молниеносный удар" по Мадриду, разработанный, повышенным до бригадного генерала за взятие Кордовы, Хуаном Ягуэ при поддержке немецких советников. Лучший части фалангистской армии, Иностранный легион и "африканские части", должны были прорвать оборону республиканцев и устремиться к испанской столице. Санхурхо был уверен что скоро оборона Республики начнёт распадаться, а множество её генералов присоединятся к нему перед лицом красной угрозы. Мадрид должен был встретить своих спасителей от коммунистов с распростертыми объятиями. Главной целью было опередить Красную армию, оказавшись в столице первым. В этих условиях войскам Хосе Валеры отводилась второстепенная и отвлекающая роль, а сами они почти не получили подкреплений. При этом, Генеральный штаб путчистов явно не считал силы Республики опасным врагом не смотря на поражение в Мурсийской кампании. Главным оппонентом авантюрного рывка к Мадриду выступал Хосе Варела, но подрыв его авторитета после прошлогоднего поражения делал план Ягуэ неоспоримым.

"Красный потоп" грянул раньше чем ждали в Севилье. Однако неожиданное наступление сыграло на руку путчистам, оттягивая ресурсы и забирая свежие части у генерала Годеда. Санхурхистское наступление началось позже, 17 мая 1936 года. Генерал Ягуэ смог переиграть своего противника, ожидавшего начало наступления на западе, вдоль португальской границы. Вместо этого, наступление началось с молниеностного удара на Линарес, считавшийся второстепенным участком фронта. Мотозированная пехота при поддержке колониальной кавалерии устремилась в прорыв. Уже 23 мая войска Ягуэ взяли Вальдепенс. Начавшееся наступление путчистов по всему фронту, вкупе с второй волной "Красного потопа" на севере вынудили генерала Годеда начать массовое отступление с целью спасти войска от окружения и "поймать" ударный кулак Ягуэ, разоряющий республиканские тылы. Уже 2 июля фалангисты с штурмом взяли Пуэртольяно. Республиканские силы продолжали стремительное отступление. Исключением стала часть войск в регионе Эстремадура под командованием Антонио Эскобара. Самая западная армия Республики на юге смогла не только отбить наступление, но и провести несколько ответных рейдов по тылам Санхурхо. Впрочем, значимая часть войск из Эстремадуры были переброшены на север, не оставляя Эскобару сил для полноценного наступления.

Осада Алькасара Толедо

Республиканцы на защите Алькасара.

Армия генерала Ягуэ же продолжала наступление, и 20 июля передовые части под командованием полковника Хосе Москардо вышли к Толедо, где были встречены глубокой линией обороны. Битва за Толедо продолжалась следующие две недели. Республиканцы смогли построить вторую линию обороны опираясь на реку Тежу, не давая фалангистам преодолеть её. Ключевым моментом битвы стал прорыв фалангистов через район разрушенного ранее моста Рио Тахо ночью с 16 на 17 июля, позволивший войскам под руководством полковника Москардо устремиться на северный берег реки. Республиканцы смогли остановить прорыв фалангистов только благодаря укреплениям средневекового Толедского алькасара, после чего последний резерв брошенный генералом Годедом в бой смог выбросить фалангистов за реку. К концу июля стало ясно что наступление войск Санхурхо выдохлось, а план Ягуэ провалился. Войска фалангистов были обескровлены, хотя до Мадрида оставалось всего 70 километров. Тем не в целом летнее наступление путчистов окончилось оглушительным успехом, а Мадрид теперь фактически был под ударом с двух сторон.

Не смотря на это, ожидаемого затишья на юге не случилось, и неожиданно для штаба в Севилье 25 июля в наступление перешла Мурсийская армия генерала де Льяно. Нежаданный удар сравнительно небольшой армии в тот момент когда командующий силами путчистов на этом участке, генерал Хосе Варела, находился в Севилье тем не менее смог дезорганизовать и опрокинуть фалангистов, лучшие войска которых были переброшены под Толедо, и 1 августа республиканцы вошли в Альмерию, которую смогли удержать, при поддержке флота, в длившейся на протяжении следующей недели одноименной битве.

Красивая карта игв лето 1937

Карта фронтов к августу 1936 года.

Овьедская операция

Овьедская операция

Бойцы НРКА в окопах под Овьедо.

Затишье на галисийском направление продолжалось около месяца, за это время силы сторон стягивали к линии боевых действий, а португальцы наводили порядок на новых территориях. Новое наступление грянула ровно через месяц после конца битвы за Кастрополь. Португальцам удалось дезинформировать разведку противника, создав видимость одновременной подготовки к броску на Леон через Кантабрийские горы, ключевые перевалы в которых удалось занять во время прошлого наступления и наступления на Самору вдоль реки Дуэро с территории Португалии. Это вынуждало Энрике Листера, командующего Галисийской армией Рабочего Фронта, растянуть свои силы, численно уступавшие португальским. 10 августа, столица Рабочего фронта и база советского флота были перемещены в Сантандер. Это действие оказалось своевременным, ведь уже через пять дней началось португальской наступление под общим командованием генерала Арманду Ошоа. Первым последовал отвлекающий удар вдоль реки Дуэро, который не принёс успеха португальцам, но выполнил свою цель, отвлекая силы и резервы красных. Через два дня, 17 августа, началось наступление основных португальско-галисийских сил. Не смотря на отчаянное сопротивление испанцев, португальцы смогли прорвать линию фронта и выйти к первой линии укреплений около Авилеса. 23 августа начинается штурм Авилеса, где войска Листера смогли остановить португальцев. В ответ на это, португальский флот во главе с адмиралом Энрике Тенрейру высадил десант на мысе Пеньяс. Не выдержав удара с двух сторон, красноиспанские войска начали отступление, и уже 25 августа генерал Ошоа доложил о выходе португальской армии к Овьедо и Хихону, где помимо регулярных сил Народной Рабоче-Крестьянской армии началась мобилизация рабочего ополчения, сражающегося в прямом смысле за свои дома. 27 августа, после безуспешной попытки штурма, португальцы подтянули тяжелую артиллерию, начав обстрел городских кварталов. Правительство Рабочего фронта было вынуждено начать частичную эвакуацию гражданского населения.

Новик-0

Флагман советской эскадры эсминец "Сергей Киров".

Обескровливающие бои длились невиданные ранее три недели, португальцы много раз занимали центр как Овьедо, так и Хихона, но каждый раз их выбивали ожесточенные контратаки испанских революционеров. Проваливались и попытки испанцев отбросить португальцев на их прошлые позиции. Овьедско-хихонская битва сжигала резервы обоих сторон, превратившись в бессмысленную мясорубку. В португальских частях начали появляться ростки пацифистских настроений. Параллельно с этим, советско-испанская эскадра под командованием Владимира Трибуца смогла нанести поражение португальскому флоту, заставив его вернуться в Ла-Корунью. 18 сентября фронт наконец замер. В руках португальца остался центр разрушенного Овьедо, однако испанцы, преимущественно за счёт своевременного прибытия балтийско-финских интербригад, удержали открывающий дорогу на Сандантер Хихон.

Брунетская мясорубка

Годед

"Спаситель Мадрида" Мануэль Годед.

Пользуясь затишьем на северном фронте, армия Республика стягивала резервы и проводила очередную волну мобилизации. В дополнение к этому, Республика начинает формировать свой аналог "Интербригад", гордо названных "Армией Христа", и во многом повторяющих структуру Иностранного Легиона. В их состав активно вливаются антикоммунисты и антивалькисты со всего мира, включая бывших белогвардейцев из России и Болгарии. Вместе с тем, сделка с профсоюзами позволила оживить промышленность остававшуюся в руках центрального правительства и решить проблему снарядного голода. Превращенный в крепость Мадрид готовился ко второму этапу обороны, усиленный частями переброшенными из Каталонии, фактически оголённой. Западная армия Антонио Эскобара взаимодействуя с партизанами провела несколько локальных операций против ослабленных красных сил, немного отодвинув границу на север от Мадрида, вернув в руки Республики Сеговию.

Фалангисты так же готовили наступление, будучи уверенными в том что до Мадрида оставался один решающий рывок. Получающий всё больше влияния Хуан Ягуэ стянул к Мадриду личный состав и ресурсы со всех других фронтов, не смотря на тяжелое для сил путчистов положение дел на юго-востоке. Занявший место главы правительства при пожилом каудильо Хосе Санхурхо лидер фалангистов Хосе Примо-де-Ривьера поддерживал стремление как можно скорее взять столицу, из которой республиканцы не вывели основный государственные учреждения. Пользуясь продолжающей поступать германской помощью, санхурхисты наконец-то смогли создать адекватную авиацию, способную соперничать с республиканской, почти полностью сконцентрированной в Мадриде. Не смотря на все усилия Ягуэ, наступление стало возможным только в сентябре, и войска Республики были готовы к прямому штурму Мадрида. Вскоре основным планом на северное наступление стало нанесение удара западнее Мадрида, с целью отрезать Западную армию от основных сил генерала Молы.

Вторая битва за Барселону

"Торжество всех святых"

Путч

Португальская революция

  1. Здесь и далее под коммунистами подразумеваются сторонники ПОУМ.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.