ФЭНДОМ


Гражданская война в США
Американская ГВ
Федеральная кавалерия в Западной Вирджинии, осень 1861 г.
Время 11 апреля 1861 - nn nnnn 186n
Место Соединённые Штаты Америки и их территориальные воды
Итоги
Причина Непризнание президентских выборов северными штатами
Участники
Штаты 33 звезды Правительство США Временный флаг северян Нью-Йоркский конвент:
Штат Нью-Йорк Нью-Йорк
Пенсильвания Пенсильвания
Нью-Гэмпшир Нью-Гэмпшир
Нью-Джерси Нью-Джерси
Коннектикут Коннектикут
Род-Айленд Род-Айленд
Массачусетс Массачусетс
Вермонт Вермонт
Мэн Мэн
Иллинойс ЦнС Иллинойс
Огайо ЦнС Огайо
Командующие
Президент США ЦнС Джефферсон Дэвис
Штаты 33 звезды Джордж Макклеллан Капитуляция
Штаты 33 звезды Роберт Ли
Штаты 33 звезды Джозеф Джонстон
Штаты 33 звезды Томас Джексон †
Временный флаг северян Чарльз Самнер
Временный флаг северян Улисс Грант
Временный флаг северян Джозеф Хукер †
Временный флаг северян Эмброуз Бернсайд
Временный флаг северян Уильям Шерман

Временный флаг северян Уильям Роузкранс

Гражданская война в США (англ. American Civil War), также известна как Война Севера и Юга, Война восстановления Справедливости - вооружённый конфликт на территории Соединённых Штатов Америки в 1861-186n гг. между федеральным правительством и т.н. Нью-Йоркским Конвентом.

Основными причинами гражданской войны принято считать неразрешённые экономические и политические противоречия между свободными и рабовладельческими штатами, среди которых наиболее серьёзными были вопросы рабовладения и таможенных сборов.

Причины

С начала XIX века в США прослеживалось чёткое деление на два экономических региона: аграрный рабовладельческий Юг и промышленно развитый Север; специализация накладывала отпечаток и на менталитет американцев.

Длительное время выгоды от совместного существования перевешивали недостатки от взаимных упрёков и скрытого недовольства - Север нуждался в сырье с южных плантаций, а Югу требовались машины из северных штатов. Но постепенно противоречия усиливались и к началу 1860-х гг. сформировались основные конфликтные точки:

  • Вопрос о торговле - для Севера принципиальное значение имели пошлины на импортные товары, защищающие местных промышленников и фабрикантов от международной конкуренции, в то время как южане придерживались идеи свободной торговли.
  • Вопрос об экспансии - после Луизианской покупки и присоединения мексиканских земель в 1847 году Соединённые Штаты приобрели обширные территории и потребовалось урегулировать вопрос с распространением рабства на них. Южане стремились расширить рабовладельческие плантации на запад и препятствовали освоению земель мелкими собственниками из северо-западных штатов.
  • Вопрос о правительстве - на Юге преобладало мнение, согласно которому суверенитет штата признавался источником свободы гражданина, а Союз является добровольным объединением. В то же время Север выступал за сильную центральную власть и был недоволен бездействием администраций президентов-демократов, представлявших интересы южан.

Разрыв

Президентские выборы 1860 года

Президентство Джона Брэкинриджа ознаменовалось почти полным политическим коллапсом: Сенат и Палата представителей стали ареной бесконечных сражений между президентом и его оппонентами. Партийные вопросы приобрели второстепенный характер - с середины 1850-х гг. у северных штатов появилась собственная партия, Республиканская, в то время как Демократическая продолжала оставаться послушным орудием в руках южан-рабовладельцев. Северяне-аболиционисты находились в глубокой оппозиции к действующей администрации и не чурались никакой возможности чинить ей препятствия.

Уже к концу 1859 года, когда началась подготовка к новой избирательной кампании, стало понятно, что Брэкинриджу не удастся переизбраться на новый срок; под большим вопросом находилась сама возможность демократов удержать за собой Овальный кабинет. Республиканцы сделали выводы из предыдущих выборов: на смену неуместному радикализму Ганибалла Гэмлина пришёл более уравновешенный во взглядах и располагающий к себе Чарльз Самнер, быстро завоевавший симпатии северян. Самнер негативно относился к рабству и был известен как пламенный оратор и потомственный аболиционист. Брэкинридж же, напротив, терял популярность, особенно на Севере. Демократическая партия, стремясь спасти своё положение, отказалась выдвигать его кандидатуру на второй срок, выставив вместо него сенатора от штата Миссисипи Джефферсона Дэвиса.

Кандидаты на пост Президента США на выборах 1860 года

Дэвис легко перехватил у действующего президента популярность на юге, поскольку считался поборником рабовладельческого строя и представителем плантаторского класса. В то же время, лидеры демократов рассчитывали, что Дэвис сумеет оттянуть голоса у республиканцев из-за своего стремления к компромиссам и уважения к суверенитету штатов, но это лишь подлило масло в огонь предвыборной гонки, сделав её ещё более ожесточённой. Дэвис и Самнер всё время то вырывали у противника незначительный перевес, то снова уступали; финальный результат обещал быть непредсказуемым.

Президентские выборы США ЦнС 1860

Президентские выборы 1860 года в США

На ноябрьских выборах Дэвис по официальным сведениям сумел заручиться поддержкой избирателей, не только на Юге, но и на Севере, где сумел потеснить Самнера. Коллегия выборщиков назвала победителем Джефферсона Дэвиса, отдав ему 164 голосов против 139 у Самнера. Поначалу республиканец признал своё поражение и призвал однопартийцев готовиться к реваншу на выборах в Палату представителей.

Однако уже в январе 1861 года произошло непредвиденное: одна за одной несколько крупных газет с севера - The New York Post, The Star-Ledger, The New York Times - опубликовали ряд статей, освещающих прошедшие выборы. В частности, журналисты провели собственное расследование и обнаружили многочисленные случаи давления на избирателей и выборщиков со стороны физических и юридических лиц, аффилированных с федеральным правительством и рядом политиков-южан. Так, сотрудников нескольких фирм под угрозой увольнения заставляли отдавать голоса за кандидата Демократической партии; неназванные клубы и организации "родственников южных плантаторов" путём подкупа повышали голоса, поданные за Дэвиса, вбрасывали уже заполненные бюллетени, перекупали выборщиков. Согласно выводам журналистов, таким образом неназванные благожелатели принесли избранному президенту-демократу голоса из Миннесоты, Айовы, Висконсина, Иллинойса, Индианы, Кентукки, Теннесси, Вирджинии и Нью-Джерси.

Публикации произвели эффект разорвавшейся бомбы: и без того недовольные долгим правлением президентов-южан жители северных штатов и особенно тех, где журналисты зафиксировали фальсификации, требовали повторных выборов. Возмущение было столь велико, что отдельные политики заявляли о необходимости покинуть Союз ради лучшего будущего, однако идеи сецессии против их ожидания не пользовались особой популярностью. Федеральное правительство отказалось как-то прокомментировать выборы или перепроверить их итог, сославшись на преимущественные права штатов в этой сфере.

Нью-Йоркский конвент

Нью-Йорк против Дэвиса

Митинг на Юнион-сквер в день открытия Нью-Йоркского конвента

1 марта 1861 года в Нью-Йорке собрались представители легислатур северных штатов, чтобы обсудить прошедшие выборы и выработать общую позицию. Первоначально предполагалось, что конференция пройдёт только с участием штатов, где результаты выборов были сфабрикованы, однако вскоре желание принять участие в заседаниях изъявили представительные органы штатов Новой Англии. Нью-Йоркский конвент открывался с торжественностью, хотя и несколько торопливо. Правительство штата объявило 11 февраля выходным, из-за чего улицы города были заполнены народом; практически на каждом перекрёстке собирались многочисленные патриотические манифестации под звёздно-полосатыми флагами; экипажи с делегатами конвента следовали к месту заседаний в городской мэрии под аплодисменты толпы. Федеральное правительство также направило своих представителей дабы продемонстрировать свою добрую волю и стремление к диалогу.

С началом заседаний конвента делегаты заслушали факты, свидетельствующие о нарушения на прошедших голосованиях в обоих турах. Хотя докладчики не называли многих имён с каждым днём становилось яснее, что реальные голоса избирателей были либо переписаны, либо проигнорированы; в нескольких десятков округов голосование прошло с намеренно допущенными нарушениями, что позволило объявить поданные за Самнера голоса недействительными. Сам бывший участник президентской гонки отказался участвовать в работе Нью-Йоркского конвента по причине "общей усталости" от неудачной кампании. Однако почти все депутаты, собравшиеся в Нью-Йорке, либо изначально поддерживали кандидатуру республиканца, либо отстаивали право на честные выборы и потому примкнули к первым. В целом же, Нью-Йоркский конвент так или иначе был настроен оппозиционно как к уходящей администрации, так и к избранному президенту Дэвису.

С 1 марта началось составление петиции, которую участники конвента намеревались передать Конгрессу, Верховному Суду и президенту. Итоговый документ, принятый 10 числа, содержал следующие тезисы:

  • Собравшиеся в Нью-Йорке делегаты отвергают и осуждают идеологию сецессионализма, в сочувствии которой их обвиняли южные политики и пресса, и подтверждают свою преданность Конституции и идеалам Отцов-основателей;
  • Конвент просил признать результаты прошедших выборов недействительными и в экстраординарном порядке назначить новое голосование в ближайшей перспективе;
  • Конвент требовал дать гарантии честных и демократических выборов, основанных на федеральном законодательстве;
  • Конвент призывал к независимому и беспристрастному расследованию причин каждого нарушения и справедливому наказанию виновных.

Между тем главное требование северян - пересмотр итогов президентских выборов стало едва ли выполнимым - 9 марта, на пять дней позже запланированного срока Джефферсон Дэвис принёс присягу в качестве 15-ого Президента Соединённых Штатов. Встав во главе страны, он теперь мог закрыть глаза на инсинуации проигравшей, но пока не смирившийся с этим стороны.

Новые эмиссары федерального правительства, изучив петицию и проконсультировавшись с Вашингтоном, отказались поставить под документом свои подписи и передать его своему начальству. Тогда конвент попытался отправить в столицу своих людей, однако их задержали уже в Трентоне, штат Нью-Джерси. В течение пары недель Нью-Йоркский конвент пытался добиться рассмотрения своей петиции в Вашингтоне, но раз за разом терпел неудачу. Президент Дэвис уклонялся от встреч с сенаторами и конгрессменами от Республиканской партии, равно как и от встреч с любыми северянами. В конце марта он пять дней провёл запершись в Белом доме; прессе было объявлено о "временном недомогании" на фоне недавних проблем со зрением. С близким кругом сторонников Дэвис в период с 23 по 28 марта принял решение, ставшее поворотной точкой в истории США. 2 апреля было объявлено, что Нью-Йоркский конвент преследует антиконституционные цели и потому должен быть распущен в течение трёх дней, иначе президент вынужденно применит военную силу.

Известие о закрытии конвента вызвало сначала удивление, а затем и бурю негодования в Нью-Йорке и по всей Новой Англии. Делегаты конвента, несмотря на предписание федеральных властей и приказы их представителей отказались расходиться. К 4 апреля почти половина легислатур северо-восточных штатов прислали своим представителям на конвенте грамоты с подтверждением их полномочий. В полдень 5 числа истекал срок президентского ультиматума для мирного самороспуска собрания, которое, однако, не пожелало подчиниться. Ещё накануне Дэвис отдал приказ разогнать депутатов силой, в случае если уговоры не возымеют успеха.

Действительно, во второй половине двенадцатого у здания мэрии, где не прекращались заседания, появились отряды нью-йоркской милиции под командованием майора Дэниэла Сиклса. Сиклс, не взирая на собравшуюся толпу, с несколькими офицерами сумел пройти внутрь. Появление военных в зале заседаний конвента вызвало бурю эмоций; когда они несколько улеглись, майор возвысил свой голос над собравшимися:

Намедни мне объявили, что согласно президентскому приказу я должен арестовать всех вас в случае, если до 12 часов этого дня конвент не будет закрыт. Я слышу, как часы бьют полдень, а значит время для размышлений, голосований и разговоров вышло. Я не намерен выполнять приказ человека, именующего себя президентом Соединённых Штатов, поскольку убеждён, что он оказался в Вашингтоне не по воле большинства моих сограждан. Если уважаемый конвент пожелает того, я передаю себя и своих людей в его полное распоряжение.

Поляризация общества

Демарш майора Сиклса, сразу же названный в провашингтонской прессе "изменой", стал катализатором дальнейших событий, сотрясших Соединённые Штаты. Вслед за его полком на сторону конвента перешли почти все вооружённые части штата Нью-Йорк. 6-8 апреля явление достигло лавинообразных масштабов: один за другим высшие чины генералитета на Севере, а вместе с ними и их подчинённые, а также местные политики, губернаторы, члены парламентов штатов, судьи и иные публичные личности отказывались подчиняться президенту Дэвису. 7 числа конвент принял декларацию о намерениях, более известную как "Нью-Йоркский манифест" или "Декларация 7 апреля", большинство тезисов которой повторяли пункты петиции от 10 марта. Конвент принципиально и бесповоротно отвергал идею отделения одного или нескольких штатов от Союза, объявлял выборы 1860 года сфальсифицированными, избранного на них президента нелегитимным, а его решения - противозаконными.

Наша главная и единственная цель - восстановление справедливости, вера в которую была поколеблена прошлой осенью. Мы боремся не против Соединённых Штатов, но против немногочисленной группы плантаторов, присвоивших власть над ними и попирающих святые принципы, заложенные Отцами-Основателями. (Из Нью-Йоркского манифеста)
Нью-Йорк Сити Холл

Нью-Йоркская ратуша, место заседаний Конвента

Несмотря на то, что Нью-Йоркский конвент относительно успешно работал и довольно быстро приобрёл черты представительного органа власти, он не воспринимался и не мог восприниматься как лидер всего протестного движения, охватившего США. Северянам был необходим лидер, конкретная персона, под чьи знамёна они могли бы встать. Таким человеком естественным образом стал Чарльз Самнер, проигравший гонку за президентское кресло. Поначалу он отказывался участвовать в работе конвента, хотя и открыто сочувствовал идеям, вдохновляющим его участников, и воззваниям, им выпускаемыми. После выступления Сиклса 5-8 апреля Самнера дважды приглашали в Нью-Йоркскую ратушу, но оба раза тот отказывался. Наконец, 9 числа, когда сторону конвента приняли все штаты Новой Англии, а также Огайо, Индиана и Иллинойс, Чарльз Самнер ответил согласием на очередной зов конвента и явился на заседание, где был избран его президентом (англ. President of the Convention) и дал клятву служить "Конституции, справедливости, идеалам свободы и демократии". Установление в Конвенте единоначальной власти Самнера привело под штандарты Нью-Йоркского правительства весь аппарат Республиканской партии, сочувствующий ей электорат и военных.

Тем временем в Вашингтоне царила неразбериха: в столице копились верные президенту войска, в город стекались несогласные с властью бунтовщиков военные и гражданские служащие, а также мирные жители. Некоторое время неясным оставалось положение представителей мятежных штатов в Конгрессе - Нью-Йоркский конвент не являлся официальным органом, хотя и выполнял функции оного, в добавок, его участники не выдвигали претензий к избранию сенаторов и представителей. После перехода на сторону конвента майора Сиклса некоторые депутаты-северяне обсуждали возможность покинуть столицу, поскольку штаты, интересы которых они представляли, фактически отказали федеральным органам власти в доверии, при этом, вплоть до 10 апреля ни одна легислатура и ни один губернатор не отозвали своих конгрессменов.

Однако ещё вечером 9 числа стали распространятся слухи о том, что президент намеревается задержать депутатов от штатов-участников Конвента, что вызвало беспокойство в политических кругах. Несколько сенаторов, опасаясь, что эти подтверждённые известия могут оказаться правдой, спешно покинули столицу. Утром 10 апреля Джефферсон Дэвис направил Конгрессу внеочередное президентское послание, в течение пары часов перепечатанное в газетах, в котором объявлял штаты Севера, в состоянии мятежа, призвал силой восстановить порядок и объявил о наборе добровольцев. Обращение Дэвиса спровоцировало новую войну неповиновения федеральным властям: в течение двух суток после опубликования послания об отказе подчинятся приказам из Вашингтона объявили Висконсин, Айова, Минесота, Мичиган, Канзас, а также половина округов Кентукки и Миссури, создавшие "вторые" правительства в своих штатах. В течение суток Самнер также издал призыв создавать добровольческие полки в добавок к уже перешедшим на сторону Конвента армейских частей. Американские историки считают т.н. "Прокламации о добровольцах" формальным началом гражданской войны, поскольку именно 10-11 апреля 1861 года обе стороны де-факто декларировали свой отказ от попыток мирного урегулирования конфликта, несмотря на значительное число пацифистов в своих рядах.

АГВ ЦнС

Раскол Соединённых Штатов Америки к началу Гражданской войны:     Штаты Союза     Территории Союза     Штаты Конвента     Территории Конвента     Штаты, где были созданы "вторые" правительства     Территории, где были созданы "вторые" правительства

Ход конфликта

Кампания 1861 года

Планы сторон и первые столкновения

Несмотря на то, что de jure Соединённые Штаты находились в состоянии войны с начала апреля, до конца весны не произошло сколь-либо значимых столкновений. Почти полтора месяца и Самнер, и Дэвис пытались добиться преимущества друг над другом, завоевать доверие штатов и обеспечить единство своих рядов: так, за это время к северянам присоединились свободные штаты на Тихоокеанском побережье, где республиканцы имели большой перевес над демократами, а в Техасе под давлением президента и Конгресса сменился губернатор.

В Вашингтоне полагали, что несмотря на значительные масштабы мятежа, подавлен он будет довольно скоро. Поэтому, план главнокомандующего армии Союза Уинфилда Скотта, предусматривавший продолжительные военные действия, был раскритикован "за пессимизм и пораженчество", а его автор поднят на смех как "чрезмерно осторожный старик", в результате чего генерал был вынужден оставить свой пост. Отставка Скотта позволила в скором времени выдвинуться Джорджу Макклеллану, предложившему свой план, хотя и разработанный на основе предыдущей стратегии.

Макклелан

Джордж Макклеллан, военачальник федеральной армии

Тем временем на Севере тоже шло активное обсуждение плана военных действий. Чарльз Самнер вызвал в Нью-Йорк Генри Халлека, попросив его сформировать армию Конвента. Стратегический расчёт северян заключался в овладении и удержании столицы государства, за счёт чего планировалось нанести удар репутационный удар по Дэвису и добиться раскола среди его сторонников. На руку Конвенту играла и неоднородность федеральных сил: так, даже на рабовладельческом Юге в поддержку Нью-Йорка действовали партизанские формирования аболиционистов. Кроме того, одним из важнейших козырей в руках кабинета Самнера являлся военно-морские силы США, почти в полном составе перешедшие на сторону Конвента - во многом это стало следствием активной пропаганды в северных штатах, где располагались основные базы флота.

Первое крупное сражение между федеральной армией и силами Конвента состоялось на правом берегу реки Делавэр в Пенсильвании 18 июня 1861 года. Правительственные войска во главе с самим Макллеланом общей численностью около 32 тысяч человек предприняли наступление на территорию мятежников с территории штата Делавэр, угрожая Филадельфии, но были остановлены конвентским бригадным генералом Джозефом Хукером у Честера. Хукер за успешную оборону города был повышен в звании до генерал-майора и 21 числа начал контр-наступление, после артиллерийской перестрелки нанеся новое поражение Макклеллану. Тот посчитал, что встреченные им ранее силы являлись лишь авангардом, а ныне его атакуют как минимум вдвое большее войско, и предпочёл отступить, не вступая в прямое столкновение.

Западновирджинская кампания

Крупнейшей кампанией 1861 года стала борьба на северо-западе штата Вирджиния. Хотя штат сохранил верность федеральному правительству, северозападные его округа отказались подчиняться правительству Дэвиса и в первых числах мая призвали для защиты своих интересов армию Конвента бригадного генерала Уильяма Роузкранса, чьи смелые шаги позволили северянам сохранить инициативу на своей стороне. 11 июля состоялось сражение при Рич-Маунтин, в котором северяне нанесли поражение бригаде Союза под началом Роберта Гарнетта, вынудив его отступить с большими потерями. Через два дня остатки его сил были окружены и сдались в плен.

Рич-Маунтин

Сражение при Рич-Маунтин

В целом Роузкранс стал одним из наиболее активных и результативных полководцев Конвента в течение первых месяцев войны. Вплоть до поздней осени он пресекал попытки федералов восстановить контроль над областью, раз за разом нанося им чувствительные поражения - 29 августа при Карнифакс-Ферри, 12-15 сентября при Чит-Маунтин, 4 октября при Кэмп-Алегени -, что привело к тому, что к декабрю 1861 года запад Вирджинии оказался полностью в руках северян. Успешные действия Уильяма Роузкранса привели к важным стратегическим последствиям: федеральное правительство лишилось важного источника минерального сырья для военной промышленности, кроме того, открылись пути для наступления в Теннесси, а также на Среднем Западе.

Война на море

Неудачи преследовали южан и на море. Превосходство Конвента в числе силе позволило Нью-Йорку организовать блокаду восточного побережья Соединённых Штатов, пресекая попытки правительства Дэвиса заручиться поддержкой у иностранных держав. Так, ВМС северян в течение первых месяцев войны раз за разом вылавливали корабли с правительственными эмиссарами на борту. Стоит отметить, что если кому-то из чрезвычайных послов президента Дэвиса и удавалось достичь берегов Европы, то там их встречал весьма прохладный и равнодушный приём. Дипломаты держав Старого Света указывали, что из-за доктрины Монро они не могут вмешиваться в происходящее в Северной Америке. Однако это был лишь один из формальных поводов для отказа; на деле же, европейские правительства закрывали глаза на торговлю своих подданных с Нью-Йоркским Конвентом.

Мобилизация союзного флота

Корабли, мобилизованные в федеральный флот в 1861 году после перехода ВМС на сторону Конвента

Блокада больно ударила по Союзу, который с разрастанием мятежа лишился основных промышленных мощностей и потому начал испытывать трудности с вооружением и снабжением своих войск. Активные действия конвентского флота по пресечению торговли с иностранными державами вынудило правительство Дэвиса обратиться к такой мере как поощрение контрабандистского промысла. Администрация президента обещала щедрое вознаграждение за каждый успешный рейс по государственному заказу. Подобная поддержка, вкупе со скачкообразным ростом спроса на дефицитные товары из Европы и цен на них сделало этот промысел выгодным делом и в конечном итоге обернулось против Вашингтона. Значительная часть контрабандистов предпочитала по минимуму загружать трюмы товарами по правительственному заказу, отводя основное место предметам роскоши и повышенного спроса.

Стараясь склонить чашу в свою пользу, Союз сделал ставку на корабли с техническим преимуществом и начал постройку броненосцев в Новом Орлеане и Норфолке. Однако и тут инициатива была перехвачена северянами - те также начали модернизацию своего флота и постройка броненосных кораблей у них продвигалась быстрее.

Кампания 1862 года

Западная кампания Гранта

После краткого периода затишья в конце декабря-начале января боевые действия продолжились с новой силой. Во второй половине января армия Конвента активизировалась на западном театре военных действий, атаковав стоявшую в Кентукки федеральную армию. Штат, несмотря на крупное рабовладельческое лобби, считался "колеблющимся" и потому вторжение конвентской армии встретило частичную поддержку местного населения. К 30 января правительственные силы в Кентукки оказались разрозненны, деморализованы и не могли более представлять серьёзной угрозы для продвигающихся на юг северян.

Сражение у Форт-Генри

Канонерки Эндрю Фута ведут огонь по Форт-Генри

В начале февраля бригадный генерал Улисс Грант, вставший во главе войск, воспользовавшись разливом рек и содействием речной флотилии Эндрю Фута, 6 числа захватил неудачно расположенный Форт-Генри, что открыло всю реку Теннесси для кораблей Конвента. Продвигаясь дальше, Грант захватил следующий крупный укреплённый пункт федаралов, Форт-Донельсон, где к 16 февраля добился безоговорочной капитуляции противника.

6-7 апреля армия его армия встретилась с превосходящими по численности правительственными войсками под командованием Альберта Джонстона. Первоначально 45-тысячная федеральная армия одерживала верх над северянами. К вечеру боевые действия сошли на нет, поскольку генерал Пьер Борегар, взявший на себя командование после смертельного ранения Джонстона, счёл необходимым отложить решающий штурм на следующий день и даже направил президенту Дэвису победную реляцию. Однако в ночь к Гранту подошли подкрепления, что изменило соотношение сил на прямо противоположное; северяне перешли в контратаку по всей линии соприкосновения и вынудили Борегага отступить. Победа 7 апреля, а также несколько менее значимых последующих сражений позволило вытеснить федеральную армию из большей части Теннесси, где была установлена временная военная администрация Конвента.

Последним оплотом федеральной власти в штате оставался город Мемфис с близлежащими округами. Контроль над Миссисипи позволял поддерживать плацдарм в штате длительное время, а укрепления вокруг города заставляли командование армии северян сомневаться в возможности взять его быстро. Однако, Грант, торопившийся развить свой успех, всё же двухнедельной осады попытался штурмовать Мемфис 30 апреля, но безрезультатно. Простояв под городом ещё неделю, Грант сдал командование бригадному генералу Джорджу Миду и с одним корпусом ветеранов возвратился в тыл. На протяжении 1862 года конвентская армия Мида, численность которой колебалась от 39 тысяч до 50 тысяч человек, держала Мемфис в блокаде, периодически предпринимая несмелые попытки перейти в наступление. В последствии, сохранение правительственного плацдарма в Теннесси сыграло против северян.

Как и в Кентукки, в Миссури существенная доля граждан сочувствовала делу Севера и ещё с весны 1861 года действовало "второе" правительство, поддерживающее Нью-Йоркский кабинет. На протяжении года оно вело вялые боевые действия с лоялистами, постепенно сдавая им позицию за позицией из-за превосходства последних в числе. Администрация Дэвиса не баловало Миссури вниманием, больше занятое кампанией на востоке, и потому большинство формирований федералов здесь состояли из мало дисциплинированных добровольцев. Однако в июне 1862 года во главе 30-тысячной армии в штат вторгся Улисс Грант, стремившийся обезопасить свой правый фланг перед дальнейшим продвижением на юг и поддержать конвентского губернатора. 10 числа после двухдневной баталии он овладел Сент-Луисом, а к концу месяца контролировал весь правый берег реки Миссури.

Кампания в Чесапикском заливе

Пользуясь количественным и качественным превосходством на море, Конвент решил нанести, как могло показаться, решающий удар по федеральному правительству - блокировав Чесапикский залив, высадить десант под Норфолком, захватить его, а далее развить наступление на округ Колумбия при поддержке Пенсильванской армии. Возглавить операцию поручили коммодору Джеймсу Фаррагуту, в то время как действиями десанта на берегу должен был командовать Дэвид Портер. Одновременно с ударом с моря Джозеф Хукер должен был атаковать Балтимор, создав угрозу для Вашингтона с северо-востока. Ловушка для федерального правительства должна была захлопнуться с продвижением Портера с юга от Норфолка - он имел возможность оперативно перекрыть дорогу на Ричмонд - единственную возможность Дэвиса спастись.

В первых числах марта корабли Фаррагута вышли в море и 12 числа столкнулись с федеральным флотом. В состав обоих соединений вошли новейшие броненосцы, построенные уже во время войны: со стороны федерального правительства участвовал "Мерримак", со стороны Конвента - "Монитор". Многочасовая перестрелка окончилась тактической ничей, но в стратегическом плане перевес оказался на стороне федеральных сил, поскольку Фаррагуту пришлось отказаться от высадки в назначенное место и время и уйти в море. Тем ни менее 14 марта силы Портера всё таки высадились на побережье в 25 км к востоку от Норфолка и начали марш на спешно готовящийся к осаде город, защищать который пришлось Макклеллану.

Батарея федералов

Батарея федералов под Норфолком

19 марта Портер подошёл к Норфолку и начал готовиться к осаде, рассчитывая, что с моря его поддержит флот. Однако Фаррагут был занят выслеживаем и блокадой "Мерримака", которого за неимением достоверных сведений о повреждениях продолжал считать грозным противником, в силу чего не смог выделить достаточное количество кораблей. Пока между морским и сухопутным командованием Конвента шёл обмен депешами, федералы сумели отразить первый штурм Норфолка и обе стороны приготовились к продолжительной осаде. В Вашингтоне оценивали положение с настороженно-оптимистических позиций, полагая, что излишне осторожный на поле боя Макклеллан окажется более полезным полководцем в обороне.

Мортира делает бах-бах v2.0

Батарея 13-дюймовых мортир на позициях Конвента под Норфолком

Действительно, действия Макклеллана и его штаба у Норфолка и в Чесапикском заливе вообще оказались более результативными, чем прежде: попытки Портера взять город приступом раз за разом терпели неудачу на протяжении нескольких недель, что усугубилось конфликтом среди командующий конвентских сил, вызванным недопониманием и спорам о старшинстве между Фаррагутом и самим Портером. Наконец, в Нью-Йорке устали от бесславного топтания в предместьях Норфолка и 7 апреля Эмброуз Бернсайд бы назначен новым командующим сухопутными силами и одновременно главнокомандующим всеми войсками и флотом на востоке Вирджинии. Бернсайд показал себя более энергичным полководцем, чем его предшественник и его противник; уже 15 апреля он решил нанести удар в тыл федералам, обойдя их с юго-запада. На протяжении пяти дней его войска вели напряжённые бои и 20 числа вышли к устью реки Джеймс, перерезав пути снабжения противника. Параллельно с этим, Фаррагут предпринял новый рейд и бомбардировал Норфолк; 24 апреля город сдался. В начале мая Бернсайд, стремясь захватить морской путь на Вашингтон, взял под контроль ключевые форты на побережье Делавэра, изгнав оттуда немногочисленные и недисциплинированные добровольческие формирования штата.

Сражение при Вашингтоне

Тем временем у северу от округа Колумбия разворачивались события, куда более опасные для правительства президента Джексона - 16 марта в наступление перешёл генерал-майор Джозеф Хукер со своей 60-тысячной армией, к 20 числу завладевший севером штатов Мэриленд и Делавэр. 2 апреля Хукер встретился со своим тезкой, Джозефом Джонстоном, генералом федеральных сил, у Балтимора, где первый удар конвентской армии был отражён. Однако, столь быстрое продвижение противника вызвало серьёзную озабоченность на Капитолийском холме, переросшую в открытую панику, когда 5 апреля после долго артиллерийского обстрела из тяжёлых осадных орудий Хукер всё же вынудил Джонстона оставить пылающий Балтимор. Правительственные учреждения в большой спешке покидали столицу, которая, без сомнения, должна была стать следующей жертвой северян; 6 числа город покинул Джефферсон Дэвис, перебравшийся в Ричмонд, а парой недель позже - в Шарлотт, штат Северная Каролина.

Защищать Вашингтон остался Томас Джонатан Джексон, произведённый незадолго до этого во временное звание генерал-майора; войска его, едва превышающие 31 тысяч человек, отличались железной дисциплиной и высокой степенью подготовки, что стало отражением взглядов самого генерала. Сражение за федеральную столицу началось 9 апреля, после того как Джексон отверг предложение Хукера мирно сдать город. После напряжённого дня артиллерийской перестрелки, по результатам которой конвентской армии удалось лишь немного потеснить правительственные войска, к вечеру Джексон принял решение атаковать правый фланг Хукера почти всеми своими силами, оставив для прикрытия лишь три бригады. Фланговый удар застал северян в расплох - при известии о нападении Хукер потерял дар речи и растерялся. "Железные" солдаты Джексона смяли бригаду генерала Ховарда, рассеивая противника и обращая его в бегство.

Однако инициатива перешла на сторону федеральной армии ненадолго; из-за того, что наступление велось в сгущающихся сумерках, Томас Джексон, лично возглавлявший войска, попал под огонь собственных батарей и был ранен осколками шрапнели. Сдав командование, он велел продолжить атаку, но слухи о ранении командира пошатнули боевой дух солдат и Хукер с большим напряжением сил сумел остановить продвижение южан, а утром 10 числа они были отброшены на старые позиции. В тот же день Джексону ампутировали руку, а ещё через неделю он скончался от скоротечной пневмонии, развившейся на фоне ранения. На протяжении этих дней конвенсткая армия не спешила возобновить наступление, полагая, что войска противника многочисленнее, чем есть на самом деле, в то время как федералы, казалось, утратили наступательный порыв. Известие о смерти Джексона скрывали от солдат на протяжении почти полутора суток, но в конечном счёте заменивший его Джеймс Лэйн был вынужден открыть правду. Обман дорого ему стоил: в бригадах начались брожения, резко возросло количество дезертиров, началось разложение войска; в то же время Хукер не прекращал обстрелов позиций южан из тяжёлых орудий. 27 апреля силы Конвента предприняли попытку взять реванш за бой 9 числа. В ходе стремительного кавалерийского налёта, разрезавшего дезорганизованные порядки федеральной армии, Лэйн попал в плен вместе со всем своим штабом; оставшиеся же боеспособные части отступили к Ричмонду. 28 апреля силы Конвента торжественно вступили в Вашингтон.

Вирджинско-Мэрилендский удар

Терпящее поражение за поражением федеральное правительство испытывало нужду в скором реванше. Администрация Дэвиса, снова сменившее своё местопребывание на столицу штата Алабама Монтгомери, занялась подготовкой наступления, призванного нивелировать поражения последних месяцев и переломить ход войны в пользу "законного правительства". 20 июня из Западной Вирджинии был отозван Макклеллан, назначенный одним из военных советников президента; в тот же день во главе всех федеральных войск в штате был поставлен амбициозный Роберт Ли, до начала гражданской войны долгое время ходивший в подполковниках и получивший временное звание генерал-майора незадолго до назначения.
Роберт Ли как генерал Союза

Бригадный генерал федеральной армии Роберт Эдвард Ли

Согласно плану, предложенному им, федеральные войска должны были не распылять силы для сдерживания противника на разных фронтах, а, собрав их в единый кулак, нанести удар на северо-западе Вирджинии, а затем выйти на территорию штата Мэриленд и выбить силы Конвента из Вашингтона. Предлагаемый генералом Ли бросок поначалу был раскритикован за рискованность, но всё же получил одобрение штаба и Джефферсона Дэвиса. Не последнюю роль в этом сыграл факт расположения конвентских соединений: армия Улисса Гранта увязла в Теннесси и в Миссури, Хукер занимался укреплением своих позиций на западе Мэриленда и завоеванием Делавэра, а силы Бернсайда можно было связать отвлекающей атакой.

7 июля 60-тысячная федеральная армия выступила в поход. В своём походе Ли намеренно искал встречи с противником и 16 числа атаковал силы Конвента у Кедровой горы в округе Калпер, штат Вирджиния. Превосходство в числе, внезапность и стремительность атаки сыграли на руку федералам и северяне были вынуждены отступить. 17 июля Чарльз Самнер по рекомендации Военного совета Конвента подчинил все свои войска в штате Джону Поупу; но и его прибытие мало что изменило - Роберт Ли одерживал победу за победой. Под нажимом президента, требовавшего ещё более "эффективных" действий, в начале августа федеральная армия отклонилась на запад, пройдя через потерянную почти год назад Западную Вирджинию, освободив восточную её часть и выйдя к границе со штатом Мэриленд. 4-8 августа были заняты города Окленд, Фростберг и Камберленд в Мэриленде, отдельные части армии Ли переходили границу с Пенсильванией и подвергли разорению округ Сомерсет. К этому времени Поуп, понеся значительные людские потери, был окончательно оттеснён к Чарльстону в Западной Вирджинии и лишился возможности как-либо помешать стремительно продвигающемуся противнику.
Федералы в Камберленде, Мэриленд

Федеральные войска на улицах Камберленда, штат Мэриленд


Тем временем наступление генерала Ли не осталось незамеченным в Нью-Йорке, где заседал Конвент и располагалось правительство Самнера. Неэффективность Поупа, навязанного Самнеру депутатами Конвента, в конечном итоге сыграла на руку бывшему кандидату в президенты, поскольку ещё больше сплотило общественность вокруг его фигуры и способствовало укреплению единоначалия, выставив парламентариев некомпетентными политиканами. С западного театра военных действий, из Теннесси был отозван генерал Грант, назначенный новым командующим Вирджинской армией вместо Поупа, получившего место в штабе своего преемника.

Заняв Камберленд и готовя наступление на Вашингтон, Роберт Ли решил пойти на риск и разделил своё войско на несколько частей с целью запутать противника и скрыть направление реального удара. Однако, по нелепой случайности, план наступления, разосланный командующим бригадами, попал в руки северян и 12 августа оказался в распоряжении генерала Джозефа Хукера, который немедля покинул Вашингтон и ринулся противнику наперерез. 17 числа армии федерального правительства и Конвента сошлись в битве при Фредерике. Располагая сопоставимыми силами (в распоряжении каждого их полководцев находилось около 30-35 тысяч человек), Хукер и Ли не смогли превзойти друг друга на поле боя; однако стратегическая победа досталась северянам - Роберт Ли предпочёл отступить за Потомак для соединения с остальными частями своей армии. Однако 21 августа он столкнулся с армией Улисса Гранта, вышедшего из Чарльстона на подмогу Хукеру; Винчестерское сражение также не выявило явного победителя, поскольку по его итогам каждая сторона предпочла покинуть поле боя. Грант отошёл, не решив рисковать из-за перевеса противника в числе, а Ли отступил юго-восток, получив от генерала Уильяма Пендлтона неверную информацию и приняв войско северян за авангард.

От Хукера и Гранта в Нью-Йорке потребовали нанести новый удар по федеральной армии и полководцы не замедлили подчиниться приказу. 8 сентября Хукер выступил из Фредерика на Ричмонд и 14 числа соединился с Грантом у Фредериксберга. В тот же день на юге Вирджинии активизировался Бернсайд, подвергнув артиллерийскому обстрелу одновременно Джеймстаун, Вильямсберг и Йорктаун и через пять суток добившись их капитуляции. К 25 сентября Хукер и Грант начали блокаду Ричмонда с севера и северо-запада, а Бернсайд - с юго-востока. Однако, силам Конвента не удалось приступить ни к штурму, ни к полноценной осаде города; 26-28 сентября генерал-майор федеральной армии Джеймс Стюарт вместе со своей кавалерией совершил манёвр и вышел в тыл Гранту, перерезав пути снабжения. Рейд Стюарта посеял панику в рядах северян, а также позволил федералам захватить значительное количество продовольствия и снаряжения и ещё больше - уничтожить. Поставленная на грань снарядного и продовольственного голода, армия Гранта была вынуждена отступить, Хукеру ничего не оставалось, кроме как последовать её примеру. Последней от стен Ричмонда ушёл Эмброуз Бернсайд, вернувшийся на побережье, где усилил меры по возведению оборонительных сооружений.

Бернсайд

Эмброуз Бернсайд под Ричмондом

Вирджинско-Мэрилендский удар генерала Роберта Ли не достиг своей главной цели - освобождения Вашингтона -, и едва не кончился крупнейшим за весь год поражением. В итоге, автора кампании не только лишили его временного генерал-майорского звания, но и едва не разжаловали в полковники. Однако и для сил Конвента результаты не были приятными: внезапное вторжение спутало военные планы, впервые боевые действия были перенесены на территорию Северных штатов, попытка реванша была сорвана, а потери людские и материальные оказались столь значительными, что в Нью-Йорке появилась довольно влиятельная "партия мира", стремящаяся к достижению компромисса с правительством.

Война на Тихоокеанском побережье

Два тихоокеанских штата - Калифорния и Орегон - с самого момента дарования прав субъекта Союза оказались вовлечены в политическую борьбу; и если в последнем республиканцы пользовались существенной поддержкой, то в первой на президентских выборах 1860 года Чарльз Самнер одержал победу с крайне незначительным перевесом. После начала работы Нью-Йоркского Конвента легислатуры западных штатов оказались разделены практически поровну между лоялистами и последовательными сторонниками Республиканской партии, что помешало последним принять активное участие в совещании. Когда началась в апреле 1861 года противостояние между президентом Дэвисом и Конвентом перешло в вооружённый конфликт, два региона фактически оказались предоставлены сами себе из-за своей географической удалённости от федерального центра и основных мест боестолкновений.

Ещё весной 1861 года все вооружённые формирования Орегона, как добровольческие, так и регулярные, перешли на сторону Самнера и были отправлены на восток в распоряжение Конвента. В то же время в Калифорнии обстановка была сложнее - ещё до войны крупные землевладельцы с малонаселённого юга штата, симпатизировавшие рабовладению, безуспешно пытались отделиться от Сакраменто. С началом Гражданской войны противоречия между севером и югом усугубились и привели к открытой вооружённой борьбе между сторонниками Вашингтона и Конвента, в которой к концу февраля 1862 года ставленникам Нью-Йоркского правительства удалось взять верх. Однако перед вставшим во главе штата республиканцем Леландом Стэнфордом встало сразу несколько проблем: по соглашению с конвентским правительством Орегона Калифорния брала на себя обязательства по обороне соседнего штата - 14 апреля 1862 года туда были введены калифорнийские полки; администрации Дэвиса удалось настроить против сторонников Конвента часть индейских племён, таких как паюты, шошоны и бонноки. Новый виток войны с индейцами стал основным конфликтом в регионе на протяжении всей Гражданской войны. Отдельным фактором угрозы являлись рейнджеры союзной армии, стремившиеся захватить серебряные и золотые прииски в Калифорнии.

Кампания 1863 года

Политическое противостояние и международная реакция

Неудачи лета-осени 1862 года ощущались Конвентом и Нью-Йоркским правительством серьёзнее, чем если бы подобные трудности испытало федеральное правительство. Первоначально объединяющим фактором, послужившим поводом к началу самого конфликта в США, для северян послужило недовольство федеральной властью, возмущение от раскрытого вмешательства в президентские выборы, идеологическое доминирование южан. Однако первые тезисы Конвента, который заседал уже почти два года, успели потерять свою актуальность и новизну, уступив место тяготам гражданского противостояния. Поражения 1862 года поколебали уверенность некоторых штатов в правильности выбранной стороны: в ноябре-декабре в Западной Вирджинии сторонники федерального правительства предприняли попытку свергнуть поддерживающую Конвент легислатуру - мятеж пришлось подавлять генералу Гранту; зимой 1863 года администрация Дэвиса предприняла новую попытку отбить часть штатов, проведя наступление в Теннесси из удерживаемого Мемфиса, поддержанное местными жителями, в результате которого три четверти территории штата вернулась под контроль федеральных властей.

Гомстед-акт реклама

Плакат, призывающий граждан переселяться на Запад

Поражения привели к тому, что Нью-Йоркское правительство решило прибегнуть к более активной идеологической борьбе и сплотить штаты Конвента вокруг нескольких новых тезисов. 22 февраля 1863 года Конвент, пользуясь своим статусом представительного органа, почти единодушно одобрил т.н. Гомстед-акт, разрешивший каждой американской семье получить земельный надел на Западе из государственного фонда за незначительную плату. Проект закона был разработан самим Чарльзом Самнером и считался его личным детищем, хотя отражал взгляды всей Республиканской партии. Гомстед-акт был призван противостоять политике федерального правительства по распространению рабовладения на незаселённых землях.

Летом того же года последовал ещё один акт, чётко определивший позицию Нью-Йоркского правительства и окончательно сформировавший его идеологическую базу и международную репутацию. 22 июля Конвент после длительных и жарких споров принял Акт об освобождении рабов, декларирующий свободу чернокожих невольников на всей территории Соединённых Штатов. Несмотря на то, что документ содержал неоднозначно сформулированные статьи, допускающие двоякое толкование, и был раскритикован наиболее радикальными аболиционистами, в целом его появление общество восприняло с энтузиазмом. Издание Акта стало для иностранных держав своего рода маркером, ключевым аспектом, облегчившим понимание происходящего в Штатах конфликта: если ранее, как было принято считать, гражданская война велась из-за и во имя президентского кресла, то теперь она приобрела характер войны прогрессивных сил с рабовладельцами. До июля 1863 года европейские кабинеты и широкая общественность относились к американской войне довольно равнодушно, поддерживая подчёркнутый нейтралитет (в случае Великобритании более дружественный Конвенту); после - симпатии европейцев оказались на стороне Нью-Йоркского кабинета и Чарльза Самнера.

Вторая осада Ричмонда

Едва зима начала отступать, Конвент вновь попытался овладеть Ричмондом. Очередная попытка северян взять город была приурочена к принятию Гомстед-акта и должна была подкрепить идеологический ход военным, поэтому правительству Самнера был так нужен успех. По этой причине командующим был назначен Улисс Грант, известный своим военным талантом, решительным характером, упорством и исполнительностью. Отличительной его чертой как полководца являлось почти полное безразличие к потерям в личном составе, на что правящие круги в Нью-Йорке возлагали определённые надежды.

Грязевой марш

Армия Улисса Гранта вечером 28 февраля 1863 года

В последнюю неделю февраля 1863 года Грант вместе с 72-тысячным войском вышел из Фредериксберга, где его армия стояла на зимних квартирах, участвуя в небольших сражениях с федеральными силами. Вскоре после начала марша погодные условия резко ухудшились, начался дождь, иногда переходивший в снег. Несмотря на явное недовольство генерала Гранта, во избежание ненужных потерь дальнейшее продвижение было приостановлено; армия встала лагерем примерно в дневном переходе от старой базы и ещё двоё суток (1 и 2 марта) пережидала ненастье и ждало, пока дороги просохнут достаточно, чтобы можно было перевозить тяжёлые орудия. Простой северян не мог остаться незамеченным для федералов. Джеймс Стюарт предпринял попытку повторить успех своей прошлогодней кавалерийской атаки, но не сумел реализовать преимущество во внезапности нападения - разведка северян обнаружила продвижение его отрядов утром 2 числа, в результате чего к тому моменту, когда правительственные войска встретились с конвентской армией, та оказала стойкое сопротивление и вынудила противника отступить.

7 марта Грант снова оказался у Ричмонда, полный решимости на этот раз сломить сопротивление южан и овладеть городом. Днём позже, 8 числа, вверх по реке Джеймс поднялся и Эмброуз Бернсайд, всю зиму занимавшийся распространением и укреплением власти Конвента в Потомакском заливе, в результате чего к весне 1863 года контроль Нью-Йоркского правительства распространился на побережье штата Вирджиния. Оборону города возглавил генерал-майор федеральной армии вирджинец Джозеф Джонстон, под чьим началом так же действовали Роберт Ли и Джон Пембертон.

Ещё вечером 8 марта начались первые стычки между федералами и северянами, но настоящее сражение началось на следующее утро, когда артиллерия Гранта и корабли охранения, с которым пришёл Бернсайд, открыли огонь по городу. После полуторачасового обстрела северяне предприняли первую попытку атаковать город, но ожидаемо потерпели неудачу. Штурмы 9-10 числа не принесли серьёзного успеха: северянам удалось частично разрушить один из фортов, защищающих Ричмонд, и захватить ещё несколько укреплений, однако в результате контратаки Роберта Ли те были отбиты, а соединения Гранта оказались отброшены на старые позиции. На протяжении полутора недель ни одной из сторон не удавалось добиться решительного преимущества над противником, тем не менее время было на стороне Гранта, к которому успели подойти резервы, в то время как президент Джефферсон Дэвис не смог направить Джонстону необходимую помощь, поскольку в те же дни, развивалось ещё одно наступление к западу от Аппалачских гор, на которое администрация возлагала серьёзные надежды.

21 марта в битве произошёл перелом: конвентская армия сконцентрировала свои усилия на участке обороны федералов под командованием Пембертона. Сделавший карьеру из капитанов в генерал-лейтенанты уже после начала гражданской войны, тот оказался посредственным полководцем, даже будучи подчинённым у такого способного командира как Джонстон. Когда силы Гранта обрушились на его части, Пембертон растерялся и совершил несколько фатальных ошибок, что позволило северянам сломить сопротивление противника и разбить кольцо оборонявшихся. Следующим под удар попал сам Джозеф Джонстон, отчаянно пытавшийся восстановить контроль над ситуацией. Однако, во второй половине дня он был сначала ранен пулей в левое плечо, а затем в грудь ему попал осколок артиллерийского снаряда, что вывело его из строя; командование перешло к Роберту Ли, оказавшемуся в тяжёлых условиях. Известия о ранении командующего, популярного среди солдат, оказало столь же деморализующее воздействие, как и поражение Пембертона. В результате к вечеру 21 числа значительная часть федеральной армии и призванных к тому времени ополченцев либо оказалась небоеспособной, либо дезертировала. В ночь с 21 на 22 марта Ли принял непростое решение оставить Ричмонд, посчитав, что в конкретной ситуации целесообразнее сберечь остатки армии и, получив подкрепления, через пару недель со свежими силами отбить город. Утром 22 марта Улисс Грант и Эмброуз Бернсайд вошли в полуразрушенный город, когда арьергард федеральной армии ещё покидал предместья Ричмонда.
Руины ричмонда

Руины Ричмонда

Захват крупного политического и важного промышленного центра, каким являлся Ричмонд, стал важным стратегическим успехом армии Конвента и открыл возможность к захвату остальной Вирджинии и выходу в иные южные штаты.

Вирджинское контрнаступление федеральной армии

Потеря Ричмонда и новое отступление федеральной армии вызвало у президента Дэвиса, его приближенных и Всей общественности открытое недовольство командующими войскам и недоверие к ним. Чашу общественного порицания сполна вновь испил Роберт Ли, которого в печати открыто называли предателем; однако ему удалось избежать наказания, представив свой отход от столицы Вирджинии, как военную хитрость и после долгих и жарких споров добившись одобрения своего плана действий от командования.

Едва возместив потери, генерал Ли 22 апреля начал своё второе крупное наступление, призванное не только изгнать армию Конвента из Ричмонда, но и выйти обратно к берегам Потомака. Уже 24 апреля он встретился с авангардом северян у Блэкстона и, пользуясь численным преимуществом, вынудил их отступить. 28 числа на встречу Ли двинулся отряд под командованием Бернсайда, перед которым была поставлена задача во чтобы то ни стало остановить наступление федералов. Два дня спустя противоборствующие армии встретились у Питерсберга; сражение 30 апреля не принесло успеха какой-либо стороне, однако утром следующего дня Роберт Ли совершил дерзкий манёвр, бросив во фланговый обход почти все имеющиеся силы, и разбил армию северян. Отступивший с остатками сил Эмброуз Бернсайд взял всю вину на себя и покорно воспринял перевод в тыл; в качестве заместителя Гранта его сменил Джордж Мид, хорошо зарекомендовавший себя в Вашингтонской операции под началом Джозефа Хукера.

Тем временем у Ричмонда Улисс Грант спешно готовился защищать едва занятый город: старые завалы расчищались, уцелевшие форты восстанавливались, возводились новые укрепления. Кроме того, после короткого обмена письмами с Чарльзом Самнером, Грант решил ввести в грядущий бой т.н. "цветные" батальоны - соединения чернокожих добровольцев, набранные из освобождённых по приказу Конвента рабов. Когда 4 мая Роберт Ли подошёл к недавно оставленному им Ричмонду, взору его предстала неутешительная картина - большую часть укреплений северяне успели восстановить, а то, что не поддавалось ремонту разрушили или разобрали на сырьё для залатывания менее пострадавших участков линии обороны. Фактически, федеральная армия оказалась в роли северян, подошёдших к Ричмонду в начале весны. Едва Ли встал лагерем в предместьях, как конвентская армия предприняла попытку предотвратить установление осады и отогнать правительственные силы от города. В бой пошли как регулярные силы Конвента, так и "цветные" части; однако стремление совершить красивый политический ход вышло генералу Гранту боком - в пылу сражения части негров продемонстрировали свою недисциплинированность и с началом первой же контратаки правительственных сил дрогнули и обратились в бегство. Оставшиеся регулярные войска оказались в меньшинстве и были вынуждены отступить с большими потерями.
Пантеры Улисса Гранта

Солдаты "цветных" дивизий армии Конвента

Упустив возможность избежать третьего сражения под Ричмондом, Грант ещё сильнее укрепил свои позиции. В разведку боем посылались теперь только ветеранские части, укомплектованные из белых, в то время как соединения бывших рабов после ещё нескольких неудачных атак либо отвели в тыл, не рассчитывая на их надёжность, либо задействовали их только в охранении или при строительных работах. Федеральная армия тоже не теряла времени и к двадцатым числам мая возвела собственные укрепления, благодаря чему операция, планировавшаяся как стремительное продвижение подобное Вирджинско-Мэрилендскому удару, переросла в позиционные бои и артиллерийскую перестрелку. Подобное развитие событий если и предусматривалось Робертом Ли, то для администрации президента Дэвиса и высшего командования отсутствие активных действий стало неприятным сюрпризом: затихшая было критика генерал Ли возобновилась с новой силой; его обвиняли в том, что затяжные бои у Ричмонда на протяжении всей весны и тяжёлые потери лежат на нём, а заглохшее наступление является результатом его тайного сговора с Грантом и Самнером. В результате интриг недоброжелателей в президентской администрации и недовольных офицеров штаба после очередной неудачной попытки взять укрепления Гранта, 28 июня Роберт Ли был отстранён от командования армией и переведён в Техас, где ему поручили сформировать армию для противодействия продвижению сил Конвента с тихоокеанского побережья. Новым противником Гранта оказался вновь вернувший себе расположение Дэвиса Макклеллан.

Однако, новый командир Ричмондской армии федералов продолжил тактику своего предшественника, объясняя бездействие необходимостью "преодолеть последствия командования" генерала Ли. Тем временем по другую сторону баррикад к Улиссу Гранту подошли подкрепления вместе с Бернсайдом, которому предоставили возможность восстановить свою репутацию после поражения при Питерсберге; благодаря этому северяне добились полуторакратного превосходства над противником в числе, что позволило им спланировать масштабное наступление, призванное отбросить противника от Ричмонда. 6 июля артиллерия конвентской армии начала обстрел позиций южан, после чего Грант, сосредоточив более половины своих войск на правом фланге перешёл в наступление на, предположительно, один из слабо укреплённых участков обороны противника. Однако первоначальный план полководца не оправдался и бригада генерала Джеймса Петтигрю оказала ожесточённое сопротивление, едва не сорвавшее всё наступление. В пылу сражения Петтигрю был убит, что внесло сумятицу в ряды обороняющихся, чем не преминул воспользоваться Грант, усиливший натиск. В итоге, бригада покойного генерала дрогнула и отступила, открыв брешь в обороне всей федеральной армии. Хотя Макклеллан и направил подкрепления к месту атаки северян, они прибыли слишком поздно; дальнейшие попытки оттеснить конвентскую армию ни к чему не привели. В результате, войска Гранта прорвали линию обороны противника и к вечеру 6 числа окружили и принудили к сдаче около 15 тысяч солдат и офицеров федеральной армии, в том числе и самого Макклеллана, из-за своей нерешительности не успевшего эвакуироваться вовремя.

Терпя неудачи на западе, за Аппалачами, федеральное командование не могло перебросить достаточное количество подкреплений, в результате чего остатки армии Макллелана начали отступление, переросшее в повальное бегство. 9 июля у Питерсберга авангард конвентской армии нанёс поражение федералам, попытавшимся остановить наступающих; продвижение северян удалось остановить только в конце июля, когда отряд Бернсайда вышел к берегу реки Роанок, служившей естественной границей Вирджинии и Северной Каролины. Растянутые коммуникации и неспокойные тылы вынудили Гранта и Самнера прекратить преследование.

Разгром федеральной армии в третьей битве при Ричмонде поставил крест на попытке правительства Дэвиса не только отбить город, но и переломить ход текущей кампании в свою пользу. Для Нью-Йоркского Конвента падение столицы одного из важнейших про-правительственных штатов было крупным стратегическим и политическим успехом: Дэвис лишился одного из крупнейших промышленных центров на всё Юге, а неудачная попытка возвращение контроля над ним стала причиной потери всей Вирджинии.

Действия на Западном фронте

Параллельное с борьбой в Вирджинии боевые действия не менее ожесточённого характера велись западнее, в Кентукки и Теннесси. В январе 1863 года на занятой конвентской армией территории штата Теннесси вспыхнуло восстание местного населения против временного военного губернатора, назначенного из Нью-Йорка. Выступление местных стало сигналом к активизации федеральной армии на этом направлении. 23 января отряд под началом генерал-майора Джозефа Джонстона начал наступление из Мемфиса, последнего оплота федеральной власти в штате и к 10 февраля при поддержке восставших нанёс поражение генералу Конвента Миду и продолжил наступление на Нэшвилл, но по пути получил приказ принять на себя оборону Ричмонда. В Теннесси его сменил бригадный генерал Пьер де Борегар, развивший бурную деятельность: к середине марта был возвращён контроль над левым берегом Миссисипи, а в апреле федералы предприняли поход к восточным границам штата. Параллельно с деятельностью основных сил Борегара, прочие отряды правительственных сил и партизанских формирований предприняли ряд рейдов по всему Теннесси, восстанавливая контроль правительства Дэвиса.
Борегар

Пьер де Борегар, генерал федеральной армии

12 апреля Борегар начал бомбардировку Нэшвила; однако битва за город оказалась на удивление малокровной: при же первых выстрелах горожане восстали против власти конвентских чиновников и военных и, захватив в плен губернатора и его администрацию, передали его федеральной армии. Восстановление правительственного контроля над штатом позволило Борегару добиться от верховного командования одобрения своего плана по дальнейшему наступлению в Кентукки. 20 апреля отдохнувшая и пополнившая свои ряды за счёт местных добровольцев армия Борегара выступила из Нэшвила на северо-восток и 28 числа достигла местечка Боулинг-Грин, где нанесла поражение немногочисленному отряду конвентских сил и двинулась дальше по дороге на Луисвил.

Потеря Теннесси вместе с развивавшейся борьбой в Вирджинии, исход которой ещё не был предрешён, стала неприятным сюрпризом для чинов Конвента в Нью-Йорке, а угроза наступления федералов в Кентукки вызвала настоящую панику. Чарльз Самнер в конце апреля направил в Луисвил генерала Джозефа Хукера, который встал во главе 36-тысячной армии и направился навстречу Борегару, надеясь найти его раньше, чем тот найдёт северян. 7 мая, когда конвентская армия подошла к Элизабеттауну, посланные вперёд разъезды сообщили, что правительственные войска находятся на расстоянии менее дневного перехода. Хукер принял решение ждать противника у города, обустроив свои позиции. Утром 8 числа отдельный отряд армии северян направился наперерез предполагаемому курсу федералов и увлёк за собой корпус бригадного генерала Брэкстона Брэгга, после краткого преследования выскочившего прямо на линию обороны Хукера. Немедленно завязалось сражение; ввиду явного численного превосходства противника, Брэгг послал за помощью к Борегару, однако тот колебался: не имея достоверных сведений о численности конвентской армии, полководец опасался оказаться в меньшинстве, в то же время, разгром Брэгга грозил продолжением наступления Хукера. Лишь через два часа федеральная армия двинулась на выручку своим, однако к тому моменту, части Брэгга уже были разбиты и обращены в бегство. Сражение при Элизабеттауне продлилось до 11 мая, когда Борегар, чьи силы подходили к концу, принял решение отступить обратно в Теннесси, где возможно было снова пополнить ряды и вести боевые действия с новыми силами. До конца месяца федералы медленно сдавали позиции в Кентукки, применяя тактику "выжженной земли", дабы усложнить продвижение Хукера, который вышел к границе штата только в первых числах июня.

В Кентуккийской кампании Хукер подхватил тиф - 2 июня его состояние ухудшилось настолько, что он сдал командование Уильяму Роузкрансу. Тот принял решение продолжить наступление на Теннесси и разделил армию на три колонны, продвигавшихся параллельными дорогами на Нэшвил. Этим не преминул воспользоваться Борегар, решивший разбить противника по частям. В первой половине июня в Теннесси правительственные войска нанесли северянам несколько чувствительных поражений; так, колонна, наступавшая по линии Франклин (Кентукки) - Ливан (Теннесси), потеряла до половины своего состава - около 5,5 тысяч человек. По этой причине Роузкранс начал спешно исправлять свой просчёт, собирая все силы в единый кулак. 19 июня объединённая конвентская армия вышла к предместьям Нэшвила, где к ней присоединился пошедший было на поправку Хукер. Однако вскоре стало ясно, что улучшение его здоровье оказалось временным и возвращение в лагерь действующий лагерь вместе с дорогой к нему стали фатальным: с 21 числа он снова слёг в постель, а 31 июня скончался. Потеря командующего тяжело отразилось на боевом духе армии северян; не смотря на личную храбрость, Роузкранс осознавал, что имеющих под его началом сил может не хватить для уверенной победы. В то же время, отступить он не решался, поскольку это грозило новым вторжением правительственной армии в Кентукки. В результате, запросив помощи у Нью-Йорка, генерал остался ждать её под стенами Нэшвила, ведя вялотекущую перестрелку с южанами.

Между тем, в стане федеральной армии тоже было неспокойно: Борегар, казалось, имел все возможности отогнать северян от города, однако предлагаемые им планы не встречали одобрения у представителей Джефферсона Дэвиса и некоторых офицеров штаба, включая командующего 1-ым корпусом Теннессийской армии Леонидаса Полка, близкого друга президента. Конфликт Борегара и Полка дошёл до такой степени, что два генерала стали общаться исключительно через своих адъютантов и едва выносили присутствие друг друга на совещаниях. Наконец, администрация президента приняла сторону Полка и тем самым прекратила противостояние: 14 июля тот встал во главе армии в Нэшвиле, а Борегар был назначен командующим обороной Северной Каролины, куда стремились прорваться войска Гранта и Бернсайда после победы в третьей битве при Ричмонде.

Воюющий епископ

Леонидас Полк, епископ и генерал Союза

Стоит отметить, что Леонидас Полк, хотя и проходил обучение в военной академии Вест-Пойнт, отличился в основном в риторике и моральной философии. После выпуска он в скором времени сменил военную карьеру на карьеру духовную, пройдя путь от неофита Епископальной церкви до кафедры епископа Луизианы. После начала гражданской войны он сразу предложил своему старому другу и однокурснику в Вест-Пойнте президенту Дэвису свои услуги в качестве военного специалиста и в июне 1861 года получил звание полковника в армии Макклеллана. Постепенный рост "епископа-воителя" в чинах обуславливался не столько его военными успехами, сколько контактами с президентской администрацией. В результате, в июле 1863 года во главе Теннессийской армии оказался человек хотя и популярный среди простых солдат, но неискушённый в вопросах ведения боевых действий.

В 20-х числах июля Полк предпринял две попытки отбросить Роузкранса от Нэшвила, но оба раза терпел неудачу из-за просчётов при планировании операции. В конце месяца расстановка сил стала меняться в пользу северян: благодаря окончанию битвы за Вирджинию, Самнер сумел перенаправить потоки резервов в пользу группировки в Теннесси, а 27 июля к Нэшвилу был откомандирован сам Улисс Грант вместе с тремя ветеранскими корпусами, что довело численность армии северян до 46 тысяч человек, что конвентское командование считало паритетом. С начала августа артобстрелы позиций федералов усилились, 14 числа Грант и Роузкранс внезапно нанесли удар по позициям Полка. Не сумев организовать оборону, тот бросил половину своей армии и бежал в Мерфрисборо, но 20 числа был разбит и там. Остальные силы правительственной армии оказались слишком разрозненны и потому не смогли оказать организованного сопротивления. Однако их партизанские действия, как и противодействие местного населения, замедлили продвижение армии северян, заставляя их методично зачищать каждый город, где мог укрыться противник. Благодаря этому покорение Теннесси потребовало значительное количество времени, людских и материальных ресурсов и было окончательно завершено ли к декабрю. Скованность Конвента в действиях сказалось на всех фронтах, где наступило относительное затишье: планы форсирования Роанока были отложены на следующих год, как и экспедиция по захвату Нового Орлеана, давно предлагаемая военно-морским ведомством и лоббируемая адмиралом Дэвидом Фаррагутом.

Война на море

В начале 1863 года федеральное правительство всё же смогло ввести в строй несколько броненосцев; в планах у Дэвиса был прорыв блокады, налаживание торговых поставок в порты Юга и активное противодействие флоту Конвента. Однако, к этому времени стало уже очевидно значительное превосходство мощной промышленности северян, организовавшей массовое строительство низкобортных башенных мониторов, канонерских лодок и винтовых корветов. Кроме того, на руку Конвенту играл и более высокий уровень профессиональной подготовки моряков и офицеров. Показательной является судьба броненосца USS Atlanta, считавшегося одним из сильнейших во всём федеральном флоте. 17 июня в сражении при Ошшо-Саунд USS Atlanta капитулировала всего через 15 минут боя с двумя конвентскими мониторами.

USS Atlanta

USS Atlanta в начале 1863 года

Усиливая тиски блокады, Военно-Морской департамент Конвента разработал масштабный план по захвату одной из крупнейших гаваней и судостроительных верфей Союза - Чарльстона в Южной Каролине. Первоначально, операция планировалась на апрель, однако за неделю до выхода в море портовый кран в результате несчастного случая повредил два монитора; в результате инцидента департамент предпочёл перенести сроки, ссылаясь на "точный расчёт огневой мощи", которой не хватит при потере пары кораблей. Лишь в конце месяца конвентский флот вышел в море, но Чарльстон взять не удалось: мониторы, на которые делал ставку Нью-Йорк, оказались малоэффективны против береговых батарей. Не желая отказываться от плана овладеть городом, северяне ещё несколько раз атаковали порт, но все попытки кончались неудачей. В первой половине июня была предпринята высадка в нескольких милях от города, однако по причине того малочисленности, части десанта были быстро сброшены в воду. Лишь в сентябре удалось добиться определённых успехов - северяне захватили Форт Вагнер при входе в бухту Чарльстона, однако овладеть городом им так и не удалось.

Завершение кампании

Оставшиеся месяцы 1863 года обе стороны не проявляли той активности, что имела место в начале кампании. Правительству Самнера требовалось время, чтобы "переварить" завоёванные Теннесси и Вирджинию, что представлялось задачей нетривиальной, учитывая, что значительная часть местного населения была настроена к северянам враждебно и с готовностью укрывало у себя солдат правительственной армии. В вопросе назначения временных военных губернаторов Конвенту приходилось проявлять большую изобретательность, подыскивая кандидатуры насколько возможно компромиссные и при этом лояльные себе.

Как бы тяжело не приходилось Конвенту, правительству Дэвиса передышка была ещё нужнее - потеря двух штатов, один из которых представлял собой важный промышленный и политический центр, больно ударила по президентской администрации и всему Югу, сказалась на боевом духе и доверии общественности политикам и военным. На фоне нескольких крупных поражений на суше и на море, в тылу федералов усилилось партизанское движение аболиционистов, что ещё больше ухудшило положение Дэвиса. Принято считать, что после поражений при Ричмонде и Нэшвиле в американской гражданской войне наступил коренной перелом в пользу Нью-Йоркского Конвента, что обуславливалось не только военными успехами, но и промышленным и простым численным превосходством.

Кампания 1864 года

По мнению верховного командования северян кампании 1864 года должна была нанести последний удар по позициям федерального правительства и заставить его капитулировать.

Захват Нового Орлеана

С начала гражданской войны для федерального правительства стратегическое значение приобрёл Новый Орлеан, крупный морской и речной порт и центр судостроения, ставший фактически воротами администрации Дэвиса во внешний мир. Кроме того, из Нового Орлеана вверх по Миссисипи поднимались пароходы, снабжающие лояльный президенту штаты вплоть до Теннесси. С 1862 года конвентское командование рассматривало возможность захватить город-порт и тем самым пресечь речные коммуникации противника, однако на протяжении последующих двух лет эта идея не получала должной поддержки - сначала ей предпочли вторжение в Чесапикский залив, а в 1863-ем сделали ставку на захват Чарльстона. Наконец, зимой 1864 года адмирал Дэвид Фаррагут сумел добиться от Конвента разрешение на проведение рейда вокруг вражеского побережья и захват города.

18 апреля на рейде Нового Орлеана появилась эскадра конвентского флота, состоящая из 5 винтовых корветов, 3 винтовых шлюпов, 4 мониторов, 5 канонерок, а также вспомогательных и десантных кораблей. Согласно первоначальному плану боевые корабли должны были подавить сопротивление береговых укреплений, после чего произойдёт высадка десанта, который и захватит форты и город. Из-за сильного давления штаба Фаррагут, слабо веря в способность орудий причинить существенный вред укреплениям противника, был вынужден сосредоточиться на выполнении поставленных ранее задач и днём 18 числа начал бомбардировку фортов Джексон и Сен-Филип. Огонь конвентского флота, как и ожидалось, оказался малорезультативен, как впрочем и ответный огонь батарей. Опасаясь пагубного воздействия безрезультатной пальбы, командующий береговой обороной Джонсон Дункан обратился за содействием к флотскому командованию, направившему к фортам часть речной флотилии. Завязавшаяся дуэль между кораблями продолжалась до вечера и завершилась потоплением канонерской лодки и корабля снабжения со стороны Конвента и несовершенного броненосца USS Louisiana.

Утро 19 числа началось с новой перестрелки, однако на сей раз Фаррагут отдал приказ двум канонеркам разведать путь возможно прорыва и по возможности деблокировать его. На протяжении последующих четырёх дней продолжались работы по расчистке фарватера, в то время как эскадра защищала работающих, продолжая обстрел фортов и отгоняя подходящие корабли противника. Параллельно Фарранут разрабатывал новый план, идущий в разрез с изначальным, куда более рискованный, но способный принести успех.

"Марш к морю"

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.