ФЭНДОМ


Моя жизнь - сплошная насмешка над моим дедом. Мало того, что я, женщина, унаследовала его престол по всем правилам, им установленным, так я ещё ношу имя его матери!
Я всегда говорил и всегда буду говорить, что женщина неспособна нести на своих плечах всю тяжесть государственных дел. Обратное я считаю неправильным и неестественным. Но русская императрица определённо является исключением из этого правила. (Вильгельм II)
Екатерина III
Катенька

Имперский штандарт
Императрица и Самодержица Всероссийская
Большой Герб Российской Империи
9 сентября 1849 — 12 апреля 1901
Коронация: 29 августа (14 сентября) 1849
Предшественник: Михаил II
Преемник: Пётр IV
Царство Польское
Царица Польская
Царство польское герб
9 сентября 1849 — 12 апреля 1901
Предшественник: Михаил II
Преемник: Пётр IV
Ещё один флаг вкф
Великая княгиня Финляндская
Герб вкф
9 сентября 1849 — 12 апреля 1901
Предшественник: Михаил II
Преемник: Пётр IV
 
Вероисповедание: Православие
Рождение: 16 (28) августа 1826
Смерть: 30 апреля (12 мая) 1901 (74 года)
Похоронена: Петропавловский собор
Династия: Гольштейн-Готторп-Романовы
Отец: Михаил II
Мать: Елена Павловна
Супруг: Георгий Павлович
Дети: Александра Георгиевна, Николай Георгиевич, Пётр IV, Ольга Георгиевна, Михаил Георгиевич, Павел Георгиевич, Елизавета Георгиевна, Дмитрий Георгиевич

Екатерина III Михайловна (16 (28) августа 1826, Санкт-Петербург, Российская империя - 30 апреля (12 мая) 1901, Санкт-Петербург, Российская империя) - императрица Всероссийская, царица Польская и Великая княгиня Финляндская. Вторая и единственная дожившая до старости дочь императора Михаила II и его супруги Елены Павловны.

Екатерина III стала первой женщиной в истории Российской Империи, чье восшествие на престола стало следствием не придворных интриг и составления завещаний, а определялось порядком престолонаследия; помимо этого, Екатерина Михайловна стала первой императрицей, на момент принятия короны состовшей в законном браке. Её правление ознаменовалось значительными переменами в политической жизни России, что трактуется некоторыми историками как закономерное продолжение и завершение "Каскада реформ", проведенных Михаилом II. Российская империя в царствование Екатерины III значительно расширила свои пределы в Средней Азии, добилась умиротворения Кавказа и повысила свой авторитет на международной арене.

Личность Екатерины, её образ жизни как любящей матери и преданной жены оказали огромное влияние на формирование общественной морали России на долгие годы и во многом создали "идеал" российской семьи, считавшейся эталоном на протяжении почти ста лет и впоследствии претерпевшего лишь незначительные изменения. Екатерина III была остра на язык и является автором многих колких высказываний, некоторые из которых стали фразеологизмами. Помимо этого, всю свою жизнь императрица вела дневники и состояла в переписке со многими выдающимися деятелями своего времени.

Детство и юность

Великая княжна Екатерина Михайловна родилась 16 (28) августа 1826 года в Михайловском замка и стала вторым ребёнком в семье цесаревича Михаила Павловича и великой княгини Елены Павловны. Ради того, чтобы присутствовать при родах своей супруги великий князь Михаил испросил разрешения у императора Александра покинуть действующую Дунайскую армию, но опоздал к радостному событию всего лишь на несколько часов. Появление на свет нового члена императорской семьи было встречено традиционным артиллерийским салютом. В частном письме к августейшему брату Михаил Павлович писал:

Как муж и семьянин я рад любому ребёнку, но как престолонаследник я обязан дать государству сына и, признаюсь, мне несколько досадно, что родилась дочь. <...> Елена Павловна тоже как будто бы недовольна собою.
Ливе(р)н

Шарлотта Карловна Ливен, крёстная мать будущей императриы

Крестины маленькой великой княжны прошли 16 сентября в дворцовой церкви Михайловского замка; её крестной матерью стала княгиня Шарлотта Карловна Ливен, престарелая воспитательница дочерей Павла I и няня его младших сыновей.

Вскоре маленькая великая княжна пережила свой первый переезд: вместе с отцом и матерью, вступившими на Всероссийский императорский престол после смерти Александра I, а также старшей сестрой Марией она сменила Михайловский дворец на Зимний. С течением времени вероятность появления сына и официального, бесспорного наследника у венценосной семьи снижалась: в 1827 году на свет появилась Елизавета, в 1831 - Александра, в 1834 - Анна (две младшие дочери Михаила и Елены скончались во младенчестве, не дожив и до двух лет).

Я глубоко несчастен, ведь Бог не дал мне сыновей, а значит, меня уже можно обвинить в нерадивом служении России. Видимо, Небеса решили, что трон снова должен перейти к женщине. (Михаил II в письме к князю Сергею Трубецкому)

В 1835 году император изменил систему обучения своих дочерей, полностью отстранив от образовательного процесса свою жену. Помимо традиционных «женских» дисциплин великим княжнам Марии, Екатерине и Елизавете стали преподавать «мужские»: учителем словесности и начальником учебного плана стал В. А. Жуковский, К. И. Арсеньев читал им курс статистики и истории, Ф. И. Бруннов - внешней политики, а сам Государь обучал дочерей верховой езде и основным кавалерийским и пехотным сигналами на горне и барабане, мотивируя это тем, что каждая из них была шефом какого-либо полка.

Ангелочки

Великие княжны Мария, Екатерина и Елизавета

Поначалу Михаил рассчитывал в соответствии с Павловским актом о престолонаследии объявить наследницей старшую дочь Марию и особо настаивал на усиленном её обучении. Однако осенью 1836 у слабой здоровьем с рождения Марии Михайловны стали проявляться первые признаки чахотки; быстро прогрессировавшая болезнь за зиму сломила великую княжну и та скончалась накануне своего 12 дня рождения. С этого периода все усилия по воспитанию наследницы императора сконцентрировалась на 11-летней Екатерине. В 1838 году к Арсеньеву и Бруннову присоединились Е. Ф. Канкрин и М. М. Сперанский, вводившие её в мир финансов и законодательства. Сама Екатерина впоследствии вспоминала:
Большими праздниками я считала воскресенья, когда преподавали только Закон Божий, и те дни, когда <...> у меня было лишь пара занятий.

Всё прочее время было строго распланировано, ценивший военную дисциплину Михаил Павлович не терпел отступлений от распорядка дня и строго спрашивал как с воспитателей, так и с самой Екатерины. Одной из немногих радостей для будущей императрицы было общество её младшей сестры Елизаветы, обучавшейся вместе с ней, но в некоторой степени в более щадящем режиме. Контакты с обществом были серьёзно ограничены: к Екатерине допускали лишь проверенных людей, преданных трону, с безупречной репутацией. В целом, Екатерина Михайловна описывала своё детство как «довольно скучное и весьма утомительное время».

В 1842 году в возрасте 16 лет Екатерина вместе с матерью и сестрой совершила продолжительную поездку по губерниям, посетив Витебск, Смоленск и Москву, где визит был приурочен к 30-летию изгнания наполеоновской армии из России, Псков, Новгород, Владимир, Киев, Нижний Новгород и проч. Во время столь продолжительного тура, являвшегося по сути представлением неофициальной наследницы трона её будущей империи, Екатерина сильно утомлялась от частых приёмов и продолжавшихся даже в поездке занятий; во время проезда через Ковров у великой княжне произошёл нервный срыв и в истерике та категорически заявила об отказе покидать город. Стремясь успокоить дочь, Михаил II писал ей из Петербурга:

Только теперь ты можешь представить, каково приходится мне.

Помимо этого, прознав о словах великой княжны, Государь через владимирского губернатора своей высочайшей волей «освободил» Екатерину от обещания и приказал ей продолжать путешествие.

Брак и семья

С начала 1840-х гг. перед Императорской семьёй стоял вопрос о браке великих княжон Екатерины и Елизаветы. В марте 1841 года Михаил II издал манифест, в котором требовал перехода в православие от любого иностранного принца буде тот станет просить руки его дочерей. Подобные меры оказались причиной отказа от сватовства со стороны некоторых династий: так, австрийский эрцгерцог Стефан Франц, будущий король Венгрии Иштван VI, не стал просить руки дочерей русского царя как раз по этой причине. Но вместе с этим императорский двор не испытывал недостатка в женихах. Вопрос о "русских браках" волновал умы элит всей Европы, связывавших политические расклады с будущими мужьями великих княжон. Поддержки Санкт-Петербурга искала Пруссия, предлагая в качестве супруга принца Фридриха Карла. Британский премьер-министр Роберт Пиль указывал, что свадьба будущей императрицы и её сестры с членом Саксен-Кобург-Готского дома, к которому принадлежал принц-консорт Леопольд, значительно бы увеличило влияние Соединённого Королевства на Россию и сделало её "более смиренной", указывая в качестве вероятного супруга принца Леопольда Бельгийского. В парижских салон обсуждали о возможности связать Орлеанский дом с Романовыми через принца Генриха, герцога Омальского. Сам же Михаил II в приватных беседах и переписке с женой и приближёнными сетовал, что греческие принцы едва родились: "Видит Бог, как бы это упростило дело!".

Возможные женихи Екатерины Михайловны
В 1843 году в Санкт-Петербург прибыл принц Фридрих Вильгельм Гессен-Кассельский, сын ландграфа Вильгельма, служившего губернатором Копенгагена. Несколько недель принц гостил в Петергофе, где царская семья обычно проводила летние месяцы. По началу никакого "особого" отношения к нему не было - Фридрих Вильгельм был лишь ещё одним искателем руки одной из великих княжон. Однако вскоре между наследницей императорского престола и гессенским принцем возникло то, что императрица Елена Павлона называла "взаимной заинтересованностью": Фридрих оказался под большим впечатлением от красоты, богатства души и ума (наследства тяжёлых лет обучения), а Екатерина Михайловна находила его "весьма симпатичным и остроумным". Благодаря дневникам Екатерины, которые она всегда вела очень подробно, известна одна шутка, рассказанная принцем Гессенским в июле 1843 года: Фридрих Вильгельм, делясь своими впечатлениями о жизни в Дании, сострил, что вместо трёх львов на гербе королевства стоило расположить три селёдки, ведь страсть датчан к этой рыбе общеизвестна. 17-летняя Екатерина Михайловна не удержалась и, несмотря на банальность шутки, звонко расхохоталась.
Жорж

Великий князь Георгий Павлович Романовский-Гессенский

К концу лета "заинтересованность" и дружба довольно быстро переросли в привязанность, а затем и в любовь. При императорском дворе пошли слухи, что замужество будущей императрицы - дело уже решенное и едва ли не поздравляли императорскую фамилию. Наконец, 7 сентября Фридрих Вильгельм официальным образом попросил у императора Михаила II руки его старшей дочери и заявил о согласии удовлетворить все необходимые условия. Уже осведомлённый о принципиальном согласии Екатерины, Государь не стал противиться её чувствам и дал своё благословение на брак. 16 ноября немецкий принц перешёл в православие с именем Георгий Павлович и получил от Михаила II орден Святого апостола Андрея Первозванного и титул великого князя и право пользования фамилией Романовский-Гессенский. Следующим днём в Большой Церкви Зимнего дворца Екатерина Михайловна и Георгий Павлович сочетались законным браком. В императорском манифесте, изданном по случаю венчания, Михаил II впервые назвал свою старшую дочь "Государыней Наследницей Цесаревной и Великой Княгиней", юридически закрепив за ней первое место в наследовании престола. Екатерина была без ума от счастья, вечер после церемонии она провела с головной болью. Запись от 17 ноября в её дневнике отличается от всех прочих: цесаревна, отбросив свой обычный сдержанный стиль, она с восторгом пишет:
Я никогда, никогда, никогда не была так счастлива. Мой дорогой, мой хороший, мой прекрасный Жорж, его большая любовь и привязанность дали мне чувство небесной любви и счастья, которое я никогда не надеялась почувствовать раньше! Его красота, его сладость и мягкость – как я могу когда-нибудь быть действительно благодарна за такого Мужа <...> Это был счастливейшей день в моей жизни!

В декабре 1843 года сестра Екатерины, Елизавета Михайловна, также вышла замуж за герцога Нассауского Адольфа. Благодаря очевидно счастливому браку старшей дочери, Михаил согласился пойти на уступки по некоторым вопросам и позволил Адольфу остаться кальвинистом, с условием, что все дети, рождённые в браке, будут крещены в православии.

Георгий Павлович очень скоро приобрёл значительное влияние на Екатерину: ему она пересказывала почти все дела, к которым приобщал её отец, обсуждала решение заданных императором поручений, с его помощью вела корреспонденцию. Подобная идиллическая картина вызвала в Михаиле II противоречивые чувства; он стал опасаться, что по-настоящему после его смерти править станет именно Георгий, а Екатерина останется на троне послушной, счастливой марионеткой. Однако из дневников Екатерины и Георгия становится ясно, что никакого "подавления" воли цесаревны не было и в помине. На протяжении всей супружеской жизни Екатерина высоко ценила мнение мужа, советовалась с ним, но в конечном итоге всё равно принимала решения самостоятельно.

Довольно быстро после свадьбы выяснилось, что великая княгиня и цесаревна в тягости. Императорская фамилия пришла в большое оживление: императрица Елена полностью посвятила себя заботам о беременной дочери, Михаил Павлович как будто обрёл вторую молодость, а столицы превозносили великого князя Романовского-Гессенского, "спасшего" династию. Однако Екатерина, несмотря на благополучное протекание беременности, переносила её с трудом; хлопоты матери её утомляли, а со временем к этому добавилось отвращение к ограничениям из-за выросшего живота. Наконец, 30 августа 1844 года у великой княгини начались схватки и к шести часам вечера она разрешилась от бремени девочкой. Имя для новорожденной выбрал дед - первую внучку Михаил назвал в честь старшего брата Александрой.
РИП

Великая княжна Александра георгиевна

Екатерина нашла младенца "неприятным на вид и ощупь" и спокойно передала дочь кормилице. Материнские чувства и интерес к Александре Георгиевне у неё пробудились только после первого года жизни; с этого момента цесаревна стала проводить с маленькой великой княжной гораздо больше времени. Негативные эмоции от беременности и первых месяцев материнства, однако, не помешали Екатерине произвести на свет ещё восьмерых детей, чьи браки с представителями царствующих домов Европы укрепили связи между династиями и принесли ей прозвище "Добрая Бабушка Европы".

1845-1850

Бедная Лиза

Великая княгиня Елизавета Михайловна

Трагедии в доме Романовых

В скором времени после родов Екатерина снова забеременела, но семейное счастье в Императорском доме длилось не долго. У Елизаветы Михайловны и Адольфа Нассауского не сразу удалось повторить успех наследной пары, но, наконец, и младшая дочь императора смогла забеременеть. Через пару месяцев стало понятно, что в этот надеяться на лёгкое разрешение от бремени не приходится: беременность протекала тяжело и с множеством проблем, почти приковавших Елизавету к постели. С каждой неделей приближающегося срока опасения врачей лишь усиливались, высказывались опасения, что великая княгиня не сможет доносить дитя. Дневники Екатерины того периода полны тревоги за сестру и сочувствия к зятю Адольфу, "не находящему себе места"; помимо этого она пишет: "Лишь Папа как будто всего этого не видит и говорит при всём дворе, что если Господь пошлёт ему внука, то он хотел бы, чтобы его звали Константином". В январе 1845 года положение Елизаветы ухудшилось; в ночь с 17 на 18 число начались схватки и почти сутки спустя лейб-медики извлекли из утробы мертвую девочку. 19 января от последствий родов скончалась и сама великая княгиня.

Императорская фамилия была безутешна: смерть младшей дочери сильно состарила царствующую чету, а для Михаила II это стало ещё одним доводом в пользу "кары" за свержения отца, довлеющей над всей семьёй. Горе сказалось и на самой Екатерине: появившийся на свет в июне 1845 года долгожданный сын, названный по настоянию деда Николаем, родился слабым, часто болел и умер уже в декабре. Казалось, чёрная полоса в жизни Романовых не закончится никогда. Меланхолия и некоторый фатализм, передались от Михаила его жене и дочери; но если императрица Елена оказалась под влиянием настроения мужа, то цесаревна Екатерина, в первую очередь благодаря мужу, через определённое время оправилась. Георгий Павлович оказал своей супруге поддержку и, чтобы отвлечь её от той "топи", что поглотила старшее поколение семьи, вывез её заграницу для поправления здоровья.

Европейское турне

Супруги вместе с дочерью Александрой отбыли морем в Данию, где несколько месяцев прожили у родителей Георгия Павловича и быстро нашли общий язык с кронпринцем Фредериком и его супругой Луизой Марией Орлеанской. Фредерик, как впрочем и сам Георгий Павлович, был либеральнее своего отца: так, Фредерик в спорах короля Кристиана VIII и фолькетинга неизменно вставал на сторону парламента и ратовал за расширение его полномочий. Биографы Екатерины III указывают, что именно эта поездка заставила её пересмотреть взгляды на роль монарха и политическую власть.
Фредерик сегодня был особо красноречив: весь вечер они с Жоржем снова говорили о конституционном правлении государя, а нам с бедной Луизой [Орлеанской, супругой кронпринца] только и оставалось, что сидеть и слушать. Несколько раз мы пыталась отправить мужчин говорить об этих делах отдельно или хотя бы уйти, но безуспешно. Складывается такое впечатление, что вся эта кампания затеяна ради двух целей: Фредерик оттачивает свои речи для фолькетинга и пытается убедить меня. <...>Стоит отметить, что во мне это не вызывает острой неприязни и приступов праведного гнева, проявляющихся у Папа, когда ему говорят о конституции. В чём-то я нахожу их слова весьма разумными, а в предлагаемом ими - здравый смысл. Но не думаю, что России подойдёт то,о чём соловьём заливается Фредерик; скорее будет к месту фолькетинг в том виде, в каком он был создан королём Кристианом.
Это не царь

Фредерик, кронпринц Датский, близкий друг Георгия Павловича и Екатерины III

Помимо этого между наследными парами была достигнута неформальная договорённость, что если у Екатерины и Георгия снова родится сын, то его женой станет принцесса из датского королевского дома[1]. После полугода, проведённых в Копенгагене, цесаревна с семьёй отправилась в Великобританию, где была представлена королеве Шарлотте. Женщины, которых судьба через непродолжительное время уравняла в статусе, расстались вполне довольные друг другом и в дальнейшем вели активную переписку, несмотря на то, что зачастую отношения между двумя империями оставляли желать лучшего. После Лондона настал черёд Парижа, Турина, Рима, Вены, Мюнхена и Берлина. Примечательно, что во время пребывания при дворе Луи-Филиппа она писала отцу:
<...>Я вспоминаю то, что ты рассказывал и зачитывал мне о событиях Июльского переворота и нахожу, что ситуация, которую создал король Карл весьма напоминает ту, что создал король Луи-Филипп.
Наконец, после почти годичного отсутствия на Родине, Екатерина и Георгий через Варшаву вернулись в столицу.

Екатерина и Весна Народов

Екатерина Михайловна встретила французские события февраля-апреля 1847 года без удивления; в Михайловском замке, служившим резиденцией семье наследницы, частым посетителем стал Сергей Трубецкой, бывший министр юстиции, произносивший горячие речи в поддержку правительства Одилона Барро и мер, им предпринимаемых. Именно тогда, благодаря частым визитам Трубецкого, бывшего хотя не главным, но одним из виднейших членов придворной либеральной фракции, сложилась репутация цесаревны как женщины умной, а значит с довольно либеральными взглядами. Политический приют в её салоне находили чиновники, вынужденные выйти в отставку из-за поворота Михаила II к консерватизму: среди визитёров великой княгини числились Никита Михайлович и Михаил Николаевич Муравьёвы, Павел Павлович Гагарин и Владимир Иванович Назимов. Естественно, что эти собрания не оставались тайной для императора; Михаил Павлович неоднократно делал замечания дочери о "неподобающем обществе" для наследницы престола и хотел было предпринять соответствующие меры для удаления отстранённых от дел сановников из столицы. Однако 1 апреля Весна Народов пришла ив Российскую империю.

Восстание Пестеля Екатерина встретила вместе со всей семьёй в Царском селе. Обычно собранный Михаил, напуганный внезапностью происходящего и пребывающий в фаталистичном бездействии, неприятно удивил дочь и даже вызвал её гнев. Лишь после известий о прибытии мятежников в Царское село Государь предпринял хоть что-то и перевёз семью в Гатчину. В попыхах дочь Екатерины, Александра, была вынесена на руках отца едва одетой: у самых дверей дворца Георгия Павловича остановил гвардеец и, сняв с себя шинель, завернул в неё малолетнюю великую княжну. В своём дневнике цесаревна пишет о "страшной поездке, подобной побегу в Варенн" из-за отсутствия какой-либо информации и противоречивости слухов. "Мы уже представляли себя семейством Людовика XVI", пишется Екатерина. После подавления выступления в столице, Михаил II предпринял обещанные меры, развернув репрессивную машину реакции; и хотя те, кого следовало осудить на казнь, не остались в живых, их друзья и близкие, сочувствующие и последователи, а зачастую даже их политические противники ссылались глубоко в провинцию и дальше в Сибирь. Подавление восстаний в Польше и Финляндии в несколько раз увеличило количество каторжан и ссыльных. Не избежали этой участии и члены "Екатерининского салона". Перед отъездом из Петербурга Сергея Трубецкого, цесаревна через нескольких посредников смогла передать ему письмо со словами поддержки.

Наследница российского престола хотя и официально не выражала мнения о повороте своего отца к реакции, была возмущена несправедливостью и тем, что среди польских революционеров и фенноманских литераторов-вольнодумцев по этапу едут и люди, верно служившие престолу и даже являвшиеся в своё время близкими друзьями императорской семьи. Резкий поворот в политике Михаила II она находила "неправильным", а начавшие появляться ещё до Весны Народов консервативные мероприятия императорского правительства Екатерина назвала причиной бунтов.

Появление наследника

После того, как блистательный генерал И. Ф. Паскевич взял штурмом Краков и осаждал Варшаву, в столице императорский двор объявил о новой беременности великой княгини и цесаревны Екатерины Михайловны.Михаил II, убеждённый, что родится мальчик,по старой привычке выбрал для будущего наследника имя Александр, но неожиданно для всех и впервую очередь для себя столкнулся с ожесточённым сопротивлением со стороны дочери. Великий князь Георгий Павлович в своих воспоминаниях приводит следующий эпизод: раздосадованный отказом дочери послушаться его, Михаил II поинтересовался как же она сама хочет назвать дитя, на что Екатерина ответила:"Петром".
- Исключено. Пётр - нехорошее имя. Последний Пётр на престоле плохо закончил свои дни.

- Нехорошее имя? Что за вздор! Чем оно хуже имён Александра, Константина и Николая? Я хочу назвать сына в честь Святого апостола Петра, а не в честь голштинского герцога.

(Разговор Михаила II и цесаревны Екатерины Михайловны в передаче её супруга Георгия Павловича)
В качестве одного из доводов, будущая императрица заявила, что ни один из сыновей Павла I, именами которых Государь называл своих внуков, не произвёл на свет мужского потомства, а значит их имена тоже можно считать "нехорошими". Наконец, не желая ещё большего скандала в семье, Михаил, слабеющий из-за болезни, уступил. 18 ноября 1848 года после относительно спокойных родов на свет появился крепкий и довольно крупный младенец мужского пола, наречённый по желанию матери Петром.

В последний год жизни Михаила II, Екатерина, несмотря на невысказанные разногласия с его политикой, проводила с ним много времени, работала вместе с ним над текущими делами, а во время его всё учащавшихся болезней заменяла его на заседаниях Государственного Совета,принимала министров и сенаторов. После одной из подобных встреч, председатель Совета Министров А. И. Чернышёв говорил, что у него возникло ощущение, будто бы он говорит с самим Государем, который, правда, за какой-то надобностью вырядился девушкой. После того, как слух дошёл до самой Екатерины, при первой же встрече с Чернышёвым она заявила ему: "Сказанное вами весьма остроумно, но нас с Его Величеством это не забавляет". Впоследствии фраза "Нас это не забавляет" или другой её вариант "Нас это позабавило" в разных формах неоднократно употреблялось Екатериной Михайловной и стало своего рода её "визитной карточкой".

Когда Михаил II окончательно слёг и стало ясно, что недалёк конец его царствования, Екатерина Михайловна вместе с матерью неотлучно находились у его постели и присутствовали при его кончине 12 августа. С его смертью на всероссийский императорский престол взошла 23-летняя Екатерина III.

Примечания

  1. Екатерина осталась верной своему слову: её второй сын, Пётр, ставший императором, взял в жёны принцессу Тиру, дочь Фредерика, ставшего к тому времени королём.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.