Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История
Иоанн III
Jean III
Иоанн III

Иоанн III

Флаг
Король французов
27 мая 1814 — 8 марта 1844
Коронация: Не коронован
Глава правительства: Бенжамен Констан;
Жозеф Фуше;
Жан-Батист Журдан;
Пьер Поль Руайе-Коллар;
Андре Дюпен;
Одилон Барро
Предшественник: Титул учрежден;
Наполеон I как император французов
Преемник: Франциск III
 
Вероисповедание: католичество (в 1810—1814 годах — лютеранство)
Рождение: 26 января 1763
По, Франция
Смерть: 8 марта 1844 (81 год)
Париж, Франция
Похоронен: Дом инвалидов, Париж, Франция
Династия: Бернадоты
Имя при рождении: Жан-Батист Бернадот
Отец: Анри Бернадот
Мать: Жанна де Сен-Жан
Супруга: Дезире Клари
Дети: Франциск III
 
Военная служба
Годы службы: 1780—1814
Принадлежность: Флаг Французской Империи.png Франция
Flag of Sweden.svg.png Швеция
Род войск: Пехота
Звание: Маршал Империи
Сражения: Наполеоновские войны
 
Автограф: Автограф

Жан-Батист Жюль Бернадот (фр. Jean-Baptiste Jules Bernadotte; впоследствии Иоанн III, фр. Jean III; 26 января 1763 года, По, Гасконь, Франция — 8 марта 1844 года, Париж, Франция) — маршал Империи, участник Революционных и Наполеоновских войн, военный министр Франции в 1799 году, князь Понте-Корво с 1806 по 1810 год и одно время шведский кронпринц под именем Карл Юхан (швед. Karl Johan). Возглавил временное французское правительство после свержения Наполеона Бонапарта в ход войны шестой коалиции 1813—1814 годов и по решению держав-победительниц занял королевский престол Франции. Основатель династии Бернадотов.

Ранние годы

Будущий «республиканец на троне» Жан-Батист Бернадот родился в гасконском городе По, в семье судебного исполнителя Анри Бернадота 26 января 1763 года. Помимо него в семье были еще один сын Жан-Евангелист и дочь Мари — оба старше Жан-Батиста на 7 и 4 года соответственно. Предки Бернадота занимались ремеслом: прадед — ткач, дед — портной, и лишь отец выбрал юридическую стезю, которую он предназначал и для своих детей. В 15 лет Жан-Батист начал подрабатывать практикантом в прокуратуре суда высшей инстанции при Наваррском парламенте, однако никакого энтузиазма это занятие у него не вызывало, поэтому когда 31 марта 1780 года отец умер, он завербовался волонтером в Беарнский полк Рояль-ля-Марин (вопреки названию, полк не имел никакого отношения к морю и принадлежал к пехоте).

Первые два года службы молодой солдат Бернадот провел на Корсике, родине его будущего соперника Наполеона Бонапарта, по иронии судьбы покинувшего остров в то же самое время для учебы на офицера в Бриенне (привилегия, которой не-дворянин Бернадот был лишен). Климат и однообразная служба негативно отразились на его здоровье — боли в груди и кровотечение изо рта не оставляли Жан-Батиста вплоть до последних дней. Будучи на хорошем счету у начальства, в июне 1785 года он был произведен в капралы, через два месяца — в сержанты, через год — в фурьеры, 11 мая 1788 года — в сержант-майоры, а 7 февраля 1790 года — в полковые адъютанты.

Революция открыла перед ним возможности для получения офицерских званий, поэтому Бернадот был в числе тех, кто встретил ее с восторгом. В июле 1789 года полк Рояль-ля-Марин участвовал в подавлении беспорядков в Марселе — среди горожан, приветствовавших ввод правительственных войск, был торговец шелком Франсуа Клари, отец 13 детей, включая 12-летнюю дочку Дезире, самую младшую в семье. Именно тогда Бернадот, посланный в дом Клари с реквизиционным листом, впервые встретил свою будущую супругу. Весной 1792 года ему наконец удалось получить звание лейтенанта в 36-м пехотном полку, расквартированном на берегах Ла-Манша. Вскоре его перевели в Рейнскую армию генерала Кюстина, который в этот момент планировал наступление против пруссаков — в боях Бернадот не участвовал, будучи занят административной работой, муштровкой и подготовкой новобранцев; его боевое крещение состоялось лишь в следующем году при Рюльцхейме в бою с австрийцами. 11 июля 1793 года он был избран своими солдатами капитаном, а через три месяца — подполковником.

Жан-Батист Бернадот, лейтенант 36-го пехотного полка

На службе республике

В том же году Бернадота перевели в развернутую на территории Бельгии Северную армию генерала Жан-Батиста Журдана — впоследствии его сподвижника и единомышленника. Здесь он в качестве командира авангарда отличился при Премоне, а после того, как Журдана сменил генерал Пишегрю, Бернадоту вверили командование всем левым крылом армии. За отличие в битве при Флёрюсе в июне 1794 года Бернадота произвели в бригадные генералы, а 22 октября, после взятия Маастрихта, — в дивизионные генералы.

1795 и 1796 годы прошли в тяжелых боях на Рейне, во время которых Бернадот дважды лично участвовал в рукопашной схватке, был ранен, едва не попал в плен. При этом сам он оставался жестким поборником порядка и дисциплины, считая, что важнейшей задачей командира является предоставление солдатам и офицерам надлежащего питания, обмундирования и размещения. Бернадот проявлял заботу о населении оккупированных городов и всегда старался пресекать грабежи, бесчинства и разгул своих соотечественников. Вскоре из-за интриг недоброжелателей генерал был отозван из Рейнской армии и назначен командиром подкреплений, направляемых в Италию к Бонапарту.

3 марта 1797 года в Мантуе два генерала впервые в жизни встретились — Наполеон при этом заявил, что у Бернадота «французская голова с римским сердцем», а тот в свою очередь назвал своего нового командира в дневнике «грубым и злым». 16 марта при Таглиаменто корпус Бернадота нанес поражение солдатам эрцгерцога Карла, в середине месяца им была взята Градиска, после чего генерал получил назначение управляющим провинциями Фриули и Монфальконе, впервые в жизни оказавшись на гражданской должности. Когда 30 июля он передал управление генералу Виктору, местные жители в благодарность за заботу преподнесли Бернадоту памятный адрес и даже выразили желание перейти под протекцию Франции. 21 августа он приехал на отпуск в Париж, где в его честь Талейраном был дан обед — здесь Бернадот познакомился с мадам де Сталь и Бенжаменом Констаном, ставшими впоследствии его близкими друзьями. После заключения мира в Кампо-Формио Бонапарт возглавил Английскую армию, готовившуюся к захвату Британских островов, а освободившийся пост командующего Итальянской армией должен был занять Бернадот, однако восстание в Риме в январе 1798 года смешало все карты: командующим стал временно замещавший эту должность Бертье — верный сторонник Наполеона, резко враждебно настроенный к Бернадоту, — а сам генерал получил назначение послом в Вене. Исследователи не исключают, что свою роль в этом сыграли и интриги корсиканца, недолюбливавшего своего потенциального соперника.

Генерал-дипломат

Генерал Бернадот

На дипломатическом посту Бернадот сумел, не смотря на показной республиканизм, завоевать симпатии венцев, однако 13 апреля произошел скандал после того, как на здании французского посольства вывесили трехцветное знамя — по тогдашним традициям вывешивание иностранных знамен практиковалось лишь в захваченных городах, поэтому вскоре перед посольством собралась возбужденная толпа, требовавшая убрать знамя. После отказа Бернадота толпа пошла на штурм и только подоспевшая австрийская кавалерия смогла восстановить порядок. На следующий день Бернадот демонстративно покинул Вену. Впрочем, его тайные ожидания, что этот инцидент приведет к возобновлению войны между Австрией и Францией и он сможет вновь вернуться в армию, так и остались несбыточными, поскольку Директория действия посла не поддержала.

Оставшись не у дел, генерал-дипломат вернулся в Париж и решил обустроить свою частную жизнь: 17 августа он сочетался браком с Дезире Клари, которая была младше Бернадота на 15 лет. К тому моменту старшая сестра Дезире — Жюли — успела стать женой Жозефа Бонапарта, старшего брата Наполеона, а сама Дезире даже несколько лет была невестой последнего, пока он не предпочел ей Жозефину Богарне. С Жозефом Бонапартом, в отличие от его младшего брата, у Бернадота сложились дружеские отношения и своего единственного сына от Дезире — Франсуа Жозефа Оскара, родившегося 4 июля 1799 года, — он назвал в честь свояка.

С началом войны второй коалиции Бернадоту поручили командование дивизией в составе Обзервационной (резервной) армии, а 5 февраля и всей армией. 1 марта 1799 года он захватил Мангейм и осадил Филипсбург, однако вынужден был снять осаду после получения приказа о включении Обзервационной и Швейцарской армий в состав Дунайской армии Журдана. Возмущенный некомпетентным руководством Директории, обернувшимся целой серией поражений в Германии и Италии, 9 апреля Бернадот, болезнь которого опять дала о себе знать, подал в отставку. В Париже он вошел в состав кружка оппозиционных генералов, к которому так же принадлежали Жубер, Журдан, Брюн, Жозеф и Люсьен Бонапарты и другие — 18 июня произошел бескровный переворот, вошедший в историю, как «переворот 30 прериаля», в ходе которого в состав Директории вошел аббат Сийес, а Бернадот по предложению директора Поля Барраса получил пост военного министра.

Солдаты французской революционной армии

Несостоявшийся диктатор

Бернадот — Маршал Империи

На новом поприще он повел жесточайшую войну с казнокрадами, ворами и взяточниками, засевшими в министерстве. Началась война с бюрократией, интендантами, на фронт было отправлено около 100 000 солдат, которых трусливая Директория, опасаясь за свою власть и жизнь, стянула внутрь страны. Всех их надо было обуть, одеть, накормить, снабдить амуницией, сформировать в новые боевые единицы, для чего министр планировал реформировать систему провиантирования и снабжения армии, но не успел. Деятельность Бернадота принесла ему известность и популярность в народе — он понимал значение прессы и старался поддерживать свой имидж на высоком уровне. В сентябре к нему явилась депутация якобинцев во главе с Журданом, Ожеро и Саличетти, которые предложили Бернадоту возглавить военный переворот против Директории и стать одним из трех консулов республики. Тогда генерал отказался, однако его популярность в рядах оппозиции не укрылась от Сийеса, который 14 сентября отправил чрезмерно опасного министра в отставку.

На некоторое время Бернадот вынужден был отойти от дел. Когда 9 октября вернувшийся из Египта Бонапарт высадился во Фрежюсе, он предложил Директории арестовать «генерала-дезертира», а так же демонстративно не явился на прием по случаю его прибытия в Париж. Впрочем, не смотря на личную антипатию, Наполеон поначалу вел переговоры с Бернадотом, предлагая ему пост второго консула в будущем новом органе власти. Понадобились огромные усилия со стороны его брата Жозефа, Дезире и Полины Бонапарт, чтобы хотя бы организовать встречу двух генералов, которая окончилась ничем. В день переворота 18 брюмера (9 ноября) Бернадот отказался поддержать заговорщиков, но в то же время ничего не сделал для защиты Директории. Позднее он сожалел о своем бездействии: симпатии Национальной гвардии и расквартированной в Париже 17-й дивизии были на стороне Бернадота и республики — отдай Баррас приказ о подавлении выступления бонапартистов, и установления режима Консулата удалось бы не допустить. Однако такой приказ отдан не был, а Бернадот по собственному желанию не захотел поднимать руку на родственника своей жены.

Не смотря на двусмысленную позицию в дни переворота, он очень скоро примирился с первым консулом — получил от него место в Государственном совете и пост командующего Западной армией, предназначенной для экспедиции на Британские острова. На деле же вместо десанта через Ла-Манш Бернадоту пришлось усмирять восстание в Вандее. 21 мая 1802 года, в связи с заключением мира с Англией, Западная армия была распущена, а ее командующий вернулся в Париж. Летом вскрылся заговор среди солдат и офицеров Бернадота, недовольных политикой Наполеона, — заговорщики распространяли памфлеты, в которых называли его «тираном», «узурпатором» и «деспотом». Не смотря на то, что расследование выявило причастность к делу многих офицеров из окружения Бернадота, самому генералу удалось избежать наказания благодаря заступничеству родственников, однако новых назначений он не получал вплоть до 10 мая 1804 года, когда его в числе 12 других военачальников Наполеон, в то же самое время провозгласивший себя императором, возвел в ранг Маршала Империи. В их перечне Бернадот занимал седьмое место.

Маршал Империи

В том же месяце новоиспеченный маршал получил назначение губернатором Ганновера и командующим расквартированной там армии. Во время войны третьей коалиции вверенные ему войска совершили стремительный марш-бросок на Вюрцбург, вынудив курфюрста Баварии вступить в конфликт на стороне Наполеона — баварская армия поступила под командование Бернадота, разгромившего генерала Кинмайера и 29 октября 1805 года захватившего Зальцбруг. 15 ноября Бернадот форсировал Дунай в районе Кремса, чтобы уже 2 декабря принять участие в Аустерлицком сражении. В качестве признания его заслуг, Наполеон 5 июня 1806 года возвел маршала в ранг князя Понте-Корво, однако тот своим титулом на практике никогда не пользовался, продолжая подписываться как «Ж. Бернадот». Княжество было изъято у папы римского, находилось внутри Неаполитанского королевства (в то же время свояк маршала Жозеф Бонапарт стал королем Неаполя) и насчитывало всего 6000 жителей. Годовая рента составляла 11 774 франка, и Бернадот употребил ее на нужды своих беднейших подданных, чем снискал у них долгую благодарную память.

Битва под Фридландом

Осенью того же года вспыхнула война четвертой коалиции — князь Понте-Корво со своим корпусом немедленно двинулся из района Ансбаха в Пруссию, 9 октября разгромив передовые части генерала Тауэнтциена при Шлейце, 17 октября нанеся поражение герцогу Вюртембергскому при Халле и оттеснив корпус Блюхера к Любеку. 4 ноября Бернадот взял Шверин, а 7 ноября изгнал Блюхера из Любека. В декабре его солдаты вступили на территорию Польши, где произошел встречный бой у местечка Морунген с наступающими русскими войсками генерала Беннигсена: поле боя осталось за Бернадотом, однако в соответствии с императорским приказом на следующий день он вынужден был отойти на юг. Из-за того, что курьер от Наполеона был перехвачен, маршал не успел явиться вовремя к сражению при Прейсиш-Эйлау, за что получил выговор. 14 июня 1807 года он принял участие в кровавой битве под Фридландом, где был ранен и на месяц выбыл из строя.

14 июля Бернадот получил новое назначение — командовать французскими частями в Гамбурге, Бремене и Любеке со специальным поручением наблюдать за соблюдением континентальной блокады Англии на южном побережье Балтики. В этом качестве он принял участие в подготовке так и не состоявшегося вторжения в Швецию силами французской и датской армий, а в марте 1809 года, после начала очередной войны с Австрией, был поставлен во главе армии Саксонского королевства. Осмотр армии показал ее полную неподготовленность к боевым действиям, о чем Бернадот незамедлительно сообщил императору, в том же письме попросив об отставке. Наполеон отставку не принял, приказав маршалу двигаться со своими солдатами на Дунай. 5 июля произошло генеральное сражение при Ваграме: корпус Бернадота располагался на стыке двух австрийских группировок, из-за чего бои на этом участке стали самыми жаркими — дважды его солдаты, половина которых в итоге погибла, брали Ваграм и дважды отступали под натиском противника.

Англичане под Флиссингеном

Бонапарт был недоволен действиями маршала в сражении, поэтому распустил саксонский корпус и отстранил его от командования, однако уже в августе Бернадоту были подчинены войска в Бельгии, которым предстояло разгромить угрожавший Антверпену английский экспедиционный корпус графа Четэма. В это же время императору донесли о якобинском заговоре в войсках, лидером которого якобы был князь Понте-Корво — согласно плану заговорщиков, после разгрома англичан его войскам предстояло повернуть на Париж и при поддержке возрожденной ранее Национальной гвардии, в рядах которой Наполеона ненавидели, взять столицу, восстановив республику. 11 сентября, когда англичане еще продолжали сопротивление в дельте Шельды, императорским указом Бернадот был снят со всех постов и фактически отправлен на пенсию. Ему предлагали возглавить войска в Испании или стать послом при папском дворе, однако Бернадот отклонил все предложения, опасаясь покидать Париж, где его имя все еще пользовалось популярностью. 9 октября он встретился с императором в Шенбрунне, после чего получил дозволение жить в столице частным лицом.

Кронпринц Швеции

В марте 1809 года с престола был свергнут шведский король Густав IV Адольф — новым королем стал его дядя, 60-летний бездетный Карл XIII, наследником которого риксдаг избрал принца Кристиана Августа Августенбургского, родственника датского короля. Однако 28 мая 1810 года принц внезапно скончался, оставив судьбу династии в подвешенном состоянии: вновь собранный риксдаг рассмотрел кандидатуры Фредерика Кристиана Августенбургского (брата покойного), Петра Ольденбургского и Фредерика VI Датского в качестве престолонаследников — последнего поддерживал Наполеон, однако шведы, опасаясь подчинения Дании, в большинстве были на стороне первого. Тогда про-французская партия при дворе предложила в качестве компромиссного варианта избрать наследником одного из наполеоновских маршалов. Назывались имена Евгения Богарне и Бернадота — последний был особенно популярен из-за милостивого обхождения с пленными шведами, захваченными им в Любеке в 1806 году.

Церковь св. Николая в Эребру, где заседал риксдаг, избравший Бернадота кронпринцем Швеции

Наполеон в беседе со шведскими дипломатами высказался категорически против Августенбургского принца. Он настаивал на кандидатуре Фредерика VI, но, в случае избрания одного из своих маршалов, соглашался отпустить его в Швецию. Император хотел склонить принять корону своего пасынка Богарне, однако тот отказался переходить в протестантизм ради жизни в «варварской и холодной стране». Кандидатуры других маршалов — Бертье, Массена и Даву — не встретили энтузиазма у шведов, и в конце концов Наполеон согласился отпустить Понте-Корво в Стокгольм. Бернадот, мечтавший освободиться от «опеки» со стороны императора, с энтузиазмом воспринял идею стать королем независимого государства, уже тогда вынашивая идеи со временем обратить шведские штыки против ненавистного ему «дезертира Бонапарта». Летом 1810 года состоялась его первая встреча с агентом Александра I в Париже графом Чернышевым, во время которой Бернадот намекнул, что может стать надежным другом русского императора в качестве монарха Швеции.

21 августа риксдаг избрал князя Понте-Корво наследником шведского престола: согласно пожеланию своих новых подданных Бернадот, взявший имя Карл Юхан, отказался от французского гражданства, принял лютеранство и сложил с себя княжеский титул. 20 октября нога кронпринца ступила на скандинавскую землю в Хельсинборге, 2 ноября от торжественно въехал в Стокгольм, где вскоре был провозглашен регентом при пожилом слабоумном короле, а уже 23 ноября, принимая русского посла Сухтелена, заявил, что «счастье Швеции неотделимо от мира с Россией». Императору Александру I было передано, что новый хозяин Швеции не намерен добиваться возвращения Финляндии, после чего между двумя государями завязалась оживленная переписка.

Конный портрет Карла Юхана Бернадота, кронпринца Швеции

Наполеон видел, что его ставленник все дальше от него отдаляется. Бернадот отказался присоединиться к континентальной блокаде и объявить войну Англии — 27 января 1812 года французы, чтобы унизить шведов, оккупировали их померанские владения, после чего 24 февраля из Стокгольма пришло сообщение, что в случае войны между Францией и Англией он сохранит нейтралитет. 5 апреля был подписан русско-шведский договор о совместных действиях против Франции. В качестве компенсации за потерю Финляндии, Александр I согласился после войны уступить своему новому союзнику Датскую Норвегию. 27 августа, когда войска Наполеона уже шли от Смоленска к Москве, состоялась встреча Александра с Бернадотом в Обу, на которой император дал понять своему визави, что тот после окончания войны мог бы сыграть определенную роль в судьбе Франции, для чего Швеция должна была отказаться от нейтралитета. Узнав о встрече в Обу, Наполеон разорвал дипломатические отношения со Стокгольмом, а в 1813 году между двумя бывшими революционными генералами началась полноценная война.

Путь к трону

18 мая 1813 года Бернадот во главе шведской армии из трех пехотных дивизий и одного кавалерийского дивизиона высадился в Штральзунде. В это время Наполеон нанес поражение русским и пруссакам под Бауценом, из-за чего первоначальный план кампании пришлось срочно менять — 10 июля Александр I и Фридрих Вильгельм III встретились с шведским кронпринцем в Трахенберге, где была выработана стратегия совместного ведения боевых действий. Бернадот попытался убедить союзников сохранить за Францией после войны ее «естественные границы» по Рейну, однако не встретил в этом вопросе поддержки.

Союзные войска были разделены на четыре армии, из которых кронпринц командовал второй по численности Северной, составленной из шведов, русских, пруссаков, англичан, ганноверцев, а так же дезертиров наполеоновской армии (их объединили в т. н. «немецкий легион») — общая численность армии равнялась 158 000 человек. Поначалу Бернадот, боявшийся лить как шведскую кровь (так как это могло помешать ему впоследствии завоевать Норвегию), так и французскую (поскольку он боялся уронить свою популярность на Родине), рассчитывал переложить всю тяжесть войны на союзников, однако вспыльчивый и резкий на язык генерал Георг фон Дёбельн, командовавший одной из шведских дивизий, разгадав тайные мечты принца, в лицо бросил ему, что судьбу поверженной Франции будет решать не ее народ, а император Александр и другие монархи-победители. «Жалеющий врага последним войдет в Париж» — сказал тогда Дёбельн.

Сражение при Денневице

В правоте его слов Бернадот имел возможность убедиться, когда, встретив в Германии группу французов, услышал от них крики: «Предатель!». Это побудило его отказаться от первоначального решения. 23 августа состоялось сражение при Гросберене, где союзники разгромили корпус маршала Удино, а 6 сентября шведская кавалерия опрокинула войска маршала Нея при Денневице. Вскоре Северная армия форсировала Эльбу и 13 октября вышла к Лейпцигу, где состоялось решающее сражение войны. Перед войсками Бернадота оказались саксонские части, которыми он когда-то командовал — в решающий момент принц подъехал к позициям саксонцев, после чего те с восторженными возгласами перешли на сторону союзников. Битва была выиграна во многом за счет действий Северной армии, благодаря чему ее главнокомандующего признали равным лидеры четырех великих держав: России, Великобритании, Австрии и Пруссии.

Вскоре после Лейпцига Бернадот открыто объявил о своих претензиях на французский престол. Еще в сентябре в беседе с эмигрантом Луи Рошшуром он заявил: «Император — не французский титул. Франция хочет короля, но короля-солдата. Бурбоны себя уже исчерпали... Кто подойдет для Франции лучше меня?». Александр I, не любивший как Наполеона, так и Бурбонов, готов был поддержать амбиции своего друга и вел необходимые переговоры с остальными участниками коалиции. Фридрих Вильгельм III вначале колебался, однако его удалось убедить генералу фон Бюлову, сражавшему под командованием Бернадота при Гросберене и Денневице. Британский принц-регент Георг поддерживал французских легитимистов, однако его представитель при штабе союзников виконт Каслри симпатий монарха не разделял. Лишь Австрия решительно противилась кандидатуре Бернадота, поскольку император Франц приходился тестем Наполеону и рассчитывал сохранить трон для собственного внука Наполеона II.

Претенденты на французский престол в 1814 году

29 октября Северная армия двинулась в Вестфалию, чтобы как можно скорее вступить в пределы Франции и занять Париж. Тогда кронпринц мог не дожидаясь решения коалиционеров провозгласить себя королем и поставить остальные державы перед свершившимся фактом. В самой Франции агитацию в пользу Бернадота вели его жена Дезире, не пожелавшая сменить Родину на далекую Швецию, а так же мадам де Сталь и Бенжамен Констан. 6 ноября был взят Кассель, столица Вестфальского королевства, а корпус маршала Даву оказался блокирован в Ганновере, в связи с чем перед Северной армией открылась прямая дорога на Голландию. К 1814 году Бернадот уже стоял на Рейне в районе Кёльна — 25 февраля началась Шатильонская конференция союзников, на которой Меттерних попытался добиться признания Бурбонов единственной альтернативой Наполеону, однако Россия, Пруссия и Швеция заблокировали это решение, а днем ранее Северная армия начала решительное наступление, вступив на территорию Франции. Вскоре пал Льеж, затем Лан, в результате чего Бернадот оказался на северных подступах к столице.

Глава правительства

Париж капитулировал 31 марта — в тот же день состоялся торжественный въезд Александра I в поверженный город, а на следующий день французский Сенат объявил об образовании временного правительства во главе с Талейраном. Однако Александр категорически отказался иметь с ним дело и предложил в качестве альтернативы Бернадота. 2 апреля бывший маршал вступил в Париж, где его встречала супруга Дезире с сыном Франсуа-Жозефом и сестрой Жюли Бонапарт, а так же бывшей императрицей Жозефиной. В тот же день Сенат вручил ему полномочия председателя Временного правительства, а 12 апреля, после отречения Наполеона, он стал одновременно наместником королевства (фр. Lieutenant-général du Royaume) и командующим войсками Национальной гвардии. Бурбоны были в ярости — граф Артуа, представлявший интересы своего царственного брата, из Нанси требовал от Бернадота присягнуть на верность «единственному законному королю» Людовику XVIII, его поддерживали представители Англии и Австрии, из-за чего конфликт мог перерасти в войну между коалиционерами. В этих условиях новоиспеченный наместник обратился за поддержкой к единственной силе, которая могла склонить чашу весов в его пользу. 30 апреля он принял у себя маршалов Нея, Мармона и Ожеро, убеждая их поддержать свои претензии на престол. В тот же день он встретился с бойцами Национальной гвардии, которые приветствовали его словами: «Да здравствует генерал Бернадот!». Эта демонстрации популярности кронпринца Швеции в рядах бывших республиканцев убедила многих в Лондоне и Вене, что реставрация Бурбонов может натолкнуться на ожесточенное вооруженное сопротивление.

Вступление союзных войск в Париж

6 апреля Сенат выпустил проект новой конституции, во многом дублировавший положения республиканской конституции 1791 года — согласно этому проекту, вместо «божественного права» власть короля должна была основываться на «общественном договоре» с народом, что категорически не устроило Людовика XVIII. Напротив, Бернадот выразил готовность стать монархом по волеизъявлению французов, чем склонил на свою сторону симпатии либералов и конституционалистов. Видя, что реставрация Бурбонов становится все сложнее реализуемой, Лондон предложил компромисс в виде избрания королем герцога Орлеанского, известного своими либеральными взглядами. Австрийцы продолжали настаивать на кандидатуре 3-летнего короля Римского, регентом при котором мог бы вполне стать и Бернадот. Среди претендентов на корону называлось так же имя Евгения Богарне, поддерживаемого баварцами, однако его шансы оценивались как призрачные.

Наконец 2 мая Бурбоны выпустили «декларацию Кале», в которой отвергли проект Сената, чем многократно увеличили шансы Бернадота на избрание в короли. Англия и Австрия, видя, что бывший маршал уже в одном шаге от трона, согласились с его кандидатурой, но выдвинули условием признание границ Франции 1792 года и отказ от Бельгии и Рейнланда. Бернадот, до того категорически настаивавший на Рейне в качестве естественной восточной границы королевства, легко пожертвовал территорией почти в 68 000 км2 и наконец получил согласие всех четырех великих держав признать его французским монархом. 27 мая Сенат и Законодательный корпус избрали «Жана Батиста Жюля Бернадота, кронпринца Швеции» королем французов под именем Иоанна III, после чего тот дал клятву править в соответствии с новой конституцией. Поначалу он хотел короноваться под взятым в период революции третьим именем как «Юлий I», чтобы не связывать себя с королями предыдущих династий, однако Дезире напомнила супругу, что во Франции его знают исключительно как Жана. Имя «Карл» (вместо с лютеранской верой) было отброшено в тот же момент, когда Бернадот отрекся от всех прав на шведскую корону — на родине он им никогда не пользовался.

Заседание французского Сената

Король Иоанн III мог торжествовать — бывший генерал Республики, бывший маршал Империи и бывший наследный принц Швеции, в 51 год он стал главой крупнейшего государства Западной Европы, о чем при рождении гасконец-простолюдин не мог даже и помыслить. Положение его все еще было неустойчиво, поскольку оставались живы два претендента на французскую корону, один в Англии, а другой на Эльбе, но земляку Генриха IV, д'Артаньяна и Сирано де Бержерака хватило разума, опыта и хитрости, чтобы удержать власть и передать ее своим потомкам.

Король французов

С приходом к власти Бернадота во Франции стал складываться режим конституционной монархии — поначалу король, боявшийся в любой момент потерять корону, был вынужден править с оглядкой на парламент, из-за чего тот обрел самостоятельность, каковой не имел ни при Наполеоне, ни при Директории. Принцип формирования Сената и Законодательного корпуса не сильно изменился по сравнению с предшествующей эпохой, однако теперь депутаты наряду с королем имели право законодательной инициативы, без их согласия не мог быть введен ни один новый налог, а арестовать депутата дозволялось лишь с согласия палаты, к которой он принадлежал. Гарантировалась независимость суда, свобода прессы, право граждан на открытое выражение своих политических воззрений. Старое дворянство получило право на восстановление своих титулов, но и новые дворяне сохраняли за собой все пожалования Наполеона. Продолжали использоваться атрибуты республики и империи — трехцветное знамя, орден Почетного легиона, Гражданский кодекс и т. д.

Политических партий как таковых во Франции не было, однако существовали течения, определявшие политику в первые годы правления Иоанна III. На крайне-правом фланге находились легитимисты, продолжавшие поддерживать Бурбонов — их опорой были вернувшиеся эмигранты и духовенство. Крайне-левые были представлены якобинцами и республиканцами. Сам Бернадот когда-то идейно тяготел к последним, однако, надев корону на голову, сильно поправел, а потому относился к ним с не меньшим подозрением, чем к ультрароялистам. Парламентский центр был представлен либералами и бонапартистами. Иоанн III опирался прежде всего именно на либеральную фракцию в парламенте: помимо Бенжамена Констана, возглавившего правительство, его сторонниками, пусть и не без труда, стали маркиз Лафайет, избранный председателем Законодательного корпуса после выборов 1816 года, и Жозеф Фуше, вновь возглавивший министерство полиции. В то же время бывший в прежние времена единомышленником Бернадота Лазар Карно на предложение войти в правительство категорично заявил: «Я был другом французского генерала Бернадота, но являюсь врагом чужого правителя, который воевал против своего Отечества». Талейран, рассчитывавший после свержения Наполеона стать посредником между Францией и державами-победительницами, из-за сотрудничества с Бурбонами оказался не у дел — некоторое время он сохранял пост президента Сената, пока не был заменен на лояльного Бернадоту маркиза де Бёрнонвиля.

Понимая, что важнейшей опорой его власти является армия, Иоанн III позаботился снять с ключевых должностей бонапартистов и расставить преданных себе людей, многие из которых в прошлом, как и сам король, были республиканцами: военным министром стал Журдан, был образован военный совет в составе маршалов Ожеро, Макдональда и Мармона, генералов Морена, Мезона, Жерара и др. Многие прославленные полководцы Наполеона вынуждены были навсегда расстаться с военной службой — кто-то, как Даву или Массена, добровольно, т. к. не простили Иоанну III предательства, а кто-то и по принуждению. Бертье, злейший враг Бернадота, был уволен из армии и отправлен в ссылку, где скончался при таинственных обстоятельствах (вероятно, покончил с собой). Сложная ситуация возникла с маршалом Неем, который начинал военную службу под командованием Бернадота и долгое время был его другом, но в итоге оказался против него на поле боя и потерпел поражение при Денневице. Опасаясь, что уязвленное самолюбие Нея толкнет его на заговор в пользу Бурбонов или Бонапартов, король вынужден был удалить маршала со службы.

Реформы Констана

Основная статья: Бенжамен Констан

Правительство Констана выражало интересы средних городских слоев: торговцев, юристов, врачей и т. д., не заинтересованных в усилении влияния дворян и духовенства. Одним из первых решений Констана стало подтверждение всех сделок по покупке «национальных имуществ» (фр. Biens nationaux) — земель, конфискованных во время Революции у церкви и эмигрантов. Это способствовало развитию капиталистических отношений в сельском хозяйстве и лишило сторонников Бурбонов возможности вернуть утраченную собственность. Были так же приняты законы о прессе и религии, которые подтвердили все завоевания Революции и запретили дискриминацию по политическому или конфессиональному признаку. На какое-то время Франция стала самой либеральной страной Европы.

Бенжамен Констан — глава французского правительства и инициатор либеральных реформ

Констан стремился привести политическое устройство Франции в соответствие со своими политическими воззрениями, центральным элементом которых было равновесие пяти ветвей власти: нейтральной, осуществляемой монархом, исполнительной, осуществляемой правительством, судебной, осуществляемой Государственным советом, и двух представительных — власти мнений (Законодательный корпус) и власти традиций (Сенат). Констан так же выступал за «новый тип федерализма», заключавшийся в значительной децентрализации — 6 января 1815 года был принят закон о муниципальных советах, который дозволил в муниципалитетах с населением менее 5 000 человек избирать мэров и советы, получившие реальную власть на местах.

Впрочем, либерализация имела свои границы: не смотря на относительную свободу на выборах, французы так и не получили право избирать своих представителей напрямую — вначале избирались коллегии выборщиков на уровне департаментов, которые и определяли состав Законодательного корпуса (дополнительным актом была установлена его фиксированная численность в 629 человек). Согласно законодательству право принимать участие в выборах имело порядка 5 млн мужчин в возрасте от 21 года, т. е. менее 17 % населения (что, впрочем, было в разы больше, чем в Великобритании или США); Констан выступал категорически против всеобщего избирательного права и прямых выборов, полагая, что это может привести к диктатуре толпы. Это в конце-концов способствовало окончательному размежеванию внутри либерального лагеря на радикалов-республиканцев и умеренных монархистов.

Пребывание Констана во главе правительства отмечено восстановлением французской экономики: рост население способствовал появлению избытка рабочей силы в аграрной сфере и расширению внутреннего рынка. Лишь продовольственный кризис 1816—1817 годов, вызванный извержением вулкана Тамбора в Индонезии, за которым последовало резкое похолодание и неурожай в Европе, осложнил положение народа: во многих частях Франции вспыхивали голодные бунты, подавленные армией. Другим крупным вооруженным выступлением стала Четвертая Вандейская война, в ходе которой эмигранты во главе с Луи де Ларошжакленом, воспользовавшись разногласиями между державами-победителями в ходе Венского конгресса предприняли безуспешную попытку поднять наиболее консервативный регион Франции на борьбу с правительством. Война шла в ноябре—декабре 1814 года, однако не смотря на то, что Ларошжаклену удалось поставить под ружье до 50 000 человек, а поддержку легитимистам негласно оказывала Англия, маршалу Журдану, временно управлявшему королевством ввиду пребывания Иоанна III в Вене, а так же генералам Жерару и Ламарку удалось локализовать очаг восстания и к концу года полностью его подавить. Последствием выступления в Вандее стал последний эксцесс революционного террора, когда порядка 6—7 000 человек было арестовано или казнено, в том числе и Ларошжаклен. Успешное подавление этого выступления укрепило положение Иоанна III и сплотило вокруг него бывших бонапартистов, напуганных угрозой реставрации Бурбонов. Это, как считается, убедило Наполеона, получившего от союзников пожизненную власть над островом Эльба, который он, однако, не имел права покидать, отказаться от попыток вернуться во Францию для возвращения себе трона.

Возвращение герцога Орлеанского во Францию

Желая укрепить положение новой династии среди традиционных монархистов, Констан при поддержке Лафайета инициировал сближение династии Бернадотов с Орлеанским домом — герцог Луи-Филипп III пользовался симпатиями либералов и, одновременно, находился в крайне сложных отношениях со старшей ветвью Бурбонов, что создавало возможность для примирения. Единственным препятствием был вопрос о реституции собственности герцога: до Революции он был одним из самых богатых землевладельцев Франции, в то время как закон о «национальных имуществах» прямо запрещал возврат уже конфискованной собственности. Компромисс был достигнут за счет выплаты Орлеанскому дому солидной денежной компенсации, примерно равной сумме стоимости всего имущества, которым тот владел до 1789 года, и недополученного за 25 лет дохода с него. В 1817 году Луи-Филипп признал Иоанна III королем и получил право вернуться во Францию. Поскольку в старшей ветви Бурбонов на тот момент было живо лишь четыре мужчины, самому младшему из которых перевалило за 40, Иоанн пребывал в полной уверенности, что в скором времени у него просто не останется живых соперников в борьбе за корону, имеющих на нее право по рождению. Увы, эти надежды не сбылись ввиду рождения в 1820 году у герцога Беррийского сына.

Орлеанское семейство вело подчеркнуто скромный и демократичный образ жизни во Франции, хотя бы на первых порах демонстрируя внешнюю лояльность Бернадотам. Иоанн III, в свою очередь, ввиду отсутствия у него многочисленного потомства (до 1826 года оно состояло лишь из одного наследного принца Франсуа-Жозефа), использовал отпрысков Луи-Филиппа для выстраивания системы династических союзов и «прорывания» бойкота Франции со стороны знатнейших династий Европы. В 1832 году Луиза Мария Орлеанская стала супругой Люсьена Мюрата, принца Понте-Корво, в том же году второй сын герцога Луи Немурский был избран королем Греции, в 1837 году Мария Орлеанская вышла за кузена вюртембергского короля, а ее младшая сестра Клементина спустя шесть лет — за принца Августа Саксен-Кобург-Готского.

Венский конгресс

Венский конгресс

Основная статья: Венский конгресс

В сентябре 1814 года в Вене был созван мирный конгресс для определения границ постнаполеоновской Европы. Иоанн III лично прибыл в Вену, где встретился с другими европейскими монархами, однако непосредственно ведение переговоров перепоручил Констану. Испытывая чувство благодарности по отношению к Александру I, при поддержке которого он и был увенчан короной, французский монарх вместе с Фридрихом Вильгельмом III занял про-русскую позицию, выступая против Австрии и Англии. Первоначально участие Франции в обсуждении ключевых вопросов не предполагалось, однако благодаря усилиям Констана 1 октября вопрос о ее включении в число великих держав был поднят и де-факто получил одобрение. 11 ноября благодаря Констану удалось решить Саксонский кризис и добиться включения территории Саксонского королевства в состав Пруссии — экс-король Фридрих Август I получил компенсацию на Рейне, став великим герцогом Люксембургским. Для Парижа было жизненно жизненно необходимо создать буфер между французской и прусской территориями, который в силу слабости экономики и малочисленности населения неизбежно попадет в его сферу влияния. Католики-Веттины, традиционно ориентировавшиеся на Францию, казались идеальным вариантом. Кроме того, для Констана было важным, чтобы контроль над ключевой крепостью в регионе — Люксембургом — не достался королю Нидерландов или его прусскому шурину.

Кроме того, Франция на конгрессе всячески способствовала ослаблению выстраиваемой Гарденбергом Германской федерации, прикрываясь при этом защитой интересов князей. Созданный в итоге аморфный Германский союз во главе с австрийским императором не имел единой армии, валюты, судебной и таможенной системы и не мог угрожать государству Бернадотов. Однако попытка Иоанна III выкроить удел для Евгения Богарне, своего будущего свата, обернулась неудачей, т. к. ни одно из многочисленных немецких государств не пожелало поступиться ни пядью своей территории. Так же не удалось протолкнуть идею короновать Богарне короной Романьи или Ионических островов. Впрочем, французская дипломатия взяла реванш, добившись признания неаполитанского трона за Иоахимом Мюратом, когда-то начинавшим свою военную карьеру под командованием генерала Бернадота.

Наследный принц Франсуа Жозеф — будущий король Франциск III

Отказавшись от шведской короны, Иоанн III не утратил интереса к скандинавским делам: все лето и осень 1814 года он безуспешно пытался склонить великие державы и шведских дипломатов признать наследником Серебряного трона принца Франсуа-Жозефа, чтобы в перспективе сохранить власть Бернадотов над обоими королевствами. В итоге свои амбиции Иоанн вынужден был умерить — слишком велико было негодование его вчерашних подданных на бывшего кронпринца, принесшего интересы Швеции в жертву собственным амбициям, — однако от вмешательства в дела скандинавских стран он окончательно не отказался. К примеру, Иоанн пытался помешать избранию принца Густава Вазы, с чьими сторонниками, называвшимися густавианцами, он неоднократно конфликтовал во время правления в Швеции, но и тут потерпел неудачу.

3 января 1815 года между Францией, Пруссией и Россией был подписан договор, согласно условиям которого они обязались совместно действовать против предложений Австрии и Англии, которые будут угрожать интересам хотя бы одной из трех держав. Каждая из договаривающихся сторон обязалась в случае вооруженного конфликта выставить по 150 000 солдат, что обеспечивало им подавляющий перевес в силах на континенте — если в ноябре—декабре 1814 года Европа всерьез ждала новой полномасштабной войны между победителями Наполеона, то теперь Констан мог с чистой совестью писать королю, спешно выехавшему в Париж в связи с Вандейским мятежом, что «всякая опасность войны миновала». Благодаря этому Франции удалось вернуть часть своих колоний, оккупированных англичанами и португальцами в ходе войны, в частности, Гвиану. Венский конгресс завершился в ноябре 1815 года, тогда же Иоанн III стал участником Священного союза европейских монархов, в который вошли так же Александр I, Фридрих Вильгельм III и Франц I.

Внешняя политика

В первые годы правления Иоанна III между ним и правительством существовало негласное разделение властей — король единолично занимался вопросами внешней политики, армии, тайной полиции и финансов, лишь по мере необходимости допуская к их обсуждению Констана, Журдана или Фуше, но во всем остальном полагался на тех или иных министров. Однако, по мере укрепления Бернадотов на престоле, «опека» со стороны парламента и правительства все больше тяготила Иоанна: он гораздо чаще вмешивался в вопросы экономики, управления, пытался контролировать прессу и принимать законы в обход депутатов. Это, впоследствии, привело к отставке Констана с поста руководителя Совета министров.

Александр I, Франц I и Фридрих Вильгельм III в образе средневековых рыцарей

Не меньше вопросов у окружения короля вызывал и его внешнеполитический курс. Иоанн III был, с одной стороны, самым либеральным из всех французских монархов до него, а с другой — прямым ставленником реакционных монархий, которым он во многом и был обязан короной. В результате его политика характеризовалась «дуализмом»: опора на конституцию и относительная свобода внутри государства и подавление любых революционных движений вовне. 29 декабря 1818 года в результате разногласий между королем и Констаном по поводу итогов Ахенского конгресса последний получил отставку, сохранив однако место при дворе и даже получив от Иоанна титул виконта и место в Сенате, а новым премьером стал Фуше, после смерти которого 26 декабря 1820 года эти обязанности возложили на Журдана. С конца 1810-х годов начинается постепенное закручивание гаек во внутренней политике, наложившееся на подъем революционного движения в Европе.

Священный союз

В 1818 году был созван конгресс в Ахене, на котором Александр I планировал упрочить Священный союз, однако эта идея так и не была реализована, поскольку великие державы вновь оказались по разные стороны баррикад, на сей раз из-за вопроса о судьбе испанских колоний в Америке — Лондон подспудно поддерживал борьбу латиноамериканских народов против метрополии, получив в этом вопросе одобрение со стороны Вены и Берлина, в то время как Россия занимала про-испанскую позицию. Иоанн III колебался, сохраняя дружественный нейтралитет по отношению к России и Испании, но подчеркивая необходимость проведения испанским двором реформ, вплоть до введения в стране конституционной хартии. В итоге конгресс был распущен, так и не приняв какого-либо конструктивного решения ни по одному из основных вопросов.

1 января 1820 года началось восстание армейских частей в окрестностях Кадиса под командованием полковника Риего, через два месяца переросшее в Испанскую революцию, в ходе которой король вынужден был созвать кортесы и восстановить Кадисскую либеральную конституцию 1812 года, 15 июня 1820 года началась революция на Сицилии, был созван парламент, принявший либеральную конституцию по образцу испанской и фактически отстранивший Фердинанда III от руководства внешней политикой королевства, в августе аналогичные события произошли в Португалии, а в марте 1821 года — в Сардинском королевстве. Для предотвращения распространения революции на остальные европейские государства в октябре—декабре 1820 года был созван конгресс в Троппау, вскоре перенесший свои заседаний в Лайбах. Его участники приняли решение о силовом восстановлении легитимной власти в вышеназванных государствах. На Францию возложили задачу навести порядок в Испании, для чего Иоанн III собрал армию в 80 000 человек под командованием маршала Макдональда — 7 апреля 1823 года последовала интервенция, в ходе которой за четыре месяца революция была полностью подавлена. Испанская армия страдала от плохой обученности и организации, а потому не оказала серьезного сопротивления французам: за время боевых действий погибло около 1000 человек. Одновременно с этим Австрией были подавлены революции в итальянских государствах.

Подавление Испанской революции

Испанская экспедиция еще сильнее отдалила от Иоанна III французских либералов, многие из которых перешли в оппозицию к режиму Бернадотов. Из армии в знак протеста уволились генералы-республиканцы Ламарк и Фуа, Лафайет демонстративно покинул пост председателя Законодательного корпуса, в прессе все чаще звучала критика в адрес короля. При дворе Иоанна тон отныне задавали гораздо более консервативные деятели, такие как Этьенн-Дени Паскье, герцоги де Брольи и де Мортемар а так же банкир Жак Лафитт. Большую роль стали играть так же его друзья детства — Луи Мари де Кан и Жан Пьер Гре.

Последний конгресс Священного союза собрался в Вероне 20 октября 1822 года. На нем Францию представлял де Кан, назначенный министром иностранных дел, — были обговорены условия будущего вторжения французов в Испанию, материальная помощь со стороны России, Австрии и Пруссии, государства-участники Священного союза заблокировали предложение Лондона о признании независимости молодых республик в Латинской Америке, было принято решение о выводе австрийских войск из Италии и т. д. Кроме того, на нем впервые обсуждался вопрос об отношении великих держав к Греческой революции, но конкретного решения выработать не удалось. На 1824 год планировался созыв нового конгресса, но из-за противоречий между его потенциальными участниками он так и не состоялся, а 1 декабря 1825 года умер главный вдохновитель Священного союза Александр I, после чего регулярные встречи европейских монархов и их дипломатов окончательно прекратились.

Греческий вопрос

6 марта 1821 года с переправы отряда греческих офицеров на русской службе во главе с Александром Ипсиланти через реку Прут началось восстание в Дунайских княжествах против османского владычества. Вдохновленные примером Ипсиланти, поднялись на борьбу и сами греки — 6 апреля бей Пелопоннеса Петрос Мавромихалис взбунтовал горожан Ареополиса, а через три месяца восстание охватило весь Пелопоннес, часть континентальной Греции, Крит, Кипр и некоторые другие острова Эгейского моря. 22 января 1822 года первое Национальное собрание провозгласило независимость Греции, назначив временным главой государства Александра Маврокордатоса, а главой правительства — Теодороса Негриса, немедленно предложившего избрать королем Жерома Бонапарта, однако не встретившего поддержки со стороны других вождей восстания ввиду явно негативного отношения Священного союза к родне Наполеона. В качестве альтернативы Маврокордатос выдвинул в короли Евгения Богарне. К нему в Мюнхен было отправлено посольство, но переговоры естественным образом завершились в связи со смертью Богарне 21 февраля 1824 года. Называлось так же имя португальского кронпринца Педру, однако он предпочел греческому престолу титул императора Бразилии.

Генерал Мезон во главе французского экспедиционного корпуса в Морее вступает в Наварин

Восстание в Греции вызвало живейший отклик в Париже — 21 декабря 1824 года здесь возник филэллинский комитет, в который вошли Шатобриан, генералы Жерар и Себастьяни, барон Фавье, грек-эмигрант Кораис и др. Несколько сотен французов добровольцами отправились на войну против турок. Заинтересованность в появлении независимого греческого государства на Балканах выразил и король Иоанн III, намеренный посадить на его престол своего ставленника и тем самым получить доступ к черноморским проливам и Малой Азии. Сразу же после смерти Богарне в переписку с Маврокордатосом через депутата Лэне-Вильвека с ведома короля вступил герцог Орлеанский, добивавшийся короны для своего второго сына 9-летнего герцога Немурского. При этом он соглашался отправить сына в Грецию, где его воспитали бы на греческом языке в православной вере, в обмен на как можно скорейшее провозглашение Немура королем, чтобы тем самым поставить великие державы перед свершившимся фактом. Маврокордатос, однако, испугался поспешных действий, т. к. в самой Греции многих возмущала идея посадить на престол «внука цареубийцы».

В 1825 году императором России стал Николай I, занявший гораздо более жесткую позицию по отношению к Турции. Поскольку к тому времени положение греков становилось все более тяжелым, 6 июля 1827 года была заключена трехсторонняя Лондонская конвенция России, Англии и Франции о совместных действиях по принуждению османов к миру. 20 октября в Наваринской бухте турецко-египетский флот был уничтожен соединенной эскадрой трех держав, 26 апреля 1828 года русская армия перешла границу с Молдавией, а 28 августа того же года на Пелопоннесе высадился 15-тысячный французский экспедиционный корпус. В сентябре 1829 года солдаты Дибича находились уже на подступах к Константинополю, в результате чего султан вынужден был сесть за стол переговоров: Иоанн III предложил проект масштабного переустройства континента, по которому Россия получала бы Дунайские княжества и большую часть Малой Азии, Австрия — Сербию и Боснию, Пруссия аннексировала Нидерланды, а король Виллем I Оранский в качестве компенсации получал греческую корону, Франции отходила Бельгия, а Великобритании — бывшие голландские колонии. Этот план ввиду радикализма и проблематичности его осуществления был отвергнут, а вместо него Лондонская конференция 30 ноября рекомендовала создать независимое Греческое государство во главе с баварским принцем Карлом Теодором Виттельсбахом, младшим братом короля Людвига I. Вскоре, однако, британские дипломаты наложили вето на баварскую кандидатуру, предложив в качестве альтернативы либо Иоганна Люксембургского, либо Фредерика Оранского.

Наваринское морское сражение

3 февраля 1830 года был подписан протокол, признавший независимость Греции и запретивший избирать ее монарха из числа членов правящих династий России, Франции и Англии. 11 февраля стороны сошлись на кандидатуре Леопольда Саксен-Кобург-Готского, бывшего зятя Георга IV, однако 21 мая, после отказа от перехода в православие, Леопольд взял самоотвод. Летом новое восстание потрясло Грецию — на сей раз его очагом стали острова Эгейского моря. Недовольные властью временного правителя страны Иоанна Каподистрия вновь обратились к французскому двору, на сей раз соглашаясь принять герцога Немурского. Назывались так же имена Павла Вюртембергского, Фредерика Оранского и Отто Баварского, однако их кандидатуры не получили необходимой поддержки и 27 мая 1832 года Луи Шарль Филипп Орлеанский был признан великими державами первым суверенным королем Греции. Короновать его решили под третьим — греческим — именем, и таким образом он стал Филиппом I.

Поскольку новому монарху на момент избрания не исполнилось и 18 лет, первое время за него должен был управлять Регентский совет, главой которого первоначально предполагалось сделать баденского дипломата на французской службе Эммериха Йозефа де Дальберга, однако он был уже стар и болен, а 27 апреля 1833 года скончался, поэтому Иоанн III назначил членами совета Александра де Лаборда, Абеля-Франсуа Вильмена и Шарля-Николя Фавье. Все трое были известными либералами и филэллинами и должны были править Грецией до 20-летия Филиппа I. Франция со своей стороны обещала предоставить грекам солидную ссуду на восстановление их экономики и не отзывать свой экспедиционный корпус из Мореи столько, сколько потребуется.

Кандидаты на греческий престол (1822—1832)

Бельгийское восстание

Основная статья: Бельгийское восстание

25 августа 1830 года в Брюсселе вспыхнуло восстание против голландского владычества — в течение месяца власть короля Виллема I была свергнута во всех Южных провинциях Нидерландов, а 18 ноября депутаты спешно созванного Национального конгресса провозгласили независимость Бельгии. Иоанн III пристально следил за событиями в соседнем государстве, рассчитывая использовать восстание для присоединения к Франции земель по левому берегу Рейна и восстановления тем самым «естественных границ». В Нидерланды был послан спешно отозванный из Греции Мезон, незадолго до того получивший маршальский жезл: его усилиями удалось завязать связи между Парижем и бельгийскими «ратташистами» (сторонниками воссоединения с Францией), такими как член Временного правительства Александр Жандебьен и барон Эрасм Сюрле де Шокье, избранный 25 февраля 1831 года регентом. Однако «ратташисты» так и не смогли завоевать большинство в Конгрессе, в результате чего кандидатура принца Франсуа-Жозефа на выборах короля была отклонена в пользу герцога Лейхтенбергского, сына Евгения Богарне. Это никак не могло устроить Иоанна III, и под его давлением герцог отказался принять корону.

20 декабря 1830 года в Лондоне собралась конференция шести европейских держав — Англии, Австрии, Франции, Пруссии, России и Нидерландов — для обсуждения бельгийского вопроса. Подавляющее большинство ее участников были решительно против независимости Бельгии, однако реальными силами для подавления революции никто из них не располагал. Иоанн опасался, что если Франция силой присоединит бельгийскую территорию, это будет означать войну со всей Европой, а потому пошел на вынужденный компромисс: в Лондон был направлен довольно долго находившийся не у дел Талейран, имя которого высоко ценилось англичанами, с поручением добиться передачи Парижу хотя бы части Бельгии. Талейрану удалось получить согласие великих держав на то, чтобы Восточная Фландрия, Эно, Намюр и Брабант отошли французам, а Иоанн III, в свою очередь, обязался выделить войска в помощь Виллему I по наведению порядка в стране.

Восстание в Брюсселе в сентябре 1830 года

Сражение при Хасселте в ходе Бельгийского восстания

14 июля 1831 года 70-тысячная армия маршала Жерара перешла франко-бельгийскую границу и уже через три недели заняла позиции на юго-западных подступах к Брюсселю. Одновременно с севера двинулись голландцы, наголову разгромившие Мааскую группировку противника. 28 августа столичный гарнизон сложил оружие — вся операция по оккупации Бельгии заняла 48 дней, из-за чего в историю она вошла как «Пятидесятидневная» или «Семинедельная» война, по итогам которой Франция получила провинции Эно, Намюр и Южный Брабант а так же части Восточной Фландрии, Антверпена, Лимбурга и Льежа с Брюсселем и рядом других городов (Шарлеруа, Монс, Лёвен и т. д.). Население королевства увеличилось более чем на 1,6 млн человек. 25 ноября очередная конференция в Лондоне узаконила территориальный раздел Бельгии между Францией, Нидерландами, Люксембургом и Пруссией. На побережье Северного моря было так же образовано Свободное государство Антверпен, находящее под британским протекторатом.

Присоединение новых территорий вызвало всплеск патриотических настроений среди французов: и провластные политики, такие как Жак Лафитт, и бонапартисты, вроде генерала Ламарка, и даже левые республиканцы выступали за вхождение Бельгии в состав Франции, поскольку у Оранской династии была крайне негативная репутация в прогрессивных кругах. Даже открытая поддержка Иоанном III России во время подавления Польского восстания в том же 1830 году не помешала ему вернуть симпатии либералов, большинство из которых было на стороне поляков, располагавших влиятельной диаспорой во Франции. Французская экономика получила серьезный толчок для развития за счет бельгийских предприятий угольной, металлургической и текстильной промышленности. К середине 1840-х годов район Монс — Шарлеруа — Льеж стал крупнейшим в мире центром по выплавке стали, а в 1835 году была открыта железная дорога между Брюсселем и Монсом — первая в континентальной Европе, использовавшая паровую тягу вместо гужевой. Тем не менее, поначалу Бельгия легла тяжким бременем на французский бюджет, поскольку по соглашению с Нидерландами Париж взял на себя часть ее внешнего долга. Приносить доход «четыре департамента»[2] стали только к концу 1830-х годов.

Восточный кризис

Стремясь получить в свои руки торговые пути на Восток, а так же, по возможности, за счет успешной военной акции отвлечь население от внутренних проблем, Иоанн III в 1830 году инициировал экспедицию по захвату Алжира. 16 мая 38-тысячный экспедиционный корпус маршала Мармона, лично вызвавшегося привести Северную Африку под скипетр Бернадота, отплыл из Тулона, и уже 5 июля, спустя три недели осады, город Алжир пал. Стремительный успех французов произвел столь сильное впечатление на местное население, что все алжирские беи выразили готовность подчиниться «Мелек Яхье» (Королю Иоанну). Воспользовавшись столь выгодным положением дел, Мармон почти без сопротивления со стороны арабов занял города Бон и Оран, в результате чего к концу осени все алжирское побережье оказалось в его руках, а после ноябрьской экспедиции к подножию Атласских гор покорность изъявили так же правители Блиды и Медеа. Успех Мармона во многом стал возможен благодаря его внимательному и осторожному обращению с обычаями покоренных территорий: обратив внимание, что арабы прежде всего ненавидят мавров, а не турок, маршал принял почти все старое турецкое чиновничество к себе на службу — в дальнейшем именно турки оказались наиболее лояльной Франции группой в регионе. Сопротивление еще некоторое время теплилось в Константине, где против завоевателей восстал местный бей по имени Ахмед, однако, оставшись в одиночестве, в 1832 году сложил оружие и он.

Взятие Бона французскими войсками

В 1831 году, пользуясь ослаблением Турции в результате потери Греции и Алжира, против султана восстал правитель Египта Мухаммед Али-паша — разгромив правительственные войска, он спустя два года вышел к Босфору, угрожая Константинополю. Опасаясь распада Османской империи, Николай I отравил эскадру под командованием адмирала Лазарева в поддержку Махмуда II. По условиям подписанного в Ункяр-Искелеси русско-турецкого договора между двумя империями заключался военный союз, а Босфорский пролив закрывался для всех иностранных судов, кроме российских. Мухаммеду Али пришлось ограничиться присоединением к своим владениям Сирии.

В 1839 году египтяне восстали вновь, требуя уже полной независимости. На константинопольском престоле в этот момент оказался 16-летний Абдул-Меджид I — воспользовавшись моментом, на сторону Мухаммеда Али перешел турецкий капудан-паша, в результате чего султан лишился всего флота, а 24 июня при Незибе потерпели поражение и его сухопутные силы. Чтобы спасти династию Османов пришлось объединяться всей Европе: на сей раз главным вдохновителем интервенции в поддержку турок выступил Иоанн III, отправивший на восток французскую эскадру. Вместе с англичанами, австрийцами, пруссаками и русскими ей удалось изгнать Мухаммеда Али из Леванта и принудить его вернуть все захваченные за 10 лет земли.

Египетская экспедиция стала последним военным предприятием Иоанна III. К тому моменту престиж французской монархии вновь находился на том же уровне, что и до революции — наряду с Англией и Россией Франция считалась самой могущественной державой на европейском континенте и одним из ключевых политических игроков, с мнением которого приходилось считаться. Во внешней политике до последних дней Иоанн III придерживался союза с Петербургом, который только укрепился с восхождением на русский престол Николая I. Не смотря на более чем 30-летнюю разницу в возрасте, два монарха относились друг к другу с большой симпатией и взаимным уважением. Николай впервые посетил Париж в 1814 году при вступлении в него союзных войск — тогда же он и познакомился с будущим королем, а 10 июня 1838 года состоялся его второй визит во французскую столицу. Формальным главой делегации был цесаревич Александр, Николай же путешествовал инкогнито. Иоанн III, не ожидавший подобного визита, не успел к нему подготовиться и в итоге вынужден был принимать русского царя в домашнем халате. Николай обращался с королем демонстративно вежливо и внимательно, как со старшим — визит длился два дня и закончился большим праздником. Николай I в полночь так же незаметно, как прибыл, покинул Париж. Цесаревич Александр остался во Франции еще на несколько дней. Иоанн III впоследствии долго вспоминал и рассказывал об этом неожиданном и радостном событии. Родившийся в 1831 году внук короля Август, герцог Пикардийский получил второе имя «Николай» в честь русского самодержца.

Иоанн III с российским императором Николаем I во время посещения последним Парижа в 1838 году

Внутренняя политика

Чтобы поправить финансовые дела, Иоанн III прибег к продаже векселей, чем спровоцировал в 1817 году т. н. «дисконтный кризис». Вопреки советам своих экономистов, он отказался от идеи господдержки дисконтных банков и вовремя не помог им из государственных резервов, вызвав ропот Законодательного корпуса. В конце концов в 1828 году королю пришлось под давлением оппозиции отправить в отставку своего друга де Кана, который показал неспособность заниматься как дипломатией, так и финансами (кроме того, по репутации «близнеца» короля, как за глаза называли де Кана, ударила его открытая критика в адрес патрона за неудачные шаги и, согласно некоторым слухам, привычка назначать любовницам свидания прямо в рабочем кабинете). Не смотря на ряд неудач, к 1830 году внешний долг Франции удалось уменьшить в 18 раз, население выросло на 3 млн человек, благодаря чему правительству удалось снизить налоги, поднять зарплату служащим, реформировать пенсионную систему и т. д.

Производительность сельского хозяйства при Иоанне III благодаря набиравшей обороты промышленной революции увеличилась вдвое, существенно укрепилась обороноспособность страны — король уделял много внимания борьбе с коррупцией среди чиновников и военных, существенно улучшил материальное снабжение армии. Велась так же борьба с нищетой и попрошайничеством, для чего создавались благотворительные и медицинские учреждения, приюты, школы и университеты, готовившие врачей, учителей, инженеров и других узкопрофильных специалистов. Для защиты французской промышленности от конкуренции со стороны Англии принимаются жесткие протекционистские меры, подстегивавшие рост производства — в 1820 году город Лион стал крупнейшим индустриальным центром Европы.

Рост оппозиции

Металлургические заводы во Франции

«Республиканцу на троне» тяжело было мириться с им же самим одобренными ограничениями королевской власти. Со временем Иоанн III научился общаться с оппозицией: вместо того, чтобы кричать на депутатов, он стал беседовать с ними, приглашать на чай, покупая своих противников должностями, чинами и деньгами, однако поначалу вспыльчивому гасконцу с трудом удавалось держать себя в руках. Наибольшую лояльность ему демонстрировали вчерашние бонапартисты, которые стараниями вернувшегося из эмиграции и, не смотря на взаимные обиды, примирившегося с королем Люсьена Бонапарта превратились в легальную парламентскую силу. Управляя страной, в которой совсем недавно убили одного монарха, а другого свергли и отправили в ссылку, Бернадот вынужден был опираться в том числе и на корпус тайной полиции, существенно раздувшийся стараниями Фуше. Понимая возросшую роль газет, король учредил несколько изданий, находившихся под его непосредственным контролем — с их помощью он мог вести пропаганду среди населения, что стало особенно важно в связи с распространением во Франции мемуаров Наполеона.

По выражению французских либералов, Иоанн «все чаще сталкивался в дверях с самим собой», поскольку регулярно пытался отменить те законы, которые сам поначалу отстаивал. Не имея возможности упразднить свободу прессы, он пытался удушить ее штрафами и налогами. В 1838 году был принят закон об оскорблении королевской чести, который, однако, привел к обратному эффекту — почти вся пресса во Франции к концу 1830-х годов стала оппозиционной. Наиболее тяжелым периодом для Бернадота стали 1830—1831 годы, когда он и сам не знал, сумеет ли удержать трон: страну охватило масштабное рабочее движение, центром которого был Лион, дважды за эти два года поднимавший настоящие восстания против центральной власти; выступления происходили и в других точках королевства, например в Бордо, где ориентированное на морскую торговлю с Англией население выдвинуло лозунг реставрации Бурбонов, с которыми связывали надежды на отмену протекционистских сборов. По счастью, ненависть либеральной оппозиции к королю значительно уступала ее страху перед бунтом черни и возвращением старой династии, поэтому критики Бернадота, такие как Арман Марра или Франсуа Араго, предпочли временно поддержать его.

Журдан, не удовлетворявший либералов, в 1830 году был отправлен в почетную отставку, получив долгожданный герцогский титул и место в Сенате, а правительство возглавил некогда популярный либеральный оратор Пьер-Поль Руайе-Коллар, который в силу возраста (ему было 67 лет) не горел желанием активно лезть в политику, а потому предпочитал действовать в полном согласии с королем и своим близким другом Талейраном, вновь оказавшимся при дворе. Как только революционная волна схлынула, Иоанн III поспешил уволить Руайе-Коллара и назначить вместо него Андре Дюпена. Дюпен так же начинал, как либерал, однако на посту премьер-министра оказался преданным сторонником королевской власти, используя свое язвительное красноречие для протаскивания через Законодательный корпус угодных Иоанну III решений, чем вскоре заслужил всеобщее порицание. Стареющий монарх, чувствуя, что в одиночку уже не может контролировать положение дел в стране, наконец осенью 1839 года часть своих обязанностей переложил на сына, которому удалось убедить отца сместить Дюпена и поручить формирование кабинета Одилону Барро. Он оставался на своем посту последние пять лет правления Иоанна, способствуя как поиску компромисса между парламентом и королем, так и частичной демократизации режима.

Вооруженные выступления

Революционная волна 1830 года докатилась до Франции в августе, после известий о начале Бельгийского восстания. Если в Париже дело в основном ограничилось прениями в парламенте, банкетной кампанией, а так же серией стихийных демонстраций, то в Лионе рабочие взялись за оружие и в течение десяти дней оказывали сопротивление королевской армии. 8 декабря скончался Бенжамен Констан, похороны которого 12 декабря вылились в двухдневные вооруженные столкновения, в ходе которых демонстранты-республиканцы пытались перекрыть улицы столицы баррикадами. Лично умиротворять протестующих выходили принц Франсуа-Жозеф и герцог Шартрский, которым удалось добиться определенного успеха, но на следующий день согласно королевскому приказу в Париж для восстановления порядка все равно ввели войска (позднее Иоанн III учтет опыт декабрьских событий и в 1833 году по его поручению столичный префект Клод-Филибер де Рамбюто предпримет масштабную реконструкцию города, чтобы ликвидировать узкие кривые улочки и тупики, которые было бы удобно оборонять мятежникам).

Эпизод Лионского восстания

Другими выступлениями того периода стали восстание в департаменте Арьеж на юге Франции в 1829—1832 годах, вызванное принятием нового лесного кодекса, а так же Бордоское восстание ноября—декабря 1830 года, в ходе которого последний раз в истории активную роль сыграли французские легитимисты, попытавшиеся высадить десант в Гиени, но в итоге оставшиеся в меньшинстве и быстро разгромленные. Глава дома Бурбонов граф д'Артуа и его сын герцог Ангулемский к тому времени был уже стары и в политике не участвовали, поэтому лидерство над повстанцами принял младший отпрыск д'Артуа Шарль-Фердинанд Беррийский, который лично пытался возглавить роялистскую армию, но из этого ничего не вышло. После подавления Бордоского восстания легитимисты перешли на положение маргиналов — они продолжали присутствовать в парламенте как легальная политическая сила вплоть до 1870-х годов, но их поддержка никогда не превышала 15—20 % активного электората, а потом и вовсе сошла на нет.

За тридцать лет на жизнь Иоанна III неоднократно совершались покушения, наиболее известными из которых стали акции Луи Лувеля 13 февраля 1820 года (пытался зарезать короля ножом) и Жозефа Фиески 27 мая 1835 года (взорвал «адскую машину» на бульваре дю Тампль, убив несколько человек, в том числе военного министра маршала Сарразэна, но не причинив вреда Иоанну). Ни одно из них не достигло своих целей, в то время как правительство каждый раз выжимало из этих покушений максимум, используя их как повод для ужесточения законодательства. Последней резонансной силовой акцией в период царствования первого Бернадота стала Страсбургская авантюра принца Луи-Наполеона Бонапарта, племянника свергнутого императора, попытавшегося 30 октября 1836 года поднять приграничный гарнизон на восстание. Из этой затеи ничего не вышло, Бонапарт и его сторонники были немедленно арестованы и высланы из страны в Соединенные Штаты, а родня несостоявшегося путчиста поголовно от него открестилась.

Итоги деятельности

Иоанн III в окружении семьи

Не смотря на все перипетии внутриполитической борьбы во Франции, к 1840-м годам на фоне экономических и дипломатических успехов Иоанн III сумел завоевать симпатии большинства французов. Празднование 80-летия короля сопровождалось массовыми торжествами, в ходе которых тайная полиция докладывала о неподдельном энтузиазме народных масс. Государство в течение 30 лет было избавлено от крупных потрясений и войн — военные операции в Испании, Алжире, Бельгии и Египте носили скоротечный и практически бескровный характер, благодаря чему удалось полностью преодолеть разрушительные последствия революции и наполеоновского правления. Именно в этот период в целом завершился промышленный переворот, строительство железных дорог позволило проложить новые торговые маршруты, возникли десятки индустриальных центров и предприятий, наконец удалось стабилизировать финансы и создать профицитный бюджет. Не смотря на то, что до подлинной демократии было еще далеко, именно при Иоанне III был заложен необходимый для нее фундамент: он ни разу досрочно не распускал парламент, не преследовал никого из депутатов и не пытался перекроить конституцию «под себя». Значительно возросла так же роль и автономия местного самоуправления, через которое в политику вовлекалось большое число простых граждан.

Приняв Францию, разбитую и оккупированную иностранными армиями, Иоанн оставил ее великой державой, уступающей по своему влиянию лишь Британии и России. Кроме того, началось возрождение Французской колониальной империи: при первом Бернадоте французы вернули господство над Гвианой и Сенегалом, заняли Берег Слоновой Кости, Габон, ряд форпостов в Индии и островов Индийского и Тихого океанов, в том числе Таити. Началось проникновение французского капитала в Восточную Азию.

Иоанн III на смертном одре

Даже будучи глубоким стариком, Иоанн III не утратил работоспособности и продолжал единолично руководить государством. Врач, обследовавший короля, поразился его здоровью и предположил, что Иоанну суждено дожить до ста лет, однако этому прогнозу не суждено было сбыться — с ранней молодости тогда еще Жан-Батист Бернадот страдал от кровохарканий, а с возрастом к ним добавились простуды, плохая циркуляция крови в ногах и другие болезни. В 1835 году впервые был поднят вопрос о передачи трона Франсуа-Жозефу, в 1840 году часть оппозиции стала настойчиво требовать отречения короля в пользу сына, однако Иоанн III не только не уходил в отставку — в день своего 80-летия в январе 1843 года он был в полном здравии и, как и 30 лет назад, верхом на коне, с гордо поднятой головой, принимал военный парад. Однако уже осенью здоровье короля резко ухудшилось: в сентябре на одной из его ног обнаружилась гангрена, 26 января 1844 года Иоанн перенес инсульт, после чего лишился сна и стал регулярно терять сознание. 1 февраля управление страной полностью легло на плечи наследного принца, а начиная с 5 марта Бернадот окончательно утратил связь с внешним миром. Спустя три дня, в 15:30, успев пробормотать имя сына, король французов Иоанн III мирно и тихо ушел из жизни, а еще через два часа в присутствии сенаторов новый король Франциск III принес присягу на конституции.

Власть была передана без каких-либо эксцессов. В день похорон нация, отбросив все обиды и претензии к «предателю Отечества», выстроилась у его гроба, провожая в последний путь сына гасконского юриста, прошедшего путь от простого солдата до маршала, сменившего титулы князя Понте-Корво, кронпринца Швеции и, наконец, короля Франции. Современники отмечали всю противоречивость его натуры: активность, спонтанность, логика, скромность, вежливость, любезность легко уживались с пассивностью, инертностью, тщеславием и недоверчивостью. Он не был гением, но был талантливым полководцем и организатором. Граф Шарль де Морни сказал об Иоанне:

В горячем и раздражительном человеке, подозрительном и с чертами гасконца... мы одновременно обнаруживаем настоящее величие и великое мужество, удивительную интеллигентность и быстроту ума, гуманного, благородного, доброго до слабости, вспыльчивого в спорах, но умного и осторожного в действиях человека... В конечном итоге... народ, а не демагоги прессы, истинная, настоящая нация оплакивает его...

Интересные факты

Конный памятник Иоанну III в Париже

  • Согласно распространенной легенде, когда тело почившего короля раздели, чтобы обмыть, на его руке обнаружилась татуировка «Смерть королям!», сделанная Бернадотом в период революционной молодости. По другой версии, она была не такой эпатажной и гласила «Слава республике!».
  • Будучи на момент избрания в короли уже не очень молодым человеком, Иоанн III предпочитал принимать министров, знакомиться с документами и давать указания, не выходя из своей спальни. Из-за этого время его пребывания на троне французы в шутку прозвали «спальным правлением».
  • По своему хронотипу Иоанн принадлежал к «совам»: рабочий день короля начинался только в 11—12 часов и заканчивался глубоко за полночь. Впрочем, ему было далеко до своей супруги, которая обычно вставала в 3—4 часа пополудни и ложилась спать только после восхода солнца.
  • Помимо прозвища «республиканец на троне», Иоанн III удостоился так же и другого — «король-буржуа». Он регулярно играл на бирже и приобрел в собственность несколько заводов, чтобы пополнять свой личный счет. Не смотря на это, монарх постоянно нуждался в деньгах, из-за чего был вынужден вести довольно скромный по меркам правителя великой державы образ жизни.
  • Иоанн III стал всего лишь вторым в истории Франции монархом, не прошедшим обряд коронации. Первым был его тезка Иоанн I Посмертный, «правивший» в течение пяти дней 1316 года. Обряд коронации в глазах французов ассоциировался с отжившим феодальным режимом и, к том же, требовал значительных финансовых расходов, поэтому Бернадот принял решение отказаться от его прохождения, чтобы лишний раз не возбуждать ропот подданных.
  • До конца жизни Бернадот говорил по-французски с очень сильным южным акцентом, во многом походя в этом аспекте на Наполеона. Сподвижники короля отмечали, что когда тот общался со своим другом детства Луи Мари де Каном, их беарнскую речь с трудом могли разобрать.
  • Не смотря на свой темперамент и вспыльчивость, Иоанн III обладал несомненным чувством юмора. Например, когда он 20 октября 1810 года сошел на землю в Хельсинборге, то зацепился поясом за шпагу риксмаршала Эссена, что неприминул прокомментировать словами: «Ну, раз уж мы зацепились друг за друга, то давайте держаться теперь вместе!». Наиболее расхожей «шуткой» короля стало его высказывание о собственном правительстве: «Какое у меня правительство! Констан — орлеанист, Фуше — бонапартист, Журдан — якобинец, а Мармон — легитимист. Сам я — республиканец. Единственным “бернадотцем” является королева, но по счастью она встает так поздно, что никакого влияния на политику не имеет!».
  • В художественной литературе Иоанн III впервые появляется в пьесе Луи-Эмиля Вандербюрша и Фердинанда Лангле 1833 года, которые одними из первых упомянули легенду, об имевшейся у короля татуировке. Как второстепенный персонаж он действует в романах немецкой писательницы Анны-Марии Селинко и американской писательницы Эллисон Патаки, посвященных его жене Дезире. В фильме Генри Костера 1954 года «Дезире» (другое название — «Любовь императора Франции») роль Бернадота сыграл англо-американский актер Майкл Ренни, а в фильме 1970 года «Лейпциг» Сергея Бондарчука — Питер Финч.

Примечания

  1. В отличие от большинства наполеоновских маршалов дворянского титула в период Империи не получил. В 1814 году возведен Иоанном III в графы, в 1821 году — в маркизы. Герцогский титул, которого Журдан добивался почти три десятилетия, был ему присвоен лишь в 1831 году.
  2. Жеммап, Диль, Урт и Самбра-и-Маас — неофициальное название французской Валлонии.
Advertisement