ФЭНДОМ


На момент окончания Второй Мировой войны в союзнической зоне оккупации Германии и в других западноевропейских странах находилось, по разным оценкам от 4 до 7 миллионов бывших советских военнопленных, остарбайтеров, беженцев и лиц, добровольно проживавших на территории Рейха. Около миллиона человек сразу после окончания боевых действий добралось до советской зоны оккупации, после чего вернулось на Родину. При этом около полутора миллиона человек сразу объявили о нежелании возвращаться в Советский Союз, а остальные не предприняли каких-либо действий к возвращению в СССР. В конечном итоге в ходе нескольких операций союзное руководство передало СССР практически всех перемещенных лиц. Среди них оказались не только советские граждане, но и многие представители эмиграции "первой волны". Обосновано это решение было не только союзными отношениями с Советским Союзом, но и вполне логичной и экономически обоснованной акцией. Из всех представителей высшего союзного командования против отправки перемещённых лиц выступил лишь Главнокомандующий силами союзников генерал Дуайт Эйзенхауэр, но после того, как Президент Трумэн фактически проигнорировал заявление Эйзенхауэра, а также после того, как генерал ещё раз взвесил экономическую ситуацию при необходимости содержания перемещенных лиц, генерал все же согласился.

Но что, если бы Трумэн все же поддержал бы генерала и вторая волна русской эмиграции оказалась бы куда шире и гораздо значительней повлияла бы на Западный мир?...

Исход

Остербайтеры

Отправка эшелона с бывшими военнопленными и остарбайтерами из Гамбурга

Союзники заявили свою позицию по перемещенным лицам советскому руководству осенью 1945-ого года, буквально через два месяца после окончания Потсдамской конференции и всего через месяц после подписания капитуляции Японии. В союзную зону оккупации не был допущен Председатель советской репатриационной комиссии, генерал-полковник Голиков, тогда же союзники фактически приостановили действия остальных репатриционных комиссий на своих оккупированных зонах. Советский Союз обозначил эти действия союзного руководства как агрессию и "укрывательство немецко-фашистских недобитков", тем не менее, руководство СССР ещё несколько раз пыталось восстановить работу репатриационных комиссий, но успехов не добилось. Позднее именно эти действия союзного и главным образом американского руководства стали обозначаться в Советской историографии как начало полноценной холодной войны между блоками. В начале декабря 1945-ого года, когда стало окончательно ясно, что работу репатриационных комиссий восстановить не удастся, Голиков был снят с поста Председателя комиссии и уже в январе следующего года арестован, тем более претензии к нему у советского руководства существовали ещё со времен его руководства ГРУ.

Сами же фильтрационные лагеря, где содержались советские перемещенные лица, продолжали работу вплоть до весны 1946-ого года. К тому моменту окончательно стала ясно, что возможности их содержать больше нет; кроме того, участились конфликты между советскими гражданами в фильтрационных лагерях и местным немецким населением, которые часто приходилось разнимать союзным войскам. После закрытия фильтрационных лагерей миллионы людей фактически оказались предоставлены сами себе, и лишь небольшое число людей изъявили желание сотрудничать с американо-британской администрацией. Представлявшие интерес для иностранных разведок сразу оказались привлечены к какой-то деятельности и были сразу же перевезены в Англию и Соединенные Штаты, остальные же люди буквально оказались на улице. После закрытия в апреле 1946-ого года фильтрационных лагерей для советских перемещенных лиц, многие (по разным данным от 100 до 300 тысяч человек) перебрались в советскую зону оккупации, однако их судьба была наиболее трагична: большинство из вернувшихся в СССР после 1946-ого года были либо отправлены в лагеря, либо подверглись поражению в правах.

В то же время оставшиеся "невозвращенцы" были вынуждены искать себе новое место в мире. В первые месяцы после закрытия фильтрационных лагерей были часты случаи мародерства со стороны перемещенных лиц. Летом 1946-ого года представители "Красного Креста" зафиксировали большое количество голодных смертей среди советских невозвращенцев, которые фактически были оставлены союзным командованием на произвол судьбы. Большая же часть невозвращенцев стремились покинуть Германию и перебраться в другие Европейские страны: Бельгию, Голландию, Францию, Великобританию. Определенная часть невозвращенцев была принята даже Франсиско Франко в Испании, которая не пострадала от Второй Мировой в отличие от других европейских стран. Однако, Каудильо принимал главным образом различные антисоветские элементы, по тем или иным причинам не принятые союзниками, фактически при этом игнорируя простое население. Наиболее активно русские мигранты желали попасть в США, однако в первые годы непосредственно после войны миграционное законодательство в США оставалось чрезвычайно жестким, поэтому довольно немногочисленное число русских мигрантов смогло оказаться в Америке законными методами. Для женщин оказался довольно популярным способом оказался Закон о военных женах, который разрешал въехать в США супругам и детям американских военнослужащих вне квот и по Закону о военных невестах, который разрешил въехать неженатым (незамужним) партнерам американских солдат с обязательством вступить в брак с американцем в течение трех месяцев.

Прибытие в Америку

Прибытие русских мигрантов в Нью-Йорк, 1948-ой год

Официально в США в 1946-1948-ом годах прибыло сравнительно немного русских мигрантов, однако, куда активней происходила нелегальная миграция. Важным фактором оставалось то, что депортация нелегальных мигрантов в СССР, особенно в рамках идущей Холодной войны, была достаточно затруднительной как с экономической точки зрения, так и с идеологической. В 1948-ом году Государственный департамент принял акт Фергюссона-Стэйтона, который существенно расширил число принимаемых Соединенными Штатами беженцев. Это помогло многим тысячам русских легально перебраться в Соединенные Штаты. В 1945-1950-ом годах русская миграция в США была наиболее активной, уступив в 1950-ом году китайской. Число русских, лишь легально живущих в Америке, к 1955-ом году составляло около 3 миллиона человек, а до Второй Мировой Войны составляло лишь 350 тысяч человек. В Европе же основным местом поселения русских мигрантов стала Франция, где ещё до войны существовала довольно широкая русская община.

Первые годы: новая жизнь и маккартизм

Брайтон-Бич 1945

Брайтон-Бич в 1945-ом году

Стоит отметить, что русская миграция не была моноэтнична, в неё также входили украинцы, белорусы, евреи и другие национальности, тем не менее, их всех относили именно к русской мигрантской среде, основываясь на их языке. Главным центром прибытия русских мигрантов как и многих других мигрантов являлся Нью-Йорк. Русские мигранты, в первые годы прибывавшие часто нелегально, оказались очень дешевой рабочей силой, готовой работать фактически за бесценок, что делало их труд привлекательным для многих представителей американского бизнеса, например, в строительной сфере. Центром русской миграции в Нью-Йорке первоначально стал район Брайтон-Бич. Ещё 20 лет назад бывший богатым курортом, этот район города оказался одним из беднейших. Выбору именно этого места русскими мигрантами способствовало дешевизна квартир в местных многоквартирных кирпичных домах. На месте одноэтажных бунгало, которые ещё несколько десятилетий назад были местом обитания богачей, активно строились фактические трущобы, которые были ликвидированы лишь в конце 1960-ых годов. Уже к концу 1940-ых Брайтон-Бич уже практически полностью стал русским, а потому русская община принялась активно заселять и другие районы Бруклина, в частности, Шипсхед-Бей и Кони-Айленд, которые к началу 1960-ых годов также стали преимущественно русскоговорящими. Тем не менее, именно Брайтон-Бич духовно так и остался центром русской миграции в Америке и с начала 1950-ых стал именоваться "Маленькой Москвой". Стоит сказать, что русская миграция не ограничивалась Нью-Йорком: довольно большое число русских мигрантов, пользуясь строительным бумом в Калифорнии, в конце 1940-ых перебрались туда, часто и много работая на Калифорнийских стройках. Позднее уровень жизнь среди "русских калифорнийцев" оказался несколько выше чем у их соотечественников, оставшихся на Восточном побережье. Создание столь крупной русской общины в США привела к тому что различные мигрантские организации ещё первой волны (РОВС и НТС) перевели большую часть своей деятельности именно в Нью-Йорк. Многие крупные мигранты первой волны, добившиеся определенного успеха на Западе, начали активно жертвовать деньги русской общине в Америке. Многие крупные иммигранты первой волны также перебрались в Нью-Йорк. Среди них были Антон Деникин, скончавшийся через несколько месяцев после переезда на Брайтон-Бич, Зинаида Шаховская, Иван Ильин, Василий Леонтьев, Владимир Набоков, Сергей Трубецкой, Гайто Газданов и многие другие

Чрезвычайная бедность и трудное социальное положение, с которым столкнулись русские мигранты в Америке, привели к тому, что многие мигранты для покупки жилья и ведение какого-никакого дела были вынуждены создавать различные кооперативы, которые в период Маккартизма вызовут сильный интерес американских властей. Кооперативы часто были очень эффективным и чуть ли не единственным решением для многих малоимущих русских мигрантов: они помогали мигрантам не только приобрести жильё, но и обрести работу. Однако вместе с появлением кооперативов русская миграция, а вместе с ней и американская общественность, столкнулась с ещё одним видом объединения выходцев из СССР, куда менее законным: конец 1940-ых стал началом для существования в Соединенных Штатах русской мафии.

Русский эмигрантский дом в нью йорке

Русский эмигрантский дом в Нью-Йорке

Социальные условия, в которых оказались русские мигранты второй волны, делали возникновение среди них этнической преступности довольно понятным событием. Факторов было множество: подозрительное отношение к русским переселенцам со стороны местных, тяжелейшие социальные условия, а также то, что в новоиспеченных "русских районах" после закрытия курортов в годы Великой депрессии жило много афроамериканцев, с которыми новые мигранты вступали в конфликты. Кроме того, довольно большое количество перебравшихся в Америку были так или иначе связаны с тюремной тематикой, многие из них сидели ещё в Советском Союзе. Во многом бывшие советские "зэки" и стали основой для появления будущей русской мафии. Изначально русская мафия выполняла роль местного ополчения для борьбы с различными черными бандами и не выносила своего влияния за пределы Бруклина, время от времени оказывая поддержку более крупным организованных преступным группировкам. Экспансия русской мафией началась лишь в 1960-ые годы, а американская общественность широко узнала о структуре русской организованной преступности лишь в 1970-ые годы. Наибольшего же влияния русская мафия добилась в начале 1980-ых годов, когда в ходе криминальной войны "семья" Петракова нанесла поражение итальянским "пяти семействам". Противостояние сопровождалось большими жертвами как среди многих членов итало-американских преступных синдикатов, так и среди гражданского населения. Однако в конце 1940-ых и начале 1950-ых годов русская мафия только набирала обороты и действовала только в пределах районов, населенных русскими мигрантами.

Маккарти

Сенатор Джозеф Маккарти

Многие историки связывают политику маккартизма, начавшуюся в США в 1950-ом году, следствием как раз большого количества русских мигрантов и высокого уровня недоверия к ним. Многие американские политики подозревали, что среди русских мигрантов, массово прибывающих в США, вполне могут оказаться люди тесно связанные с советскими спецслужбами. Ещё одним фактором, который спровоцировал политику маккартизма, было окончательное установление власти коммунистов в Китае. Многие крупные антисоветские русские мигрантские организации фактически поддержали политику по борьбе с коммунистами внутри США, однако это не отменяло большого внимания к русским мигрантам со стороны Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности и ФБР. Интерес со стороны американского государства представляли в первую очередь различные организации. Большое внимание уделялось кооперативам, созданным русскими мигрантами для покупки жилья. Допросам подвергались многочисленные деятели русской миграции, в том числе первой волны. Под подозрениями оказался даже знаменитый физик Владимир Ипатьев и один из отцов вертолетостроения Игорь Сикорский. Тем не менее, дальше допросов дело не пошло.

Фри борщ

"Беслптный борщ в честь смерти Сталина" объявление на витрине одного из ресторанов в "Маленькой Москве"

Проблемы возникали и на трудовом уровне. Интеграция "русских" профсоюзов в более масштабные организации, такие, как Американская Федерация Труда, была заметно затруднена, и многие подобные профсоюзы были вынуждены присоединяться к Конгрессу производственных профсоюзов США. Эта организация порвала в 1949-ом году все связи с СССР, но оставалась куда более левой и постоянно обвинялась в симпатиях к коммунистам. По мнению некоторых историков, принятый весной 1952-ого года закон Маккарэна-Уолтера об ограничении миграции, на который было наложено вето президента Трумэна, был разработан как раз для противодействию дальнейшей русской миграции из Европы, которая с начала 1950-ых годов была уже достаточно небольшой. Ситуация для русской общины ещё значительней ухудшилась, когда в феврале 1951-ого года ФБР был арестован Иван Иртеньев, один из соучередителей "Брайтоновского кооператива", переехавший в США в декабре 1946-ого года и оказавшийся действующим агентом МГБ СССР. За неполных 5 лет работы в Соединенных Штатах он успел создать крупную агентурную сеть в нескольких штатах, главным образом состоящую из русских мигрантов. Дело Иртеньева и начавшийся весной того же года суд над супругами Розенбергами, обвиненными в передаче СССР американских ядерных секретов, привел к волне не только антикоммунистчиеских и антисоветских, но и антирусских настроений в американском обществе. Как впоследствии стало известно из опубликованных данных, после дела Иртеньева под пристальным надзором американских секретных служб оказались не только русские кооперативы, профсоюзы, политические и культурные организации (любой политической направленности), но и РПЦЗ. Как в годы Второй Мировой Войны немецкий, итальянский и японский назывались "языком врага", так в годы Маккартизма под подобное определение попал и русский язык, что делало для многих русских мигрантов (которые плохо говорили на английском) жизнь в Америке ещё более тяжелой. Сторонники Маккарти на митингах и выступлениях часто выступали с лозунгами наподобие: "Ivans go home!" (рус. Иваны езжайте домой!), по оценкам Русско-американского совета по гражданским правам в годы Маккартизма русским мигрантам было чрезвычайно трудно получить любую даже самую низкооплачиваемую работу, не говоря о том что фактически доступ на государственную службу был для них закрыт до начала 1960-ых годов, а нагнетание в СМИ русофобских настроений приводило к тому что частные предприниматели не слишком охотно брали русскоязычных мигрантов на работу, все это очень негативно влияло на социальное положение русскоязычного населения в начале 1950-ых годов.

Coney Island

Кони-Айленд, конец 1940-ых

Со временем, однако, влияние маккартизма становилось все сильнее и сильнее. На волне русофобских настроений в среде сторонников сенатора Маккарти большинство его русских сподвижников отказались от работы с Комиссией по расследованию антиамериканской деятельности. Айн Рэнд (урожденная Алиса Зиновьевна Розенбаум), до этого активно сотрудничившая с Комиссией, назвала нападки на русских мигрантов потаканием коммунизму. Радикальные маккартисты, помнившие о том, что именно президент Эйзенхауэр в бытность его Верховным главнокомандующим англо-американскими силами настоял на том, чтобы не репатриировать советских перемещенных лиц обратно на Родину, начали обвинять в сочувствии коммунистам и самого Президента, бывшего союзником Маккарти. Это, а также общая усталость американского общества от политики маккартизма привела к тому, что летом 1954-ого года Эйзенхауэр публично осудил политические инициативы сенатора. Вскоре политическая карьера, а затем и жизнь Маккарти оборвалась, его идеи потерпели крах. Вместе с окончанием маккартизма постепенно начала сходить на "нет" и масштабная волна русофобии в американском обществе, которая по инерции продолжалась ещё несколько лет. В 1956-ом году многие русскоязычные профсоюзы наконец были приняты в объединенную Американскую федерацию труда-Конгресс производственных профсоюзов, тем самым значительно поспособствовав улучшению труда русских мигрантов.

Окончание политики маккартизма привела к постепенному возвращению жизни русских мигрантов в привычное русло. В 1956-ом году до США добралась информация о разоблачения на XX-ом съезде культа личности Сталина. После этого несколько тысяч "русских американцев" приняли решение вернуться в СССР и были приняты довольно радушно. Они активно использовались советской пропагандой как люди, после проживания в США выбравшие социализм. Но всё же большая часть мигрантов, переселившихся в США около 10 лет назад, не была готова снова менять свой образ жизни. Несмотря на бедность жизни в русских кварталах, именно во второй половине 1950-ых годов стали появляться известные на всю Америку русские из "второго поколения мигрантов". Среди подобных людей оказался Виталий Захаров, в 1958-ом году основавший Zaharov's Supermarkets, которые позднее переросли в крупную сеть с огромным ежегодным финансовым оборотом. Родом из деревни под Смоленском, Захаров в возрасте 22 лет был угнан на работу в Германию в самом начале войны. Известность получил также Николай Флоренский, в детстве бывший узником нацисткого концлагеря "Дахау", ставший известным на весь мир пианистом-виртуозом. Ещё одним узником лагеря, заслужившим известность на Западе, стал Виталий Розенталь, ставший широко известным в начале 1960-ых годов как один из главных модельеров Nina Ricci.

АЙК

Встреча Дуайта Эйзенхауэра с избирателями, 1952-ой год

В 1950-ых годах русские мигранты не играли какой-либо роли в политической жизни. Нет никаких данных о том, что те или иные представители русской мигрантской общины пытались избираться в какие-либо органы власти. В этот период времени русская община в основном поддерживала на выборах Республиканскую партию, несмотря на маккартизм. Основная причина этого крылась в отношении русских переселенцев к Дуайту Эйзенхауэру, который пользовался среди мигрантов огромным уважением и был для них символом и надеждой на лучшую жизнь в будущем. Как позднее вспоминал Михаил Прошкин, вместе с матерью прибывший в США в возрасте 8 лет:

Весь Брайтон был заполнен фотографии Эйзенхауэра, они были повсюду, в каждом ресторанчике, баре, закусочной, везде. И даже когда Эйзенхауэр перестал быть президентом их никто не снимал. А когда его (Эйзенхауэра) не стало, траур у нас был, наверняка, куда больше и продолжительней чем в Канзасе.

Трепетное отношение к 34-ому президенту США среди русской миграции сохранилось и сегодня. Находящийся на Брайтон-Бич "Дом русско-американской дружбы" носит имя Дуайта Эйзенхауэра.

Адаптация, поколение Айка, битники

В начале 1960-ых годов жизнь русских мигрантов ещё не слишком отличалась от неё в предыдущем десятилетии, однако изменения происходящие в американском обществе на стыке десятилетий, не могил не затронуть новую общину. Именно в начале 1960-ых годов начало свое существование одно из самых ярких поколений русских мигрантов, людей, прибывших в Соединенные Штаты либо в детстве, либо уже родившихся здесь. Именно это поколение представило нам наиболее ярких представителей русско-американской общины, от бизнесменов и музыкантов до политиков, от высокопоставленных государственных служащих до самых известных преступников Америки. Матвей Левитан, известный филолог и исследователь популярной культуры, так писал о русских того поколения:

Мы были чем-то новым, чем-то необычным. Мы сочетали разные культуры, может быть, поэтому всем казались такими крутыми. Мы были "детьми Айка", наши родители обожали Эйзенхауэра, хоть порой и не говорили по-английски. А мы, мы — это было поколение, которое прибыло в Америку либо совсем детьми, либо уже родилось здесь. Дома мы слышали русскую речь, но и знали английский, в отличие от наших родителей. И как-то получилось, что в конце 50-ых мы разогнались, не только мы, вся Америка разогналась. Мы были уже чем-то новым, нас перестали называть "детьми Айка", в какой-то момент мы стали "Новыми русскими", а потом кто-то очень умный решил соединить английский и русский, так и появилось слово, которое моим сверстникам, да и мне, очень понравилось. Мы стали битниками, это было удивительно. Это дурацкое слово, но в нем было что-то и от русской и от американской культуры, потому что мы не хотели быть американцами и мы не хотели быть русскими, мы хотели быть всем понемногу. Именно поэтому, это поколение русских парней из беднейших кварталов Бруклина потрясло Штаты.

Действительно, в середине 1960-ых годов, вслед за прошедшим "британским вторжением" "наверх" начали пробиваться множество музыкантов русского происхождения, относящихся как раз к "поколению Айка". Множество культовых групп было создано именно потомками русских мигрантов "второй волны", такие, как The Solid Effect, Crimson Vlad и Horrowshow. Вслед за постаревшими рок-звездами в 1980-ые годы в качестве символа битников появились русские бандиты, в 1990-ые — бизнесмены, а в 2000-ые — уже и политики. Однако до появления битников ещё было время, а ситуация в русских кварталах постепенно менялась. Конец маккартизма и революция на Кубе заставило правительство Соединенных Штатов задуматься об устройстве русскоязычного сообщества в США. От паранойи американское руководство перешло к прагматизму в отношении русских мигрантов. В конце 1950-ых - начале 1960-ых создание бригад из кубинских мигрантов для борьбы с режимом Кастро казалось вполне эффективным, а потому ещё в Администрации Эйзенхауэра выдвинули идею о массовом "призыве" молодых русскоязычных на государственную службу. Сменивший Эйзенхауэра Джон Кеннеди подхватил эту идею. Это было привлекательным вариантом для многих молодых русских американцев — государственная служба для многих из них была альтернативой прозябанию в бедности и бандитизме. Прием не ограничивался различными "гражданскими" министерствами: русские американцы активно привлекались в армию, полицию и секретные службы. При этом, дослужиться до высоких званий им на первых порах было невероятно трудно, во многом потому, что для того, чтобы доверить русскому относительно важный пост, требовалось пройти через целый ряд проверок, среди которых американским властям требовалось точно убедиться в твердом антикоммунизме и отсутствии симпатий к Советскому Союзу. По сути, подобная система для русских американцев сохранялась в США до начала 1980-ых годов. Агент ЦРУ русского происхождения Александр Вронский так вспоминал об этом времени:

Да, нам приходилось труднее, чем обычным американцам. Да, нам не доверяли, нас боялись, и я понимаю, почему, не стоит осуждать их за это, это их дом, в конце концов. Но те, кто честно работали, служили и помогали своему новому дому, те, кто доказывал, что не все русские коммунисты, доказывал, как сильно мы их ненавидим, имел успех и продвигался по службе, тут все было честно. Мы не ныли, мы работали и делали то что было необходимо.

Александр Вронский как раз оказался исключением из правил. Родившийся в 1941-ом году, вместе с семьей оказавшийся в Германии и в пять лет прибывший в США, в юности он был связан с различными мелкими преступными шайками, но в конце 1950-ых годов присоединился к ЦРУ, где вскоре стал оперативником. Самой известной операцией Вронского стала ликвидация в Боливии Эрнесто Че Гевара, о которой оперативник и спустя много десятилетий вспоминает с гордостью. После своей миссии Вронский продолжил службу в ЦРУ, выйдя в отставку лишь в 1991-ом году с развалом Советского Союза.

Вронский

Александр Вронский, 1971-ый год во время командировки во Вьетнам

1960-ые годы, по праву в мире принято считать расцветом рок-музыки. Первые русскоязычные рок коллективы в США появились ещё в конце 1950-ых, но в основном они не добивались широкой известности и дальше уровня "Маленькой Москвы" не продвигались. Появление The Beatles и The Rolling Stones и их огромная слава в Великобритании не могла не повлиять на Америку, в феврале 1963-ого года Владислав Пустыков и несколько его друзей основали группы Crimson Vlad, во многом она копировала стилистику The Beatles. Наибольшую популярность получила песня Anna's Tears, выпущенная синглом в феврале 1965-ого года и снискавшая популярность, несмотря на жесточайшую конкуренцию с представителями "британского вторжения", позднее именно эта песня стала причиной запрета деятельности Crimson Vlad на территории СССР. Но пожалуй самыми известными "русскими" рок-группами США были группы Horrowshow и The Solid Effect, обе группы были основаны в начале 1968-ого года, и были яркими представителями нового, психоделического направления в рок-музыке. Horrowshow созданная выпускником Колумбийского университета - Дуайтом Смирновым, Смирнов будучи лингвистом вдохновился романом Энтони Бёрджесса "Заводной апельсин" и исполнители вели себя на сцене подобно главным персонажам романа, чем вызвали волну критики по всей Америке. Наиболее известной же стала группа The Solid Effect Егора Тарабанова, которая на выступлениях отчасти подражала легендарной The Doors, а лидер группы Тарабанов Джиму Моррисону, с которыми у Тарабанова установились дружеские отношения. Русскоязычные рок группы находились на вершине своей популярности в конце 1960-ых и начале 1970-ых годов, этот период подошел к концу с отъездом Егора Тарабанова в СССР, дальнейшая популярность шла на спад, а в 1976-ом году одна из самых популярных "русских групп" Horrowshow распалась, что по мнению экспертов знаменовало конец "первого поколения битников".

Crimson Vlad

The Crimson Vlad, 1967-ой год

Вместе с тем 1960-ые годы были для Америки очень непростым временем, социальные и расовые протесты раскололи страну, хотя русскую общину это коснулось в куда меньшей степени, 60-ые также стали для неё временем шока. Несмотря на поддержку русской общиной на выборах 1960-ого года Ричарда Никсона, убийство Джона Кеннеди, привело к новой волне "шпиономании" в Соединенных Штатах, причиной тому была жизнь убийцы Президента Ли Харви Освальда в Советском Союзе. В 1964-ом году русская мигрантская община впервые поддержала кандидата от Демократической партии - Линдона Джонсона, причиной тому было, по мнению многих, не фигура Джонсона, но фигура его соперника Барри Голдуотера, которого действующая Администрация стремилась показать как яркого ястреба и чуть ли не фашиста, произвела на русских избирателей должное впечатление. В то же время, пришедший как "кандидат мира" Линдон Джонсон в 1965-ом году уже официально и полноценно ввел во Вьетнам американские войска.

Вьетнамская война была испытанием для всей Америки, довольно быстро большое число молодых русскоязычных молодых людей отправились на фронты Вьетнамской войны, для большинства это был способ вырваться из "трущоб Маленькой Москвы", а для некоторых наиболее идейных продолжения борьбы с ненавистной идеологией коммунизма. Оказавшиеся во Вьетнаме русские принимали активное участие во многих боевых действиях. Многие офицеры и солдаты русского происхождения во Вьетнаме, во время боевых действий организовали неофициальный "Русский легион чести", по аналогии с одноименной организацией существовавший во Франции во время Первой Мировой Войны. Члены легиона активно использовали пред-революционную символику, например нанося на каски "Мертвую голову", аналогичную символу, используемому во время российской гражданской войны в Белом движении. Точных данных по числу участвовавших в военных действиях русскоязычных нет, однако, точно известно число погибших - за время конфликта было убито 586 русскоязычных солдат и офицеров.

Момент ареста

Момент ареста американскими полицейскими Егора Тарабанова

Вместе с вьетнамской войной, в США начало набирать популярность движение хиппи, при этом в среде русскоязычных потомков мигрантов оно не пользовалось большой популярностью, идеология хиппи для людей выросших в суровой "Маленькой Москве" казалась слишком далекой от реальности и утопической. При этом, конечно, были и исключения, кумирами хиппи были две "русские" группы, обе психоделической направленности - Horrowshow и The Solid Effect. Если Horrowshow дистанцировалась от политической ситуации (а в начале 1980-ых лидер группы Смирнов и вовсе заявил о своих правоконсервативных и республиканских взглядах), то Тарабанов идеологию неприятия военных действий во Вьетнаме и оппозиции правительственному курсу - полностью разделял. The Solid Effect выступали в Вудстоке, а в декабре 1969-ого года Тарабанов назвал США: "фашистской диктатурой", объявив что больше не желает жить в Америке. И действительно, весной 1970-ого года Тарабанов официально объявил о том что собирается получить советское гражданство, при этом отказавшись от американского, что вызвало в Соединенных Штатах настоящий шок. Летом 1970-ого года певец, действительно перебрался в СССР, при том что до этого в Советском Союзе все три крупные "русские" группы были под фактическим запретом - Crimson Vlad за песню Anna's Tears, в которой угадывались прямые аллюзии на расстрел Николая Гумилева, а Horrowshow и The Solid Effect были в свою очередь запрещены за свое эксцентричное поведение. Оказавшись в СССР Тарабанов дал целый ряд концертов по всей стране, провел множество встреч, однако его тур, привлекший большое количество советских "хиппарей" не на шутку напугал советское идеологическое руководство. В декабре 1970-ого года, вернувшись в Москву Тарабанов больше никогда не покидал столицы Советского государства и фактически находился под негласным наблюдением советских спецслужб, в следующие годы Тарабанов активно пил и находился в состоянии тяжелейшей депрессии, за различные действия, трактуемые как хулиганство Тарабанов неоднократно задерживался милицией, встреча с друзьями и представителями Запада не допускались. В конечном итоге бывший лидер The Solid Effect скончался весной 1974-ого года в своей квартире в "Доме на Набережной", которая была выделена ему после переезда в СССР. При этом стоит отметить, что ностальгия по Родине среди русских мигрантов в 1960-ые годы проявлялась чрезвычайно активно, согласно опросу The New York Times фильм Сергея Бондарчука "Война и мир" посмотрело более 84% населения "Маленькой Москвы". В кинотеатры "Новой Москвы" активно закупались советские кинокартины, которые шли именно здесь с огромным успехом.

Война и Мир США

Американский плакат "Войны и Мира" Сергея Бондарчука

В конце 1960-ых годов трущобы "Новой Москвы" постепенно стали отходить на второй план, государственные служащие, в начале десятилетия привлеченные на службу, постепенно начали богатеть, началось строительство новых домов, несмотря на то что трущобы оставались одной из "визитных карточек" "Новой Москвы" вплоть до конца 1980-ых годов, именно в это время район начал хоть и очень медленно, но перестраиваться. Жизнь обитателей "Новой Москвы" протекала в это время довольно спокойно, активность 1960-ых сходила на нет, а вместе с тем и культурный бум. При этом, вместе с "началом конца" трущоб Брайтон-Бич вновь начал приобретать статус места отдыха для молодежи со всего Нью-Йорка, главной причиной выбора именно "Новой Москвы" была общая дешевизна всего, что можно было купить тут. При этом, социальные процессы в районе шли довольно медленно, вплоть до начала 1990-ых годов афроамериканское население не слишком приветствовалось во всем районе, происходили частые случаи насилия по отношению к негритянскому населению были обычной практикой.

Брайтон Бич 1960-ые

Пляж Брайтон-Бич, 1969-ый год

В общественной же жизни изменения также мало коснулись "Новую Москву", русские в Нью-Йорке продолжали оставаться довольно специфическим меньшинством, попытки коллективно отстоять права, по примеру итальянцев ещё не начались. В 1968-ом и 1972-ом годах русские американцы поддержали на выборах Ричарда Никсона, его популярности среди местного населения способствовал его факт работы вместе с Дуайтом Эйзенхауэром, а также на него ложились большие надежды в связи с окончанием войны во Вьетнаме. В 1970-ом году впервые в был избран первый русскоязычный депутат законодательной Ассамблеи штата Нью-Йорк - Владимир Суворьев, представитель Республиканской партии, несмотря на то что Суворьев не добился позднее каких-либо крупных политических постов, в его предвыборном штабе работал будущий конгрессмен от штата Нью-Йорк Майкл Корсаков. В это же время начали свой путь некоторые русскоязычные кинематографисты, такие творцы как Валерий Салтыков, Сергей Розман, Иннокентий Колпаков и Дуайт Ушаков лишь учились кинематографическому мастерству, поэтому самым известным русскоязычным режиссером стал Александр Михалюк, родом из Минской области в Америке он стал оператором и наиболее прославился как оператор различных низкобюджетных хоррор-лент, который в последствию позволили ему участвовать в съемках таких культовых фильмов ужасов как Хэллоуин, Побег из Нью-Йорка, Нечто, таким образом став фактически постоянным оператором Джона Карпентера.

Брайтон-бич 1983

"Новая Москва" в середине 1970-ых годов

В те же 1970-ые годы "маленькая Москва" стала новым домом для десятков "невозвращенцов" из Советского Союза. Именно там осели актеры балета Александр Годунов, Михаил Барышкников, Наталья Макарова, музыканты Мстислав Ростропович и Галина Вишневская, писатели Александр Солженицын, Иосиф Бродский, Сергей Довлатов, Сергей Аксёнов. Несмотря на то, что позднее многие из них покинули Брайтон-Бич и разъехались по различным уголкам Америки, начали они свой эмигрантский путь именно с "Маленькой Москвы"

Русская мафия и русский Голливуд

"Маленькая Москва" была местом с чрезвычайно высоким уровнем преступности еще с конца 1940-ых годов, но местные банды были немногочисленны и занимались разбойными нападениями и ограблениями туристов. Однако явление, называемая ныне в Америке "русской мафией" зародилось именно тут. Впервые ФБР обнаружила подозрительную активность русскоязычных бандитов в середине 1960-ых годов, но фактически русская мафия стала становиться влиятельной преступной силой с начала 1970-ых годов. В 1969 году Николаем "Редбоем" Крутиным была основана преступная группировка под названием "Сэйлем", организованная вокруг ночного клуба, действующего в "Новой Москве", представители банды активно действовали по всем районам Нью-Йорка, вплоть до 1974-ого года, когда в ходе конфликта с представителями Комиссии - коллективного руководящего органа американской Коза Ностры, Крутин и несколько его приближенных не были убиты. Однако распад "Сэйлема" привел к мгновенному росту влияния, пожалуй, самой печально известной русскоязычной преступной группировки - "Сапогов", которых возглавил ветеран войны во Вьетнаме Дэвид "Большой Дейви" Устинов, один из самых известных представителей русской мафии. В течение короткого времени "Сапоги" разгромили другие крупные банды "Новой Москвы", особую известность получили сообщения о том с какой жесткостью бандиты Устинова расправились с Николаем Савченко, бывшим членом "Сэйлема", пытавшимся создать украиноязычную преступную группировку.

Устинов 1

Дэвид "Большой Дейви" Устинов во время ареста, 1987 год

Устинов в отличие от Крутина не вступил в конфликт с итальянской мафией сразу, а напротив, демонстрировал первоначально дружелюбное отношение, помогая различным семьям в нелегальных делах, постепенно наращивая свое влияние в своем районе и в Нью-Йорке, в целом. При этом Устинова совершенно не устраивала роль "шестерки" в криминальном мире, биографы описывают его как жестекого, склонного к психозам человека, которого отличали радикальные взгляды, среди прочего Устинов испытывал личную ненависть к афроамериканцам, италоамериканцам, латиноамериканцам и азиатам. По некоторым данным, Устинов для борьбы с мафией сотрудничал с ФБР, наводя их на особо крупные операции Коза Ностры. Ближе к концу 1970-ых бизнес "семьи Устинова" расширился за счет контактов во Флориде, бандиты из его ОПГ оказывали помощь в доставке грузов с территории Кубы, в этом помогла установка личных отношений с сотрудниками Группы Советских военных специалистов на Кубе. Тогда же Устинов оказал помощь молодому Пабло Эскобару в расширении его наркоимперии - Медельинского картеля.

К концу 1970-ых годов банда "Сапогов" обладала влиянием сравнимым с отдельными итальянскими семьями , Устинов посчитал это прекрасной возможностью доказать свою независимость и влияние. Позднее как он сам признавался идея ему пришла после просмотра фильма Фрэнсиса Форда Копполы "Крестный отец". 31 октября 1979-ого года представители банды "Сапогов" нанесли несколько ударов по представителям итальянских криминальных семей, в течение менее суток был босс семьи Коломбо -  Кармайн Персико, главу семьи Гамбино - Пола Кастеллано и еще 21 гангстера разных уровней. Эти события получили название "Хэллуиновской бойни" и послужило начало полноценной войне между русской и итальянской мафией, которая продолжалась на протяжении следующего полугода и унесла жизни 37 человек с обеих сторон. В итоге итальянцы были вынуждены признать фактическую независимость семьи Устинова и его монополию на деятельность в "Новой Москве". Именно после этого Устиновым всерьез заинтересовалось ФБР, известность получил случай, когда тело попавшего внутрь организации Устинова агент ФБР - Майкла Нарусова было по частям отправлено в штаб-квартиру Бюро расследований в Вашингтоне.

Начало войны в Афганистане и рост русскоязычной преступности едва не привел, по словам Матвея Левитана, к: "Маккартизму-лайт", однако, в итоге, ситуация для русскоязычных граждан Америки сложилась хорошо. В относительно "ближний клуб" избранного в 1980-ом году Рональде Рейгане входил и упомянутый выше Александр Вронский, который был его неформальным советником по вопросам стратегии поведения в борьбе с Советским Союзом, свою роль играла и мафия. Устинов, понимая, что он слишком для многих является символом русской преступной группировки возродил, действовавшее во время Второй мировой войны - Русско-американское общество целью которого заявлялась борьба против: "негативного отношения к американским гражданам русского происхождения". Благодаря поддержке как со стороны мафии, так и со стороны администрации Рональда Рейгана РАО активно развивалась русская культура, многие русскоязычные музыканты, писатели и музыканты выступали по всей Америке, пропагандируя русскую культуру.

В 1983-ом году особенно ярко зажглась звезда Сергея Розмана, который пришел в кинематограф еще в 1973 году и за это время успевший снять три фильма, в 1983-ем году в свет вышел фильм "Свет Луны" в жанре нуар, рассказывающий о судьбе русской семьи после прибытия в США после окончания Второй мировой войны, фильм получил 5 номинаций на премию Оскар и получил 2 статуэтки, в том числе за Лучший оригинальный сценарий и лучшую мужскую роль - Рой Шайдер, исполнивший роль молодого эмигранта Николая Левченко. Фильм пользовался огромным успехом по всей стране, а по некоторым данным сам сценарий фильма был основан на судьбе отца Устинова, прибывшего в Америку после окончания войны. Розман вплоть до своей смерти в 1996-ом году оставался чрезвычайно плодовитым: еще два раза номинировался на Оскар как лучший режиссер и получил еще одну статуэтку за лучший сценарий в 1990 году. В том же году его фильм "Девочка с чердака" считался фаворитом Оскоровской гонки, но сенсационно уступил фильму "Шофер мисс Дейзи".

Довлатов в Нью-Йорке

Сергей Довлатов в Нью-Йорке

В 1980-ые годы складывается понятие "Русский Голливуд", как тесного круга актеров и режиссеров русского происхождения, которые держались достаточно обособлено, а потому неоднократно обвинялись в связях с русской мафией. К числу этих актеров относят, например, Айка Швецова, бодибилдера и звезду боевиков 1980-ых годов ("Хищник, "Тюряга", "Эйр Америка"), который неудачно в 2006 году баллотировался на пост губернатора штата Нью-Йорк, Джулию Панайотову (премия Оскар за лучшую женскую роль в фильме "Дети меньшего бога"), Валерия Салтыкова, Дуайта Ушакова и других. Этих представителей "Русского Голливуда" неоднократно обвиняли в связях с "Сапогами", само понятие начало выходить из оборота после падения влияния "Сапогов" в начале 1990-ых годов и окончательно исчезло после трагической гибели в автокатастрофе Сергея Розмана.

Джулиа Панайотова

Джулия Панайтова с премией Оскар

Сами же "Сапоги" лишь наращивали влияние в стране к середине 1980-ых годов. ФБР открыто называли Устинова одним из самых опасных преступников Америки, тем не менее, он постепенно терял свою хватку, в 1984-ом году Устинов пережил сердечный приступ, ему все сложнее было контролировать вспышки агрессии. Весной 1986-ого года пропала Джейн Карадайн, девушка считавшаяся любовницей Устинова, после длительного расследования ФБР и полиции удалось доказать причастность убийства Карадайн Устиновым во время вспышки гнева. Устинов был приговорен судом к 14 годам тюрьмы, но продолжил руководить бандой из-за решетки. Однако в 1989-ом году управление кланом окончательно перешло к его сыну Михаилу, после того как Устинов-старший приказал убить кандидата в мэры Нью-Йорка Дэвида Динкинса, руководствуясь в первую очередь мотивами расовой ненависти.

Майкл "Слимбой" Устинов обладал куда более спокойным и осторожным характером, учитывая процессы происходившие в СССР, он считал, что 1990-ые годы действительно окажутся временем доминирования русскоязычной преступной группировки. Однако с наступлением 1990-ых все складывалось максимально неудачно для Устинова, в 1993-ем году мэром города был избран Рудольф Джуллиани представитель республиканской партии, бывший прокурор известный своей борьбой с мафией. Джуллиани среди прочего объявил "крестовый поход" против организованной преступности, в том же 1993-ем году властями Колумбии в сотрудничестве с оперативниками Управления по борьбе с наркотиками был убит Пабло Эскобар, после чего рухнул Медельинский картель бывший одним из главных союзников "Сапогов". У самого Устинова в 1993-ом году был обнаружен рак, несмотря на то, что ему удалось победить болезнь на время лечения преступной группировкой управлял Владимир Скороходов, чей брат Айван уже длительное время был информатором ФБР. Это, а также война с новой русскоязычной криминальной структурой бандой, получивший название "Бульдозеров" не позволило "Сапогам" воспользоваться распадом СССР. 5 мая 1995-ого года Устинов был арестован, а вместе с ним еще 23 представителя банды "Сапогов", в итоге Устинов младший был приговорен более чем к 120 годам тюрьмы и ныне отбывает наказание в тюрьме штата, Устинов старший умер от сердечного приступа после оглашения приговора сыну.

Стэпенфульф

Члены ОПГ Стэпэнвульф, начало 1990-ых

После ареста Устинова "Сапоги" в значительной степени потеряли свое влияние, сейчас они остаются одной из банд входящих в условную русскую мафию, но не имеют подобного влияния. Кроме "Сапогов" из русскоязычных преступных группировок в США следует отметить банду "Бульдозеров", которую также называют "новыми новыми русскими", так как главным образом, она состоит из представителей третьей волны эмиграции, группировку "Стэпэнвульф", образованную в середине 1990-ых и ОПГ Николая Червиченко, разгромленную ФБР в 2019-ом году. Кроме того в США достаточно ярко представлены ОПГ из постсоветской России - Измайловская, Кутаисская и Солнцевская. Отношение между ними и более старыми русскими преступными сообщества остаются достаточно прохладными.

ЗвездаДанная статья является избранной
Её стиль и содержание являются примером заполнения статей на Альтернативной истории вики
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.