Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История
Итальянская республика
Флаг Италии.png Италия Герб.png
Год основания: 1946
Официальный язык: Итальянский
Форма правления: Парламентская республика
Главы государства: См. Список премьер-министров Италии
Столица: Рим
Религия: Светское государство
Площадь: 301 340 км²
Население: 56 479 300 чел.
Валюта: Лира
Карта страны

Итальянская республика (итал. Repubblica Italiana) или просто Италия (итал. Italia) — государство в Южной Европе, расположенное в самом центре Средиземноморья. Образовано по итогам общенационального референдума 2 июня 1946 года, который упразднил монархию и ввел республиканскую форму правления.

Крупнейшие города — Рим, Милан, Неаполь, Турин, Генуя, Палермо.

Государственное устройство

Государственное устройство Италии определяется ее конституцией, принятой 22 декабря 1947 года. Согласно ее положениям, Италия — унитарная демократическая республика парламентского типа.

Законодательная власть принадлежит двухпалатному парламенту. Нижняя палата — Палата депутатов (итал. Camera dei Deputati), избираемая населением по пропорциональной системе. Территория страны делится на 31 округ (итал. Circoscrizioni) неодинакового размера, в каждом из которых избирается фиксированное число депутатов. Для попадания в парламент, партии необходимо набрать минимум 300 000 голосов на национальном уровне и 60 000 голосов хотя бы в одном из округов. Голоса, поданные за партии, не получившие места ни в одном из округов, суммируются в т. н. «32-й округ», который так же посылает определенное число депутатов в парламент.

Сенат (итал. Senato della Repubblica) — верхняя палата парламента — так же избирается населением на региональной основе. Каждый регион делится на одномандатные избирательные округа — для избрания, кандидату надо набрать 65% голосов, чего практически никогда не случается. Из округов, в которых так никто и не был избран, формируется единый региональный округ, места в котором распределяются пропорционально поданным голосам.

Главой государства является президент (итал. Presidente della Repubblica Italiana), избираемый на совместном заседании обеих палат парламента с участием представителей провинций на 7-летний срок. Выборы проходят в несколько туров — если в первых трех турах ни один из кандидатов не набрал 2/3 голосов, то в четвертом и последующих турах президент избирается простым большинством. Для избрания, кандидат в президенты должен быть не моложе 50 лет и обладать всеми гражданскими и политическими правами. Допускается переизбрание президента, а так же продление его полномочий в случае, если обе палаты распущены и не могут избрать нового главу государства.

Заседание Палаты депутатов Италии

В итальянской политической системе президент несет в основном представительские функции. Реальная власть сосредоточена в правительстве — Совете министров (итал. Consiglio dei ministri), возглавляемом премьер-министром (итал. Presidente del Consiglio dei Ministri). Формально он назначается президентом, но фактически является представителем парламентского большинства.

Высшая судебная инстанция — Высший кассационный суд (итал. Corte suprema di cassazione). Судебный орган конституционного контроля — Конституционный суд  (итал. Corte costituzionale). Территориально Италия разделена на 20 регионов (итал. Regioni), 5 из которых — Сицилия, Сардиния, Трентино-Альто-Адидже, Валле-д’Аоста и Фриули-Венеция-Джулия — имеют особый статус. Регионы делятся на 110 провинций (итал. Provincia), а те — на 8101 коммуну (итал. Comune).

Список премьер-министров Италии

     Христианско-демократическая партия      Итальянская либеральная партия      Итальянская республиканская партия      Итальянская коммунистическая партия      Итальянская социалистическая партия

Фото Имя Правление Партия Президент
1 Гаспери.jpeg Альчиде де Гаспери
(1881—1954)
7 лет 35 дней
13 июля 1946[1] 2 февраля 1947 Комитет национального освобождения
(ХДП • ИКП • ИСП • ИРП)
Энрико де Никола
(1946—1948)
2 февраля 1947 31 мая 1947 Комитет национального освобождения
(ХДП • ИКП • ИСП • ДПТ)
31 мая 1947 23 мая 1948 Центризм
(ХДП • ИДСП • ИЛП • ИРП)
Луиджи Эйнауди
(1948—1955)
23 мая 1948 27 января 1950
27 января 1950 26 июля 1951 Центризм
(ХДП • ИДСП • ИРП)
26 июля 1951 16 июля 1953 Центризм
(ХДП • ИРП)
16 июля 1953 17 августа 1953 ХДП
2 Пелла.jpeg Джузеппе Пелла
(1902—1981)
154 дня
17 августа 1953 18 января 1954
3 Фанфани.jpeg Аминторе Фанфани
(1908—1999)
23 дня
18 января 1954 10 февраля 1954
4 Шельба.jpeg Марио Шельба
(1901—1991)
4 года 141 день
10 февраля 1954 6 июля 1955 Центризм
(ХДП • ИДСП • ИЛП)
Джованни Гронки
(1955—1962)
6 июля 1955 7 июня 1957
7 июня 1957 1 июля 1958 ХДП
5 Сеньи.jpeg Антонио Сеньи
(1891—1972)
1 год 268 дней
1 июля 1958 16 февраля 1959 Центризм
(ХДП • ИДСП • ИЛП)
16 февраля 1959 25 марта 1960 ХДП
6 Тамброни.jpeg Фернандо Тамброни
(1901—1963)
225 дней
25 марта 1960 5 ноября 1960
(3) Фанфани.jpeg Аминторе Фанфани
(1908—1999)
123 дня
5 ноября 1960 8 марта 1961
7 Леоне.jpeg Джованни Леоне
(1908—2001)
2 года 105 дней
8 марта 1961 21 февраля 1962 Правоцентризм
(ХДП • ИЛП)
21 февраля 1962 21 июня 1963
Антонио Сеньи
(1962—1969)
8 Андреотти.jpeg Джулио Андреотти
(1919—2013)
1 год 4 дня
21 июня 1963 25 июня 1964
9 Мерцагора.jpeg Чезаре Мерцагора
(1898—1991)
2 года 353 дня
25 июня 1964 11 февраля 1965 Правоцентризм
(ХДП • ИЛП • ИРП)
11 февраля 1965 13 июня 1967
10 Румор.jpeg Мариано Румор
(1915—1990)
1 год 11 дней
13 июня 1967 24 июня 1968
(7) Леоне.jpeg Джованни Леоне
(1908—2001)
171 день
24 июня 1968 12 декабря 1968 ХДП
(8) Андреотти.jpeg Джулио Андреотти
(1919—2013)
3 года 214 дня
12 декабря 1968 22 октября 1970 Правоцентризм
(ХДП • ИЛП • ИРП)
Джованни Леоне
(1969—1976)
22 октября 1970 10 апреля 1971 ХДП
10 апреля 1971 13 июля 1972 Правоцентризм
(ХДП • ИЛП • ИРП)
11 Скальфаро.jpeg Оскар Луиджи Скальфаро
(1918—2012)
348 дней
13 июля 1972 26 июня 1973 Куадрипартито
(ХДП • ИЛП • ИРП • ИСД)
(10) Румор.jpeg Мариано Румор
(1915—1990)
132 дня
26 июня 1973 5 ноября 1973 ХДП
12 Коломбо.jpeg Эмилио Коломбо
(1920—2013)
1 год 195 дней
5 ноября 1973 19 мая 1975 Куадрипартито
(ХДП • ИЛП • ИРП • ИСД)
(8) Андреотти.jpeg Джулио Андреотти
(1919—2013)
1 год 32 дня
19 мая 1975 20 июня 1976
Гвидо Гонелла
(1976—1982)
13 Форлани.jpeg Арнальдо Форлани
(род. 1925)
253 дня
20 июня 1976 28 февраля 1977 ХДП
(11) Скальфаро.jpeg Оскар Луиджи Скальфаро
(1918—2012)
1 год 128 дней
28 февраля 1977 5 июля 1978 Куадрипартито
(ХДП • ИЛП • ИРП • ИСД)
14 Ла Мальфа.jpeg Уго Ла Мальфа
(1903—1979)
112 дней
5 июля 1978 25 октября 1978 Центризм
(ХДП • ИРП)
15 Пьетро Инграо.jpeg Пьетро Инграо
(1915—2015)
1 год 296 дней
25 октября 1978 16 августа 1980 Демократический альянс
(ИКП • ИСП • РП)
16 Корретто.jpeg Никола Корретто
(1922—1998)
105 дней
16 августа 1980 29 ноября 1980 Демократический альянс
(ИКП • ИСП)
(15) Пьетро Инграо.jpeg Пьетро Инграо
(1915—2015)
29 ноября 1980 1 октября 1982
Джулиано Вассалли
(1982—1989)
1 октября 1982

Список парламентов Италии

История

Накануне выборов 1953 года Альчиде де Гаспери — возглавлявший правительство уже более 7 лет — пытался добиться изменений в избирательном законодательстве, которые позволили бы партии, получившей более половины голосов, рассчитывать на 2/3 мест в парламенте. Однако в день голосования 7 июня за христианских демократов и их союзников по центристской коалиции (демократических социалистов, либералов, республиканцев, а так же сардинских и тирольских автономистов) проголосовало лишь 49,8% избирателей — не смотря на то, что у коалиции было рабочее большинство в парламенте, число голосов, поданных за ХДП уменьшилось почти на 2 миллиона.

2 августа Палата депутатов вынесла вотум недоверия правительству Гаспери, а спустя 2 недели он ушел с поста премьер-министра. Италия вступила в период политической нестабильности и частой смены правительств, продлившийся в общей сложности более четверти века.

Правительство Джузеппе Пелла

Жители Триеста празднуют присоединение к Италии

После отставки де Гаспери президент Италии Луиджи Эйнауди поручил возглавить правительство Джузеппе Пелле, бывшему министру государственных имуществ, известному своей либерально-монетаристской политикой и неприязнью к левым партиям. Подчеркивалось, что правительство Пеллы будет временным, созданным лишь для выработки нового бюджета, но даже за столь короткий срок Пелла сумел спровоцировать острейший дипломатический кризис с Югославией, разместив в августе—сентябре итальянские войска на итало-югославской границе и получив 8 октября гарантии США и Великобритании о передаче территории Триеста Италии, что вызвало настоящую ярость Иосипа Броз Тито. 3—6 ноября в Триесте даже вспыхнуло восстание, участники которого требовали немедленного присоединения к Италии — между двумя странами Южной Европы в любой момент могла начаться война. Действия Пеллы подверглись жесткой критике со стороны итальянских коммунистов и социалистов, но нашли поддержку у монархистов и неофашистов из Итальянского социального движения (ИСД). 12 января 1954 года Пелла подал в отставку.

Правительство Марио Шельбы

После отставки Пеллы в течение 24 дней правительство возглавлял Аминторе Фанфани, которому так и не удалось получить одобрения Палаты депутатов. Единственным мероприятием, которое успел осуществить Фанфани, было усиление мер по борьбе с коммунистической подрывной деятельностью, осуществление которых поручалось 35-летнему главе МВД Джулио Андреотти.

Марио Шельба на митинге

10 февраля новым премьер-министром стал Марио Шельба. Ему удалось решить вопрос о Триесте мирным путем — 5 октября в Лондоне был подписан договор, по которому спорная территория делилась между Югославией и Италией примерно поровну, но при этом сам город отходил итальянцам. Кроме того, 31 июля был отменен избирательный закон о предоставлении 2/3 мест в парламенте партии, набравшей большинство голосов, получившей от оппозиции название «Закона о мошенничестве».

Тем не менее, не смотря на эти меры, правительство Шельбы и лично его председатель постоянно подвергались критике — 9 февраля в тюрьме был найден мертвым Гаспаре Пишотта — один из виновников резни итальянских коммунистов в Портелла-делла-Джинестра 1947 года, — подозрения в организации которой пали в том числе и на Шельбу. Пресса ИКП сразу после смерти Пишотты постаралась обвинить только что назначенного премьер-министра в том, что это он таким образом заметает следы, хотя доказательств этому найти не удалось. Другим крупным скандалом стала смерть фотомодели Вильмы Монтези, в которой оказался замешан сын министра иностранных дел.

Стремясь заручиться поддержкой США, Шельба в конце 1954 года усилил преследование коммунистов, что в итоге оказалось только на руку ИКП, позволив ей заявить о себе как о реальном защитнике политических свобод и конституционных прав. 15 декабря 1955 года был наконец-то создан Конституционный суд. 25 марта 1957 года было заключено соглашение между Италией, Францией, Нидерландами, Бельгией и Люксембургом о создании Европейского экономического сообщества — стороны договорились о единой сельскохозяйственной политике, свободном движении капитала, рабочей силы и услуг, единых таможенных тарифах и т. д. Правительство Шельбы потеряло поддержку демократических социалистов и либералов в мае 1957 года, лишившись большинства в парламенте. Новый президент — Джованни Гронки — поручил Шельбе сформировать однопартийный демохристианский кабинет. 7 июня при голосовании в Палате депутатов за его кандидатуру проголосовали монархисты и неофашисты, что стало поводом для новых обвинений в адрес Шельбы с левого фланга.

Экономическое чудо

Бракко.jpg

Химический завод Бракко в Милане

Время правления Марио Шельбы стало зарей итальянского экономического чуда, ставшего возможным благодаря помощи США по плану Маршалла, которая целенаправленно предоставлялась крупнейшим корпорациям, таким как «Fiat», Корейской войне, вызвавшей потребность в стали для производства танков и самолетов, и обнаружению на Падуанской равнине залежей метана и гидрокарбонатов, подстегнувшее развитие черной металлургии. Темпы роста экономики Италии в этот период опережали все остальные государства Западной Европы, а в мировом масштабе уступали лишь Японии. Особенно впечатляющий рост наблюдался в автомобилестроении, электронике и химической промышленности.

Для перевооружения промышленности активно использовались государственные рычаги — сохранился и продолжал играть важную роль в долгосрочном кредитовании промышленности созданный при фашизме государственный Институт промышленной реконструкции (ИРИ). С открытием в Италии запасов нефти в 1957 году была учреждена государственная компания «Эни» (Национальное управление жидкого топлива), целиком взявшая в свои руки новую отрасль промышленности — нефтехимическую. Государственные капиталовложения составили в 1952—1953 годах 41% всех инвестиций, а в 1959 году только на долю Института промышленной реконструкции и «Эни» приходилось 30% от их общей массы.

Интенсивное развитие промышленности вызвало массовую миграцию сельского населения в города, особенно из южных областей. Аграрная реформа, осуществленная правительством Гаспери, не привела к созданию сколько-нибудь значительного слоя жизнеспособных крестьянских хозяйств, в результате чего единоличные наделы в большинстве своем были мелкими и средними, не способными конкурировать с крупными агропредприятиями. Немало крестьян, получивших землю, забрасывали свои наделы. Располагая огромным резервом рабочих рук, итальянские предприниматели имели возможность удерживать заработную плату в промышленности на уровне более низком, чем в других странах ЕЭС, и за счет этого сокращать издержки производства и усиливать конкурентоспособность своих товаров.

Резкое усиление промышленного потенциала Севера происходило при продолжающемся отставании аграрного Юга. Всего на протяжении 1950—1960-х годов из деревни ушло 1,8 млн человек, однако это привело к явлению «ложной урбанизации» — города обрастали трущобными пригородами при наличии в самих городах множества пустующих квартир, продававшихся по недоступным рабочим ценам.

Аминторе Фанфани и Антонио Сеньи — лидеры левого и правого крыльев ХДП

Правительство Антонио Сеньи

На прошедших 25 мая 1958 года очередных парламентских выборов блок коммунистов и социалистов получил почти на 1,5 млн голосов больше, чем пятью годами ранее, однако примерно на столько же возросла и поддержка ХДП — в итоге было образовано трехпартийное правительство из христианских демократов, либералов и демосоциалистов, главой которого стал 67-летний Антонио Сеньи, в прошлом занимавший посты министра сельского хозяйства и образования в кабинете де Гаспери.

Сеньи был лидером правого крыла в партии, которое к концу 1950-х годов взяло верх над сторонниками Аминторе Фанфани, выступавшего за включение в правящую коалицию социалистов. Провал переговоров с лидером соцпартии Пьетро Ненни, который остался верен пакту о единстве действий с коммунистами, предопределил поражение Фанфани во внутрипартийной борьбе и смещение ХДП «вправо». Не смотря на то, что в кабинете Сеньи доминировали консерваторы, он осуществил ряд социальных реформ — например, работникам сельского хозяйствам была предоставлена страховка по болезни, увеличились пенсии госслужащим, вводилась ежемесячная надбавка, привязанная к уровню жизни населения.

Правительство Фернандо Тамброни

25 марта 1960 года Антонио Сеньи подал в отставку с поста главы правительства и новым премьер-министром стал его ближайший соратник Фернандо Тамброни. Перед новым кабинетом, состоявшем лишь из демохристиан, стояли только две задачи — на должном уровне провести Летние Олимпийские игры в Риме и принять бюджет до конца октября, после чего оно могло быть распущено. Однако политический кризис возник уже через две недели после отставки Сеньи — 8 апреля Палата представителей санкционировала правительство Тамброни большинством всего в 3 голоса, причем за него активно голосовали неофашисты и монархисты. После этого сразу три министра в знак протеста подали в отставку со своих постов, вынудив Тамброни 11 апреля сделать то же самое, однако президент Джованни Гронки отказался принять отставку всего кабинета и 29 апреля — опять при поддержке неофашистского ИСД — кабинет Тамброни получил большинство голосов и в Сенате.

Вооруженные столкновения на Пьяцца Феррари в Генуе

Лидером ИСД в это время был Артуро Микелини, всеми силами пытавшийся превратить партию из фашистской в консервативную — в правительстве Тамброни он увидел шанс для ИСД выйти из политической изоляции и стать полноценной силой в парламенте, которая могла бы участвовать в определении государственного курса. 14 мая 1960 года ИСД приняло решение о проведении VI партийного съезда в Генуе — городе, известном своей тесной связью с Движением Сопротивления в годы фашизма, чем спровоцировало взрыв возмущения левых. С 15 июня по 19 июля в Генуе регулярно проходили демонстрации, организованные коммунистами, социалистами, демосоциалистами, республиканцами и радикалами с требованиями отмены съезда, в которых участвовало до 30 000 человек, однако Тамброни и Микелини отказывались идти на уступки — лишь благодаря усилиям префекта Луиджи Пьянезе удалось достичь компромисса, по которому съезд ИСД все же прошел в Генуе, но не в театре Маргерита, как предполагалось ранее, а в театре Амбра-ди-Нерви, чтобы исключить возможность встречи участников съезда с демонстрацией антифашистов, проходившей в тот же день.

Однако, не смотря на все меры безопасности, в день открытия съезда 2 июля в Генуе все же состоялись кровавые столкновения между противниками съезда и полицией — погибло 9 человек, точное число пострадавших установить не удалось: полиция заявила о 36 раненых, оппозиция — о 500. 14 июля Тамброни прямо обвинил коммунистов в провокации насилия, связав его всплеск с визитом Тольятти в Москву 21 июня. В дни съезда антифашистские демонстрации прошли так же в Риме, Турине, Милане, Ливорно, Ферраре, Палермо и др. городах.

Церемония открытия XVII летних Олимпийских игр в Риме

Не смотря на то, что фактически все партии, левее ХДП, перешли в оппозицию к правительству, Тамброни успешно провел Олимпиаду, на которой второй раз подряд победу одержал СССР, и добился принятия госбюджета благодаря голосам ИСД и монархической партии. Выполняя свои обязательства, 5 ноября он подал в отставку — правительство вновь было предложено возглавить Фанфани, однако он в очередной раз не сумел договориться с социалистами о формировании коалиции и 8 марта 1961 года, после того, как правое крыло демохристиан открыто выступило против нового премьера, так же оставил свой пост.

Правительство Джованни Леоне

По предложению президента Гронки правительство возглавил председатель Палаты депутатов Джованни Леоне — он не принадлежал ни к правому, ни к левому крылу ХДП и поэтому, как считалось, мог создать дееспособную коалицию из умеренных партий. Однако к тому времени два традиционных союзника ХДП — демосоциалисты и республиканцы — уже перешли в стан оппозиции: лидер республиканской партии Уго Ла Мальфа вообще отказался от каких-либо коалиционных переговоров, а глава ИДСП Сарагат соглашался поддержать Леоне лишь в том случае, если тот порвет все связи с монархистами и ИСД.

Леоне попытался создать трехпартийное правительство, включив него представителей партии Сарагата и либералов, но на встрече с новым лидером ИЛП банкиром Джованни Малагоди неожиданно получил его согласие на включение в коалицию ИСД. Малагоди возглавлял крайне правую фракцию в ИЛП — при нем партия фактически перешла на консервативные позиции и, что самое главное, он и слышать не хотел не только о переговорах с социалистами, но и о включению в коалицию весьма умеренных сторонников Сарагата и Ла Мальфы, считая их слишком левыми. В результате правительство Леоне стало двухпартийным — в него вошли несколько членов ИЛП, в том числе и Малагоди, ставший заместителем премьер-министра, а в парламенте поддержку правительству обеспечивали так же монархисты и ИСД. Созданная коалиция отличалась достаточной устойчивостью, контролируя почти 3/5 всех мест в парламенте, в связи с чем среди политологов период в истории Италии, начавшийся с 1960 или 1961 года принято называть «Эпохой правоцентризма» (иначе — «Чентро-деста»), в противовес предшествующему десятилетию как времени «центризма» в политике.

Джованни Малагоди — лидер Итальянской либеральной партии

Артуро Микелини — лидер Итальянского социального движения

Формирование «правоцентристской» коалиции вызвало неоднозначную реакцию в мире — свою озабоченность по поводу союза ХДП с некогда неофашистским социальным движением выразили премьер Великобритании Гарольд Вильсон и глава Франции Шарль де Голль. На встрече Леоне с новым президентом США Кеннеди 13 июня 1961 года так же не удалось получить однозначно одобрения выбранного демохристианами курса — Кеннеди только что вернулся из Вены, где провел переговоры с советским премьером Маленковым, и еще лелеял надежды на нормализацию отношений с Восточным блоком, поэтому его гораздо больше устраивало, если бы правительство Италии возглавлял более левый Аминторе Фанфани. Безусловную поддержку Леоне получил лишь со стороны Испании, Португалии и Греции, где сохранялись правые авторитарные режимы.

2 мая 1962 года правительство укрепило свои позиции, добившись избрания президентом Антонио Сеньи — лидера правого крыла ХДП. Это, а так же продолжавшееся «экономическое чудо», одним из проявлений которого стало удвоение итальянского ВВП в 1962 году относительно уровня 1950 года, позволило правительству Леоне проработать без крупных политических кризисов более двух лет — достаточно долгий срок по итальянским меркам.

Первое правительство Джулио Андреотти

На выборах 28 апреля 1963 года левые партии улучшили свой результат почти на 1,7 млн голосов и их доля в Палате депутатов возросла до 46,1%, в то время как рейтинг ХДП из-за событий в Генуе обвалился и она потеряла 23 мандата. Неожиданно четвертое место заняли либералы — для правых, которые опасались голосовать за монархистов или неофашистов, партия Малагоди оказалась наиболее приемлемой. Незадолго перед выборами — в феврале — провалился предложенный демохристианами проект конституционной реформы, предусматривавший введение фиксированного числа депутатов в парламенте, из-за чего премьер Леоне заявил, что не будет добиваться продления своих полномочий после выборов. Тогда пост главы Совета министров предложили министру обороны Андреотти, который получил известность как организатор Олимпийских игр.

Андреотти был человеком крайне-правых взглядов — глубоко религиозный католик, он наиболее последовательно выступал против какого-либо сотрудничества ХДП с коммунистами, нередко прибегал к услугам спецслужб для сбора компромата на своих политических соперников, и, как выяснилось впоследствии, был тесно связан с мафией. Тем не менее, благодаря осторожности и внимательному отношению к собственному имиджу он пользовался определенной поддержкой.

Президент США Кеннеди в сопровождении премьер-министра Андреотти во время визита в Рим

Новый кабинет, как и правительство Леоне, состоял из христианских демократов и либералов, а в парламенте опирался так же на поддержку монархистов и ИСД. Однако из-за того, что представительство правых уменьшилось, о прежней устойчивости пришлось забыть — оппозицию вызвали предложения о реформе парламента, новом этапе евроинтеграции и увеличении полномочий МВД. Против главы правительства выступили и многие демохристиане во главе с Фанфани и Моро, последний из которых сохранял за собой пост национального секретаря ХДП.

Чтобы получить контроль над партией, Андреотти должен был каким-то образом избавиться от Фанфани и Моро. Для этого по указанию премьер-министра в 1963—1964 годах была создана секретная группа во главе с полковником Ренцо Роккой, которая занималась организацией провокаций во время митингов и демонстраций левых с целью их дискредитации. Усилиями провокаторов и лояльной консерваторам прессы Андреотти добился смены руководства Республиканской партии — на смену «левому» Ла Мальфе пришел «правый» Рандольфо Паччарди, взявший курс на поддержку правящей коалиции. В январе 1964 году Моро вынужден был подать в отставку с поста нацсекретаря ХДП, который в результате внутрипартийных выборов достался гораздо более консервативному Арнальдо Форлани.

Основными внутриполитическими событиями во время первого пребывания Андреотти на посту премьера стали теракт в Виллабате 30 июня 1963 года, произошедший в ходе «мафиозной войны» на Сицилии и вызвавший широкий резонанс в обществе, а так же катастрофа на плотине Вайонт 9 октября того же года, которую коммунистическая пресса использовала для дискредитации властей и «Электрического общества Адриатики», пытавшихся скрыть истинные причины аварии (одна демохристианская газета даже объявила ее единственной причиной «Божью волю»). Оба события негативно отразились на имидже ХДП, но в то же время сформировали в обществе запрос на «сильную руку» и усиление административного контроля.

Правительство Чезаре Мерцагоры

Чезаре Мерцагора

Республиканцы выразили желание вновь войти в правительство, однако фигура консерватора Андреотти в качестве премьера не вполне их удовлетворяла, поэтому после консультаций с президентом Сеньи тот 25 июня 1964 года подал в отставку и новым председателем Совета министров стал «технократ» Чезаре Мерцагора, являвшийся руководителем Сената. В правительство вошли представители ХДП, ИРП и ИЛП, а в парламенте поддержку им вновь обеспечивали крайне-правые и автономисты.

Мерцагора попытался осуществить конституционные преобразования, однако сопротивление трех левых партий похоронило предложенные им поправки в основной закон. Тем не менее, в годы его премьерства был принят ряд важных решений — с 18 декабря медицинское страхование включалось в число обязательных социальных льгот для пенсионеров, с 17 октября 1965 года вступал в силу закон об индексации доходов населения, а по предложению Малагоди и министра юстиции Гвидо Гонеллы в том же году была создана комиссия по пересмотру условий Конкордата между Италией и Ватиканом. Мерцагора, будучи лидером христианских демократов, по иронии судьбы являлся атеистом, а потому поддержал идею нового Конкордата, что, однако, вызвало оппозицию со стороны традиционных католиков, в том числе Андреотти, который перешел в стан врагов нового премьера. Подлил масло в огонь тот факт, что в комиссию, помимо Малагоди и Гонеллы вошел социалист Лелио Бассо, что уже встревожило всех итальянских консерваторов и едва не привело к потере правительством поддержки со стороны монархистов и ИСД. В итоге идея нового конкордата была благополучно похоронена.

«Жаркая осень»

В мае 1965 года во Франции разразился острейший политический кризис, переросший во всеобщую политическую забастовку, в которой на пике участвовало около 11 млн человек — 30 мая по просьбе президента Миттерана на французскую территорию вошли войска НАТО с целью предотвращения коммунистической революции. Хотя итальянцы напрямую во вторжении не участвовали, правительство Мерцагоры выступило не только с его полным одобрением, но и, фактически, стало ключевым инициатором силового варианта. Премьер выступил с критикой политики французского руководства еще в декабре 1964 года, а впоследствии через генерального секретаря НАТО — итальянца Манлио Брозио — опосредованно участвовал в разработке операции «Луара» и мероприятий, ей предшествовавших.

Выступление Луиджи Лонго

Действия Мерцагоры вызвали взрыв негодования со стороны итальянских левых, вылившегося в итоге в «Жаркую осень»: в отличие от Франции или Югославии, где политический протест нарастал стремительно и так же стремительно сошел на нет, в Италии ему предшествовала длительная подготовка. Новый лидер ИКП Луиджи Лонго, сменивший скончавшегося 21 августа 1964 года Тольятти, призвал рабочих выйти на забастовку в поддержку французских товарищей, однако в июне—ноябре 1965 года коммунисты в основном были заняты пропагандистской работой на предприятиях — за время экономического бума значительно вырос уровень грамотности итальянских пролетариев, из-за чего те активно вовлекались в политическую борьбу, зачастую действуя сообща со студентами, многие из которых были выходцами из рабочих и крестьянских семей. Основными требованиями, выдвинутыми левыми, стали введение заводского самоуправления, увеличение зарплаты, ограничение рабочей недели 40 часами, заключение коллективных трудовых договоров, улучшение условий труда и т. д.

В конце ноября центром противостояния стал город Авола на Сицилии — 2 декабря полиция расстреляла демонстрацию сельскохозяйственных работников, убив двоих и ранив еще 48 человек, в том числе трехлетнюю девочку. Эти события, вошедшие в историю как «резня в Аволе», стали спусковым крючком для общенационального протеста: в январе 1966 года рабочих поддержали студенты Трентского университета, захватившие здание социологического факультета и потребовавшие реформы образования, 8—9 апреля баррикадные бои развернулись в Баттипалье, неподалеку от Салерно, в ходе которых около сотни человек получили пулевые ранения, а двое — молодой учитель и 12-летний мальчик-газетчик — погибли. К осени протесты достигли пика, их центр переместился с юга страны на север. Главной ареной борьбы рабочих был Турин, где располагались заводы фирмы «Fiat»: 29 октября, в день открытия автосалона, забастовщики захватили здание завода «Fiat Mirafiori», разрушив в нем несколько цехов. Лишь вмешательство министра труда вынудило руководство кампании пойти на уступки.

Протестующий с портретом Сталина

3—4 ноября произошло сильнейшее в новейшей истории Италии наводнение во Флоренции, в ходе которого 5 000 семей остались без крова, была разрушена инфраструктура города, повреждено около 14 000 произведений искусства и 3 млн книг и рукописей из коллекции Национальной центральной библиотеки — на какое-то время эта трагедия остановила политический протест, а студенты со всей страны, еще вчера участвовавшие в захвате университетов, в качестве волонтеров приняли участие в восстановлении города. В то же время, именно во Флоренции итальянское студенчество осознало свое единство и в дальнейшем выступало уже как организованная сила.

21 декабря при посредничестве правительства прошли переговоры между профсоюзами и владельцами предприятий, на которых последние согласились пойти на уступки: повысить заработную плату, пенсии рабочим, сократить рабочее время и т. д. После этого пролетариат прекратил активное участие в протестах, однако студенческое движение продолжало набирать обороты — в Риме, Милане, Турине, Неаполе, Пизе и Тренте работа университетов была парализована, даже часть католического духовенства под влиянием латиноамериканской «теологии освобождения» поддержала левые лозунги и стала призывать к реформированию государства и церкви. Кульминацией протеста стали события в столице: в начале 1967 года правительство анонсировало проект реформы образования, предусматривавший ужесточение дисциплины, ответом на что стал захват здания университета «Сапиенца» 2 февраля. 29 февраля полиция начала зачистку университета, несколько тысяч студентов вступили с ней в схватку и, совершенно неожиданно, смогли заставить силы правопорядка отступить. Однако практически сразу вспыхнули беспорядки уже между самими студентами, среди которых оказалось немало неофашистов из Университетского фронта национального действия (молодежного крыла ИСД), а так же отколовшихся от ИСД из-за несогласия с умеренным курсом Микелини «Национального авангарда» и «Центра исследований Нового порядка» — в сложившихся условиях лидеры неофашистов призвали своих сторонников поддержать действия правительства и порвать всякие связи с зачинщиками беспорядков. Руководство ИКП так же постаралось отмежеваться от студентов, среди которых немало было троцкистов, прямо враждебных итальянской Компартии, однако действия полиции все же осудило. К 16 марта контроль над университетом перешел в руки правительства. Всего в беспорядках пострадало 626 человек, 272 было арестовано.

Постепенно волна студенческих демонстрация пошла на спад — осенью 1967 года они еще могли собирать десятки тысяч протестующих, однако столь же масштабных столкновений больше не было. Тем не менее, в Италии, в отличие от остальных стран, протест так до конца и не сошел на нет и в той или иной степени давал о себе знать все 1960-е и 1970-е годы, подчас приобретая достаточно жестокие формы.

Лидеры неофашистов Джованни Роберти (слева) и Артуро Микелини (в центре) с лидером монархистов Альфредо Ковелли (справа)

Правительство Мариано Румора

Борьба вокруг Римского университета привела к охлаждению отношений внутри правящей коалиции — еще 11 февраля прошел съезд монархической партии, на который, по приглашению ее лидера Альфредо Ковелли были приглашены Микелини и Малагоди, заключившие между собой соглашение о создании «демократической и национальной» коалиции в преддверии очередных парламентских выборов, получившей неофициальное название «Великой правой» (итал. Grande destra). Мерцагора к тому моменту не устраивал как правых, так и левых, поэтому 13 июня он подал в отставку и на его место был назначен Мариано Румор. Румор считался представителем левого крыла ХДП, а потому на поддержку ИСД и монархистов рассчитывать не мог. Попытка договориться о включении в правительство демосоциалистов так же успеха не принесла из-за сопротивления Паччарди и Малагоди. В результате Румору пришлось формировать правительство меньшинства, опираясь лишь на поддержку республиканцев и либералов: задача перед таким правительством стояла лишь одна — довести страну до выборов, в ходе которых установился бы новый баланс сил.

Последствия протестного движения 1965—1967 годов ощущались и среди оппозиции: внутри ИКП шла борьба между «правыми» и «левыми», возглавляли которых, соответственно, Джорджо Амендола и Пьетро Инграо. Первые выступали фактически за постепенный перевод партии на социалистическую платформу, отказ от основных постулатов марксизма-ленинизма и, в перспективе, включение Компартии в коалицию с ХДП. Вторые, напротив, считали любые соглашение с демохристианами невозможными после их союза с ультраправыми, а потому делали ставку на борьбу за однородное левое правительство из ИКП и ИСП, для чего хотели привлечь на свою сторону «новых левых», включив в повестку дня многие пункты из их программы, касавшиеся феминизма, защиты окружающей среды и т. д. Кроме того, Инграо предлагал радикально пересмотреть политику партии в отношении религии, чтобы привлечь на свою сторону массу католиков, недовольных «сдвигом» ХДП вправо и, тем самым, лишить ее основной части электората.

Энрико Берлингуэр и Пьетро Инграо

Помимо этих основных течений, существовали и более мелкие группы внутри партии, в частности «центр» во главе с Энрико Берлингуэром и про-советская фракция Армандо Коссуты, выступавшего против каких-либо отступлений от советской версии коммунизма. В условиях, когда ХДП явно была не настроена на сотрудничество с коммунистами, левые, поддержанные Коссутой, а так же внепартийной коммунистической группой, сформировавшейся вокруг основанного в 1969 году журнала «Манифесто», получили большинство на XII съезде, добившись победы над Амендолой и его сторонниками.

Выборы в Палату депутатов прошли 19 мая 1968 года — коммунисты и социалисты смогли увеличить свое представительство на 21 место, в то время как поддержка ХДП, напротив, значительно упала. В то же время, партии правее демохристиан благодаря совместной координации действий получили значительную народную поддержку, особенно в Южной Италии, благодаря чему правящая коалиция удержала большинство. Кроме того, ИДСП, которая не желала сотрудничать с коммунистами, но и не могла возобновить сотрудничество с ХДП, оказалась в маргинальном положении и продемонстрировала худший результат в своей истории, потеряв половину мест в парламенте. 24 июня было сформировано первое «приморское правительство» (итал. Governo balneare) Джованни Леоне, имевшее временные полномочия на время, пока между основными партиями шли переговоры о постоянном составе кабинета.

Второе правительство Джулио Андреотти

12 декабря правительство вновь возглавил Андреотти. Ушедший в отставку Леоне 11 мая 1969 года сменил Антонио Сеньи на посту президента Италии, что вновь обеспечило правому крылу ХДП контроль над обоими руководящими постами в республике. Спустя месяц — 15 июня — скончался совсем еще не старый Артуро Микелини, один из архитекторов правоцентристской коалиции. Новым лидером ИСД 29 июня был избран руководитель неофашистского профсоюза CISNAL (итал. Confederazione Italiana Sindacati Nazionali dei Lavoratori — Итальянская конфедерация национальных профсоюзов трудящихся) Джованни Роберти, представитель умеренного крыла партии, выступавшего против любых радикальных форм участия в политике и за окончательный отказ от преемственности к муссолиниевской идеологии (себя он называл «национал-демократом»). Избрание Роберти оттолкнуло от ИСД многих ультраправых, влившихся в ряды «Национального авангарда» и «Нового порядка», но, тем не менее, положительным образом сказалось на имидже движения, которое в глазах других правых партий из «парии» постепенно превращалось в равноправного партнера.

Деловой центр Милана

Возвращение Андреотти в Палаццо Киджи совпало по времени с пиком и, одновременно, финалом итальянского экономического чуда, конец которого положил международный энергетический кризис. В этот период темпы роста продолжали держаться на уровне 5% в год, в результате чего на короткое время экономика Италии даже стала шестой экономикой мира, обогнав Великобританию. Радикально улучшились и условия жизни простого населения: рабочим в ходе «Жаркой осени» удалось добиться повышения заработной платы на 14%, выросло количество телевизоров и частных автомобилей, вдвое увеличилось число посетителей гостиниц, а число итальянцев, занимающихся туризмом — в четыре раза. Доступными стали виды спорта, ранее считавшиеся элитарными, например, водные лыжи. Исследования показали, что даже средний рост итальянцев со 170 см за двадцать лет вырос до 174 см.

Восстание в Болонье

Энергетический кризис 1969 года привел к стагнации итальянской экономики и, как следствие, новой волне протеста. 12 декабря произошел теракт на Пьяцца Фонтана в Милане, унесший жизни 17 человек — правительство поспешило возложить вину на левых радикалов, однако впоследствии удалось установить причастность к теракту неофашистов из «Нового порядка» и итальянских спецслужб (расследование велось до 2005 года). Возникновение политического терроризма совпало по времени с очередной «войной мафии» и подъемом рабочего движения, в ходе которого против правительства объединились три крупнейших профсоюза — коммунистическая Всеобщая итальянская конфедерация труда (итал. Confederazione Generale Italiana del Lavoro; CGIL), социал-демократический Итальянский союз труда (итал. Unione Italiana del Lavoro; UIL) и социал-христианская Итальянская конфедерация профсоюзов трудящихся (итал. Confederazione Italiana Sindacati Lavoratori; CISL). В этих условиях Андреотти предложил проект административной реформы, заключавшейся в создании регионов — объединения нескольких провинций, границы которых определялись с расчетом, чтобы провинции, где сильны были позиции коммунистов, уравновешивались провинциями, лояльными правящей партии. Соответствующий закон был принят 16 мая 1970 года.

Демонстрация леворадикальной группы «Рабочая власть»

17 января правительство анонсировало перенос столицы региона Эмилия-Романья из Болоньи в Пьяченцу, что вызвало взрыв недовольства левых — регион был оплотом ИКП, мэрами Болоньи со времен падения фашистского режима были исключительно коммунисты, в то время как в Пьяченце симпатии населения были на стороне ХДП. Таким образом Андреотти надеялся укрепить позиции правящей коалиции в самой уязвимой точке на карте Италии. 5 июля мэр Болоньи Гвидо Фанти на митинге призвал отстоять столичный статус города, что послужило сигналом к радикализации масс: анархисты, троцкисты, «новые левые» стали стекаться в Болонью со всего севера Италии, из-за чего поначалу чисто коммунистический протест приобрел широчайший охват. 13 июля рабочие и студенты стали возводить баррикады, а 14 июля один из лидеров радикалов Альберто Франческини провозгласил выступление болонцев «первым шагом социалистической революции». Выступление быстро переросло в восстание — каждый день шли бои между протестующими и полицией, мэрия официально поддержала требования оппозиции, 3 августа был образован «Объединенный комитет за столицу Болонью», фактически взявший власть над большей частью города.

Тем не менее, не смотря на первоначальный успех, болонцы так и остались в одиночестве , т. к. никаких соизмеримых по масштабу выступлений в других городах Италии не произошло. Кроме того, если поначалу действия повстанцев безоговорочно одобрялись ИКП, а выступать перед протестующими приезжал даже Пьетро Инграо, впоследствии радикалы, особенно анархисты и троцкисты, стали выдвигаться на первые роли в восстании, что вызывало опасения у руководства Компартии. Кроме того, активизировались и ультраправые, которые зачастую организовывали параллельные демонстрации под националистическими лозунгами, вели агитацию среди рабочих, пытаясь перетянуть их на свою сторону, осуществляли провокации и террористические атаки. Тревожным сигналом стало то, что боевики «Нового порядка» безусловно враждебно относились к активистам ИКП и даже устроили поджог здания горкома партии, но в то же время могли действовать заодно с анархистами и другими левыми радикалами, считая их союзниками в деле дестабилизации ситуации в стране.

Восстание в Болонье

21 сентября полиция пошла на штурм баррикад и на сей раз смогла нанести восставшим решительное поражение — к концу месяца в Болонье вновь воцарился мир. В то же время многие активисты рассеялись по городам Северной Италии и попытались организовать борьбу на новом месте, в результате чего всю осень и зиму 1970 года демонстрации не утихали в Милане, Турине, Парме и других городах. По официальным данным, в ходе восстания погибло 3 человека, 190 полицейских и 37 гражданских лиц было ранено.

Закон о разводе

В том же году едва не произошел раскол всего итальянского общества из-за обсуждения в парламенте законопроекта о разводе. Италия оставалась страной с одним из самых консервативных законодательств в области семьи и брака — по условиям Латеранских соглашений 1929 года эта сфера оставалась в ведомстве католической церкви, из-за чего развестись было практически невозможно. Даже робкие попытки изменить эту ситуацию (например, разрешить развод в случае психического заболевания или длительного тюремного заключения одного из супругов) наталкивались на ожесточенное сопротивление и зачастую отвергались парламентариями сходу. Тем не менее, в 1965 году депутат-коммунист Лорис Фортуна внес в Палату депутатов законопроект о разводе, поддержанный внепарламентской Радикальной партией, которая сделала главным требованием в своей программе легализацию разводов. Агитация радикалов имела успех среди широких народных масс, а в 1970 году законопроект Фортуны неожиданно поддержал либеральный депутат Антонио Базлини, голоса партии которого склонили чашу весов в пользу сторонников развода. Не смотря на то, что ИЛП благодаря Малагоди фактически стала консервативной, в отличие от ХДП и ИСД она отстаивала секулярный характер итальянского государства. Малагоди поддержал инициативу Базлини, что вызвало бурю негодования монархистов и неофашистов — «Великая правая» фактически распалась, правительство Андреотти лишилось большинства в парламенте.

По иронии судьбы, «семейный вопрос» стал для демохристиан угрозой гораздо более опасной, чем прямое восстание. Поначалу они намеревались вынести вопрос о разводе на референдум, рассчитывая, что католические массы путем голосования сохранят святость брака, вынудив либералов смириться, однако социологические данные показали, что в таком случае до двух третей избирателей могут поддержать право на развод и сделать его легализацию необратимой, поэтому Андреотти вынужден был сменить тактику. Раз вопрос выносился на рассмотрение парламента, в котором правые больше не имели необходимого большинства, премьеру необходимо было искать союзника среди левых. Это привело его к, пожалуй, самому экстравагантному решению за всю политическую карьеру — антикоммунист Андреотти начал переговоры с Коммунистической партией, предлагая ей пересмотреть законопроект Фортуны-Базлини, и неожиданно получил поддержку от лидера левых Пьетро Инграо. Оба политика прекрасно понимали опасность нового закона: Андреотти он мог стоить премьерского кресла, но и Инграо, стремившийся привлечь католиков на сторону Компартии, опасался оттолкнуть потенциальных избирателей и стать невольным виновником консолидации ультраправых. Итогом этих переговоров стал т. н. «компромисс Андреотти-Йотти»[3], по которому дозволялось расторжение лишь гражданского брака — церковный брак, по прежнему признававшийся государством, оставался незыблемым.

Пьетро Инграо и Джулио Андреотти на переговорах

Новый закон о разводе был принят 1 декабря 1970 года. Против голосовали лишь монархисты и неофашисты, которые воспринимали компромисс как предательство со стороны ХДП даже не смотря на то, что Ватикан в целом согласился признать решение парламентариев. Андреотти сохранил пост председателя правительства, но теперь перед ним стояла задача возродить прежнюю коалицию, что требовало не меньших усилий.

Заговор Боргезе

В ночь с 7 на 8 декабря 1970 года вся политическая ситуация в Италии едва не была перевернута с ног на голову, когда несколько сотен ультраправых боевиков, возглавляемых князем Юнио Валерио Боргезе предприняли попытку государственного переворота. Заговорщики захватили здания МВД и Минобороны и уже готовились взять под контроль офис радиокомпании RAI, арестовать президента Леоне и осуществить убийство шефа римской полиции Анджело Викари, когда неожиданно Боргезе после телефонного звонка от неизвестного лица приказал отменить переворот. Тем не менее, от простых горожан действия боргезийцев скрыть не удалось — в последующие несколько дней полиция получила сразу несколько сообщений о движении автоколонн и даже танков по улицам Рима. Сам Боргезе вскоре после декабрьских событий бежал в Испанию.

Пресса объявила о предотвращении попытки переворота лишь 17 марта 1971 года. Было организовано судебное расследование, которое, однако, не смогло однозначно доказать существование заговора и причастность руководства армии и спецслужб к его подготовке. Непроясненными так же остались обстоятельства, вынудившие Боргезе в последнюю минуту отказаться от своих планов. Лишь спустя несколько лет появилась информация, что заговор готовился в тесном сотрудничестве со спецслужбами США и руководством демохристиан, которые рассчитывали использовать угрозу фашистского переворота, чтобы сплотить вокруг себя бывших союзников по парламентской коалиции и, если повезет, продавить решение о наделении Андреотти чрезвычайными полномочиями. В 1990-е годы были рассекречены показания Адриано Монти, служившего посредником между боргезийцами и Вашингтоном, который прямо указал на заинтересованность итальянского премьера в заговорщиках — Монти, в частности, утверждал, что тот самый телефонный звонок исходил от Джильберто Бернабеи, тогдашнего секретаря Андреотти.

Агитационный плакат ИСД

Как бы то ни было, раскрытие заговора позволило премьеру укрепить свои позиции: все партии осудили действия Боргезе, даже ИСД публично открестилось от него и призвала своих сторонников не поддаваться на провокации. Руководство Компартии так же вынуждено было призвать рабочих, продолжавших забастовки в ряде городов Северной Италии, на время отказаться от борьбы, чтобы не дестабилизировать ситуацию, как того хотелось бы неофашистам. 10 апреля Джованни Роберти дал согласие вновь войти в коалицию без непосредственного участия в правительстве, но дал понять, что в дальнейшем его партия не намерена довольствоваться «подачками» и будет добиваться предоставления ей министерских кресел.

Четвертое правительство Андреотти просуществовало полтора года без новых значительных кризисов. Тем не менее, цена, заплаченная премьером за сохранение устойчивой правой коалиции была велика: главная ударная сила, которая в случае кризиса могла встать на защиту правительства хрисдеков — неофашисты — оказалась расколота, ее наиболее «пассионарная» часть перешла в глухую оппозицию, как к ХДП, так и к ИСД. Кроме того, разочарованы были и итальянские католики — главная опора правящей партии. Видя, что «защитники церкви» ради власти легко могут изменить интересам этой самой церкви, религиозно настроенные граждане все легче поддавались агитации правых и левых радикалов, из-за чего почва стала уходить из-под ног ХДП.

Первое правительство Оскара Луиджи Скальфаро

25—27 февраля 1972 года прошел съезд Демократической партии монархического единства Альфредо Ковелли, на котором было принято решение о ее слиянии с ИСД в единую национал-консервативную партию, получившую название «Итальянское социальное движение — Национальные правые» (итал. Movimento Sociale Italiano — Destra Nazionale; MSI-DN). 10 июля объединение было закреплено юридически, а на очередном съезде ИСД в январе 1973 года Ковелли стал почетным председателем движения. К 13 июля было достигнуто соглашение между неофашистами (к этому времени их предпочитали называть более «политкорректным» термином «националисты») и демохристианами: Андреотти из-за поддержки им закона о разводе должен был отказаться от поста премьер-министра в пользу представителя другой фракции внутри ХДП (так же правой, но враждебной ему) — Оскара Луиджи Скальфаро.

Андреотти и Скальфаро на съезде ХДП

Скальфаро был последователем Марио Шельбы и до конца боролся как против закона Фортуны-Базлини, так и против «компромисса Андреотти-Йотти», считая неприемлемыми любые соглашения с коммунистами. В правительстве он постоянно находился на вторых ролях, а потому оставался фигурой малоизвестной в итальянской политике, что вполне устраивало Роберти, Малагоди и Паччарди, которые благодаря своему опыту могли рассчитывать на ведущие роли в правительстве. Поскольку весной 1973 года предстояли выборы в парламент, правительство Скальфаро должно было существовать менее года и такой расклад вполне устроил и ХДП.

Включение ультраправых в правительство означало конец эпохи «Чентро-деста» — новая четырехпартийная коалиция получила неофициальное название «Куадрипартито», которое позже было распространено на весь период в истории Итальянской республики, начавшийся в 1972 году. Если в рядах ИСД 13 июля было объявлено днем «Исторического компромисса», то левые сравнивали действия демохристиан с «походом на Рим» 1922 года и «фашистской контрреволюцией». Инграо, 16 марта 1972 года избранный новым генсеком ИКП, призвал своих сторонников к национальной забастовке против правительства: рабочие и студенты Венеции, Неаполя, Рима, Милана, Турина и других городов вышли на многотысячные демонстрации, очень быстро переросшие в кровавые столкновения с неофашистами. 3 августа в столице полиция вынуждена была открыть огонь по толпе, в ответ леворадикалы забросали полицейских самодельными бомбами и коктейлями Молотова. Погиб один полицейский, пять человек пострадало. Пик противостояние пришелся на конец октября, в 50-летнюю годовщину прихода Муссолини к власти. К этому времени экстремисты с обеих сторон перешли на откровенно террористические методы борьбы — коммунисты из групп «Красные бригады» и «Борьба продолжается» похищали видных работников корпораций или взрывали полицейские участки, а фашисты убивали профсоюзных лидеров.

Напуганные взрывом уличного насилия, многие итальянцы сочли за благо поддержать правительство. Зимой забастовки пошли на убыль. Тем не менее, протест, и без того не исчезавший надолго с 1965 года, теперь стал приобретать самые жестокие и мрачные краски. Семидесятые годы в Италии получили название «свинцовых» (итал. Anni di piombo), а уличное противостояние левых и правых зачастую характеризовалось как «гражданская война низкой интенсивности». Политическая радикализация наложилась на проблемы в экономике, вынуждавшие правительство прибегать к жесткой экономии. Одной из мер стала программа ограничения использования транспорта, получившая неофициальное название «По воскресеньям пешком» (итал. Domeniche a piedi).

Эмилио Коломбо с канцлером Германии Вилли Брандтом

Правительство Эмилио Коломбо

Теракт в Брешии

На очередных выборах расклад в парламенте оказался примерно тем же, что и пять лет назад. Единственным серьезным изменением стало почти двукратное увеличение голосов, поданных за ИСД — включение националистов в правительство благоприятным образом сказалось на имидже их партии, благодаря чему они достигли своего исторического максимума, получив почти 10% мест в парламенте. Стратегия ХДП оказалась выигрышной: не смотря на то, что представительство прочих участников правящей коалиции уменьшилось, они по прежнему обладали большинством как в Палате представителей, так и в Сенате.

Непосредственно после выборов очередное «приморское правительство» возглавил Мариано Румор, а к 5 ноября переговоры между членами «Куадрипартито» завершились формированием кабинета Эмилио Коломбо. У власти он оставался около полутора лет и в результате внутренних интриг внутри ХДП был заменен очередным правительством Андреотти. Время пребывания Коломбо у власти обычно рассматривается как пролог к полномасштабному кризису всей политической системы Итальянской республики: мир стремительно «левел» — в США к власти пришел радикальный демократ Джордж Макговерн, 25 апреля 1974 года «Революция гвоздик» покончила с фашистским режимом в Португалии, в том же году война во Вьетнаме завершилась объединением страны под властью коммунистов, 23 июля пала военная хунта в Греции, а 9 января 1975 года Эрих Апель в Германии сформировал правительство при участии СЕПГ. В этих условиях Италия оставалась одной из немногих стран Европы, где, наоборот, правительство все сильнее сдвигалось «вправо», что с каждым годом ставило ее во все более двусмысленное положение.

28 мая 1974 года боевики «Нового порядка» устроили теракт в Брешии, убив 8 и ранив около 100 участников коммунистической демонстрации. 4 августа был взорван железнодорожный экспресс в Сан-Бенедетто — погибло 12 человек, еще 50 пострадало. В сложившейся ситуации, когда легальные организации ультраправых входили в правительство и сами принимали репрессивные законы, «черный терроризм» все активнее сливался с движением анархистов: из апологетов сильного государства, итальянские неофашисты превращались в главных врагов этого самого государства. Для дискредитации левых боевики Пино Раути и Стефано делле Кьяйе зачастую проникали в их структуры, устраивая провокации и провоцируя стычки с полицией. Руководство леворадикальных группировок, ориентировавшихся на ИКП, вынуждено было сменить тактику, отказавшись от методов индивидуального террора в пользу массовых акций и забастовок — те группы, которые продолжали вести террористическую деятельность впредь рассматривались руководством Компартии как «пособники фашистов».

Третье правительство Джулио Андреотти

Вице-президент США Эдвард Кеннеди с президентом Италии Джованни Леоне

Всплеск уличного насилия вновь позволил Андреотти возглавить Совет министров. Националисты смирились с «предателем церкви» в кресле премьера, поскольку его опыт и влияние были необходимы, чтобы вывести страну из политического и экономического кризиса. Благодаря Андреотти был принят «закон Реале» от 22 мая 1975 года, значительно расширивший полномочия полиции, дозволивший подвергать граждан аресту на четверо суток без предъявления обвинения и применять огнестрельное оружие для предотвращения преступления.

Жесткие меры позволили Андреотти на время сдержать уличное насилие, однако вскоре он столкнулся с таким кризисом, решить который уже был не в состоянии. В начале 1976 года разразился крупный коррупционный скандал, когда Комитет иностранных дел Сената США обнародовал факт получения взяток виднейшими политиками Германии, Италии, Нидерландов и Японии от авиакомпании «Локхид», продававшей этим странам свои гражданские и военные самолеты. Практически все доказанные факты получения взяток руководством итальянского Министерства обороны приходились на период с 1968 по 1972 года, когда правительство возглавлял Андреотти, поэтому вскоре он оказался в центре судебного расследования. Косвенно скандал ударил и по президенту Леоне, который вынужден был отказаться от выдвижения своей кандидатуры на второй срок. 20 июня правительство подало в отставку, правящая коалиция на какое-то время оказалась разобщена и ХДП спешно пришлось формировать новый кабинет, не имея необходимого большинства.

Судебные разбирательства тянулись три года — на скамье подсудимых оказались два экс-министра, один генерал, несколько партийных функционеров и руководителей крупнейших машиностроительных кампаний. Андреотти в тот раз сумел избежать суда, но, как оказалось, беды его партии только начинались. Общество воочию убедилось, насколько коррумпированной была вся политическая система страны, что пришлось как нельзя кстати для левых, прежде всего ИКП, раздувавшей скандал в подконтрольной прессе. Показателем кардинальных перемен в симпатиях избирателей стали выборы на Сицилии, на которых коммунисты, традиционно пользовавшиеся незначительной поддержкой на консервативном юге, получили почти миллион голосов, опередив ИСД и сформировав вторую по численности фракцию в региональной ассамблее. Численность рядов Компартии к концу года превысила 2 млн человек — таким образом она стала крупнейшей партией Италии и крупнейшей коммунистической партией Западного мира; в то же время количество членов ХДП в результате скандала уменьшилось до 1,2 млн человек.

Правительство Арнальдо Форлани

Арнальдо Форлани и Оскар Луиджи Скальфаро

После отставки Андреотти правительство возглавил министр иностранных дел Арнальдо Форлани. Предполагалось, что его кабинет станет временным, пока партии не договорятся о новом распределении полномочий, однако и сам Форлани имел определенные властные амбиции, рассчитывая стать премьером на долговременной основе. Ярый антикоммунист, он всеми силами пытался сдержать рост левых настроений как внутри страны, так и в Европе — он выступил посредником в переговорах Португалии с МВФ, поддержал ее присоединение к ЕЭС, пытался выстроить неофициальную «ось Рим — Париж — Лондон» из правых правительств Западной Европы.

Однако отсутствие харизмы и противодействие группировок внутри ХДП не позволили кабинету Форлани обрести устойчивость. Вдобавок вскоре премьера обвинили в противодействии правосудию в отношении его сопартийцев, подозреваемых в коррупции. В такой ситуации ему ничего не осталось, кроме как подать в отставку. На освободившийся пост претендовало множество кандидатов, однако участники правящей коалиции ввиду углубления кризиса побоялись передавать власть человеку с малым опытом в политике и новым председателем Совмина стал уже руководивший им Скальфаро, которому, как оказалось, суждено было стать последнем премьером-хрисдеком.

Второе правительство Оскара Луиджи Скальфаро

Скальфаро вновь сформировал правительство из представителей четырех правых партий. Поначалу им еще предпринимались попытки реформ, призванные как-то улучшить положение населения и вернуть ХДП былую популярность (были приняты законы о праве землепользования, о госконтроле за арендной платой и условиями аренды, о субсидировании сельхозсектора, о реформе пенсионной и здравоохранительной системы и т. д.), однако очень быстро на передний план вышла проблема терроризма и все усилия властей оказались сосредоточены на силовое поддержание порядка. Не смотря на то, что неофашистские организации «Национальный авангард» и «Новый порядок» формально были запрещены директивой итальянского МВД, фактически они продолжали вести подпольную борьбу, в ходе которой зачастую выступали единым фронтом с анархистами и теми ультралевыми, для которых был неприемлем курс официальной компартии (прежде всего троцкистами и маоистами). В результате Италия породила такой парадоксальный феномен, как «анархо-фашизм» и «наци-маоизм» — поскольку государство активно подавляло ультраправый терроризм, любой последователь Стефано Делле Кьяйе (прозванного «Че Геварой антикоммунизма») или Марио Мерлино вопреки установкам Муссолини превращался в борца с государственным контролем и объективно стремился к дестабилизации политической обстановки в стране.

Демонстрация итальянских неофашистов (надпись на транспаранте: «Русские, китайцы, американцы — на европейской земле у вас нет будущего»

В 1977 году стали возникать Революционные вооруженные ячейки — наиболее последовательная анархо-фашистская структура, отринувшая любую вертикальную иерархию и практически сразу заручившаяся поддержкой мафиозного сообщества. С этого момента террористическое движение достигает своего пика: в 1977 году в Италии действовала 91 терористическая организация, а в 1978 году — уже 269, усилиями которых было совершено 659 атак. Скальфаро явно не справлялся с поддержанием порядка, из-за чего ИКП продолжала перетягивать на себя симпатии населения. Подогревал ситуацию продолжающийся мировой кризис и рекордная 25-процентная инфляция итальянской лиры.

Весной 1978 года, в канун очередных парламентских выборов, ИКП, ИСП и Радикальная партия образовали Демократический альянс, 28 мая завоевавший большинство мест как в Палате депутатов, так и в Сенате, благодаря чему мог формировать устойчивое правительство. Тем не менее, по итальянским законам назначение премьер-министра осуществлял президент, пост которого занимал экс-министр юстиции Гвидо Гонелла, который не спешил идти на уступки левым. В результате ситуация оставалась в подвешенном состоянии еще около месяца пока неожиданно кресло главы кабинета не получил Уго Ла Мальфа.

Правительство Уго Ла Мальфы

Ла Мальфа стал первым премьер-министром Итальянской республики, не принадлежавшим к Христианско-демократической партии (он являлся членом ИРП). Кроме того, он был самым пожилым главой кабинета в республиканской истории — на момент назначения ему исполнилось 75 лет. Ла Мальфа являлся представителем центристского течения внутри республиканцев и рассчитывал достичь компромисса между тремя крупнейшими фракциями в парламенте, однако натолкнулся на непримиримую позицию левых во главе с Инграо и Веккьетти и вынужден был ограничиться формированием правительства меньшинства всего из двух партий.

Пресс-конференция Уго Ла Мальфы

Плакаты с портретами Сталина на улицах Рима

Победа левых на парламентских выборах немедленно отозвалась резким подъемом неофашистского движения, из-за чего июнь 1978 года вошел в итальянскую историю, как «черный июнь», а лето того года порой называют «холодным летом». 6 июня произошли столкновения на улицах Рима, в ходе которых погиб один активист ИКП, 14 июня последовали стычки в Неаполе, в последующие несколько дней террористы устроили акции в Ровиго, Бари, Риволи, Турине, Болонье и других городах. Главной ареной противостояния левых и правых стала итальянская столица, где убийства с обеих сторон происходили чуть ли не каждую неделю: в ходе террористических атак 18 июня, 12 июля, 5 августа и 23 августа погибло три человека, а 18 сентября в драке между фашистскими и коммунистическими демонстрантами в районе Ченточелле был убит один из членов молодежного крыла ИСД. Помимо Рима, неофашисты особую активность проявляли так же на территории Тироля и Ломбардии.

Ответом на мобилизацию правых стал подъем и ультралевого движения. Не смотря на то, что ИКП благодаря Инграо во многом инкорпорировала внесистемных левых в свои ряды и избежала имиджевых потерь, в Италии продолжало действовать множество террористических ячеек, рассматривавших убийства как элемент классовой борьбы. Наиболее активны они были в Лигурии, Пьемонте, Венеции и на Сардинии. Те из них, кто признавал главенство компартии, как, например, Группы партизанского действия, в основном занимались защитой рабочих во время демонстраций, захватом зданий предприятий и банков, нападением на офисы НАТО, борьбой с организованной преступностью и наркоторговлей. Теоретик ГПД Джанджакомо Фельтринелли (убитый в 1972 году) разработал стратегию, согласно которой такие разрозненные группы городских партизан в конце концов должны были слиться в единую Национально-освободительную армию, противостоящую попыткам фашистов прийти к власти. Во многом последователи Фельтринелли рассчитывали на прямую поддержку со стороны Советского Союза и Кубы а так же на взаимодействие с вооруженными структурами ИКП, существование которых официально не озвучивалось (по оценкам американского консула в Милане, компартия могла рассчитывать на 130—160 000 ополченцев, прошедших военную подготовку под руководством бывших партизан). У стран соцлагеря коммунистами закупались пистолеты, ручные гранаты, радиопередатчики, взрывные вещества, а по данным МВД даже пулеметы и минометы. Так же создавалась сеть складов и тренировочных лагерей на случай полноценной гражданской войны.

28 сентября Ла Мальфа провел консультации с министром обороны Руффини, главой МВД Коссигой, генералом Далла Кьезой а так же высшими чинами армии, полиции и корпуса карабинеров о возможности силового восстановления порядка. Практически одновременно с этим в прессе стали муссироваться слухи о подготовке правого военного переворота — наибольший резонанс получили «План демократического возрождения», вышедший из недр масонской ложи «П2», и «Белый заговор» за авторством экс-лидера ИРП Рандольфо Паччарди, истинная подоплека которых, впрочем, вскрылась только через несколько лет. Ответом на явный отказ правительства от уступок стала всеобщая политическая забастовка, объявленная федерацией ВИКТ—ИКПТ—ИСТ, в ходе которой до 11 млн человек (т. е. почти каждый четвертый трудоспособный итальянец) не вышли на работу. Не имея большинства в Палате депутатов, Ла Мальфа не мог легально объявить чрезвычайное положение, а потому попытался наладить контакты с ультраправыми, которых можно было использовать для парирования действий коммунистов. Однако с боевиками Революционных вооруженных ячеек ввиду отсутствия у них какого-либо централизованного управления просто невозможно было наладить контакт, в то время как созданные Делле Кьяйей структуры полагали, что правительство и парламентское ИСД ничуть не лучше коммунистов. Ко всему прочему, позиция США вызывала серьезные сомнения, что силовой вариант наведения порядка будет поддержан со стороны других стран НАТО — в этих условиях все больше голосов в окружении премьера высказывалось за передачу власти ИКП, поскольку дальнейшая дестабилизация могла привести и к захвату власти фашистами, имевшими своих сторонников в армии и МВД.

Коммунистический марш в Риме

Ключевым эпизодом «Апеннинского пожара», как события 1978 года окрестили в прессе, стало вооруженное противостояние в Болонье — 11 октября боевики РВЯ убили двух активистов группы «Пролетарская герилья», в ответ на что через два дня участники группы подожгли офис Ассоциации прессы области Эмилия-Романья. Вскоре последовали городские столкновения, во время разгона которых полицией погиб один из левых демонстрантов. Болонья считалась сердцем «красной Италии», ИКП имела здесь огромное число сторонников, готовых в том числе и к вооруженной борьбе, поэтому действия полиции и неофашистов вскоре привели к тому, что в городе началось стихийное восстание. 16 октября было захвачено здание компании BredaMenarinibus, началось вытеснение сил правопорядка на окраины города. Для координации действия всех ультралевых руководство различных группировок объявило о создании Пролетарских вооруженных отрядов на основе стратегии Фельтринелли, которые формально подчинялись местному отделению компартии. Митинги солидарности с болонцами прошли и в других итальянских городах, в том числе Милане, Генуе и Флоренции, а в городе Сесто-Сан-Джованни, известном так же как «итальянский Сталинград», власть фактически без крови взяла ИКП при поддержке Пролетарских вооруженных отрядов. В Риме коммунистический митинг солидарности собрал миллион участников. Ла Мальфа вынужден был признать, что ситуацию в стране он более не контролирует — через посредничество столичного мэра Джулио Карло Аргана (первого коммуниста, возглавившего Рим) были начаты переговоры с Инграо и Веккьетти, по итогам которых 24 октября было объявлено о назначении первого новым премьер-министром Италии.

Рождение Второй республики

25 октября 1978 года Инграо объявил персональный состав правительства — первого в истории республики без участия ХДП. Из 30 министерских кресел (включая председательское) 19 получили коммунисты, 9 — социалисты, а оставшиеся два достались радикалам. Впервые создавались министерства по делам молодежи, женщин, борьбе с наркотиками, а министерству культуры дополнительно препоручили вопросы экологии. Поскольку «эффект 65 года», навесивший на левых ярлык авантюристов, не оказал на Италию такого сильного влияния, как на Францию или Германию, ИКП с самого начала получила контроль над ключевыми ведомствами: иностранных и внутренних дел, обороны, экономики и т. д. Гораздо сложнее было учесть интересы представителей различных течений внутри партии. Инграо попытался распределить места между ними в более-менее равной пропорции: так, его собственные сторонники получили контроль над министерствами просвещения (Азор Роза), почты (Курци) и транспорта (Гаравини), идейно близкая к Инграо группа «Манифест» забрала себе министерства по делам женщин (Менапаче), науки (Россанда), государственного участия (Магри), промышленности (Милани) и внешней торговли (Кастеллина), центристы — иностранных (Берлингуэр) и внутренних дел (Торторелла) и министерство по борьбе с наркотиками (Ла Торре), про-советская фракция — министерства экономики (Коссутта) и финансов (Каппеллони). Даже правые коммунисты, бывшие главными соперниками Инграо, были представлены в кабинете Нильдой Йотти, ставшей министром по связям с парламентом.

Ла Мальфа передает свои полномочия Инграо

Поначалу приход к власти коммунистов не воспринимался как что-то, что угрожало самому бытию республики: Италия с самого начала 1970-х жила в условиях перманентной правительственной чехарды, личности премьеров менялись в среднем раз в 9—10 месяцев, а Демократический альянс к тому же явно не мог долго сохранять единство в своих рядах ввиду слишком больших различий между позициями ИКП и ИСП с одной стороны и радикалов с другой, без поддержки которых коалиция теряла большинство в Палате депутатов. Первые два года пребывания Инграо у власти были отмечены относительно вялой активностью партий правой ориентации, вызванной в том числе резким неприятием обществом неофашистского террора, из-за которого многие прежде аполитичные итальянцы предпочли поддержать Компартию как минимум отказом от протеста против нее. Это позволило главе МВД Тортореле и министру по борьбе с наркотиками Ла Торре значительно нарастить полномочия своих ведомств, перейдя к политике силового подавления террора и преступности. Усилия коммунистов по наведению в стране порядка даже некоторых правых убедили в необходимости сотрудничества с новыми властями. Так, на сторону правительства перешел генерал полиции Далла Кьеза, назначенный префектом Палермо с задачей решительного искоренения мафии.

Операция «Чистые руки»

Первейшей целью Инграо стало очищение госаппарата от сторонников ХДП и прямой клиентелы мафиозных сообществ. Для этого он организовал беспрецедентную кампанию по борьбе с коррупцией, получившую название операции «Чистые руки». Поначалу было инициировано повторное расследование Локхидского дела, в результате которого на скамью подсудимых угодили экс-премьеры Андреотти, Румор и Форлани, а так же экс-президент Леоне. В январе 1979 года по их показаниям был арестован ряд итальянских промышленников и политиков, заподозренных во взяточничестве. Гротескная ситуация произошла, когда политик-демосоциалист, увидев пришедших к нему карабинеров, немедленно признался во всех преступлениях, только затем узнав, что они лишь собирались доставить извещение о штрафе за нарушение правил дорожного движения.

Здание суда в Милане, где проходили основные слушания в рамках операции «Чистые руки»

Многие арестованные, почувствовав себя преданными, немедленно начинали давать показания на других политиков, которые в свою очередь так же вынуждены были сотрудничать со следствием, чтобы хоть как-то себя обелить. Некоторые от отчаяния кончали жизнь самоубийством. Поскольку Италией три десятилетия фактически управлял узкий круг из пяти партий, их высшая бюрократия поголовно оказалась повязана друг с другом, с чиновничьим и силовым аппаратом, финансово-промышленной олигархией а так же организованной преступностью. Вскрытие этого гнойника привело к тому, что практически каждую более-менее заметную фигуру в итальянской политике нашлось за что посадить. В апреле глава ХДП Бениньо Дзакканини с трибуны Палаты депутатов призвал к солидарности и попросил защитить своих сопартийцев от уголовного преследования, однако этот призыв не был услышан. В октябре началось расследование против энергетической компании «Эни», в ноябре — против «Фиата», а весной 1980 года в Милане стартовал большой судебный процесс, получивший название «процесса над Первой республикой». На скамье подсудимых оказалось 32 политика национального масштаба, 80 офицеров полиции и 300 промышленников. Разбирательства транслировались по телевидению в прямом эфире, привлекая колоссальный интерес публики и опережая по популярности футбольные матчи. Продолжались они почти пяти лет, последний приговор суд вынес 15 марта 1985 года. Всего в рамках операции «Чистые руки» было арестовано или привлечено к следствию свыше 5000 человек.

Эта кампания фактически разрушила Первую республику — старые партии, как и вся политическая система, утратили доверие народа, многие фирмы и концерны подверглись реорганизации, разорились, были проданы за долги или перешли под контроль государства, симпатии населения ввиду того, что 30 лет пребывавшие в оппозиции ИКП и ИСП оказались затронуты коррупцией в значительно меньшей степени, еще сильнее качнулись влево. Инграо, инициировавший «очищение» страны от коррупции, получил необходимый кредит доверия на дальнейшее силовое наведение порядка и реформу политического устройства страны.

Распад ХДП

Чрезвычайный съезд ХДП

Христианско-демократическая партия с середины 1970-х годов испытывала кризисные явления, однако поддержка со стороны церкви, огромные финансовые резервы и репутация «главного бастиона против коммунизма» поддерживали ее единство, позволяя оставаться важнейшей политической силой в стране. Операция «Чистые руки» разрушила единство лагеря политического католицизма: так как большинство его лидеров оказалось за решеткой, на передний план стали выходить прежде малозаметные политики, каждый из которых имел собственные амбиции и готов был пожертвовать стремительно теряющей популярность партией ради карьеры. В результате уже в сентябре 1978 года начался массовый выход из рядов ХДП и появление новых организаций, в той или иной степени провозглашавших преемственность по отношению к ней.

Плакат, призывающий голосовать за демохристиан

Первым осколком демохристиан, выделившимся в самостоятельную партию, стал «Демократический пакт» Мариотто Сеньи, поддержавшего идею радикального реформирования республики. Он объявил о выходе из ХДП спустя три дня после местных выборов 4—5 июня 1979 года, на которых правые потеряли несколько миллионов голосов. Это событие стало спусковым крючком, за которым последовало появление семи основных течений внутри бывшей партии:

  • Радикально-левое во главе с Чириако де Митой и Серджо Маттареллой. Себя их последователи называли «прогрессивными демократами» или просто «прогрессистами». Они признали, что принципиального антагонизма между христианством и коммунизмом не существует, а потому возможно прямое сотрудничество политического католицизма с ИКП в деле наведения порядка в Италии. Позднее это течение оформилось в Прогрессивную партию, вступившую в Демократический альянс и признавшую верховенство Компартии. Впрочем, оно оставалось самым немногочисленным в среде бывших демохристиан — де Миту и Маттареллу поддержало не более 1—2 % сторонников ХДП;
  • Левое во главе с Бенниньо Дзакканини и Гвидо Бодрито. Они так же, как и леворадикалы, настаивали на синтезе политического католицизма и социалистической идеологи, однако выступали против подчинения ИКП. Последователи Дзакканини основали Социал-христианскую партию (позднее к ней присоединился и де Мита), которая в дальнейшем объединилась с так же испытывавшей кризис и внутренний распад ИДСП в единое Социал-демократическое движение. К социал-христианам и прогрессистам суммарно ушло около 5 % партийного актива ХДП;
  • Левоцентристское во главе с Леопольдо Элиа, Беньямино Андреотти и Мино Мартинаццоли. Позднее к нему присоединилась группа Карло Донат-Каттина и Франко Марини, вышедшая из Итальянской народной партии — в результате их слияния возникла партия «Новые силы», вступившая в коалицию с ИРП (единственной партией, правившей Первой республикой, пережившей операцию «Чистые руки»);
  • Центристское, представленное возникшей 18 августа 1980 года Итальянской народной партией, почетным председателем которой был избран Аминторе Фанфани. В ИНП ушла большая часть (почти треть) бывших демохристиан, однако она испытывала постоянную проблему «текучести кадров», из-за которой разные группы то отделялись от нее, то, наоборот, объединялись с ней. Помимо группы Донат-Каттина и Марини, вскоре после образования от ИНП откололось течение во главе с Винченцо Скотти, принявшее участие в создании независимого Народного движения. В конце концов Народная партия, «Новые силы», ИРП и социал-демократы объединятся в единую коалицию, получившую название «Пополяры»;
  • Правоцентристское — кратковременное и не очень многочисленное течение, главным представителем которого было Народное движение под председательством Витторио Сбарделлы. Быстро распалось на левую и правую фракции, первая из которых (почти 2/3 партийного актива) воссоединилась с ИНП, а вторая, образовав партию «Объединенные христианские демократы», вошла в коалицию с националистами;
  • Правое, состоявшее из последователей экс-премьера Андреотти. Примерно каждый пятый хрисдек принадлежал к этому течению, оформившемуся в партию Христианско-демократического центра. Однако отсутствие ярких и харизматичных лидеров привело к тому, что ХДЦ, как и ОХД, очень быстро признал главенство национал-демократов, выступив одним из сооснователей коалиции «Национальный альянс»;
  • Радикально-правое, в конце-концов слившееся с ИСД и ИЛП в единую партию «Национальные демократы» во главе с Пьетро Черулло. Почти четверть демохристиан принадлежала к этому течению.

Агитационный плакат национал-демократов

Точную классификацию различных течений, партий, групп, фракций и союзов, возникавших и исчезавших на руинах ХДП составить, по-видимому, невозможно. Появилось по меньшей мере несколько десятков политических организаций, многие из которых так и остались «однодневками», быстро канувшими в вечность, не оставив никакого следа в истории. Наконец, процесс дробления не остановился с образованием двух крупнейших коалиций к середине 1980-х годов: громкие заявления о создании «новой подлинно христианско-демократической партии» звучали чуть ли не ежегодно вплоть до конца XX века, и даже в XXI веке периодически предпринимаются попытки возродить «старую добрую ХДП» с аналогичным исходом.

«Черный рассвет»

Распад ХДП в корне менял ситуацию в итальянской политике — бросить вызов Компартии теперь попросту было некому и Инграо, поняв, что наступил крайне удачный для него момент, решил провести досрочные выборы в парламент, прежде чем правые успели бы соорганизоваться. Для этого он пошел на сознательную эскалацию разрыва с радикалами, отказавшись по требованию Паннеллы отменить «закон Реале». После выхода Радикальной партии из Демократического альянса правительство лишилось большинства в парламенте и Инграо подал в отставку, передав свои полномочия социалисту Николе Корретто, лишний раз подчеркнув отсутствие у ИКП намерений установить единоличную власть. Президент Гонелла, вышедший из ХДП во время операции «Чистые руки», под гарантии невозбуждения расследования против него самого, выполнил просьбу экс-премьера и распустил Палату депутатов.

15—16 октября 1980 года состоялись досрочные выборы, на которых Демократический альянс при практически том же количестве поданных голосов, что и двумя годами ранее, завоевал почти на 20 мандатов больше, получив устойчивый контроль над палатой. Инграо добился того, чтобы в ближайшие пять лет никакая оппозиция не смогла бы легально отстранить его власти, и немедленно объявил о намерении осуществить масштабную конституционную реформу, призванную покончить раз и навсегда с доказавшей свою некомпетентность Первой республикой. Именно в этот момент к правым пришло осознание катастрофы — если раньше их представляли 4 партии, то теперь их число возросло до 7 и еще несколько в парламент не попали, из-за чего в целом ряде округов благодаря распылению голосов впервые победили коммунисты. Наконец, нишу ХДП попытались заместить новые политические силы — Партия пенсионеров, зеленые и сепаратисты, в том числе впервые прошедшие в Палату депутатов Сардинская партия действия и Лига Венето. Все это вынуждало противников коммунистов готовить силовой сценарий возвращения к власти.

Автомобиль Пио Ла Торре после покушения

1980—1982 годы стали самыми насыщенными на террористические акты в истории Италии. Для их обозначения был придуман термин «Черный рассвет», по аналогии с «Красным рассветом» 1978—1979 годов: столкновения развернулись не только на улицах таких мегаполисов, как Рим, Генуя, Венеция, Милан или Турин — насилие пришло в итальянскую провинцию, громкие убийства произошли в Монце и Салерно. Жертвами террористов стали даже такие влиятельные люди, как министр по борьбе с наркотиками Пио Ла Торре и генерал Далла Кьеза. Всего в уличном насилии пострадало до 2500 человек (из них каждый пятый был убит), под арест попало свыше 12 000. События «Черного рассвета» наложились на Вторую войну мафии, унесшей жизни еще нескольких сотен человек, и резкий рост эмиграции из страны (по некоторым оценкам, Родину за десятилетие террора покинуло до 4 млн итальянцев). Чтобы удержать ситуацию под контролем, правительство 2 июня 1981 года инициировало принятие «закона Тортореллы», еще больше расширившего полномочия полиции по сравнению с «законом Реале», а 29 мая 1982 года «закона № 304», обещавшего амнистию тем радикалам, кто добровольно сдастся и выдаст всех своих подельников. С правительствами Франции, Германии, Испании и Португалии удалось договориться о выдаче итальянских террористов, укрывшихся на территории сопредельных стран. Наконец, из Групп партизанского действия и других вооруженных структур ИКП были сформированы Войска территориальной обороны, выполняющие функции милиционного ополчения для поддержания порядка в стране.

В 1980 году Джулио Андреотти на слушаниях в суде раскрыл перед итальянской общественностью существование спланированной НАТО операции «Гладио» по дискредитации коммунистов путем организации якобы левых террористических групп. Одной из составляющих «Гладио» стало создание подпольных вооруженных структур на случай оккупации Италии советскими войсками или же прихода ИКП к власти — соответственно, перед правительством встала задача раскрытия этих подпольных структур и ликвидации угрозы военного переворота. В марте 1981 года в руки полиции попали документы о существовании тайной ложи «П2» (или «Propaganda Due»), тесно связанной с ЦРУ, мафией, неофашистами, правыми диктатурами в Латинской Америке и международными торговцами оружием. Членами ложи оказались многие бывшие министры, генералы, известные бизнесмены, юристы и журналисты. 1 июля был обнародован составленный в недрах ложи «План демократического возрождения», предусматривавший организацию госпереворота, свержение правительства Инграо и установление сильной авторитарной власти. Вызванный скандал привел к масштабной чистке госаппарата, реорганизации всех итальянских спецслужб, масштабной реформе Вооруженных сил и полиции, в результате которых под раздачу заодно попали все, кто был заподозрен в нелояльности правящей партии.

Лидер ложи «П2» Личо Джелли с аргентинским диктатором Хуаном Пероном

Расследование дела «П2» завершилось только к 1984 году, после чего политическое поле в целом оказалось зачищено от правых радикалов, а угроза силового отстранения ИКП от власти исчезла. Поскольку законодательство Италии не предусматривало смертной казни, большинство осужденных за коррупцию, терроризм, мафиозную деятельность и участие в заговоре с целью захвата власти получили тюремные сроки разной продолжительности. Впрочем, загадочные смерти некоторых участников наиболее громких дел, против которых не нашлось прямых улик, оппозиция немедленно приписала деятельности советского МГБ, устранявшего врагов Инграо по просьбе последнего. В середине 1980-х годов, благодаря налаживанию мирной жизни, началось возращение эмигрантов на Родину — к 2010 году вернулось до 3,5 млн человек.

Конституционная реформа

Конституционная реформа, в результате которой возникла Вторая Итальянская республика, родилась из идеи избирательной реформы, предложенной Марко Паннеллой в 1979 году. Суть ее заключалась в переходе от пропорциональной к мажоритарной избирательной системе, которая, по мысли Паннеллы, должна была привести к исчезновению монополии двух партий (ХДП и ИКП) на власть и «приблизить» депутатов к народу. Он даже предлагал запретить кандидатам на выборах указывать, к какой партии они принадлежат, однако инициатива радикалов не нашла поддержки у их партнеров по коалиции и после раскола Демократического альянса разговоры о реформе временно затихли.

Распад демохристианской партии и успешные для коммунистов выборы 1980 года вновь оживили идею масштабного реформирования политической системы страны. Если европейские левые традиционно настаивали на пропорциональном голосовании, поскольку при выборах по округам преимущество обычно получали консерваторы, то в новых условиях Демократический альянс имел все шансы улучшить свой результат за счет введения нового избирательного законодательства. Была сформирована смешанная комиссия Палаты депутатов и Сената под председательством Нильды Йотти, куда даже пустили нескольких левых хрисдеков, таких как де Мита и Сеньи. Комиссия начала работу 21 декабря 1980 года и 24 апреля 1982 года представила список поправок к конституции:

Нильде Йотти — глава парламентской комиссии по конституционной реформе

  1. Переход от пропорциональной системы голосования на выборах Палаты депутатов к мажоритарной;
  2. Сокращение численности депутатов нижней палаты до 400 человек, а срока ее полномочий до 4 лет;
  3. Изменение принципа формирования правительства: теперь избрание премьер-министра осуществлялось обеими палатами на совместном заседании и лишь затем утверждалось президентом. Кроме того, предусматривалась процедура отрешения отдельных министров от должности премьером с согласия президента — если раньше отставка одного члена правительства была возможна лишь с отставкой всего правительства, что вело к министерской чехарде и частой смене премьеров, то теперь политический режим наконец должен был обрести стабильность;
  4. Введение принципа «конструктивного недоверия»: если большинство депутатов голосовало за отставку премьера (с обязательным указанием преемника), он обязан был уйти с поста;
  5. Сокращение численности сенаторов до 200, из которых 75 % избирались бы на мажоритарной основе, а остальные 25 % — на пропорциональной с порогом прохождения в 4 % поданных голосов. Институт пожизненных сенаторов упразднялся, круг вопросов, по которым Сенат обладал правом вето на решения Палаты депутатов, значительно ограничивался;
  6. Запрет президенту переизбираться на новый срок непосредственно в момент истечения полномочий;
  7. Распространение практики применения референдума на новые сферы (прежде через референдум можно было лишь отменить только что принятый закон).

Это далеко не полный перечень поправок и изменений: уточнялся круг признаваемых прав и свобод человека, впервые прописывалась роль профсоюзов, перераспределялись полномочия между центром и окраинами, чтобы привлечь голоса регионалов (на деле это даже усилило централизацию, хотя благодаря красивой формулировке и выглядело как отказ правительства от вмешательства в местные дела), число единовременно существующих министерств ограничивалось восемнадцатью и т. д. После дебатов в парламенте и незначительной переработки, 24 сентября 1982 года депутаты одобрили все предложенные изменения и после того, как на референдуме 18 мая 1983 года большинство граждан высказались против их отмены, Первая республика окончательно канула в лету.

Правительство Пьетро Инграо

Примечания

  1. Возглавлял правительство Итальянского королевства с 10 декабря 1945.
  2. Партия франкоязычного меньшинства Союз долины Аосты фактически примыкала к фракции ХДП.
  3. По имени депутата-коммунистки Нильде Йотти, фактической супруги Пальмиро Тольятти в последние годы его жизни.

Продолжение следует...

Advertisement