Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История
Королевство Белая Русь
Flag of Belarus (1991-1995).svg.png Жыве.png
Screenshot 22.jpg
Год основания: 1917
Официальный язык: Беларусский, русский
Гимн: "Мы выйдем плотными рядами"
Столица: Минск
Форма правления: Дуалистическая монархия
Глава государства: Король Белой Руси
Глава правительства: Канцлер
Правящая партия: Христианская народная партия
Государственная религия: Православие
Территория: {{{Территория}}} км²
Население {{{Население}}} чел.
Валюта: Рейхсмарка

Королевство Беларусь, также Беларусь, официально Королевство Белая Русь - историческое государство в Восточной Европе, существовавшее с 1917 по 1940 года. Юридически существование страны было прекращено в 1946-м по результатам Версальской конференции: ее территории отошли Российскому Государству, которое начало продолжительный и богатый на события период Реконструкции

Белая Русь принимала активное участие во внешней политике, всегда придерживаясь строгой прогерманской ориентации: Минск был в составе Миттельевропы - военно-политического блока Германской империи. Впрочем, у беларусов регулярно случались столкновения с южным соседом: Василь I, носивший официальный титул "короля русского", претендовал на объединение под своей властью северных лесов, видя в создании такого наднационального союза. Только кровное родство монарха Минска с всемогущим хозяином Европы спасало Беларусь от реализации подобной задумки; но украинцы ее не оставляли, надеясь как-либо сломить сопротивление немцев. 

Для определенного класса специалистов особый интерес представляют увлечения Изяслава V, который вскоре после коронации заинтересовался славяно-германским язычеством. В период Интербеллума именно Беларусь была эпицентром всего заметного европейского неоязычества; фигуры короля и его ближайших приближенных до сих пор окутана покровом тайны, теорий заговоров и мистицизма. 

Государственное устройство

По "Народной хартии", Белая Русь провозглашалась конституционной монархией, призванной направить все силы общества на достижение благополучия и процветания каждого ее жителя. Новое государство высшей ценностью провозглашало права и свободы личности; впрочем, впоследствии данный принцип будет нередко нарушаться. 

Главой государства становился король Белой Руси, обладавший внушительным перечнем прав. Он был главнокомандующим, мог по своей воле назначать главу правительства; в период между сессиями парламента его указы имели силу полноценных законов. Монарх также мог накладывать вето на решения законодательного органа и представлял ему на одобрение кандидатуры верховного судьи. Глава государства обладал исключительным правом объявлять чрезвычайное положение, тем самым получая прямо-таки абсолютную власть в свои руки. Безусловно, правитель также определял внешнюю и внутреннюю политику всего государства. 

Главой правительства был канцлер, подчинявшийся напрямую королю и несший ответственность за свои действия только перед ним. Ему канцлер представлял список членов своего кабинета, который утверждался монархом. Он осуществлял реализацию поставленных монархом задач государственного развития и непосредственно воплощал принятые парламентом законопроекты в жизнь. 

Особенностью Беларуси является прописанная в конституции всеобщая воинская повинность - абсолютно все мужчины, включая монарха и членов его семьи, обязаны пройти годичную службу в рядах национальных вооруженных сил и, позднее, аккуратно являться на сборы. 

Список канцлеров 

История

Создание государства

Павел Милюков, министр иностранных дел Свободной России.

Февральская революция в России перевернула крупнейшее государство мира с ног на голову. Трехсотлетняя династия Романовых пала, власть перешла в руки сформированного депутатами Государственной думы Временного правительства. Атмосфера свободы и вольности передалась с глубокого тыла на фронт: неподчинение приказам и расправы над офицерами стали из дикости обыденностью. Армия стремительно разваливалась, чему способствовал объявленный по Петроградскому гарнизону приказ №1: он был распространен на действующую армию самоволием ее нижних чинов и едва ли не стал смертельным приговором для нее. Начавшаяся в марте 1917 атака немецких войск принудила Петроград пойти на сепаратные мирные переговоры, поскольку продолжение сопротивления было бесполезным. Павел Милюков 7 мая подписал в Варшаве мирный договор, согласно которому Россию уступала в пользу Германии многочисленные территории - в том числе и Беларусь, отказываясь от любых претензий на них. Согласно воспоминаниям дипломатов, Павел Николаевич пытался всячески оттянуть момент подписания мирного договора, отказываясь верить, что своей подписью отрежет от России ее исконные земли. 

Русские войска и чиновники начали покидать Беларусь весной 1917: те, кто хотел служить новой власти, остались на своих местах, остальные поехали восточнее. В Беларусь, напротив, начали съезжаться регионалисты - люди, которые давно искали возможность для строительства хотя бы автономного субъекта. Стоит сказать, что все партии и организации, выступавшие за политические права региона, принадлежали к левому спектру: наибольшей популярностью пользовалась Белорусская социалистическая громада. Впрочем, даже ее представители чаще всего выступали за автономию; о полной независимости до настоящего момента задумывались только самые маргинальные деятели, которых было заметно меньше, чем на Украине. Еще меньше было тех политиков и общественных деятелей, которые выступали бы за подчинение Германской империи: но теперь оно казалось попросту неизбежным. 

Генерал-фельдмаршал Леопольд Баварский, командовавший войсками на оккупированных территориях.

Временно высшую власть осуществлял Леопольд Баварский - генерал-фельдмаршал немецкой армии, родной брат действовавшего короля Баварии. Он 12 мая выступил с призывом к населению Беларуси идти на сотрудничество с немецкой властью, одновременно взяв на себя обязательство провести демократические и свободные выборы в Учредительное собрание до конца года. Порядок в стране обеспечивался немецкими штыками: постепенно к администрации подключались сами беларусы, решившиеся пойти на тесное сотрудничество с Берлином. Одним из первых на призыв Леопольда отозвался Станислав Булак-Балахович, Проявивший столь похвальную инициативу кавалерист получил в свои руки первые вооруженные силы Белорусии - сводный отряд в 800 сабель, первоначально помогавший Германии контролировать новые территории и разоружать идущие на восток поезда. Стоит сказать, что с последним получилась проблема: далеко не все русские полки соглашались отдавать винтовки, ставшие для них родными, За весну-лето 1917 произошло свыше 150 столкновений; немцам пришлось, в конце концов, отпускать эшелоны прочь. Однако Булак-Балахович доказал свою полезность и преданность, получив весьма лестную аттестацию со стороны офицеров рейхсхеера. 

К середине лета начала постепенно складываться новая политическая система Беларуси. Произошел настоящий раскол в левом течении, вызванный стратегически важным вопросом об отношении к Германии. Патриотично настроенные деятели, вроде Вацлава Ластовского или Яна Середы, полагали необходимым оказать сопротивление Германской империи, пока та не выведет войска и не признает полный суверенитет нового государства. Такие люди составили Белорусскую народно-республиканскую партию (БНРП), а Ластовский даже сформулировал принципы пассивного сопротивления, на случай, если Берлин пожелает навязать свою волю силой. Другие левоцентристы (Антон Луцкевич, Бронислав Тарашкевич, Станислав Булак-Балахович и Клавдий Дуж-Душевский) считали их надежды нереальными: они не верили в способность сограждан эффективно противостоять подавляющей Империи и считали наиболее правильным решением продолжение сотрудничества с оккупантами. Они сохранили за собой Белорусскую социалистическую громаду (БСГ) и ее печатные органы, вроде "Нашей нивы". Немногочисленные правые политические деятели (Киприан Кондратович, Ян Позняк) собрались в Христианско-консервативную партию, также стоявшей на принципах коллаборационизма. 

Как и обещал Леопольд Баварский, I-й Белорусский съезд открылся 4 декабря 1917: незначительное большинство голосов было подано за народных республиканцев, которым удалось привлечь население своим проектом аграрной реформы и патриотическими лозунгами. Затем пришли левоцентристы, обещавшие "европейскую Беларусь" и языковое равноправие; наконец, на съезде присутствовали правые делегаты, но их число было сравнительно невелико. Сумбурную работу съезда прервали уже 6-го числа, пока депутаты успели принять только закон о национальном бело-красно-белом флаге: в Минск прибыл принц Адальберт Фердинанд Прусский, сын Вильгельма II, и объявил о своем желании занять престол Белой Руси. Следующий день делегаты провели в шоке, пытаясь правильно воспринять услышанную ими информацию; их молчание официальный Берлин воспринял как попытку оказать сопротивление. "Император Европы", как газеты успели прозвать правителя Германии, подтвердил свое разрешение сыну на подобные действия и заявил, что "ждет скорого ответа". Прусский принц появился на заседании съезда 8 декабря, уже обо всем договорившись как с братом короля Баварии, так и с белорусскими военными. Попытка Вацлава Ластовского опротестовать его присутствие как давление на делегатов не имела успеха: в помещение вошел Булак-Балахович и посоветовал депутатам "разойтись", аргументировав "усталостью караула". 

На следующий день перед помещением Минского театра, где проходил съезд, стояли немецкие солдаты, сверявшиеся со списками "допустимых" лиц. Почти все народные республиканцы не были допущены до зала заседаний, где 9-го числа Адальберт Прусский был торжественно избран королем Белой Руси под именем Изяслава V - нумерация велась с князей полоцких, чье княжество было объявлено предшественником Руси. Свои поздравления новому королю отправили Вильгельм II, Карл I, Мехмед V, Фердинанд I и прочие лидеры союзных Германской империи стран. В России это событие было воспринято сугубо-отрицательно всеми газетами и крупными политическими силами: как левые, так и правые негодовали, протестуя против такого исхода событий. Первые не могли стерпеть унижения народных республиканцев, вторые видели очередную узурпацию русских земель "прусским домом", и, наконец, и правые, и левые понимали очевидную угрозу от немецких войск, которые будут обеспечивать порядок в Минске.

Первые годы

Система власти

Антон Иванович Луцкевич, автор идеи о "Великом компромиссе".

Узурпация власти прошла успешно: прогерманский государственный переворот осуществился бескровно и триумфально. Опершись на войсковые части, как из местных, так и своих сородичей, Изяслав V легко подавил толком не начавшееся сопротивление. По его приказу (15 декабря) Станислав Булак-Балахович арестовал все высшее руководство Белорусской народно-республиканской партии, которую поспешно обвинили в государственной измене и сотрудничестве с российскими большевиками. Но правитель Белой Руси не желал начинать свое самостоятельное правление с массовых казней, поэтому 7 января 1918, на православное Рождество, он даровал свое монаршее помилование ключевым деятелям БНРП вроде Вацлава Листовского. В большинстве своем народные республиканцы были уже достаточно напуганы: в интимных разговорах им намекнули, что во второй раз Изяслав V никого жалеть не будет - с их стороны умным шагом будет послушать короля сейчас. Яну Середе пришлось официально заявить о своем разрыве с народными республиканцами и вступить в ряды проправительственной БСГ; остальные, самые заметные деятели "Громады", были вынуждены покинуть пределы страны и разъехаться, потеряв на Родине влияние и значение. С тех пор народные республиканцы в Белой Руси потеряют реальное влияние и не смогут изменить истории региона.

Но одними репрессиями удержать полученную верховную власть невозможно. Как раз в это время, южнее Белой Руси, начинается кровавая гражданская война между лоялистами, левыми и националистами. Подобный страшный итог стал возможен из-за целого ряда катастрофических просчетов короля Василя I и его ближайших соратников, Михаила Терещенко и Павла Скоропадского: они не позаботились наладить компромисс с умеренными левосоциалистами, которых на тот момент было большинство среди украинского национального движения, предпочтя заигрывать с русскоговорящей знатью. Больше того: пойдя на осознанную эскалацию конфликта, украинские власти не постарались арестовать вожаков враждебного лагеря (Грушевский, Донцов, Петровский), позволив им удалиться к своим базам и поднять вооруженное восстание. Король Белой Руси прекрасно усвоил урок: правителю нельзя полагаться исключительно на грубую силу, особенно пока его власть не устоялась. Королю требуется поддержка и постоянная связь с обществом, иначе он оторвется от своего народа и будет проводить опасную для самого себя недальновидную политику; требуется найти способ работать с обществом, не просто эксплуатируя его, но предлагая взамен стабильность, уверенность в завтрашнем дне и хоть какую-то свободу. По мнению Адальберта, который теперь именовался сам и велел себя именовать только Изяславом, Белая Русь объективно не была готова к установлению в ней парламентской демократии германского образца; и вина в этом лежит не на подвластном ему отныне народе, но исключительно на российских царях, не удосужившихся развить регион на достаточно высокий уровень. Следовательно, на первое время Белая Русь нуждается в создании особенной политической системы, которая, с одной стороны, будет гарантировать базовые права человека и гражданина, закладывая тем самым фундамент для будущего перехода, а с другой - будет достаточно устойчивой и стабильной, поддерживаемой авторитетом верховной власти и находящейся под ее разумным направлением.

Киприан Кондратович, генерал РИА, предводитель ХКП.

Поэтому в январе начинаются длительные и трудные переговоры между лидерами Белорусской социальной громады и Христианско-консервативной партии об объединении в единую организацию.  По мнению Изяслава V и его германских советников, такой шаг позволит создать по-настоящему сильную партию власти, способную стать надежной опорой для трона. Разумеется, без значительного давления со стороны двора такие переговоры не зашли бы дальше теоретических положений, но монарх постоянно следил за ними и не давал никому сбавить обороты. Ему требовалось обеспечить хоть какое-то единство в своем Королевстве, и в феврале 1918 года будет создана Христианская народная партия, которая с того дня будет правящей партией Белой Руси всю ее оставшуюся историю. От консерваторов ХНП унаследует почтение к королевской власти и курс на стабильную, сильную исполнительную власть, как и поддержку православных ценностей; наконец, умеренные социалисты из Социальной громады придадут партии эгалитаристские позывы в экономике, аграризм и курс на классовую солидарность в обществе. Формальным председателем ХНП стал Киприан Кондратович, бывший генерал Русской императорской армии, согласившийся сотрудничать с Изяславом: посты в новом правительстве были примерно поровну распределены между участниками обеих ликвидированных партий. Формально Изяслав V не стал запрещать создания других политических организаций, но именно Христианские народники будут пользоваться официальной поддержкой, государственными средствами и административным ресурсом - т.е. они будут полностью доминировать в общественном, легальном поле. Другие организации, в основном, русофильского толка, будут первое носить культурно-просветительский характер: печальный опыт Украины показал судьбу русофильских партий, пытающихся действовать в политике обретших независимость государств, и пока что "русские агенты" предпочтут заниматься исключительно просветительской работой, благо на этом поле они продолжительное время не будут встречать сопротивления властей, нуждавшихся в любой помощи.

Помимо создания единой партии власти, способной, по мнению монарха, адекватно представить народную волю и предоставить исполнительной власти точку опоры, требовалось даровать новому государству новый же свод законов. До сих пор в Белой Руси действовали законы Российской империи, однако Изяслав V выразил свое желание их "модернизировать", обеспечив тем самым исполнение своего собственного видения. Продолжительная и нелегкая работа комиссии, состоявшей как из членов Христианской народной партии, так и из германских экспертов, дала свои плоды к началу 1919 года: будут приняты новые Своды законов Белой Руси, в которых автократическая тенденция получит дальнейшее развитие. Король признавался главнокомандующим, символом единства населяющих страну народов и главой исполнительной власти, имеющим право накладывать свое вето на любые решения парламента и высших судебных органов. Монарх пользовался свободой во внешней политике, полагался также покровителем Русской православной церкви, проповедующей на его территории; его авторитет и значимость защищались несколькими законами "Об оскорблении величества", степень тяжести которых варьировались от обстоятельств.

Подводя итог, нетрудно заметить, что созданная Изяславом V и его советниками система во многом была замкнута на королевской персоне. Король становился по-сути автократом, пусть и благожелательно настроенным по отношению к новым подданым: неизвестно, насколько серьезно Изяслав сам верил в "переходность" такого положения дел, но факт остается фактом - в его Белой Руси не было места независимому парламенту или другим контрольным органам, подотчетным простонародью. Правитель государства решил воспользоваться de facto абсолютной властью для управления страной и ее ускоренной модернизации, и, в целом, он действительно имел благие цели. Однако для исправного функционирования и принесения подобной системой положительных результатов требуется немаловажное условие: полное здоровье монарха, его самоконтроль и способность критически взглянуть на себя со стороны самостоятельно. Пока что бывший Адальберт Прусский эти качества не потерял; но недаром же говорят, что высшая власть обладает дурным свойством развращать?...

Реформы 

Внешняя политика

Изяслав V и "Ойум"

Изяслав V с питомцами, 1920-е.

Принц Адальберт Фердинанд Прусский был третьим сыном Вильгельма II, по этой самой причине его никогда не готовили к полноценному правлению - он должен был, по прусской семейной традиции, посвятить свою жизнь служению Родине в вооруженных силах (в его случае - на флоте). Только в 1918, когда ему уже было 34 года, ситуация изменилась: он был отправлен в далекую, славянскую Белую Русь королем чуждого ему народа. Первоначально Адальберт воспринял такой поворот своей жизни с искренним энтузиазмом: он принял православие, он согласился принять новое имя, аккуратно и умело стабилизировал режим, сумев заручиться какой-никакой, но общественной поддержкой. Давно мечтавший о независимости от властного отца - домашнего тирана - Адальберт словно обрел то, о чем он мечтал. Он получил корону, землю, народ, который он хотел называть "своим", он мог начать приносить Германской империи большую пользу, чем раньше в качестве капитана корабля. Несколько лет ему казалось, что все идет отлично, и что чем дальше, тем только лучше будут складываться дела.

Однако человек предполагает, но лишь Бог располагает - и в правдивости этой латинской поговорки Изяславу пришлось убедиться на собственном примере. Ближе к середине 1920-х на Изяслава V начало накатывать осознание. Осознание всей тяжести свалившейся на него ответственности, к которой его не готовили; осознания, что он является лишь наместником в колонии, которую он сам не выбирал, и население которой продолжает оставаться для него чуждым. Осознание, что искусство править дается ему с трудом, что немногие люди действительно верны ему, а местное население продолжает посматривать на Восток, чтобы он не пытался делать. Даже то, что Берлин не сильно многого требовал, полагая Белую Русь сравнительно бесполезным приобретением, не помогало: Изяслав с каждым годом чувствовал себя только хуже. Он вкусил власти, но власть та была над огрызком земли; он хотел быть хорошим монархом для своих людей, но казалось, что те самые люди попросту не хотят воспринимать его как-то иначе, чем жалкого ставленника далекого Берлина. Здесь стоит признать, что сам король Белой Руси делал все, что было в его силах и возможностях, чтобы понравиться своему новому народу - но его попытки неизменно терпели неудачу. Все попытки Изяслава V привычными способами разрушить этот барьер между собой и подданными терпели неудачу: стабильное повышение заработных плат не приносили популярности у небольшого числа рабочих, крестьяне не чувствовали себя защищенными, а малочисленная армия явно не соответствовала представлениям Изяслава V о качестве, могуществе и достоинстве. Скептицизм проник даже в королевскую чету: жена Изяслава, Аделаида Саксен-Мейнингенская, наотрез отказавшаяся менять веру или как-то иначе "натурализоваться", предлагала любимому ею супругу отказаться от престола и покинуть этот лесистый, болотистый край, населенный славянами да мятежниками. Но Изяслав уже прошел довольно долгий путь: покинуть престол сейчас означало бы предательство как его исторической Родины, так и доставшейся ему под управление земли. Он должен найти способ "нормализовать" жизнь в государстве, должен быть способ обрести единство с освобожденным от российского гнета народом... Должен быть способ.

Единственная фотография "Влескниги".

В марте 1925 года Изяслав решил, что пришла пора перейти к радикальным мерам. И под радикальными мерами он понимал по-настоящему радикальные, способные привести в удивление и шок даже строителей украинской нации с южных границ... Король Изяслав V на долгое время пропал из поля зрения публики: он не посещал народные гуляния, не выступал перед парламентом, не давал роскошных приемов. Рядовые чины и не имевшие реального влияния депутаты даже обеспокоились, все ли с монархом Белой Руси хорошо, в порядке ли его здоровье. Небольшое число людей знало правду: Изяслав V штудирует некую, таинственную книгу, которую он за личные средства приобрел у бывшего российского офицера. Он отвлекается только ради еды и сна, причем спит мало и плохо: настолько он погружен в ее прочтение. Поговаривали, что даже его любимой супруге Ади не удавалось надолго оторвать мужа от внимательного изучения оказавшегося у него на руках текста - он постоянно к нему возвращался, делясь в личных, доверительных беседах, своим восхищением "открывшейся ему правде". Уже через много лет выяснится, что в распоряжении Изяслава V появилась т.н. "Влескнига" - мистификация, претендующая на описания некой "истории славянских народов", причем выполненная на примитивном лингвистическом уровне и не учитывающая реальных исторических знаний о древних славянах, их образе жизни и верованиях. Однако для монарха Белой Руси, потерявшегося в чужой стране и отчаявшегося когда-либо обрести прочную связь с подданными, "Влескнига" оказалась настоящим и долгожданным откровением. Оказалось, что значительная часть истории этих уникальных краев была переписана злонамеренными лицами: православными священниками, российскими князьями и, впоследствии, царями. Они постарались навсегда притянуть к себе здешнее население, опутав его несколькими слоями искусно вытканной лжи: неудивительно, что все попытки Изяслава договориться, достучаться до подданных не возымели силы - ведь их, а до их рождения еще их далеких предков, слишком долго пьянили ложью и дурили враньем. Настало время потихоньку, постепенно, приподнимать занавес над древними обманами: именно так Изяслав начинает кампанию, которой навсегда останется в истории.

Естественно, один человек не смог бы побороть столетия дурмана - хорошо это понимавший король Белой Руси решил собрать своих немногих единомышленников и организоваться. Летом 1925 года под патронажем Изяслава V cоздается еще одна научно-просветительская организация "Ойум", формально мало чем отличавшаяся от уже функционирующих в стране. На ее открытии произносились в общем-то типичные речи о важности изучения, сохранения и пропаганды древнего и уникального наследия; в организационных документах значились привычные для жителей Белой Руси цели, задачи и способы.


Культура

Advertisement