ФЭНДОМ


Михаил Дмитриевич Скобелев
Скобелев-0

Флаг РР
Правитель Государства
Герб РИ
2 марта 1893 — 4 декабря 1894
Глава правительства: Михаил Тариэлович Лорис-Меликов (1883—1888)

Борис Николаевич Чичерин (1888—1895)

Монарх: Михаил II
Предшественник: Александр III (как Император Всероссийский)
Преемник: Михаил II (как Император Всероссийский)
Флаг РР
Председатель Совета министров Российской империи
Герб РИ
7 сентября 1882 — 1 марта 1883
Монарх: Александр III
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Михаил Лорис-Меликов
1 марта 1895 — 17 августа 1905
Монарх: Михаил II
Предшественник: Борис Чичерин
Преемник: Владимир Коковцов
Флаг РР
Военный министр Российской империи
Герб РИ
1 марта 1895 — 19 сентября 1901
Монарх: Михаил II
Предшественник: Иосиф Гурко
Преемник: Александр Ридигер
 
Вероисповедание: Православный
Рождение: 29 сентября 1843
Смерть: 17 августа 1905
Отец: Дмитрий Иванович Скобелев
Мать: Ольга Николаевна Скобелева
Супруга: Мария Николаевна Гагарина
Партия: Конституционная партия (1882—1905)
Образование: Санкт-Петербургский университет

Академия Генерального штаба

 
Военная служба
Годы службы: 1861—1882
Принадлежность: Российская империя
Род войск: Пехота
Звание: Генерал-фельдмаршал
Михаил Дмитриевич Скобелев (29 сентября 1843 года — 17 августа 1905 года) — выдающийся русский военачальник и стратег, один из главных лидеров Великой русской революции, первый председатель Совета министров Российской империи в 1882—1883 годах и затем четвертый в 1895—1905 годах, военный министр в 1896—1901 годах. В 1883—1894 годах был регентом при малолетнем Михаиле II, занимая должность Правителя Государства. Известен также как герой Русско-турецкой войны 1877—1878 годов и покорения Средней Азии. Эпоха правления Скобелева, которая часто историками обозначается в 23 года порой именуется «Скобелевщиной», за это время Россия прошла крупную череду реформ, а также Османскую и Освободительную войны.

По мнению многих историков Скобелев является одним из величайших российских политических деятелей и по опросу общественного мнения, проведенного в 2002-ом году «Белый генерал» занял второе место в списке величайших из когда-либо живших россиян.

Биография

Молодость

Михаил Скобелев родился в Петропавловской крепости, комендантом которой был его дед — Иван Никитич Скобелев. Сын поручика Дмитрия Ивановича Скобелева и его жены Ольги Николаевны. С самого детства будущий «Белый Генерал» был окружен вниманием и заботой семьи, одно время с маленьким Михаилом занимался гувернер-немец, отношения с которым у Скобелева не сложились, часть исследователей склонна считать, что германофобные взгляды Скобелева зародились именно тогда. Следующие несколько лет Скобелев провел в Париже, затем продолжив свое образование в России. В 1861-ом году успешно сдал экзамены в  Санкт-Петербургский университет и был принят своекоштным студентом по математическому разряду, но проучился совсем недолго, поскольку университет был временно закрыт из-за студенческих беспорядков.

После неудачи с получением образования в Санкт-Петербургском университете Скобелев, Михаил Дмитриевич поступает на военную службу в Кавалергардский полк. За короткое время Скобелев показывает себя как выдающегося военного, во время Польского восстания молодой офицер принял деятельное участие в боях с поляками, за что был награждён орденом Святой Анны 4-й степени, своей первой награды. Осенью 1866-ого года поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. По окончании курса академии в 1868 году Скобелев стал был причисленных к Генеральному штабу, а уже в ноябре того же года был назначен в Туркестанский округ.

Военная карьера

Ввиду ходатайства командующего войсками Туркестанского военного генерал-адъютанта фон Кауфмана Скобелев был произведён в штабс-ротмистры и в ноябре 1868-ого года был назначен в Туркестанский округ, Скобелев изучал местные способы ведения боя, также производил разведки и участвовал в мелких делах на бухарской границе, причём выказал личную храбрость.

В конце 1870-ого года Михаил был командирован в распоряжение главнокомандующего Кавказской армией, а в марте 1871-ого года Скобелев был отправлен в Красноводский отряд, в котором командовал кавалерией. Скобелев представил подробное описание маршрута и отходящих от колодцев дорог. Однако будущий "Белый генерал" самовольно просмотрел план предстоящей операции против Хивы, за что был отправлен в 11-месячный отпуск летом 1871-ого года и отчислен в полк. Затем участвовал в подготовке полевой поездки офицеров штаба и Петербургского военного округа в Ковенскую и Курляндскую губернии, а затем сам принял в ней участие, после чего 5-ого июня был переведён в Генеральный штаб-капитаном с назначением старшим адъютантом штаба 22-й пехотной дивизии, в Новгород, а уже 30-ого августа 1872-ого года был произведён в подполковники с назначением штаб-офицером для поручений при штабе Московского военного округа.

Весной 1873-ого года Скобелев принимает участие в хивинском походе в качестве офицера генерального штаба при Мангишлакском отряде полковника Ломакина, Хива была целью для русских отрядов, выдвигавшихся с разных точек: Туркестанского, Красноводского, Мангишлакского и Оренбургского отрядов. Путь Мангишлакского отряда хоть и не был самым длинным, но всё же был сопряжён с трудностями, которые увеличивались вследствие нехватки верблюдов и воды. В эшелоне Скобелева пришлось навьючить всех строевых лошадей, так как верблюды не могли поднять всё, что предполагалось на них везти, Скобелев, как и другие офицеры, шёл пешком. По выбытии Скобелева из строя Мангишлакский и Оренбургский отряды соединились в Кунграде и, под руководством генерал-майора Верёвкина, продолжали движение к Хиве по весьма пересечённой местности, перерезанной множеством каналов, заросшей камышами и кустами, покрытой пашнями, заборами и садами. Хивинцы, численностью около 6000 человек, пытались остановить русский отряд у Ходжейли, Мангыта и других населённых пунктов, но безуспешно.

29-ого мая генерал К. П. Кауфман вступил в Хиву с южной стороны. Однако из-за господствовавшего в городе безвластия, северная часть города не знала о капитуляции и не открыла ворота, что вызвало штурм северной части стены. Михаил Скобелев с двумя ротами штурмовал Шахабатские ворота, первым пробрался внутрь крепости и хотя был атакован неприятелем, но удержал за собой ворота и вал. Штурм был прекращён по приказу генерала Кауфмана, который в это время мирно вступал в город с противоположной стороны. Хива покорилась. За участие в походе Скобелев был награждён орденом святого Георгия 4-й степени. Зимой 1873-1874-ого годов Скобелев был в отпуске и провёл его большей частью в южной Франции. Но там он узнал о междоусобной войне в Испании, пробрался в расположение карлистов и был очевидцем нескольких сражений. 22-ого февраля Скобелев был произведён в полковники, а уже 17-ого апреля назначен флигель-адъютантом с зачислением в свиту Его Императорского Величества.

В апреле 1875-ого года Скобелев вернулся в Ташкент и был назначен начальником военной части русского посольства, отправляемого в Кашгар, надежды на успешные мирные дговоры провалились и русские войска оказались в эпицентре конфликта внутри ханства, где в это время восторжествовали повстанцы, руководимые талантливым вождём кипчаков Абдуррахманом-автобачи, был провозглашён «газават». В начале августа кокандские войска вторглись в русские пределы, осадили Ходжент и взволновали местное население, Скобелев был послан с двумя сотнями для очищения окрестностей Ташкента от неприятельских войск. Скобелев под командованием немногим более двухсот казаков нанес войска Абдуррахмана поражение, обратив их в бегство и ещё преследуя 10 вёрст, сам при этом был легко ранен в ногу, в этом сражении Михаил Дмитриевич показал себя блестящим кавалерийским начальником и русские войска одержали убедительную победу.

Скобелев продолжал успешную военную компанию, уже 18-ого октября за боевые отличия Скобелев был произведён в генерал-майоры, ему было приказано "действовать стратегически оборонительно", то есть не выходя за пределы владений Российской империи, но обстоятельства вынудили его действовать иначе, постоянно переходя границу, признавая его заслуги Скобелев был награжден золотой саблей. Однако, короткие вылазки не могли изменить ситуации, военному походу было необходимо радикальное решение.

Скобелев выступил из Намангана 25-ого декабря с 2800 человек при 12 орудиях и ракетной батареей и обозом из 528 арб, в течение менее чем месяца, к 18-ому января Скобелев разбил на голову Абдуррахмана, который скитался ещё несколько дней и, наконец, сдался 26 января.19-ого февраля Кокандское ханство было полностью завоёвано Российской империей и была образована Ферганская область, а 2-ого марта Скобелев был назначен военным губернатором этой области и командующим войсками, за этот же поход Скобелев получил орден святого Георгия 3-ей степени.

Став главой Ферганской области, Скобелев нашёл общий язык с покорёнными племенами. Скобелев обращался с племенами ними "твёрдо, но с сердцем", при этом все же предприняв неколько походов в горы против киргизов, которые наиболее упорно противостояли русским. В качестве начальника области, Скобелев особенно боролся против казнокрадства, это создало ему множество врагов, в Санкт-Петербург посыпались доносы на него с тяжкими обвинениями, против генерала играла и его молодость, Скобелеву было всего 33 года, именно Скобелев стал основателем Ферганы, которая в 1905-ом году стала одним из многочисленных топонимов, названных в честь "Белого генерала".

Тем не менее, подлинный триумф и слава пришел к Скобелеву в ходе Русско-турецкой войны 1877-1878-ого годов. 15-ого июня 1877-ого года Скобелев участвовал в переправе отряда генерала Драгомирова через Дунай у Зимницы, приняв начальство над 4 ротами, он ударил во фланг туркам, чем вынудил их к отступлению. Об этом в реляции начальника отряда сказано: "не могу не засвидетельствовать о великой помощи, оказанной мне генерал-майором Скобелевым… и о том благотворном влиянии, которое он оказал на молодёжь своим блистательным, неизменно-ясным спокойствием". Скобелев двигался в авангарде русских войск и несмотря на поражение под Плевной Скобелев сохранил левых фланг и показал себя как выдающийся командующий командующий кавалерией. После плевненских неудач 22-ого августа была одержана блестящая победа: при взятии Ловчи Скобелев опять показал свои таланты в командовании доверенных ему сил, за что уже 1-ого сентября Скобелев был произведён в генерал-лейтенанты.

Дальнейшие военные действия были связаны со штурмом Плевны, в котором Скобелев принимал непосредственное участие несколько раз, участвуя в штурмах Плевны, Скобелев несколько раз пытался прорвать оборону турецкого командующего Османа-паши, но каждый раз терпел неудачу. Сам "Белый генерал" был против осады, считая, что она слишком замедляла российские войска, Скобелев проявил не только военные, но и администраторские таланты, дивизия, которая была доверена Скобелеву за время боевых действий потеряла до половины вооружения и была частично вооружена ружьями захваченными в боях у турок.

28-ого ноября Осман-паша сделал попытку прорваться из окружения, последовавшее за этим сражение окончилось сдачей армии Османа. Скобелев принимал самое активное участие в этом сражении с 3-м гвардейским и 16-й пехотой дивизией. После падения Плевны главнокомандующий решил перейти через Балканы и двинуться к Константинополю, Скобелев был направлен под командование генералу Радецкому, который с 45 000 стоял против Весселя-паши с 35 000. Генерал Радецкий оставил на Шипкинской позиции против фронта меньше половины своего батальона и направил две колонны под командованием Скобелева и князя Святополка-Мирского в обход главных сил Весселя. 28-ого декабря все русские силы ударили с разных сторон атаковали неприятеля, и вынудили армию Весселя-паши к капитуляции, сдачу Весселя-паши принял лично Скобелев. Скобелев продолжил движение в сторону Константинополя, но окончание военных действий остановили его 1-ого мая уже в окрестностях древнего города.

После окончания войны Скобелев стал чрезвычайно знаменит в российском обществе, несмотря на это начальство продолжало сохранять к нему несколько подозрительное отношение, считая Скобелева "выскочкой" и ссылались на слишком молодой возраст генерала. Тем не менее, 30-ого августа 1878-ого начальство все же признало его заслуги и он был назначен генерал-адъютантом к императору, чем полностью подтвердил свой высокий статус внутри России. 4-ого февраля 1879 года он был утверждён в должности командира корпуса и выполнял различные поручения в России и за границей. Скобелев уделил внимание оценке некоторых сторон военной системы Германии, которую он считал самым опасным противником Российской империи, сильно сближается со славянофилами и по результатам Берлинского конгресса лишь сильнее укрепляется в необходимости проведения анти-германской политики.

В январе 1880-ого года Скобелев вернулся в Среднюю Азию и был назначаетн командующим военной экспедиции против текинцев, Скобелев составил план, который был утверждён и должен быть признан образцовым, целью его было нанести решительный удар туркменам-текинцам, населявшим Ахал-текинский оазис. Экспедиция оказалась чрезвычайно успешной, 12-ого крепость текинцем Геок-Тепе была взята, вскоре после взятия крепости, вперед были высланы отряды под начальством полковника Куропаткина, один из них занял Асхабад, а другой прошёл более чем на 100 вёрст на север, обезоруживая население, возвращая его в оазисы и распространяя воззвание с целью скорейшего умиротворения края.

14-ого января Скобелев был произведён в генералы от инфантерии, а уже 19-ого января награждён орденом Св. Георгия 2-й степени. Скобелеву многие сватали должность начальника Главного штаба, на место стареющего генерала Гейдена, однако убийство в Петербурге императора Александра II народовольцами полностью изменила ситуацию.

Заговор и революция

Политика начатая Александром III в значительной степени не удовлетворяла либеральные и консервативные слои российской аристократии и интеллигенции. Претензия Скобелева, кроме всего прочего виделась во внешнеполитическом курсе, который продолжил иметь открыто про-германский оттенок, Скобелев также считал, что новый правительственный курс неэффективен и в значительной степени ослабляет Россию. Скобелева и близких к нему сторонников раздражало окружение молодого императора - включая обер-прокурора Святейшего Синода - Константина Победоносцева, который оказывал на Александра III особое влияние. Массовая отставка министров, близких к Скобелеву и ранее выступавших за его политическое продвижение, укрепило недовольство молодого генерала. Скобелев уже ранее сошелся со многими московскими мыслителями и публицистами, которые находились в жесткой оппозиции к еще одному представителей "темных сил" - редактору "Московских ведомостей" - Михаилу Каткову. Во многом заговор против Императора формировался в первую очередь в Москве, где находились многие бывшие при Александре II высокие сановники, попавшие после убийства императора в опалу. Скобелев не был "политическим разумом" заговора, но точно стал фигурой, которая объединяла людей достаточно разных взглядов вокруг себя, как и сторонники Скобелев считал, что видели громадную опасность в отсутствии реформ, опасаясь в первую очередь, что их отсутствие приведет к усиление радикальных левых сил, жаждущих немедленного изменения системы.

Скобелев был приглашен для участия в осуществлении заговора, весной 1882-ого года, когда стало ясно, что старые планы заговорщиков имеют мало общего с реальностью. Изначально по совету Аксакова и Чичерина предполагалось опубликовать в крупнейших либеральных и умеренных газетах воззвание "Сынов России к Его Императорскому Величеству" с призывом отойти от выбранной политической линии и обратиться к наследию убитого террористами отца Императора, но заговорщики быстро поняли, что подобные действия не только не помогут им изменить государственный курс, но и напротив приведут лишь к усилению давления.

Открыто о необходимости военного переворота заговорили в конце мая 1882-ого года, выступление военных должно было совпасть с "большими маневрами", проводимыми в начале сентября. Проведение маневров было выгодно заговорщикам тем, что наличие крупных войск возле Санкт-Петербурга не вызвало бы подозрений и активных действий Правительства. В общих чертах составленный в Московской Гостинице "Дюссо" документ стал будущим планам заговорщиков - военные должны были арестовать Императора и вынудить его подписать написанный Борисом Чичериным - Манифест об усовершенствовании государственного порядка, который предполагал предоставление политических прав и свобод, а также менял в целом структуру управления Государством, объявлял о разработке Конституции, созыве первого Российского Парламента - Государственной Думы. До момента созыва Государственной Думы, в стране вводился бы "особый характер управления", фактически предоставляющий Правительству широчайшие полномочия. Согласно общему мнению заговорщиков безусловным лидером будущего правительства на данный переходный период должен был стать сам генерал.

Месяцы предшествующие непосредственному выступлению Скобелев проводил в Москве, не покидая город и стараясь не встречаться с соратниками опасаясь слежки со стороны жандармов, выехав в столицу непосредственно за неделю до осуществления переворота. Важнейшей задачей кроме ареста самого Императора и со стороны заговорщиков было задержание Великого князя Владимира Александровича, который был назначен командующим войсками гвардии и Петербургского военного округа, именно его действия могли помешать гвардейцам осуществить переворот и вынудить Императора подписать подготовленный Чичериным манифест. Вход военных в город начался ещё рано утром и те быстро начали занимать ключевые объекты города, главным из которых стало Военное министерство, а также дома ключевых министров и советников Императора. 

Скобелев вместе с другими заговорщиками вошел в Зимний дворец и после сорокаминутного обсуждения, вместе с остальными участниками заговора вынудил императора подписать манифест Чичерина, военное положение в городе сохранилось, а Скобелев после переговоров с Александром, когда император был оставлен под охраной во Дворце. "Белый генерал", который оказался главным триумфатором Петербургских событий остался прибывать в Аничковом дворце, который до этого в качестве резиденции использовал непосредственно Александр III, спустя несколько десятилетий именно Аничков дворец, официально станет резиденцией главы правительства. Оказавшись на посту главы правительства Скобелев развил чрезвычайно активную деятельность, ежедневно встречаясь с представителями властей, совершенно разных уровней, приглашая в Петербург множество губернаторов со всей России и назначая на позиции лояльных себе людей. Большое внимание Скобелев приковал и к Польше, первоначально рассчитывая в кратчайшие сроки подавить восстание в зародыше, но стремительные действия Германии явно мешали эффективной реакции со стороны Петербурга. Скобелев стал первым лидером и руководителем спешно созданной из сторонников переворота Конституционной партии, в которую массово вступили как яркие славянофилы, так и западники. Как писал один из видных её членов - Иван Аксаков: "Генерал Скобелев уничтожил столь много лет мучивший русских людей спор о западничестве и славянофильстве". 

В то же время либерализация политического режима, в частности амнистия объявленная политическим заключенным встретила недовольство со стороны консервативных элит. Многие губернаторы, несмотря на уверения Скобелева в "болезни императора", понимали, что в Петербурге свершился государственный переворот. Другие члены семьи Романовых также ни в коем случае не принимали новый режим и также готовили ответные действия против путчистов. Центром анти-Скобелевского выступления должен был стать флот, где наиболее влиятельными был великий князь Алексей Александрович имел связи со многими именитыми флотоводцами. По некоторым данным Михаил Дмитриевич знал о готовящемся выступлении от своей сестры Зинаиды, состоявшей в близких отношениях с великим князем. В непосредственно дни Кроншдатского мятежа Скобелев по-прежнему оставался в Аничковом дворце, по воспоминаниям ординарца Скобелева - Петра Дукмасова, глава правительства в самые тяжелые минуты сохранял самообладание и заявил, что не собирается сдаваться и готов, в случае необходимости, отстреливаться. В то же время, Скобелев отказался ехать на переговоры с путчистами в Кронштадт и первоначально настаивал на: "показательной акции" в их отношении. От этого Скобелева смог отговорить министр внутренних дел - Михаил Лорис-Меликов, прибывший в Кронштадт и убедивший восставших матросов сложить оружие.

В то же время после подавления выступления Скобелев значительно укрепился в мысли о необходимости жестких действий в отношении императорской фамилии. Глава правительства считал, что Александр III, так или иначе, принимал участие в заговоре и выступал за тщательный поиск доказательств этого. Кроме того, именно Скобелев был сторонников идеи, что новый императором должен оказаться непосредственно его младший сын - Михаил, которому в 1882-ом году было всего 4 года. Скобелев считал, что и у старшего сына императора - Николая и у среднего - Георгия могло сформироваться негативное отношение к выступлению "скобелевцев" и они могут оказаться оружием в руках семьи с целью давления на правительство. Михаил же представлялся Скобелеву идеальным "материалом" из которого можно вырастить: "русского царя, достойного его великому деду". Кроме того Михаил в качестве императора позволил бы на долгий период Скобелеву занять пост регента при малолетнем царе и таким образом, полностью контролировать развитие государство. Скобелев несколько раз посещал императора в Царском селе и разговаривал исключительно наедине с ним по воспоминаниям жены императора Марины Фёдоровны, Александр возвращался после таких встреч чрезвычайно мрачным. 26-ого февраля 1883-ого года Александр III объявил о назначении на должность Правителя Государства (название должности регента в Российской империи) Михаила Скобелева, заместо Владимира Александровича, который формально продолжал сохранять эту должность. 1-ого марта Император официально подписал Конституцию, а на следующий день в присутствии Скобелева, Лорис-Меликова (с 1-ого марта назначенного Председателем Совета министров) и Чичерина отрекся от престола за себя и своих старших сыновей Николая и Георгия, в пользу своего четырехлетнего сына - Михаила, который в тот же день был объявлен Михаилом II. Михаил Скобелев оказался во главе российского государства теперь уже официально.

Правитель Государства

Скобелев оказался во главе государства при малолетнем Михаиле, при это сам император фактически воспитывался под твердым надзором регента, Скобелев лично подбирал Михаилу Александровичу учителей и преподавателей, сам время от времени преподавая молодому царю военное дело, считая своей задачей глубокое и всестороннее воспитателя царя. Сам Скобелев значительную часть времени проводил в поездках по стране, посещая самые разные губернии, практикуя в том числе неофициальные визиты, желая удостовериться в работе тех или иных государственных чиновников, Скобелев известной своей честностью стремился всеми силами бороться с коррупцией, часто заменяя местных чиновников своими сослуживцами. Многие писатели и сатирики в России тех времен высмеивали модель управления Скобелева, указывая на то что генерал заменял вороватых, но профессиональных чиновников на далеких от гражданской жизни и глуповатых военных офицеров, которые сами со временем становились "еще более эффектными казнокрадами". В то же время общественное мнение ценило в Скобелеве демократичность, открытость, дружелюбие по отношению к простому населению. Скобелев при этом с трудом находил общий язык со старыми царскими сановниками, Правителя Государства раздражало их "тусклость и скудоумие", сам Скобелев предпочитал проводить время либо в более высоком обществе, либо с простым народом.

В ходе своих поездок Скобелев часто призывал жертвовать деньги на строительство школ и храмов, в своем родном имении Заборово Скобелев распорядился построить к уже имеющейся еще две школы. Летом 1888-ого года Михаил Дмитриевич первым из русских правителей посетил Дальний Восток, целью его поездки было предварительное ознакомление с обстановкой в регионе перед началом строительства Транссибирской магистрали. На заседаниях кабинета министров на которых Скобелев иногда присутствовал несмотря на формальную роль позиция Михаила Дмитриевича оставалась решающей и манера ведения заседаний Скобелевым была достаточно жесткой. Как вспоминал, назначенный бывший в те годы министром внутренних дел Борис Чичерин:
Михаил Дмитриевич довольно часто терпеливо выслушивал выступления докладывающих министров, после чего говорил мог сказать вещь совершенно противоположенную советам министров. Это, как правило, и было окончательное решение.
Тем не менее, Скобелев доверял значительную свободу в проведении реформ своему кабинету министров и большинство из них пользовались личным доверием Михаила Дмитриевича и имели широкую автономию в своих действиях. Вопросы которые в первую очередь контролировал Скобелев было военное дело и иностранные дела, Скобелев, знавший 8 языков совершал поездки не только по России, но и за рубеж, в 1884-ом году проведя несколько недель во Франции, где среди прочего был сформирован франко-русский союз. Во время Османской войны, посетил союзные государства на Балканах, особенно задержавшись в Софии, где Скобелев имел репутацию спасителя и народного героя, которая теперь лишь укрепилась. А в конце 1893-ого вместе с Михаилом II посетил Великобританию. Скобелев в поездках за границу разговаривал в нарушение протокола практически всегда разговаривал без переводчика и часто поддерживал легкие светские беседы, установив пожалуй, наиболее дружеские отношения с главой французского правительства - Жоржем Буланже, с которым с 1892-ого по 1905-ый год они встретились более 10 раз.

Скобелев в целом, активно привлекал императора к государственным делам уже с 1890-ого года, когда Его Величеству исполнилось всего 12 лет. Отношения между Михаилом Дмитриевичем и императором были предельно близкими, в российской историографии доминирует идея, что Скобелев у которого никогда не было законных детей, рассматривал Михаила Александровича как своего собственного сына, по известной легенде в возрасте 7 лет, Правитель Государства за непослушание даже лично отшлепал императора. Михаил также был привязан к Скобелеву, несмотря на то что "Белый генерал" неоднократно "регулировал" жизнь императора, ограничивая его контакты с настоящей семьей за исключением младшей сестры - Ольги. Великий князь Николай Александрович брат императора писал, что Скобелев отпустил Михаила Александровича на похороны отца лишь после длительных уговоров председателя правительства Лориса-Меликова.

В годы своего регентства Скобелев пользовался огромной популярность среди практически всех слоев населения, во многом Михаил Дмитриевич был законодателем мод, многие чиновники в Петербурге, Москве и провинциальных городах стремились подражать "Белому генералу", нося белый китель и стремились отращивать бороду, похожую на растительность на лице Михаила Дмитриевича. Скобелев известной своей франкофилией и германофобией, активно внедрял свои взгляды в среду в том числе высшей аристократии, которая нередко имела германские корни. Именно в те годы начал постепенно формироваться культ личности генерала, Скобелев первоначально активно боролся с ним, но с годами стал относиться к нему все более и более спокойно.

По мере приближения совершеннолетия императора для занятия престола Скобелев начал размышлять о своем будущем, по воспоминаниям его близкого друга художника Василия Верещагина Скобелев активно обдумывал идею уйти от политики и вернуться в фамильное имение, однако опасался, что без него: "Россия может сойти с верного курса и оказаться в руках врагов". Еще за несколько месяцев до коронации Михаила, Скобелев встретился с главой правительства Чичериным и пришел с ним к договоренности о том, что Михаил Дмитриевич вновь окажется совета министров. Тем не менее, Скобелев воспринял уход с должности Правителя Государства со значительным облегчением, перед коронацией сказав Императору:
Теперь это только Ваш крест Ваше Величество
После завершения коронационных торжеств Скобелев вернулся в родное имение и провел в нем почти два месяца до середины февраля, признавшись в письме сестре Зинаиде, что большую часть времени "Белый генерал" спал. 1-ого марта 1895-ого года, через 12 лет после пребывания на посту регента Михаил Скобелев вновь возглавил правительство Российской империи.

Во главе Правительства

Оказавшись во главе правительства Скобелев также принял пост военного министра сменив Иосифа Гурко, которому в 1895-ом году исполнилось 67 лет. Во главе правительства Скобелев был уже не настолько активным как в период регентства. Но продолжал совершать поездки в различные губернии, при этом значительную часть времени Скобелев проводил в Москве, явно уставая от Санкт-Петербурга, обыденностью в это время были выездные заседания совета министров. Скобелев придерживался идеи необходимости сохранения того курса реформа, который был начат правительствами Меликова и Чичерина, Михаил Дмитриевич писал в письмах сестре: "Ныне, мы идем по пути победы над смутой внутренней, после того как она будет отринута в прошлое, придется нам столкнуть со смутой внешней, с победой над которой Россия подлинно оживет". Председатель правительства считал, что необходимые реформы осуществляются и требуют лишь дальнейшего углубления: "Россия прирастает богатством и становится сильнее, а вместе с ней крепнет и богатырский русский народ", - сказал Михаил Дмитриевич на одном из выступлений в 1897-ом году. Скобелев во главе правительства также уделял внимание промышленному развитию, проводя встречи с представителями промышленности, обсуждая в том числе социальные гарантии для рабочих на одной из встреч Скобелев произнес цитату, которую использовали против него уже после окончания войны освобождения, когда его правление приобрело более консервативный оттенок: "Бороться с социализмом ударами - пустое дело, бороться с социализмом надо в головах и желудках людей".

Оказавшись во главе правительства Скобелев уделял значительное внимание программе перевооружение армии и укрепление обороноспособности государства, своим соратникам Скобелев честно признавался, что соскучился по военному делу и часто по несколько недель пропадал на военных смотрах и маневрах. Ключевое внимание уделяя, в первую очередь вопросам внешней политики, полагая, что война между Россией и Германией остается вопросам времени. Скобелев активно развивал панславистскую деятельность, считая, что опору на славянство можно будет успешно использовать в грядущей войне с Германией и союзной ей Австро-Венгрией. В конце XIX-ого века особое влиянием на Скобелева имела его любовница польского происхождения балерина Матильда Кшесинская, с романом с Кшесинской также связано не слишком успешное выступление правящей партии на парламентских выборах 1898-ого года. Конституционисты заняли уверенное первое место, однако их результат оказался ослаблен и пришлось вести переговоры о коалиции с представителями Союза русского народа, который по воспоминаниям в этот период Скобелев не любил куда сильнее, чем любые социалистические силы.

Новости о начале восстания в Варшаве застали его в Москве, после чего он спешно вернулся в Петербург и развернул активную деятельность по подготовки высшего света страны к грядущей войне. Историки до сих спорят, имела ли на него в этом решении Кшесинская, которая активно продвигала идею помощи польским революционерам. Тем не менее, ясно одно на заседании в сентябре 1898-ого года генерал твердо заявил, что России: "необходимо оказать Польше военную помощь". Скобелев несколько раз встречался с представителям польского революционного правительства Константин Радзивилл и твердо уверял его в том что помощь будет оказана, но указывал, что России необходимо подготовиться. В то же время, некоторые историки считают, что Скобелев специально тянул время, тем самым, желая поставить польских восставших в сложное положение, при котором свобода действий для поляков была бы максимально ограничена, именно такой точки зрения придерживались власти Польши после установления "железного режима". Скобелев требовал жестко пресекать все антивоенные настроения внутри своей партии, чему способствовала ещё более усилившаяся анти-германская кампания, как в прессе, так и в стране, в целом. Скобелев посещал войска в Прибалтике и на русско-австрийской границе, а также требовал от министра иностранных дел Стааля докладывать обо всех переговорах между Россией и Францией, чтобы действия против Германии оказались согласованными. По мнению Скобелева Россия окончательно оказалась готова к войне к концу ноября 1898-ого года. 19-ого ноября в России началась всеобщая мобилизация, а 20-ого ноября 1898-ого года в здание Государственной Думы прибыл Михаил Скобелев, где выступил с речью получившей название "К следующему Рождеству":
...сегодня, господа, я призываю, ни к войне, но к полицейской операции. К полицейской операции против убийц и воров, покусившихся не только на мир в Европе, но и на Россию. Мы не можем обойти это событие с закрытыми глазами, нам необходимо действовать.... Могу вас уверить, господа депутаты, к следующему дню рождения Его Величества, мы будем в Вене, а следующее Рождество наши доблестные воины, отметят в Берлине!
С началом боевых действий Скобелев практически полностью сосредоточился на военных действиях, фактически внутренней политикой в это время руководили "двое старейшин" - министр финансов Владимир Коковцев и министр внутренних дел - Сергей Муромцев. Сам Скобелев большую часть времени проводил в военной ставке, занимаясь в том числе организацией военных действий при тесном контакте с представителями Генерального штаба. При этом, не все историки положительно оценивают действия "Белого генерала" в этот период и без того склонный к приступам депрессии Скобелев тяжело переживал смерть двух своих любимых сестер - Зинаиды и Ольги, обе из которых произошли в 1899-ом году, внутренней состояние Скобелева ухудшали и проблемы на фронтах, трудности 1900-ого года, особенно снятие немцами осады с Кённигсберга стало для генерала тяжелым ударом. Скобелев ужасался кровавым особенностям новой войной и еще сильнее по нему било, то что все тактики и планы, которые были разработаны до этого оказались бессмысленными, для кавалериста Скобелева падение роли конных войск было тяжким разочарованием. Сама ставка Скобелева, по воспоминаниям современников: "то яркостью напоминала петроградский светский бал, то своей мрачностью провинциальный сумасшедший дом", известный журналист Василий Немирович-Данченко, который почти всю войну находился подле Скобелева вспоминал эпизод особых сомнений "Белого генерала" после огромных потерь в ходе "Краковской мясорубки":
Я дошел до убеждения, что всё на свете ложь, ложь и ложь… Всё это — и слава, и весь этот блеск ложь… А ведь чего, чего стоит эта ложь, эта слава? Сколько убитых, раненых, страдальцев, разорённых!.. Объясните мне: буду ли я отвечать Богу за массу людей, которых я погубил в боях.
Распад Австро-Венгрии и последующее германское отступление придало Скобелеву сил и уверенности в скорой победе: "Похоже мы подпалили Вильгельму его усы!", - объявил Скобелев в интервью одной из столичных газет. В январе 1901-ого года, уверенный, что именно на востоке будет окончена война, Скобелев прибыл в расположение действующей армии, чтобы своим присутствием вдохновить солдат, наступление русской армии получило свое название непосредственно в честь "белого генерала". Скобелев постоянно находился в войсках, наблюдая за боями и наступлением русских войск, 15-ого февраля наблюдая то что наступление русских войск захлебывается по воспоминаниям ординарцев Скобелев сам смело ринулся в бой, снова нарушая все возможные протоколы. Как писали французские журналисты прикомандированный к восточному фронту: "Мы наблюдали как немолодой, бородатый мужчина, как будто олицетворяющий Россию бежал наравне с простыми солдатами в бой, никому не приходила в голову мысль, что это был русский премьер-министр, человек-легенда - Мишель Скобелев". Однако довольно быстро Скобелев получил тяжелое ранение осколком вражеского снаряда в ногу, после чего вернулся в Петроград и вновь впал в состоянии близкое к депрессии. Встретившийся с ним 26-ого февраля император записал в своем дневнике:
Встретился с тенью Михаила Дмитриевича, много лет не видел зрелища печальней.
Вступление в войну Великобритании стало шоком для Скобелева, но в то же время спасения. При поддержке англичан французы на западе смогли в кратчайшие недели развить наступление которое стало концом для Германии. Русские войска начали широкое наступление и к моменту, когда германская власть пошла на перемирие русская армия находилась уже в Западной Померании. Скобелев достаточно двойственно отнесся ко вступлению в войну Великобритании, с одной стороны он не мог не понимать, что её действия продиктованы политической необходимостью недопустить раздела Европы между Францией и Россией, а с другой стороны был благодарен британцам, что все же получил возможность выиграть войну. В то же время как вспоминают близкие к Скобелеву он так и не простил британцев за предательство в начале войны. Скобелев чрезвычайно жестко отнесся к новостям о революции в Германии как писал Василий Немирович-Данченко генерал всерьез опасался, что революция может перекинуться на Россию, а война затянуться. В своем приказе отправленном генералу Куропаткину, который командовал вступлением в Берлин Скобелев приказал: "Казнить всех, кто окажет сопротивление", после замечания Данченко о чрезмерной жестокости приказа Скобелев разорвал приказ и надиктовал новый: "Истребить всех, кто попытается оказать сопротивление". После этого Скобелев обратился к Данченко и заявил, что вот теперь приказ действительно жестокий.

Во время Парижской мирной конференции Скобелев принимал активное участие в переговорах, а по вечерам российское представительство превращалось в центр социальной жизни и множества вечеринках в центре внимания которых постоянно находился Скобелев, именно там он познакомился со своей предпоследней любовницей - французской авантюристской Маргерит Стенель. После окончания Парижской мирной конференции которая окончилась торжеством для генерала он еще несколько недель пробыл в Париже, а затем посетил столицы славянских государств - Белград, Софию, Братиславу, Прагу и Варшаву, в каждом из городов его встречали как подлинного героя. Скобелев сыграл значительную роль и в политике новых славянских государств, большинство историков склонны думать, что именно встреча Белого генерала с Романом Дмовским принесла не слишком известному политику победу на президентских выборах над сверх популярным лидером восстания - Брониславом Пилсудским. Скобелев также играл важную роль в жизни и других славянских государств, именно по его инициативе в качестве короля Словакии был предложен именно великий князь Константин Константинович, которого Скобелев знал со времен ещё русско-турецкой войны 1877-78-ого годов. В его отсутствие страной продолжали управлять Муромцев и Коковцев.

По возвращению в Петроград, который так и не сменил название после окончания войны генерал желая скорее воспользоваться плодами военной победы организовал новые парламентские выборы, которые окончились торжеством для его Конституционной партии. Популярность "партии Скобелева" была на этих выборах огромна, кандидатам было достаточно объявить о своей поддержки со стороны белого генерала, что тут же приносило им победу, в нескольких округах этим воспользовались даже социалисты. После того как выборы были выиграны Скобелев четко объявил о консервации принятого курса и отказа от дальнейших реформ. Он три раза отклонил план образовательной реформы министра народного просвещения - Василия Ключевского в третий раз написав на поданном им докладе красным карандашом: "Денег не дам", что привело к отставке Ключевского в начале 1903-ого года. Также Скобелев выступил категорически против расширения избирательных прав: снижения имущественного ценза и расширения избирательных прав на выборах. Выступая перед членами правительства перед Рождеством 1903-ого года Скобелев сказал:
Хотелось бы рассеять некоторые иллюзии. Россия построенная нами, есть Россия нашей древней и старой мечты, это великая страна, победившая самого страшного захватчика со времен Бонапарта и Чингисхана. И так Россия и останется. Останется именно сегодняшняя Россия, та в которой живут ваши внуки, и умрут ваши правнуки.
Консервация режима которую проводил Скобелев не всем пришлась по вкусу, в Россию как явление вернулся террор, который правда проводили главным образом анархисты и он не получал широкой поддержки среди населения, как в доскобелевские времена, на самого Скобелева осуществил покушение анархист Владимир Мазурин. Недовольство выражали и женщины, боровшиеся за расширение прав осенью 1903-ого года радикальная суфражистска Алла Бурова кинула в председателя правительства дохлой кошкой после чего была отправлена в ссылку на год, что привело к отставке либерального настроенного многолетнего министра юстиции - Дмитрия Набокова. Недовольство распространилось и внутри до этого абсолютно верной Скобелеву Конституционной партии, весной 1904-ого года, после нового отказа большинства обсуждать вопрос об обновлении рабочего законодательства из фракции Конституционной партии вышло 7 депутатов, которые объявили о формировании Радикально-демократической партии и заявили о своем переходе в оппозицию действующего режиму.

Осенью 1903-ого года прошло празднование 60-летия Скобелева, представители монарших домов и правительств съехались со всей Европы, чтобы поздравить Белого генерала. Празднование юбилея Скобелева оказалось куда шире праздника по случаю рождения у императора Михаила II второго сына, названного в честь скончавшегося за несколько месяцев до этого брата императора - Георгия. Скобелеву как пишут биографы льстило внимание, которое окружало его фигуру, он практически прекратил какие-либо борьбы против своего культа личности, полностью приняв его и отчасти даже поощряя чиновников, поддерживающих культ личности.

В последние годы все большее влияние на Скобелева оказывали представители бизнеса, особенно Дальневсоточного, активно продвигающие идею, что России необходимо усилить свою роль в регионе и считавшие необходимым военное столкновение с Японией. Скобелев, также поддерживал эти идеи, считая, что России необходимо не позволить Японии закрепиться в Китае и Корее, тем более Скоебелевым двигали и антибританские настроения, "Белый генерал" четко видел за японской экспансией руку Лондона. При непосредственном руководстве Скобелева был разработан план ведения войны с Япония, была даже назначена примерная дата начала военных действий, май 1906-ого года. Однако скоропостижная смерть Скобелева 17-ого августа 1905-ого года сорвала все эти планы.

Несмотря на консервацию режима в последние годы своего правления Скобелев серьезно заинтересовался развитием технологий, в 1902-ом году генерал поддержал идею создания московского метро, по плану предложенному инженерами Балинским и Кнорре и добился согласия от главы Москвы - князя Владимира Голицына. Строительство метро началось ещё при жизни генерала в 1905-ом году. Большое внимание Скобелев уделял также развитию военной техники - большое внимание Скобелев уделял развитию бронеавтомобилей, которые называл "конницей нового века".

Смерть

Скобелева всю жизнь отличало богатырское здоровье, оно не покидало его и в последние годы. Он продолжал много и активно работать, последний раз выехав за границу в Болгарию на похороны болгарского царя - Александра I. Скобелев неожиданно умер во сне возрасте 61 года 17-ого августа 1905-ого года в поезде во время поездки из Москвы в Петроград, причиной смерти стала внезапная остановка сердца. Старый товарищ Скобелева, генерал Драгомиров, переживший своего друга всего на 10 дней написал: "Спокойная смерть, есть высшая награда Белому Генералу за его подвиги и искреннее служение Отечеству".

Скобелев был похоронен в своём родовом имении, селе Спасском-Заборовском Ряжского уезда Рязанской губернии, рядом с родителями, где ещё при жизни, предчувствуя кончину, приготовил себе место. На несоклько дней село Спасско-Заборовское превратилось в настоящий центр паломничества, тысячи людей приезжали попрощаться с "Белым генералом", на похоронах едва не случилась настоящая давка. На похоронах кроме российской императорской семьи также присутствовал царь Болгарии Александр II, короли Словакии, Чехии, будущий британский король Георг V. Премьер-министр Франции Жорж Буланже, для которого эта поездка за границу также стала последней, вице-президент США Чарльз Фэрбенкс и главы правительств еще более чем 8 европейских государств. По воспоминаниям, находившийся на похоронах Михаил II, которого со Скобелевым связывали сложные и глубокие отношения не смог сдержать слез.

Личная жизнь

В жизни Скобелев был известен своей экономностью, отсутствие любви к богатству, умеренности, всегда требовал от подчиненных точного выполнения приказов, был достаточно жестким и требовательным руководителем. При этом в личном общении был достаточно демократичным и открытым, не смотрел на чины и звания, или социальное происхождение. По воспоминаниям Скобелев не был большим знатоком и сторонников дворцовых порядков, они постоянно раздражали его своим формализмом и отсутствием открытости к веяниям времени. В окружении Скобелева находилось больше журналистов, литераторов и деятелей культуры, чем военных и чиновников, именно в таком окружении Михаил Дмитриевич чувствовал себя наиболее комфортно.

"Белый генерал" был подвержен частым переменам настроения, от веселья он мог перейти к тяжелой грусти и тоске. У Скобелева была известна склонность к депрессиям, как позднее написал известный психиатр А. М. Сурков: "Для Скобелева депрессии в которых он часто оказаывался была формой насильственной интроверсии. Его депрессии были настоящим отражением взглядов Михаила Дмитриевича на жизнь, в то время как приподнятое настроение Скобелева было маской, которую он был вынужден надевать на себя, чтобы соответствовать окружению".

Скобелев имел репутацию ловеласа, хотя был женат всего один раз, в 1874-ом году женившись на фрейлине императрицы, внучке графа Н. Д. Гурьева, княжне Марии Николаевне Гагариной (1850-1906), вскоре бежал от неё, и в 1876-ом году их брак был расторгнут. Несмотря на это у Скобелева было огромное количество любовниц. Самыми известными из которых в разное время являлись леди Дженни Черчилль и балерина Матильда Кшесинская. Последней любовницей Скобелева роман с которой у "Белого генерала" продолжался с 1903-ого до смерти Скобелева с молодой театральной актрисой Ольгой Глебовой. Всего историки установили более 30 относительно продолжительных любовных связей генерала.

У Скобелева отсутствовали официальные дети, однако историки и биографы Михаила Дмитриевича склонны считать, что сын одной из фрейлин вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны княгиня Мария Волконская с которой у Скобелева был роман в 1891-ом году родила сына Дмитрий. Скобелев проявлял интерес к судьбе Дмитрия раз в несколько месяцев проводил с ребенком время и настаивал на военной карьере для Дмитрия. Дмитрий действительно выбрал в качестве карьеры армию и очень быстро продвигался по службе. В январе 1918-ого года Дмитрий Волконский в звании капитана погиб во время Трансильванской операции, не успев жениться и не оставив потомства.

Скобелев был полиглотом за время жизни он выучил девять языков, особенно свободно говорил на французском, активно продвигая его при императорском дворе заместо немецкого.

Память и культ личности

Культ личности Скобелева начал складывать ещё при его жизни, особенно сильно увеличившись после окончания Войны освобождения. В первую очередь именно Скобелев ассоциировался с властью в России в большей степени, чем императора Михаил II или занимавшие пост председателя правительства Чичерин и Лорис-Меликов. Первоначально Скобелев скорее противостоял попыткам формирования вокруг него культа, но с годами начал относится к нему гораздо проще и спокойней. Портреты Скобелева украшали фасады задний и кабинеты чиновников, сам образ "Белого генерала" вместе с классическим русским медведем и двуглавым орлом стал одним из ключевых представлений иностранцев о России и часто изображался на разного рода карикатурах. Скобелеву несколько раз предлагалось принять какой-либо титул, который закрепил бы его положение, начиная от "отца государства", заканчивая "вождем русского народа" и "спасителем Отчизны", но Скобелев отказывался от них. Сам термин "скобелевщина" твердо закрепился в российской историографии, и обозначал в целом, период его прибывания у власти от 1882-ого до момента смерти в 1905-ом.

Если первоначально культ личности Скобелева присутствовал в либеральной среде, то после победы в Войне освобождения он распространился и среди реакционно настроенной элиты, ранее чрезвычайно негативно настроенной по отношению к Михаилу Дмитриевичу, обвинявшей его в свержении власти и узурпации режима. Константин Победоносцев, бывший одним из самых жестких критиков Скобелева, вскоре после смерти "Белого генерала" написал: "При всех пороках, которыми был полон покойный, при всех мерзостях и преступлениях его, нельзя не признать, что более великого правителя не было на Руси много веков". Фактически и после смерти Михаила Дмитриевича ещё на протяжении полутора десятилетий была фактически ограничена возможность публикации жесткой критики "Белого генерала", на что неоднократно указывал в письмах брату великий князь Николай Александрович, известный своим чрезвычайно критическим отношением к политике Скобелева и либеральным воззрениям Михаила.

Тем не менее, полноценный культ личности Скобелева развернулся уже после смерти Михаила Дмитриевича, уже 20-ого августа новое названия получила Тверская площадь в Москве, ставшая Скобелевской, а уже в 1907-ом году на площади появился памятник Михаилу Дмитриевичу в виде конной стати по проекту скульптора-любителя Петра Самонова. Вместе с тем по всей стране активно началось переименования городов в честь Скобелева - город Фергана стал Скобелевым, город в Восточной Пруссии Пиллау стал Скобелевском, основанный в 1913-ом году город на северо-западе России город получил название Скобелев-на-Мурмане. Города названные в честь Михаила Дмитриевича кроме России в наше дни есть еще и в Болгарии, Словакии, Чехии, а ранее существовали в Польше, Саксонии и Франции.

Оценки

Большинство историков и исследователей биографии Михаила Скобелева сходятся во мнении, что тот сыграл исключительно положительную роль в истории России, повлиял на её экономическое, политическое и социальное развитие. Согласно опросу общественного мнения, проведенного в 2002-ом году "Российской Вещательной Компанией" «Белый генерал» занял второе место в списке величайших из когда-либо живших россиян.
Михаил Дмитриевич во многих вопросах заменил мне отца, и он и правда был отцом. Отцом для всех добрых и честных русских людей. Михаил II
Сегодня - есть Скобелев, есть Россия. Нет Скобелева - нет России. Алексей Куропаткин
Конституцией, свободой, жизнью, процветанием, победой в войне всем этим мы обязаны Михаилу Дмитриевичу. Сергей Муромцев
Ушел величайший из руссов, сердечный друг Франции и страшный враг любой несправедливости. Жорж Буланже
Ненавидящий нас (социалистов) всей душой Скобелев сделал для социализма в России больше, чем многие другие наши мыслители и стачники. Георгий Плеханов
Если бы с нами сегодня был бы Скобелев, не было бы этого позорного мира, не терпела бы Россия такие бедствия, не была бы кровь стольких русских солдат пролита в пустую. Владимир Пуришкевич
Своей традицией защиты свободы и порядка от любого покусительства русская армия обязана Михаилу Дмитриевичу Скобелеву и традицию эту раз в 50 лет, обязательно необходимо осуществлять. Константин Дубровин
Я смотрю на Скобелева как на преступника, отринувший многовековой небесный закон и ставший во главе России против закона, против Бога, узурпировавший трон и обманув моего брата. Великий князь Николай Александрович
Пишу вам об очень жалком человеке, самом жалком из всех, кого я знаю теперь в России. Человека этого вы знаете и, странно сказать, любите его, но не понимаете всей степени его несчастья и не жалеете его, как того заслуживает его положение. Человек этот - вы сами. Лев Толстой
Трусливый восточный-тиран, не умевший воевать, втоптавший в грязь Германию и её народ. Эрих Людендорф
Кровь немецких и русских трудящихся та цена, которую скобелевцы и буланжисты платят, чтобы сохранять свою власть. Владимир Ульянов

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.