ФЭНДОМ


Михаил II
267px-Mikhail Pavlovich portret Kramskogo

Имперский штандарт
Император и Самодержец Всероссийский
Большой Герб Российской Империи
19 ноября 1826 — 9 сентября 1849
Коронация: 22 августа (3 сентября) 1827
Предшественник: Александр I
Преемник: Екатерина III
Царство Польское
Царь Польский
Царство польское герб
19 ноября 1826 — 9 сентября 1849
Коронация: 12 (24) мая 1829
Предшественник: Александр I
Преемник: Екатерина III
Ещё один флаг вкф
Великий князь Финляндский
Герб вкф
19 ноября 1826 — 9 сентября 1849
Предшественник: Александр I
Преемник: Екатерина III
 
Вероисповедание: Православие
Рождение: 28 января (8 февраля) 1798
Смерть: 28 августа (9 сентября) 1849
Похоронен: Петропавловский собор
Династия: Гольштейн-Готторп-Романовы
Отец: Павел I
Мать: Мария Фёдоровна
Супруга: Елена Павловна
Дети: Мария Михайловна, Екатерина III, Елизавета Михайловна, Александра Михайловна, Анна Михайловна
 
Военная служба
Род войск: Гвардия
Звание: Генерал-фельдцейхмейстер
Командовал: Гвардейский корпус
Сражения: Греческая война, восстание Пестеля
 
Монограмма: Монограмма Мишеля
Михаи́л II Па́влович (28 января (8 февраля) 1798, Санкт-Петербург, Российская империя - 28 августа (9 сентября) 1849, Санкт-Петербург, Российская империя) - император Всероссийский, царь Польский и Великий князь Финляндский. Четвёртый сын Павла I и Марии Фёдоровны, самый младщий и единственный порфирородный сын в семье императора Павла. Младший брат императора Александра I, великих князей Николая и Константина.

Император Михаил II вошёл в историю благодаря "Каскаду реформ" - крупномасштабными реформами, вызванными отменой крепостного права в 1835 году. Однако уже к концу своего царствования, исчерпав волю к реформам, император отошёл от курса на дальнейшие преобразования - так, был снова заморожен проект российской конституции -, а после выступления Павла Пестеля и восстаний в царстве Польском и Великом княжестве Финляндском в ходе Весны Народов во внутренней политике империи установилась настоящая реакция.

Помимо этого, Михаил II был последним потомком императора Петра III по прямой мужской линии и последним мужским потомком Павла I. Так и не родив сыновей, Михаил был вынужден передать престол своей дочери Екатерине.

Порфирородная "проблема"

Младший сын Павла I и Марии Фёдоровны родился в Петербурге 28 января 1798 года, о чём было возвещено 201 артиллерийским залпом с Петропавловской крепости. Имя "Михаил", по воспоминаниям графини В. Н. Головиной было выбрано ещё до рождения младенца:

Ходила молва, будто с первого дня царствования государя часовому Летнего дворца было видение Архангела Михаила… При первом известии о чудесном видении часовому император Павел дал обет — в случае, если у него будет ещё сын, назвать его Михаилом…

Рождение младшего сына в императорской семье вызвало целый шквал сплетен и домыслов: одним из самых распространённых и сильных слухов была идея о намерениях Павла возродить старый византийский обычай передачи престола порфирородным потомкам. Однако на деле император Павел Петрович ограничился роскошными и необычайно торжественными крестинами, которые были призваны показать всем, и в том числе цесаревичу Александру, разницу, существующую между сыном императора и сыном наследника престола. Воспреемниками маленького великого князя стали его старший брат Александр и его бабушка королева Вюртембергская Фредерика-София, представленная сестрой Александрой Павловной.

От младшего сына к наследнику престола

Детство

Мишель счастлив

Будущий император с братом Николаем и сестрой Анной

Когда венценосный отец будущего императора скончался "апоплексическим ударом табакеркой в висок", как утверждала народна присказка, Михаилу было всего три года. Принявший бремя власти Александр стал редким гостем у своих младших братьев, поручив их воспитание матери и генералу Ламсдорфу. Ламздорф не обладал ни одной из способностей, необходимых для воспитания особ царственного дома, призванных иметь влияние на судьбы своих соотечественников и на историю своего народа; он был чужд даже и того, что нужно для человека, посвящающего себя воспитанию частных лиц. Назначение Ламздорфа объясняется доверием и уважением к нему императрицы Марии Феодоровны, взявшей на себя главное попечение о воспитании двух младших сыновей. Его главною целью было отвлечь обоих великих князей от страсти к военной службе, но результат оказался прямо противоположным. Братья росли с яркой мечтой о военной карьере, походах, атаках и преследованиях. Именно эта мечта, так и невыкорчеванная Ламздорфом привела к трагическим событиям, перечеркнувшим историю дома Романовых и всей России.

Лейпцигская трагедия

Молод и красив

Михаил Павлович в юности

Ещё с самого начала Отечественной войны Михаил со старшим братом Николаем, с коим был очень близок, досаждали и матери, и Александру с просьбами отпустить их в действующую армию, но раз за разом получали категоричный отказ. Осенью 1812 года подростки даже предприняли попытку сбежать из под материнской опеки из Царского села, но были опознаны одним из часовых гвардейцев. С изгнанием Наполеона из России и началом Зарубежных походов русской армии просьбы только усилились, нередко переходя в жаркие споры и истерики. В начале лета младшие великие князья отказались разговаривать с вдовствующей императрицей и братом, а их поведение стало настолько показательно безобразным, что граф Ламздорф за июнь-июль 1813 года был вынужден не единожды лично жаловаться Александру I на выходки воспитанников. Наконец, устав от подобного безобразия сдался сам молодой император, а после отчаянной борьбы разрешение дала и Мария Фёдоровна. В качестве одного из множества условий она позволила ехать в Германию только Николаю, в то время как Михаил оставался дома "ввиду малолетства". Подобная уловка окрылила третьего сына Павла, но разбила сердце четвёртому; будущий монарх рассорился в пух и прах со своими братьями и родительницей и замкнулся в себе.

После отъезда Николай предпринял попытку примириться и начал писать подробные письма брату, но тот воспринимал как некую форму жестокого издевательства и сжигал, часто даже не вскрывая. Гибель 17-летнего Николая Павловича на поле битвы под Лейпцигом стала тяжелейшим ударом для императорской фамилии и всей империи. Мария Фёдоровна, ещё не старая женщина, поседела от горя за несколько дней; император и цесаревич впали в меланхолию, но больше всех страдал Михаил, винивший в смерти брата только себя. Великий князь, внезапно ставший вторым в очереди на престол, впал в глубокую депрессию. Воспитатель Ламзорф получил почётную отставку, а его бывший воспитанник разочаровался в военной карьере, к которой раньше стремился.

Холостая жизнь

С августа 1817 г. по июнь 1819 г. Михаил Павлович совершил образовательную поездку сначала по России, затем по Западной Европе, под руководством героя Отечественной войны генерала И. Ф. Паскевича. По воспоминаниям последнего, о своем шурине принце Оранском Виллеме Михаил отзывался неприязненно, а при общении был подчёркнуто вежлив. Куда теплее он отнёсся к своей вюртембергской родне, а во время пребывания в Штутгарте застал роды своей другой сестры, Екатерины, разрешившейся от бремени девочкой, наречённой Софией Фредерикой Матильдой, ставшей в последствии королевой и регентшей Греции.

По возвращении из путешествия, Михаил был назначен командиром 1-ой бригады 1-ой гвардейской пехотной дивизии и шефом лейб-гвардии Московского полка. В том же году он преступил к непосредственному выполнению обязанностей генерала-фельдцейхмейстера, возложенных на него отцом с рождения. На этом поприще великий князь трудился добросовестно, введя ряд преобразований и улучшений, однако откровенно тяготился своей военной должностью, что можно рассматривать как своего рода психологическую травму от гибели Николая Павловича. В 1820 году на основе поданного Михаилом доклада было основано первое в России артиллерийское училище.

В 1823 году старший брат Михаила, Константин, попросил у Александра I разрешения отречься от прав на престолонаследие ради морганатического брака с польской дворянкой Жаннетой Грудзинской. Император, довольно легко согласившийся удовлетворить просьбу брата, долго отказывался публиковать соответствующий манифест, не желая "смущать народ" и предлагая огласить имя наследника после своей смерти, но в итоге был вынужден уступить настойчивым уговорам Михаила Сперанского и Николая Новосильцева и 3 марта 1824 года Михаил Павлович был официально провозглашён цесаревичем и наследником престола.

Великий князь участвовал в русско-турецкой войне 1825-1826 гг. во главе Гвардейского корпуса в составе Дунайской армии генерала Петра Витгенштейна. В самом начале боевых действий проявил себя как неплохой полководец (хотя скорее был хорошим управленцем, подобравшим верные кадры) и добился капитуляции Браиловской крепости. Александр I прислал цесаревичу Георгиевский крест II степени, но Михаил отказался от награды, ссылаясь на незначительность своего личного вклада. Но награда нашла своего героя: незадолго перед смертью император вручил великому князю шпагу с надписью "За храбрость" с лаврами и алмазными украшениями.

Брак

В отличие от старших братьев, женившихся в ранней молодости, великий князь Михаил Павлович оставался холостяком до двадцати шести лет. Невесту для младшего сына императрица Мария Фёдоровна нашла в родном ей Вюртембергском доме. Ею стала внучатая племянница вдовствующей императрицы и старшая дочь принца Павла Генриха Карла Фридриха Августа Вюртембергского — Фридерика Шарлотта Мария. Для знакомства с ней Михаил в 1822 году отправился в Штутгарт, где, в противоположность первому визиту, держался холодно и по воспоминаниям сопровождающих его лиц проявлял стойкое отвращение к предстоящему ему статусу. Не обнаруживший в себе чувств к потенциальной невесте, слывшей красавицей, великий князь покорился воле матери.
Мф

Вдовствующая императрица Мария Фёдоровна

В начале 1824 году Фредерика Шарлотта прибыла в Россию и приняла православие с именем Елены Павловна. Бракосочетание прошло 8 февраля 1824 года в Санкт-Петербурге. Брак нельзя было назвать счастливым: со временем Михаил оставался столь же равнодушен к своей молодой жене, как и в 1822 году. В личной переписке с матерью Константин отмечал:

Положение (Елены Павловны) оскорбительно для женского самолюбия и для той деликатности, которая вообще свойственна женщинам. Это — потерянная женщина, если плачевное положение, в котором она находится, не изменится.
Ставший спустя месяц после женитьбы цесаревичем, Михаил игнорировал свою супругу, предпочитая её обществу даже свои нелюбимые армейские заботы. Принцесса была высокообразованной женщиной с широким кругом знаний и пыталась подстроиться под вкусы и настроения мужа. Но локальные успехи - в одном из писем в Вюртемберг она писала о "двух счастливых днях", когда Михаил Павлович общался с ней достаточно участливо и даже тепло - сменялись длинными неделями, когда пара обменивалась едва ли не десятком простых фраз за день. Однако со временем упорство Елены Павловны было вознаграждено: после рождения дочери Марии, Михаил смягчился и смирился со своим браком и «простил ей, что она была выбрана ему в жены».
Жiнка

Елена Павловна (1806-1873), супруга Михаила II

В дальнейшем, в браке родилось 5 дочерей:
  • Мария Михайловна (1825 - 1836);
  • Екатерина III Михайловна (1826 - 1894), замужем за Фридрихом Вильгельмом Гессен-Кассельским, в православии Георгием Павловичем;
  • Елизавета Михайловна (1827 - 1845), замужем за герцогом Адольфом Нассауским;
  • Александра Михайловна (1831 -1832);
  • Анна Михайловна (1834 - 1836).

После появления на свет последней дочери, врачи заявили, что следующие роды могут убить не только младенца, но и саму Елену Павловну и настоятельно рекомендовали чете воздержаться от новых беременностей. Отсутствие наследника мужского пола у ставшего к тому времени императором Михаила привело к династическому кризису. Согласно Павловскому акту о престолонаследии от 1797 года в императорском доме Романовых устанавливалась полусалическая или австрийская примогенитура, при которой женщина получала право вступить на престол лишь в том случае, когда все мужские прямые линии пресеклись. Учитывая, что на момент оглашения акта у императора было четверо молодых сыновей, способных обеспечить будущее династии, подобное ограничение не казалось существенным. Однако по иронии судьбы ни один из них не произвёл на свет потомка мужского пола и престол, вопреки желаниям Павла, стремившегося избежать появления на престоле женщины, должен был перейти одной из дочерей Михаила.

Император Всероссийский

"Тёмная лошадка"

В конце октября 1826 года император Александр подхватил простуду во время парада в честь победы над Турцией в Греческой войне. ввиду Из-за нежелания царя лечиться казавшееся поначалу несерьёзным заболевание быстро прогрессировало и уже 19 ноября монарх скончался; престол перешёл к Михаилу, второму этого имени.

Чад император

Первый официальный портрет молодого царя

Корону получил 28-летний человек, которого, в общем-то плохо знали в свете. Сам Михаил, несмотря на то, что являлся цесаревичем два с половиной года, по личным ощущениям был плохо готов к правлению. Помимо этого ещё до коронации на императора стали оказывать давление противоборствующие клики: либералы-реформаторы во главе со Сперанским и Новосильцевым пытались убедить Михаила, что продолжение преобразований, включая отмену крепостного права, достойным образом почтило память его предшественника. В то же время, консервативные части правящей элиты давали понять, что любые посягательства на основы существующего строя не желательны.

Сам Михаил во многом разделял либеральные убеждения Александра и, будучи наследником, в частных разговорах и переписке признавал необходимость реформ, но оказавшись на вершине власти он неожиданно для многих не пошёл сразу на сближение с либералами. Не делая каких-либо перестановок в правительстве, Михаил погрузился в рутинную работу. В правящих кругах, поставленных в подвешенное положение, отнеслись к этому с определённой долей понимания, рассчитывая, что главный курс правления определится после коронации, не применив воспользоваться своеобразной отсрочкой, чтобы получить новые рычаги влияния на царя.

Но и в своём манифесте по случаю торжественного коронования на царство император не высказал определённой позиции и отделался лишь общими словами о "служении России до последнего вздоха", "защите её интересов" и обещании "не ставить интересы других держав выше интересов России". Последнее впоследствии нашло отражение в позиции российского правительства во время Бельгийской революции. Двор и правительство были разочарованы, снова оказавшись в неопределённости.

Ситуация начала меняться только в июле-августе 1828 года: именно в этот период Сперанский представил молодому самодержцу членов либерального кружка "Союз благоденствия" Сергея Трубецкого и Никиту Муравьёва. Будучи хотя и немного младше их, Михаил вскоре нашёл с ними общий язык: поначалу это были отвлечённые, не связанные с политикой темы. Трубецкой и Муравьёв познакомили царя с А. С. Пушкиным. Тот после длительной приватной беседы с царём написал в дневнике:
Государь был очень любезен и откровенен... Я успел высказать ему многое. Дай бог, чтобы слова мои произвели хоть каплю добра!
Слова великого поэта оказались пророческими. В сентябре император отправил в почётную отставку лидеров консервативного лобби в правительстве: военного министра Аракчеева, председателя Комитета министров Лопухина и министра народного просвещения Голицына. Несмотря на ожесточённое сопротивление реакционеров в правящих кругах, Михаил II b Сперанский сумели "протащить" на место Голицына Сергея Трубецкого.

Во многом именно влиянием "Союза благоденствия" царь решился сделать настоящий политический шаг, первый с начала царствования. В 1830 году был одобрен проект реформы государственной деревни П. Д. Кисилёва, учреждавший местное самоуправление среди государственных крестьян и упростившей налогообложение. Принятию этого акта предшествовала долгая и кропотливая работа самого Кисилёва и кулуарные интриги; так, предложенный Трубецким проект был отвергнут за излишней радикальностью. Михаил сказал ему утешительное слово о неизбежности и преждевременности такого шага сейчас и необходимости "хорошенько подготовиться самим и подготовить к этому Россию".

"Каскад реформ"

Слова о подготовке России общества к отмене крепостной зависимости запали в душу не только министру просвещения, но и самому императору и в скором времени началось обсуждение самого главного вопроса в Российской империи. 4 марта 1830 года Михаил II направил запрос Сперанскому о положении крепостных крестьян и возможностях правительства изменить его к лучшему. В поданом две недели спустя всеподданнейшем докладе на Высочайшее имя госсекретарь рассматривал крепостничество как главное препятствие для экономического развития страны. "Кажется невозможным и даже преступным и дальше терпеть подобное положение вещей, называемое частью общества, впрочем, весьма малой его частью, естественным для России. Дальнейшее существование крепостного владения причинит Российскому государству немало вреда и <...> чем скорее таковая позорная практика владения человека человеком будет сметена, тем будет лучше". В заключении Сперанский указывал на неизбежность и даже некоторую фаталистичность в отмене крепостного права. Михаил Павлович легко принял подобные убеждения и уже в апреле писал жене:
Я вижу в этом руку Божию. С царствования Екатерины Великой страна готовилась к тому, что я собираюсь осуществить.
Ключевский

В. О. Ключевский, историк и биограф Михаила II

Проникшийся идеей масштабных реформ, а также вдохновлённый и даже связанный завуалированным требованием покойного брата о реформах в будущем, Михаил Павлович поручил создание нового, окончательного плана отмены крепостного права Михаилу Сперанскому летом 1832 года, сформировавшего особую тайную Редакционную комиссию, к работе в которой привлекались С. П. Трубецкой, Н. М. Муравьёв, адъютант императора Я. И. Ростовцев, а также другие члены правящих кругов и умеренные члены "Союза благоденствия". При этом сам Михаил II почти не вмешивался в работу комиссии, считая, что правильная постановка задачи и верный подбор кадров должны заменить прямое вмешательство Верховной Власти. Но, по мнению историка и биографа императора Василия Осиповича Ключевского, основная причина пассивного участия царя в работе кроется в его личных качествах. Согласно Ключевскому, Михаил Павлович избегал возможности встревать в юридические споры, а если в разговоре всплывала правовая тема, он быстро терял к ним интерес. Биограф объясняет это отголосками "солдатского" воспитания великого князя, якобы, воспитателям и учителям великого князя не удалось привить ему интереса к праву. Даже в бытность цесаревичем он избегал подобных областей подготовки престолонаследника, а став императором Михаил в вопросах юридических тонкостей полагался на Сперанского, чьё влияние на молодого монарха было колоссальным.

Но осенью 1834 года, когда проект был представлен на рассмотрение Сената, император подключился к активному обсуждению реформы. Михаил желал добиться единогласного одобрения, но тон, взятый в тексте проекта комиссией, и её предложения казались консервативной оппозиции слишком радикальными, даже крамольными. Доходило до того, что та или иная статья вызывала ожесточённые споры, длившиеся по несколько дней и даже недель. В подобных условиях император проявил себя как умелый медиатор и третейский судья, служа своеобразным мостом между двумя лагерями. В конечном итоге, путём многочисленных уступок с обеих сторон, сделавших изначальный вариант куда более консервативным, чем предполагала Редакционная комиссия, Сенат утвердил проект реформы. В первый день нового 1835 года Михаил поставил подпись на окончательной версии, после чего по воспоминаниям присутствовавших с глубоким удовлетворением произнёс:
Ну вот и всё. Теперь отступать поздно.
Освобождение крестьян

Чтение манифеста об отмене крепостного права

И отступление действительно было невозможно. После обнародования манифеста 7 января, стало ясно, что невозможно управлять новым обществом, сбросившим вековые цепи, используя старые методы. Отмена крепостного права послужила катализатором последующих реформ, затрагивающих все стороны жизни общества: в 1836 году были введены в действия "Положения о губернских учреждениях" и "Городовое положение", предусматривовавшие реорганизацию системы местного управления; в 1837 году была проведена судебная реформа, среди основных достижений которой стали введение бессословного состязательного суда; годом позже император утвердил новый университетский устав, а в 1838 году правительство ликвидировало монополию государства на предоставление среднего образования.

Однако, унаследовав сумбурный характер своего отца, Павла I, Михаил отошёл от своего реформаторского курса со смертью Сперанского в 1840 году. Успев по-настоящему сдружиться с госсекретарём, император именно у него черпал желание продолжать модернизацию страны. Ни один из либералов "второй волны" не пользовался такой поддержкой у царя, как Сперанский, которого первый безмерно уважал и почитал своей правой рукой. Трубецкой, занявший в 1837 году пост министра юстиции, попытался было заполучить влияние на Михаила, но не преуспел в этом.

В первой половине 1840-х гг. Муравьёв и Трубецкой неоднократно предлагали императору ввести в стране конституцию, упирая на то, что политические реформы являются закономерным продолжением реформ социально-экономических. Михаила Павловича раздражали эти попытки ограничения Верховной Власти, некогда бывшие дружескими отношения с первыми членами "Союза благоденствия" сначала охладели, а потом и вовсе стали чисто деловыми. Именно на этот период пришлась смерть сразу двух великих княжон: Марии и Елизаветы; столь ужасная потеря стала рассматриваться монархом как кара Божья за убийство Павла I, постигшая всех его сыновей. Императорская чета стала углубляться в мистицизм и религиозность, стала значительно более консервативной, чем прежде. На этом фоне произошла отставка Сергея Трубецкого, лидера либералов в высоких кабинетах, принятая обществом как нечто естественное. Это событие принято считать окончанием периода "Каскада реформ".

Михаил II и внешняя политика империи

Если во внутренней политике влияние Михаила Павловича было невелико, то на внешнеполитическом поприще его след весьма заметен. По воспоминаниям Трубецкого император был "своим собственным министром", а глава министерства иностранных дел выполнял скорее секретарскую работу. Ключевский так описывает характер внешней политики Государя:
При решении важнейших проблем в Европе Михаил II опирался прежде всего на свои личные связи с венценосными братьями и сёстрами, что подчас приносило плоды весьма странные, а порой и спорные. Покойный император был склонен преувеличивать политический вес монаршьих особ в других странах, вольно или невольно приписывая им свои собственные, неограниченные полномочия или по крайней мере близкие к ним. Подобное было верно в отношениях с Пруссией и иберийским королевствами, но не в случае с Великобританией; личные встречи и дружеская переписка с королевой Шарлоттой и принцем-консортом не принесли существенного результата, что лишь осложнило анло-русские отношения.
Ещё одна груша

Луи-Филипп, король французов

Ярче всего влияние Михаила II прослеживается во время Июльской революции во Франции и Бельгийской войны за независимость. В правящих кругах в Петербурге оживились сторонники соблюдения Священного союза; в адрес взошедшего на престол Луи-Филиппа из салонов неслась хула и оскорбления, сравнивали его с Бонапартом, маленькому графу Шамбору откровенно сочувствовали и даже требовали "непризнания" переворота. Однако Михаил II, равно как и его либерально-реформаторское окружение всё же симпатизировали королю-буржуа и, к удивлению многих в Европе, признал Луи-Филиппа королём всего через две недели. Подчёркивая его легитимность, император в письме к новому монарху Франции использовал обращение «Monsieur mon frère» ("Государь брат мой").

Когда революция перекинулась на соседние Нидерланды, вызвав восстание населения Южных провинций, Михаил II также очень сдержанно отнёсся к просьбам своего шурина короля Виллема оказать хотя бы дипломатическую поддержку. Объяснение, согласно всё тому же Ключевскому, кроется в характере императора. Михаил Павлович по многочисленным свидетельствам современникам по необъяснимым причинам относился к Оранскому дому с неким предубеждением, проявившемся ещё в первое большое турне по Европе. Во многом именно эта неприязнь повлияла на позицию России при решении Бельгийского вопроса и в определённой мере упростило создание королевства Бельгия и ускорило его дипломатическое признание.

Михайло обренович

Михаил III, последний князь Сербии из династии Обреновичей

Ещё одним ярким примером вмешательства Михаила во внешнюю политику считается позиция Санкт-Петербурга по Сербии в начале 1840-х гг., приведшая к так называемому "сербскому дипломатическому перевороту". Свергнувший пророссийскую династию Обреновичей с княжеского престола Александр Карагеоргиевич стал искать поддержки у другого крупного игрока на Балканах - Австрийской империи. Вместо того, чтобы интригами инициировать контрпереворот, Петербург отчего-то медлил. Обреновичи, посчитав себя брошенными, стали искать поддержки на стороне, отчасти из-за того, чтобы заставить Россию "пошевелиться". После первых слухов о подобном предательстве взбешённый Михаил велел начать переговоры с Карагеоргиевичем. Прознав об этом, Обреновичи, на тот момент ещё не утратившие веру в возобновление русской поддержки, окончательно порвали с Российской империей и эмигрировали в Австрию. Санкт-Петербург, не желая остаться вовсе без собственного лобби в княжестве, в итоге "купил" Александра Карагеоргиевича.

Известно также, что Михаил II косвенно способствовал женитьбе греческого короля Оттона на своей племяннице принцессе Софии Вюртембергской. Осторожничая, дабы не вызвать резкой реакции Британии и Франции, Михаил путём личных встреч и переписки с германскими родственниками обставил дело как инициативу со стороны Штутгардского двора, тем более, что и Греция искала этого союза.

Весна Народов

Томный взгляд

К 1849 года политика Михаила II балансировала на грани скатывания в реакцию, исчерпавший свой обновленческий порыв император не желал уступать кому-либо даже толику своей абсолютной власти.

Февральские события в Париже не вызвали поначалу особого беспокойства у императора, пребывавшего в уверенности, что режим, построенный на союзе аристократии и крупной буржуазии, выстоит. Вместе с этим заграничные выступления вызвали широкий резонанс в обществе: Трубецкой, выпровоженный из правительства, стал ярым поклонником Одилона Барро и его идеологии "династической оппозиции", критикуя власть за неуступчивость и нежелание продолжать реформы. В то же время нашлись поклонники и французских левых республиканцев: Павел Пестель, Виссарион Белинский, Александр Герцен в журнале "Русская правда" помещали переводы статей Александра Ледрю-Роллена с авторскими комментариями, неизменно положительными.

Настроения и в обществе, и в императорской семье изменились с убийством принца Бонапарта. Пестель разразился хвалебной статьёй в честь его убийц, что стало предлогом для закрытия издания. В эти же дни революция распространилась на Италию и Австрию. Опасаясь вспышки революции уже в России, в середине марта императорская семья переехала в Царское Село, укрывшись под защитой верной гвардии. По воспоминаниям императрицы Елены Павловны Михаил II в первые дни в Царском пребывал в нервном состоянии, которое пытался скрывать ради спокойствия близких, мало ел и плохо спал. Несмотря на стресс, работа правительства продолжалась и министры ежедневно ездили к императору для докладов как будто тот не покидал Зимнего дворца. Накануне 1 апреля по рекомендации управляющего Третьим Отделением Собственной ЕИВ Канцелярии Дубельта, получившего анонимный донос, Михаил утверждает его приказ о переводе царскосельского гарнизона в боевую готовность.

Матвей храповицкий

Генерал-губернатор Санкт-Петербурга Матвей Храповицкий, жертва Петра Каховского

Русская Весна Народов началась для царя Михаила в половине седьмого утра, когда в Царское Село из столицы прискакал гонец от генерал-губернатора Матвея Храповицкого, извещавшего о перекрытии взбунтовавшимися полками Невского проспекта и возможном захвате железной дороги. Услышав тревожную новость, император, в то время завтракавший, выронил из рук фарфоровую чашку. Его зять, великий князь Георгий Павлович, писал: "Государь сделался чрезвычайно бледен <...> Генералу Дубельту он крайне рассеянно приказал принимать командование и делать то, что считает нужным, если потребуется, говорить от Высочайшего Имени. Едва произнеся это, император погрузился в себя и ни на что не реагировал".

Дебельт

Л. В. Дубельт, шеф жандармов, управляющий Третьим отделением СЕИВК

С получением первых известий о прибытии пестелевцев в Царское Село, императорская семья в чрезвычайной спешке погрузилась в одну карету и тайно бежала в Гатчину. Несмотря на промозглую погоду, Михаил Павлович весь путь проделал в тонком мундире, лишь чудом не заболев. Едва прибыв во дворец своего отца, Михаил II засобирался было ехать обратно в Царское, чтобы поддержать своим присутствием верные войска, однако благодаря устроенной императрицей Еленой истерике благоразумно от поездки отказался. Лишь после рапорта Дубельта о подавлении мятежа Пестеля, к Михаилу вернулось самообладание и уже к вечеру Государь вернулся в Санкт-Петербург. Убийство Храповицкого, о которой до царя доходили лишь самые смутные и противоречивые слухи, повергло его в ужас, "на его месте мог бы быть я", - писал он жене в Гатчину. Вспышка революции в самом сердце империи, а также характер её протекания в европейских странах заставили самодержца поставить под сомнения итоги всего своего царствования:
Идёт уже 22 год моего царствования; я уже немолод. Сколько ещё отпустит мне Господь? <...> Неужели всё, что я считал правильным, всё то, что я сделал за этот 21 год вело Россию к этому? К якобинскому бунту, к мятежам? Как горько сознавать, что эти подлые события увенчали твои многолетние труды и труды тех, кого ты считал своими друзьями и сподвижниками, что это результат твоих ошибок. Мне страшно писать следующие слова, но я нахожу своё царствование неудачным. Молю Бога лишь о том, чтобы Он даровал мне хоть немного времени дабы я мог исправить положение, создавшееся от моих действий. Заклинаю тебя, Катиш, учись, учись на моих ошибках. (Из письма Михаила II к дочери цесаревне и великой княгине Екатерине)
3 апреля 1847 года Михаил утвердил "временные цензурные правила", разрешавшим печать лишь естественно-научных трудов и их переводов; общественно-политические газеты и журналы были запрещены, а литературные периодические издания стали печатать только после одобрения местного цензурного комитета. 17 мая "временные правила" были распространены на Царство Польское и Великое княжество Финляндское, что стало поводом для революций в автономиях империи.

Польское и финское восстания вызвали у царя противоречивую реакцию: их он принял с некоторой фаталистичностью, но уже в скором времени продолжил борьбу с "новыми якобинцами", как стал называть всех восставших, невзирая на их политические взгляды, передав, однако, фактическое руководство по подавлению выступлений генералу Леонтию Васильевичу Дубельту, столь блестяще проявившего себя во время пестелевского похода на Царское Село, и генералу Левашову, назначенному председателем Комитета министров с чрезвычайными полномочиями. Убийство финляндского генерал-губернатора А. С. Меншикова вызвало у Михаила II новый приступ апатии. "Россия теряет своих лучших сынов", - писал он в своём дневнике после теракта, совершенного финским студентом. И всё же над движением фенноманов Государь откровенно посмеивался, отпуская во время совещаний колкие замечания об "университетском" характере восстания.

Иначе царь относился к польской проблеме: в возникновении хунты Дембинского Михаил видел свою ошибку. По его мнению, в декабре 1830 года изданная после попытки военного переворота в Варшаве октроированная конституция была слишком "мягкой", а сам факт завинчивания гаек был расценён поляками как вызов.

Вместе с этим, когда армия генерала Паскевича в марте 1848 года осадила Львов, а вслед за его скорым падением в короткие сроки заняла около двух третей бывшей австрийской Галиции, Михаил II попробовал предпринять попытку к примирению хотя бы с частью польской элиты. Было объявлено, что в случае если хунта пойдёт на мировую и сложит оружие будет восстановлено царство Польское, к землям которого присоединились бы занятые земли. Однако такое предложение вызвало у горделивого варшавского правительства лишь насмешки, а отказ был оформлен в грубой и оскорбительной форме.

Последние месяцы

Смерть дочери Елизаветы, апрельские события в Петербурге, тяжело сказались на здоровье Михаила II, весьма болезненного человека, хотя и имевшего крепкое телосложение. Весной 1848 года, во время пребывания в Москве у императора началось кровотечение из носа, следствием чего стало нервное расстройство. Пробыв в старой столице России до сентября и едва оправившись от болезни, Государь пожелал ехать в Санкт-Петербург, чтобы встретить вернувшиеся из Польши части. Осенью и зимой Михаилу как будто стало лучше и он вернулся к работе.

Именно в этот период Сергей Трубецкой, после Весны Народов попавший в опалу и сосланный в Нижний Новгород, попытался восстановить связь с императором, надеясь, что тот простит его. Но Михаил пресёк эти попытки, ответив, что только память о былой дружбе помешала ему отправить опального министра ещё дальше, в Сибирь. Во время усиления реакции ухудшились и отношения в самой императорской семье.

В свой последний год жизни император взял за правило рассмотрения всех государственных дел вместе со своей дочерью и наследницей - великой княгиней Екатериной. Даже если Государь и будущая Государыня находились в одном городе, император писал ей длинные, пространные письма, стремясь подготовить дочь к царствованию:
Россия знала четырёх правивших императриц, но ни одну из них Господь не призвал на царство, обременённой супружеским положением. В этом отношении ты будешь первой. Прошу тебя, помни, что именно ты, а не Жорж будешь венчана на царство, ты будешь править и нести ответственность перед Всевышним. Ты обещала у алтаря быть ему верной женой, клялась слушаться его и во всём подчиняться - но не может самодержавный монарх подчинялся кому-либо, даже своему супругу. Я думаю, ты должна понимать: в том, что касается государственных дел стоит сделать исключение из твоей клятвы.
Я пишу тебе так много, для того, чтобы когда придёт время ты смогла бы в трудную минуту обратиться к этим письмам и, может быть, они подскажут тебе правильное решение. Осознание того обстоятельства, что я могу быть тебе полезным даже после моей смерти греет сердце и успокаивает меня.
При этом ухудшились отношения императора с зятем: Георгий Павлович слыл либералом и самодержец опасался его влияния на политику страны вообще и дочь в частности. Государь стал холоден с великим князем и нередко обрывал его на полуслове. В марте 1849 года Михаил издал ряд указов, определяющих будущее императорской династии: так, императорский титул получала только Екатерина Михайловна, соответственно становясь главой семьи, в то время как Георгий Павлович оставался только "Государем и Великим Князем" с обращением "его императорское высочество", с целью не допустить дальнейшей "германизации" императорского дома за потомками Алексея Михайловича закреплялась фамилия Романовы, без упоминания о принадлежности к конкретной ветви.

12 августа во время осмотра кавалерийской дивизии и артиллерии на Марсовом поле в Санкт-Петербурге император обратился к сопровождавшему его Н. Н. Муравьеву: «У меня немеет рука…». Окружавшие едва успели снять Михаила с лошади и отвезли в Зимний дворец. Около двух с половиной недель продолжалась борьба за жизнь разбитого параличом Михаила Павловича. всё это время подле него находилась императрица Елена Павловна и цесаревна Екатерина. Как писал очевидец, «они провели последние дни у постели умирающего, который их узнал и был очень обрадован». 9 сентября Государь вдруг приподнялся над подушками и, посмотрев куда-то в сторону над головами собравшихся, позвал своего старшего брата Николая, после чего потерял сознание. Через три часа, в половине восьмого вечера император Всероссийский Михаил II скончался на 52-ом году жизни, пробыв на престоле 22 года и неполные 10 месяцев. Погребение его состоялось 16 сентября в Петропавловском соборе.

Память и наследие

Итоги деятельности

Михаил II вошёл в историю как реформатор и освободитель. В его царствование было отменено крепостное право, учреждены земства, проведена судебная реформа, ограничена цензура, проведён ряд других реформ, в империи начался промышленный переворот. Вместе с этим наблюдались и отрицательные стороны его правления: многие современники и ряд историков утверждали, что действительного освобождения крестьян не произошло (был создан лишь механизм такого освобождения, называемый несправедливым); не были отменены телесные наказания в отношении крестьян; учреждение земств привело к дискриминации низших сословий; судебная реформа не смогла воспрепятствовать росту судебного и полицейского произвола; к концу царствования император отошёл от своего модернизационного курса и ввёл некоторые ограничения в отношении принятых реформ. В российском обществе образовался раскол и возникшие острые социальные противоречия, достигшие своего пика к 1847 году, стали частью Весны Народов.

Михаил II стремился предупреждать возникновение крупных военных конфликтов в Европе, предпочитая оказывать личное влияние на венценосных братьев и тем самым высказать позицию России. В его правление продолжилась экспансия империи в Средней Азии и на Кавказе, достигнув при нём весьма скромных результатов, она заложила основу для окончательного вхождения этих земель под руку российских императоров при его дочери.

Замок в 1850-е

Михайловский замок, 1850-е гг.

Михайловский замок, подарок императора Павла I младшему сыну, стал неофициальной резиденцией наследников императорского престола. Именем Михаила II назван вокзал в Санкт-Петербурге и железная дорога, связывающая его с Москвой; в 1855 году в его честь было названо основанное им Императорская военная артиллерийская академия. Сам Михаил Павлович, как генерал-фельдцейхмейстер, приложил руку к модернизации артиллерийских войск русской армии: при нём были переняты и усовершенствованы многие изобретения, создана современная на тот период база для обучения офицерского состава.

Оценки

В русской историографии существует тенденция недооценивать Михаила II и его правление. Вместе с этим уже 1870-х годах В. О. Ключевский писал:
<...> В корне неверно судить о царствовании Михаила Павловича как о чём-то "проходном", "незначительном" и "несущественном". Да, его роль кажется промежуточной, но здесь-то и кроется вся важность его правления! Михаил II стал связующим звеном между разговорами Екатерины II о реформах и Екатериной III, принявшей, наконец, то, о чём в начале своего царствования задумывался Александр I. Без его ссоры с Трубецким и реакции последних двух лет царствования не было бы того порядка, созданного в наши дни.
Чернышевский-1

Н. Г. Чернышевский

Сам Сергей Трубецкой, успевший побывать и фаворитом, и министром, и ссыльным за годы правления Михаила писал: "Если бы мне предложили повернуть время вспять и сказать, сделать что-либо покойному Государю по-иному я бы не изменил ничего. Его правление прошло так, как ему и следовало пройти. При всех его недостатках Михаил Павлович создал ту Россию, которую мы видим сейчас".

Негативные оценки царствования Михаила дают в основном социалисты, поляки и радикальная часть фенноманского движения. Так, Н. Г. Чернышевский даёт критическую оценку деятельности царя: "Как личность и как государственный деятель Михаил II был лишён каких-либо выдающихся талантов. Единственной его положительной стороной можно назвать, пожалуй, умение уступать дорогу тем, кто знал в делах больше него. Проще говоря: выдающаяся посредственность".

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.