Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История

Политическая демонстрация в Париже

Парижская весна (фр. Printemps Parisien) или «Красный май» (фр. Mai rouge) — период, начавшийся с избрания президентом Франции социалиста Франсуа Миттерана 12 октября 1964 года и прихода к власти широкой коалиции левых сил во главе с коммунистической партией, развернувшей в стране широкомасштабные реформы, направленные на национализацию, децентрализацию государственного управления и дистанцирование от Соединенных Штатов. Конец Парижской весне положил ввод войск НАТО в рамках операции «Луара» 30 мая 1965 года.

События 1964—1965 годов имели широкий международный резонанс и привели к росту левых настроений в большинстве государств Западной Европы.

Предыстория

15 августа 1964 года во время открытия мемориала павшим воинам на горе Фарон в окрестностях Тулона членом террористической организации ОАС был убит президент Франции Шарль де Голль. Согласно конституционным поправкам 1962 года президентские выборы должны были пройти в течение пяти недель — им предстояло стать первыми за 100 лет прямыми выборами главы государства. Датой их проведение Национальное собрание назначило 20 сентября. Временным главой Франции на период до избрания нового президента стал председатель Сената Гастон Моннервиль — выходец из Французской Гвианы и член Радикальной партии. Не смотря на то, что Моннервиль в свое время поддержал приход де Голля к власти, к середине 1960-х годов его отношения с голлистами испортились после того, как Моннервиль выступил против поправок к конституции, обвинив тогдашнего премьер-министра Жоржа Помпиду в злоупотреблении властью.

Похороны Шарля де Голля

К этому времени Франция оказалась на распутье — только что окончилась война в Алжире, нанесшая серьезный удар по международному престижу республики, по стране прокатилась волна терактов ОАС, в ходе деколонизации канула в лету Французская колониальная империя. Де Голль стремился выстраивать независимую внешнюю политику, играя на противоречиях Советского Союза и Соединенных Штатов — у него сложились достаточно хорошие отношения с канцлером Германии Якобом Кайзером, однако с его смертью и приходом к власти гораздо более правого Ойгена Герстенмайера во франко-германских отношениях произошло охлаждение. У курса президента было немало сторонников, но и немало критиков как среди ультраправых, так и среди левых — прежде всего коммунистов и социалистов, которые воспринимали де Голля как без пяти минут военного диктатора.

Соответственно, в сентябре 1964 года французам предстояло сделать выбор всего дальнейшего вектора развития государства — будет ли продолжен курс де Голля, будет ли он свернут или же Франция пойдет по еще более радикальному пути.

Президентские выборы 1964 года

Президентские выборы во Франции
20 сентября и 4 октября 1964 года
Явка избирателей: 84,75% (1 тур)
84,32% (2 тур)
Франсуа Миттеран.jpeg
Розовая плашка.png
Помпиду.jpeg
Синяя плашка.png
Кандидат: Франсуа Миттеран Жорж Помпиду
Партия: ФДИСЛС Союз за новую республику
Голосов: 12 118 590
51,6%
11 367 051
48,4%

Прочие кандидаты: Жан Леканюэ, Пьер Дак, Жан-Луи Тиксье-Виньянкур, Пьер Марсильяси, Марсель Барбю

Результат выборов: Франсуа Миттеран избран президентом Франции

Гибель де Голля оставила его партию — Союз за новую республику — без общепризнанного вождя. Премьер-министр и второй человек в руководстве Франции Жорж Помпиду был еще относительно мало известен и не пользовался той же популярностью, что и генерал — фактически, его политическая карьера длилась немногим более 2 лет, в связи с чем среди голлистов обсуждался вопрос о выдвижении кандидатом кого-нибудь другого. В качестве альтернативы Помпиду назывались имена министра иностранных дел Мориса Кув де Мюрвиля, председателя Национального Собрания Жака Шабан-Дельмаса и министра обороны Пьера Мессмера, которые уже успели сделать себе имя и не были новичками в политике. Однако все трое по разным причинам взяли самоотвод и Помпиду, как единственная компромиссная фигура все же получил номинацию.

Одной из первых с призывом к объединению оппозиции режиму голлистов выступила газета «L'Express», однако разногласия среди оппозиционных партий мешали выдвижению единого кандидата — первым взял самоотвод экс-премьер и экс-лидер Радикальной партии Пьер Мендес-Франс, который был принципиальным противником прямых президентских выборов, а впоследствии сорвалась попытка выдвижения мэра Марселя социалиста Гастона Деффера, который вступил в конфликт с лидером СФИО Ги Молле и не сумел заручиться поддержкой остальных социалистов, радикалов и христианских демократов. В итоге последние вообще вышли из коалиции оппозиционных сил и выдвинули своего кандидата в президенты — лидера Народно-республиканского движения, убежденного атлантиста и антикоммуниста Жана Леканюэ, который стремился в предвыборной агитации представить себя «Французским Кеннеди».

Франсуа Миттеран, Вальдек Роше и Ги Молле на пресс-конференции

Наконец, была образована коалиция левых партий, которая выбрала кандидатом Франсуа Миттерана, известного своей последовательной критикой режима де Голля. Он не принадлежал ни к одной крупной политической партии, по взглядам был левым социалистом и в принципе устраивал достаточно широкий партийный спектр: от коммунистов до радикалов. С лидером ФКП Вальдеком Роше было заключено соглашение о формировании межпартийной коалиции, по которому в случае победы Миттерана именно Роше стал бы главой правительства, но при этом большую часть министерских кресел должны были занять социалисты и радикалы. В то же время, чтобы говорить с коммунистами на равных, Миттеран инициировал создание новой партии — Федерации демократических и социалистических левых сил (ФДИСЛС), в которую вошли СФИО, Радикальная партия, а так же такие малочисленные партии, как Демократический и социалистический союз объединения, Автономная социалистическая партия, Конвент республиканских институтов (партия Миттерана) и др.

Огромное значение на исход выборов оказала внешнеполитическая ситуация — имидж СССР и, как следствие, компартии заметно укрепился в глазах европейцев после объединения Германии и успехов советской космонавтики, в результате чего фракция ФКП в Национальном Собрании уступала по численности лишь голлистам. Напротив, ударом по репутации правых стали события мая—июня 1964 года в Италии, когда правительство при помощи армии подавило выступления коммунистов и социалистов, протестовавших против включения в правительство неофашистов из Итальянского социального движения. В итоге за Миттерана проголосовало свыше 9 млн человек — на 2,2 млн больше, чем за Помпиду. Леканюэ стал третьим, набрав почти 20% голосов. Четвертым с результатом в 1,5 млн голосов оказался популярный комик Пьер Дак, успех которого во многом был результатом протестного голосования. Одним из пунктов предвыборной программы Дака стало обещание «не растворять Национальное собрание в серной кислоте».

Кандидаты Партии 1-й раунд 2-й раунд
Голосов % Голосов %
Франсуа Миттеран Федерация демократических и социалистических левых сил 9 074 369 37,76% 12 118 590 51,60%
Жорж Помпиду Союз за новую республику 6 805 777 28,32% 11 367 051 48,40%
Жан Леканюэ Народно-республиканское движение 4 746 261 19,75%
Пьер Дак Беспартийный 1 489 965 6,20%
Жан-Луи Тиксье-Виньянкур Беспартийный 1 228 020 5,11%
Пьер Марсильяси Европейская либеральная партия 410 942 1,71%
Марсель Барбю Беспартийный 276 365 1,15%
Всего 24 031 699 100% 23 485 641 100%
Действительные голоса 24 031 699 98,99% 23 485 641 97,26%
Недействительные голоса 246 078 1,01% 662 073 2,74%
Явка 24 277 777 84,75% 24 147 715 84,32%
Зарегистрированные избиратели 28 644 944 28 637 139

Решающим событием, окончательно склонившим исход выборов в пользу левых, стал отказ Леканюэ поддержать Помпиду вследствие личной неприязни между двумя политиками. В итоге голоса тех 4 млн французов, которые придерживались центристских взглядов, разделились между двумя кандидатами — большая часть поддержала голлистов, однако этого не хватило последним для победы. 4 октября прошел второй тур, на котором Миттеран сумел набрать на 750 000 голосов больше, чем Помпиду, и уже 12 октября принес президентскую присягу. На следующий день правительство, все еще возглавляемое Помпиду, было отправлено в отставку и одновременно распущено Национальное Собрание, в котором большинство было у Союза за новую республику.

Президентство Миттерана

Выборы в Национальное Собрание

Национальное Собрание III-го созыва было избрано в ходе голосования 8 и 15 ноября — свыше 5,5 миллионов французов отдали свои голоса за Компартию, что стало ее лучшим на тот момент результатом, однако из-за особенностей избирательной системы Франции коммунисты в итоге завоевали меньше мест, чем их союзники по коалиции из ФДИСЛС. Сказались так же и межпартийные договоренности, по которым в ряде округов ФКП отказалась от выдвижения собственных кандидатов и поддержала социалистов. Всего было избрано 452 депутата в метрополии и еще 31 представитель заморских департаментов — большинство в парламенте впервые с 1946 года было у левых. По иронии судьбы, система, выстраиваемая де Голлем для обеспечения решающего превосходства президентской власти над парламентской, теперь сработала против голлистов, т. к. про-президентские силы во втором туре выборов резко увеличили свое представительство.

Внеочередные парламентские выборы во Франции 8 и 15 ноября 1964 года
НС-64.png
Партия Лидер 1-й тур 2-й тур Мест
Французская коммунистическая партия Вальдек Роше 29,73% 31,56%
119 / 483
Федерация демократических и социалистических левых сил Франсуа Миттеран 22,66% 28,78%
140 / 483
Всего левые 52,39% 60,34% 259
Союз за новую республику Жорж Помпиду 24,33% 21,14%
131 / 483
Независимые республиканцы Валери Жискар д'Эстен 5,52% 8,79%
40 / 483
Всего правые 29,85% 29,93% 171
Народно-республиканское движение Жан Леканюэ 7,97% 4,78%
30 / 483
Национальный центр независимых и крестьян Камиль Лоран 6,72% 3,9%
14 / 483
Всего центристы 14,69% 8,68% 44
Прочие 3,07% 1,05%
9 / 483

В итоге было сформировано правительство Вальдека Роше из коммунистов, социалистов и левых радикалов. Коммунисты получили в нем портфели министров транспорта, труда, почты и телекоммуникаций, информации, образования и т. д. — т. е. в основном посты, считавшиеся второстепенными и не престижными. Наибольшим влиянием после Роше располагал 38-летний Ролан Леруа, один из идеологов партии и самый молодой член кабинета, в силу своих обязанностей министра информации занимавшийся практически всеми французскими СМИ.

Министром иностранных дел стал лидер СФИО Ги Молле, другой видный политик Пьер Мендес-Франс занял кресло министра финансов и экономики, министерство внутренних дел досталось радикалу Морису Буржесу-Монури, а министерство обороны по поручению Миттерана возглавил его близкий друг Шарль Эрню. В печати этот кабинет получил название «Красного министерства» — в него входили 12 социалистов, 10 коммунистов (не считая Роше) и 3 радикала. Распределение мест во многом определялось близостью того или иного политика Миттерану: так, крошечный Конвент республиканских институтов получил больше министерских портфелей, чем старейшая в коалиции Радикальная партия в силу своей лояльности действующему президенту.

Красное министерство
Должность Фото Имя Партия
Государственные министры
Государственный министр культуры
(фр. Ministre d'État, chargé des Affaires culturelles)
Луи Арагон.jpeg Луи Арагон
1897—1982
ФКП
Государственный министр заморских департаментов и территорий
(фр. Ministre d'État, chargé des Départements et territoires d'Outre-mer)
Сезер.jpeg Эме Сезер
1913—2008
ФКП
Государственный министр административных реформ
(фр. Ministre d'État, chargé de la Réforme administrative)
Гастон Деффер.jpeg Гастон Деффер
1910—1986
ФДИСЛС
(СФИО)
Государственный министр по научным исследованиям, атомной энергетике и космосу
(фр. Ministre d'État, chargé de la Recherche scientifique, Questions atomiques et spatiales)
Савари.jpeg Ален Савари
1918—1988
ФДИСЛС
(«Социализм и Демократия»)
Министры
Министр юстиции
(фр. Ministre de la Justice)
Сюлье.jpeg Мишель Сюлье
1916—1989
ФДИСЛС
(Радикальная партия)
Министр иностранных дел
(фр. Ministre des Affaires étrangères)
Ги Молле.jpeg Ги Молле
1905—1975
ФДИСЛС
(СФИО)
Министр внутренних дел
(фр. Ministre de l'Intérieur)
Буржес-Монури.jpeg Морис Буржес-Монури
1914—1993
ФДИСЛС
(Радикальная партия)
Министр национальной обороны
(фр. Ministre des Armées)
Шарль Эрню.jpeg Шарль Эрню
1923—1990
ФДИСЛС
(КРИ)
Министр финансов и экономики
(фр. Ministre des Finances et des Affaires économiques)
Мендес-Франс.jpeg Пьер Мендес-Франс
1907—1982
ФДИСЛС
(Радикальная партия)
Министр-делегат по вопросам сотрудничества
(фр. Ministre délégué chargé de la Coopération)
Гюйо.jpeg Ремон Гюйо
1903—1984
ФКП
Министр национального образования
(фр. Ministre de l'Éducation nationale)
Фажон.jpeg Этьен Фажон
1906—1991
ФКП
Министр общественных работ и транспорта
(фр. Ministre des Travaux publics et des Transports)
Сервен.jpeg Марсель Сервен
1918—1968
ФКП
Министр промышленности
(фр. Ministre de l'Industrie)
Хирш.jpeg Этьен Хирш
1901—1994
ФДИСЛС
(КРИ)
Министр сельского хозяйства
(фр. Ministre de l'Agriculture)
Лусто.jpeg Клебер Лусто
1914—2000
ФДИСЛС
(СФИО)
Министр труда
(фр. Ministre du Travail)
Марше.jpeg Жорж Марше
1920—1997
ФКП
Министр общественного здравоохранения и населения
(фр. Ministre de la Santé publique et de la Population)
Кутюрье.jpeg Мари Клод Вайян-Кутюрье
1912—1996
ФКП
Министр строительства
(фр. Ministre de la Construction)
Бабулен.jpeg Жан Бабулен
1917—1985
ФДИСЛС
(КРИ)
Министр по делам ветеранов и жертв войны
(фр. Ministre des Anciens Combattants et Victimes de guerre)
Френе.jpeg Анри Френе
1905—1988
ФДИСЛС
(КРИ)
Министр почт и телекоммуникаций
(фр. Ministre des Postes et Télécommunications)
Фришман.jpeg Жорж Фришман
1919—2006
ФКП
Министр информации
(фр. Ministre de l'Information)
Kthef.jpeg Ролан Леруа
1926—2019
ФКП
Министр по делам репатриантов
(фр. Ministre des Rapatriés)
Фюзье.jpeg Клод Фюзье
1924—1997
ФДИСЛС
(СФИО)
Государственные секретари
Государственный секретарь по делам Алжира
(фр. Secrétaire d'État chargé des Affaires algériennes)
Шессон.jpeg Клод Шессон
1920—2012
ФДИСЛС
(СФИО)
Государственный секретарь по связям с парламентом
(фр. Secrétaire d'État chargé des Relations avec le Parlement)
Дюма.jpeg Ролан Дюма
Род. 1922
ФДИСЛС
(СФИО)
Государственный секретарь по иностранным делам
(фр. Secrétaire d'État chargé des Affaires étrangères)
Канапа.jpeg Жан Канапа
1921—1978
ФКП
Государственный секретарь по вопросам бюджета
(фр. Secrétaire d'État chargé du Budget)
Дюффо.jpeg Анри Дюффо
1907—1987
ФДИСЛС
(СФИО)

«Красное министерство»

Выступление Вальдека Роше

20 ноября 1964 года Роше, воспользовавшись предоставляемым ему, как премьеру, конституцией правом обратиться к Национальному собранию, выступил с «декларацией о намерениях», которые включали создание сильного госсектора, перестройку органов власти с целью ликвидации негативных последствий «единоличного правления» и другие реформы. 19 декабря состоялось торжественное перезахоронение героя Сопротивления Жана Мулена, приуроченное к празднованию 20-летия освобождения Франции — на нем присутствовало все политическое руководство во главе с Миттераном, представители иностранных держав, в том числе первый вице-премьер советского правительства Алексей Косыгин, а с поминальной речью выступал новый министр культуры Луи Арагон. Это мероприятие должно было стать символом единения левых сил и продемонстрировать, что курс на реформы, озвученный премьером, полностью разделяет и президент.

Получив большинство мест в парламенте, Миттеран и Роше смогли развернуть в стране целую серию социальных реформ — к этому времени экономический рост, сопровождавший первые годы президентства де Голля стал постепенно замедляться, появились такие негативные явления как инфляция и рост цен, а так же замораживание роста заработной платы, что привело к забастовкам шахтеров в начале года. Сохранялась высокая безработица среди молодежи, около двух миллионов рабочих жили на грани бедности, в городах по прежнему некоторые кварталы представляли собой трущобы.

Вальдек Роше с Алексеем Косыгиным

Чтобы радикально улучшить жизненный уровень французов, правительство объявило о введении целого ряда новых налогов, в том числе налога на роскошь, и о национализации 36 крупнейших частных банков, ведущих финансовых компаний и промышленных групп. В результате к весне 1965 года банковская сфера стала государственной на 100%, авиапром и сталелитейная промышленность — на 80%, тяжелая промышленность — на 1/3. Франция стала страной с крупнейшим госсектором в Западной Европе, что позволило получить средства для проведения социальных реформ — рабочая неделя ограничивалась 40 часами, пенсионный возраст снижался до отметки в 60 лет, устанавливался минимальный размер оплаты труда в 1000 франков, ежегодный оплачиваемый отпуск продлевался до 5 недель, расширялась помощь многодетным семьям.

Помимо этого, правительство Роше по предложению Гастона Деффера, так же получившего в нем министерский пост, начало масштабную реформу государственного устройства — предполагалось значительно увеличить права местного самоуправления, передав все руководство в департаментах выборным органам власти, а не назначаемым из центра префектам. Теперь жители департамента сами определяли размер налоговой ставки в своем департаменте, управляли имуществом и проводили общественные работы на его территории. Аналогично расширялась самостоятельность и полномочия коммун. Децентрализация управления, однако, встретила достаточно осторожную реакцию населения, которое видело в сильной центральной власти гаранта обеспечения равенства граждан и сохранения единства государства.

Реформа вооруженных сил

Для Миттерана важнейшим вопросом, требующим решения, было устранение армии из политической жизни Франции — мятеж 1958 года привел Четвертую республику к гибели и больше всего президент опасался, что новый заговор среди военных приведет и к его собственному падению. Опасения эти, казалось, подтверждали события в соседней Италии, а так же активное участие бывших военных в террористической деятельности ОАС — именно поэтому Миттеран настоял на назначении министром обороны человека, в лояльности которого он не сомневался. Шарль Эрню доселе не имел никакого отношения к армии — не смотря на достаточно молодой возраст (к моменту назначения ему исполнился 41 год) он успел поработать экономистом, журналистом и депутатом Национального Собрания, был известен своей любовью к алкоголю и красивым женщинам.

Министр обороны Шарль Эрню в своем кабинете

Одним из первых мероприятий Эрню на посту министра стало введение моратория на ядерные испытания — выполняя пожелания Миттерана, он объявил о намерении Франции постепенно полностью отказаться от ядерного оружия. Кроме того, под руководством Эрню произошла «кадровая революция» в министерстве обороны, откуда уволили практически всех выдвиженцев де Голля, заменив их гражданскими назначенцами — это сделало его крайне непопулярным в глазах военных, раздраженных тем, что практически все руководство вооруженными силами в 1964 году стало левым.

Чтобы высвободить средства на проведение социальных преобразований, Эрню инициировал сокращение армии — формально, количество подразделений не менялось, но при этом значительно сокращалось число бригад в составе дивизии, в результате чего около 50 000 военнослужащих попали под сокращение. Это, однако, только осложнило ситуацию в стране, т. к. встал вопрос о трудоустройстве уволенных из рядов вооруженных сил, что потребовало лишь роста социальных расходов. Боеспособность французской армии существенно поколебалась не только из-за ее сокращения — не доверяя военным, Миттеран предложил часть функций по обеспечению обороны возложить на МВД. Одним из первых его решений на посту президента стало создание отдела по борьбе с терроризмом при ведомстве Буржеса-Монури, как ответ на убийство де Голля.

«Новая дипломатия»

Приход к власти левых с тревогой воспринимали в одних государствах и с надеждой в других. Руководство французской внешней политикой при де Голле находилось целиком в руках президента, поэтому переселившемуся в Елисейский дворец Миттерану предстояло определить новую стратегию государства на международной арене. Назначенный главой МИД Ги Молле выполнял скорее технические функции, однако в силу своего авторитета и политического опыта рассчитывал играть гораздо более важную роль, чем его предшественник Кув де Мюрвиль. В то же время, помимо, собственно МИДа, во Франции существовало еще как минимум два дипломатических ведомства — Министерство по делам сотрудничества и Генеральный секретариат по иностранным делам. Первое занималось отношениями с франкоязычными странами и бывшими колониями, а второе обеспечивало повседневную работу дипкорпуса и ведение дел. Оба ведомства возглавлялись коммунистами — Ремоном Гюйо и Жаном Канапа, которых атлантизм Молле никак устроить не мог.

Ги Молле и Франсуа Миттеран во время визита в Лондон

Разногласия по поводу внешнеполитического курса начались с первых же месяцев работы правительства: руководство ФКП настаивало на том, что президент-социалист должен свой первый дипломатический визит нанести в Советский Союз, однако Миттерану удалось настоять на необходимости посещения в первую очередь Великобритании, которую возглавляло на тот момент лейбористское правительство Гарольда Вильсона. В итоге Лондон посетила внушительная делегация из Миттерана, Молле и Канапа, в то время как Москва 27 февраля принимала Жака Дюкло и Марселя Сервена, возглавлявших делегацию ФКП. В ходе их визита, приуроченного к очередному совещанию коммунистических и рабочих партий, было достигнуто соглашение о дальнейшем укреплении советско-французского культурного взаимодействия в связи с предстоящим празднованием 20-летия победы во Второй Мировой войны а так же о подготовке визита Миттерана в СССР.

Канапа сильно тяготился своим второстепенным положением в сравнении с Молле, а потому всячески старался «перетянуть одеяло на себя». 13 февраля даже разразился громкий скандал, когда в одной из газет было опубликовано его интервью, в котором госсекретарь критиковал интервенцию США во Вьетнаме и делился намерениями Компартии к 1966 году добиться отказа от использования доллара в международных расчетах и вывести Францию из всех военных структур НАТО — в перспективе Канапа не исключался и полный выход из организации, а так же законодательное закрепление нейтрального статуса государства. Роше пришлось публично выступить в связи с появлением этого интервью и объявить его содержание частным мнением одного человека, а не всего руководств ФКП.

Тем не менее, заявления Канапа стали ледяным душем для Вашингтона — после объединения Германии потеря Франции означала бы, что Штаты лишатся своего главного плацдарма на европейском континенте, а территория Североатлантического альянса окажется «рассеченной» на несколько анклавов: Италию, Бенилюкс, Португалию и т. д. Кроме того, в Париже располагалось командование войск НАТО, а на территории республики стояла значительная часть двухмиллионной группировки альянса. Перспектива вывода иностранных войск с территории Франции многим западным политикам виделась прологом к приходу военных уже с востока и появлению советских баз на атлантическом побережье. Опасения иностранных держав разделяли и французские социалисты: Миттеран не имел столь далеко идущих планов во внешней политике — его вполне удовлетворяло дистанцирование от США и выстраивание дружеских отношений с СССР в связи с угрозой ремилитаризации Германии, ставшей вновь актуальной после 1963 года, но давление со стороны НАТО увеличивало раскол между президентом и Компартией.

Перемены в обществе

Вальдек Роше и Ролан Леруа с послом Северного Вьетнама в Париже Май Ван Бо

Одним из первых мероприятий правительства Роше стала отмена государственной монополии на телевидение и радио, бывших основным инструментом пропаганды при де Голле — эффект от этого решения оказался колоссальным, т. к. впервые все политические силы в стране получили равные возможности для ведения агитации. Огромную популярность вмиг завоевали политические дебаты, транслировавшиеся по радио, на которых обсуждались зачастую самые острые проблемы в стране. Либерализация СМИ проводилась правительством прежде всего из желания нанести пропагандистский удар по голлистам — предполагалось, что получив доступ к радио и телевидению, оппозиционно настроенные граждане в первую очередь будут критиковать негативные последствия правления де Голля и, действительно, первое время главными темами для обсуждения стали война в Алжире, пределы участия армии в политике, издержки созданной де Голлем политической системы и т. д. Важнейшую роль в этих процессах играл министр информации Леруа, стараниями которого было защищено положение журналистов, с профсоюзом которых правительство заключило коллективный договор, а так же расширена автономия Управления Французского телевидения и радиовещания (ОРТФ), работники которого получили доступ к управлению им. Во главе ОРТФ стараниями Леруа встал социалист Артюр Конт, который, не смотря на антипатию к коммунистам, полностью разделял курс министра. Вскоре, однако, все пошло не по плану.

Уже к концу марта резкой критике стала подвергаться политика действующих президента и правительства — все чаще звучали слова о негативных последствиях реформ, о бедственном положении бывших военнослужащих, о невыполнении социальных обязательств перед работниками владельцев многих частных предприятий и т. д. Особенно острым нападкам подвергался лично Миттеран, в адрес которого лились одновременно в «попустительстве коммунистам» и «сопротивлении реформам». В печати появилось немало публикаций как о его прошлом, в частности, многочисленные спекуляции по поводу его работы в администрации про-фашистского режима Виши в 1941—1943 годах, так и о личной жизни президента. В частности, скандал вызвало обнародование внебрачной связи Миттерана с Анной Пенжо, которой, на момент начала их отношений еще не исполнилось 18 лет.

Митинг французских рабочих перед зданием НСФП

Общество стремительно политизировалось — митинги и политические демонстрации становились практически постоянным явлением, популярность набирали радикальные взгляды, как левые так и правые. Анархисты, троцкисты, националисты, прежде находившиеся на положении маргиналов, постепенно завоевывали собственный электорат, главным образом среди молодежи и социальных низов. Одновременно с расколом общества очевидным стал и раскол правящей коалиции: шедшие на выборы в том числе и с лозунгом ограничения единоличного правления, установленного де Голлем, левые столкнулись с разногласиями в реализации этой задачи.

В январе—феврале противоречия стали выходить наружу. Предложение министра труда Марше распространить «Статус трудящихся», гарантировавший пожизненную страховку, на всех рабочих как национализированных, так и частных предприятий вызвало жесткую реакцию крупнейшего объединения работодателей — Национального совета французских предпринимателей (НСФП) во главе с симпатизантом голлистов Жоржем Вилье. Он организовал серию демонстраций против политики правительства, призвав «объявить войну» любым коммунистическим инициативам, насаждаемым сверху. Прошедшая в том же году конференция НСФП в выставочном центре Порт-де-Версаль, объединившая несколько десятков тысяч участников, произвела сильное впечатление на Миттерана, вынудив его считаться с мнением французского бизнеса.

«Красный май»

К весне стал очевиден раскол правительства — масштабные социальные реформы чрезмерной нагрузкой легли на бюджет, сбережения стали «утекать» из страны, выросли цены, инфляция составила порядка 30%, снизилась стоимость франка. Нужно было либо продолжить национализацию, чтобы получить ресурсы на дальнейшую реализацию реформ, либо свернуть большинство социальных программ и перейти к режиму жесткой экономии. Первую идею поддерживали Роше и Молле, а вторую такие правые социалисты, как Анри Френе и Гастон Деффер. Кроме того, все большее раздражение вызвали резкие заявления отдельных руководителей ФКП — если Роше соглашался действовать в рамках рыночной экономики и старался всячески подчеркивать, что его правительство призвано «восстановить республиканские институты и демократические свободы», и что «момент для смены производственных отношений еще не наступил», то, например, лидер коммунистической фракции в Сенате Жак Дюкло, будучи человеком эмоциональным и несдержанным, несколько раз позволил себе по поводу развернувшихся в стране преобразований заявить: «Общество встало на французский путь к социализму».

Совещание французского правительства

Терпение Миттерана, который всерьез опасался перехвата власти компартией, не выдержало 22 апреля — в этот день он провел срочное совещание с руководством ФКП и ФДИСЛС, на котором поставил вопрос о немедленных перестановках в правительстве и прежде всего на отставке наиболее одиозных министров, прежде всего Леруа и Канапа. Роше, в принципе, не возражал, ставя условием лишь сохранение за собой кресла премьер-министра и права назначить на освободившиеся места функционеров его партии (назывались имена Мориса Кригель-Вальримона и Лорана Казанова). Однако уже 24 апреля Миттеран заявил, что правительство срочно должно сократить социальные расходы, иначе Франция может оказаться на грани финансового кризиса. Это уже никак не могло устроить ни Роше, ни остальных министров-коммунистов — 25 апреля они демонстративно подали в отставку в знак протеста против сворачивания реформ.

Роше полагал, что уход двух из пяти членов правительства заставит Миттерана передумать, но тот пошел на принцип и поручил Молле сформировать новый кабинет. Молле, с трудом находивший общий язык с коммунистами, согласился или вообще исключить их из правительства, или оставить за наиболее умеренными несколько второстепенных министерств — культуры, здравоохранения и т. д., но при этом наотрез отказался от сворачивания реформ, предлагая лишь на время «заморозить» рост социальных выплат. Миттеран, на которого оказывали серьезное давление западные политики, отверг условия Молле и вместо него назначил новым премьером Гастона Деффера, который сформировал кабинет без коммунистов, включив в правящую коалицию христианских демократов и независимых республиканцев.

Солдаты 2-го гусарского разведывательного полка на параде в честь Дня Жанны д'Арк

Граффити на стене университетской аудитории

Политический кризис

Поначалу казалось, что смена правительства прошла спокойно и без потрясений — первые 6 дней работы Деффера на посту премьер-министра не были отмечены какими-то массовыми протестами, да и за рубежом, в том числе и в странах соцлагеря, в целом спокойно отнеслись к отставке Роше. Однако 1 мая по всей стране прошли демонстрации в честь дня солидарности трудящихся — в одном только Париже в них приняло участие до 500 000 человек, причем большая часть демонстрантов шла под коммунистическими лозунгами, призывая власти отказаться от режима «жесткой экономии» и продолжить национализацию.

2 мая Деффер объявил о сокращении расходов на образование, в результате чего к политическому протесту присоединилось студенчество — в крупнейших университетах прошли забастовки студентов, а в Сорбонне они даже попытались возвести баррикады, но были разогнаны полицией. 7 мая демонстрации продолжились митингом у Тримфальной арки, в котором приняло участие до 200 000 человек — к студентам присоединились профсоюзы, в том числе крупнейшие в стране Всеобщая конфедерация труда и «Рабочая сила», а 10—11 мая на улицах Парижа развернулись настоящие бои между демонстрантами и полицией с использованием коктейлей Молотова и сожжением автомобилей. Действия протестующих поддержало руководство компартии, которое призвало рабочий класс подняться на борьбу за свои права.

13 мая в Париже митинговало уже около миллиона человек — Деффер вынужден был издать приказ об освобождении политзаключенных и о восстановлении работы ранее закрытой Сорбонны, однако это только подогрело протесты. К оппозиции присоединились государственные служащие, работники сферы услуг, торговли и т. д. — страну охватила всеобщая забастовка, вошедшая в историю как «Красный май». На ее пике бастовало около 11 миллионов рабочих — более 22% всего населения Франции. Главными лозунгами стали отмена «жесткой экономии», повышение заработной платы, всеобщая амнистия, установление рабочего контроля над предприятиями, а так же отставка кабинета Деффера и формирование нового правительства с участием коммунистов.

29 мая

Столкновения протестующих с полицией

К концу мая страна оказалась на грани гражданской войны — многие ведущие политики призывали Миттерана согласиться с требованиями протестующих, не доводя страну до «большевистской революции». Ги Молле даже объявил, что СФИО выйдет из коалиции, если коммунисты не будут возвращены в правительство. 29 мая Пьер Мендес-Франс заявил, что готов возглавить кабинет и пообещал включить в него членов компартии, однако Миттеран наотрез отказался идти на компромисс с ФКП. В тот же день он отменил запланированное совещание Совета министров и отдал приказ вывезти все свои документы из Елисейского дворца. В 11:00 было объявлено, что президент отправляется из Парижа в свой родной город Жарнак и вернется в столицу только завтра, однако вертолет Миттерана так в Жарнаке и не появился. В течение 6 часов страна не знала, где находится ее руководитель, а Гастон Деффер даже в сердцах воскликнул: «Президент сбежал из страны!».

Правительство фактически перестало функционировать, госаппарат был парализован. В столице начались перебои с бензином, практически невозможно было добыть деньги в банкоматах — со дня на день ожидали революции, а Деффер даже решил носить при себе оружие. Лишь вечером стало известно, что Миттеран вылетел в Шамбле-Бюссьер — здесь, под защитой авиации НАТО, президент провел консультации с министром обороны Эрню, военным губернатором Парижа генералом Кама и главнокомандующим ОВС НАТО Лемницером, которые убедили его в необходимости силового подавления протестов. Однако генерал Кама выразил сомнения, что французская армия, находящаяся в стадии реорганизации, может в короткие сроки взять ситуацию под контроль и предложил первоначальные действия по наведению порядка возложить на войска НАТО. Того же мнения придерживался и Эрню, который, вдобавок, выразил опасения, что солдаты и офицеры, среди которых еще были сильны позиции голлистов, попросту откажутся защищать президента-социалиста. Генеральный секретарь НАТО Манлио Брозио через Лемницера передал свое согласие на ввод войск, но запросил сутки на консультацию с Вашингтоном.

Генерал Лайман Лемницер перед строем войск НАТО

По утверждению тогдашнего госсекретаря США Генри Кэбота Лоджа, еще за несколько дней до этих событий состоялся телефонный разговор между президентом Скрэнтоном и Берией, в котором на вопрос, признает ли СССР Ялтинские договоренности, советский лидер ответил, что признает их полностью, т. е. фактически согласился с тем, что Франция — зона интересов Соединенных Штатов. Однако эти свидетельства Лоджа так и не получили официального подтверждения.

30 мая в соответствии с уставом НАТО, зафиксировавшим, что в случае дестабилизации положения в стране-члене альянса, угрожающей дестабилизацией в других ее членах, организация имеет право на военное вмешательство, верховное командование ОВС НАТО приступило к реализации операции «Луара» по наведению порядка во Франции.

Операция «Луара»

Уже 28 декабря 1964 года на совещании государств-членов Европейского экономического сообщества прозвучала первая критика реформ во Франции со стороны иностранных держав — премьер-министры Нидерландов и Италии Виктор Марейнен и Чезаре Мерцагора выразили опасения, что поспешность преобразований может привести к дестабилизации как внутри, так и вне Франции. В начале 1965 года командование войск НАТО стало прорабатывать возможные сценарии военного вмешательства — пока президентом оставался Кеннеди, эти планы рассматривались скорее как умозрительные, но с приходом в Белый дом Скрэнтона военная операция становилась все более реальной перспективой. К концу января черновой вариант будущей операции «Луара» был готов и лег на стол Скрэнтона и Брозио.

В течение марта—апреля шли консультации с Миттераном — президент к тому времени уже и сам склонялся если не к полному разрыву с коммунистами, то точно к отстранению их от ключевых постов в правительстве. В качестве посредника выступал посол США во Франции Чарльз Боулен — опытный переговорщик, в свое время представлявший Америку в Советском Союзе. Он же, фактически, готовил почву для возможного внешнего вмешательства. 10—20 апреля прошли учения НАТО на атлантическом побережье Франции, призванные продемонстрировать, к чему может привести дальнейшее продолжение левого эксперимента. 12 мая, уже в разгар политической забастовки, прошла встреча глав государств-участников НАТО в Монсе на территории Бельгии, где Миттеран согласился на иностранное вмешательство в случае ухудшения ситуации в стране, однако оговорился, что оно потребуется только если с подобной задачей не справятся французские войска. 27 мая — за 3 дня до вторжения — собрались уже главы военных ведомств стран НАТО, которые согласовали последние детали операции и возложили ответственность за ее проведение на генерала Лемницера. Политическое руководство должен был осуществлять советник президента США по национальной безопасности Генри Киссинджер.

Ввод войск

Луара.png

Войска НАТО во Франции

К назначенной дате для вторжения было подготовлено порядка 200 000 солдат — прежде всего французов, служивших в войсках НАТО, и бельгийцев. В последний момент было решено отказаться от ввода итальянских войск, т. к. в памяти многих жителей Франции еще были свежи воспоминания о фашистском прошлом их юго-восточного соседа. В 23:00 29 мая Миттеран разослал приказ в войска — оказывать солдатам альянса всяческую поддержку и содействие и препятствовать возникновению беспорядков. В 2 часа ночи 30 мая в аэропорте Ле-Бурже высадились первые воздушно-десантные соединения войск НАТО — примерно в то же время на совещании правительства большая его часть приняла решение поддержать вторжение, а Молле и Мендес-Франс демонстративно подали в отставку.

В 4 часа утра по радио выступил Миттеран, призвавший население не оказывать сопротивление военным — к этому времени солдаты НАТО захватили так же аэропорт Орли и при поддержке местных войск и полиции начали входить в столицу. Одновременно десанты были высажены во всех крупнейших городах — Марселе, Лионе, Тулузе, Ницце и др. К концу дня были заняты все основные объекты на территории Франции — правительственные учреждения, военные объекты, радиостанции и пр., — причем по большей части без применения оружия. Лишь в Париже протестующие попытались оказать сопротивление: были сбиты все дорожные указатели, таблички с названием улиц, В ряде районов рабочие и студенты попытались возвести баррикады и забросать воинские колонны коктейлями Молотова, но вынуждены были отступить под напором солдат и полиции. Во многом кровавых столкновений удалось избежать благодаря префекту парижской полиции Морису Гримо, который незадолго до того сменил убежденного голлиста и бывшего функционера режима Виши Мориса Папона, — Гримо лично выходил к протестующим, разговаривал с ними, убеждал разойтись по домам и не оказывать сопротивления. Лидеры компартии так же призвали своих сторонников, чтобы не допустить лишних человеческих жертв, не сопротивляться солдатам. Около 10 часов утра Роше, Дюкло и Марше с некоторыми однопартийцами были задержаны в здании редакции газеты «Юманите» и переведены на территорию министерства обороны.

В этот же день на заседание собрались депутаты Национального Собрания — его председатель Морис Фор предложил одобрить ввод войск НАТО, однако против этого решительно выступили коммунисты, большая часть которых из-за препятствий со стороны полиции так и не смогла явиться на заседание, и сторонники Молле и Мендес-Франса, которые тут же заявили о выходе из фракции ФДИСЛС. Голлисты и независимые республиканцы воздержались. В итоге «За» проголосовало лишь 22,6% от общего числа депутатов, «Против» — 27,5%. 2 июня в Монсе был подписан договор между руководством НАТО и французской делегацией во главе с Миттераном и Деффером, в котором последние признали ввод войск собственной инициативой и крайней необходимостью — к 20 июня генерал Лемницер обещал полностью вывести своих солдат с территории Франции.

Баррикады в Париже

Потери среди мирного населения за 22 дня оккупации оцениваются примерно в 137 убитых и более 600 раненых. Наибольшее их число пришлось на Сорбонну, которую пытались оборонять местные студенты. Потери среди военных за этот период составили 16 убитых и 35 раненых, небоевые потери — около 105 человек.

Итоги и последствия

В 20-х числах июня французские солдаты повсеместно сменили солдат НАТО, взяв ситуацию в стране под контроль. Демонстрации с требованиями продолжения реформ и вывода войск прошли в Париже еще дважды — 12—13 июня и 14 июля, однако они уже не собирали такое же внушительное количество участников, как в мае. В июле была восстановлена государственная монополия на телевидение и радиовещание, проведена приватизация ряда национализированных предприятий, отменен налог на роскошь, однако государство не стало отказываться от всех социальных обязательств введенных «Красным министерством». Т. к. СФИО и еще ряд партий вышли из про-президентской коалиции, Деффер вынужден был образовать правительство в коалиции с христианскими демократами и голлистами — последние 15 августа, в годовщину смерти де Голля, провели мирное шествие на Елисейских полях, собравшее до полумиллиона парижан, на котором Помпиду, Мессмер, Шабан-Дельмас и другие соратники генерала под многочисленные крики: «Нам нужен новый де Голль!» призвали Миттерана подать в отставку.

Попытались объявить импичмент президенту и депутаты Национального Собрания — эту идею поддержали коммунисты, левые социалисты и часть левых радикалов, однако голлисты воздержались, еще рассчитывая договориться со стремительно теряющим популярность главой государства. В январе 1966 года Помпиду от имени своей фракции предложил вынести вотум недоверия правительству Деффера, получив поддержку почти 2/3 депутатов. 22 января Миттеран вынужден был распустить парламент, назначив досрочные выборы на 20 февраля, при этом он заявил, что если его партии не удастся сформировать кабинет, то он покинет пост президента.

Распределение мест в Национальном Собрании IV созыва      Коммунистическая партия: 93 места      СФИО: 41 место      ФДИСЛС: 32 места      Демократический центр: 98 мест      Независимые республиканцы: 50 мест      Союз за новую республику: 162 места      Беспартийные: 9 мест

На прошедших выборах левых ждало тяжелое поражение — не желая больше повторения событий «Красного мая», французы в большинстве своем проголосовали за голлистов и центристов. Фракция Союза за новую республику вернула себе статус крупнейшей в парламенте, а Демократический центр, образовавшийся после слияния Народно-республиканского движения с Партией независимых и крестьян, показал на выборах третий результат, но сумел на несколько мест обойти коммунистов, сформировав вторую по численности фракцию. Вместе с независимыми республиканцами Валери Жискара д'Эстена они контролировали почти 2/3 мест в парламенте и могли не только формировать правительство без участия социалистов, в результате раскола оказавшихся в подавляющем меньшинстве, но и менять конституцию. Миттеран, выполняя предвыборное обещание, на следующий день после оглашения результатов — 28 февраля — подал в отставку.

Международная реакция

30 мая 1965 года — в день ввода войск, Советский Союз попытался созвать экстренное совещание Совета Безопасности ООН для обсуждения ситуации во Франции, внеся этот вопрос в повестку дня Генеральной Ассамблеи, однако это решение не поддержал ни один член Совбеза, где большинство было у США и их сателлитов. Тем не менее, в последствии многие державы выступили с осуждением операции «Луара» — в их число входили все без исключения члены СЭВ, большинство участников Движения неприсоединения, а так же Финляндия, ставшая единственной капиталистической страной, президент которой Урхо Кекконен назвал действия НАТО «вооруженной интервенцией». Не участвовали во вводе войск, но выразили безоговорочную поддержку Соединенным Штатам лидеры Португалии Антонио Салазар и лидер Испании Франсиско Франко, что было только на руку Советскому Союзу, т. к. давало лишний повод назвать ввод войск «фашистской агрессией».

Анти-правительственный плакат 1965 года

Парижская весна и ее подавление вызвали смешанную реакцию в мире — с одной стороны, многие умеренные политики пришли к убеждению, что любой компромисс с коммунистами грозит дестабилизацией и гражданским хаосом, однако ввод иностранных войск на территорию суверенного европейского государства произвел тяжелое впечатление на западное общество. 3 июня в Вашингтоне демонстрация против ввода войск во Францию собрала несколько тысяч человек. Аналогичные протесты прошли и в других города США, Великобритании, Бельгии и остальных государств-членов НАТО. Среди молодежи и левых кругов в Европе анти-американские настроения к концу 1960-х — началу 1970-х годов стали господствующими — после 1965 года расхожим стало выражение «Доктрина Скрэнтона», согласно которой руководство США оставляло за собой право на вмешательство во внутренние дела стан Североатлантического альянса, если дестабилизация ситуации в них грозила коммунистическим переворотом. В 1966 году впервые в своей истории потерпел поражение на выборах Христианского-демократический союз Германии, лидер которого Ойген Герстенмайер неосторожно выразил одобрение действий НАТО, к власти пришла коалиция социал-демократов и либералов во главе с Вилли Брандтом. Аналогичная ситуация сложилась в Австрии, где у власти впервые с 1945 года оказалось левое правительство Бруно Крайского.

Память о событиях

В октябре—ноябре 1979 года, на волне очередного социального кризиса в Европе, коммунисты провели массовую акцию памяти событий 15-летней давности, что во многом определило переоценку Парижской весны в сторону ее идеализации. В 1980 году президент США Эдвард Кеннеди признал решение о вводе войск «политической ошибкой» и заявил, что «тогдашнее руководство не предвидело всех негативных последствий ввода войск — не захотело предвидеть и не стало утруждать себя принципами международного права и государственного суверенитета». В 2005 году в Париже был сооружен мемориал в память о погибших в ходе операции «Луара».

Жорж Марше выступает на митинге, посвященном годовщине событий Парижской весны

Для французов события 1964—1965 годов стали своего рода «точкой невозврата» — симпатии молодежи, участников протестов «Красного мая», практически поголовно оказались на стороне компартии, в результате чего, все последующие годы ее влияние в левом лагере только возрастало. Позднее экс-министр образования в правительстве Деффера Эдгар Фор — один из тех, кто активно поддержал действия НАТО, — с сожалением признал: «Мы потеряли нашу молодежь в шестьдесят пятом». К 1970-м годам французское общество оказалось сильно поляризованным — социалисты, а вслед за ними так же христианские демократы и либералы стремительно теряли популярность, усиливались позиции как крайне-левых, так и голлистов, особенно тех из них, кто поддерживал курс на максимальное дистанцирование от Соединенных Штатов.

Advertisement