Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История
Пятилетняя война
Пятилетняя война.jpeg
Время 28 августа 1756 — 19 мая 1761
Место Центральная Европа
Итоги Победа Австрии и России
Причина Усиление Пруссии в Европе
Территориальные
изменения
См. Аугсбургский мир
Участники
Флаг Габсбургов.png Австрия
Флаг Российской империи 1.png Россия
Курфюршество Саксония.png Саксония
Флаг Ганновера 1692.png Ганновер
Flag of Sweden.svg.png Швеция
Флаг Франции.png Франция
Флаг Священной Римской Империи.png Священная Римская империя:
Курфюршество Бавария.png Бавария
Флаг Пруссии 1750.png Пруссия
Флаг Гессена.png Гессен-Кассель
Флаг Брауншвейга.png Брауншвейг-Вольфенбюттель
Шаумбург-Липпе.png Шаумбург-Липпе
Командующие
Флаг Габсбургов.png Мария Терезия
Флаг Габсбургов.png Кристиан Мориц фон Кёнигсегг †
Флаг Габсбургов.png Леопольд Йозеф фон Даун
Флаг Габсбургов.png Эрнст Гидеон фон Лаудон
Флаг Габсбургов.png Ференц Надашди
Флаг Габсбургов.png Андраш Хадик
Флаг Российской империи 1.png Елизавета Петровна
Флаг Российской империи 1.png Степан Апраксин †
Флаг Российской империи 1.png Виллим Фермор
Флаг Российской империи 1.png Пётр Салтыков
Курфюршество Саксония.png Фридрих Август II
Флаг Ганновера 1692.png Георг II Август †
Флаг Ганновера 1692.png Георг III Фридрих
Flag of Sweden.svg.png Адольф Фредрик
Флаг Франции.png Людовик XV
Флаг Франции.png Луи Шарль д'Эстре
Флаг Франции.png Арман де Ришелье
Флаг Франции.png Луи де Клермон
Флаг Франции.png Луи де Контад
Флаг Франции.png Виктор де Брольи
Флаг Франции.png Шарль де Роган-Субиз
Флаг Священной Римской Империи.png Курфюршество Бавария.png Максимилиан III Иосиф
Курфюршество Бавария.png Фридрих Михаэль Биркенфельдский
Флаг Пруссии 1750.png Фридрих II †
Флаг Пруссии 1750.png Фридрих Вильгельм II
Флаг Пруссии 1750.png Карл Вильгельм фон Финкенштейн
Флаг Пруссии 1750.png Генрих Прусский
Флаг Пруссии 1750.png Фердинанд Брауншвейгский
Силы сторон
Флаг Габсбургов.png 163 000
Флаг Российской империи 1.png 333 000
Курфюршество Саксония.png 20 000
Флаг Ганновера 1692.png 50 000
Flag of Sweden.svg.png 22 000
Флаг Франции.png 200 000
Курфюршество Бавария.png 76 000
Флаг Пруссии 1750.png 200 000

Пятилетняя война (1756—1761) — вооруженный конфликт, вызванный попыткой Габсбургов пересмотреть итоги войны за австрийское наследство и вернуть утраченные владения.

Название «Пятилетняя война» появилось в 1780-х годах, до того о ней говорили как о «недавней войне». В немецкой историографии она так же известна как Вторая Силезская война (нем. Zweiter Schlesischer krieg), а в шведской — как Померанская война (швед. Pommerska kriget). Иногда историки ее так же объединяют с войной за австрийское наследство в единый конфликт под условным названием «Двадцатилетняя война».

Предыстория

Война за австрийское наследство привела к резкому усилению Пруссии и Баварии, которые смогли по итогам Утрехтского мира присоединить к своим владениям бывшие австрийские владения Силезию и Чехию соответственно. Для Марии Терезии, занимавшей австрийский и венгерский престолы, важнейшей задачей стало возвращение утраченных территорий, однако сделать это ей мешали два обстоятельства: военный союз между Пруссией, Баварией и Францией, а так же нейтралитет ближайшей союзницы Габсбургов — Испании, король которой Фердинанд VI не собирался втягивать свою и без того ослабленную империю в новый разорительный конфликт. Поэтому мирную передышку венский двор использовал, чтобы привлечь на свою сторону новых союзников в предстоящей войне в Европе.

Первым, с кем удалось установить прочный альянс, стала Россия, императрица которой Елизавета Петровна испытывала личную антипатию к Фридриху II Прусскому — 2 июня 1746 года был заключен Петербургский союзный договор, по которому стороны взяли на себя взаимные обязательства помогать друг другу в случае агрессии Пруссии. 30 октября 1750 года к русско-австрийскому союзу присоединился курфюрст Ганновера Георг II Август, опасавшийся за судьбу своих владений в случае дальнейшей экспансии Берлина. К 1755 году удалось привлечь к анти-прусской коалиции Саксонию и Швецию, которым, в случае победы, были обещаны территории Магдебурга и Померании. Курфюрст Саксонский Фридрих Август II, занимавший одновременно с этим королевский престол в Варшаве, дал согласие пропустить русские войска через подвластные ему территории для участия в боевых действиях против Пруссии.

Фридрих II инспектирует прусских гренадер

В то же время Вена стремилась нейтрализовать французов, чтобы развязать себе руки: через австрийского посла Кауница Людовику XV было сделано предложение об уступке Савойи (королю Ломбардии Карлу Эммануилу III эти потери предполагалось компенсировать за счет территории Пармского герцогства) или же Брабанта (которым владела Бавария), однако австро-французское сближение натолкнулось на непримиримый антагонизм между Парижем и Петербургом, внешней политикой которого руководил антифранцузски настроенный канцлер Бестужев-Рюмин. 4 февраля 1756 года договор о взаимопомощи между Францией и Пруссией все же был продлен — неудача австрийской дипломатией компенсировалась лишь нейтралитетом Англии, король которой Яков III решительно высказался против участия в каком-либо конфликте на континенте. Интересы англичан в основном вращались вокруг Испанской Вест-Индии, а так как Мадрид не намеревался участвовать в новой войне с Францией, то и Стюарты не видели для себя никакой выгоды в защите территорий Пруссии и Баварии. Кроме того, нейтральными в будущей войне остались Нидерланды и Ломбардия, правители которых выражали симпатии скорее по отношению к Вене. Герцог Пармы и Тосканы Карл I — супруг Марии Терезии — ввиду того, что его владения не имели общих границ с театром военных действий, в них так же участия фактически не принимал.

Кампания 1756 года

Не дожидаясь, пока его противники развернут свои силы, Фридрих II 28 августа 1756 года первым начал боевые действия, внезапно вторгшись в границы Саксонии. 20-тысячная саксонская армия, разумеется, ничего не могла противопоставить втрое превосходящим ее численно пруссакам — 9 сентября под Пирной солдаты курфюрста Фридриха Августа II попали в окружение и 16 октября капитулировали. Захват территории Саксонии был необходим Берлину, чтобы обезопасить тыл перед неизбежным столкновением с австро-русскими войсками, перенести боевые действия на территорию противника, заставив его «платить» за них, и использовать людские и материальные ресурсы саксонцев в собственных интересах. Все солдаты, захваченные в плен под Пирной, были немедленно включены в ряды прусской армии, за что они впоследствии «отблагодарят» Фридриха II, перебегая к противнику целыми полками.

12 сентября, в ответ на агрессию пруссаков, войну Фридриху объявила Россия, а австрийская армия генерал-фельдцейхмейстера графа Кёнигсегга вторглась в Богемию и 1 октября заняла Брюнн. Баварцы под командованием герцога Биркенфельдского потерпели поражение и вынуждены были обратиться в Берлин с просьбой о помощи — осенью в Прагу вступил прусский гарнизон. В марте 1757 году в войну вступила Швеция, на чем формирование анти-прусской коалиции, в целом, завершилось.

Лидеры анти-прусской коалиции

Кампания 1757 года

Главная союзница Фридриха II — Франция — не торопилась оказывать пруссакам военную помощь: при Версальском дворе существовало немало противников прусского короля, возглавляли которых всемогущая фаворитка Людовика XV мадам Помпадур и ее выдвиженцы, такие как аббат Берни и министр иностранных дел Антуан Луи Руйе. Они всячески стремились дезорганизовать работу военного ведомства, чтобы свести участие Франции в войне к минимуму. Тем не менее, весной 1757 года Людовик XV все же начал боевые действия — 115-тысячная армия под командованием принца Субиза и маршала д'Эстре перешла Рейн и двинулась на Ганновер. 26 июля в сражении при Хастенбеке д'Эстре нанес поражение ганноверцам, фактически уничтожив армию Георга II, после чего тот вынужден был подписать в городке Цевен 8—10 сентября конвенцию, в соответствии с которой соглашался с оккупацией своих владений французами и обещал распустить армию. К тому времени благодаря интригам Помпадур д'Эстре на посту командующего был заменен на осторожного и нерешительного герцога Ришелье. Герцог отказался от похода на восток для помощи Пруссии, мотивируя это неблагоприятной для ведения боевых действий погодой, а весной следующего года и вовсе увел главные силы к югу, чтобы защитить Баварию от австрийцев.

Прусская лейб-гвардия в битве при Кремзире

21 апреля прусский корпус герцога Бевернского нанес австрийцам поражение при Броде, сорвав попытку наступления на Прагу, а 6 мая основные силы Фридриха II общей численностью 67 000 человек при поддержке 25-тысячной баварской армии атаковали основные силы Кёнигсегг у Россица в окрестностях Брюнна. Двукратный численный перевес у Фридриха сделал свое дело — австрийцы были наголову разбиты, граф Кёнигсегг получил смертельное ранение. Однако порядка 30 000 его солдат смогли в боевом порядке отойти к Кремзиру, где соединились с корпусом графа Леопольда фон Дауна. Строивший планы наступления на Вену, Фридрих вынужден был основные силы двинуть на восток, чтобы избежать удара в тыл и 18 июня произошло Кремзирское сражение. Не смотря на успех под Россицем, пруссаки оставили в тот день на поле боя порядка 11 700 человек — утомленные двумя месяцами беспрестанных боев и походов, они встретились с равной им по численности армией, к тому же занимающей выгодные позиции на возвышенности, прикрытой с фланга рекой Моравой, что мешало Фридриху осуществить фронтальную атаку. Тем не менее, первый раунд битвы он выиграл: прусская пехота на правом фланге фон Дауна глубоко вклинилась в его ряды и едва не обратила австрийцев в бегство. Лишь атака кавалерии спасла Дауна, который в боевом порядке отступил за реку.

Около четверти солдат с обеих сторон остались лежать на поле боя при Кремзире. Наступать на Вену в таких условиях было невозможно и Фридрих II принял решение вновь отойти к Праге. В это время в Богемию были дополнительно переброшены венгерские части под командованием бана Хорватии Ференца Надашди и генерала Андраша Хадика — к осени им удалось захватить Ольмюц, Троппау, Тешен и выйти на границу с Силезией. Чтобы не допустить полномасштабного австрийского вторжения, Фридрих направил в Богемию дополнительно 40 000 солдат и 5 ноября нанес противнику сокрушительное поражение при Вальденбурге. К декабрю стороны вернулись на те же позиции, которые они занимали в апреле и вынуждены были встать на зимние квартиры, готовясь к решающему сражению в следующем году.

Гросс-Егерсдорфское сражение

Летом границу Восточной Пруссии перешел 65-тысячный русский корпус фельдмаршала Степана Апраксина — не имея четких указаний Петербурга, 54-летний фельдмаршал старался самостоятельно никаких решительных действий не предпринимать, опасаясь, что больную Елизавету Петровну вот-вот сменит на троне ее племянник Пётр Фёдорович, известный своими симпатиями к Фридриху II. 6 июля был взят Мемель, а 30 августа русская армия на марше нанесла поражение пруссакам при Гросс-Егерсдорфе, однако этот успех был сведен на нет уже через восемь дней, после того, как на военном совете было принято решение очистить территорию Восточной Пруссии. За это 27 октября Апраксина арестовали, а 17 августа 1758 года он умер в тюрьме. После отступления русских фельдмаршал Лавальд, разбитый при Гросс-Егерсдорфе, был переведен в Померанию, где нанес поражение шведам, заперев их в Штральзунде.

Кампания 1758 года

Новым главнокомандующим русскими войсками после отставки Апраксина стал генерал-аншеф Виллим Фермор из обрусевшего шотландского рода — практически без боя он занял всю Восточную Пруссию, включая Кёнигсберг, население которого, включая известного философа Иммануила Канта, в конце января принесло присягу на верность Елизавете Петровне. Фермор планировал избрать следующей целью Данциг, однако из Петербурга пришло распоряжение идти на Франкфурт. После получения известий о занятии города 20-тысячным корпусом прусского генерала фон Дона маршрут был изменен и 15 августа Фермор вышел к Кюстрину, взятие которого открывало дорогу на Берлин. 25 августа попытку деблокировать город предпринял лично король Фридрих — разыгравшееся у деревни Цорндорф сражение, по словам Клаузевица, стало самым странным за всю войну: начавшись «по правилам», оно вылилось в большую резню, распавшись на множество отдельных схваток. В критический момент Фермор оставил армию, некоторое время не руководил ходом боя и появился лишь к развязке: к концу дня обе стороны остались на изначальных позициях, но на следующий день русские начали отход к Висле, а пруссаки — в Силезию. На поле боя осталось лежать почти 20 000 человек.

Сражение при Цорндорфе

На австрийском фронте Фридрих предпринял попытку в мае—июле отбить крепость Ольмюц, взятие которой открыло бы ему дорогу на Вену, однако поражение при Домштадле 30 июня прусского кавалерийского корпуса, шедшего на подмогу королю, вынудило того снять осаду. Меж тем французы в союзе с баварцами предприняли наступление на Вену из района Пассау — граф Клермон (уже четвертый французский командующий за неполных полтора года) вел с собой 47 000 солдат и вспомогательные силы Фридриха Михаэля Биркенфельдского численностью примерно в 15 000 человек. Ему удалось без труда взять Пассау и 2 июня осадить Вельс, однако медленное продвижение французов позволило Марии Терезии подтянуть резервы, командовать которыми поставили фельдмаршала Золомана фон Бернегга. 23 июня он атаковал Клермона при Бад-Шаллербахе: французы вынуждены были снять часть своих сил из-под Вельса, в результате чего количество участников битвы с обеих сторон оказалось примерно равным. Без численного превосходства Клермон, не обладавший выдающимися полководческими талантами, потерпел сокрушительное поражение и вынужден был снять осаду и отступить за реку Инн. Французы потеряли 4 000 человек, а по престижу их армии был нанесен серьезный удар. По иронии судьбы, победа фельдмаршала Бернегга, позволившая ликвидировать угрозу для Вены, стала для него последней, т. к. вскоре после сражения он простудился и 14 сентября умер.

Полагая, что французы после Бад-Шеллербаха и пруссаки после Цорндорфа надолго утратили наступательную инициативу, главнокомандующий войсками Габсбургов граф Даун принял решение захватить Прагу, для чего в районе Брюнна им было сосредоточено порядка 80 000 солдат — учитывая, что генерал Хадик 16 октября 1757 года в ходе кавалерийского рейда уже ухитрился на один день занять чешскую столицу, ее падение представлялось из Вены вопросом времени. Меж тем движение войск Дауна не укрылось от Фридриха II, который с небольшим отрядом совершил марш-бросок от Варты до Влтавы, где соединился с 33-тысячной армией Карла Бранденбург-Шведтского и корпусом своего брата Генриха и 14 октября атаковал противника у Кёниггреца. Прусская армия вдвое уступала противнику в численности, а моральный дух солдат после Цорндорфа был серьезно подорван, в результате чего сражение стало настоящей катастрофой для Фридриха — каждый третий пруссак пал или был ранен, погибли многие его лучшие генералы и лишь нерешительность фон Дауна спасла короля от полного разгрома. Не смотря на свою победу, австрийцы так и не осмелились возобновить наступление на Прагу, предпочтя ей осаду нескольких второстепенных крепостей в Силезии.

Лидеры анти-австрийской коалиции

Кампания 1759 года

Победа при Бад-Шеллербахе так воодушевила австрийцев, что они решили одним ударом вывести Баварию из войны и тем самым отрезать Францию от театра военных действий с Пруссией. Поскольку силы самого императора Максимилиана III были незначительны и плохо организованы, для победы необходимо было нанести поражение двум французским армиям: одна, под командованием маршала Контада, сменившего Клермона, размещалась в районе Мюнхена и верховьев реки Изар, а вторая (ей командовал герцог де Брольи) — на реке Наб. План Марии Терезии заключался в том, чтобы нанести поражение Контаду, принудить баварцев к капитуляции, после чего ударом одновременно с юга и востока разгромить Брольи. Командовать 32-тысячной австрийской армией был назначен отозванный из Силезии граф Даун.

Наступление Дауна началось в конце марта — ему удалось захватить Пассау и Деггендорф, а 13 апреля состоялось сражение при Пильстинге, в котором австрийцы одержали победу: около двух часов длилась артиллерийская дуэль, после чего солдаты фон Дауна обрушились на французские позиции и вынудили их отступить. Контад потерял около 4 500 солдат и вынужден был оставить без обороны Мюнхен. Фридриху II пришлось в одиночку спасать владения Виттельсбахов в Богемии и Верхнем Пфальце — 10 июля Прагу осадило войско Надашди общей численностью в 41 000 человек и чтобы ее деблокировать пруссаки спешно бросили на подмогу баварцам корпус Фердинанда Брауншвейгского и принца Генриха. 22 июля Фердинанд атаковал австрийцев в районе Хостивица, однако к тому времени численность войск Фридриха II настолько сократилась, что для деблокады чешской столицы удалось набрать лишь 18 000 солдат, многие из которых были пленными саксонцами и русскими, немедленно же перебежавшими к Надашди. Поражение прусского корпуса было полным — бóльшая его часть погибла, попала в плен или разбежалась.

Битва при Кунерсдорфе

19 мая новым командующим русскими войсками вместо Фермора стал генерал-аншеф Пётр Салтыков. 7 июля он начал наступление на Одер — 23 июля при Пальциге был разбит 28-тысячный корпус генерала Веделя и через неделю русские вступили во Франкфурт, однако по приказу Салтыкова, узнавшего о подходе к городу основных сил Фридриха II, вынужденно отошли на правый берег реки, заняв позиции восточнее селения Кунерсдорф. Прусские солдаты, обескураженные поражениями при Гросс-Егерсдорфе, Кёниггреце и Хостивице, уже отнюдь не были так уверены в «счастливой звезде» своего короля — не смотря на то, что численное превосходство (пусть и незначительное) было на стороне Фридриха и первый раунд разыгравшегося 12 августа решающего сражения он выиграл, захватив всю русскую артиллерию и разбив левый фланг Салтыкова, многие прусские генералы высказались за отступление, мотивируя это усталостью бойцов. Тем не менее, Фридрих решил продолжить атаку, однако на сей раз ему приходилось штурмовать высоту Шпицберг, в боях за которую полегла почти вся прусская кавалерия и последние резервы. Видя, что пруссаки ослаблены, Салтыков перешел в контрнаступление и обратил врага в бегство. Страшная давка, возникшая на мосту через Одер довершила гибель армии Фридриха II — в относительном порядке отступила лишь артиллерия, захватить которую Салтыков не смог из-за нехватки резервов.

Меж тем 1 августа Надашди взял Прагу и начал освобождение от пруссаков Саксонии. 19 августа, получив известие о победе при Кунерсдорфе, между Марией Терезией, Надашди и Салтыковым завязались долгие переговоры относительно предстоящего совместного наступления на Берлин — Венский двор настаивал, что взять прусскую столицу в ближайшее время возможно только силами русской армии, в то время как австрийцы сосредоточили бы свои усилия на осаде Дрездена и разгроме расквартированного в Силезии корпуса принца Генриха, однако Салтыков на это заявил, что личная слава ему не нужна и он готов уступить Надашди лавры покорителя Берлина. В сентябре, получив подкрепления от союзников в виде 25-тысячного корпуса генералов Лаудона и Хадика, Салтыков начал наступление в Силезии и 2 октября вновь встретил Фридриха II у Глогау. За неполных два месяца королю удалось навербовать 21 000 солдат — в районе Глаца стояли еще дополнительные 25—30 тысяч под командованием принца Генриха, однако прийти на помощь брату он уже не успевал. Оба командира абсолютно неверно оценили силы друг друга: и Салтыков, и Фридрих полагали, что в армии противника около 30 000 человек, а потому первый принялся выстраивать оборонительные позиции, а второй незамедлительно атаковал.

Последняя атака Фридриха II

Сражение при Вольнцахе

Сражение при Глогау окончилось катастрофой для Пруссии: сам король, преисполненный фатализма, возглавил атаку левого крыла, намереваясь победить или найти славный конец, и в конце концов обрел его. Еще в Кунерсдорфском сражении пуля едва не настигла Фридриха, однако его спасла золотая табакерка в кармане мундира — незадолго до битвы при Глогау он передал эту табакерку своему племяннику принцу Фридриху Вильгельму в память о своем чудесном спасении, а в роковой день 2 октября, уже во время первой атаки, шрапнель пробила королю бедро и убила лошадь под ним. Фридрих оказался придавлен и в возникшей свалке никто не успел его спасти. Почти все прусские солдаты были либо убиты, либо угодили в плен — тело Фридриха II нашли уже поздно вечером.

Согласно его завещанию, 15-летний Фридрих Вильгельм был провозглашен королем, регентом при нем стал кабинет-министр Карл Вильгельм Финк фон Финкенштейн, а принц Генрих получил звание генералиссимуса и должность главнокомандующего прусскими войсками. Однако он был заперт в Силезии и потому не мог эффективно организовать оборону столицы, в результате чего правительство Финкенштейна было вынуждено обратиться к Людовику XV с отчаянной просьбой защитить Пруссию. К тому времени успех Дауна под Пильстингом было сведено на нет усилиями герцога де Брольи, который 3 июня нанес австрийцам поражение при Вольнцахе — под командованием де Брольи французы вернули все крепости, потерянные весной, после чего вторглись в Тироль и оккупировали Инсбрук. В ответ на просьбу из Берлина для защиты прусской столицы был послан 20-тысячный корпус шевалье дю Мюи.

10 августа в своем замке Вильявисьоса-де-Одон скончался бездетный испанский король Фердинанд VI — новым монархом стал его сводный брат Карл III, муж Марии Терезии, немедленно объявивший, что если война между Австрией и Францией продолжится, то он вступит в нее на стороне супруги. Угроза со стороны испанцев заставила Людовика XV спешно вступить в переговоры с Англией, Португалией, Данией и другими европейскими государствами, которых он рассчитывал перетянуть в анти-австрийскую коалицию. Тем не менее, никаких иллюзий относительно исхода войны у Версаля не было — разгром Пруссии означал, что основное бремя расходов целиком ложится на французов, которые отнюдь не горели желанием платить за интересы Виттельсбахов и Гогенцоллернов. По иронии судьбы, победы аж в трех европейских войнах подряд (за пфальцское, испанское и австрийское наследства) негативным образом сказались на состоянии французской армии: Людовик XV, его министры и генералы были убеждены, что она и так сильнейшая на континенте, а потому не уделяли существенного внимания военной сфере. Итогом стали катастрофические поражения при Бад-Шаллербахе и Пильстинге, после которых многие в окружении короля и прежде всего партия мадам де Помпадур стали призывать его скорее примириться с Австрией.

Карл Вильгельм Финк фон Финкенштейн

23 октября — через три недели после гибели Фридриха II — Финкенштейн через посредничество Нидерландов сделал предложение Елизавете Петровне созвать конгресс для заключения мира. 25 ноября русский посол в Гааге Александр Головкин передал фельдмаршалу Людвигу Брауншвейг-Вольфенбюттельскому согласие императрицы начать мирные переговоры. Тогда же было получено согласие французского и австрийского дворов. Впрочем, как показало время, конец войны оставался еще весьма далекой целью

Кампания 1760 года

Пока монархи и дипломаты вели переговоры, генералы продолжали воевать, стремясь обеспечить своим странам как можно более выгодные позиции на предстоящем мирном конгрессе. Основные силы Австрии под командованием Лаудона, за успех под Глогау произведенного в фельдмаршал-лейтенанты и удостоенного баронского титула, были брошены на осаду Глаца, продолжавшуюся вплоть до 26 июля. Одновременно с этим Надашди освободил Дрезден, однако под Баутценом он был остановлен войсками дю Мюи и Фердинанда Брауншвейгского.

Французы, воодушевленные успехами герцога де Брольи, вновь попытались перенести боевые действия на территорию Богемии, однако на сей раз их наступление выдохлось под Кёнигсхофом в 20 милях от Праги. Вновь интриги ставили крест на любых успехах французского оружия — мадам Помпадур, которая не хотела чрезмерного ослабления Австрии, добилась отставки Брольи и назначения командующим принца Субиза, который 31 июля не замедлил потерпеть разгромное поражение. Тем не менее, поражение при Кёнигсхофе имело и позитивные последствия для анти-австрийской коалиции, в частности Генрих Прусский сумел воспользоваться передышкой для организации обороны Силезии и не дать Лаудону развить свой успех под Глацем.

Русские войска в Берлине

В начале сентября Салтыков, который после Глогау в основном маневрировал, не вступая в прямые столкновения с противником, сдал командование армией Фермору. К этому времени русские успешно наступали в Померании и 17 августа овладели Кольбергом. В союзе со шведами, которые к тому моменту разбили пруссаков при Пазевальке, Фермор планировал принудить Пруссию к миру ударом по Берлину: для этого выделялись силы в 17 500 человек под командованием Готтлоба Тотлебена и Захара Чернышева, а так же вспомогательный 15-тысячный корпус Лантинсгаузена. Передовой отряд Тотлебена за 7 дней преодолел почти 300 км и 3 октября уже стоял под стенами Берлина — 5 октября последовал неудачный штурм, известия о котором вынудили принца Вюртембергского, командовавшего обороной против шведов в Западной Померании, снять свои войска с фронта и срочно выступить на поддержку столицы. Оборона пруссаков на севере была настолько ослаблена, что Лантинсгаузен, не встречая сопротивления, преодолел отделявшее его от Берлина расстояние и 9 октября присоединился к союзникам. В тот же день прусская столица капитулировала. Генрих не имел резервов для освобождения столицы, поскольку одновременно вынужден был держать фронт против русских в Померании и против австрийцев в Силезии и Саксонии, принц Вюртембергский был в меньшинстве и не мог помочь берлинцам, поэтому единственной надеждой оставался корпус дю Мюи. Однако 1 ноября он был атакован под Люббеном и понес существенные потери, после чего 23 ноября Генрих и регент Пруссии Финкенштейн вынуждены были заключить с Фермором перемирие, по условиям которого согласились с размещение русского гарнизона в Берлине. На этом боевые действия, фактически, завершились.

Итоги войны

Четыре месяца ушло у стран-участниц конфликта на выбор места проведения мирного конгресса: нейтральная Голландия предложила Бреду, французы — Аугсбург, русские и саксонцы — Лейпциг, однако резко против последнего высказалась Пруссия. Назывались так же Любек, Гамбург и Базель. В конце концов остановились на кандидатуре Аугсбурга и осенью 1760 года переговоры начались. Русскую делегацию возглавляли граф Герман Карл Кейзерлинг и граф Иван Чернышев.

Аугсбургский конгресс

21 марта австрийский посол в Петербурге граф Эстерхази подписал австро-русскую конвенцию, в соответствии с которой страны-союзницы обязались не заключать мира с противником до тех пор, пока России не будет гарантирована передача Восточной Пруссии, а Австрии — Богемии и Силезии. Это вызвало протест Швеции и Дании, которые опасались усиления России на Балтике. И если шведского короля Адольфа Фредрика вполне удовлетворила декларация Петербурга о намерении впоследствии произвести обмен Восточной Пруссии на Курляндию и часть белорусских и украинских земель, то датский двор был готов признать территориальный передел в Восточной Европе лишь в том случае, если наследник русского престола Пётр Фёдорович согласится отречься от своих прав на Гольштейн в обмен на земли Ольденбурга и Дельменгорста. В противном случае не исключалось вступление Дании в войну на стороне Франции и Пруссии.

Людовик XV, впрочем, не разделял воинственный настрой датчан — война продемонстрировала возросший военный потенциал Российской империи и ее роль в европейской политике, поэтому в Версале многие хотели видеть Петербург своим союзником. Оторвав Россию от Австрии, Людовик смог бы получить решающий перевес над Габсбургами и Испанскими Бурбонами, а так же избавил себя от необходимости содержать традиционно выстраиваемый Францией «восточный барьер» из Швеции, Польши и Турции, весьма обременительный для французской казны. Летом 1760 года герцог Шуазель сообщил российскому агенту в Париже Дмитрию Голицыну, что король готов признать претензии Петербурга на Восточную Пруссию, а 29 декабря он даже высказал желание по итогам войны заключить полноправный русско-французский военный союз. Однако в обмен на это Париж требовал, чтобы Россия не настаивала на передачи Силезии австрийцам.

Герман Карл фон Кейзерлинг — русский дипломат и один из архитекторов послевоенного устройства Европы

Поскольку Силезия так и оставалась в руках пруссаков, Венский двор вынужден был согласиться с требованиями Парижа. Претензии Марии Терезии ограничились лишь Богемией и Глацем. Тогда же были ограничены и претензии Саксонии, которая вместо Магдебурга согласилась получить лишь прусскую часть Нижней Лузации или Лужицы.

Аугсбургский мир

19 мая 1761 года Аугсбургский мирный договор все же был подписан — первоначально подписи под ним поставили лишь представители России, Австрии, Пруссии и Франции, спустя несколько дней к ним присоединились баварские и шведские дипломаты, а через несколько месяцев саксонцы, ганноверцы и датчане, которые хоть и не участвовали в войне, но приняли участие в работе конгресса. Договор включал следующие положения:

  • Богемия, Моравия и Глац возвращались Австрийским Габсбургам. Императору Максимилиану III, брак которого уже 14 лет оставался бездетным, позволили носить титул короля Богемии до самой смерти с обязательством передать его второму сыну Марии Терезии эрцгерцогу Леопольду Филиппу. В качестве гарантии Леопольду был пожалован титул маркграфа Моравии;
  • В компенсацию за потерю Богемии, Бавария должна была получить территории Тироля и т. н. «Передней Австрии» с городами Фрайбург, Оффенбург, Роттенбург, Брегенц и др.;
  • Россия получала территорию Восточной Пруссии с условием последующего ее обмена на Курляндию. Соответственно, Фридрих Вильгельм II лишался королевского титула и впредь должен был именоваться курфюрстом Бранденбургским;
  • Саксонии отходила прусская Нижняя Лузация с городом Котбусом;
  • Территория Шведской Померании увеличивалась вплоть до Одера. Ей передавались города Штеттин и Воллин;
  • В качестве компенсации, Гогенцоллернам передавался Мекленбург. Данный пункт в договор был включен по настоянию Франции — для герцогов Фридриха Мекленбург-Шверинского и Адольфа Фридриха Мекленбург-Стрелицкого создавались новые владения из епископств Мюнстера, Оснабрюка, Падерборна и Хильдесхайма, епископ которых Клеменс Август Баварский скончался 6 февраля 1761 года;
  • Отдельным пунктом договора фиксировался запрет объединения испанской и австрийской короны в одних руках — включили его в связи со вступлением на престол в Мадриде Карла III, что не на шутку встревожило практически все европейские дворы. В том же 1761 году 16-летний принц Астурийский Луис Карлос подписал отречение за себя и за своих возможных потомков от прав на Австрию, Венгрию и Богемию.
Аугсбургский мир.png

Влияние и последствия

Пятилетняя война, в отличие от предшествующих общеевропейских конфликтов, так и не приобрела мировой характер — отсутствие у противников Франции колоний, а так же нейтралитет Англии, Испании, Португалии и Нидерландов привели к тому, что все боевые действия происходили на узком участке от Рейна до Немана и от Балтики до Альп, а роль морского флота была сведена к минимуму. Тем не менее, война отличалась крайней степенью ожесточенности и стоила огромного количества человеческих жизней: за пять лет боевых действий погибло порядка 400 000 солдат и 600 000 мирных жителей (по другим оценкам количество жертв превысило 1,5 млн) — больше, чем в любом предшествующем конфликте со времен Тридцатилетней войны.

Поражение стало «холодным душем» для Франции, всерьез вынужденной взяться за реформирование своей армии. Главная роль отводилась артиллерии, которой командовал Жан Батист Вакет де Грибоваль — за несколько лет ему удалось сделать французскую артиллерию лучшей в Европе и создать систему, просуществовавшую до 1830 года. Под руководством герцога Шуазеля, выдвинувшегося в годы войны благодаря мадам Помпадур и сохранявшего влияние вплоть до своей смерти в 1785 году, был существенно модернизирован флот, основана сеть военных училищ, частично открыт доступ к офицерским званиям для не-дворян.

Французская артиллерия системы Грибоваля

Важнейшим последствием войны стало укрепление влияния России в Европе, которая отныне воспринималась как одна из ведущих держав, а так же падение влияния Пруссии. Смерть Фридриха Августа II в 1763 году привела к тому, что новая российская императрица Екатерина II смогла обеспечить избрание королем Речи Посполитой своего протеже Станислава Понятовского, после чего Варшава перешла в сферу влияния Петербурга. Одновременно в 1760 году был продлен русско-австрийский союзный договор.

С заключением Аугсбургского мира Европа почти два десятилетия могла наслаждаться относительным спокойствием — лишь на Балканах периодически вспыхивали боевые действия между европейскими державами и Турцией. В то же время, весь этот период копились противоречия, вылившиеся затем в конфликт, гораздо более масштабный, чем Пятилетняя война: Англия, Португалия и Франция претендовали на раздел Испанской колониальной империи, король Карл III стремился вернуть своей стране статус великой державы и поддерживал амбиции Марии Терезии по возвращению имперской короны, а так же власти над Силезией и Тиролем, шведы мечтали взять реванш за поражение в Северной войне и т. д. Рано или поздно Бурбоны, Габсбурги, Стюарты, Виттельсбахи и другие царственные фамилии должны были призвать свои народы к оружию в очередной попытке перекроить карту мира.

Полководцы Пятилетней войны

Advertisement