Революция "экзальтадос"
Экзальтированные.jpg
Войска "экзальтадос" у дворца Кортесов
Время 17 января 1867 - 19 июня 1868
Место Королевство Испания
Итоги Свержение карлистской ветви дома Испанских Бурбонов, принятие новой конституции
Причина Авторитарная политика Карла V и его преемников
Участники
Эспаньол.png Королевское правительство Испании
Настоящие пацаны.png Королевское ополчение
При поддержке:
• Королевская гвардия
• Наваррское ополчение
Экзальтированные ЦнС.png Кадисская хунта
При поддержке:
• Эмигранты-изабелиносы
Командующие
Карлы ЦнС.png Хуан III
Эспаньол.png Луис Гонсалес Браво
Эспаньол.png Мануэль Павиа †
Эспаньол.png Рамон Кабрера
Экзальтированные ЦнС.png Франсиско Серрано
Экзальтированные ЦнС.png Хуан Прим
Экзальтированные ЦнС.png Хуан Батисто Тапете

Славная революция (исп.  La Gloriosa), также Революция "экзальтадос", Ла Глориоза, Переворот восторгающихся - революционные события в Испании в 1867-1868 гг., вызванные авторитарным правлением карлистских королей. В ходе вооружённого мятежа последний из сыновей Карла V, Хуан III, потерпел поражение и бежал из страны, а власть перешла к временному правительству Франсиско Серрано.

Революция "экзальтадос" окончательно утвердила в стране конституционную монархию, а длительное правление Изабеллы III, взошедшей на престол по решению Учредительных Кортесов 1868 года, называют одним из самых успешных и счастливых в испанской истории.

Причины

Последствия Карлистской войны

В ходе Карлистской войны 1833-1837 гг. в Испании произошёл династический переворот - дон Карлос сверг свою малолетнюю племянницу королеву Изабеллу II и в октябре 1837 года короновался как Карл V. Придя к трону с помощью антилиберального и традиционалистического движения отдельных провинций, новый король хоть и даровал стране некое подобие конституции, но не думал отказываться от своих абсолютистских замашек. Подотчётное ему правительство было никак не связано с Кортесами, собиравшимися и распускавшимися по воле консерватора Карла. Ограничивалась свобода слова и университетская автономия; в целом, образование попало под сильное влияние церкви.

Весна Народов не обошла стороной и Испанию: под влиянием французских событий в университетах и в крупных городах начались брожжения, начали скалачиваться революционные кружки. Но до масштаба парижских выступлений дело не дошло: в марте по стране прокатилась волна арестов - в тюрьмы бросали подозреваемых в преступлениях против королевской власти и злоумышлении на здоровье монарха. За 1847 год число студентов в Испании сократилось на треть, количество преподавателей - в половину. Кроме того, испанская церковь беспощадно боролась с либералами в своих рядах - священники-вольнодумцы подвергались опале и отправлялись в монастыри с самыми строгими режимами или ссылались в отдалённейшие приходы. Число официально разрешённых печатных изданий сократилось в четыре раза, вводились жёсткие правила ввоза книг, газет и журналов из-за рубежа, в очередной раз ужесточилась цензура. Солдат, заподозренных в чтении крамольной литературы отдавали под трибунал, офицеров, уличённых в сочувствии либеральным идеям, ждало поражение в чинах, ссылка на острова или в колонии. Широко применялась гражданская казнь политических преступников, за которой в некоторых случаях следовала казнь физическая.

Болезни и реформы в Испанском государстве

Смерть Карла V не принесла облегчения задыхающейся в тисках реакции Испании: его сын Карл VI продолжил политику отца. Стоит отметить, что оба короля пребывали в твёрдой уверенности, что такое правление есть единственно подходящее для Испании. Взгляды их поначалу находили сочувствие у довольно широкого круга населения: наиболее сильна была поддержка карлистских королей на севере страны - в Наварре - и на северо-востоке, в бывших землях Арагонской короны.

В конце 1860 года Испанское королевство поразила эпидемия тифа, занесённого, как выяснилось позже, из Триеста, вместе с австрийским кораблём. Болезнь в рекордные сроки добралась до Мадрида, где её жертвами стали около трети жителей столицы. Горе коснулось и королевской семьи - 2 января 1861 года скончался инфант Фердинанд, герцог Бургосский, 13 числа умер сам Карл VI, а днём позже королева Мария Каролина Бурбон-Сицилийская. Престол перешёл к последнему из оставшихся в живых сыновей Карла V, Хуану. Новый король оказался в незавидном положении: опустошённая эпидемией страна едва выносила режим, установленный его предшественниками, быстро стало известно высказывание о том, что болезнь подорвала здоровье самой нации.

Луис Гонсалес Браво, премьер-министр Испании

Скрепя сердце, Хуан III решил пойти на некоторые реформы. В 1862-1865 гг. были отменены некоторые цензурные правила, упрощён ввоз иностранной литературы; были восстановлены в чинах некоторые опальные военные и чиновники, проведена ограниченная амнистия заключённых. Изменения коснулись также и политики: в 1862 году Кортесам позволили "выражать неудовольствие" законами, предлагаемые правительством, и посылать министрам запросы об их деятельности и конкретных шагах. В целом это не сильно изменило картину политической жизни, поскольку все попытки короля устранить накопившиеся противоречия в обществе натыкались на противодействие консервативных элит; правительство Луиса Гонсалеса Браво постоянно пресекала поползновения парламента вмешаться в свою работу[1].

В 1865 году страну поразила новая эпидемия холеры. Летом-осенью того же года было объявлено о раскрытии "заговора" высокопоставленных военных с целью свержения правительства и короля. Среди обвинённых был и генерал Хуан Прим, успевший бежать из страны. Под предлогом окончательного искоренения мятежа было отменено большинство либеральных мер, принятых с начала царствования; Испания снова вернулась к реакции.

Переворот Франсиско Серрано

Кадисское восстание

В 1866 году многовековая империя Габсбургов, долгое время оказывавшая финансовую поддержку полуабсолютистским королевствам Иберии, фактически прекратила своё существование. Событие этого привело в оживление всю Европу - не осталась в стороне и Испания. 17 января 1867 года из Лондона в Кадис тайно переправляется Хуан Прим, где снова присоединяется к антиправительственному заговору. Адмирал Хуан Батиста Топете, стоявший с флотом в порту города, присоединился к бунтовщикам, пообещав им поддержку офицеров и матросов. 18 января в Кадисе происходит вооружённый переворот, власть в городе захватывают мятежники.

Хуан Прим и Пратс, граф Реус и виконт Брух, один из лидеров мятежа

Пока Прим рассылал подстрекателей в глубь королевства и с верными силами захватывал побережье, Топете с частью кораблей ушёл к Канарским островам, где в ссылке находилось большое количество деятелей оппозиции. Среди прочих привезённых адмиралом на материк был и опальный маршал Франсиско Серрано и Домингес, принявший командование Кадисской хунтой и почётный титул каудильо Испании. Помимо ссыльных в Кадис из Англии и Франции стали возвращаться эмигранты-изабелиносы, горящие желанием взять реванш за поражение 1837 года. Встав во главе войск мятежников, Серрано быстро продвигается вглубь королевства. Уже 2 февраля на его сторону встала Уэльва, что позволило выйти к границе с Португалией, 5 февраля - Малага, а 7 числа - Севилья; благодаря этому восставшие могли контролировать две из трёх дорог на Кордову.

Решающая битва между инсургентами и правительственными войсками произошла 27 февраля у Альколейского моста в одном переходе от Кордовы. Армия Серрано на голову разбила генерала Мануэля Павиа и Ласи, маркиза де Новаличес, на которого возлагал большие надежды премьер-министр Браво. Сам маркиз был ранен, а принявший командование его заместитель 2 марта перешёл на сторону хунты. Оглушительная победа либеральной хунты стала сигналом к переходу на сторону Кадиса других провинций - к середине марта не только Андалусия, но и Эстремадура, Кастилия, Галисия, Астурия, западные комарки Мурсии и Кантабрии, а также острова и заморские колонии отказались повиноваться королевскому правительству.

Агония карлистского правительства

Мануэль Павиа и Ласи, маркиз де Новаличес, военный губернатор Мадрида

В таких условиях генерал Павиа заявил Хуану III, что не столица более не может быть безопасным местом для короля и тому следует бежать на север, в преданную карлистам Наварру. Едва 29 марта король и кабинет Браво покинули переведённый на осадное положение Мадрид, Павиа, назначенный военным губернатором города, был застрелен террористами на ступенях своего дома. Убийство "королевского приспешника" ввергло Мадрид в анархию: отдельные группы республиканцев вооружались и пытались установить свою власть, параллельно вступая в частые конфликты между собой, что влекло за собой смерти простых горожан; немногочисленные организации радикальных левых, вылезшие из подполья, объявили войну "чёрным сутанам и красным беретам", т.е. католическому духовенству и сторонникам беглого короля Хуана. Радикалы провозгласили "изъятие богатств Церкви и секуляризацию земель", что на деле означало простой грабёж и насилие; одним из вопиющих случаев стало сожжение женского августинского монастыря Энкарнасьон 4 апреля[2]. Каудилисты застали Мадрид в дыму от бесчисленных пожаров, 5 апреля войска хунты вошли в столицу королевства и вступили в борьбу с радикалами, зачистив от них город через три дня.

К началу лета 1867 года под контролем карлистского правительства, бежавшего в Памплону, осталась лишь, собственно, Наварра. De jure власть Хуана III всё ещё признавал ряд разрозненных анклавов, самыми крупными из которых были Сео-де-Уржель и Олот в Каталонии, Валенсия и её окрестности, а также город Куэнка в Кастилии, но ввиду сильной удалённости как от Памплоны, так и друг от друга, координировать свои действия они не могли и потому к середине сентября все они капитулировали.

17 июля Хуан III вместе с супругой и премьер-министром переезжает в Сан-Себастьян на побережье Бискайского залива. Причиной очередной эвакуации стало желание монарха иметь больше гарантированных путей для бегства - король боялся быть окружённым в Памплоне. Но и там оказалось не так безопасно, как он рассчитывал: 4 августа на рейде города показались корабли испанского флота, почти в полном составе вставшего на сторону каудильо. Испуганный и рассерженный на собственную глупость Хуан снова бежит - на сей раз в горы к границе с Францией. 10 числа он, королева Мария даш Невеш и премьер-министр Луис Гонсалес Браво с немногочисленными верными спутниками объявляются в Биаррице, где просят убежища у короля Филиппа VII.

Главой сопротивления в Наварре остаётся герой Карлистской войны Рамон Кабрера. По началу ему удавалось сдержать атаки мятежников-кадисцев, а в некоторых местах ему удалось наносить контрудары: так, захват Кабрерой Сантандера 20 августа заставил короля Хуана снова двинутся к границе. Однако успех оказался кратковременным - спустя пять дней город был отбит, и Серрано, лично возглавивший наступление, двинулся в сторону Бильбао, осадив его 22 числа и взяв 15 сентября после многодневных обстрелов.

Битва при Сантандере

Благодаря местным жителям и природным условиям, войска Кабреры сопротивлялись ещё несколько месяцев, до следующего апреля, когда стало очевидно, что Хуан III больше не вернётся в своё королевство. 26 апреля 1868 года Кабрера покинул Памплону и в тот же день в город вступил каудильо Франсиско Серрано.

Учредительные Кортесы

1 мая в Мадриде начали свою работу Учредительные кортесы, которые должны были определить форму правления новой Испании и принять новую конституцию. Выступая перед Кортесами Франсиско Серрано отметил важность возложенной на них миссии и подчеркнул, что как временно исполняющий обязанности главы государства он готов принять и защитить, если потребуется, выбор народных избранников.

Учредительные Кортесы поистине были органом народного представительства: впервые в Испании выборы стали прямыми, хотя и сохранялся определенный имущественный ценз; представлены было население всех провинций, включая только что замиренную Наварру. Однако невозможно не заметить влияния чрезвычайного правительства Серрано: каудильо приложил все возможные меры, чтобы сократить число наиболее радикальных депутатов, а вышеупомянутая Наварра имела всего трех представителей, чьи кандидатуры перед открытием Кортесов утвердил сам маршал.

Учредительные Кортесы 1868 года

Учкорт.svg

Партия Лидер Результат Места
Либералы и монархисты-конституционалисты Пракседес Матео Сагаста 50,53%
234 / 463
Умеренные республиканцы Франсиско Пи-и-Моргаль 30,88%
143 / 463
Консервативные монархисты Антонио Канавас дель Кастильо 10,79%
50 / 463
Радикальные левые Мануэль Руис Соррилья 5,61%
26 / 463
Карлисты -[3] 2,37%
11 / 463

Вопросы о форме государства

Начав работу 2 числа, Кортесы первым делом должны были решить две важнейшие для Испании проблемы: проблему правления и проблему отношений центра и регионов. Большинство в собрании имели либералы и конституционалисты, среди которых были весьма популярны изабелиносские идеи, однако по установленному регламенту для принятия решений требовалось квалифицированное большинство в 2/3 голосов, что заставило крупнейшую фракцию обратиться к соседям с предложением о формировании коалиции. Без особых трудов лидеру либералов Сагасте удалось договориться с консерваторами и даже карлистами о совместных действиях против республиканцев, но и этого было недостаточно, чтобы обеспечить принятие нужного решения.

Тем временем во второй по численности фракции Кортесов умеренных республиканцев назревал раскол: Эмилио Кастелар, стоявший за секулярную, унитарную и более радикальную республику, оспорил лидерство федералиста Франсиско Пи-и-Моргаля. Помимо этого раздора, около 30 депутатовв во главе с Николасом Сальмероном и Мануэлем Павиа де Альбукерке балансировали на самом правом краю фракции, отрицая идеи Кастелара и Пи-и-Моргаля из-за их социальной повестки. В такой ситуации, когда республиканцы оказались фактически расколоты на три лагеря, Сагаста вступил в тайные переговоры с Альбукерке и убедил того голосовать вместе с правыми. Таким образом, когда 8 мая на голосование был поставлен вопрос о форме правления, 329 голосами "за" при 134 "против" Испания сохранила монархический строй, а Кортесы провозгласили каудильо Серрано регентом королевства.

Франсиско Серрано и Домингес, герцог де ла Торре, граф Сан-Антонио, каудильо и регент Испанского королевства

Два дня спустя Учредительным Кортесам было предложено решить вопрос о территориальном устройстве страны. Во время по Мадридской конституции 1837 года провинции, которым вернули древние фуэрос, имели большую степень независимости от центральной власти. Одной из главных претензий к карлистским фуэрос даже со стороны федералистов была их неоднородное распределение: некоторые провинции имели большее количество привилегий, чем другие, но могли не иметь тех же прав, что у третьих. Позиция федералистов, которой сочувствовали многие депутаты из разных фракций, заключалась в систематизации прав регионов и установлении принципа равноправия в их отношениях с центром. Унитаристы, у которых тоже хватало сторонников, требовали большей централизации власти и на голосовании 10 мая провалили проект федерализации Испании.

После тяжёлых переговоров при посредничестве каудильо-регента и его негласном давлении 21 мая удалось достичь определённого компромисса: теперь Испания провозглашалась "единым и неделимым государством", а также определили чёткий перечень полномочий провинций во внутренних делах. Подобный шаг не вполне соответствовал чаяниям федералистов, так как им пришлось поступиться некоторыми принципами. Унитаристы же испытывали смесь удовлетворения и досады - по словам Серрано, который сам был сторонником сильной центральной власти, им удалось добиться максимально выгодного для себя результата и при этом сохранить за собой лавры победителя.

По прочим вопросам, касающимся государственного устройства было решено восстановить Кадисскую конституцию, внеся в неё определённые изменения, опираясь при этом на французскую Хартию 1830 года со всеми ордонансами короля Филиппа VII и конституцию Бельгии. Были провозглашены права избирать и быть избранным, свобода печати, собраний, митингов и демонстраций; отдельно оговаривались права религиозные - новая конституция провозглашала свободу вероисповедания, но признавала при этом католицизм "религией, исповедуемой большинством испанцев и внесшей колоссальный вклад в историю Испании". Так же оговаривалось, что правительство Испании несёт ответственность перед Генеральными Кортесами и королём. Окончательный вариант конституции Кортесы приняли 411 голосами "за" при 52 голосе "против" 19 июня 1868 года. Этот день принято считать датой окончания революции.

Королевский вопрос

Решение сохранить Испанию королевством не означало окончательного решения вопроса о власти. Теперь от Кортесов требовались избрать нового монарха, который бы согласился править на предложенных ему условиях.

Ещё 9 мая карлистская фракция выступила с инициативой предложить королю-изгнаннику Хуану III вернуться в страну на условиях принятия конституционного правления. Но не успел выступающий закончить свою речь, как весь зал заседаний взорвался воплями негодования и возмущения. Когда появилась возможность перекричать собрание, Сагаста воскликнул:

Едва сбросив ярмо - просить вернуть его обратно? Испания не переживёт такого унижения!

Идея карлистов вызвала шквал негативных эмоций в испанском обществе: депутатам угрожали физической расправой, а на жизнь одного из них покушались на деле. Отказали им в поддержке и их король, и влиятельные эмигранты, и ушедшие в подполье. Подверженные всеобщим насмешкам и поруганию, из 11 карлистов, не имевших между собой общепризнанного лидера, 7 примкнули к консервативной фракции Антонио дель Кастильо, а прочие вовсе покинули Кортесы и вернулись домой.

14 мая Кортесам представили сразу две кандидатуры: правящего короля Португалии Мигела II и принца Августа Фердинанда Бельгийского, герцога Антверпенского. Первого поддерживали некоторые консерваторы, так как рассчитывали с его помощью не только восстановить Иберийскую унию, но и увеличить присутствие в Африке, а также сдержать "неуёмных либералов". Герцога Антверпенского же выдвинула либералы-англофилы при поддержке британского посла, надеявшиеся на улучшение отношений с Лондоном, так как принц доводился родственником Георгу V. Однако оба кандидата были отвергнуты после дебатов в тот же день.

Принц Антуан Орлеанский, герцог де Монпансье

23 числа претензии на престол выдвинул Антуан Орлеанский, герцог де Монпансье, аргументируя их тем, что он приходится зятем покойному Фердинанду VII. Кортесы практически сразу отвергли его притязания, указывая на то, что его супруга Луиза Фернанда является младшей дочерью короля, в то время как её старшая сестра Изабелла ещё жива и имеет потомство. 24 мая, словно в пику французам, прусский посол в Берлине от лица короля Вильгельма I предложил избрать на престол Карла Гогенцоллерна-Зигмарингена, дальнего родственника прусских монархов и, в отличие от них, католика. Обсуждение Кортесами его кандидатуры спровоцировало колоссальный дипломатический скандал - Франция отчаянно воспротивилась такому предложению. Резкое обострение отношений между Парижем и Берлином из-за персоны будущего короля Испании стало одной из причин начала франко-германской войны.

Карл Гогенцоллерн-Зигмаринген

Тем временем в Кортесах возобладало мнение изабелиносов - было решено вернуть престол ранее царствовавшей, пусть и номинально Изабелле II. Однако вскоре в рядах её сторонников наметился раскол: королева-в-изгнании была непродолжительное время императрицей Мексики, что вызывало определённые опасения юридического характера; к тому же она была известна своим строптивым и сумасбродным нравом, что отталкивало часть депутатов, боявшихся прихода "карлиста в юбке". Дабы не подвергать конституцию опасности быть снова попранной, Пракседес Матео Сагаста предложил избрать королевой её дочь, инфанту Марию Изабеллу. Мексиканские монархисты, опираясь на закон установленный Франсиско I, отрицали её право наследовать престол отца и деда, а нравом молодая Изабелла была спокойнее матери и куда лучше образована. 30 мая Кортесы послали ей предложение занять праотеческий престол и 5 июня получили согласие Изабеллы "править в соответствии с теми принципами, которые установит испанский народ", после чего Франсиско Серрано на площади Пласа-Майор перед толпой мадридцев провозгласил начало правления королевы Изабеллы III.

Первый парадный портрет Изабеллы III в качестве испанской королевы

Последствия

В результате революции "экзальтадос" была восстановлена линия прямых потомков Фердинанда VII, а вымирание ветви Карла V окончательно закрепило за Изабеллой III право на корону.

Куда более важным обстоятельством является обращение испанского общества к духу Кадисских Кортесов и конституции 1812 года, поворот к либерализации режима и политическим реформам по французскому образцу, ставшим своего рода "эталоном" государства того времени, демонстрирующего единение традиций и современных тенденций. Ла Глориоза оживила Испанию: после снятия цензуры, установленной Карлом V, расцвела культура, резко возросла количество писателей, художников и поэтов. Революция породила целый общественно-культурный феномен "детей 1867 года" - молодых людей-либералов, романтиков, вдохновлённых обретённой свободой и немного пьяных от неё.

Славная Испанская революция во многом вдохновила выступление в соседней Португалии, находившейся в схожем, если не худшем положении, чем Испания до 1867 года, однако полностью повторить испанский путь там не удалось и португальская монархия была свергнута.

Примечания

  1. В 1864 году кабинету Браво было направлено 174 запроса от членов Палаты депутатов и 31 - от Сената. Ответ был получен только на 38 и 29 запросов соответственно. Прочие были оставлены без внимания благодаря как коллизиям в конституционном праве, так и прерыванием работы парламента и простому игнорированию.
  2. Несмотря на то, что весь монастырский комплекс сильно пострадал, главные святыни - кровь Святого Януария и Святого Пантелеймона - сестрам-августинкам удалось спасти.
  3. Общепризнанного лидера не имела.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.