Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История
Российская Демократическая Федеративная Республика
Flag of Russia.svg.png Герб РДР.jpeg
РДФР карта.png
Год основания: 1918
Официальный язык: Русский
Гимн: "Рабочая Марсельеза"
Столица: Москва
Форма правления: Парламентская республика
Глава государства: Президент РДФР
Глава правительства: Премьер-министр РДФР
Правящая партия: Государственная Дума РДФР
Государственная религия: Светское государство
Территория: {{{Территория}}} км²
Население {{{Население}}} чел.
Валюта: Рубль

Российская Демократическая Федеративная Республика (Российская Республика, Россия) - самое большое государство в Евразии, созданное по итогу работы Первого Учредительного Собрания в январе 1918 и прекратившее свое существование по итогу работы Второго Учредительного Собрания в октябре-ноябре 1932 года, когда ему на смену пришел режим Российского Государства .

В истории РДРФ современными российскими историками принято выделять следующие этапы развития:

  • Период строения государства (1918 - 1922)
  • "Безумный год" (1922)
  • Период демократии (1922 - 1929)
  • Первый период диктатуры Врангеля (1929 - 1932)

Государственное образование отличалось несовершенством институтов, общей политической нестабильностью и плохой ситуацией в экономике, которая после начала Великой депрессии стала только хуже. Все эти факторы предопределили успех военного переворота Петра Николаевича Врангеля, поддержанного правыми политическими партиями и приведшего страну к новому витку развития - Российскому Государству.

В целом память у россиян о Российской Демократической Федеративной Республике довольно неоднозначная, хоть и превалируют негативные оценки ее истории и развития. Сторонники РДФР считают, что только в ее период у русских и других народов действительно был демократический режим, причем действительно достойный зваться демократией. Они указывают на терпимость в обществе к различным точкам зрения. 

Государственное устройство

Президент РДФР

Президент РДФР - высшая должность в России; глава исполнительной власти и верховный главнокомандующий "Российской Свободной Армией". Согласно принятой на первом Учредительном Собрании Конституции, президент избирался ровно на год обеими палатами парламента, сходящимися специально для этого действия на объединенное совещание. Однако глава государства сохранял большие полномочия, что делало должность привлекательной, а поведение людей, занимавших ее - непредсказуемым и опасным для самих основ государственности. Во время наступившей после "Безумного года" реакции В. Шульгину удалось добиться продления одного срока до 2 лет, что, впрочем, не слишком помогло.


     Беспартийные      Партия социалистов-революционеров      Партия народной свободы

Портрет Имя В должности Партия
1 245px-Chernov.jpg Виктор Михайлович Чернов
(1873-1936)
6 января 1918 6 января 1919 Партия социалистов-революционеров
2 АФК подонок.jpg Александр Фёдорович Керенский
(1881-1929)
6 января 1919 13 августа 1922 Партия социалистов-революционеров
3 Маклаков здорового человека.png Василий Алексеевич Маклаков
(1869-1940)
15 августа 1922 6 июня 1926 Партия народной свободы
4 Спич.jpg Александр Фёдорович Керенский
(1881-1929)
6 июня 1926 28 декабря 1929 Партия социалистов-революционеров

Парламент РДФР

Парламент РДФР - двухпалатный законодательный орган, состоящий из Государственной Думы (нижней палаты), избиравшейся на 4 года прямым, равным, тайным и всеобщим голосованием всех граждан России, и Сената, состоявшего из представителей земств, губерний и судебной власти. ГосДума состояла из 450 мест, Сенат - 200. Согласно действовавшей конституции, нижняя палата парламента должна была заниматься непосредственной разработкой и принятием законов, а Сенату в обязанности вменялось следить за ее деятельностью и отстаивать права входящих в Россию регионов. 

За историю России сменилось ХХХ созывов Государственных Дум, которые в большинстве своем представляли собой отличную иллюстрацию против парламентской демократии: склочные, не готовые к конструктивной работе, не привыкшие договариваться депутаты вызывали у российского народа скорее отторжение, чем симпатию.

I созыв (1918 - 1922) 

Государственная Дума I созыва (1918 - 1922) [1]
Название партии Доля голосов.
Партия социал-революционеров. 57,9%
Всероссийская коммунистическая партия (большевиков). 15,1%
Конституционно-демократическая партия России. 9,7%
Российская социал-демократическая партия (меньшевиков). 9%
Коалиция Регионов.  4,8%
Партия русского народа. 3,5%


История

Февральская революция (которую в этом мире прозвали Великой Русской) прошла без изменений от реального мира. Точно также прошли демонстрации в Петрограде, образовались Петросовет и Временный комитет Думы, также Николай II подписал свое отречение в пользу брата, а брат отрекся в пользу Учредительного собрания. 

Буйный год (1917) 

Агитационный плакат Временного правительства.

14 марта Временный комитет Государственной Думы образовал Временное правительство России во главе с князем Георгием Львовым. Обоснованием для этого решения послужило двойное отречение российских монархов, после которого единственной легитимной властью в глазах большинства населения России стала Государственная Дума и ее комитет.  В первое квазиреспубликанское правительство России вошли в основном видные либеральные деятели вроде П. Милюкова, А. Гучкова,  М. Терещенко, самого Львова; социалисты были представлены фигурой молодого и популярного депутата Керенского. Стоит сказать, что первые шаги новых правителей страны не особо отличались от реальных: была опубликована декларация Временного правительства, объявившая об амнистии заключенных по случаю победы демократии в стране, введении требуемых политических прав и о скором созыве Учредительного собрания для принятия ряда важнейших законопроектов для окончательного установления новой государственности в России. После принятия декларации Государственная Дума практически перестала собираться в полном составе, так как ее считали уже "несвоевременным" органом, не вписывающимся в систему складывающегося в стране двоевластия. Окончательно Думу распустит своим приказом князь Львов в июне, когда станет ясно, что она отжила свое и ее членам требуется готовиться к избранию в Учредительное Собрание. 

Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов тоже никуда не делся, продолжая претендовать на власть в рамках всей России, а не только ее столицы. Однако также руководители Петросовета опасались брать линию на непримиримую конфронтацию с временщиками, признав Временное правительство и призвав столичный гарнизон им подчиниться. Но затем все тот же  Петросовет принимает приказ №1 по гарнизону (который скоро распространится на всю армию по принципу домино), который вводил в нее "демократические начала": выборность командиров, отменял субординацию, создавал солдатские комитеты, лишал офицеров права наказывать своих подчиненных и так далее. Этот указ вкупе с деятельностью агитаторов из числа леворадикальных партий подорвал саму основу Русской императорской армии, окончательно лишив ее боевого духа и приведя к разложению большинства частей. Позже Совет отдает приказ об аресте Николая II с семьей, но при этом спрашивая мнение нового правительства. опасаясь идти на предлагаемое большивиками противостояние.  

Отдельно стоит упомянуть, что в апреле 1917 года в Россию прибывает лидер большевиков В. Ленин, обратившийся с идентичными РИ "Апрельскими тезисами". 

Министр Иностранных Дел ВП П. Милюков в рабочем кабинете.

Воспользовавшись тем, что вошедшая в войну Америка отвлекла на себя часть английской армии и большую половину флота, напав на Канаду, немцы нанесли ряд чувствительных ударов по восточному фронту, продвинувшись на в среднем на 30-35 км восточнее. Войска отступали уже не сопротивляясь, а попытки офицеров призвать солдат к порядку часто заканчивались самосудами и убийствами. Вступление США на стороне Центральных Держав, кризис на фронте и в стране, ослабленность связи с Англией и Францией, как и опасность от агитаторов РСДРП (б) заставляют Временное правительство срочно искать пути заключения мирного договора, пусть даже сепаратного. Надежд на победу Антанты практически не оставалось, а продолжение сопротивления было опасно возможностью ухудшения ситуации до критического уровня. Так, уже 2 апреля публикуется "Нота Милюкова", в которой министр иностранных дел призывает  немецкое правительство сесть с русским за стол переговоров и прекратить наступление. Несмотря на негативные ожидания, запрос был удовлетворен: немцы с радостью согласились подписать с Россией отдельный договор, который освободил бы армию для последнего рывка на Париж. 

Результатом недолгих, но напряженных переговоров стало подписание уже 7 мая Варшавского мирного договора между Россией и Центральными Державами, ставшего началом конца "Антанты". По нему Россия теряла Финляндию, Украину, Беларусь, Прибалтику и Закавказье, обязывалась выплатить Германии значительные репарации и отказаться от химического оружия. Предложения отторгнуть Крым и наложить ограничения на российский призыв были оценены Вильгельмом II как чрезмерные: ему не хотелось срывать мир. Подписание мирного договора быстро оказало влияние на внутреннюю жизнь России: авторитет Временного правительства, прекратившего, как того и желало большинство населения, кровопролитную войну, значительно укрепился, а леворадикалы-большевики потеряли важный козырь в агитации и не могли дальше продолжать работу по разложению вооруженных сил, в которых уже на второй день после заключения мира началась массовая демобилизация. 

После решения вопроса с войной, Временное правительство столкнулось с необходимостью что-либо предпринять в отношении Петроградского совета и прочих подобных ему образований, само существование которых ставило под значительное сомнение легитимность образованного ГосДумой правительства России. К тому же ряды ВП покидает 10 мая  М. Терещенко, отправившийся в обревшую долгожданную независимость Украину искать большей власти, чем мог добиться в рамках бывшей метрополии. На освободившийся после его добровольной отставки место пришел Андрей Шингарев, также известный и довольно популярный деятель либеральных движений имперского времени. Генералы, недовольные тем, что временщики "сдали" позиции в разгар войны, требовали проявить от них силу хотя бы в вопросе Советов; однако министр-председатель оттягивал решение этого вопроса, предпочитая заниматься другими, тоже насущными вопросами повестки дня  

Милиционеры-студенты, фотография 1917.

Одним из таких вопросов стала волна преступности, прокатившаяся по всей стране после проведенной на волне успехов революции практически всеобщей амнистии. Наспех сформированная "народная милиция" явно не справлялась со своими обязанностями, не имея ни опыта, ни необходимых навыков. Тогда Георгий Львов идет на шаг, неоднозначно принятый демократически настроенной общественностью: 1 июня объявлено о массовом привлечении прежних специалистов на службу: также Временное правительство призывает ветеранов Великой войны в "народную полицию", объявив, что "Свободу надо защищать от самых страшных врагов - внутренних". По настоянию Керенского в качестве популистской меры были повышены заработные платы милиционерам: деньги на такую акцию предоставили умело запуганная Александром Федоровичем петроградские промышленники, которым стало действительно страшно за свою собственность и свои жизни. Также, по предложению министра юстиции, начинается формирование офицерских ударных батальонов; формально - для укрепления боеспособности армии, на самом деле - для решающего противостояния с Петросоветом, который не решался самостоятельно предпринимать шаги для собственного спасения. Здесь стоит упомянуть, что, благодаря заключению мира, перевыборы в местные советы не помогли большевикам добиться большинства: две трети этих властных органов остались в руках эсеров-меньшевиков. 

Летом активно работала Чрезвычайная следственная комиссия, разбиравшая деятельность прошлых "хозяев жизни". Подробнее она описана ниже, поэтому здесь ограничимся парой слов "по сути" дела. ЧСК ВП была призвана покарать ключевых персоналий последних лет Российской Империи и решить дальнейшую судьбу большинства представителей царской династии. Ее главой стал умеренный левый Николай Муравьев, который во время работы все больше и больше укреплялся в симпатиях к ПСР и республиканцам. В результате следствия к смертной казни были приговорены Николай Романов и несколько самых отъявленных министров-карателей; к ссылке были приговорены различные провокаторы и прочие "служители" прошлого порядка. Следственная комиссия была расформирована уже 2 октября за ненадобностью.

Лавр Георгиевич Корнилов, генерал-лейтенант генерального штаба и лидер правой оппозиции.

В это же время, пока лучшие юристы государства выносили приговоры против "бывших",  новой власти приходится решать другой вопрос, связанный с наличием сильной оппозиции в рядах высшего генералитета, который был недоволен развалом армии и позорным для России Варшавским мирным договором. Выразителем их надежд становится Лавр Георгиевич Корнилов - популярный в войсках и народе командир, в свое время арестовавший Александру Федоровну, а теперь ставший, по иронии судьбы, единственной надеждой и опорой право-реакционного движения в стране. Л.Г. Корнилов с мая позволяет себе резкие критические высказывания о Временном правительстве страны, которое прямо обвиняет в "соглашательстве" и "национальной измене". Министру-председателю князю Георгию Львову становится ясно, что вопрос с Корниловым и стоявшим за ним другими генералами требует немедленного решения, и 23 июня в Галичине происходит их встреча тет-а-тет. Там они подписывают "Договор Львова-Корнилова", по которому армия обещалась не вмешиваться в дела государственного управления и отказывалась от претензий на руководство страной, а государственная власть, в свою очередь, пообещала свернуть "демократизацию" армии и не допустить до высоких постов радикалов-коммунистов. Подписание такого документа стало возможным во многом благодаря агрессивной риторике большевиков, которая испугала армейскую верхушку, решившую перейти к сотрудничеству с легитимными властями для борьбы с общим врагом. Пришлось, однако, Львову пойти и на еще одну уступку: из правительства был выведен автор Варшавского мира Павел Милюков. 

Демобилизовавшаяся солдатская масса устремилась в родные уезды, немедленно, еще до созыва Учредительного собрания, приступив к переделу земли и сельскохозяйственного инвентаря. Раз за разом в Центральной России возникали конфликты между помещиками и крестьянами, в ходе которых последние быстро переходили к применению насилия и самозахватам. Посланцы Временного правительства элементарно боялись что-либо предпринимать, опасаясь, что тогда их самих убьет разгневанная толпа. 

Судьба царской фамилии

Раскрашенная фотография царской семьи.

Отдельным важным вопросом стала судьба некогда правящей в России династии - многочисленных Романовых и некоторых приближенных к ним аристократических родов вроде Юсуповых. Ни для кого не секрет, что авторитет царского дома под на начало революции был ниже, чем когда бы то ни было в истории российского государства, из-за чего и стала возможна столь быстрая, практически мгновенная ее победа. Прежние господа положения стали по-сути безвольными пленниками,  послушно ожидавшими дальнейших решений своих тюремщиков. 

Первым шагом в этом направлении стал приказ Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов от 3 марта об необходимости ареста Николая II c его семьей и его брата, Михаила Александровича, в пользу которого царь попытался отречься от престола. И хотя постановление было принято независимо от временщиков, исполнительный комитет Петросовета согласовал проведение указа в жизнь с более легитимным органом, не желая лишний раз идти на конфронтацию. Временное правительство благосклонно отнеслось к аресту некогда правящей семьи и лишению их всех прав гражданского состояния. Помимо них, под надзор попал М.А. Романов и некоторые другие члены фамилии: в то же время волна репрессий не коснулась Феликса Юсупова, женатого на племяннице Николая Александровича: в дальнейшем нашем повествовании этот человек еще проявит себя. 

Последнее фото Алексея Романова в Царском Селе, 1917-й.

Арестованные содержались в Царском Селе без права на прием посетителей; однако в целом отношение к августейшим персонам оставалось скорее почтительно-уважительным, хотя, разумеется, случались и печальные эксцессы. В частности, 5 мая, солдаты Петроградского гарнизона, приставленные к арестантам Петросоветом, забавляясь, отняли у Алексея Николаевича игрушечное ружье и довели мальчика до истерического припадка, в ходе которого бывший наследник неудачно упал на пол и погиб. Однако это общепринятая версия: великая княжна Ольга, в частности, рассказывала много позднее, что на самом деле Алексея преднамеренно избили до смерти пьяные матросы, покушавшиеся также на невинность его сестер. Девушек спасли только очень вовремя появившиеся на авансцене "ударные роты" ВП из офицеров, которые водворили порядок в Царском Селе. Но, так или иначе, трагическую смерть мальчика Временное правительство смогло замолчать, быстро отправив в тюрьму виновников и убедив Совет отдать пленников под присмотр более цивилизованных частей. Такое событие доказало, что, пока Романовы находятся в России, никто не может стопроцентно гарантировать их безопасность и сохранность. Гибель же Алексея показала министрам, что в обществе, в простом народе, нет сочувствия ни то что к свергнутой паре, но даже к их детям. 

Тогда министр иностранных дел Милюков предлагает своим коллегам по Временному правительству отправить бывших самодержцев в Великобританию, к их ближайшим родственникам. Посланник ВБ в России Бьюкинем первоначально  был согласен, оставалось лишь согласовать конкретные сроки. Однако российскому руководству было очевидно, что столь непопулярные в обществе фигуры как бывший царь и его супруга должны быть переданы под суд: по крайней мере, на этом настаивало тогда подавляющее большинство публичных политиков, ставших значимыми благодаря революционным событиям. Под давлением определенных столичных кругов экс-императрица Александра Федоровна объявила 3 июня о своем желании постричься в монахини: ей такая привилегия была дана, она стала монахиней под именем Авдотья и, оставленная вниманием мира, умерла от горя в 1920-м году. Но тогда, в буйном 1917-м, такое решение вызвало возмущение в среде самых радикальных врагов монархии: даже уверения Георгия Львова, что сам "гражданин Романов" от ответа не уйдет, не особо помогали охладить пыл маргинализованной толпы. Становится ясно, что вопрос надо закрывать скорее. И тут пришел удар "в спину" - Георг V, в связи с настроением английского общества, отказался приютить родственниц, опасаясь еще большего кризиса своей популярности. Требовалось срочно искать замену Великобритании, которой стала Дания - ее правительство согласилось забрать к себе дочерей последнего русского царя. 

Окончательное согласие Кристиана X, убежденного слезными письмами Романовых-младших, приютить находящихся в беде родственников было получено только 4 июля и тогда же Петросовет, принуждаемый умелым шантажом Керенского, дал свое согласие, в случае отказа дочерей последнего царя от любых прав и претензий на российский престол: к тому времени Николай Романов уже находился под следствием, Алексей был похоронен темной ночью без всяких церемоний на окраине Петрограда, а Александра Федоровна обживалась в своем монастыре. Каждый день под окнами дворца собирались многочисленные демонстрации, требовавшие от охраны "выдать" им пленников: Временное правительство уже троекратно нарастило охрану, однако уверенности в ней не было. 

Толпа разбегается после применения оружия, 6 июля 1917

Последний акт драмы "Царская семья и Россия" начался 6 июля в Петрограде, когда из Царского Села под надежным конвоем офицерских частей Временное правительство перевозило дочерей Николая - Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию - в Кронштадт, навстречу нейтральным датским судам и спасению из кипящей страстями российской столицы.  Однако солдаты охраны Царского Села, многие из которых сочувствовали большевикам, разнесли по всему Петрограду известия о маршруте августейшего семейства. В результате конвою пришлось с боем пробиваться через разъяренные толпы, желавшие оставить дочерей Н. А. Романова у себя, до вокзала: погибло 5 демонстрантов и 1 офицер сопровождения, ранения различной степени тяжести получили 23 демонстранта, а сами виновницы произошедшего чуть не умерли со страху. Правительству пришлось присылать дополнительные подкрепления конвоирам, которые уже с трудом сдерживали натиск голодной до голубой крови толпы.  Но закончилось все довольно благополучно: они были доставлены в морской порт в целости и сохранности, уже 7-го числа начав вояж в Копенгаген: таким образом они надолго покинули родную страну,  а кое-кто - и навечно. 

Михаил Александрович Романов, в свою очередь, был отпущен Временным правительством из заключения 5 августа, когда стало ясно, что судить его в общем-то и не за что. В дальнейшем нашем рассказе этот человек не появится и спокойно умрет в 1924-м в Москве. Прочие многочисленные Романовы спокойно покинули территорию России и разъехались по всей Европе, надолго простившись со своей исторической родиной.

Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства

Николай Константинович Муравьев, юрист, председатель ЧСК ВП.

Этот чрезвычайный следственный орган был создан Временным правительством уже 17 марта для разбора совершенных прежними руководителями Российской Империи преступлений и определения соответствующей меры наказания. Главой органа, призванного установить вину арестованных царских министров, стал адвокат Н. Муравьев, находившийся под давлением Александра Керенского, игравшего в свою собственную политическую игру. При этом в первый состав комиссии был призван Н. Соколов, представлявший Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов - временщики были заинтересованы в том, чтобы ни один орган власти не мог подставить под сомнение легитимность работы ЧСК ВП. Отдельно стоит заметить, что главным редактором публикуемых стенографических отчетов заседаний был поэт Александр Блок, который на добровольных началах включился в работу следствия. 

Первоначально были произведены аресты и допросы царских премьер-министров и других лиц, занимавших ключевые позиции в правительствах времен войны. Стоит упомянуть А. Протопопова, Манасейвича-Мануйлова, Маклакова, князя Голицына, Хвостова, чтобы понять, насколько широким был круг деятельности комиссии. После заключения мирного договора, князь Львов, заинтересованный в дальнейшем росте популярности своего органа, начал настаивать на более активной деятельности возглавляемого Муравьевым органа; к этому же его подталкивает левая оппозиция, настроенная на как можно более быстрое осуждение "прошлых". В начале июня ЧСК ВП был передан Николай Романов; сочувствующие бывшей императрице люди смогли убедить ту постричься в монахини, против чего Львов не особо возражал. 

Помимо разбирательств дел, связанных непосредственно с деятельностью царских правительств, Чрезвычайная следственная комиссия разобрала скандальное "Дело Бейлиса" из 1910-х годов. Удалось доказать, что в целях осуждения Бейлиса прокуратура подгоняла факты, подменяла свидетельства и по-другому нарушала законодательство Российской Империи. Таким образом в этом следственном деле была поставлена точка,  а политики, раньше выступавшие в поддержку Бейлиса, получили лишний политический капитал перед грядущими выборами в Учредительное собрание. Левые партии были удовлетворены, лишний раз подтвердив свою правоту перед конкурентами. 

Чрезвычайная следственная комиссия, находившаяся под все более и более возрастающим давлением левых партий, завершила свою работу к 4 сентября. Безусловно, наибольшее внимание российской общественности было приковано к делу Николая Александровича Романова; его же приговор и был первым опубликован. Он был признан виновным в:

  • Разжигании Русско-Японской войны, гибели 33 тысяч солдат и ранении 142 тысяч; общие безвозвратные потери - 52 тысячи. 
  • Кровавом подавлении революции 1905-1907-х годов.
  • Отдельным пунктом стояло "Кровавое воскресение", в ходе которого было убито свыше 150 человек по принятым комиссией к сведению данным. 
  • Третьеиюньском перевороте и установлении в стране диктатуры.
  • Еврейские погромы, проходившие часто при попустительстве местной власти. 
  • Втягивании России в Первую мировую и всех понесенных ей в ее ходе потерях. 

Демонстрация эсеров на Сенатской площади после расстрела Николая Романова.

Под тяжестью таких обвинений мера наказания напрашивалась сама собой и была довольно очевидной: Николай Романов был приговорен к смертной казни через расстрел, осуществленной 6 сентября в Шлиссельбургской крепости при большом скоплении народа. На радостях, желая увидеть смерть ненавистного монарха, народ давил, желая хоть краем глаза полюбоваться на невиданное раньше в российской истории зрелище. Кроме Николая Романова в тот день погибло 10 любопытных, а вскоре на тот свет отправилось еще 12 человек. Согласно некоторым данным, огромный транспорант с надписью "Никогда больше царей и отцов!" доверили нести популярному тираноборцу Борису Савинкову, что в контексте его дальнейшей карьеры выглядит... слегка иронично. 

Кроме беспрецедентного в истории российской юриспруденции дела "гражданина Романова", комиссия закончила с вынесением приговоров другим "пособникам свергнутого режима": бывшим премьерам, агентам охранки и провокаторам, военному министру Сухомлинову и прочим. Большинство из них получило различные тюремные сроки, кто-то был оправдан, а одиозный в восприятии публики В. А. Сухомлинов оказался на бессрочной каторге, которую ему суд отказался заменять содержанием в тюрьме. Выполнившая свой долг перед новой властью, чрезвычайная следственная комиссия временного правительства была распущена приказом князя Львова 2 октября. 

Первое учредительное собрание

Тогда был зажжен факел свободы, которому я не дам погаснуть никогда. (Александр Керенский, декабрь 1929)
Воздух Собрания был отравлен, прям как в доме Фамусова. Только теперь вместо "Фамусовского" было "Ульяновское" общество. (П. Милюков)

Подготовка к созыву Учредительного собрания - органа, которому предстояло определить дальнейшее развитие российского государства, началась практически сразу же после победы Великой Русской революции. 

Первое Учредительное Собрание (январь 1918)
Название партии Лидеры партии Процент голосов
Партия социал-революционеров. Виктор Чернов, Александр Керенский. 54,2%
Всероссийская коммунистическая партия (большевиков). Владимир Ульянов, Николай Бухарин.  21,1%
Конституционно-демократическая партия России. Георгий Львов, Андрей Шингарев.  10,5%
Российская социал-демократическая партия (меньшевиков). Юлий Мартов, Фёдор Дан.  7,8%
Партия русского народа. Владимир Бобринский, Николай Хомяков. 4,4%
Коалиция Регионов.  Гавриил Алюнов. 2%

Призыв не поддерживать ВКП (б).

В первую очередь Собрание избрало себе председателя, которым. несмотря на крайнюю спорность своей фигуры, стал Виктор Чернов. На открытии состоялся спор, какой гимн депутаты должны слушать: "Рабочую марсельезу" или "Интернационал". на котором настаивали большевики: обсуждение завершилось прослушиванием сперва видоизмененного гимна времен Великой Французской революции, а лишь потом "Интернационала". Только после этого  Учредительное Собрание перешло к решению важнейших вопросов государственного устройства: Россия была объявлена федеративной демократической республикой, возвращение ближайших родственников покойного царя строжайше воспрещалось под страхом смертной казни. В связи с этим примечательна история, как депутат от ВКП (б) П. Дыбенко перед заседанием расстрелял из своего револьвера портреты царских дочек под одобрительные крики сопартийцев и толпы. 

Согласно решениям Собрания, главой государства становился президент, избираемый обеими палатами парламента на совместном голосовании простым большинством раз в год. Президент был главнокомандующим, имел право распускать парламент и назначать его досрочные выборы. Но обилие его полномочий практически аннулировалось небывало коротким сроком - всего-навсего год. Это в дальнейшем вызовет крупные проблемы, но тогда виделось наилучшим исходом дебатов, в которых кадеты старались сохранить крепкую исполнительную власть, а большевики - сделать должность главы государства коллегиальной. 

Парламент становился двухпалатным: Государственная Дума избиралась прямым. равным, всеобщим и тайным голосованием на четыре года. Правом голоса обладали все граждане России старше 20-ти; баллотироваться могли 35-ти летние и не стоявшие на учете в полиции как "прежние": в эту категорию отщепенцев попадали вчерашние царские министры, самые яркие черносотенцы и монархисты, деятели охранки и так далее. Верхняя палата, Сенат, представляла интересы российских губерний: в ее состав входило по двое представителей от исполнительной и законодательной властей соответственно, также в Сенате, по настоянию Корнилова, было оставлено место для профессиональных военных. 

Правительство, чья структура оставалась схожей с царским, теперь было ответственным перед парламентом: нижняя его палата могла в любой момент затребовать к себе того или иного министра и отправить его в отставку. 

Довольно-таки остро встал вопрос о государственной столице. После Варшавского мирного договора Петроград, которому, кстати, было решено сохранить его новое название, располагался в дневном переходе от границ с Финским королевском, настроенным, как не трудно понять, против России, и находящимся под огромным влиянием Германской Империи. 

Первое учредительное собрание за работой, январь 1918.

Также именно Учредительное собрание поставило метафорическую "точку" в двоевластии, которое довлело над Россией с марта прошлого года, одобрив совершенный Л.Г. Корниловым и Б.В. Савинковым разгон Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов; также эсеро-меньшевистская коалиция приняла закон, запрещавший создание таких организаций в дальнейшем и приказывавший сеймам и губернаторам на местах разобраться с существующими советами. Этот шаг, названный большевиками и некоторыми регионалами "наступлением правой реакции", позволил сформировать более-менее устойчивую вертикаль власти, лишенную давления со стороны других органов. 

Во время затянувшегося обсуждения новых символов новой России большевикам совместными усилиями с левыми социал-революционерами, частью регионалов и некоторыми меньшевиками удается протолкнуть красное знамя революции в качестве государственного флага. А вот взятый Львовым временный герб временного же правительства превратился в постоянный, несмотря на сопротивление правой фракции законодательного органа, справедливо указывавшей, что "ощипанная курица" не пользуется в народе уважением. Во многом это случилось благодаря отсутствию толковой альтернативы, которую банально не успели подготовить к моменту решающего заседания. Официальным же гимном Российской Демократической Федеративной Республики была объявлена "Рабочая марсельеза" в дань памяти о народовольцах, чьими последователями эсеры себя считали.

Затем 1УС приступило к обсуждению важнейшего вопроса в России, аграрного. Пользуясь своим абсолютным преимуществом и действуя в коалиции с меньшевиками, социал-революционеры проталкивают свое видение: социализация земли, отъем ее у помещиков и церкви с последующим уравнительным распределением между крестьянами всего государства. Конституционным демократам удается также добиться постановления, которое гарантировало неприкосновенность земли богатых крестьян: теперь КДПР получила устойчивый электорат на селе, обладающий большим влиянием на односельчан. В одном постановлении с объявлением о секуляризации земель Русской Православной Церкви Чернов упомянул также, что Синод отныне распущен и РДФР становится на путь построения светского государства. 

Наконец, уже к концу февраля становится ясно, что Учредительное собрание достигло поставленных перед ним задач и определило дальнейший вектор развития России. Первый в ее истории глава Российской Демократической Федеративной Республики Виктор Михайлович Чернов распустил 25 февраля УС и назначил скорые парламентские выборы. 

Президентство Виктора Чернова (1918 - 1919) 

Виктор Чернов, первый президент России

Избрание Виктора Чернова удивило многих даже в среде социал-революционеров. Дело в том, что Виктор Михайлович пользовался не самой большой популярностью в родной партии, где его многие считали обыкновенным пройдохой, обделенным талантами, но зато крайне вовремя оседлавшим революционую волну. В ходе таинственных кулуарных игр Чернову удалось оттеснить действительно популярного министра юстиции Керенского и выдвинуться единым кандидатом от ПСР: Александр Федорович в утешение получил должность товарища премьер-министра; им, в свою очередь, стал меньшевик Юлий Мартов, поддержавший кандидатуру эсера. 

Как нетрудно понять, второе правительство "свободной России" и первое - Российской Демократической Федеративной Республики - было составлено из социал-революционеров и меньшевиков, причем ключевые посты сохранили за собой представители политической партии Виктора Михайловича. Исключение было лишь одно - ценя оказанную так вовремя легитимной власти услугу, Чернов согласился оставить пост военного министра за Лавром Корниловым, надеясь тем самым умерить аппетиты правой и генеральской оппозиций. Боевой генерал согласился занять пост, в свою очередь рассчитывая привнести конструктивный элемент в деятельность левого кабинета и как можно скорее очистить армию от "гнилого" воздействия революции. По мнению ряда исследователей, хотя фигура президента и вызывала неодобрение, но в остальном правительство было дружным и работоспособным. 

Жители деревни в начале 1920-х.

Ключевым вопросом, вставшим перед новой Россией, разумеется, оставался аграрный. Глава государства приступил к решению его не дожидаясь созыва парламента: пользуясь тем, что в это время его приказы имели силу законов, он издает один за другим нормативные акты, регулирующие новые отношения на селе. Он окончательно узаконил отъем помещичьей собственности, так называемый "черный передел" и продолжил кампанию по наступлению на помещиков и церковь. Благословения верховной власти сподвигнули крестьян на дальнейшие меры: теперь сгоняемые с мест помещики и члены их семей, оставаясь практически  без имущества, были вынуждены бежать в города, ища там более бдительного надсмотра полиции. Государственная аграрная комиссия фактически лишь констатировала то, что вершилось на местах народом: однако то, как социал-революционеры одобрительно относились к этому процессу, помогло им приобрести в глазах крестьян огромную популярность. Однако собственность кулаков все равно находилась под бдительной охраной государства: случаи их погромов были единичны, а их власть на селе де-факто позднее только усилится. 

Следующим шагом Чернова-Мартова становится "регуляризация" вооруженных сил, которые со временем все больше и больше скатывались в анархию, опасную для самих основ государственности. Срок службы в пехоте теперь был равен 1 году, на флоте, в авиации, в инженерных частях - 2 годам. Численность армии значительно сократилась, что было сделано как в угоду господствующим в обществе пацифистским настроениям, так и ради сокращения расходов бюджета. Достославный "Приказ №1" Петроградского совета был отменен: в армию, во многом благодаря действиям Корнилова и компании, вернулись понятия о дисциплине. Однако единоначалие не было восстановлено в полной мере: сохранялась должность комиссаров, но теперь они де-юре не имели права вмешиваться в разработку военных планов и непосредственную работу офицерского состава. Вместо очевидно устаревшего "Русская императорская армия" решено было использовать, по предложению премьер-министра, "Российская Свободная армия": постепенно вводилась новая полевая форма, более дешевая в производстве и, в какой-то степени, более практичная на поле боя. 

Параллельно находящиеся в правительстве меньшевики разработали новую версию российского трудового кодекса, который становился одним из самых прогрессивных в мире. Согласно нему, в стране вводился 8-ми часовой рабочий день, подтверждалось право рабочих на предприятиях на отпуск и 5-ти дневную рабочую неделю: сохранялись праздничные дни, к которым прибавились так называемые "мартовские каникулы", установленные в память свершений Великой Русской революции. На государственных заводах и фабриках вводились элементы рабочего контроля: также были подтверждены права профессиональных союзов на стачки и забастовки. Конституционные демократы и другие правые выступили с ожесточенной критикой президентского указа, но он был подписан Черновым и мгновенно увеличил авторитет правящей коалиции в глазах рабочих, которые начали отходить от большевиков - это было как никогда вовремя, ибо надвигались парламентские выборы. 

Весной 1918, а, если быть точным, то 19 мая в России проходили первые в ее истории по-настоящему свободные, демократические выборы в парламент. С первых же дней избирательной кампании было понятно, что победу одержит Партия социал-революционеров, проводившая нужные для населения реформы и пользовавшаяся наибольшим авторитетом в крестьянской среде. Вопрос стоял лишь в конкретных процентах: смогут ли эсеры сформировать однопартийное правительство или, хотя бы, уменьшить в новом кабинете представительство меньшевиков. Позиции правой оппозиции были подорваны умелыми агитаторами с левой стороны, причем против нее действовали не только провластные, но и большевистские деятели: Ульянов и сотоварищи провели активную кампанию, надеясь расколоть социал-революционеров и создать правящую коалицию с их левой частью. Однако В.М. Чернов и Ю.О. Мартов постоянно декларировали единство и целостность: президент даже отпустил фразу, ставшую лозунгом левых и левоцентристов: "Чернов - для крестьян, Мартов - для рабочих!". В этой конструкции, как видно, не нашлось места для А.Ф. Керенского, который еще больше озлобился, когда с поста товарища премьера его обратно поставили главой российской юстиции. 

Государственная Дума I созыва (1918 - 1922) [2]
Название партии Доля голосов.
Партия социал-революционеров. 57,9%
Всероссийская коммунистическая партия (большевиков). 15,1%
Конституционно-демократическая партия России. 9,7%
Российская социал-демократическая партия (меньшевиков). 9%
Коалиция Регионов.  4,8%
Партия русского народа. 3,5%

Дума обсуждает законопроект о "бывших".

Результаты были в принципе ожидаемыми: большинство получили эсеры, свой результат улучшили дружественные им меньшевики. На втором месте пришли коммунисты, которые, правда, потеряли более шести процентов и оказались в политической изоляции, так как ни одна другая политическая сила не желала с ними сотрудничать. Ухудшились результаты правых: и КДПР, и ПРН получили меньше, чем на выборах в Учредительное собрание. Зато укрепилась "Коалиция Регионов", занявшаяся защитой прав национальных меньшинств на территории Российской Демократической Федеративной Республики. Из-за минимального процента, полученного консерваторами, социал-революционеры и большевики поспешили объявить "Время правых прошло!". 

Собранный парламент незамедлительно подтвердил все нормативные акты, изданные Черновым за время "междуцарствия", тем самым избежав кризиса во власти. Теперь Россия вошла в период полноценных реформ, которые сыпались как из рога изобилия. В частности, меньшевики смогли еще дальше углубить социальные реформы на производстве, постановив, что теперь предприниматели обязаны заключать коллективный договор с профессиональными союзами. По предложению депутата Государственной Думы от Партии социал-революционеров Андрея Аргунова был принят закон "О прислужниках царского режима", который законодательно ограничивал политическую деятельность бывших правых политиков. прославившихся ранее как монархисты и противники республиканской формы правления. И хотя этот законопроект подвергся ожесточенной критике, парламентское большинство с радостью его поддержало, видя в нем свое средство самозащиты от наиболее оппозиционных себе деятелей. 

Хлебная очередь в Москве.

Разрыв экономических связей между регионами и уход из состава государства Украины с ее богатейшими почвами привели к тому, что цены на продовольственные товары не особо то и понизились в сравнении с военным временем. Тогда Юлий Мартов, отвечавший в коалиции за интересы горожан и рабочих, с трудом, но смог протолкнуть закон, обязавший крестьян поставлять по установленным правительством ценам хлеб в крупные города, где без этого мог начаться голод. По настоянию Корнилова также было налажено снабжение Российской свободной армии, которая тоже начинала бастовать, сидя на "голодном пайке". Венцом такой политики стал "Хлебный закон" от 3 сентября, который вводил наказание за "спекуляцию хлебными изделиями". Крестьяне вынужденно проглотили эту меру, но самые предприимчивые и богатые из них смогли нажить еще больше денег на поставках, богатея с каждым месяцем все больше и больше. 

Внешняя политика правительства Чернова-Мартова оказалась очень пассивной, чего, впрочем, и следовало ожидать от проигравшей крупнейшую войну в своей истории страны. Виктор Михайлович ограничивался лишь грозными окриками в сторону Ноя Жордании и других грузинских меньшевиков, когда те принуждали национальные меньшинства бежать из Грузии, не гнушаясь вырезать целые села. В то же время в страну массово начали приезжать беженцы: из Армении, Беларуси, Балтики, Грузии, Финляндии и Украины уезжало множество людей, и многие из них выбирали конечным пунктом назначения Россию. Стоит ли говорить, что в большинстве своем то были русские, справедливо опасавшиеся за свою будущность в столь неожиданно независимых регионах? Они хорошо понимали, что Россия никак не может обеспечить их интересы и гарантировать им Также массовым было бегство армян из марионеточного "Армянского протектората", который находился "под защитой" Османской Империи - вполне понятно, какого рода "защиту" победоносные Османы могли предоставить. Именно тогда в РДФР приезжает будущий лидер армянского движения Гарегин Тер-Арутюнян, более известный в последствии как Гарегин Нжде, чья история будет особенно примечательно несколькими десятилетиями позднее.

Петр Николаевич Врангель на границе с Украиной, 1918-й.

Однако из правил есть исключения, и Виктор Чернов попытался поиграть во внешнюю политику, вмешавшись в ход Гражданской войны на Украине уже на третьем, заключительном ее этапе. Поражение войск Украинской Народной Республики было лишь делом времени, но у немцев, как им казалось, этого самого времени было не то чтобы много - требовалось разобраться с украинскими делами до того момента, как общество устанет от далекой и довольно кровопролитной войны. Поэтому Вильгельм II предложил Виктору Чернову сделку: поддержать Василя I атаками по тылам "Народной армии", а взамен Германия согласилась снизить репарации и учесть российские интересы на Донбассе после победы. Примечательно, что в российских элитах подобная сделка изначально не вызвала никакого ажиотажа: Чернова на авантюру подбил министр юстиции Керенский, считавший, что с ее помощью сможет разделаться со своим главным партийным конкурентом на приближающихся президентских выборах. Русские войска под руководством Петра Врангеля смогли эффективно ударить во вражеский тыл, при этом оставаясь формально неопознанными и незамеченными. Диверсии в тылах здорово облегчили задачу немцев и им удалось покончить с мятежной Республикой еще до конца года. 

И вот тут В.М. Чернова поджидал неприятный, но на самом деле ожидаемый и многими даже предсказанный сюрприз. Германия сократила репарации, но на меньшие суммы, чем было обговорено, и заключила 15 декабря договор с украинским премьер-министром, по которому на Донбассе создавалась единая "зона германских интересов". Это могло означать одно: Россией элементарно воспользовались, после чего отказались соблюдать свою часть сделки. Таким образом, более 1 500 солдат и офицеров РСА погибали зря: популярность первого в российской истории президента мгновенно обратилась в ноль, особенно среди властной элиты вроде членов Сената и ГосДумы. Даже сокращение репараций в конечном итоге воспринималось лишь как с неохотой брошенная в сторону кость, а не награда по договоренности промеж Теперь ему стали припоминать прошлые обиды и грехи, также конституционные демократы обвинили его в разжигании классовой ненависти на селе и в мелких городах, из-за которых и была возможна волна "Весенних убийств" и других тяжких преступлений, которые в итоге так и останутся нераскрыты.

Словом, когда в январе 1919-го обе палаты парламента сошлись для выборов главы государства, результат был более чем предсказуем. Чернов получил минимум - его поддержало всего 4% депутатов; Милюков смог собрать 14%, но больше всех получил Александр Керенский, который привлек на свою сторону большинство представителей правящей коалиции. Тем самым его хитрая комбинация удалась - он свалил Виктора Михайловича и сам сделался президентом Российской Демократической Федеративной Республики. 

Президентство Александра Керенского (1919 - 1923) 

Экономическое положение

Александр Керенский, второй президент России.

А.Ф. Керенский сразу же решил, что править в России можно только опираясь на поддержку правящей элиты, от воли которой зависит твое переизбрание - ведь перед самыми глазами Александра Федоровича был пример того, к чему приводит ссора с представителями законодательной власти. Реальное воздействие простых российских граждан на фигуру президента было минимальным, поскольку между ними находился разросшийся и властный парламент. Собственно, стремление как можно дольше удержаться у высшей власти и будет в дальнейшем руководить действиями Керенского на посту президента России. За счет хитрых интриг, умелых недомолвок и парочки в нужное время запущенных слухов Александр Фёдорович

Второй президент России был куда более популярной в массах фигурой, чем Чернов: молодой. симпатичный и красноречивый министр юстиции еще с весны 1917-го был любимцем толпы. С его именем были связаны крупные успехи российской юстиции пост-революционной эпохи, он также пользовался определенным авторитетом в высших сферах московского общества из-за своей роли в разгоне советов всех уровней и типов - постепенно Керенский даже оттеснял и затмевал своих напарников, Корнилова и Савинкова, старательно подчеркивая свою роль в ликвидации Петросовета и свою исключительную значимость для российской новообретенной демократии. И хотя всю практическую работу исполняли Лавр Корнилов, Борис Савинков и офицеры-добровольцы на местах, Александру Федоровичу удалось узурпировать славу победителя "смуты". Этому также способствовала его огромная личностная харизма и великий дар оратора: проводимые в 1918-м году им митинги в поддержку правительства Чернова неизменно собирали толпы, Керенский был любимцем любой публики -  как богемных, экзальтированных дам, так и неграмотных, бескультурных чернорабочих. От кадровых военных до малоземельных крестьян, от немногих оставшихся собственниками помещиков до актрис сомнительной репутации - новый президент умел поговорить с каждым, подобрать грамотные слова, Помимо всего прочего, он опирался на авторитет "второго свободного правительства" в народе, который, несмотря на украинскую авантюру, все еще был достаточно силен благодаря проведенным им внутренним реформам и активной агитационной деятельности многочисленных тогда прореволюционных печатных изданий. 

Похороны Плеханова, январь 1919.

Коалиция Партии социалистов-революционеров и меньшевиков сохранилась в целостности и сохранности: она только сменила лидера, но состав правительства практически никак не изменился. Разве, на опустевший теперь пост министра юстиции в кабинет меньшевика Юлия Мартова был поставлен депутат от эсеров Андрей Аргунов, ветеран "Боевой группы" и уважаемый в левых кругах деятелей. Первым мероприятием "старого-нового" правительства стала организация похорон Георгия Плеханова - первого марксиста в России, бывшего народовольца, который, можно сказать, был "знаменем" для правящей коалиции и главным ее ориентиром в политике. Похороны прошли в январе 1919 и стали огромной демонстрацией левых политических сил, от социал-революционеров и до большевиков, лидеры которых также пожелали выразить свое почтение "первопроходцу" марксизма в российском обществе. В. Ленин выпустил на его смерть отдельный памфлет, в котором призвал изучать труды Георгия Валентиновича по философии: "ибо это лучшее во всей международной литературе марксизма". Стараниями полиции и дружин студентов-добровольцев удалось предотвратить столкновения между сторонниками различных партий; председатель Государственной Думы Абрам Рафаилович Гоц (ПСР) объявил торжественную минуту молчания в память о Г.В. Плеханове, которую попытались сорвать правые депутаты, что закончилось для них весьма плачевной по результатам дракой с коллегами. Мирная смерть Плеханова убрала с российской политической арены еще одну влиятельную в левых кругах фигуру, пользующуюся авторитетом у лиц вне зависимости от их собственной партийности; можно сказать, что оборвалась еще одна связующая российские левые силы нить. Пока что, впрочем, этому мало кто придал должного внимания: похороны Георгия Плеханова рассматривались лишь как проводы в последний путь еще одного "героя-революционера"... Ну или "изменщика-эсдека", в зависимости от мнения опрашиваемого россиянина.

Керенский-Мартов сразу встретились с инфляцией, растущей не по дням, а по часам. Еще царское правительство проводило частые эмиссии, что привело к обесцениванию денег, которые стремительно тратили свою покупательную способность и превращались в цветные фантики. Временное правительство князя Львова тоже внесло свою лепту, печатая т.н. "займ свободы" и уходя в еще большие долги перед собственным населением. Однако финансовый блок левого правительства предпочел заняться другими делами, не обращая внимание на растущую инфляцию: назначенный министром экономики Пётр Павлович Маслов объявил о своем намерении радикально перестроить доставшуюся РДФР в наследство от РИ экономическую модель, подстроить ее в первую очередь на нужды простого населения. Эти заявления были встречены с радостью широкими народными массами: прежнее правительство, наспех сформированное Черновым, не спешило четко формулировать свои постулаты и амбиции - оно воспринималось во многом временным. Теперь кабинет четко и явственно озвучил свои намерения, создал как минимум видимость наличия у него

Рабочие завода в Кемерово, начало 1920-го.

В первую очередь П. Маслов и Ю. Мартов попытались защитить интересы отечественных производителей, учредив высокие таможенные тарифы на границах с европейскими странами. Таким образом экономический блок правительства планировал одновременно возвысить российскую промышленность и завоевать доверие отечественных финансистов и предпринимателей, показав, что даже левое, эсеровское правительство, готово идти на плодотворное сотрудничество с ними. Повышение тарифов Россией не согласовывалось с интересами Германской империи: министр иностранных дел фон Папен весной 1919 года потребовал от российского правительства возвратить статус-кво и вернуться к прежней торговой политике. Несмотря на возникшую в Думе панику, правительство А.Ф. Керенского неожиданно для многих сохранило голову высоко поднятой: искусно затягивая переговоры с Берлином, переливая из пустого в порожнее, спекулируя на теме международного права, все больше и больше убеждаясь в неспособности Германии атаковать Россию, российское правительство в итоге добилось сохранения за собой права назначать тарифы на ввоз европейских товаров. И хотя у принятых мер будут и негативные последствия (так, в начале 1920-х, Королевство Украина национализирует всю оставшуюся на ее территории собственность российских промышленников и финансистов), президент и его министры смогли преподнести сохранение "Масловских" тарифов как внешнеполитический триумф, как мирную победу над немцами, тем самым создавая более чем полезный для себя прецедент. Царский режим проиграл Великую войну, правительство Виктора Чернова слепо последовало в немецкую ловушку на Украине, а вот Александр Керенский и его доверенные министры смогли отстоять суверенитет молодой республики, не пролив при этом ни капли крови, не сделав ни одной заметной уступки Берлину.

Стоит отметить, впрочем, что далеко не все в российской промышленности сложилось так уж радужно. Поражение страны в Великой войне, крах традиционных торговых связей и создание нового режима вкупе с понятным революционным хаосом нанесли по ней серьезный урон, который не мог быть аннулирован простым поднятием ввозных пошлин, насколько полезными они не оказались бы.

Демонстрация за права официантов.

Еще Временное правительство Георгия Львова сделало первые шаги для легализации свободных профсоюзов. За короткое время правления Виктора Михайловича Чернова была проведена трудовая реформа, легализовавшая окончательно право трудящихся на самоорганизацию, проведение стачек и забастовок... И постепенно профессиональные союзы получали все большее и большее влияние на производство, порой в самых неожиданных отраслях российской экономики. В рамках популизма А.Ф. Керенский 5 июня 1919 повышает заработную плату на всех государственных учреждениях в полтора раза, но вскоре правительство сталкивается с последствиями - банальной нехваткой денежных средств на исполнение подобных обещаний, что заставляет их снова и снова обращаться за помощью к печатному станку. Чующие свою силу профсоюзы не стеснялись требовать от предпринимателей постоянных повышений зарплаты: если же бизнесмены шли "в отказ", то их работники немедленно отвечали стачкой, в которой они получали любую поддержку от леворадикалов. Позиции правых в парламенте были слишком слабы, чтобы они могли полноценно защищать интересы имущих: подобная политика профсоюзов приводила только к дальнейшему ухудшению обстановки в промышленности. Однако забастовки охватывали не только тяжелые производства, но и сферу обслуживания: летом 1919 в Москве прошла полноценная забастовка официантов и трактирных работников, из-за которой "встали" почти все увеселительные заведения. Каждая подобная стычка требовала вмешательства если не центрального правительства, то влиятельных органов власти на местах: принуждая власти прислушиваться к своим мнениям и оценкам, профсоюзы постоянно наращивали свое влияние. И хотя в большинстве профсоюзов лидирующие места занимали вполне себе лояльно относящиеся к Республике социал-демократы, то постепенно, в организациях, защищающих интересы наименее социально обеспеченных работников, начинали набирать авторитет и власть большевики.

Партийные вопросы

Внешняя политика

Петроградская коммуна

Основная статья: Петроградская коммуна.

Владимир Ленин и другие руководители "Петроградской коммуны".

Зимой 1922 года в России произошел уникальный эксперимент: леворадикальная партия большевиков под предводительством Владимира Ленина предприняла попытку устроить социалистическую революцию. Всероссийская коммунистическая партия планировала опереться на российский промышленный пролетариат, маргинальные слои населения и малоземельное крестьянство - те слои общества, которые не получили обещанного им революцией процветания и благосостояния. Наличие у большевиков четкой партийной организации, связей в Петрограде и активное привлечение ими недовольных новой жизнью людей позволили им сравнительно просто занять 7 января 1922 года Петроград, разоружить сохранившие верность присяге части и установить контроль над предместьями. Мятеж произошел быстро и почти бескровно: едва ли не единственной жертвой оказался министр-эсер Андрей Аргунов, чей неожиданный въезд в Петроград и сподвигнул большевиков на восстание.

Однако допущенные при планировании выступления ошибки и серия форс-мажоров привели к нежелательному для большевиков результату: взяв власть в Петрограде, северной столице России, они не смогли повторить свой успех в Москве или других промышленных районах, столкнувшись с организованным сопротивлением всех остальных политических партий страны. Даже РСДРП (м) отказались от сотрудничества с бывшими однопартийцами; более того, социал-демократы проводили сравнительно эффективную контрпропаганду в своих профсоюзах, гарантировав, например, верность правительству работников железных дорог - важнейшей в случае мятежа отраслью хозяйства. Отказ профессиональных союзов железнодорожников от коллаборации с большевиками позволил правительству, с одной стороны, изолировать коммунистов на Севере, с другой - гарантировать быструю, своевременную доставку сил для подавления мятежа. Более того, в погоревшей, но устоявшей под контролем правительства Москве, Александр Фёдорович Керенский смог договориться как с военными, так и с депутатами Государственной Думы, начавшими было сомневаться в его профпригодности. Сохранив за собой мандат и кресло, Керенский, впрочем, поспешил перестраховаться: во-первых, он отказался от идеи некоторых парламентариев направить к Петрограду Лавра Георгиевича Корнилова, опасаясь роста его влияния впоследствии; вместо него назначение получил Пётр Николаевич Врангель, молодой и менее известный офицер, не могущий после Петрограда развернуть полки на Юг и свергнуть республиканский строй правления. Во-вторых, даже сравнительно неопасный для Керенского Врангель получил "надсмотрщика" - глава Республики отправил вместе с ним для подавления мятежа в качестве комиссара Бориса Викторовича Савинкова, на которого, по старой памяти, полагался гораздо больше, чем на кадровых военных. Ничего удивительного в том, что для адвоката-эсера ближе оказался боевик-эсер, а не профессиональный военный... По крайней мере, так тогда думал А.Ф. Керенский, совершая одну из самых страшных и плачевных ошибок в своей жизни.

Первое время правительство большевиков в Петрограде функционировало сравнительно автономно и в безопасности от враждебных действий центрального правительства. Тогда (январь 1922) не было зафиксировано каких-либо значимых и опасных преступлений в революционном городе: новая власть либо не нуждалась в проведении массовых репрессий (точка зрения, близкая поддерживающим левых историков), либо еще попросту опасалась их проводить, не чувствуя за собой надлежащей силы (соответственно, точка зрения оппонентов первого убеждения). Объявив себя правительством "Советской республики", Владимир Ильич Ленин и большевики поспешили издать целый пакет документов, которым они рассчитывали привлечь симпатии трудового населения России на свою сторону - т.н. "Январские декреты", чье действие моментально распространилось на территорию Петрограда. Была произведена попытка ввести рабочее самоуправление на предприятиях, провести прогрессивные трудовые реформы и гарантировать рабочим хорошую заработную плату; однако значительная часть заявленных в декретах положений так и осталась на бумаге, в силу невозможности или нежелания (в зависимости от близкой исследователю точки зрения) руководителей коммуны обеспечивать их на практике. Впрочем, нельзя отрицать, что оторванный от остального мира и густонаселенный город, совсем скоро оказавшийся в центре настоящих военных действий - действительно не лучшее место для проведения широкомасштабных социальных экспериментов.

Бойцы Красной гвардии в Петрограде.

Затем прибыли основные проправительственные силы - экспедиционный корпус под командованием Петра Врангеля, находившегося под надзором правительственного комиссара Бориса Савинкова, который достигал численности в пятьдесят тысяч человек. Важно заметить, что солдаты и офицеры регулярной армии, отправленные к северной столице, не горели желанием подавлять бунт: главной ударной силой карательной экспедиции будут добровольческие отряды, сформированные из кадровых офицеров, гимназистов, бывших дворян и лицеистов - словом, из людей, действительно желавших драться с большевиками и имевшими с ними те или иные счёты. Эти отряды подчинялись правительственному комиссару Савинкову - по замыслу президента Александра Керенского, таким образом правительственный комиссар сможет эффективно контролировать поступки и действия Врангеля, имея возможность противопоставить свои вооруженные силы регулярным войскам в случае необходимости. Внимательный анализ поведения, поступков и слов президента в кризис 1922 наглядно показывает как амбиции Керенского, так и его опасения насчет кадровых военных; страх перед военными уступил лишь страху проиграть большевикам, принудив главу государства придерживаться однажды избранного курса до конца.

Кроме значительных разрушений в Петрограде, кровавая эпопея коммуны имела несколько значительных последствий для всей российской истории; многие историки считают, что день объявления Петрограда советской республикой знаменует собой новую эпоху в истории России, пусть большевики и проиграли. У подобной оценки под собой имеются весьма значительные и серьезные основания, с которыми действительно необходимо считаться. Во-первых, левому крылу российской политики был нанесен опасный и тяжелый удар: коммунистическая партия лишилась в пожарах коммуны как выдающихся руководителей, так и своего актива; как печатных изданий, так и боевых отрядов; как легальной фракции в парламенте, так и тесных связей с рабочим движением. Даже когда через несколько лет российские коммунисты смогут переорганизоваться и создать обновленную политическую партию, страшные последствия Петроградской коммуны все еще будут ощущаться и во многом помешают наследникам большевиков воспользоваться грядущими кризисами российской государственности. Но даже в лагере победителей не все было мирно и спокойно: Партия социалистов-революционеров разделилась натрое, поводом к разделу стало отношение к коммунистическому восстанию, принятым правительством мерам по его подавлению и, наконец, степень верность к действующему президенту. Свои собственные фракции создали Мария Спиридонова и Борис Савинков; Александр Керенский сохранил контроль над основными кадрами партии, но утратил в харизматичных и узнаваемых лицах. Восстание леворадикалов и их поражение приведут к заметному "выправлению" российской политики: из тени выйдут правые партии, помещенные в нее победой Российской революции; будет изменен государственный флаг, которым снова станет национальный триколор, а не революционное алое полотно; наконец, профессиональные рабочие союзы, с которыми так нелегко приходилось бороться правительству Керенского-Мартова, были поставлены на место: в оставшиеся 1920-е года профсоюзы уже не вернут себе былого влияния, уже не смогут разговаривать с правительствами с позиций силы.

По сей день события января-марта 1922 остаются болезненной для российского общества темой, разделяющей общество и способствующей частым дискуссиям на самых разных уровнях. Отдельные исследователи и политики относятся к делу поверженной Петроградской коммуны (которую они обычно именуют ее самоназванием, т.е. Российская Народная Республика или поэтичным клише Страна Советов) с открытым сочувствием и поддержкой: день 7 января для сторонников леворадикальных идей стал праздником, так называемым Днем коммуны. Они обычно отмечают прогрессивность принятых лидерами Коммуны актов, их заботу и простом пролетариате Петрограда и говорят о преданной в феврале 1917 года революции; критикуют же они методы, на которые пошло правительство, желая любой ценой подавить выступление угнетенных народных масс. Другие же призывают отмечать и праздновать день разгрома остатков Красной гвардии - 15 марта, когда силы Петра Николаевича Врангеля закончили штурм Петрограда и разоружили последние организованные отряды рабочих: Россия избежала, с их точки зрения, погружения в кровопролитную войну ради сомнительных и утопистских целей. Они указывают, что громогласные обещания большевиков оставались пустыми обещаниями, зато практика "защиты революции" довольно красноречиво говорит сама за себя.

Победа и поражение

Изначальный триумф Александра Керенского впоследствии обернулся для него поражением: с развалом Партии социалистов-революционеров и после запрета на деятельность партии большевиков Государственная Дума была попросту дезорганизована. Волевым решением, опираясь на поддержку большинства депутатов, А.Ф. Керенский 1 мая 1922 года официальным указом распустил парламент и назначил перевыборы на лето - Дума попросту не могла функционировать в сложившихся условиях. Первоначально президент полагал, что сумеет и эту ситуацию обернуть в свою пользу: партия, ряды которой покинули недовольные его правлением люди, должна получить большинство мест в Государственной Думе и тогда еще несколько лет президентства Керенскому по-сути обеспечены. Опираясь на лояльную фракцию в парламенте и порой заключая компромиссные соглашения, президент надеялся продолжать свое правление и дальше в обозримое будущее. Однако Александр Фёдорович был чрезмерно самоуверен в своих силах и возможностях, он, кажется, сам поверил в свои собственные рассказы о единоличном спасителе Земли русской от кровавой анархии и совершенно перестал считаться с другими субъектами политической игры. Подобная его самоуверенность и привела к началу досрочных выборов; будучи полностью уверенным в своих силах, Керенский собирался утвердиться как ключевая фигура российской политики. Формально он действительно имел все шансы: ведь за ним оставался все еще работающий парламент, он рассчитывал применить, где необходимо, административный ресурс, наконец, использовать главное оружие - личную харизму.

Первоначально стоит рассказать о партиях-наследницах социалистов-революционеров, начиная с отколовшегося левого крыла. Мария Спиридонова, Борис Камков и другие представители этого крыла создадут в мае 1922 года партию "Народной воли", обвиняя остальных эсеров в предательстве собственных первоначальных идеалов и самим названием обращаясь к корням своего движения. Народовольцы делали ставку на обращение к рядовым крестьянам, основной категории населения России, умело используя свою популярность, революционные заслуги и известность: Спиридонова посетила черноземные губернии, напоминая крестьянству, какая партия с прошлого столетия выступала за их интересы, а Камков действовал в промышленных центрах, стараясь побороться с социал-демократами за влияние на рабочих. К своему неприятному удивлению, там же он обнаружил Бориса Савинкова, пошедшего на розыск "патриотично" настроенных рабочих, ремесленников и разночинцев: особой популярностью "Солидарность" начала пользоваться на Урале и в Ижевском регионе среди потомственных пролетариев с оружейных заводов. Спиридонова же в своем "вояже" натолкнулась на разрозненных, но словно опьяненных, неистовых пропагандистов "Русского воинства" на полях и огородах, убеждающих крестьян и казаков Юга едва ли не взяться за оружие ради восстановления в России монархии. И хотя реакция на их появление у селян обычно была негативной, некоторые крестьяне, маргиналы и даже пресыщенные интеллектуалы обращались к идеям, излагаемым сторонниками Павла Горгулова и Николая Маркова. Вновь образованная "Партия русского народа" вела свою агитацию с помощью священников, газетных издателей и нескольких талантливых думских ораторов: однако вышедшие из тени политической жизни совсем недавно, российские консерваторы не могли набрать значительной популярности. На популярность в своей среде не могли пожаловаться конституционные демократы: партия городов и интеллигентов, она опиралась на поддержку богатых людей и могла позволить себе роскошные избирательные кампании. Однако обе эти силы оставались во многом элитаристскими, замкнутыми партиями "старого стиля" - пока отсутствие у них прочной связи с "почвой" еще не будет угрожать, однако вскоре это положение радикальным образом изменится. Народовольцы, солидаристы и даже "воители" - вот эти организации активно "шли в народ", старались привлечь в свои ряды как можно больше простых людей и открыть по возможности больше партийных отделений. На фоне борьбы трех ветвей социалистов-революционеров в наименее сильной позиции оказались именно лоялисты Керенского: из партии ушли остальные узнаваемые фигуры,

Довольно легко заметить отсутствие в вышеперечисленном списке большевиков - ну или хоть каких-то остатков от их партии. Дело в том, что на выборах 1922 года не было представлено ни одной коммунистической политической силы в силу как объективных, так и субъективных причин.

Результаты народного волеизъявления оказались для Александра Керенского очень травмирующими: он переоценил свою популярность, недооценивая в то же время способности, связи и озлобленность своих противников, как старых, так и новых, которые на практике оказались еще более опасными. К удивлению большинства политиков и множества граждан, президент А.Ф. Керенский не поспешил объявить о своей отставке сразу после обнародования результатов голосования, явно для него неудовлетворительных.

Конец его надежд

Тем не менее, Александр Фёдорович собирался продолжать свой курс, полагаясь на свое превосходное чувство политической тактики и геополитической стратегии. Он был уверен, что сумеет править страной даже с нелояльным парламентом с помощью искусства тонких компромиссов, подковерных игрищ и умелого использования одних политических сил против других. В самом деле: народовольцами и своей собственной фракцией биться против закостенелых консерваторов и этих странных "воителей"; прибегнуть к помощи конституционных демократов и, возможно, солидаристов, чтобы остановить неудержимый и неприкрытый популизм народовольцев - а консерваторов попытаться обратить против неблагодарных солидаристов. В это же время надо будет с помощью газет и Министерства внутренних дел провести пару-тройку расследований: обнажить перед всем российским народом двуличие народовольцев, слабость солидаристов, замшелость консерваторов, безумие "воителей" и элитарность кадетов, подталкивая всех граждан к мысли, что лишь истинная Партия социалистов-революционеров является в стране адекватной, ответственной и нужной им политической силой. Постепенно, используя свою харизму и связи в российской элите, по возможности оттереть Государственную Думу от принятия ею значимых решений, а в конце нелегкого, но славного пути провести всенародное голосование, которое установит в России режим президентской республики, тем самым страхуя "отца революции" и "защитника Земли русской" и помогая ему остаться главой государства... Наверное, именно о таком раскладе Керенский мечтал, отправляясь на открытие парламента 12 августа 1922 года, где он, как президент, должен был произнести открывающую речь.

Но многого он не знал. Борис Савинков, а равно и Мария Спиридонова, были сыты по горло сотрудничеством с ним: солидаристы обозлились на "бесталанного манипулятора", а народовольцы не могли больше сотрудничать с "предателем революции". Свое презрение к Керенскому все лидеры названных фракций демонстрировали ничуть не стесняясь в ходе избирательной кампании, а словами при открытии парламента только его подтвердили. Ни о каком соглашении с бывшими сопартийцами, даже самом маленьком, речи идти не могло: и солидаристы, и народовольцы собирались выкинуть Александра Керенского из отечественной политики надолго - а лучше, навсегда. Их в этом намерении поддержали конституционные демократы, консерваторы и даже немногочисленная фракция "воителей" - кредит доверия к Керенскому за события "Коммуны" исчерпался. Консерваторы были недовольны его активным участием в Февральской революции, кадеты обвиняли его в проведении неграмотной и популистской, попросту опасной экономической политики, "воители" упрекали его в недостаточной решительности и связях с еврейской общиной России, а его собственная фракция в парламенте была слишком малочисленной на их фоне. Обобщая, надежды Керенского на возможное манипулирование всеми и сразу провалились, поскольку он не учел одного простого факта - соперничая друг с другом, многочисленные фракции российского парламента были готовы объединить свои усилия в борьбе с ним. Многочисленные виляния хвостом, пустые обещания, "хитроумные" шаги и долгоиграющие, но туманные и непонятные никому планы - всё это в один момент сыграло против "комбинатора" Керенского, обрушив его карточный домик и превратив возможные амбиции в прах. Для левых Керенский оказался слишком правым: они небезосновательно считали его лично ответственным за кровавое подавление Петроградской коммуны и проведение безответственной социальной политики, приведшей только к обострению напряженности в российском обществе, но оказавшейся безрезультатной для самых незащищенных его слоев. Правые не могли забыть и простить как роли Александра Федоровича в недавних революционных событиях, так и его продолжительных заигрываний с левыми; как желания попросту использовать армию в своих интересах, так и готовность моментально ее интересы предать ради очередного эфемерного соглашения с левой фракцией эсеров. 13 августа Государственная Дума с подачи Павла Горгулова подавляющим большинством голосов выступила против главы государства: на свое счастье, Александр Федорович отказался от любых отчаянных шагов, согласившись со своим поражением и покинув Московский Кремль, освобождая насиженное место для любого нового избранника парламента. А вот с определением преемника возникли серьезные трудности: после удаления всеми нелюбимого Керенского парламентские фракции полностью и свободно занялись выяснением отношений друг с другом, припоминая грешки, преступления и слухи друг о друге. Порой спорящие стороны переходили к рукоприкладству; нередко старшим по возрасту депутатам приходилось срочно прерывать заседания, дабы принудить остальных хоть к какому-то порядку.

Показалось, что парламент придется распустить. Депутаты несколько дней не могли договориться друг с другом, не могли как-то прийти к общему мнению - пока Москву не потрясли неожиданной новостью. 15 августа 1922 года, в результате соглашения Партии русского народа, Конституционно-демократической партии и "Солидарности" был избран президентом В.А. Маклаков, который пообещал сформировать правоцентристское коалиционное правительство в интересах "охранения республики". В этой новости было несколько сюрпризов сразу: консерваторы-монархисты пошли на соглашение с кадетами, кадеты согласились включить в состав коалиции солидаристов, а последние получили неожиданное влияние в российской политике.

Президентство Василия Маклакова

Василий Маклаков, третий президент России.

Бывший профессиональный юрист и один из основателей конституционно-демократической партии Василий Алексеевич Маклаков стал третьим президентом России и первым из них, не принадлежащим к левой политической силе. Его избрание стало результатом сложного и тонкого политического компромисса между правыми и "патриотами": Маклакову пришлось дать "добро" на формирование коалиционного правительства из представителей Конституционных демократов, консерваторов и даже солидаристов Савинкова - хоть третьих он и попытается задвинуть на максимально далекий план. Так, Борис Савинков, изначально предложивший кадетам идею "патриотического соглашения", оказался на посту министра сельского хозяйства, который считался непопулярным и "слабым", не дававшим реального политического веса; ключевые позиции были распределены между кадетами и умеренными консерваторами, в чьей верности идее компромисса глава государства не сомневался. Президентом также были привлечены люди непартийные для участия в отдельных министерствах: так, новым военным министром стал генерал Алексей Брусилов, на котором сошлись интересы всех трех партий, составивших новый кабинет.

Перед президентом В.А. Маклаковым и правой коалицией в парламенте стояло сразу несколько насущных вопросов, которые и будут определять их решения. Во-первых, правительству требовалось окончательно разобраться с оставшимся в стране влиянием профсоюзов: поражение Петроградской коммуны позволило прекратить их наступление, но теперь предстояло установить для них четкие рамки и помочь российскому бизнесу справиться с нелегкими временами. Процесс подавления коммунистического восстания в Северной столице обнажил серьезные недостатки и значительные проблемы в Российской свободной армии, которая срочно нуждалась в комплексном и обстоятельном реформировании; без новой армии Россия не могла даже надеяться на возвращение статуса великой державы в ближайшем будущем. Стоит также сказать, что Маклакову и его министрам предстояло также найти новый внешнеполитический курс - мир в Интербеллум менялся стремительно и требовалось выработать новый подход к политике как в Европе, так и в странах, "порожденных" Брестским миром. Наконец, хоть об этом открыто и не говорилось, правительству и коалиции предстояло сработаться: Россией правила широкая правая коалиция, участники которой нередко расходились друг с другом в важных вопросах государственного строительства, экономического развития и даже внешней политики, но только при такой коалиции парламент был способен работать адекватно. От кадетов, консерваторов и солидаристов требовалось сработаться, найти общие точки соприкосновения и научиться терпеть друг друга... Или исчезнуть в забвении, доказав тезис социал-революционеров, впервые оказавшихся в оппозиции, что только левые правительства могут грамотно управлять Республикой, которую они и добыли для всего российского народа.

Правоцентристы в тумане

Конституционные демократы. Солидаристы. Консерваторы. Три политических партии Российской Демократической Федеративной Республики сформировали новое коалиционное правительство, перед тем избрав Василия Маклакова президентом России с небольшим перевесом. Весьма показательно, что только втроем партии смогли протолкнуть свое решение в Государственной Думе: исключение даже одной из коалиции повлекло бы полный крах всего, над чем они пока только начинали работать. И, хотя разногласия между консерваторами, солидаристами и либералами из "Партии народной свободы" порой бывали принципиальными, от них требовалась совместная, слаженная работа - иначе социалисты-революционеры и другие левые силы опомнятся от недавнего поражения и заново консолидируют свою власть. Тяжелая и неблагодарная работа по поддержанию коалиции хотя бы в относительном единстве легла на плечи Андрея Ивановича Шингарева, либерального публициста, которому Маклаков доверил заботы по работе с консерваторами и солидаристами, без деятельного участия которых правительство попросту прекратило бы свою работу. Сам он занимал пост министра народного здравоохранения и пытался небезуспешно совмещать две работы - по реформированию отечественного здравоохранения и поддержанию правящей коалиции на плаву.

А задача поддержать единство такой коалиции едва ли может считаться "легкой". У многих политиков друг к другу были личные претензии, те или иные старые обиды, что готовы вскрыться от малейшего прикосновения в самый неподходящий момент: так, для многих консерваторов бывший террорист-революционер Савинков не был приемлемой и приятной фигурой; сам Савинков отвечал многим из них взаимностью, не разделяя их имперской ностальгии и аристократических повадок. Были свои обиды и к кадетам: участники "Партии русского народа" небезосновательно полагали их одними из главных "февралистов", а для солидаристов кадеты были надменными элитаристами, которым абсолютно начихать на страдания и нужды простого русского человека - пока кадеты полагали солидаристов опасными балаболами, чрезмерное усиление которых опасно для самой республики, а консерваторов полагали ослепленными мифом об Империи отставшими от актуальной жизни людьми. Да, полученный Шингаревым крест точно был не из легких. Ему требовалось заставить сработаться кадетов, консерваторов и солидаристов, иначе коалиция развалится под собственным весом на радость левой оппозиции.

Первым шагом по консолидации правящей коалиции становится голосование по отмене принятого на заре республики закона "О прислужниках царского режима", которым эсеры хотели оградить правых от взятия власти. Согласно тому закону, бывшие царские министры, градоначальники, жандармы и даже "известные царские служители" не имели права занимать государственные должности и принимать деятельного участия в политической жизни страны - недемократичность подобного закона и его эгоистичность к 1922-му году стали очевидны, так что Шингарев нашел момент подходящим для его отмены. Правые консерваторы и националисты однозначно поддержали нововведение Шингарева, а вот вождь солидаристов Савинков решил поспорить с таким решением Шингарева. Борис Викторович в кулуарах общался с Андреем Ивановичем насчет закона и сделал ему контрпредложение: ликвидировать понятие "прислужник царского режима" и отменить столь нервирующий консерваторов закон... Но ввести новое понятие, воспользовавшись революционной практикой Франции XVIII века: обязать всех и каждого, поступающего на правительственную службу, присягать на верность Российской республике и ее народу, тем самым поставить отъявленных врагов Республики перед перспективой публично отречься от взглядов или принять свершившуюся революцию.

Новый курс

Пётр Струве, министр финансов.

Разгром Петроградской коммуны обещал многое поменять даже в экономической жизни Российской республики: потерпевшие поражение большевики на некоторое время оставили политическую арену, а радикальные профессиональные союзы ослабли, потеряв как контакты среди политиков, так и поддержку среди широких масс населения. Если первые несколько лет существования республики профсоюзы могли себе позволить разговаривать с правительством с позиций силы, то теперь баланс сместился в сторону государственных органов, показавших на практике свою готовность прибегнуть к силе ради достижения целей. Появилась возможность покончить с доминированием профсоюзов в области трудового законодательства, а трудности в Германской империи позволяли России взять инициативу и приступить к пересмотру ограничительных пунктов Брестского мира. Уже 20 августа 1922 Василий Алексеевич Маклаков объявил перед охочими до сенсаций газетчиками о начале "нового курса" в экономике, которым он обещал...

Ответственным за проведение в жизнь "нового курса", громогласно провозглашенного Василием Маклаковым, стал Пётр Бернгардович Струве, один из ведущих экономистов Партии народной свободы и самых значимых ее интеллектуалов. Он получил пост министра финансов и с места в карьер принялся изменять российскую экономику.

Однако для решения аграрного вопроса потребовалась совместная работа Струве и Савинкова, занимавшего пост министра сельского хозяйства. Потеря Украины привела, с одной стороны, к потере плодородных, черноземных губерний, с другой - сократила численность крестьянского населения, страдающего от аграрного перенаселения и остающегося под властью российского руководства. Однако оставалась серьезная проблема в центральных и поволжских губерниях, доставшаяся по наследству от Российской империи: даже полная ликвидация помещичьего, дворцового и монастырского землевладения не позволила окончательно снять вопрос с аграрным перенаселением центральных, ключевых регионов страны.

Разумеется, проводимая правым правительством политика встречала сопротивление; сопротивление, которого они в общем-то ожидали. Еще в 1922-м году Маклаков поручит консерватору...


"Реальная политика"

Правая коалиция пришла к власти на фоне значительного подъема патриотических чувств в российском обществе. Страна постепенно отходила от шока, вызванного Великой войной: дискредитация левых правительств социалистов-революционеров только способствовала подобному подъему, как и постепенная стабилизация экономического положения. Жители Российской республики теперь могли оглянуться вокруг себя... И прийти в ужас от увиденного. На Западе от границ России Германская империя установила свои марионеточные режимы от Хельсинки до Крыма: и хоть политические режимы в этих государствах порой заметно отличались друг от друга, для российских патриотов они все были одинаковыми ошибками Брестского мира и позорными напоминаниями о тяжелом поражении, понесенном Россией в недавнем глобальном конфликте. Сходная картина наблюдалась в Закавказье, где агонизирующая, но отчаянно цепляющаяся за жизнь Османская империя пыталась управлять присоединенными регионами с помощью веревок, пуль и голода: множество армянских беженцев с юга не только вызывали рост напряженности на Кубани и Северном Кавказе, но еще и свидетельствовали об одном из страшнейших преступлений против человечности в XX веке. Наблюдалось также падение российского влияния на Дальнем востоке: Японская империя, Германия и Соединенные Штаты Америки при некотором участии Великобритании небезуспешно делили сферы влияния в разоряемом войной Китае, при этом абсолютно не учитывая интересы и позицию российского правительства. Словом, в российском обществе появился запрос на активную внешнюю политику - и на этом запросе правая коалиция собиралась сыграть, благо в ее составе были люди, более чем поддерживающие идею восстановления не только великодержавия, но и исконных границ Российской империи. Можно смело утверждать, что вопрос о внешней политике был способен объединить правящую коалицию, разъединенную по многим внутренним вопросам.

Сергей Николаевич Третьяков, занявший пост министра иностранных дел, сформулировал в сентябре 1922 доктрину "реальной политики", которую и предложил для утверждения Василию Маклакову - по его мнению, пришло время России четко сформулировать свое отношение к происходящему в мире, свои интересы и действовать в соответствии с ними, больше не поддаваясь тактическим искушениям, которые уже стоили Чернову всей его политической карьеры.

Армейская реформа


Политические партии

Политические партии - объединения, борящиеся тем или иным путем за власть в Российской Демократической Федеративной Республике. 

Экономика

В культуре

  1. Распущена Л. Корниловым 2 февраля 1922
  2. Распущена Л. Корниловым 2 февраля 1922
Advertisement