Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История
Российская Республика
Flag of Russia.svg.png Герб РДР.jpeg
Россия топ.png
Год основания: 1825
Официальный язык: Русский
Гимн: "Славься"
Столица: Новгород Великий
Форма правления: Президентско-парламентская республика
Глава государства: Президент России
Глава правительства: Премьер-министр России
Правящая партия: На 2016 - "Свободная партия"
Государственная религия: Светское государство
Территория: {{{Территория}}} км²
Население 410 569 986 чел.
Валюта: Рубли

Российская Республика - Государство, созданное на территориях Российской Империи после Великой Русской Революции 1825 года. 

Содержание

Государственное устройство 

Согласно принятой в 1995-м году последней редакции Конституции, Россия есть "Свободное демократическое государство славянского и иных племен". - формулировка сохранилась еще со времен самой первой, принятой в 1826-м на Земском Соборе, конституции; тем самым сразу определяется режим и форма правления в этой стране. 

Главой государства с 1826-го является президент России, обладающий внушительным перечнем прав и обязанностей. 

Высшая законодательная власть принадлежит однопалатному Совету всея Земли, состоящей из шестисот депутатов, избирающихся каждые пять лет на основе двухтурной мажоритарной системы. Парламент принимает в три чтения все законодательные акты, определяющие жизнь в государстве; он же выбирает премьер-министра, чья кандидатура утверждается главой государства. 

История

Становление республики

Основная статья: Великая Русская революция

Петр Каховский и прочие "Друзья конституции".

Появлению Российской Республики на карте мира предшествовала Великая Русская революция - восстание в Санкт-Петербурге, организованное тайными дворянскими обществами, из которых самыми влиятельными были "Друзья конституции". Несмотря на присутствие там умеренных лиц, "тон" организации задавали откровенные радикалы - Павел Строганов, Павел Пестель, Константин Рылеев, Петр Каховский и Сергей Муравьев-Апостол. Подготовка к мятежу началась еще в 1823, но только после реакционных мер, предпринятых Николаем I и Алексеем Аракчеевым, декабристы действительно решились на выступление - ведь надежда на мирное реформирование не оправдала себя. 

Оно состоялось 4 декабря 1825 - и увенчалось успехом. Император Всероссийский и лояльные ему войска попытались организовать сопротивление, но проиграли; после смерти Николая I и его старшего брата Константина, оставшиеся в живых Романовы предпочли согласиться с требованиями заговорщиков и отреклись от претензий на царский престол. Однако захват власти в столице не означал немедленной победы восстания - на юге, в Малороссии, И.Ф. Паскевич занял Киев и объявил о своем намерении восстановить царскую власть. Борьба с его колонной продолжалась от 14 декабря до 19 января - чуть более месяца. Его поход провалился из-за авантюризма и отсутствия поддержки со стороны крестьянства - основной массы населения России. 

Заседание декабристов, посвященное форме правления (у двери - Павел Пестель).

Как и было задумано, "Друзья конституции" созвали "Земский собор" - высший орган государственной власти, которому и надлежало определить дальнейшую судьбу России. На Соборе решили: принять, с некоторыми оговорками. "Русскую Правду" П.И. Пестеля; провозгласить "Свободную Республику славянского народа"; перенести столицу в Великий Новгород как исходную точку русской цивилизации; начать поспешную работу над составлением нового свода законов; передать правительству на 15 лет диктаторские полномочия. Фактически Россией правил уже тогда Павел Пестель, хотя пост главы государства был за Павлом Строгановым; премьер-министром стал Михаил Сперанский; другими видными лицами были: Александр Грибоедов, ставший председателем Совета всея Земли, Николай Мордвинов, Сергей Муравьев-Апостол, Сергей Трубецкой, Константин Рылеев, Алексей Ермолов и Сергей Волконский. Теперь, когда внутренняя реакция была подавлена, декабристы могли приступить к непосредственному управлению страной.

За границей реакция была скорее негативной: во Франции даже обсуждалась прямая  интервенция, но, в конце концов, победило предложение Луи-Филиппа Орлеанского - отказать России в дипломатическом признании и перекрыть все торговые каналы. Без твердого согласия и, еще важнее, деятельного участия Парижа, Варшава, Стокгольм и Анкара, помнившие о трудностях, с которыми в России столкнулся Наполеон I, отказались пытать счастья и идти в поход на восток самостоятельно. Впрочем, были и исключения: так, республиканский Лондон с радостью признал существование нового государства, как и Венгрия. Даже монархическая Германия отказалась разрывать торговые контакты, боясь усиления своих "любимых" соседей - Польши и Франции. 

Правление Павла Строганова 

Павел Александрович Строганов, президент России (1826 - 1827)

Первым президентом Российской Республики стал Павел Александрович Строганов - в прошлом член того самого клуба монтаньяров, наблюдавший самые Генеральные штаты и видевший революционную стихию в действии. После унизительного Смоленского мира П.А. Строганов неожиданно вспомнил о своих былых увлечениях и встал у истоков "Друзей конституции" как  могучего и влиятельного тайного общества: теперь, несмотря на свой, довольно почтенный, возраст, он собирался проследить за исполнением уже давно намеченных реформ. Также он намеривался присмотреть за своими сторонниками и убедиться, что подобрались нужные люди на подходящие им государственные посты. 

За относительно короткое правление Павла Александровича (меньше всех за всю Якобинскую эру) было принято множество различных законодательных актов, по-сути заново построена государственная вертикаль и, главное, начата продолжительная крестьянская реформа. Также можно отметить, что благодаря питаемому к его фигуре уважению, удалось достичь согласия между "радикальными" и "умеренными" фигурами. Первые осознали необходимость последних для установления преемственности власти, а те, в свою очередь, решили воспользоваться предоставленными им возможностями для проведения давно планируемых реформ в жизнь.

Крестьянская реформа

Русские крестьяне, 1830-е.

Независимо от степени своего радикализма, все декабристы признавали необходимость поспешной отмены крепостного права. Требования об этом прослеживаются во всех программных документах - в том числе и в принятой на Земском соборе окончательной редакции "Русской правды". Решительная отмена всякого сословного деления уже сама по себе де-юре ликвидировала крепостничество, так как теперь все граждане России стали равны в своих правах и обязанностях. Но мало было просто заявить об освобождении крепостных крестьян - требовалось провести перераспределение земли. В Новгороде все прекрасно понимали, что от успешности решения этого, самого наболевшего вопроса русской жизни, зависит самое существование нового государства, а не просто благосостояние его большей части жителей. 

Проработку крестьянской реформы взяли на себя П.И. Пестель, С.М. Муравьев-Апостол и С.В. Волконский. Основные положения перешли еще с "Русской Правды", но теперь они были разбавлены некоторыми положениями "умеренного" крыла, чтобы не нарушать хрупкого равновесия между декабристами. Предлагалось разделить всю землю России на две части: помещичью и государственную, при этом значительно сократив масштабы первой. За работу на каждом участке крестьянин теперь получал деньги: на государственной - из казны, на помещичьей - из кармана владельца. Таким образом, за несколько десятков лет крестьянин мог накопить капитал на выкуп землю в свою собственность. Те территории, которые принадлежали сбежавшим из страны аристократам и Романовым, сразу же распределялись в пользу работавших на ней крестьян. Из специального фонда правительство выплачивало суммы помещикам, чьи владения подвергались урезанию: предполагалось, что эти деньги будут инвестированы в развитие торговли и промышленности; учреждался Крестьянский банк, который должен был кредитовать хозяйства. 

Крестьяне на Юге России.

Самая амбициозная реформа в первой половине XIX века началась уже летом 1826. Далеко не везде помещики соглашались с требованиями центральных властей, кое-где доходило до вооруженных столкновений между чиновниками и местными аристократами. Намереваясь окончательно сломить их сопротивление и не допустить самоволия со стороны крестьян, после некоторых инцидентов Павел Пестель повелел чиновникам выезжать "в народ" только вместе с солдатами. По предложению Петра Каховского, самые подозрительные помещики ссылались вместе с семьями на поселение в Сибирь; за ними, впрочем, следовало немало крестьян, так как цены на местную землю были значительно меньше, чем на десятины в Центральной России. Таким образом, в середине 1820-х положено начало бурного освоения русскими Сибири, чьи богатства пока что только представлялись Новгороду. 

Зимой следующего года была проведена первая общероссийская перепись, имевшая целью не создание налоговой базы, но грамотное перераспределение земли. Прознавшие об изменении задач у чиновников крестьяне прекратили скрываться от них, рассчитывая как можно скорее занять очередь на получение земли. К этому же моменту прекратилось сопротивление дворян: самые недовольные или сбежали на Запад, или были сосланы на Восток, а другие предпочли играть по новым правилам, благо они предоставляли им шанс на сохранение и преумножение богатств. 

Сход крестьян зимой, 1830-е.

Проведение крестьянской реформы позволило заложить основу для окончательного перехода России на капиталистический путь развития - причем одной из первых стран Европы. Окончательно помещичья земля была распределена только к 1830-му, уже после смерти Павла Александровича Строганова; но все основные мероприятия успели пройти в его жизнь. Была заложена основа для возникновения в русской деревне "среднего класса" - лично свободного и зажиточного крестьянина, который стремится к постоянному совершенствованию своего хозяйства и тем самым способствует промышленному развитию окрестных городов. Лишенные значительной части земли помещики принялись искать новый путь для капиталовложений, тем самым, в свою очередь, тоже стимулируя развитие городов и торговли. 

Пожалуй, крестьянская реформа была самым масштабным и прогрессивным начинанием времен Павла Александровича Строганова - если не всех первых правителей нового государства. Россия покончила с существованием квазирабовладельческой системы, вовремя освободила рабочие руки для поднятия промышленности и смогла приступить к созиданию устойчивой прослойки среднего класса на селе. В то же время учет интересов помещиков, хоть и довольно условный, не восстановил их всех сразу против нового правительства: самые недовольные были сосланы в Сибирь или поспешили примкнуть к мигрантам. И хотя результаты реформы будут видны только преемникам Строганова, но ввел в действие ее именно он. 

Законодательная реформа

Михаил Сперанский - автор законодательной реформы.

Россия вплоть до второй четверти XIX века пользовалась Соборным уложением 1649-го года. Оно уже давным-давно устарело: за время его принятия скопились сотни противоречащих друг другу законов, указов и постановлений. К тому же, после ликвидации сословий и отмены крепостного права требовалось внести крупные правки в существующие законы. По поручению Павла Строганова, комплексной реформой законодательства занялся Михаил Михайлович Сперанский - виднейший государственный деятель, юрист и представитель умеренного крыла декабристов, который помогал компромиссу со старыми элитами. Помощь ему предоставляли Николай Мордвинов и Константин Рылеев - на назначении последнего настояли радикалы, опасавшиеся непоследовательности и умеренности в новых кодексах. Официально работа началась только летом 1826, когда взамен Комиссии по составлению законов было создано Второе управление администрации, занимавшееся составлением нового свода законов. 

Работать приходилось в быстром темпе и под постоянным давлением со стороны других лидеров, которые с каждым месяцем все отчетливее понимали необходимость в закреплении своих актов. Михаил Сперанский, пользовавшийся в среде декабристов большим уважением, обладал практически неограниченной свободой законотворчества, раньше ему и не снившейся. Сразу же он достал из старых архивов свои прежние проекты, предлагавшиеся Александру I после поражения в кампании 1812: разумеется, теперь их пришлось подгонять под стремительно меняющиеся реалии. В какой-то мере революция облегчила его работу: отпала необходимость составления законов, регулирующих жизнь правящей династии и Синода, также отмененного решением Земского собора крепостного права. М.М. Сперанский весь погрузился в создание нового Свода законов, превосходно понимая значимость своей работы. Показателен такой момент: когда на заседании правительства разгневанный А. Ермолов начал хвастаться своими заслугами в подавлении мятежа Паскевича и на этом основании требовать активизации работы Второго управления, глава правительства ему совершенно спокойно ответил: "Если я буду работать поспешно и плохо, то Паскевич победит через пять, десять лет". Чиновники управления получали задания в зависимости от их уровня подготовки и способностей; сам Сперанский взял на себя непосредственное руководство, разрешал спорные ситуации и регулярно отчитывался перед президентом о ходе работ. 

Гильотина, изобретение Великой Французской революции.

Были сформулированы несколько главных правил составления нового Свода, среди которых важнейшим было "исключение из свода всех законов, вышедших из употребления". В связи со сменой государственного устройства, большая часть законов имперских времен была отменена под таким предлогом. Но крайне остро встал вопрос смертной казни: некоторые декабристы, вроде Николая Тургенева и Александра Грибоедова, полагали возможной ее полную отмену. Этим людям было совершенно очевидно, что в новой, лучшей стране нет места такому варварскому обычаю, который воплощает старинную аксиому "око за око". Однако Павел Пестель, Петр Каховский, Сергей Муравьев-Апостол и некоторые другие личности желали сохранить такую действенную меру в арсенале российского правосудия, напирая на ее эффективность и близость народному духу. Глава государства устранился от обсуждения; но постоянное ухудшение его состояния клонило чашу весов в сторону радикалов. Наконец, Михаил Сперанский прописал, что смертная казнь является высшей мерой наказания, к которой можно приговорить только за тяжкие преступления вроде убийства с отягчающими обстоятельствами или контрреволюционной деятельности. 

Уже 12 февраля 1827 премьер-министр представил на суд президенту первые три книги, содержавшие основную информацию о новой правовой системе. Но работа была завершена уже при новом президенте - Павле Ивановиче Пестеле: 4 сентября 1829 Михаил Михайлович Сперанский торжественно преподнес главе государства на утверждение 12-ти томное сочинение, максимально полное обрисовавшее юридическую жизнь страны. Создание единого Свода законов стало одной из самых важных реформ первой половины XIX века - теперь значительно облегчалось судопроизводство, водворялся порядок в официальные учреждения, закреплялись прогрессивные начинания Земского собора. 

Внешняя политика молодого государства

Александр Сергеевич Грибоедов, спикер парламента и министр иностранных дел.

Первым министром иностранных дел Республики стал Александр Сергеевич Грибоедов, совмещавший эту должность с постом председателя Совета всея Земли - подобная практика была обыденностью вплоть до правления Алексея Петровича Ермолова, когда выросли новые, республиканские кадры. Сила члена правительства была в его духовном авторитете: вся образованная Россия знала наизусть "Горе от ума", которое многие авторитетные исследователи полагают манифестом конституционалистов в стихах: настолько сильной и злободневной была критика социального устройства старой Империи в этом произведении. Именно гениальностью этой злобной сатиры Александр Сергеевич привлек внимание "Друзей конституции"; умело использовав свою огромную популярность, драматург прочно вошел в кабинет М. Сперанского. Пожалуй, сказать, что обладавший уникальными умом и характером Грибоедов, пожалуй, лучше всего подходил на роль главного дипломата новой страны: образованный, приятный в общении человек умел выстраивать отношения с другими людьми; этот навык в дипломатии XIX века был крайне важен. 

Как было сказано выше, Французская империя решила прибегнуть к полной блокаде Российской Демократической Республике, не решаясь на полноценную интервенцию, но и не желая оставлять без внимания подобное злостное нарушение принципа легитимизма. Герцог Луи Орлеанский, тесть императора, был главным идеологом такой политики: по его мнению, перекрытие рынков сбыта позволит мирно обрушить не устоявшийся режим. Рассчитывая на скорое падение "узурпаторов", Наполеон II согласился предоставить убежище высланным Романовым и бегущим к ним сторонникам; в голове "Орленка" уже зрел амбициозный план по мирной реставрации монархии, после которой Россия будет навечно союзна к Франции. Примеру Парижа последовали те страны, в которых его влияние было безусловным и непререкаемым: Неаполитанское королевство, Швеция, Польша, Латинская империя, Испанская республика и Сербия немедленно разорвали все отношения с Россией. 

Однако торговая блокада была далека от желаемого совершенства, необходимого для исполнения цели. Так, Лондон уже в январе 1825 приветствовал появление новой республики: Джордж Байрон официально признал существование республиканской России и предложил участие в написании конституции. Венгерская республика, образованная после падения Австрийской империи, отнеслась с опаской к России: для венгров славянофильские настроения в новгородском руководстве секретом не были, а в границах Великой Венгрии славян проживало немало. Но именно поэтому Буда поспешила с признанием и заключением нового торгового договора - таким образом можно было надежнее гарантировать свою сохранность. Болгарское царство, конфликты которого с Сербией год от года становились все жестче, приняло неожиданное решение: Михаил IV в 1828-м признает существование новой России - первым среди европейских монархов. Такая тактика возымела успех: торговля между странами активизировалась, Велико-Тырново смогло нажиться на посредничестве между Новгородом и другими государствами региона, а у России появился первый союзник. 

Отдельно стоит рассказать о позиции, занятой Германским королевством. Иероним I понимал, что теперь, как правитель единой Германии, он должен противостоять усилению Польши и, как бы иронично это не звучало, Франции. Их отказ от любого сотрудничества с Россией оказался полезен немцам: торговля сперва велась через частных лиц, но уже в 1828-м Иероним I признал существование Республики, когда его августейший брат в Болгарии создал полезный прецедент. Таким шагом он, с одной стороны, вбил неплохой такой клин в отношения с племянником, который позднее еще аукнется Германии, с другой - положил начало русско-германскому сотрудничеству, которое плодотворно продлится весь XIX век. Тем самым, Россия нашла партнеров в лице Британии, Германии, Болгарии и Венгрии - меньше, чем хотелось бы, но явно больше, чем ожидали недоброжелатели из Парижа.

Поражение персов при Елисаветполе.

При Павле Строганове также произошла полноценная война - Русско-персидская. В глазах Аббас-Мирзы, наследника престола Персии, переворот декабристов показал внутреннюю слабость России, которая позволит ему пересмотреть результаты предыдущих конфликтов. Он также рассчитывал на восстание горцев Кавказа, которые смогут отрезать русские войска в Закавказье от линий снабжения. Согласно сведениям российских историков, на военную авантюру Персию настойчиво толкали французские посланники, желавшие "протестировать" силу нового режима.  В Новгороде же к воинственным приготовлениям персов отнеслись внимательнее, чем те думали: Алексей Ермолов получил подкрепления и весьма категоричный приказ - одержать победу любой ценой. Война началась в июле 1826; первоначально успех сопутствовал мусульманам, но попытки взять крепость Шушу успеха не имели, а русские смогли подтянуть резервы. Валериан Мадатян, один из командующих русской армии и близкий сподвижник Алексея Петровича, нанес 25 сентября 1827 Аббас-Мирзе сокрушительное поражение под Елизаветполем, разгромив вдвое превосходящие силы противника.

13 октября в руках Мадатяна был Ереван; еще через тринадцать дней российская армия вошла в Тавриз. Поражение персов стало очевидно; Тегерану пришлось пойти на заключение нового мирного договора, названного Туркманчайским. Новая граница пролегала по реке Аракс; Иран вынужденно признавал все завоевания России по состоянию на 1813, отказывался от поддержки горцев, амнистировал всех азербайджанцев, сотрудничавших с Новгородом и выплачивал солидную денежную компенсацию. Эта война имела важное последствие для внутренней политики страны: массовый переход мусульман на сторону Персии в первые недели войны сподвигнул Павла Ивановича Пестеля делать "ставку" на христианское население региона - главным образом, армян, которые получили собственную область со столицей в Ереване. Также А.П. Ермолов был наделен чрезвычайными полномочиями для борьбы с "крамолой" среди северокавказских племен, терпимость к которым у декабристов пропала окончательно после их предательства в короткой, но важной войне с персами.

Правление Павла Пестеля 

Переход власти

Павел Иванович Пестель, 2-й президент России.

Утром 5 марта 1827 в Новгороде скончался Павел Александрович Строганов - отец-основатель Российской Республики, угасавший еще с начала года. Имя его преемника ни у кого не вызывало сомнений: еще за время подпольной работы Строганов из общей массы "Друзей конституции" выделял Павла Пестеля - молодого армейского офицера, автора программной "Русской правды" и безоговорочного лидера радикального крыла заговорщиков. Он отличился во время непосредственного захвата власти и работы Земского собора; за год жизни революционной диктатуры Павел Иванович упрочнил свои позиции в элите, и поэтому Дубовый кабинет перешел ему.

Пожалуй, уместно будет сказать пару слов о самом втором президенте. То был человек тихий и скромный, очевидно кабинетного типа характера. Не напрашивавшийся на авантюры, он редко уклонялся от участия в них. Ранее ему пришлось пожертвовать некоторыми положениями своего главного детища - "Правды" - в угоду умеренным декабристам; но теперь, когда он получил верховную власть, велик был соблазн наплевать на достигнутые прежде договоренности, тем более что армия и третье отделение администрации были полностью за него. Обладавший крайне амбициозными планами, П.И. Пестель грезил созданием единой Европейской республики - так он видел заключительный итог преданной Наполеоном I Великой Французской революции, чье бремя теперь должна нести Россия. Также новый президент был ярким русским националистом; а события Русско-персидской войны, которую ему пришлось довершать, способствовали укреплению подобных взглядов в нем. Но свою самую главную задачу Пестель видел в сохранении республиканского строя - любой ценой. 

Контрреволюция и борьба с ней

Основная статья: Революционный террор

Сергей Семенович Уваров, лидер эмигрантов-монархистов.

А недоброжелателей у молодой Республики хватало. Еще в январе 1827 в Париже объявился Сергей Семенович Уваров, бывший президент Императорской академии наук. Он быстро воссоединился с великим князем Михаилом Павловичем Романовым, игравшем роль главы дома в изгнании. Потрясенный встречей с маленьким Александром Николаевичем и его родными, Уваров окончательно убеждается в своей прямой обязанности всячески способствовать реставрации "верного правления" в родной стране. На аудиенции с молодым Наполеоном II, совсем недавно начавшем самостоятельное правление, С.С. Уваров добивается поддержки своего начинания со стороны французов. Уже 6 марта того же года, на следующий день после смерти ненавистного изменника и узурпатора, редакция "Колокола" выпустила первую объемную статью "Черное время", которая была ее программой. Во "Времени" Уваров и компания беспощадно обличали установившийся режим и защищали прежний порядок; в частности, Сергей Семенович объявил крепостное право, строгую сословную иерархию и самодержавие незыблемыми основами русского общества,  которые подпирают его подобно колоннам античных храмов. Тем самым, без несущих опор, все здание посыплется что карточный домик: именно такую печальную судьбу Уваров пророчил новой России. 

Значительная часть документа была посвящена ожесточенной критике руководства РДР. Сергей Уваров обвинял всех и каждого в различных, но чудовищных преступлениях: так, Пестель стал напрямую ответственен за двойное цареубийство, а Петр Каховский превратился в простое, ослепленное безумством и кровью орудие амбициозного властолюбца. По мнению "Колокола", П.А. Строганов провел подготовку к восстанию на английские деньги и с помощью английских же советников: дескать, Джордж Байрон отчаянно нуждается в союзниках для противостояния Франции, воплощающей силы Порядка в современной Европе. Используя предоставленные Лондоном средства, Строганов привлек на свою сторону растленных дворян (Муравьевы-Апостолы, Лев Витгенштейн), воинствующих мясников (собственно, Павел Пестель да Алексей Ермолов) и либеральничающих писателей (Александры Пушкин и Грибоедов, Петр Чаадаев) и с помощью ужасной подлости завладел государством, а, раздавив в крови колонну Паскевича, удержал власть.  

Во второй части статьи Сергей Семенович переходил к описанию конкретных действий, которые необходимо предпринять для ускорения торжества порядка и справедливости. Во-первых, он с ужасом констатировал, что пока подавляющая масса населения - крестьянство - ослепленное "дикими обещаниями" верит захватчикам, посему открытое восстание обречено на провал и вредно. К тому же армия подконтрольна Ермолову, следовательно, поддержки с этой стороны также ожидать не следует. Остается только одно: диверсионная борьба. Уваров открыто призывал монархистов оставаться в России и всячески саботировать жизнь Республики: не служить, уклоняться от налогов и подбивать к этому остальных, распространять агитацию и вести объяснительную работу с населением; по возможности же будущий глава эмиграции призывал убивать вождей революции, рассчитывая таким образом подорвать внутреннюю стабильность государства. Он обещал своим сторонникам, что, как только пробьет час, Франция не замедлит прийти на помощь: и тогда все закончится счастливо и радостно. Законная власть будет восстановлена, верные династии герои получат причитающиеся награды, равно как и предатели-изменники получат заслуженное возмездие. 

Леонтий Васильевич Дубельт, начальник третьего отделения.

Публикация "Черного времени" стала долгожданным поводом для действия - но отнюдь не того, на которое рассчитывали авторы статьи. Созданное практически сразу после революции третье отделение президентской администрации, которое возглавил Леонтий Дубельт, присоединившийся к декабристам после их окончательной победы. Самой первой акцией 3-го отделения стал арест 5 февраля 1826 Николая Карамзина - знаменитого историка и писателя-сентименталиста.. который одновременно являлся апологетом крепостничества и раньше торпедировал реформы Михаила Сперанского. После коллективного прошения П. Чаадаева, С. Муравьева-Апостола, Н. Мордвинова и многих других, Павел Строганов заменил гильотинирование ссылкой - по дороге в Тобольск немолодой историк, переживший тяжелейшее потрясение и скорый суд,  скончался. Теперь Н.М. Карамзин считается первой жертвой революционного террора, хоть он и погиб до начала целенаправленной кампании. Когда же Сергей Уваров объявил Республике потаенную войну, Дубельт получил весьма конкретное распоряжение - усилить работу своего ведомства, не допустить перерастания единичных случаев неповиновения в десятый вал. Жестокое решение Павла Пестеля поддержало большинство его соратников; особенно яростно в поддержку террора высказывались Константин Рылеев и Петр Каховский. 

С 1827 по 1830-й продолжалась активная кампания Революционного террора, уникальная в истории России. Третье отделение и корпус дружинников под руководством Дубельта развили бурную деятельность, хватая всех приближенных Николая I и многих членов их семей. В июне 1828 Цензурное отделение выделяется в независимую от министерства просвещения структуру, и теперь либеральный Петр Чаадаев утратил контроль над печатью. Теперь, как и в старые времена, все предлагающиеся к печати произведения должны были проходить предварительный осмотр в соответствующих органах; причем за соблюдением норм следили строжайшим образом. Основанный А.С. Пушкиным журнал "Современник" постоянно подвергался нападкам и "купюрам"; летом 1829, после публикации пьесы "Борис Годунов", основатель издания был сослан, а сам печатный орган взят на непосредственное управление администрацией президента. Умеренные декабристы отчаянно пытались охладить пыл Павла Пестеля и Леонтия Дубельта, однако, первый видел серьезную угрозу для существования самой Республики и посему отказывался сбавлять набранные обороты. Дошло даже до ареста Никиты Муравьева - одного из основателей кружка "Друзей конституции"; его обвинили в попытке сдать Николаю I готовящееся восстание. Только заступничество остальных спасло его от гильотины, но не от Сибири. Страсти умело подогревал из-за границы Сергей Уваров, при поддержке французов открывший 2 марта 1828 "Императорскую ставку" в Мо - небольшом городке недалеко от Парижа; и начавший постоянный выпуск "Колокола". 

Василий Осипович Ключевский, историк-исследователь.

Первым серьезным исследователем революционного террора стал Василий Осипович Ключевский - один из создателей российской исторической науки XIX века. В 1885-м году выходит его фундаментальный труд "Краткий очерк террора", в котором он подробно разбирает его как явление, стараясь избегать эмоционально ярких оценок и голословных выражений. Стоит сказать, что он был первым историком, который решил провести более-менее непредвзятый разбор такой животрепещущей темы: предшественники или старались сгустить краски, или оправдать Пестеля-Дубельта. По мнению Ключевского, возникновение террора было вызвано не только стремлением декабристов укрепить свою власть, но и вполне объективными причинами, вроде открытой враждебности большей части старой элиты и практически всех европейских государств. В то же время исследования Василия Осиповича доказали активное применение в ходе следственных мероприятий пыток (в том числе к женщинам) и самооговоров; посему правдивость ряда обвинительных приговоров стоит под сомнением. Главной мишенью террора стала прежняя аристократия - богатые дворяне, отказавшиеся принять новую власть и деятельностью доказать свою преданность ей; также террор, правда, другими методами и с другими целями, проводился на Кавказе генералом А.П. Ермоловым - тот гнобил местное коренное население, расчищая местность для лояльных казаков, христиан и крестьян. 

Откат революционного террора произошел из-за внешних причин - произошла тяжелая Русско-польская война 1830-1832-х годов, давшая новый виток богатой истории взаимной ненависти. И хотя, де-юре, победа осталась за Великим Новгородом, цели войны выполнены не были. Больше того: из-за вмешательства Наполеона II и фактического предательства Иеронима I пришлось делать значительные уступки разгромленному врагу: Россия не просто отказалась от превращения Польши в дочернюю республику, но вернула ей Литву и часть отбитой Малороссии. Популярность правительства упала; под давлением поднявших голову умеренных, Павел Пестель идет на либерализацию режима. Цензурное отделение возвращено в состав Министерства просвещения и лишено большей части полномочий; возвращен из ссылки Александр Пушкин; наконец, масштабы террора сократились до единичных, адресных актов, обычно направленных против действительных врагов Республики.


Эпоха "Великих реформ"

Портрет Павла Ивановича Пестеля с бумагами.

За свое очень непродолжительное правление Павел Строганов успел провести только две реформы - главную, крестьянскую, и законодательную. Основная реформаторская работа легла на плечи его преемника, которого он с самого начала готовил к тяжелой роли преобразователя. Пожалуй, среди всех декабристов, именно Павел Иванович Пестель лучше всего подходил для нее: подобно своему кумиру, Петру Первому, он морально был готов идти по трупам во имя обновления всей страны. В его дневниках исследователи следующего поколения обнаружили такую моментально ставшую исторической фразу, много объяснившую потомкам в политике второго президента России: "Мы отстали от передовых стран (Франция, Британия) на 15-25 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут и Россию снова поглотит Вселенский мрак". Именно глубокая внутренняя убежденность диктатора в необходимости срочной модернизации руководила всеми его начинаниями; его веру в той или иной степени разделяло все окружение, готовое работать на благо Родины в их понимании. Динамизм, постоянное обновление всех сфер жизни русского общества, свойственный этим переменам масштаб - все это позволило Василию Ключевскому назвать время правления Пестеля "эпохой великих реформ"

Уже в 1827 Павел Пестель начал приводить в жизнь одну из самых грандиозных своих задумок: национальную реформу. В соответствии с решениями Земского собора и текстом "Русской правды", население делилось на три "разряда". В первый, русский, он же славянский, вошли все славянские народы без какого-либо различия. Прочие народности и племена назывались присоединенными; о некоторых из них будет сказано позднее отдельно. Иностранцы (вроде российских немцев) являются третьим разрядом и, в свою очередь, делятся на подданных и неподанных по их собственному выбору. Последним запрещалось состоять на государственной или военной службе; также они должны были платить повышенные налоги с недвижимого имущества в государственную казну. Цыганам российские власти зимой 1828 поставили весьма конкретный ультиматум: или они принимают православие, которое декабристы понимали одной из основ русского духа, или немедленно покидают пределы страны. Незначительная их часть подчинилась требованию властей; но прочие, после серии столкновений с войсками России, которые находили поддержку у местных крестьян, были вынуждены переселиться в Польшу. Интереснее дело обстояло с иудейскими общинами: с большинством из них были достигнуты письменные договоренности об отказе евреев от враждебного отношения к христианам, а прочие, следом за цыганами, отправились в Польшу, откуда растекались по всему свету. Стоит ли говорить, что подобная акция российского правительства значительно обострила взаимоотношения с Юзефом I, недовольным подобным наплывом безродных бродяг и воришек. 

Битва за Гимры, покорение Кавказа.

Как только Великая Русская революция отменила сословия, с ними ушел в прошлое рекрутский набор как способ пополнения действующей армии. Требовалось провести полноценную армейскую реформу; в условиях враждебности абсолютно всех соседей, вопрос обороноспособности был для молодой республики одним из наиболее важных. Назначенный военным министром Дмитрий Голицын взялся за дело: первые наработки появились еще при президентстве Строганова, но только с 1828-го правительство было готово развернуть кампанию реформирования на полную мощность. За основу было решено положить массовый призыв, придуманный впервые французскими революционерами, на которых декабристы ровнялись: призыв вводился на 5 лет, нести службу были обязаны все мужчины (освобождались только неподанные иностранцы, за что налагались дополнительным налогом). Также создавалась аналогичная американской Национальной гвардии - Республиканская. Подчинялась она назначаемым из центра губернаторам; должна была стать и резервом для кадровой армии, и силами быстрого реагирования в случае какого-либо волнения. Звания полностью, в целости и сохранности, перешли из царской армии - офицеров-декабристов в этой области все полностью устраивало. 

Важным вопросом для офицеров Российской армии стало создание "войска нового типа". Прежняя императорская армия, верно и доблестно прослужившая государству весь XVIII век, одерживавшая победу в каждом генеральном сражении, в новом столетии только и проигрывала новым соперникам. Аустерлиц, Фридланд, Несвеж - эти названия серьезно запятнали репутацию армии, некогда славившейся непобедимостью и силой. Требовалось изменить это положение: и князь Голицын взял за основу Императорскую французскую армию, сославшись на опыт Петра I, которому поражение под Нарвой позволило взять реванш у стен Полтавы. По образцу Наполеоновской армии в России отменялись телесные наказания для рядовых, жестко регулировались полномочия старших офицеров, наконец, на базе полков массово открылись т.н. "училища", где солдаты могли обучаться грамоте и письму. Также военный министр отказался от идей расквартировать армию на полях в мирное время, сославшись на опасность совмещения крестьянского ремесла с военным для качества подготовки. С этого начинается комплекс реформ, призванных создать из РИА качественно новое войско, в котором Пестелем была предложена новая ценностная триада: Вера, Свобода и Отечество. Русский воин сражается за свое свободное Отечество, за своих родных и самого себя; он высоко ценит завоеванную таким трудом свободу и готов помереть за нее... Но, с Божьей помощью и верой в правоту своего дела, он одержит победу и триумфально вернется домой к мирному труду.

Несколько интереснее дела обстояли с орденами. В целом, существовавшие до Великой русской революции знаки отличия сохранились, но получили заметное прибавление. Так, уже в 1830-м была выпущена юбилейная медаль "Освободитель", которой отмечались солдаты и офицеры, принявшие непосредственное участие в захвате Санкт-Петербурга в декабре 1825. После победы России в войне с Польшей, Пестель учредил новую высшую награду - "Золотой крест республики", которым награждались как нижние чины, так и командующие в зависимости от проявленной ими храбрости и других достойных поощрения качеств. Было установлено, что кавалеры "Креста республики" получают пенсию до конца жизни; после их смерти, семья сохраняет право на половину от пенсии умершего, но регалию полагалось вернуть государству на вечное хранение.  Еще позднее Павел Иванович установил, что Золотой крест является высшим знаком отличия, который может вручаться любому гражданину Республику, вне зависимости от области, в которой он отличился - впоследствии высокую награду получат многие военные, политики, экономисты, ученые и деятели культуры; таким образом высшей военной наградой оставался орден Андрея Первозванного.

Жители Центральной России, 1850-е.

Завершение распределения сельскохозяйственной земли среди крестьянства к весне 1830-го позволило говорить о прекращении основного этапа первой, самой важной реформы, начатой еще Павлом Строгановым. Фактическое разрушение общины массовой раздачей помещичьей земли с инвентарем привело к появлению на деревне новых типов хозяйств, которые условно принято объединять в три. Реже всего встречались зажиточные хозяйства - те, которые смогли полностью реализовать достижения революции, или еще до нее имели начальный капитал. Самые приспособленные к капиталистическим реалиям крестьяне выдавали деньги в рост односельчанам; перекупали за бесценок землю у уезжавших или разоряющихся семей, с выгодой реализовывали свой товар в городах и на базарах. Этот слой, который власти называли хозяйским, а крестьяне величали кулаками, небезуспешно пытался заменить собой прежних хозяев жизни - помещиков-дворян. В отличие от последних, эти люди куда бережливее относились к рублям, не тратились на роскошь, и требовали значительно большего от своих работников. Больше всего хозяйственных было в Центральной России и на Поволжье, где они могли эксплуатировать окружающих с наибольшим прибытком для себя.  

С каждым годом росло число середняков: крестьян, не использующих чужой труд, но обладающих и землей, и инвентарем, достаточным для хозяйствования с определенной выгодой для своей семьи. Они занимали промежуточное положение между кулаками и бедняками, составляя костяк русской деревни. В российской историографии до сих пор нет согласия насчет критериев, после которых бедняк становится бедняком, но большинство исследователей сходятся на отсутствии лошади как главном индикаторе бедности. Разорившиеся крестьяне или батрачили, или уходили в города, надеясь заработать там, тем самым пополняя трудовой резерв и закладывая основу для российского рабочего класса. Можно также сказать, что среди молодежи популярным способом избежать неблагодарной и кабальной работы "на мироеда" было добровольное поступление в армию, которая после революции воспринималась как надежнейший инструмент социальной мобильности.  

Первый после Адриана Патриарх РПЦ - Филарет.

Значительные перемены произошли и в жизни Русской православной церкви, которая отнеслась к государственному перевороту смешанно-нейтрально, выжидая дальнейших действий новой власти. Как и было обещано Строгановым через Муравьева-Апостола, уже в 1826-м ликвидирован Синод: с шеи церкви сняли удавку, повешенную в свое время Петром I. На первом за множество лет Поместном соборе, во многом под давлением властей, патриархом избрали бывшего митрополита Московского Филарета, известного своей ученостью и искренней религиозностью. После продолжительных переговоров, Филарет согласился поддержать революцию, взамен потребовав невмешательства государства в дела православной церкви и сохранения ее преимущественной роли в государственной жизни. Скрепя сердце, П.И. Пестель согласился с такими условиями. Филарет прославился как, наверно, единственный открытый оппозиционер времен Революционного террора: он с кафедры обличал зверства Леонтия Дубельта, принимал исповеди у многих приговоренных к высшей мере наказания (в частности - А. Бенкендорфа, Д. Ливен, П. Ширинского-Шихматова), ходатайствовал за Василия Жуковского. Только высокий статус и популярность среди прихожан спасали самого Филарета от гнева "третьего отдела" - однако, в то же время, Филарет прямо отказался сотрудничать с С. Уваровым, который, по его мнению, продался латинянам.

Главным же начинанием Филарета, которое, к слову, центральная власть всячески поддерживала, стал перевод Библии на современный русский язык. Такой мерой патриарх желал приблизить священную книги к простому народу, сделать ее понятнее и доступнее для не знающих церковнославянского. С некоторой помощью Сергея Муравьева-Апостола удалось переломить солидную оппозицию внутри клира, не желавшую идти на уступки пастве. Работа была завершена только к 1838-м, а внедрение новых образцов заняло еще несколько лет, но эта мера в итоге прижилась: службы в церквях Московского патриархата до сих пор идут на литературном русском, что значительно облегчает их для понимания. Также Филарет отчаянно боролся за грамотность среди священнослужителей: уже к 1850-м из церковной иерархии практически пропали люди, не имевшие хотя бы семинаристского образования. РПЦ при нем активно занималась благотворительностью, сглаживая социальные противоречия в городах и поселках - она, в отсутствии системы государственных социальных гарантий, передавала деньги богатых, поступавшие в виде пожертвований, бедным - через столовые, ночлежки, приюты и начальные школы, доступные абсолютно всем.

Павел Киселев, разработчик судебной реформы.

Законодательная реформа, проведенная премьер-министром Михаилом Сперанским, позволила обновить юридическую базу. Были отброшены очевидно устаревшие законы имперского периода, остальные -  трудолюбиво, старательно кодифицированы; к каждому прилагались толковательные комментарии. Теперь пришла пора изменить саму судебную систему, унаследованную от Российской империи, со всеми ее недостатками. Так, процессы могли затянуться до бесконечности: существовало множество инстанций, которые могли отменять решения нижестоящих и постоянно возвращать дело на досмотр; не существовало единой кассационного учреждения; судебная власть не была полноценно отделена от административной и так далее и тому подобное. Павел Дмитриевич Киселев, представитель "партии умеренных", назначенный провести судебную реформу, высказался круто, но справедливо: "Несчастный, познавший на себе российское правосудие, может заболеть и помешаться, настолько оно отвратительно дурно". Киселев с готовностью взялся за предстоящую работу, надеясь сделать ее как можно лучше - тем самым он укрепил бы позиции своей фракции во власти, и, разумеется, принес бы больший порядок в повседневную жизнь российского государства. 

Второе отделение администрации под его бдительным руководством провернуло действительно титаническую работу. Она была окончена в 1834-м году и была принята Павлом Пестелем на волне вынужденной либерализации после войны с Польшей. Теперь в России параллельно действовали две структуры - мировые и общие суды; единой кассационной инстанцией становилась специальная комиссия Земского собора. Формально, суды становились открытыми, гласными и состязательными, но на практике, по требованию стороны обвинения, уголовный процесс мог быть объявлен закрытым и тайным. Председатели общих судов стали несменяемыми, а мировых - выборными. Павел Дмитриевич хотел ввести суд присяжных, но под давлением президента был вынужден отказаться от этого замысла. Было строго запрещено применение пыток в процессе дознания: однако, как ни трудно догадаться, "третье отделение" остановить это не могло. Понимавший свою слабость перед фаворитом Дубельтом, Киселев постарался ограничить сферу деятельности "трешки": теперь она занималась исключительно связанными с политикой и шпионажем делами, не имея права вмешиваться в другие процессы. Впервые в истории России появились адвокаты; было подтверждено безусловное право обвиняемого защищаться в суде самому, или прибегнуть к профессиональной помощи. В целом, хоть изначальный проект и был переделан в угоду сторонникам сохранения "революционной законности", судебная реформа все равно оказалась настоящим прорывом для России, из которой уже вырастет глобальное изменение времен Н. Чернышевского. 

Финансовая система Российской империи была унаследована Республикой и функционировала относительно нормально - вплоть до конца Русско-польской. Пойти на мирный договор во многом пришлось из-за совершенно расстроенных финансов: Егор Францович Канкрин предупреждал президента, что через еще два месяца конфликта придется объявлять банкротство. Поэтому, уже в 1832-м, Канкрин получает полный карт-бланш на проведение необходимых изменений. Началось все с издания  в ноябре того же года президентского Указа "Об устройстве денежной системы", согласно которому с 1 января 1833-го абсолютно все заключаемые сделки должны были исчисляться в серебре. Главным средством платежа становился серебряный рубль с содержанием чистого драгметалла около 17 грамм. Существовавшим до того бумажным ассигнациям отводилась второстепенная роль. Ограничение на хождение бумажных денег, по замыслу Канкрина, должно было стабилизировать отечественную экономику - вкупе с повышенными протекционистскими тарифами на промышленные товары, призванными защитить слабое российское производство от изначально неравной конкуренции с французами, англичанами и немцами. 

Однако ускорившееся развитие государства неизбежно вносило свои коррективы в любой, даже самый продуманный план. Начиная со второй половины 1830-х, экономика требовала все больше и больше наличных денег. Богатевшие крестьянские хозяйства начали завозить инвентарь, для строящихся заводов -  как частных, так и казенных - требовалось недешевое зарубежное оборудование; наконец, солдатам регулярной армии и чиновникам нужно было платить жалованье, за еду те работать не могли. Это заставляет Егора Канкрина постепенно отходить от жесткой регуляции: разрешалась дача ссуд кредитными билетами, разменные кассы Петрограда и Москвы были вынуждены осуществлять размен без ограничений, а золото-серебряное обеспечение к концу президентства Пестеля снизилось с 40% до 28-30%. Уже преемник П.И. Пестеля откажется от идеи обеспечения валюты золотом и перейдет на более дешевое серебро, позволяющее печатать больше дензнаков.

Кондратий Рылеев, министр народного просвещения.

Образование на вторую четверть XIX века в России находилось, мягко говоря, на уровне своего становления. Грамотными было менее 7% населения, по подсчетам современных историков: особую пикантность придает ситуации тот факт, что "грамотным" в Российской империи считался человек, способный безошибочно воспроизвести на письме свою фамилию - так что стандарты качества были ужасающе низкими. Среди декабристов, вдохновлявшихся образами французских революционеров, по вопросу народного просвещения царило полное единодушие: все были убеждены, что без образованного населения страна обречена оставаться бедной периферией Европы. Поэтому министром народного просвещения еще при Строганове стал Кондратий Рылеев - видный представитель радикальных декабристов, уже получивший известность как писатель и общественный деятель. Тут стоит оговориться, что именно его близость к группировке Пестеля, позволила Рылееву надолго задержаться на посту министра народного просвещения Важнейшей задачей своей жизни он полагал просветительскую деятельность, что и побудило его занять такой ответственный и значительный пост.

Первые перемены последовали еще в 1826: правительство предоставило большую свободу частным школам. Теперь попечители имели право самостоятельно подбирать педагогов и выбирать обязательные к изучению предметы. Ограничения были следующими: во-первых, школы не должны были быть ареной политической агитации, во-вторых, обязательно преподавание русского языка и закона Божьего, в-третьих, регулярный финансовый отчет перед вышестоящими органами, в-четвертых, возможность исполнительной власти устраивать инспекции, в случае нарушения установленных правил. Последние ограничения были наложены с целью недопущения монархической агитации в образовательных учреждениях, и в период якобинской диктатуры они действительно часто будут применяться на практике. 

Затем, в период с 1826 по 1833-й, продолжались реформы уже в казенных организациях, 

Подводя итог, можно смело сказать, что именно в годину правления Павла Пестеля, 

Войны Старой Республики

Основная статья - Русско-польская война

Герцогство Варшавское на момент смерти Наполеона I.

Даже самый беглый взгляд на "Друзей конституции" позволял обнаружить подавляющее число военных среди них. Ведущие позиции в нелегальном обществе занимали офицеры, они же заняли ключевые посты в правительстве; при Павле Пестеле картина нисколько не изменилась. За редкими исключениями, Россией в то время правили военные: молодая республика под их руководством проводила агрессивную внешнюю политику, нередко используя ее для решения внутренних проблем. Исследователями будущего военные конфликты того периода будут броско прозваны "Войнами Старой республики" - именно о них в этом разделе и пойдет речь.

В результате Западной войны 1812 Герцогство Варшавское, полностью лояльное Парижу и лично Наполеону I, получило значительные земельные приращения. Фридрих Август I после поражения Российской империи постепенно пошел под давлением шляхты на "полонизацию" страны, жители которой все чаще смело и прямо называли себя поляками. С каждым годом все большую власть на себя брал Юзеф Понятовский, французский маршал и зять действующего монарха, с именем которого наиболее амбициозные круги дворянства связывали свои далеко идущие надежды. Ян Генрих Домбровский успел в 1816-м году распространить брошюру, в которой агитировал поляков вернуться к идее экспансии на восток, взять реванш за поражения прошлых лет и вернуть контроль над землями "восточных кресов". В 1824-м году поляки приняли участие в разгроме Пруссии и Австрийской империи, выступив союзниками Рейна - таким образом Юзеф I снискал большую популярность, опробовал в деле армию и потом смог короноваться уже как король Польши. Позднее Адам Ежи Чарторыйский, резко изменивший свои взгляды после поражения 1812 и революции 1825, писал, что в начале 1829-го предлагал Понятовскому возглавить последний крестовый поход против революционеров и построить Восточную империю. 

"Польский баярд" никогда не был другом России, но события революции 1825 года обострили и без того непростые отношения между странами. Понятовский предлагал своему тестю, тогда еще правившему страной, нанести упредительный удар своими силами, но старость и осторожность Фридриха Августа, как и нерешительность Парижа, не дали ему реализовать намерения. За период с 1825 по 1830 дипломатические отношения между Новгородом и Варшавой так и не были установлены, но русские правители, казалось, делали все, чтобы вывести Понятовского из себя. Через территорию Польши из России исходили цыганские массы и не принявшие новый порядок иудеи, тем же маршрутом двигались враждебные революции аристократы, торговля полностью прекратилась. Давным-давно Наполеон I оставлял Юзефу подробную инструкцию, согласно которой будущий король Польши должен был внимательно следить за русскими - и с каждым месяцем Юзефу становилось все сложнее оставаться молчаливым наблюдателем. 

Причиной для перехода к непосредственным боевым действиям стала публикация в польских газетах обращений А. Чарторыйского, направленных против российской власти. К тому моменту переходный период в России по большей части завершился: власть Павла Пестеля установилась твердо, удачно закончилась Русско-персидская, реорганизация основных частей армии подошла к финалу. Новгородские власти устали терпеть очевидную враждебность соседней страны, а скорый разгром численно превосходивших персов давал надежду на повторение победного сценария. Павел Пестель 18 марта потребовал от польского правительства принести извинения за публикацию оскорбительных сведений, закрыть издательства и выплатить компенсацию. Разумеется, польское правительство и не подумало выполнять требования России, и война началась 25 марта

Польская армия, наследница Легионов 1812 года и возглавленная маршалом Наполеона, оказалась достойным противником для революционных сил - явно превосходившим возможности персидских полков. Русские войска в 1830-м году первоначально терпят поражения, польской армии даже удается подойти на 45 километров к Киеву, но к концу лета 1830-го завершается переброс основных российских сил. Здесь же заканчивается воинская удача "польского Баярда", которому не удается разбить главные армии Пестеля в поле, приходится отходить по всем фронтам. Военные действия переносятся на польско-литовскую территорию, а попытки добиться от Наполеона II решительных действий не увенчались успехом. Генералы Алексей Ермолов, Сергей Волконский и Валериан Мадатов атаковали с трех направлений, стараясь не вступать в бой с самим Понятовским, а разбивать его части поодиночке. Опробованная прежде Мадатовым тактика лихих кавалерийских атак окупилась: даже на своей земле поляки испытывали трудности со снабжением, а дробить силы для них стало слишком опасно. 

Поляки под Вильно после поражения и гибели Юзефа I.

В войне настал перелом летом 1831-го, когда из Новгорода пришел четкий приказ начать широкомасштабное наступление вглубь вражеской земли. Тогда же у Павла Ивановича Пестеля появилась идея создать целую дочернюю республику в Польше, а не просто отодвинуть границу несколько западнее; для реализации такого амбициозного плана требовалось нанести полякам по-настоящему разгромное поражение.  И пока А. Ермолов и В. Мадатов шли по южным землям Польши, Сергей Григорьевич Волконский осадил Вильно, желая выманить Юзефа I на открытый бой. Соскучившийся по настоящему делу маршал Непобедимого императора охотно ввязался в драку, что стало его последней ошибкой. Тридцать тысяч поляков оказалось перехвачено 2 октября 1831  на дороге к литовской столице практически всем войском Волконского (50 тысяч), а безудержная отвага Юзефа помешала тому принять здравое решение об отходе. Давно ждавшие решающего сражения русские солдаты нарушили святые каноны тактики тех лет и сразу пошли в контактный бой, словно возрождая традиции начала Революционных войн - уставшие от долгого марша поляки сперва дрогнули, потом просто побежали. Бой был непродолжительным, но жестоким и кровопролитным: поляки потеряли 14 тысяч, а победили недосчитались шести. Престарелый Юзеф I получил тяжелое ранение в грудь и скончался утром следующего дня, оставив страну без правителя, командующего, династии и крупного войска.

Полная победа под Вильно позволила русским переломить ход войны в свою пользу и прервать череду поражений русской армии в генеральных сражениях, идущую с 1805 года. Известие о гибели Юзефа I и поражении его войска произвело в Варшаве эффект взорвавшейся бомбы: правительство в обход жены Юзефа и дочери предыдущего короля сформировали генералы во главе с Иосифом Хлопицким, попытавшиеся воззвать к национальным чувствам простонародья. В январе 1832 Хлопицкий даже пошел на провозглашение республики и изгнание непопулярной королевы, отчаянно стараясь мобилизовать новые силы в поредевшее войско. Однако ему слабо помогала не подкрепленная реформами популистская риторика, и за февраль-апрель Ермолов одержал еще ряд побед, войдя уже на непосредственно польские территории. Здесь против русских начинает играть фактор растянутых коммуникаций и усталости армии от продолжительной борьбы: это позволило Хлопицкому и Генриху Дембинскому укрепить саму столицу. В ходе продолжительных боев в июле 1832 русские части смогли занять только Прагу - восточное предместье Варшавы, но не перешли Вислу, хотя и пытались. Храбрость рядовых солдат и горожан позволили Польской республике выстоять, хотя и ценой больших потерь, в т.ч. и второго командующего, Дембинского.

Аллегория Русско-польской войны в польской живописи.

И только угроза полного уничтожения польской независимой государственности побудила французов очнуться от своего летаргического сна. Император французов потребовал от Пестеля отозвать войска от Варшавы и приступить к мирным переговорам с правительством Хлопицкого, угрожая в противном случае прибегнуть к интервенции в конфликт. Неожиданно для Павла Ивановича Пестеля, о "монаршей солидарности" заявил Иероним I, король Германии и человек, некогда завязавший взаимовыгодную торговлю между двумя странами. Вскоре с Францией и Германией солидаризовались Швеция, Латинская империя и Дунайские княжества; в такой ситуации П.И. Пестель предпочел отступиться от грандиозных планов и сесть за стол переговоров с Хлопицким. Хорошо понимавшие неустойчивость своего положения поляки отказались от Западной Беларуси, согласились выплатить денежную контрибуцию и закрыть все газеты, клевета коих стала поводом для объявления войны; к тому же Хлопицкий обязался обеспечить равенство всех национальностей, проживающих в Польше. Война официально завершилась 2 октября 1832, на годовщину гибели Понятовского, следом за которым погибал, казалось, плод всей его жизни. 

Хотя территориальные завоевания России казались незначительными, данная война оказала огромное влияние на развитие страны. Впервые Наполеон II и французское правительство вели дипломатические переговоры напрямую с русскими, а его письмо, пусть и содержащее в себе угрозы, было адресовано "президенту России Павлу Пестелю", а уже в 1833-м году в Новгороде открывается посольство Империи французов, с чего заканчивается история торговой и дипломатической блокады молодой республики. Германская монархия показала свое двуличное отношение к России, которое ей впоследствии обойдется очень дорого; наконец, реформа армии, хоть и не завершенная, оказалась достойной и была продолжена. 

Основная статья: Восточная война.

Наполеон II на смотре войск.

Тогда же Наполеон II совершает дипломатическую революцию 1830-х годов: он обращается к России с предложением поучаствовать в разделе Османской империи. Победы русских войск в Польше привлекли внимание Парижа, желавшего воспользоваться силами Новгорода для облегчения собственных колониальных предприятий. Второй Император французов хотел провести собственную военную кампанию, преуспеть в победе над турками, взять реванш за египетский конфуз своего всесильного отца: к тому же Наполеон II собирался перенаправить русскую угрозу с европейского направления на восточное, предложив Пестелю компенсацию заместо Польши. После продолжительных споров и дискуссий, Великий Новгород принял предложение Империи французов и вошел в состав "Священного союза", подписав 23 февраля 1833 года соответствующее соглашение с Францией. Формально император и президент лишь брали под свою опеку всех христиан, проживающих в Османской империи, выступая против участившихся расправ и дискриминации: на деле же ими только что был создан замечательный предлог для вмешательства в дела Турции. Действительно: весной того же года в Палестине произошел очередной всплеск насилия, который и был использован европейскими державами для перехода к самым решительным действиям. Восточная война началась 8 мая 1833 и ей было суждено стать последней Русско-турецкой войной подобного масштаба.

В этом разделе будет рассказано о роли Российской республики в Восточной войне: кампании Франции в Алжире или Мухаммеда Али-паши на Ближнем востоке не будут рассматриваться, хоть они тоже внесли заметный вклад в победу союзных сил. Русские войска атаковали на двух, уже традиционных, направлениях: Валериан Мадатов действовал на Кавказских горах, в уже знакомых ему с Русско-персидской условиях, а Сергей Волконский и Сергей Трубецкой двигались по Балканам с основными силами под их командованием. В ходе весенней кампании им удалось сокрушить Дунайские княжества, воспользовавшись ослаблением турецких гарнизонов и крайней непопулярностью османского правления в христианских провинциях: пока Мадатов и армянское ополчение отвлекали на себя все больше сил и средств Константинополя, дуумвират на Балканах при поддержке Черноморского флота продвигался вглубь Балкан. Грамотное использование современной артиллерии и эксплуатирование ошибок во вражеской тактике привело российские полки в конце августа к Адрианополю и Трапезунду, а отдельный десант встретился с силами Мухаммеда Али-паши в окрестностях Константинополя, по ту сторону проливов. То действительно была сокрушительная и блестящая победа, хоть и достигнутая немалой кровью из-за трудностей южной войны.

Капитуляция турецких частей в Закавказье.

У успехов действий Российской армии в этой войне было несколько важных причин. Во-первых, Османское правительство было вынуждено вести военные действия сразу на множестве фронтов (Балканский полуостров, Кавказ и Закавказье, Палестина и даже Малая Азия), нигде не имея возможности добиться решающего численного перевеса; во-вторых, большинство солдат и офицеров было ветеранами польской кампании, они хорошо владели искусством современной войны и побеждали еще более серьезного противника, чем ослабленная и прогнившая турецкая армия. В-третьих, Сергей Волконский сознательно сделал ставку на разжигание национально-освободительной борьбы в балканских провинциях: местное население предоставляло подкрепления и припасы, в которых русские нуждались; наконец, проявленная моряками смелая инициатива помогла отобрать у турок критически важные порты Болгарии, откуда можно было организовать снабжение - и все равно русские несли серьезные небоевые потери.

В Риме, столице Королевства Италия, чьим правителем так же являлся молодой Наполеон II, открылась мирная конференция между Францией и Россией.. И переговоры были сопряжены с определенными трудностями. Вопросы конференции очень удобно разделились на две категории: критически противоречивые и остальные. К "остальным" относился вопрос о статусе Алжира, Египта и Кавказа, поскольку великие державы здесь не имели противоречий друг с другом или даже возможности возразить одна другой; но Балканы вызывали у французов и русских споры. Несомненно, что эти территории освобождаются от турецкой власти - но под какой формой правления? В чьей сфере влияния должны оказаться вновь появившиеся на карте Европы государства? Александру Грибоедову, лидеру российской делегации на переговорах, удалось добиться значительных успехов и выработать в целом выгодный республике мирный договор.

  • Российские корабли, как торговые, так и военные, могли свободно пользоваться черноморскими проливами.
  • Болгария и Дунайские княжества переходят под российский протекторат, они остаются монархиями, а их население самостоятельно избирает династию (не Романовых, не Бонапартов, не ведущие германские фамилии), которой и будет суждено занять престол.
  • Греция и Сербия достаются Франции на аналогичных с предыдущим пунктом условиях.
  • Судьба Кавказа и оказавшейся под началом России Армении полностью переходит в ведомство Новгорода.
  • Североафриканские территории Османской империи переходят под покровительство Парижа.
  • Французы и русские остаются покровителями ближневосточных христиан и защитниками Гроба Господня на равных условиях: равным доступом ко всем святыням пользуются и католики, и православные.

Ультимативная победа на южном направлении, к которой Россия шла весь прошлый век, помогла республиканской армии полностью реабилитироваться за Польшу, где ей не удалось реализовать главную цель кампании. Теперь же войско Великого Новгорода стояло твердо и гордо: предыдущие государи приближали сей час, но лишь П. Пестелю удалось нанести Османской империи, традиционному врагу России, смертельный удар. Участие в Восточной войне помогло закрепить российский имидж заграницей; к этому же времени большинство исследователей относят "охлаждение" республиканского пыла в российской верхушке: мало того что пошли на союз с французами, так еще и согласились на компромиссное предложение Наполеона II насчет будущего балканских государств. Впрочем, в те дни в столице России не только праздновали победу: две прошедшие войны дали правительству богатый материал для рассмотрения и пристального изучения. Кампания на Юге помогла так же понять важность срочного улучшения состояния российской инфраструктуры и продолжения выбранного государством курса на индустриализацию, поскольку проблемы со снабжением действительно давали о себе знать.

Начало индустриализации государства

Как уже говорилось выше, Павел Иванович Пестель и его ближайшее окружение были искренне убеждены в наличии между Россией и ее главным врагом - Империей французов - разрыва в 10-15 лет. Ветераны Западной войны, они своими глазами видели унизительное поражение императорской армии; люди образованные и просвещенные, они могли ознакомиться с новейшими достижениями Наполеона I и его подданных... которые их серьезно пугали. С каждым годом дистанция между русскими и французами только росла, терять больше времени было попросту нельзя. Хрестоматийная фраза второго президента: "Мы отстали от передовых стран (Франция, Британия) на 15-25 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут и Россию снова поглотит Вселенский мрак"  должна была стать руководством к действию как для государственных чиновников любого уровня, так и для простых граждан, на плечи которых должна была лечь основная тяжесть поспешной индустриализации.

Российская империя весь XVIII век в основном пользовалась водным транспортом: качество наземных дорог или, как их назвал Триумфатор, "направлений", было легендарным и крайне ненадежным. Именно по полноводным рекам осуществлялся перевоз грузов, пассажиров и связь между регионами; речной флот был главной гордостью российского купечества и его ценнейшим капиталом, который обеспечивал торговлю в России.

Общественное движение 

Собрание одного из тайных обществ, последние дни Российской империи.

Победа Русской революции оказала самое сильное воздействие на российских интеллектуалов, многие из которых были сами вовлечены в заговор - или хотя бы сочувствовали ему. Брошенные в российскую почву еще Александром Радищевым семена взошли в 1825 году: и теперь образованные дворяне ожидали установления полной свободы слова и печати, надеясь полностью освободиться от любых оков и ограничений в этой области. Действительно, в первых числах нового года образованная публика наслаждалось давно забытой свободой начала Александровского правления; в двух столицах даже успели издать несколько контрреволюционных листков и номеров, воспользовавшись частными типографиями, а решения временного правительства широко и свободно обсуждались. Казалось, что такая политика и будет продолжена на долгие, долгие года.

Впрочем, новая власть имела несколько другую точку зрения. События зимы 1825 года значительно повлияли на взгляды вчерашних заговорщиков: им пришлось бороться с открытой реакций в виде "колонны Паскевича", подавлять волнения в губерниях, пытаться урегулировать сложные дипломатические коллизии и не разделиться в процессе. В итоге на Земском соборе того же года восторжествовала точка зрения Павла Пестеля о необходимости введения на 15 лет "переходного правления" диктаторского типа: кроме укрепления исполнительной власти и ввода чрезвычайных законов, в том числе "переходный период" по Пестелю означал весьма суровый подход к общественной деятельности. Ответственным за общественную жизнь новой России был избран на Земском соборе Александр Сергеевич Грибоедов, получивший одновременно и должность главы консультативного "Совета всея земли" - парламента, который на первых порах не играл в жизни государства абсолютно никакой значимой или самостоятельной роли.

"Друзья конституции" продолжили свое существование, вобрав в свой состав остальные тайные общества, бытовавшие в России на момент революционных событий - "Союз патриотов", "Русских рыцарей" и еще около десятка наименований. Их формальным председателем оставался угасающий Павел Строганов, но на деле инициатива уже переходила к Пестелю, который после смерти Строганова в 1827-м году и определит окончательную программу общества, из тайного и революционного превратившегося в клуб при правительстве и парламенте для обсуждения методов и идей по управлению Россией. Теперь "Друзья конституции" должны были служить защитниками достояний революции и ее завоеваний, хранителями духа 1825 года и заветов покойного Строганова. В череде программных документов и через газетные заявления Пестель формулирует несколько ключевых принципов для правящего общества, верность которым должна соблюдаться строго и неукоснительно: республиканизм, патриотизм и народность. Под первым Пестель понимал твердую приверженность каждого участника Общества республиканскому строю в России и республиканским идеалам в целом: "Друзья" должны были разделять убеждение о преимуществе республиканского образа правления монархическому и противостоять любой попытке реставрации монархии в России. Второе еще проще для понимания: любовь и верность к освобожденной Родине должны были занять полагающееся место в системе морально-нравственных координат. Надлежит полагать любовь к Родине основой своих моральных ценностей: руководствуясь ею, принимать решения и действовать. И если любовь к Родине потребует действия, неприятного, даже преступного с точки зрения морали - вспомни Россию и делай должное; история и народ тебя рассудят. Наконец, народность: все, что было сделано и еще будет сделано обществом, имеет в конечном счете одну-единственную цель: обеспечить благополучие и процветание русского (славянского) народа, его выживание и могущество. Забота о народе следовательно должна стать одной из главнейших забот участников правящего общества: именно ради народа они пошли на свое восстание, именно верность ему и забота о нем является источником любой их легитимности.

Студенты столичных университетов на официальном банкете.

Вплоть до конца правления Павла Ивановича действие любых иных политических кружков будет крайне затруднено - а создание или участие в любом промонархическом кружке будет расцениваться как контрреволюционное деяние и караться по всей строгости (по мнению неприятелей республики - по всей кровожадности) революционного закона. Но даже общества, поклявшиеся в верности Республики и принятии основных положений революции, постоянно находились под надзором специальных служб, а их участники никогда не могли действительно ощутить себя в безопасности. Вплоть до 1833-го года само их создание было невозможно, но перипетии российской внешней политики позволили "умеренной" части конституционалистов возобладать и президент России подтвердил право граждан на создание новых клубов, если те не выступали против республиканской власти или православной веры. Результатом стало появление альтернативных обществ, пусть и ведущих свою деятельность под недремлющим оком третьего отделения президентской администрации. Так, в 1835-м году будет создан кружок "Друзей порядка" под председательством Ивана Васильевича Киреевского, участники которого делали акцент на необходимости установления в стране порядка, власти закона, кодификации неписанных правил и неформальных порядков, изъятии властных полномочий у неформальных, сохранившихся еще с дореволюционного периода, клубов и кружков. Постепенно это общество будет набирать все большее число симпатизирующих как в среде образованных людей, так и промеж богатых горожан: первые будут ставить под сомнение необходимость продолжения жестокого курса, а вторые нуждаться в окончательном и полном оформлении законодательства, без которого нормальная буржуазная жизнь невозможна.

Под конец правления Павла Пестеля также начало проявляться новое для России направление общественной мысли - утопический социализм, призванный к жизни трудностями индустриализации и ускоренного развития государства. Немалое число хорошо образованных молодых людей, в своем детстве и ранней юности приветствовавших революцию, теперь были склонны считать ее если не предательством интересов простого народа, то событием, повернувшим не в ту сторону.

Более чем серьезный поворот в общественной жизни означился в конце Лета народов: российское правительство снова озлобило против себя европейские державы и при этом не сумело достичь значимого прогресса в распространении свободы, равенства и братства по континенту. В Польше, Германии и Италии республиканцы, смотревшие на Россию как на пример для подражания, потерпели сокрушительное поражение: монархические режимы выстояли, пусть и ценой ограниченных уступок да назначения либеральных кабинетов в большинстве европейских столиц. Попытка Великого Новгорода расширить свое влияние в Европе обернулась провалом: Россия по-прежнему распоряжалась в Болгарии и Дунайских княжествах, но теперь против нее настроилось большинство кабинетов монархических держав. Неудача авантюрного дипломатического курса, выбранного Павлом Пестелем без надлежащего совета с парламентом, способствовала не только упадку его авторитета на старости лет, но и зарождению идейного кризиса внутри самих "Друзей конституции" и составленного из них же Совета всея земли - неудачи российской дипломатии, как и другие родовые пятна пестельской республики, способствовали рефлексии над идеологией страны и общества...

Культурное развитие

В Российской империи на 1825 год грамотность, развитие культуры, оставляли желать много и много лучшего - и, естественно, подобная ситуация сказывалась на культурном развитии страны. Вплоть до Великой Русской революции в Российской империи существовало несколько культур, мало пересекавшихся друг с другом и плохо связанных меж собой: была культура простого народа, огромного большинства населения, сохранявшего традиции и обычаи еще далеких времен в силу консерватизма народной стихии; были культуры коренных племен и мелких народностей, оторванные от русских иной верой и принципиально отличной историей, к ним же можно отнести культуры мигрантов в Россию - армян, греков, сербов, немцев и т.д. Наконец, разноплеменная и оторванная от своих прежних корней аристократия России, в которой смешались русские, немцы, поляки и литовцы с татарами, наслаждалась более-менее единой культурой, находившейся под значительным европейским влиянием. Из стольких лоскутных кусочков было соткано одеяло российской культуры, когда власть взяли националистически настроенные лидеры тайных обществ, сами, по иронии судьбы, принадлежавшие к нескольким народам по крови, но соотносящие себя исключительно с народом русским. Особенно показателен будет пример самого второго президента: Павел Пестель, чистопородный немец, всю жизнь исповедовавший лютеранство, искренне считал себя русским и намеривался именно в этом духе проводить всю государственную политику, признавая в силу своих идеалистических убеждений за культурой и образом мышления людей значимую роль в правильном устройстве всего общества и даже самого государства. Довольно значительная часть тонкой прослойки интеллектуалов поддержала этот курс - оставшиеся верными династии люди либо последовали за ней в миграцию, либо вскоре пожалеют о своем решении остаться на Родине; cловом, вторая четверть XIX века станет переломным моментом в культурном развитии всей России.

Победа революции способствовала значительным изменениям русской литературы: специалисты проводят довольно четкую разграничительную линию

Россия к смерти Пестеля

Правление Алексея Ермолова

Алексей Ермолов в 1850-е года.

Смерть Павла Пестеля 4 октября 1852 года не пришла внезапно: целый год элиты России ожидали этого исхода, прекрасно понимая, что их бессменный президент угасает, в силу возраста и подорванного постоянным бдением здоровья. Даже сам Павел Иванович уже не возражал, проведя год в созерцании и рефлексии по поводу прожитой им жизни, отойдя от фактического управления государством. Но если к самому факту смерти Пестеля элиты России были готовы, то неприятным сюрпризом для них стала вызванная ею эскалация кризиса внутри клуба "Друзей конституции", который в последние годы расширился и стал настоящей "большой палаткой", функционирующей к тому же в условиях наличия полулегальной, но храброй и последовательной, готовой рисковать, оппозиции. Теперь внутри организации оформилось сразу несколько идеологических течений, лидеры которых почувствовали возможность Смерть президента и отсутствие предрешенного преемника вскрыли серьезные противоречия в обществе, которое должно было управлять республикой - но теперь оно погрузилось во внутреннее противостояние, более не способное к продуктивной работе в силу своей архаичности. То, что работало в первые года после революции, отказывалось служить столь же исправно в стабильной, мирной и спокойной республике - здесь требовалось постороннее вмешательство независимого от всех фракции арбитра, причем обладающего достаточным авторитетом.

Алексею Петровичу Ермолову в 1852 должно было исполниться 75 лет - он оказался настоящим старожилом российской жизни, как политической, так и простой. Уже несколько лет как он отошел от любой деятельности, так что вызов Совета всея земли для него оказался неожиданностью, причем неприятной. Он понимал, что раз уж дело дошло до него, значит "Друзья" окончательно перессорились друг с другом, и теперь он им потребовался как третейский судья. И раз уж они в нем нуждаются, то боевой генерал в последний раз вернется в седло - чтобы остаться навсегда в российской истории.

Закат "Друзей конституции"

Для нового президента власть оказалась скорее бременем, но он отнесся к нему со всей военной серьезностью. Превосходно осведомленный о своем удручающем здоровье и не обнадеживающем возрасте, А.П. Ермолов собирался провести необходимые реформы как можно быстрее, даже привлекая на свою сторону легальную оппозицию, если то потребуется. Отчаянное решение членов "Друзей конституции" призвать на помощь отставного генерала оказалось действительно мудрым: пользовавшийся уважением как во властных коридорах, так и среди оппозиционных обществ, он сумел на недолгое время своего президентства консолидировать элиты и образованную часть общества, обеспечив тем самым удачное реформирование государственного строя Российской республики.

Кружок интеллигенции в провинции.

В первую очередь Ермолов обратился к бумагам Павла Пестеля, написанным им в самый последний год жизни. Там заслуженный генерал обнаружил довольно любопытные мысли своего предшественника по тяготившему их обоих вопросу - которые будут использованы впоследствии Ермоловым для легитимизации своих действий. "Друзья конституции" были созданы как нелегальное общество заговорщиков, планировавших и готовившихся к захвату власти вооруженным путем. Затем, когда оный захват совершился, общество стало главным механизмом интеграции новых людей в правительство и парламент: перед получением должности будущий депутат Совета всея земли, губернатор или министр должен был быть принят в его стройные ряды, иначе попросту не допускался к занятию высокой должности. Даже либерализация режима в середине 1830-х годов не привнесла заметных изменений в эту практику: за все время правления Павла Ивановича никакой член условных "Друзей порядка" не будет допущен ни в законосовещательный парламент, ни тем более в республиканское правительство. Потолком для них оставался пост губернатора (случай назначения единственный) и активное участие в академической жизни - тогда зародится типичное для России течение университетского либерализма, когда профессора и наставники с той или иной степенью осторожности будут вести политическую агитацию с высоты своих кафедр. Долгое, долгое время главой Общества Друзей конституции был президент России (читай - Павел Иванович Пестель), уже в силу того пользовавшийся de facto неограниченной, а de jure нигде не прописанной властью, зиждущейся только на его авторитете. Следовательно, вступление в постоянно расширяющиеся ряды "Друзей конституции" было главным социальным лифтом, открывающим дорогу в верхние эшелоны любой власти - законодательной, исполнительной, административной или даже совещательной.

Однако теперь обстановка в Российской республике оказалась совершенно иной, чем в середине 1820-х годов. Из раздираемой противоречиями и находящейся в кольце врагов молодой республики Россия превратилась в стабильную державу европейского уровня, чьему покою больше не угрожала постоянная опасность, с чьим суверенным существованием смирились все ведущие европейские державы. Соответственно, ни общество, ни большая часть элиты не считали теперь необходимыми репрессивные меры, которыми республика утверждалась прежде. Революционная практика управления с помощью армии ушла в прошлое еще в 1840-х годах, когда Пестель завершил реформу бюрократического аппарата: и гражданские чиновники попросту не могли быть все приняты в ряды "Друзей"... Но путь наверх, к выгодным и важным должностям, им был закрыт - и такое положение не могло их радовать. За несколько десятилетий республиканского строя в России широко распространилась грамотность: в прежние времена неграмотность, темнота и недостаток образованности среди народных масс стали если не ключевым, то значимым аргументом в пользу введения "переходного правления". Нынче люди-горожане, получавшие образование, читавшие газеты, порой участвовавшие в той или иной степени в общественной жизни своих родных местечек, желали получить и свою долю в управлении страной. О своей значимости заявлял и капитал, заметно окрепший за четверть века: богатые люди страны не могли участвовать в ее жизни в той степени, как могли себе позволить их конкуренты в Европе, и настаивали на либерализации государственного режима. Наконец, в это время ветра свободы и либерализации блуждали по всей Европе, и Россия, некогда ставшая образцом для многих революционеров, не могла себе позволить остаться в стороне от общеевропейской тенденции..

Новый президент посвятил остаток года составлению плана действий. Ему стало совершенно очевидно, что "Друзья конституции" в том виде, в каком они существуют теперь, не просто не способствуют, но вредят развитию страны; что "клубовая" система отжила свое и не может дальше вести государство в будущее. Регулярные внутренние склоки, как и внешнее давление, ослабили влияние "Друзей конституции", а их формальный председатель Константин Рылеев уже не мог воспользоваться своей властью, неопределенной и нигде не зафиксированной письменно - посему отсутствующей. Поводом для нанесения президентом удара стала отставка губернатора Сибири - 16 января 1853 на его пост был назначен человек, не имевший никакого отношения к "Друзьям конституции".

Трансфер власти

Московская гостиная в 1853-м году.

День, которого так долго ждали многие тысячи людей, настал 1 июня 1853, когда Алексей Петрович Ермолов объявил об официальном завершении "переходного периода" республиканской истории, провозглашенного еще в далеком феврале 1825. Первоначально Павел Строганов вводил его на 15 лет; прошло же на самом деле 28, почти в два раза дольше обещанного. В президентском указе Алексей Петрович отдельно подчеркнул, что теперь в истории России начинается принципиально новый период, когда будут наиболее широко и последовательно реализованы основные цели и достижения Революции былых лет. За несколько дней новость успела разойтись по главным российским городам, в которых окончание "переходки" вызвало приступ радости: в Москве, Петрограде, Новгороде, Киеве и других крупных центрах устраивались, по французскому примеру, званые ужины и широкие народные гуляния под открытым небом; отдельные купцы и хозяева трактиров за ночь успели продать свои винные запасы. И, пока народные массы гуляли и веселились, празднуя наступление новой жизни, власть имущие в Великом Новгороде пытались определить, в какой же форме эта новая жизнь наступит для всей страны.

Решение было найдено в проведении первых всероссийских выборов в Совет всея земли - парламентский орган, функционировавший с конца Великой русской революции, но только недавно набравшего настоящее политическое влияние. Исчезновение по естественным причинам со сцены таких авторитетных фигур как П.И. Пестель и старость немногих оставшихся героев (вроде самого Ермолова) позволяли парламенту во главе с постаревшим, но все еще влиятельным Сергеем Волконским претендовать на значительное расширение своих полномочий. Впрочем, пожилой генерал Волконский был далек от идеи установить единоличное правление: его главной амбицией стало превращение парламента в действительно репрезентативный и имеющий четко определенные функции орган. Все еще занимавший должность председателя Совета всея земли С. Волконский на практике никак не вмешивался в избирательный процесс, занимаясь только его законодательной регуляцией и надзором над деятельностью присылаемых на места чиновников.

Нельзя сказать, что с "Ермоловской реформой", как ее успели прозвать в российском обществе, "Друзьям конституции" пришел окончательный конец: резко сократилось лишь их влияние на государственную жизнь. Само общество продолжало существовать, объединяя тех людей, кто пришел в него действительно по зову сердца, искренне полагая республиканскую модель в видении Павла Ивановича Пестеля лучшим вариантом для развития государства. Вождем тех, кто остался верен прежней модели, оказался Виссарион Белинский, знаменитый литературный критик и бойкий писатель. Ему удалось собрать молодых и активных лиц, готовых воспользоваться предоставленным им моментом и заменить "одряхлевшую" элиту на ее посту. У "младоякобинцев", как их будут называть позднее, и "младороссов", как они называли себя, было немало общего: молодость, горячность, готовность отстаивать и оправдывать даже радикальные методы управления, страстная верность Республике и тому, что они называли "заветами первых Друзей"; правда, их момент в истории России придет позднее. Сегодня они не смогли найти широкой поддержки в российском обществе: против них сыграли как общая усталость от "переходки", так и их малая известность простым людям; как отсутствие у них надежных связей в финансовых элитах, так и осознанное противодействие действующей власти.

Свой шанс почувствовали многочисленные общества, до тех пор находившиеся в безнадежной и глухой, почти что немой, оппозиции. Их рупором стали "Московские ведомости", их организационной основой - "Друзья порядка", а лидером оказался молодой и трудолюбивый юрист Иван Сергеевич Аксаков, пользовавшийся уважением даже среди своих политических соперников и крайне популярный среди своих сторонников. Президентская власть спокойно, даже неожиданно равнодушно для "друзей порядка" отнеслась к их участию в выборах, не чинила им никаких препятствий: здесь со стороны А. Ермолова и его сторонников был довольно простой расчет. Вчерашние оппозиционеры порядочно настрадались от архаичной клубной системы и были заинтересованы в ее скорейшем и полном демонтаже: им нужен был функционирующий парламент для продвижения своей повестки в жизнь, в котором нуждались для своих планов и реформаторы из верховной власти. В конце концов, симпатии "Друзей порядка" за долгие года наблюдений за ними были хорошо известны и понятны: с их стороны опасаться предательства интересов Республики уже не приходилось. "Друзья порядка" полностью соглашались с предложенной президентом программой реформ, подчеркивая необходимость

День выборов в Совет всея Земли в губернии, 1853-й.

В августе в России прошли первые парламентские выборы в ее истории: права голоса имели только граждане, причисленные к "славянскому" или "подданному" разряду, мужского пола, достигшие 21 года, не лишенные гражданских прав приговором суда за совершение тяжких преступлений и не находящиеся при этом в тюрьме. По настоянию Алексея Ермолова и других ведущих офицеров право голоса было предоставлено всем солдатам действительной и гарнизонной службы: примечательно, что в этот избирательный цикл армия обеспечила безопасный переход власти, покорно проголосовав по велению Ермолова за удобных ему кандидатов. Широкая поддержка преобразований среди горожан тоже способствовала успеху начатого генералом на старости лет предприятия: поддержанные правительством гласные составили свыше 2/3 от итогового состава Совета всея земли. Вторую по численности фракцию в парламенте составили "Друзья порядка" под руководством И.С. Аксакова; также в парламент пробрались "младороссы" Виссариона Белинского и некоторые депутаты, не успевшие связать свою судьбу еще ни с одной фракцией - большинство "беспартийных" поспешит примкнуть к проправительственной фракции, поняв, в чью сторону дует ветер.

<….>

Стоит сказать, что выборы 1853 года оказались по-настоящему судьбоносным для Российской республики событием, причем и в стратегическом плане тоже. Здесь не только состоялся переход власти к законно избранному парламенту, который впервые в истории России сформирует ответственное правительство, но и будут положены начала сразу нескольким общественным движениям. Во-первых, русские женщины с середины века будут добиваться избирательных прав для себя: если раньше принадлежавшие к элите женщины свободно участвовали в политике через клубы, а все остальные и так не имели никакой возможности на нее повлиять, то теперь все почувствовали себя обделенными: да, бесспорно, революция свершилась, только вот им она ничего толком не принесла. Можно сказать, что со второй половины 1850-х в России начнет оформляться феминизм, по началу имевший строго либеральный характер и выступавший за выдачу грамотным женщинам права голоса; конечно, сравнительно быстро у этого течения произойдут свои расколы, и различные его крылья будут продвигать отличающуюся друг от друга повестку. Во-вторых, кроме феминисток, активизировались представители "земского" движения русской общественности: они еще с 1840-х годов эффективно работали на блага своих территорий, а теперь они потребовали себе представительства и влияния в центральном правительстве республики. Люди богатые и уважаемые в своих провинциях, земцы окажутся действительно серьезным и влиятельным движением, имеющим связи что на местах, что в Новгороде. Поначалу элиты республиканского уровня предпочтут проигнорировать рост популярности земцев, но уже в 1857-м году земцы, при поддержке "университетских либералов", сформулируют требование проводить президентские выборы прямым голосованием всего российского населения; с того времени этот запрос будет только становиться все популярнее и популярнее.

Ошибкой будет сказать, что при коротком правлении Алексея Петровича Ермолова состоялась демократизация Российской республики. На практике народные массы все еще были далеки от настоящего влияния на государственные дела: в этом плане фигура наследника заслуженного генерала будет крайне показательной. Но старик Ермолов смог добиться другого важного изменения: перехода государственного управления из закрытых клубов, тайных обществ да личностных отношений к открытому парламенту, писанным законам и официальным установкам оказался крайне благотворным и полезным для российской государственности этапом. Был сделан один из важнейших шагов для подготовки процесса демократизации и вовлечения граждан России к управлению страной: и хотя их час придет позже, без реформ Ермолова о нем невозможно было бы подумать.

Правление Николая Тургенева

Николай Иванович Тургенев в 1850-е.

Николай Иванович Тургенев воспользовался правлением А.П. Ермолова для укрепления собственных позиций. Он был одним из исторических участников "Друзей конституции", принимал участие в работе Земского собора 1826 года, после него тоже входил в правительство... Но до сего дня он никогда не пользовался настоящей властью. Возможно, ему мешало предубеждение большинства декабристов против него: в отличии от них, Николай Иванович Тургенев был гражданским человеком, никогда не служившим в армии и не имевшим никакого военного опыта. Он был среди кадровых военных чужим человеком; они регулярно признавали его своим на словах, но отказывались по-настоящему принимать его в своем кругу общения. Признавая его полезность, правители России никогда не отдавали ему ключевых должностей и позиций; охотно с ним встречаясь, советуясь и работая, Пестель редко прислушивался к его мнению. Так, Н.И. Тургенев в свое время оказался в меньшинстве из тех депутатов Собора, что призывали президента Пестеля прекратить поддержку республиканцев в Европе и окончательно перейти к ведению прагматичной внешней политики; как известно, "Весна народов", президентская инициатива от начала и до конца, обернулась в общем-то российским банкротством в Европе, принеся только всеобщее недоверие. Долгую четверть века Тургенев обретался в тенях Новгорода, страдая от невозможности реализовать свои амбиции и добиться своих целей своими силами, оставаясь бессильным заложником салонной-военной натуры Старой республики.

Теперь - времена изменились. Генерал Алексей Ермолов обратился именно к Николаю Тургеневу за поддержкой в борьбе с основной массой "Друзей конституции", и, предоставив эту помощь, Николай Иванович сорвал настоящий куш. Престарелый генерал поспешил удалиться в свое поместье, оставив Великий Новгород и свежесформованный парламент в руках своего союзника, который поспешно ухватился за возникшую перед ним уникальную возможность. В парламентской игре Н.И. Тургенев сравнительно легко обошел и пылкого оратора Виссариона Белинского, и оппозиционера Ивана Аксакова: умело разыграв свои карты, 25 ноября 1853 он стал президентом России. Первым президентом, избранным, если и не народом России, то его представителями. Переход власти прошел тихо и спокойно, генерал Ермолов был доволен возможностью покинуть Новгород и вернуться к тихой, размеренной жизни в отставке - а Николай Иванович Тургенев последним из революционного поколения занял президентский пост.

Новая дипломатия

П.Д. Киселев при правлении Николая Тургенева

Одним из важных вопросов президентства Николая Тургенева стал вопрос дипломатии: Лето народов стоило российскому правительству ухудшения отношений почти что со всеми государствами Европы. "Рецидив" революционности со стороны главной Республики континента напугал как древние, так и сравнительно молодые монархии Европы: семейство Бонапартов, серьезно считавшее себя главной защитницей корон и скипетров, объединилось и не позволило Новгороду вторгнуться в ослабленную революцию Польшу. Рассыпался во прах и неустойчивый, но столь любопытный проект франко-русского союза, унаследованный от Восточной войны: теперь Наполеон II занимал последовательную антироссийскую позицию, пользуясь одобрением большинства кабинетов Европы. Амбициозный и многообещающий прожект Павла Ивановича по оживлению европейской революции (на худой конец, значительному расширению собственной сферы влияния) обернулся настоящим крахом: России не удалось прибавить в стане своих союзников, зато теперь Новгороду достались озлобленные европейские дворы, напуганные союзники и убежденные в правильности своих изначальных подозрений консерваторы по всему материку. Большинство королей Европы пошли на тот или иной компромисс со своими мятежниками; где-то были подписаны конституции, где-то звучали выстрелы и залпы, порой это перемешивалось и происходило параллельно, но факт оставался фактом - европейская революция снова была отложена на неопределенный срок, а Россия осталась с пренеприятными последствиями. Срочно требовалось радикально переосмыслить весь подход к дипломатии, и полная смена республиканского руководства могла быть неплохим стартом.

Новым главой внешнеполитического ведомства Российской республики Николаем Тургеневым был назначен уже пожилой, но еще не потерявший хватки Павел Дмитриевич Киселев. Автор судебной реформы и видный старший сподвижник Пестеля предложил новому начальнику и Совету всея Земли утвердить и закрепить на официальном уровне новую внешнеполитическую доктрину, желая, во-первых, попытаться побороть русофобскую волну на Западе, во-вторых, гарантировать стабильность определенного курса и уменьшить его зависимость от личности господина президента. Парламент и президент, имея возможность убедиться в губительности прежнего подхода, охотно пошли

Русский медведь и американский орел знакомятся; на заднем фоне изображены Англия и Франция.

Тогда же намечается во многом судьбоносное сближение двух великих и столь удаленных друг от друга республик: России и Соединенных Штатов Америки. До того момента интересы этих государств пересекались исключительно по касательной: но с началом Гражданской войны в Америке (1857) настало время познакомиться поближе на почве взаимной франкофобии. Во многом по настоянию Киселева и других военных лиц Николай Тургенев в категоричной форме выразил свою поддержку официальному Вашингтону едва ли не в самом начале конфликта. Всего во время войны 15 000 русских добровольцев приняли в ней участие на стороне легитимного правительства, в том числе и офицеры регулярной армии - анализировавшие ход современной им крупной войны. Активные действия русского флота и категоричный характер заявлений Новгородского правительства внесли свой вклад в победу северных штатов: Франция и Британия не решились послать войска на помощь южанам, и в борьбе на истощение те неизбежно проиграли развитым и густонаселенным противникам. Дерзкая и наглая эвакуация южан с помощью французского флота на Карибские острова и создание ими Антильской конфедерации так никогда и не были признаны Россией как учреждение нового государства; подобная последовательность была положительно воспринята Вашингтоном и с 1860-х принято отсчитывать начало русско-американского стратегического союза.

Другим важным направлением деятельности Павла Киселева и его непосредственных преемников оказалось азиатское: в пределах Средней Азии и Приамурья русские могли действовать на свое усмотрение, нисколько не опасаясь гнева Парижа или конкуренции с ним. За время правления Николая Ивановича Тургенева колониальные экспедиции приняли характер полноценных военных походов: уже не научить кочевых вождей вежливости, а застолбить за собой и своим крестьянством новые земли. Территории жузов были закреплены еще при предшественниках: в 1850-х настала пора Кокандского ханства. Тем временем Россия продвигалась и на Дальнем востоке: ослабление и системный кризис Цинского Китая позволял Новгороду пересмотреть положения устарелого Нерчинского договора в выгодную себе сторону. По Айгунскому договору 1857-го весь Приамурский край передавался во владение России: подобный успех стал возможен, впрочем, благодаря серьезнейшим потерям Цинов в ходе очередной войны с французами на юге. Пекин не рискнул и не пошел на открытие второго фронта в и без того критически плохой обстановке; подобный шаг отнюдь не прибавил в популярности режиму, зато позволил ему сконцентрироваться на решении Парижской проблемы.

Провозглашение Союза Шести королей в Вене.

На руку России играл постоянный рост противоречий внутри аморфного Германского союза: мертворожденного детища первых Бонапартов, призванного, по их задумке, навсегда закабалить восточного соседа и гарантировать французским предпринимателем надежный рынок сбыта. Готовность Вестфальского владыки бесспорно и бескомпромиссно следовать парижской генеральной линии не могла не раздражать остальные германские дворы. Австрия, Пруссия, Бавария и Саксония не могли безмолвствовать вечно; соседняя Богемия, формально включенная в Германский союз, их всячески поддерживала. Естественно, что Россия была кровно заинтересована в разделении Германии на два враждебных лагеря, один из которых был бы ей союзен - послы при упомянутых королевствах всячески способствовали их сближению и ссорам с Вестфалией. Плоды такой политики проявят себя позднее, при новом русском правительстве, но ради логической завершенности повествования раздел завершится тут. Центром объединения антивестфальских - антифранцузских - сил стала династия Габсбургов, до сих пор сохранявшая за собой престолы в Вене и Праге. Франц III и Франтишек II в 1867-м году заключили "Семейный союз", а в скором времени (в марте 1869) он значительно расширился и стал "Союзом Шести королей". - Венского, Богемского, Прусского, Саксонского, Вюртембургского и Баварского. Подобное объединение горячо приветствовали национально-ориентированные элементы немецкого общества - и Новгородский кабинет.

Главным внешнеполитическим итогом правления Н.И. Тургенева стал выход России из дипломатической изоляции, в которую ее загнала неосторожная политика позднего П. Пестеля. Русско-французский союз оказался настолько же утопичной мечтой, как и всеевропейская демократическая революция; взявшись за более реалистичный и прагматичный подход, Новгород добился ощутимо больших результатов. Союз с Америкой был полезен в стратегической перспективе; приобретения в Средней Азии и на Дальнем востоке сказывались почти что незамедлительно. Наконец, при Тургеневе будет заложена первая бомба под французское господство над Германией, хотя и станет это очевидно несколько позже, уже в исторической перспективе.

Ветра перемен

Само по себе правление Николая Ивановича Тургенева не запомнилось масштабными и знаменательными событиями: он не стоял у руля диктатуры, проводившей прогрессивные реформы авторитарными и жестокими методами; он не вел мировых или хотя бы континентальных войн, решавших судьбу огромных земель и тысяч людей; наконец, при нем не осуществлялись грандиозные архитектурные проекты, считающиеся еще со времен египетских фараонов обязательным элементом любого славного царствования. Подобное "спокойствие" отразилось и на современниках: порой раздавались упреки в безвременье, в бесполезности текущей жизни, ее бесцельности и серости; молодое поколение студентов и юных офицеров, воспитанные на рассказах о первых годах Республики (значительно приукрашенных и мифологизированных), отчаянно желали вписать свои имена в историю Отечества, а не прозябать на второстепенных ролях и в провинциальной глуши. Люди мечтали о подвиге; никто не фантазирует об ежедневном и упорном труде.

Гоголевский "Ревизор" оказался настоящим символом "Тургеневщины" в глазах современников.

Но между тем за этот небольшой в историческом плане срок изменилась сама атмосфера жизни в государстве. С уходом Павла Пестеля и постепенным исчезновением со сцены заговорщиков-конституционалистов Россия все меньше и меньше напоминала военный лагерь и становилась похожей на "обычную" европейскую страну. Президентский Красный дворец, по наблюдению современников, покинули подтянутые и суровые военные; на их место во властные коридоры пробились, пролезли и пришли (каждый по-своему) богатеи самого разного толка и порядка. Люди обычно темного происхождения и сомнительных нравов, они старались одеждой и манерами походить на старорусское, дореволюционное дворянство - и эти картины неприятно поражали тех, кому "посчастливилось" лицезреть такое. Подобное развитие событий многие считали признаком государственной деградации и упадка: недаром впервые опубликованная в 1858-м году, уже после смерти автора, пьеса "Ревизор" стала на несколько лет популярнейшим хитом. Высмеивание нравов государственных чиновников, скоробогачей, коррупции и моральной деградации служило обществу хоть каким-то средством самозащиты в обстановке, когда то же трудовое законодательство находилось только в самой зачаточной стадии.

Вот уж зрелище так зрелище. Всем досталось - мне больше остальных. (Н.И. Тургенев после премьеры "Ревизора")

Выше уже говорилось, что парламентские выборы 1853 года значительно изменили общественный дискурс и повестку дня в России. Легализация большинства политических обществ и выход из тени полулегальных, решительное и принципиальное сокращение применения карательного законодательства, поощрение печатной дискуссии и иные схожие методы привели к заметному оживлению публичной жизни Отечества: на страницах газет и журналов теперь регулярно появлялись критические заметки насчет того или иного министра, разоблачения новой коррупционной схемы - а нечистоплотность чиновников в ту пору стала притчей во языцах и любимейшей темой журналистских расследований.

Тимофей Грановский, один из лидеров "профессорского либерализма".

Подлинные намерения Н.И. Тургенева до сих пор вызывают у историков серьезные дискуссии: в начале 1850-х он вырвал власть над Россией из рук "Друзей конституции" и их военных членов, но не спешил с последовательной демократизацией общественного устройства. Казалось, он был бы и рад оставить государство под управлением парламентской олигархии, лишь немногим более демократичной нежели клубная. Однако в своей борьбе против радикалов Белинского и консервативного большинства "Друзей" Тургенев призвал к жизни общественное мнение, а затем позволил оному мнению обрести организацию и влияние. Недовольство медленными темпами изменений и "затхлостью атмосферы" оформилось в двуедином движении земцев и университетских профессоров за реформу избирательного права. Видные деятели земств с регионов и самые известные профессора-наставники из центральных городов повели громкую кампанию в газетах, журналах и на улицах.

Казалось бы: правительство не очень-то демократичной республики может обратиться к верному и послушному репрессивному аппарату и разогнать всю "фронду" немногочисленных земцев-эгоистов и зазнавшихся профессоров-умников. Требовалось лишь дать приказ. Однако суровые времена Пестелевщины и разгула третьего отделения администрации уже прошли, и Н.И. Тургенев, в 1854-м вознаградивший "попутчиков" с кафедр новым университетским уставом теперь был вынужден смириться с их активной общественно-политической деятельностью. Нельзя было и сокращать финансирование учебных заведений в обстановке постоянно ухудшающихся отношений с Францией; и, наконец, у либералов-реформаторов, к шоку Тургенева, обнаружились параллельные источники доходов. И нет, их не снабжал Версаль. Они пользовались средствами так называемых "Московских" капиталистов - группы богатейших людей из старинных купеческих фамилий, оттертых от политики "скоробогачами" и желавших в нее вернуться.

Давление на Николая Тургенева и его олигархат росло с каждым годом и каждым новым громким коррупционным делом: только неспособность журналистов раскопать информацию на самого главу государства сохранила за ним его высший пост. В обстановке постоянного роста напряженности, когда почва уходила из-под его ног, Н.И. Тургенев решается пойти на уступки: он в 1861-м году созывает в Совете всея Земли комиссию по реформе нового избирательного права.

Впрочем плодами либеральной кампании воспользуются совсем другие люди.

Правление Александра Строганова

Александр Павлович Строганов, президент России.

Благонамеренные профессора и благополучные земцы собирались проводить желаемые ими реформы и создавать демократию по-своему, предполагая, что в интересах народа и руководствуясь этими предположениями. Они искренне желали лучшего и потому боролись с правительством Тургенева за проведение избирательной реформы, но их незнанием нужд того самого широкого народа воспользовались уж совсем неожиданные люди...

Виссарион Белинский скончался, так и не застав пика начатого им движения: вызванное им к жизни движение "младоякобинцев", или, как они называли сами себя, "младороссов", постепенно набирало все большую и большую силу. Спокойное и даже размеренное правление Н.И. Тургенева на практике подготовило бурю, которой сумели воспользоваться младоякобинцы под новым руководством. Встав под знамена Александра Павловича Строганова, единственного сына "Отца России" и боевого генерала, они смогли стяжать как популярность в низах российского общества, так и определенную поддержку в российском парламенте. Признание за сельским населением права голоса стало настоящей катастрофой для правления Тургенева: одно лишь имя "Строганов" вызывало у крестьян уважение и почтение, поскольку они знали, что отец этого человека дал их предкам землю и свободу. Более того: "младороссы" обратились к "забытым и проклятым" в городских низах, обратив пристальное внимание на состояние рабочего законодательства и условия фабричного труда, которые при олигархическом правлении Тургенева никак не улучшались. Формальные же либералы пожинали плоды собственного труда: они так постарались раскопать коррупционные секреты Новгородских элит, что типичный избиратель ненавидел всех "похожих" на Тургенева и его компанию.

Чем чаще младоякобинцы повторяли эту мантру, тем больше людей они привлекали на свою сторону: у многих "Строганов" ассоциировался с первоначальными идеалами и мечтаниями революционеров, а не с их практикой или, тем более, окружавшей людей на данный момент действительностью. Столь грамотный выбор знамени обеспечил "младороссам" серьезную поддержку в массах, которую они собирались теперь реализовать на полную катушку. Фракция, которую раньше полагали безобидным клубом мечтателей и экстремистов, не просто готовилась оспорить власть устоявшихся республиканских элит, но имели средства и возможности провести свои планы в жизнь. Теперь у президента Николая Тургенева не было возможности с прежней свободой пользоваться административным ресурсом, а военные с радостью поддержали возвращение генерала в Дубовый кабинет Великого Новгорода. 12 июня 1862 года прошли новые выборы в Совет всея Земли, на которых за счет агрессивной пропаганды и рассылки агитаторов по селам, долам и весям, младороссы одержали убедительную победу; если присовокупить к ним независимых депутатов, то им удалось получить небольшое, но большинство мест в парламенте в свое распоряжение.

Так во власть в России впервые пришли популисты - сторонники "народных" реформ и радикальных решений. Новый парламент собрался в Новгороде в ноябре 1862 и, ожидаемо, избрал новым президентом Республики Александра Строганова; А.П. Строганов сформировал новое правительство: государственным секретарем стал Александр Герцен, Николай Некрасов возглавил Собор всея Земли, военное министерство получил Николай Лорер, а Николай Огарев стал министром иностранных дел.

Лидеры младороссов 1860-х годов

Колониальная политика

Расширение границ России ознаменовалось включением в ее состав новых и весьма перспективных земель.

Социальная политика

Стремительное возвышение младороссов во власть произошло на волне массового недовольства населения своими жизненными условиями. Крестьяне желали голосовать и избавиться от назойливой государственной опеки; рабочие желали получить минимальные гарантии и права; мещане-ремесленники были недовольны засильем "скоробогатеев" и их морально-нравственным обликом.

Европейская война

Основная статья: Европейская война.

Война между Францией и Россией напрашивалась сама собой после Лета народов: аморфный и непрочный союз между Парижем и Новгородом рассыпался в прах, и теперь в обеих столицах большей популярностью пользовались сторонники вооруженного столкновения. В Версале кое-кто мечтал о восстановлении в России монархии и заключении династической унии для ее обеспечения; в Новгороде раздавались настолько же амбициозные мечты о том, как русские посадят на месте Версаля "Лес свободы".

Правление Николая Чернышевского

Правление Петра Лаврова 

Правление Сергея Витте

Правление Эммануила Нобеля

Правление Василия Шульгина 

Правление Николая Авксентьева

Правление Георгия Злобина

Правление Николая Кондратьева 

Правление Василия Шульгина

Области России


Экономика

Образование

Согласно Конституции Российской Республики, получение начального и среднего образования является обязанностью всех граждан России, при этом государство также предоставляет всеобщее бесплатное школьное и дошкольное образование.

Российская образовательная система имеет несколько ступеней:

  • Дошкольное образование (до 5-6 лет);
  • Начальное образование (1-4 класс);
  • Среднее образование (5-9 класс);
  • Высшее образование (9-11 класс);
  • Среднее профессиональное образование (после окончания 9 класса);
  • Высшее образование (после окончания школы).

Согласно авторитетному международному рейтингу Организации объединенных наций, опубликованному в 2017, в Топ-200 лучших высших учебных учреждений всего мира попадает 8 из России:

  • Новгородский высший государственный университет имени П.А. Строганова (24 место);
  • Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (39 место);
  • Петроградский технический университет имени П.Л. Чебышева (69 место);
  • Дальневосточный университет имени Е.П. Хабарова (140 место);
  • Свободный экономический университет имени Г.С. Злобина (153 место);
  • Петроградский университет международных отношений и дипломатии имени А.Р. Щедрова (174 место);

Кроме того Суворовская военная академия вместе с американским Вест-Пойнтом считаются двумя лучшими военными академиями мира, а Севастопольская Студия Кинематографии является одной из лучших кузниц кадров для мира больших экранов...

Культура


Природа

Advertisement