Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История
Корейская Народно-Демократическая Республика
CPDR.png Герб КНДР.png
Год основания: 1948
Официальный язык: Корейский
Форма правления: Социалистическая республика
Главы государства: См. Список правителей КНДР
Столица: Сеул (формально)
Пхеньян (фактически)
Религия: Светское государство
Площадь: 120 540 км²
Население: 1955 — 10 086 991 чел.
1975 — 16 274 740 чел.
Валюта: Вона
Карта страны

Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР: кор. 조선민주주의인민공화국, Чосон Минджуджуи Инмин Конхвагук) — историческое государство, существовавшее в Восточной Азии и широко известное под неофициальным названием Северная Корея (кор. 북조선, Пукчосон). Располагалось на территории Корейского полуострова, с запада и востока омывалось водами Желтого и Японского морей соответственно, северная граница на большем своем протяжении проходила по рекам Амноккан и Туманган. От располагавшейся в южной части Республики Корея с 1953 года отделялось демилитаризованной зоной, пересекавшей под небольшим углом 38-ю параллель. Упразднено после объединения двух Корей в единое государство.

Крупнейшие города — Пхеньян, Хамхын, Чхонджин, Нампхо, Сунчхон, Синыйджу.

Государственное устройство

Политическое устройство Северной Кореи определялось конституцией, принятой Верховным народным собранием 8 сентября 1948 года — формально в ней ни слова не было о социализме и диктатуре пролетариата, а населению гарантировались свобода слова, печати, объединений, собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций, свобода вероисповедания и отправления религиозных культов, а также права на создание демократических политических партий, профессиональных союзов, различных обществ и на участие в деятельности всех этих организаций. Высшим органом власти провозглашалось Верховное народное собрание (кор. 최고인민회의, Чвего инмин хвеи), которое осуществляло законодательные, планово-бюджетные и другие функции. Оно избирало Президиум, являвшийся высшим органом власти КНДР в период между сессиями ВНС. Высшим исполнительным органом государственной власти являлся Кабинет министров (кор. 내각, Нэгак), который объединял и на­правлял деятельность министерств и ведомств, находившихся в его подчинении.

Конституция закрепила систему местных органов власти и управления, созданных в Северной Корее после ее освобождения. Местными органами государственной власти в провинциях, городах, уездах, волостях и селах объявлялись народные комитеты. Конституция также закрепила демократические принципы организации и деятельности судебной системы и органов прокурорского надзора. В текст конституции уже в первые годы существования КНДР вносились изменения и дополнения: 30 октября 1954 года срок полномочий Верховного народного собрания продлили с трех до четырех лет, а вместо единых народных комитетов, выполнявших функции органов власти и органов управления, были созданы народные собрания. 5 ноября 1956 года возрастной ценз снизили с 20 до 18 лет, а 12 октября 1962 года была изменена норма представительства в ВНС: ранее 1 депутат избирался от 50 000 человек, а в соответствии с новым законом – от 30 000.

Выборы в Верховное народное собрание

Важнейшую роль в политике КНДР играла Трудовая партия Кореи (кор. 조선로동당, Чосон родон тан) во главе с председателем, который де-факто и являлся руководителем Северной Кореи. Вместе с Демократической партией Кореи и Партией молодых друзей небесного пути ТПК входила в Единый демократический отечественный фронт (кор. 조국통일민주주의전선, Чогук тхонъиль минджу джуи джонсон), аналогичный по функциям Народным фронтам стран социалистической ориентации в Восточной Европе.

Список правителей КНДР

История

В середине 1950-х годов Северная Корея являлась одной из беднейших стран всего социалистического лагеря, главным образом вследствие гигантских разрушений, причиненных Корейской войной. В 1953 году валовой национальный продукт КНДР составлял менее половины от уровня предвоенного 1949 года, значительная часть населения систематически недоедала, а 27 % крестьян пребывали на грани голода. Американские бомбардировки привели к тому, что не только в Пхеньяне, но и в большинстве городов страны не осталось ни одного неповрежденного строения, а подавляющее число горожан жило в землянках и подземных укрытиях. Свирепствовали болезни, так как в условиях вооруженного конфликта и нехватки медицинского персонала только военнослужащие подлежали госпитализации, но даже в армии потери от туберкулеза в последние полгода войны превысили потери от собственно боевых действий.

Острой проблемой оставалась нехватка квалифицированных кадров, в первую очередь — научно-технических. В апреле 1950 года северокорейский министр иностранных дел Пак Хон Ён посетовал, что в стране нет ни одного инженера-строителя и всего двое инженеров-железнодорожников. Несмотря на немалые усилия по подготовке специалистов и в КНДР, и за ее пределами, главным образом в Советском Союзе, кадровый голод сохранял свою остроту на протяжении всего десятилетия. Все эти факторы подогревали недовольство премьер-министром и руководителем ТПК Ким Ир Сеном, усугубленное постоянно раздуваемым культом его личности: в 1946 году Пхеньянский университет, первое высшее учебное заведение Северной Кореи, получил имя маршала, примерно с этого же времени на официальных мероприятиях в КНДР наряду с портретами Сталина, Ленина и Маркса стали вывешиваться портреты Ким Ир Сена, а его первая статуя появилась уже в декабре 1949 году — и это при том, что памятников Сталину, как ни парадоксально, в КНДР не было.

Выступление Ким Ир Сена

Поскольку вся антикоммунистическая оппозиция почти в полном составе эмигрировала на юг, борьбу против Ким Ир Сена вели исключительно члены высшего эшелона ТПК, чему способствовало наличие внутри партии четырех неофициальных «фракций»:

  • Партизанская фракция. Состояла из бывших партизан, сражавшихся против японцев в Маньчжурии вместе с Ким Ир Сеном — именно она и составляла опору его режима;
  • Внутренняя или подпольная фракция. В нее входили местные коммунисты-подпольщики, которые оставались на территории Кореи весь период японской оккупации. Лидером фракции был Пак Хон Ён и до 1953 года она считалась второй по влиянию в руководстве ТПК, однако в результате двух показательных процессов Ким Ир Сену удалось фактически уничтожить «подпольщиков» как организованную силу и в дальнейших событиях они активного участия не принимали;
  • Яньаньская или Китайская фракция. Была представлена корейцами, эмигрировавшими во время оккупации в Китай и в значительной степени ориентировавшимися на Мао Цзэдуна. Лидерами «китайских корейцев» считались формальный глава КНДР — председатель Президиума ВНС Ким Ду Бон[1] и вице-премьер Кабинета министров Цой Чан Ик[2];
  • Советская фракция. Состояла из представителей корейской диаспоры Советского Союза, многие из которых до переезда на историческую Родину в 1940-е годы никогда в Корее не жили. Общепризнанным лидером «советских корейцев» был заместитель Ким Ир Сена по партии Хо Га И[3] или Алексей Иванович Хегай, однако 2 июля 1953 года он был найден у себя дома застреленным (по официальной версии — покончил с собой), после чего лидерство перешло к Пак Чан Оку[4], председателю северокорейского Госплана.

Пак Чан Ок — лидер советской фракции

Численность ТПК к 1957 году достигла миллиона членов, однако подавляющая часть рядовых партийцев и работников среднего звена вступила в ее ряды уже после освобождения Кореи и потому ни к какой фракции не примыкала: борьба за власть ограничивалась узким кругом государственной и армейской верхушки, определявшей судьбы страны. Смерть Сталина, осуждение практики культа личностей и переход к принципу коллективного руководства в Советском Союзе активизировали полемику внутри северокорейского руководства относительно дальнейшего курса и в конце концов привели к отставке Ким Ир Сена.

Августовский пленум

С тревогой следивший за переменами в СССР, Ким Ир Сен принял решение нанести превентивный удар по «советским корейцам», которые виделись ему главными проводниками нежелательного влияния. После Корейской войны на ключевых постах в партии и государстве находилось приблизительно 150–170 «советских корейцев» — помимо Пак Чан Ока, к ним относились Пак Ы Ван[5] (вице-премьер и министр легкой промышленности), Пак Ен Бин[6] (завотделом агитации и пропаганды ЦК ТПК), Ки Сек Пок[7] (главный редактор газеты «Нодон синмун»), Тен Юр[8] (замминистра культуры) и др. 2 декабря 1955 года их обвинили в ошибочной «литературной политике», выразившейся в поддержке ряда якобы буржуазных писателей; Пак Ен Бин, как один из идеологов партии, был исключен из рядов Политсовета и ЦК ТПК, Пак Чан Ок вынужден был оставить пост председателя Госплана, ушел со всех должностей и Ки Сек Пок. Несколько месяцев шла ожесточенная кампания в прессе прочив членов советской фракции, однако весной 1956 года в преддверии III съезда ТПК Ким Ир Сен неожиданно свернул ее, по-видимому опасаясь излишне агрессивными действиями вызвать охлаждение отношений между Кореей и СССР.

23—29 апреля прошел съезд, на котором трехчастная система власти в партии (ЦК — Президиум — Политсовет) была заменена двухчастной (ЦК — Президиум). Из 71 человека, избранного в состав Центрального Комитета, 18 считались членами яньаньской фракции, 11 — партизанской, 10 — внутренней и только 9 — советской. Оставшиеся 23 (почти треть от всего состава ЦК) формально ни к одной группировке не относились, т. к. вступили в партию после 1945 года, но фактически они привыкли воспринимать Ким Ир Сена как своего единственного вождя и потому могли обеспечить ему поддержку в предстоящей борьбе за власть. В Президиуме же у маршала было подавляющее большинство: 5 из 11 его членов являлись бывшими партизанами, представители советской фракции Пак Ден Ай[9] и Нам Ир[10] фактически перешли в лагерь Кима, как и независимый «технократ» Тен Ир Лен. Из 4 кандидатов в члены Президиума лишь Пак Ы Ван выражал оппозиционные настроения.

Празднование 10-летия освобождения КНДР. На трибуне: Пак Чан Ок, Ли Цзишэнь, Ким Ду Бон, Чжу Дэ, Ким Ир Сен, Аверкий Аристов, Пак Дэн Ай и Чхве Ён Гон

Ким Ир Сен в литейном цехе Уралмаша, июль 1956 года

Ким Ир Сен мог торжествовать победу — в своем выступлении на съезде он практически не затронул проблему наличия в стране культа личности, отметив, что подобная практика существовала лишь в среде выходцев с юга и являлась культом уже расстрелянного к тому времени Пак Хон Ёна. Вопрос о коллективном руководстве не был поднят вовсе. Тем самым лидер КНДР фактически проигнорировал все декларации XX съезда КПСС, прошедшего двумя месяцами ранее, чем не мог не встревожить присутствовавших в Пхеньяне советских представителей. Секретарь ЦК Николай Шаталин, возглавлявший делегацию КПСС, немедленно известил Москву о тревожных тенденциях в северокорейском руководстве и не преминул отметить наличие влиятельной группы недовольных Ким Ир Сеном политиков, о существовании которой ему доложили сотрудники посольства, поддерживавшие тесные контакты с фракцией Пак Чан Ока.

Объединенная оппозиция

Полагая, что его позиции достаточно крепки, Ким Ир Сен отправился в длительное международное турне, продлившееся с 1 июня по 19 июля 1956 года, в ходе которого он посетил СССР, Венгрию и Польшу. За те полтора месяца, что премьера не было в стране, оппозиция оправилась от удара и начала готовить реванш: две ранее враждовавшие фракции — советская и яньаньская — достигли соглашения о взаимодействии на предстоящем пленуме, рассчитывая использовать его для отстранения Кима от власти. Оппозиционеры хотели перестроить политическую систему по советскому образцу, в частности распространить на Корею принцип коллективного руководства: пост председателя партии планировалось передать лидеру яньаньцев Цой Чан Ику, а пост премьера — Пак Чан Оку. 14 июля член яньаньской фракции Ли Пхиль Гю (начальник департамента стройматериалов при правительстве) сообщил советскому послу Аверкию Аристову о намерениях оппозиции сместить Ким Ир Сена и через него получил заверения Москвы в полной поддержке этой инициативы.

Объединению двух фракций во многом способствовала позиция Мао Цзэдуна, который в тот момент поддержал тезис о недопустимости культа действующих руководителей и развернул в Китае кампанию «ста цветов». Ориентировавшиеся на него яньанцы — Цой Чан Ик, Ким Ду Бон, Ли Пхиль Гю, а так же Юн Гон Хым[11] (министр торговли), Ли Сан Чо[12] (посол в Москве), Со Хви (руководитель профсоюзов) и др. — разделяли идеи XX съезда и согласились действовать сообща с «советскими корейцами». Между 21 и 24 июля советское посольство посетили ключевые заговорщики: Пак Чан Ок, Цой Чан Ик и Ким Сын Хва (министр строительства), которые согласовали готовящееся выступление, намеченное на августовский пленум ЦК.

Цой Чан Ик — лидер китайской фракции

От Ким Ир Сена возросшая активность оппозиции не укрылась, однако он был убежден, что, не располагая большинством в Президиуме, заговорщики не предпримут активных действий. Сказывалось и то, что в Москве Кима принимали с большим теплом, не упоминая о сохранявшемся в Корее культе личности, отсутствии коллективного руководства и репрессиях против внутренней и советской фракций. Такая тактика, призванная усыпить бдительность северокорейского лидера, была выбрана вождями СССР, к тому моменту уже принявшими решение о его замене, по совету Ли Сан Чо. Смена руководства в Польше и Венгрии, произошедшая незадолго до визита Ким Ир Сена в эти страны под советским давлением, поначалу заставила его встревожиться, однако в беседах с Имре Надем и Владиславом Гомулкой маршал обратил внимание, что их привели к власти под лозунгами «национального разворота» и отказа от слепого подражания Советскому Союзу, в то время как в КНДР именно оппозиция ратовала за копирование советского опыта, а Ким скорее выступал под национальными лозунгами.

Решающий бой

2 августа открылся пленум ЦК ТПК, в повестке дня которого стояли итоги визита Ким Ир Сена в Восточную Европу и положение дел в здравоохранении, однако с самого начала он пошел не по плану после того, как на трибуну поднялся Юн Гон Хым, заявивший, что в партии господствует полицейский режим, а у руководства стоят случайные люди (имелся ввиду Чхве Ён Гон[13], министр обороны КНДР и верный сторонник Кима, вошедший в Президиум ЦК даже не будучи членом партии). После него слово взял Цой Чан Ик, обвинивший Ким Ир Сена в установлении единоличной власти и раскритиковавший курс на индустриализацию. С критикой существующего положения дел выступили Пак Чан Ок, Со Хви и Ли Пхиль Гю — участники пленума, не ожидавшие столь яростной атаки на руководство, не знали как реагировать на происходящее, в результате чего, помимо яньаньской и советской фракций, одобрение словам оппозиционеров выразили многие бывшие участники разгромленной группы Пак Хон Ёна и даже некоторые «нейтралы».

По предложению Цой Чан Ика пленум принял решение о запрете совмещать партийные и государственные посты в одних руках и на этом основании отстранил Ким Ир Сена от должности председателя ЦК, назначив Цоя исполняющим обязанности главы ТПК. Однако большинство у оппозиции было шатким — «за» проголосовало 36 человек, т. е. минимум, необходимый для принятия решений. Кроме того, бывшие партизаны удерживали контроль над силовыми министерствами и обладали господствующими позициями в войсках. Чтобы не допустить военного контр-переворота, заговорщики могли опереться на остававшихся в армии «китайских корейцев», таких как генералы Ким Вон Сур[14], Ким Ун (оба — заместители министра обороны) и Ян Ке, а так же на все еще расквартированных в Северной Корее «народных добровольцев» из КНР. На руку оппозиции было то, что министр внутренних дел Пан Хак Се и начальник армейской службы безопасности Сок Сан в этот момент находились за границей. Кроме того, Ли Пхиль Гю имел множество связей в МВД и Генштабе и рассчитывал задействовать их в случае эскалации конфликта. В ночь со 2 на 3 августа шли консультации руководства партии, спецслужб и армии с советскими и китайскими дипломатами. Последние недвусмысленно поддержали действия оппозиционеров, а генерал Ян Юн, командовавший китайскими добровольцами, даже запросил у Пекина разрешение двинуть свои части на Пхеньян. Стараниями Ли Пхиль Гю и Ким Вон Сура удалось изолировать Чхве Ён Гона в его доме, благодаря чему генералитет Корейской народной армии оказался деморализован и не стал вмешиваться в работу пленума.

Ли Сан Чо (второй справа) — член китайской фракции и новый глава МИД КНДР. В центре — Нам Ир, его предшественник на посту министра.

3 августа нападки на Ким Ир Сена продолжились — он был обвинен в необоснованных репрессиях, насаждении собственного культа личности, ухудшении жизни населения и других просчетах. По предложению ведшего заседание Цой Чан Ика некогда всемогущего маршала лишили всех постов, сохранив за ним лишь место в Президиуме (скоро он лишится и его), а освободившееся кресло премьера передали Пак Чан Оку. Тогда же со своими должностями расстались и наиболее преданные сторонники Кима — Чхве Ён Гон, Тен Ир Лен, Пак Ден Ай и нек. др.

Новое руководство

На пленуме был избран новый состав Президиума, в который вошли четверо яньаньцев (Цой Чан Ик, Ким Ду Бон, Юн Гон Хым и Со Хви), трое «советских корейцев» (Пак Чан Ок, Пак Ы Ван и Ким Сын Хва), а так же Ким Ир Сен и трое его сторонников (Нам Ир, Ким Ир и Ким Хван Хёп). Это положение было временным, поскольку уже 23 сентября состоялся новый пленум, на котором остатки прежнего руководства были выведены из всех органов власти: для «освящения» решений новых властей в работе пленума приняла участие внушительная советско-китайская делегация во главе с Анастасом Микояном и Пэн Дэхуаем, благодаря участию которых на сей раз все инициативы вчерашних оппозиционеров получили поддержку подавляющего числа членов ЦК. Были так же произведены новые кадровые перестановки в руководстве:

  • Нам Ира лишили поста главы МИД, новым министром стал экс-посол КНДР в Москве Ли Сан Чо;
  • Вместо Пан Хак Се министром внутренних дел стал Ли Пхиль Гю, восстановленный в рядах ЦК и Президиума;
  • Министерство обороны возглавил генерал Ким Ун, а Ким Вон Сур сменил Сок Сана в качестве начальника армейской контрразведки;
  • Председателем Госплана и первым вице-премьером стал Пак Ы Ван;
  • Помимо Пак Ы Вана, а так же Ли Сан Чо и Ким Уна, получивших посты вице-премьеров по должности, заместителями главы правительства были назначены Юн Гон Хым, Ким Сын Хва и Тен Юр;
  • Пак Ен Бин и Ки Сек Пок вновь стали главными идеологами и пропагандистами партии, а Пак Ен Бин так же был восстановлен в рядах Президиума.

Пак Ы Ван — «второй человек» в советской фракции

Таким образом, по итогам двух пленумов сложился совершенно новый расклад сил: партизанская фракция оказалась разгромлена, а ключевые должности и места в руководящих органах поделили между собой представители яньанской и советской фракций с некоторым преобладанием первой. Яньанцы получили контроль над силовым блоком, в то время как «советские корейцы» — над идеологией и экономикой. В обновленном Президиуме уже пятеро членов были выходцами из Яньаня, четверо — из СССР и только двое не принадлежали к этим фракциям (О Ки Соп был сторонником казненного Пак Хон Ёна, а Ким Хван Ир[15] — молодым «нейтралом»), но при этом не имели и никакого политического веса.

Ким Ир Сен и 34 его ближайших сподвижника предстали перед судом в январе 1959 года: 20 человек приговорили к пожизненному заключению, однако 16 из них впоследствии вышли на свободу. Еще 15 получили разные сроки заключения. В феврале 1960 года состоялся второй процесс, на котором осудили еще 160 человек, в основном отделавшихся малыми сроками или высылкой. Не смотря на то, что Цой Чан Ик и Пак Чан Ок на словах осуждали практику необоснованных репрессий, обвинения, предъявленные их противникам, порой были весьма надуманными — так, тяжелое положение дел в северокорейской экономике объяснялось целенаправленным вредительством Ким Ир Сена и его фракции, которые тем самым играли на руку врагам КНДР и прежде всего Соединенным Штатам, в результате чего теперь уже бывшего маршала признали американским шпионом. Так же в конце 1956 года прошла кампания по обмену партбилетов, в рамках которой из рядов ТПК вычистили несколько тысяч сторонников партизанской фракции. Часть из них, спасаясь от репрессий, была вынуждена бежать в Советский Союз и Китай — к примеру, эмигрировал Ким Ён Джу, младший брат Ким Ир Сена, увезший с собой в СССР его детей.

Правление Цой Чан Ика

Первые годы после отставки Ким Ир Сена Северной Кореей действительно управляло коллективное руководство — формально главой государства считался Ким Ду Бон, однако 70-летний ученый-лингвист крайне негативно относился к политическим интригам, поэтому реальная власть сосредоточилась в руках Цой Чан Ика и Пак Чан Ока, из которых Цой считался первым среди равных. Это определялось как его возрастом (Цою уже исполнилось 60), так и влиянием яньаньской фракции, исторически самой многочисленной в ТПК. «Советские корейцы» всегда находились в меньшинстве, а репрессии, вызванные «делом Хо Га И» и кампанией по «исправлению ошибок в литературной политике», серьезно ослабили их политическое влияние, поэтому Пак Чан Оку, бывшему на 13 лет моложе Цоя, приходилось довольствоваться вторыми ролями. Кроме того, в отличие от Цой Чан Ика и покойного Хо Га И, Пак не обладал таким же авторитетом и харизмой, а его сторонники сильно уступали яньаньцам в сплоченности (чем объяснялось, например, немалое число «советских корейцев», перешедших в лагерь Ким Ир Сена).

Ким Ду Бон — формальный руководитель КНДР

За третье место во властной иерархии соперничали Ли Пхиль Гю и Пак Ы Ван. Вместе с пользовавшимся непререкаемым авторитетом Ким Ду Боном они образовывали узкий круг из пяти человек, определявший государственный курс. Не смотря на то, что выходцев из Китая и СССР раздирала взаимная неприязнь, а яньаньцы уже успели активно поучаствовать в кампании против Пак Чан Ока, Пак Ен Бина и Ки Сек Пока 1955—1956 годов, они сдерживали чувства до тех пор, пока между Москвой и Пекином существовал консенсус относительно общего вектора развития соцлагеря: с 1956 по 1963 год корейское руководство сохраняло видимость сплоченности, а внутренние противоречия удавалось разрешать мирно.

Экономическая политика

Национализация крупной и средней промышленности завершилась в КНДР на очень раннем этапе — еще в конце 1946 года, однако мелкая частная розничная торговля и частное ремесло продолжали существовать. Непосредственно после окончания Корейской войны, в декабре 1953 года, доля частного бизнеса в розничной торговле составляла 32,5 %. Коллективизация сельского хозяйства началась в 1954 году и к декабрю 1955 года 49 % крестьянских семей вступили в сельскохозяйственные кооперативы. Неурожай 1954 года сильно ударил по программе снабжения населения продовольствием — потребовалась помощь Китая и СССР, чтобы избежать катастрофических последствий. Стремясь выправить положение в экономике, Пак Чан Ок предложил отказаться от дальнейшего процесса коллективизации: создание новых кооперативов было остановлено, верхняя планка натурального налога с крестьян жестко ограничивалась 25–27 % от урожая (ранее он порой составлял более 50 %), отменялся закон от 5 декабря 1954 года, запретивший свободную торговлю рисом.

1 декабря 1957 года ремесленникам дозволили объединяться в кооперативы на льготных условиях и отменили многие существовавшие ранее ограничения на предпринимательскую деятельность, тем самым открыв возможность для повсеместного создания мелких и средних частных фирм. Было принято решение приостановить строительство намеченных по плану крупнейших предприятий в сталелитейной, добывающей и машиностроительной промышленности, а финансовую и материальную помощь, получаемую от союзников по соцлагерю, направить в производство одежды, обуви, продуктов питания и повседневного спроса. Эти мероприятия позволили не только улучшить материальное положение населения (средний доход одной семьи вырос по официальным оценкам в 1,8 раз с 1956 по 1960 год), но и создать потребительский рынок, который впоследствии мог насыщаться продукцией тяжелой и высокотехнологичной индустрии. Темпы роста северокорейской экономики в этот период составляли порядка 10—12 % ежегодно.

Северокорейский крестьянин

Пак Чан Ок и Пак Ы Ван — главные архитекторы новой экономической политики — во многом ориентировались на советский опыт реформ, осуществленных в 1953—1958 годах Маленковым. Их стремление отказаться от экстенсивного пути развития экономики, однако, встречало понимание далеко не у всех членов высшего руководства: для яньаньцев авторитетом по прежнему продолжал оставаться Китай, и когда в мае 1958 года Мао провозгласил политику «Большого скачка», многие маоисты потребовали отказаться от «уступок буржуазии» и вернуться к преимущественному развитию предприятий «группы А». Дискуссия вокруг экономической стратегии привела к расколу среди яньаньской фракции: Ли Сан Чо, к тому моменту фактически перешедший в лагерь «советских корейцев», возглавлял сторонников дальнейших реформ, в то время как Пак Ир У считался главным апологетом идеи «корейского Большого скачка». Ключевые фигуры среди яньаньцев заняли выжидательную позицию — Цой Чан Ик и Ли Пхиль Гю, не смотря на плохо скрываемую неприязнь к Пак Чан Оку и его сторонникам, видя позитивный эффект от реформ, не хотели преждевременно их сворачивать. Юн Гон Хым и Со Хви скорее тяготели к китайскому пути, но в целом готовы были согласиться с любым решением начальства.

Летом 1960 года руководство КНР фактически признало провал «Большого скачка», после чего споры внутри ЦК ТПК относительно продолжения реформ затихли сами собой. По инициативе Пак Чан Ока началась выработка долгосрочной стратегии развития народного хозяйства, предусматривавшей создание экспортно-ориентированной экономики и выход северокорейской продукции на международные рынки. Уверенность в осуществимости подобной стратегии подогревал необычайный рывок, который совершило образование в КНДР за первые 15 лет после освобождения — если в 1944 году только 23 % мужчин и всего лишь 5 % женщин имели хоть какое-нибудь формальное образование, то уже к середине 1950-х годов практически все дети школьного возраста посещали, по крайней мере, начальную школу. Поколение корейцев, родившееся после 1945 года, стало первым в истории страны, в массовом порядке обучавшимся на родном языке, что способствовало формированию национальной идентичности и чувства патриотизма. С 1960-х годов в промышленность и сельское хозяйство стали ежегодно поступать местные квалифицированные кадры, тем самым закладывая фундамент для создания высокоточного наукоемкого производства.

Завод по производству тракторов

О досрочном выполнении первого пятилетнего плана 1957—1961 годов правительство отчиталось уже в 1960 году. Принятый на следующий год план второй пятилетки предусматривал механизацию большей части сельхозпредприятий, увеличение производства электроэнергии и модернизацию промышленности: в 1961 году был заложен завод по производству троллейбусов и автобусов в Пхеньяне, в 1964 году — автозавод в Нампхо, специализирующийся на выпуске легковых автомобилей, а в 1968 году — автозавод в Пхёнсане, занимающийся выпуском грузового транспорта. Предприятия изначально создавались в расчете производить продукцию не только для внутреннего рынка (большинство корейцев в 1960-е годы еще не могло себе позволить личный автомобиль), а на экспорт. К концу десятилетия продукция северокорейского машиностроения стала успешно вывозиться в Китай, Вьетнам и другие страны соцлагеря, а увеличение количества автотранспорта привело к его удешевлению, благодаря чему появился и внутренний спрос. В годы третьей пятилетки создается крупный судостроительный центр в Нампхо, закладывается фундамент электротехнической и химической промышленности.

Политическая либерализация

Отставка Ким Ир Сена немедленно повлекла за собой официальное осуждение практики культа личности — в октябре 1956 года «Нодон синмун» напечатала статью «За активные и свободные исследования и дискуссии в культуре и науке», в которой прямо говорилось об угрозе субъективизма и пристрастности в условиях единоличной власти; было принято решение впредь не вывешивать портреты действующего руководства на общественных мероприятиях, начались процессы по реабилитации Пак Хон Ёна и его сподвижников, из опалы вернулся один из лидеров яньаньцев Пак Ир У, который считался протеже непосредственно Мао Цзэдуна. Одновременно была развернута кампания по критике Ким Ир Сена и бывших участников партизанской фракции, в рамках которой переименовали все объекты, названные именем маршала, а так же снесли установленные в его честь статуи.

Антиамериканский митинг в Пхеньяне

Северокорейский универмаг

Политические перемены вызвали рост активности населения: так, в феврале 1957 года несколько студентов Пхеньянского университета стали распространять листовки с требованиями либерализации режима; многие корейцы, возвращавшиеся на Родину после учебы в Восточной Европе, высказывали недовольство экономическим положением в КНДР и отстаивали необходимость радикальных реформ, что в конце концов привело к отчислению из университета для одних из них и тюремным срокам для других. В целом, однако, вузовские преподаватели и школьные учителя оставались наиболее преданными сторонниками новой власти, поскольку многие из них сами были яньаньцами или «советскими», в массе своей значительно более образованными, чем «партизаны».

Либерализация особенно ярко проявила себя в литературе: вслед за отставкой Ким Ир Сена лишился всех постов некогда всемогущий министр образования Хан Соль Я, инициатор гонений на «советских корейцев» в 1955—1956 годах, в связи с чем в печати развернулась еще одна кампания — на сей раз по борьбе со «схематизмом». Термин «схематизм» в данном случае обозначал зависимость писателей от идеологических предписаний, которая превращала произведение искусства в простую иллюстрацию текущих политических лозунгов. Эта новая тенденция не предполагала действительной свободы творчества, но предусматривала некоторое ослабление идеологического контроля. В «Нодон синмун» даже стали появляться статьи, посвященные иностранной культуре и стихи на «реакционном» классическом китайском языке. Впрочем, перемены в культуре и общественной жизни никак не сказались на политической системе, поскольку ни Цой Чан Ик, ни Пак Чан Ок не испытывали ни малейшего сомнения относительно правильности того типа устройства, который был установлен в Северной Корее после ее освобождения советскими войсками: режим был смягчен, но его структура осталась такой же, какой была при Ким Ир Сене.

Внутрипартийная борьба

В 1961 году прошел IV съезд ТПК, на котором состав Президиума расширили до 15 человек: в него вошли Ли Сан Чо и Пак Ир У из яньаньской фракции, Тен Ир из советской, а так же Ким Хве Ир, ни к какой фракции не принадлежавший. Положение яньаньцев стало еще прочнее — им нужен был лишь сигнал в виде открытого разрыва между Москвой и Пекином, чтобы перейти в атаку на Пак Чан Ока, и вскоре желанный момент настал. В сентябре—октябре 1963 года советско-китайские противоречия вылились наружу после подписания в Москве представителями СССР, США и Великобритании Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах. Спустя три недели после этого события Чжоу Эньлай объявил об успешном испытании китайской атомной бомбы, а уже 15 октября газета «Жэньминь жибао» открыто озвучила несогласие с политикой советского руководства. Цой Чан Ик наконец получил «зеленый свет» на устранение своих оппонентов.

Китайские добровольцы покидают Корею

Яньаньцы контролировали армию и спецслужбы — даже после вывода китайских войск в 1958 году с территории КНДР их победа над советской фракцией представлялась делом времени. После реабилитации Пак Ир У, его назначили заместителем Цоя по партии, благодаря чему в значительной степени ослабло влияние Пак Ен Бина и Ки Сек Пока на партаппарат. Главу Госплана Пак Ы Вана удалось шантажировать возбуждением против него и его заместителя Ким Ёля уголовного дела по факту растраты бюджетных средств, в результате чего Пак фактически устранился от политической борьбы. 25 февраля 1964 года Пак Чан Ока на заседании Президиума подвергли критике за авторитарный стиль руководства а так же нецелевое расходование ресурсов, и в связи с этим сняли с поста председателя Кабмина, понизив до министра энергетики и угольной промышленности. Новым премьером стал Юн Гон Хым, однако масштабных перемен в руководстве вслед за снятием Пака не последовало, т. к. в тот же самый день начались советско-китайские переговоры о демаркации границы, которые породили надежду на скорое преодоление намечающегося раскола. В этих условиях Цой Чан Ик вынужден был на время отложить расправу над остальными «советскими корейцами».

В 1966 году должен был состояться очередной партийный съезд, на котором предстояло подвести итоги второй пятилетки и выработать дальнейшую экономическую стратегию. Кроме того, многие ожидали, что разменявший восьмой десяток Цой даст хотя бы намек на личность своего возможного преемника. 1 июля 1965 года Ким Ду Бон подал в отставку с поста главы государства в связи с преклонным возрастом — по предложению Цоя на его место был назначен Пак Ир У, а новым зампредом ЦК ТПК стал Ли Пхиль Гю. Подобные кадровые решения воспринимались как уступка маоистам, что вызывало озабоченность как внутри северокорейского руководства, так и в Советском Союзе. В конце 1965 года Мао начал наступление против «умеренных» в лице Лю Шаоци и Дэн Сяопина, а 8 августа 1966 года КПК приняла постановление о начале Культурной революции, тем самым вызвав смятение у яньаньцев, большинство из которых ориентировалось скорее на «умеренных». Почти весь генералитет Корейской народной армии в свое время начинал карьеру в войсках Пэн Дэхуая и Чжу Дэ, поэтому репрессии, обрушившиеся на них в 1966—1967 годах, оттолкнули симпатии корейских военных от Мао. Этим поспешил воспользоваться стремительно усиливавший свое влияние Ли Сан Чо, возглавивший МВД после повышения Ли Пхиль Гю — экс-посол в Москве сам начинал карьеру в армии и был дружен с министром обороны Ким Уном, благодаря чему ему удалось завоевать поддержку силового блока в борьбе за наследство Цой Чан Ика. Поддержку Ли Сан Чо неожиданно оказали и многие «советские корейцы», поскольку тот считался наиболее дружественно настроенным к СССР членом яньаньской фракции. Руководитель правительства Юн Гон Хым, будучи человеком не амбициозным, не смотря на дружбу с Ли Пхиль Гю, так же перешел в лагерь его противников, поскольку опасался, что Ли, обязанный своей карьерой маоисту Пак Ир У, предпримет в стране безрассудный эксперимент по примеру Пекина.

Пак Ир У — лидер северокорейских маоистов

События Культурной революции стали шоком и для Цой Чан Ика. Под влиянием Китая в Корее осенью 1966 года так же прошли выступления студентов, призывавших бороться с бюрократизмом и засильем «буржуазных перерожденцев», что уже угрожало власти самого Цоя. По всей видимости и Ли Пхиль Гю понимал, что сохранение Пак Ир У во власти может ему только навредить, поэтому 28 июня 1967 года он вместе со всеми голосовал за его перевод на должность министра культуры и назначение новым председателем ВНС генерала Ким Уна. Эта замена стала последним политическим шагом Цой Чан Ика — 17 декабря того же года он скончался.

Правление Ли Сан Чо

V съезд ТПК вновь сократил число членов Президиума ЦК до 11, шестеро из которых были яньаньцами. Пак Чан Ока на съезде лишили всех постов и отправили руководить угольной шахтой в Кэчхоне. 18 декабря 1967 года, на следующий день после смерти Цой Чан Ика состоялся экстренный пленум, избравший Ли Сан Чо новым председателем партии. Попытки Ли Пхиль Гю склонить на свою сторону колеблющихся членов Президиума успеха не принесли — МВД, армия, а так же экономический блок правительства, отстаивавший продолжение реформ в народном хозяйстве, и «советские корейцы» твердо были намерены не допустить его к власти, опасаясь, что власть Ли Пхиль Гю по сути станет властью Мао Цзэдуна над КНДР. Ли в итоге, подчиняясь партийной дисциплине, вынужден был сам внести предложение об избрании Ли Сан Чо председателем, в качестве платы сохранив место его заместителя.

Уже 22 апреля 1968 года Пак Ир У исключили из Президиума, заменив генералом Ким Уном, а впоследствии и на многих ключевых должностях оказались сослуживцы Ли Сан Чо — Чан Пхён Сан (министр иностранных дел), Пан Хо Сан (министр обороны), Пак Хун Ир (министр внутренних дел) и др. Не смотря на поддержку советской фракции, Ли Сан Чо завершил очищение руководства от ее членов: из Вооруженных сил были уволены генералы Пак Иль Му, начальник автобронетанкового управления КНА, и Пак Киль Нам, начальник инженерного управления Минобороны, лишился поста главный редактор «Нодон Синмун» Сон Дин Фа, в 1971 году из Президиума ЦК вывели Пак Ен Бина и Тен Ира, а после смерти в 1973 году Ким Сын Хва единственным «советским корейцем» в высшем эшелоне власти остался полностью лояльный Пак Ы Ван. Вместе с тем освободившиеся места замещались молодым поколением руководителей-технократов, таких как Ким Кан и Ё Чон, сделавших карьеру в годы экономических реформ.

Продолжение реформ

Ли Сан Чо (справа) с представителем миссии Красного Креста Отто Ленерсом

Разгром советской фракции привел к серьезному ухудшению отношений между Северной Кореей и СССР и, как следствие, к уменьшению материальной помощи со стороны Москвы. Корейская экономика, которая все еще сильно зависела от внешних поставок и льгот, отреагировала на это снижением ежегодных темпов роста в 1964—1968 годах до 7—8 %. В то же самое время к югу от 38-й параллели в результате политики президента Пак Чон Хи начался экономический бум, из-за чего впервые в истории Республика Корея опередила КНДР по темпам развития. Отстранение от власти Пак Ир У негативно восприняли уже в Китае, что привело к сокращению экономических связей еще и с ним — в результате 1968—1970 годы стали самыми тяжелыми для Пхеньяна: механизация сельского хозяйства явно отставала от плана, ввод в строй нового завода в Пхёнсане состоялся с задержкой в год, доходы от экспорта упали почти на четверть, а темпы роста сократились до ежегодных 3—5 %. Ко всем прочим проблемам добавился мировой энергетический кризис, который на зависимой от поставок топлива Северной Корее сказался особенно тяжело. В этих условиях правительство Юн Гон Хыма вынуждено было серьезно упростить процедуру выхода крестьян из кооперативов и дозволить куплю-продажу земли, что привело к формированию крупных фермерских хозяйств — благодаря этим мероприятиям возникла прослойка частных землевладельцев, которым по карману была покупка новейшей техники, а разорившиеся крестьяне хлынули в города, пополняя ряды рабочего класса.

В поисках новых экономических партнеров Ли Сан Чо решился на крайне необычный шаг и обратился за помощью к капиталистическим странам. Как раз в этот момент Франция начала налаживать связи с Китаем, стремясь создать противовес влиянию Советского Союза, чем и воспользовалась КНДР — в 1970 году между двумя государствами были установлены дипломатические отношения и в сентябре президент Пьер Мессмер, только что побывавший в Пекине, посетил Пхеньян. Благодаря французским инвестициям был модернизирован промышленный центр Нампхо, а так же создано совместное франко-северокорейское предприятие «Рено Рёбон». В 1971 году госсекретарем США стал Генри Киссинджер, инициировавший осторожное налаживание отношений с соцблоком, благодаря чему КНДР удалось закупить на Западе ряд технологий в области микроэлектроники. К 1972 году темпы роста экономики вышли на показатели в 8—10 %, а объем ВВП достиг 8,35 млрд долларов — почти на 2,5 млрд меньше, чем в Южной Корее. При этом север продолжал опережать юг по уровню жизни: разница в ВВП на душу населения в 1970 году составила почти 200 долларов в пользу Пхеньяна (при том, что на юге этот показатель тогда равнялся 277 долларам на человека).

Улица Сталина в Пхеньяне

В 1971 году, после побега маршала Линь Бяо в СССР, советско-китайские отношения достигли своей низшей точки — внезапно КНДР вновь стала желанным союзником для Москвы ввиду угрозы полномасштабного военного конфликта на Дальнем Востоке. В 1974 году состоялась встреча Ли Сан Чо с Александром Шелепиным на борту ракетного крейсера «Варяг», а спустя два года северокорейский лидер впервые за десятилетие совершил официальный визит в Советский Союз, подписав в ходе него двусторонний договор, по которому Москва и Пхеньян обязались прийти друг другу на помощь в случае войны с третьей державой. В то же самое время президентом США стал радикальный демократ Джордж Макговерн, при котором произошел настоящий прорыв в отношениях между Востоком и Западом: в 1975 году Макговерн впервые посетил СССР, в 1977 — Кубу, в 1978 — Китай. Не смотря на то, что в Пхеньяне американскому президенту побывать не удалось, Северной Корее в рамках нового витка разрядки удалось добиться выхода своей продукции на рынки Латинской Америки, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Кроме того, в страну вновь потекло дешевое советское топливо, за которое КНДР расплачивалось поставками сельхозтехники, морепродуктов, станков и продукции автопрома в Приморье и Сибирь.

Внешняя политика

Объединение Кореи

Основная статья: Объединение Кореи

Примечания

  1. Другое написание — Ким Ту-бон.
  2. Другое написание — Чхве Чхан-ик.
  3. Другое написание — Хо Ка-и.
  4. Другое написание — Пак Чхан-ок.
  5. Другие написания — Пак Ый-ван, Пак И Ван, Пак Ы Вон. Так же известен под русским именем Иван Аркадьевич Пак.
  6. Другое написание — Пак Ён-бин.
  7. Другое написание — Ки Сок-пок.
  8. Другое написание — Чон Юль. Так же известен под именами Тен Сан Дин и Юрий Данилович Тен
  9. Другое написание — Пак Чжон-э. Известна так же под русским именем Вера Ивановна Цой.
  10. Русское имя — Яков Петрович Нам.
  11. Другое написание — Юн Кон-хым.
  12. Другие написания — Ли Сан-чжо и Ли Сан-чхо.
  13. Другое написание — Цой Ен Ген.
  14. Другое написание — Ким Вон-суль.
  15. Другое написание — Ким Хван-иль.

Продолжение следует...