Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История

Терроризм — политика, основанная на систематическом применении террора в России. На различных этапах новой и новейшей российской истории, террор занимал различное место в жизни общества: от индивидуального революционного террора в Российской империи, "правого" националистического террора в первые годы существования Российской Республики, коммунистического в 60-ых и 70-ых годах, до религиозного терроризма конца XX-ого начала XXI века.

Терроризм в России до Августовской Революции

Вера Засулич, член РСПР, убийца Фёдора Фёдоровича Трепова

Историки считают, что датой начала Терроризма в России можно считать покушение Дмитрия

Каракозова на Александра II 4 апреля 1866 года. С того момента и вплоть до событий Августовской Революции терроризм был связан в первую очередь с "охотой" на Александра II. Кроме того одним из самых известных террористических актов, получивших общественную огласку стало убийство Санкт-Петербургского градоначальника Фёдора Фёдоровича Трепова, Верой Засулич, ещё большую известность получил факт того, что Засулич была полностью оправдана судом, несмотря на то, что обычно за подобные преступления назначался срок тюремного заключения от 15 от 20 лет. По сути итогом всего дореволюционного террористического движения стало убийство Народовольцами Императора Александра II 1 марта 1881 года. Последним террористическим актом перед Революцией стало убийство

Александр II, на смертном одре, после очередного покушения устроенного "Народной Волей"

прокурора Киевского военно-окружного суда Василия Степановича Стрельникова, революционером-народником Николаем Желваковым 18 марта 1882 года.

Терроризм в Российской Империи в первые годы после Августовской Революции

Через несколько дней после Августовской Революции произошли стихийные расправы над некоторыми чиновниками, ряд историков считает, что данные расправы нельзя относить к терроризму. После окончания расправ на некоторое время терроризм ушёл из

Григорий Попко, лидер Террористического крыла Народной Воли

политической жизни России. Однако, после Февральского Парламентского Кризиса произошло "Тройное Покушение" во многом изменившее политическую обстановку в стране и привело к разгону Первой Государственной Думы. Убийство Тихомирова, радикальными членами во многом ослабила Трудовиков, попытки покушения на Скобелева и Лорис-Меликова провалились. В результате уже сам лидер "Народной Воли" Чернышевский осудил действия террористов, тем самым окончательно поставив точку в истории террористической направленности "Народной Воли". Остатки террористической организации были ликвидированы до конца 1883 года. Лидером группировки оказался Григорий Анфимович Попко, до Революции отбывавший наказание на каторге за убийство жандармского офицера Густава Гейкинга. Также существует теория, не пользующаяся большой популярностью о том, что "моральным

лидером" террористической группы был один из виднейших членов "Народной Воли" Георгий

Плеханов. Это предположение основано на том, что некоторые послания членам террористической группы подписывались инициалами "Г.П." - сами участники боевой группы на допросах в Имперской Службы Безопасности сообщали, что "Г.П." обозначает фразу "Гнев Праведный" и не является ничьими инициалами. В начале XXI была проведена графологическая

экспертиза, которая подтвердила, что человек подписывающий письма инициалами "Г.П." - вероятнее всего является Георгием Валентиновичем Плехановым.

В следующие несколько лет террором промышляли небольшие анархистские группировки, не имеющих как таковой чёткой структуры. В виду слабой организации такой вид террора был направлен в первую очередь против небольших чиновников и часто применялся против рядовых членом

Анатолий Фёдорович Кони, Министр Внутренних Дел, 1888-1903

Имперской Службы Безопасности. Сам Князь Кропоткин, один из "отцов-основателей" русского анархизма чрезвычайно отрицательно относился к подобным группам часто критикуя их. В конечном итоге князь Кропоткин смог зарегистрировать свою партию, получившую название "Союз Анархистов России", что вызывало критику со стороны других анархистов, многие подсчитали, что Кропоткин окончательно отказался, однако как показали события начала XX века это совсем не так.

Анархический терроризм начала 80-90-ых годов часто называли "сверхиндивидуалистским" и "беспорядочным". Для того, чтобы максимально ослабить влияние анархистов на другие левые группыи Михаила Лорис-Меликова новым Министром Внутренних Дел стал Анатолий Фёдорович Кони, известный своими либеральными и прогрессивными взглядами. Как писал Павел Милюков: "Только благодаря деятельности Анатолия Фёдоровича, много лет мы избегали террора со стороны радикально левых групп". Именно благодаря содействию Кони была зарегистрирована партия Анархистов, которая внесла в их ряды ещё больший раскол.

Возобновление крупного террора

В конце XIX века в ранг Премьер-Министра вернулся Михаил Скобелев, что вызвало отрицательные

Пётр Карпович, террорист, основатель Боевого Крыла РСПР

оценки в среде социалистов, в особенности РСПР. Правительство впервые с 1883 года серьёзно ужесточило законы и государство начало всячески "вставлять палки в колёса" радикальным социалистам.

В 1899 году член РСПР Пётр Карпович, по тайному сговору с Плехановым (часть историков отрицает момент заговора и считает, что Карпович действовал без разрешения "сверху"), в условиях огромной секретности основывает "Боевое Крыло". В первые несколько месяцев оно не пользовалось большой популярностью у членов партии, именно по этой причине Карпович решил действовать самостоятельно. Как позднее писала одна из лидеров РСПР Мария Спиридонова: "Пример Карповича вывел нас всех из спячки, он показал пример для нас всех, вдохновил нас. Он показал, что наша борьба ещё далеко от завершения".

Николай Зиновьев, губернатор Литовской облости

18 сентября 1899 года Карпович прибыл в Минск, один из важнейших городлв Литовской области. 21 сентября он подкараулил Зиновьева, который в сопровождении охраны гулял по Троицкому предместью. Также в этот момент Зиновьев разговаривал с Йонасом Басанавичюсом, лидером "Литовского Союза" (Lietuvos Sąjunga), одной из самых крупных партий автономистских партий в Российской Империи. Не известно знал ли Карпович с кем разговаривает Зиновьев и знал ли тот лидера Литовских автономистов, некоторые историки склонны считать, что Карпович посчитал Басанавичюса охранником, а из-за позднего времени суток просто не разглядел его.

Йонас Басанавичюс, председатель "Литовского Союза" с 1893 по 1899

Как бы там ни было Карпович выпустил из Нагана 3 пули в Зиновьева

и 2 в Басанавичюса. Оба были убиты на месте, после этого Карпович покончил с собой, при этом в Нагане у него остался ещё один патрон.

Террористический акт Карповича был настоящим шоком для Российского общества, впервые с 1883 года член легальной партии совершил столь крупное злодеяние. Некоторые провластные газеты пытались максимально отделить Карповича от понятия террорист. В частности появились совершенно фантастически слухи о конфликте между Зиновьевым и Карповичем из-за женщины (хотя террорист и губернатор никогда не были знакомы), также некоторые газетчики пытались продвинуть теорию о национальном конфликте между Карповичем и Басанавичюсом.

Реакция со стороны "Литовского Союза" последовала незамедлительно, члены партии устроили крупные столкновения с

Юозас Тумас, лидер "Литовского Союза" с 1899 по 1918 год, депутат Государственной Думы VII - X созывов

членами РСПР на территории всей Литовской Области. Литовские националисты 28 сентября разгромили отделение РСПР в Вильно. Беспорядки в городе были остановлены лишь благодаря действиям полиции. Новый лидер "Литовского Союза" Юозас Тумас и без того известный своими клерикальными и антисоциалистическими взглядами со страниц, издаваемой им газеты «Tėvynės sargas» (Страж Отчизны), призвал запретить на территории Литовской области все социалистические партии и послал Скобелеву письмо с таким предложением, правда Премьер-Министр его проигнорировал. Через несколько дней под давлением соратников по партии Тумас извинился за столь резкие слова, но потребовал Плеханова официально исключить Карповича из РСПР, хоть и посмертно. Плеханов, отказался, при этом и не поддержав на официальном уровне действия Карповича, однако, как писала Любовь Аксельрод, руководительница отделения РСПР в Литовской области Плеханов, хоть и в тайне, но очень гордился Карповичем. Сама Любовь Аксельрод известная своими довольно

Любовь Аксельрод, руководительница отделения РСПР в Литовской Области

жёсткими взглядами многими в особенности в самой Литовской области считалась чуть ли не главной сторонницей действий Карповича. Бытовал слух, что именно она "благословила" молодого террориста на дело, либо обсудив это с центром либо нет. В любом случае радикальность своих взглядов она смогла проявить уже в 1903 году, когда стала одной из руководительниц Боевого Крыла РСПР на западных границах России.

В следующие несколько месяцев процесс создания террористического крыла в РСПР набрал обороты. Вплоть до весны 1900-ого это были небольшие слабо связанные между собой группы, до тех пор пока весной того же года Леонид Борисович Красин, не сформировал под собственным руководством Боевую Группу РСПР. Долгое время он не обсуждал этот вопрос с Плехановым. Однако, в сентябре Георгий Валентинович дал "добро" на формирование террористической группы.

Первое время крыло действовала чрезвычайно осторожно, Красин не без оснований считал, что

Леонид Борисович Красин, член РСПР, руководитель террористического крыла партии с 1900 по 1911

многие члены РСПР являются агентами Имперской Службы Безопасности, поэтому отбор проводил очень осторожно. При этом стоит отметить, что Террористическое крыло РСПР было очень широким. В ней состояли как старые члены партии, финляндские националисты, мечтающие о создании независимого Финского государства, радикальные польские националисты, недовольные "слабостью" России в отношении создания Польского государства, а также некоторые части радикальных анархо-коммунистов и анархо-синдикалистов. За такой разношёрстный состав многие "старые партийцы" часто критиковали Красина.

Почти год Красин занимался формированием системы Террористического Крыла РСПР. В такой сложной организации было очень трудно сохранить дисциплину и секретность, которая была критически важной в данного рода организации. К масштабным

Михаил Соколов, член Террористического Крыла РСПР

действиям террористическая группа начала лишь в декабре 1901 года, первой целью террористов стал Министр Внутренних Дел Анатолий Кони. Выполнить задание вызвался Михаил Соколов, ранее состоявший в небольшой анархистской группы в Саратовской Губернии. Вооружённый Браунингом, 28 октября, Соколов дважды выстрелил в Кони, во время того как Министр гулял по Петербургу, одна пуля пролетела мимо, вторая в свою очередь попала в плечо Кони, как позднее писал Соколов, ему показалось, что пуля попала Министру прямо в грудь. После этого Кони сумел сбежать от полиции и через несколько часов пришёл на конспиративную квартиру, где доложился об успешном выполнении задания. Уже позднее стало известно, что Кони отделался лёгким ранением. Сам Соколов был вынужден бежать и удалился в родную Саратовскую губернию, где продолжил террористическую деятельность (в гораздо меньших масштабах)

Пётр Ванновский, министр народного просвещения 1898-1901

вплоть до своего ареста в 1908 году. Принадлежность Соколова к РСПР так и не было установлена, хоть Имперская Служба Безопасности и предполагала связь стрелявшего с данной партией. Покушение на Кони вызвало конфликт между Верой Засулич и Плехановым (которая, либо знала о планах по покушению на Кони, либо лишь догадывалась), в результате этого в начале 1902 года, Засулич вышла из партии и официально перешла в "Народную Волю".

Следующим крупным актом терроризма стало убийство Пётра Семёновича Ванновского, который в тот момент исполнял должность Министра Народного Просвещения. Он был застрелен товарищем Соколова, Владимиром Владимировичем Мазуриным, в Москве, 11 декабря 1901 года. Ванновский, бывший героем войны 1877-78-ого годов, а также одним из "Славных Героев Революции", кроме всего прочего отличался либеральными взглядами, его убийство повергло в

Андрей Аргунов, член "Народной Воли"

шок в том числе многих членов РСПР. Мазурин со следствием отказался сотрудничать и повесился у себя в камере в ночь с 12 на 14 декабря. В Московском отделении РСПР весь декабрь проходили обыски, однако, доказательств, того, что действия Мазурина на прямую связаны с указом от партийцев. Встретившийся с Красиным в середине декабря, заметный член "Народной Воли" Андрей Аргунов высказал Красину (многим было известно, о том, что Красин связан с террористами), что РСПР: "Охотится не за теми, кто простой народ угнетает", на, что Красин со злой ухмылкой заметил: "Постараемся исправиться".

Красин и правда "исправился" действовать партийцы начали чрезвычайно жёстко и наверняка. Отойдя на некоторое время от высокопоставленных лиц РСПР начал террор против небольших местных чиновников, на которых

Великий князь Николай Александрович

рабочие и крестьяне частенько жаловались членам легальной партии. По сути, террористическая работа была отложена как чёткий механизм, - писал Александр Ульянов, - Люди сообщали в отделение партии фамилию провинившегося чиновника, после этого эти фамилии передавали его (Красина) людям. В это же время в группе террориситической партии продолжалась разработка покушения на "высокие лица". В первую очередь это был Премьер-Министр и лидер "Конституционной Партии" Михаил Скобелев, лидер "Союза Русского Народа" Константин Победоносцев, Великий князь Николай Александрович, которого связывали с Победоносцев хорошие и даже дружеские отношения, по мнению членов РСПР Великим князь двигали "моанрхичическо-реакционные идеи". Стоит отметь, что РСПР рассматривали самого Императора как второстепенную цель, Красин о нём писал так: "Михаил полностью зависим от него (Скобелева), как только Генерал умрёт, Михаил не сможет удержать власть".

Advertisement