ФЭНДОМ


Третья война за независимость
За Веру Царя и Гиперборею
Дата

Март 1905 - Октябрь 1907

Место

Евразия, Северная Америка, Африка.

Причина

Конфликт между двумя геополитическими блоками.

Итог

Победа Гипербореи и Франции.

Изменения

См. Потсдамский мир.

Противники
Флаг Гипербореи Гиперборейская империя
  • Флаг Царство Польское Царство польское (1905; 1907)
  • Флаг Армении Гиперборея Царство армянское
  • Флаг Финляндии (Гиперборея) Царство финское

Флаг Буланже Французское королевство

Флаг Болгарии 2 Царство Болгария

Флаг Греции Гиперборея Королевство Греция (с 1905)

Флаг Голандии Королевство Нидерландов (1907)

Флаг Португалии Португальская республика (1906)

Флаг Египта Гиперборея Королевство Египет (с 1906)

800px-Flag-of-Khalistan.svg Халистан (1907)

Флаг ИНК Индусские националисты (1906 - 1907)

Флаг ЮАР (МиОВ) Бурские повстанцы (1906)

Флаг Ирландии (Гиперборея) Ирландские националисты (1907)

Корейская Империя Корейская империя

Flag of the United Kingdom Великобритания
  • Канада Канада (1905)
  • Британская Индия Британская Индия (до 1907)
  • Южно-Африканский Союз Южно-Африканский Союз (до 1906)
  • Флаг Австралии Австралия (до 1906)
  • Флаг Ньюфаундленда Ньюфаундленд (1905)

Германская империя Германская империя (до 1907)

Австро-Венгрия Австро-Венгрия (до 1906)

-Flag of Italy (1861-1946).svg Итальянское королевство (до 1906)

Шведский флаг Королевство Швеция (до 1906)

Флаг Сербии Сербское королевство (до 1906)

Бельгия Королевство Бельгия (1906 - 1907)

Флаг Испании... Испанское королевство (до 1906)

Флаг Мексики-1 Мексика (1905)

Flag of Turkey svg Турецкая республика (до 1906)

Flag of Romania svg Королевство Румыния (1905)

Командующие
Штандарт Императора Вселенной Константин II
  • Флаг Царство Польское Николай II †
  • Флаг Царство Польское Ольга I
  • Флаг Алишана Павел I
  • Флаг Финляндии (Гиперборея) Михаил I

Флаг Гипербореи Алексей Куропаткин

Флаг Гипербореи Николай Линевич

Флаг Гипербореи Александр Самсонов

Флаг для США Степан Макаров

Флаг Гипербореи Джон Першинг

Флаг Гипербореи Джордж Дьюи

Флаг Царство Польское Штандарт членов Семьи Сергей Александрович

Флаг Алишана Андраник Озанян

Флаг Финляндии (Гиперборея) Карл Маннергейм

Штандарт королей Франции Гиперборея Филипп VIII

Флаг Буланже Луи Лиотей

Флаг Буланже Жозеф Галлиени †

Флаг Буланже Мишель Монури

Флаг Буланже Жозеф Жоффр

Штандарт Болгарии ТБГ Франц I

Флаг Болгарии 2 Владимир Вазов

Флаг Болгарии 2 Никола Жеков

Президент Португалии Мануэл ди Арриага

Флаг Португалии Оскар Кармона

Флаг Ирландии (Гиперборея) Томас Кларк

Флаг Ирландии (Гиперборея) Джеймс Конноли

Флаг ИНК Бал Тилак

Корейская Империя Коджон

Royal Standard of the United Kingdom.svg Эдуард VII

Flag of the United Kingdom Герберт Китченер

Flag of the United Kingdom Дуглас Хейг

Flag of the United Kingdom Эдвард Сеймур

Ройал Нэви Джон Джеллико

Герб Вильгельма II Вильгельм II †

Германская империя Альфред фон Шлиффен

Германская империя Эрих фон Фалькенхайн

Германская империя Пауль фон Гинденбург

Германская империя Максимилиан фон Шпее

Герб Франца-Иосифа Франц-Иосиф I †

Австро-Венгрия Франц фон Хётцендорф

Виктор Эммануил Виктор Эммануил III

-Flag of Italy (1861-1946).svg Энрико Коррадини

Герб карагов Пётр I

Флаг Сербии Драгутин Димитриевич

Король Испании Альфонсо XIII

Флаг Испании... Антонио Маура

Флаг Мексики-1 Порфирио Диас †

Серые Волки Мухтар-паша Ататюрк †

Flag of Turkey svg Исмаил Энвер †

Flag of Turkey svg Мустафа Кемаль

Фердинанд I флаг Фердинанд I

Flag of Romania svg Александр Авереску

Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно
Третья война за независимость, также Вторая Отечественная война - один из крупнейших вооруженных конфликтов, происходивший в период с 1904 по 1907-й. Он был вызван империалистической конкуренцией Гипербореи и противостоящего ей альянса остальных крупных европейских держав - единственным значительным союзником Линкольна осталась Франция. 

Непосредственным прологом к глобальному конфликту стала Гиперборейско-японская война, в ходе которой японцы потерпели сокрушительное поражение, лишились всех владений в континентальной Азии и потеряли значительную часть военно-морского флота. Угроза полного разгрома ближайшего союзника на Тихом океане вынудила британское правительство вмешаться напрямую: но администрация Рябушинского, опираясь на единодушную поддержку общества и двора, отказалась от отступления и заняла всю Корею, прямо нарушив условия выдвинутого ультиматума. 

В ходе Третьей войны за независимость были опробованы многие новые технологии ведения войны: удушающие газы и бронеавтомобили, также впервые была использована авиация, хоть и находившаяся на зачаточном уровне. Военные действия велись на крупнейших континентах и отличались как ожесточенностью, так и относительной мобильностью: окопы еще не пришли на смену привычным тактикам ведения сражения. 

Главным результатом конфликта стало установление гиперборейской гегемонии по всему земному шару: остальные колониальные империи пали, а оставшиеся французы никак не могли тягаться со старшими союзниками. Поражение в войне привели к революциям в Британии, Германии и Австро-Венгрии с Италией: на этом фоне победители оставались островками блаженной стабильности. С марта 1907 начался период великого процветания, завершившийся только в 1929, когда почти смертельный удар по Гиперборее нанесла ее же экономическая система. 

Причины

Глобальная война вызревала постепенно еще с 1860-х, когда Соединенные Штаты Америки и Российская империя только объединились в единое государство. Уже тогда самое существование подобного Левиафана вызывало ненависть со стороны английских политиков: напряженные и конфликтные отношения между двумя странами лучше всего описал Р. Киплинг, введя в публицистику фразу "Большая игра". Гиперборея и Великобритания соперничали везде и всюду: в Новом свете, Африке, Персии, Афганистане, Китае и Японии. В Лондоне шутили о грязных американских провинциалах, продавшихся восточным тиранам; в Линкольне простонародье искрене презирало английский снобизм и дружно сопереживало движениям за независимость в колониях Ее величества. Несколько раз (1877, 1894) Британия и Штаты стояли в миллиметре от объявления войны, но каждый раз английское правительство соглашалось в последнюю секунду отступиться. Впрочем, долго так не могло продолжаться: общественное мнение громко требовало покончить с Гипербореей, того же желали геополитические интересы Даунинг-стрит.

В 1871-м году Германская империя сокрушила Третью французскую республику: так, в железе и крови, родилась новая сила посреди Европы. Но одного раза Бисмарку было мало, и немецкая армия повторно и все так же победоносно (1874) унизила Францию, отторгнув еще несколько департаментов на востоке и назявав еще большую контрибуцию. Череда унижений и откровенная слабость парламентской республики привели к победе буланжизма - на троне Франции реставрировалась линия Луи-Филиппа при бессменном Жорже Буланже в качестве премьера-диктатора. Одним из важнейших понятий буланжизма был реваншизм: французы желали смыть кровью позор прошлых поражений и тщательно готовились к войне, параллельно сближаясь с Гипербореей. Заключение гиперборейско-французского союза (1891) считается многими исследователями началом последней глобального противостояния. 

Балканская война 1877 оказалась крайне удачной для Линкольна: Османская империя была по сути уничтожена, от окончательного краха ее спасло только непосредственное вмешательство остальных европейских стран. Благодаря занятию М. Скобелевым Стамбула и скоротечности всей кампании, Гиперборее удалось отстоять выгодные условия мирного договора. Великий князь Павел Александрович получал во владение Армению, наделенную правами, аналогичным польским; создавалась единая Болгария под властью Баттенбергов, а наследник Франц даже женился на Консуэло Вандербильт - мезальянс был скрашен богатейшим приданым. После развала Османской империи, власть в Турции взяли младотурки-республиканцы, проведшие в 1890-х ряд прогрессивных реформ и готовящихся к отомщению на англо-немецкие средства.

Наконец, Русско-Американские Штаты проводили активную внешнюю политику в Азии, которую полагали не просто выгодным рынком сбыта, но необходимым условием для гарантии собственной национальной безопасности. Проникновение в Маньчжурию началось уже в 1870-х: ослабленный и разваливающийся Китай ничего не мог противопоставить натиску гиперборейцев и постоянно отходил назад. В 1894-м году к Штатам перешли Филиппины и Куба, вырванные с боем  у Испанского королевства; даже вмешательство англичан не заставило Линкольн отступиться от задуманного. В это же время правительство Цинского Китая, за посредничество в переговорах с Японской империей, передало в российскую собственность КВЖД, признала отторжение северной Маньчжурии и освободила от вассальной присяги Корею, которая, на практике, стала лишь русским вассалом. После подавления боксерского восстания Штаты, впрочем, столкнулись с сопротивлением всех остальных великих держав - даже союзная Франция выступала против еще больших территориальных приращений и администрация Мак-Кинли не решилась пойти на глобальный конфликт., ограничившись получением с Китая контрибуции и "арендой" Ляодунского полуострова.  

Война с Японией

Причины

Муцухито

Император Мэйдзи в молодости

К сожалению, слабый Цинский Китай был не единственным соседом Гипербореи в регионе. Также существовала динамично развивающаяся Япония, где с 1869-го восстановилась прямая императорская власть. Молодой и амбициозный Муцухито провел целый ряд реформ, направленных на полноценную модернизацию государства: Токио стремительно вестернизировалось, при этом сохраняя национальную независимость и уникальную культуру. Сломив сопротивление наиболее реакционных самурайских кланов, двор интегрировал бывшее воинское сословие в новую армию; была проведена унитаризация государства и сложная, но необходимая правительственная реформа. В 1890-м году была принята Конституция Мэйдзи, как бы увенчавшая собой комплекс мер реставрации. Япония завершила проведение реформ и полноценно вступила в мировое сообщество. 

К концу XIX века весь мир уже был поделен между европейскими странами на сферы влияния, колонии и доминионы; свободного места практически не осталось. Так, все возможные направления японской экспансии были перекрыты Гипербореей - ей принадлежали и Корея, и Филиппины, и Гавайи. В то же время растущая японская промышленность требовала глубоких рынков сбыта; экспансионистские настроения были сильны и в правительственной верхушке, желавшей утвердиться в качестве великой державы. Таким образом Япония оказалась неизбежно втянута в систему англо-германского союза, направленного против Линкольна: с 1900-го сотрудничество между Токио, Лондоном и Берлином стало явным и неприкрытым. Англичане помогали японцам создавать военно-морские силы, немцы тренировали пехоту; обе европейские страны охотно делились своими научно-техническими новинками с Японией. Наглядная демонстрация силы была произведена во время подавления мятежа боксеров: японские бригады были одной из главных ударных сил карательной экспедиции великих держав. По условиям мирного договора, Японская империя получила значительную контрибуцию с цинского правительства и  Ляодунский полуостров в аренду на 50 лет - но вскоре оказалось, что аналогичный договор Пекин уже заключил с Линкольном, и последний не собирался покидать уже занятый "Порт-Константин". 

Восславим джингоизм

Уильям Самнер, вице-президент Гипербореи и виднейший геополитический ястреб.

Отношения между Русско-Американскими Штатами и Японией стали откровенно плохими: оба правительства отозвали своих представителей, Линкольн спешно укреплялся от нападения с моря; схожие меры предпринимались и на японских островах. Правительства Великобритании и Германской империи пытались укрепить боевой дух японцев, но многие элементы в правительстве сомневались в целесообразности объявления войны. Так, авторитетный гэнро Ито Хиробуми объяснял Муцухито, что в одиночку Япония не справится с Гипербореей, а остальные европейцы не спешат гарантировать свою помощь, если дела примут плохой оборот. Японцы осторожничали и надеялись избежать прямого вооруженного столкновения, которое могло закончиться нежелательным образом. Совсем по-другому дела обстояли в самой Северной империи: там вице-президент Уильям Самнер, социолог и виднейший социал-дарвинист, подбивал министра-президента Павла Рябушинского на военную авантюру. Самнер был свято уверен, что японцы не станут серьезной угрозой и императорская армия их легко разгромит: в свою очередь, молниеносная и победоносная война поможет укрепить международный авторитет Линкольна и убережет прочих недоброжелателей от каких-либо "необдуманных шагов". Константин II был согласен с заместителем главы правительства; большинство военных чинов тоже стояло за объявление войны. Наконец, общественное мнение Гипербореи было настроенно ксенофобски и шовинистически по отношению к азиатам: унижение единственной независимой азиатской державы позволило бы Националистической партии укрепить свои позиции. 

Непосредственный повод для объявления войны представился вскоре: 2 сентября 1904 в корейском порту Чемульпо произошла драка гиперборейских и японских матросов. Экипажи крейсеров "Варяг" и "Чиода" поссорились, по принятой версии, на почве расовых предрассудков: по настоянию капитана Руднева, корейские власти взяли бойцов противоположной стороны под арест. Император Коджон проигнорировал требование японского правительства освободить арестованных; также гиперборейцы не дали "Чиоде" покинуть бухту. Согласно новейшим исследованиям, Всеволод Федорович Руднев просто исполнял приказ свыше: адмирал Джордж Дьюи намеренно вел дело к войне. В свою очередь, Дьюи тоже только выполнял приказ министра-президента, решившего, что сейчас настало время уничтожить Японию как самостоятельный субъект геополитики. 

Ход войны и Токийская конференция

Сибирские стрелки

Сибирские стрелки в Корее.

Она и началась 15 сентября: когда японцы поняли, что дипломатическими методами им не взять Сеул, их правительство объявило войну Корее. Расчет был таков: как можно скорее сломить сопротивление слабой корейской армии и овладеть полуостровом до подхода гиперборейских подкреплений. Затем начать мирные переговоры, опираясь на поддержку Великобритании и Германии, с помощью которых японцы хотели добиться наилучших условий мира. От заманчивого предложения наиболее амбициозных адмиралов нанести удар по самому Линкольну пришлось отказаться: столица представляла собой практически неприступную с моря крепость, а высадка десанта была слишком авантюрной. Было и еще одно предположение, остановившее Хирохито от одобрения рискованного плана: решительный удар по самой столице РАШ восприняли бы как настоящий вызов, и война пошла бы насмерть, а к таким смертельным рискам японцы не были готовы. Шансы на победу были высокими в локальном столкновении за колонию, но в войне до полного поражения одной из сторон вероятность победы Империи резко падала. 

Впрочем, японцы явно переоценили свои возможности даже в рамках местного столкновения. Расположенность столицы на Дальнем востоке способствовала его быстрому освоению, а готовящаяся к стремительной, легкой и победоносной войне администрация Павла Рябушинского заранее подводила войска и силы военно-морского флота. Успехи японской императорской армии завершились в начале октября: им удалось занять юг Корейского полуострова, но у Сеула они впервые встретились с экспедиционным корпусом Джона Першинга. Кровопролитная борьба за столицу Корейской империи длилась до конца октября, и хотя японцы в итоге выдавили противников, они понесли страшные потери и потеряли темп продвижения. Гиперборейские силы организовали оборону по реке Тэдоган, ожидая подхода подкреплений и реорганизации корейских сил. Активная деятельность агентов РАШ в Китае позволила привлечь на сторону Линкольна примерно 10 000 наемной конницы, проводившей рейды по вражеским тылам и убивавшей отставших офицеров. Против японцев играло отсутствие любого опыта борьбы с европейскими странами: они слепо копировали устаревшие тактики, цветастую форму, походы в атаку во весь рост. В основном оборонительная тактика гиперборейцев позволила им экономить человеческие ресурсы, а также косвенно привела к появлению такого нового вида вооружения, как минометы, грамотно использовавшиеся для уничтожения живой силы противника. 

Все очень плохо

Делегация РАШ на встрече с японским правительством в январе 1905.

Решающие сражения Корейской войны произошли в ноябре-декабре, когда Джон Першинг и Николай Линевич перехватили инициативу, разбив войска японцев под Коксаном. Погибло свыше 60 000 солдат Муцухито, а потери гиперборейцев были значительно меньше; только нерасторопность полевых командиров позволила генералам Восходящего солнца сравнительно спокойно отойти на новые позиции. Но пока сухопутные силы Японии сопротивлялись на пределе своих возможностей, беда для Токио пришла со стороны моря. В Восточно-Китайском море флот Степана Маркова, прорвавшийся из Порт-Константина и укрепленный силами с Гаваев, нанес 23 декабря сокрушительное поражение молодому японскому флоту. Потери Штатов были внушительными, но победа ни у кого не вызывала сомнений: теперь коммуникации Японии были порваны, а побережье открывалось для дальнейших ударов. Хорошо осознавая безысходность своего положения, японцы 1 января 1905 запросили перемирия. Еще до того, как Штаты успели его принять, свыше 100 офицеров - генералов, адмиралов, полковников и капитанов - покончили жизнь самоубийством, не вынеся позора поражения. В их числе были такие люди, как князь Ояма Ивао, маркиз Того Хэйхатиро, граф Оку Ясуката и многие другие.  Императору даже пришлось 4-го числа издать специальный указ, запретивший накладывать на себя руки из-за проигрыша в Корее.

Мирные переговоры начались в январе, гиперборейскую делегацию на них возглавлял бывший министр-президент от националистов Уильям Мак-Кинли, а с ним вместе отправился в Японию Сергей Витте. С самого начала Токийской конференции Русско-Американские Штаты находились в выгодном положении, что позволяло им диктовать свои условия заключения договора. Мак-Кинли первоначально выдвигал заранее недопустимые и неприемлимые для японцев требования: например, он предлагал Муцухито принести вассальную клятву Константину II, передать Хоккайдо в 200-летнюю аренду. Таким образом делегация Штатов оттянула момент вплоть до  17-го января, когда в районе Йонджу Першингу удалось окружить основные силы японской армии в Корее. Впрочем, попытка плохо подготовленного штурма, предпринятая сразу после продолжительного марша, не привела к капитуляции вражеских сил; даже понесшие огромные потери японцы отказались сдавать оружие без приказа императора и смогли отбить атаку на свой укрепленный лагерь. В свою очередь Джон Першинг и другое военное руководство отказалось продолжать атаки, поскольку их войска были измотаны постоянными боями и долгими марш-бросками. На корейском фронте временно установилось затишье, но даже такого полу-успеха гиперборейской делегации хватило для перехода в удачное "наступление" на дипломатическом фронте. В конце концов японцы хорошо понимали обреченность положения под Йонджу и не хотели дальнейшего ухудшения ситуации. 

Протокол мирного договора был подписан Уильямом Мак-Кинли и Комурой Дзютаро 20 января. По нему Японская империя отказывалась от любых претензий на Корейский полуостров, Маньчжурию, Сахалин или Порт-Константин, сохраняя за собой из прежних завоеваний только Тайвань. Строительство тяжелых линейных кораблей вроде линкоров или крейсеров было запрещено, оставшиеся японские военные корабли не имели права появляться в Восточном море. Вооруженные силы сокращались в размерах, на Тайване японцы могли содержать только полицейский гарнизон, достаточный для поддержания порядка и законности. Гиперборейским рыбакам разрешался промысел у японского побережья, а также Токио выплачивало Кореи и Гиперборее контрибуцию. Наконец, договор значительно ограничивал внешнюю политику Японии: оговаривался запрет для правительства Муцухито вступать в союзы, а равно и договоры, направленные против Русско-Американских Штатов; из уже заключенных соглашений надлежало немедленно выйти. 

Дипломатический кризис

Рейхстаг слушает

Заседание Рейхстага в ГИ, 1904-й.

Уильям Мак-Кинли, Сергей Витте и Павел Рябушинский 22 января рапортовали Константину II о полной победе "над желтой расой", а в крупных городах начались стихийные гуляния. Тогда жителям Русско-Американских Штатов казалось, что их родина просто достигла очередной славной и легкой победы над несчастными соседями. Впрочем, это оказалось заблуждением: уже 23 января Вильгельм II и Эдуард VII сообщили о своем желании провести международную конференцию по вопросам урегулирования отношений между Гипербореей и Японией. Правительства Великобритании и Германской империи ужаснулись, узнав о условиях Токийского мира, небезосновательно посчитав его началом безраздельного господства РАШ в азиатском регионе. Полное уничтожение Японии, ее ликвидация как субъекта политики явно не были в интересах антигиперборейской коалиции, поскольку такой акт закрывал им любой доступ к Линкольну и Дальнему востоку. Артур Джеймс Бальфур, удачно завершивший переговоры о оформлении союза с Берлином, Веной и Римом, пригласил все страны Европы на конференцию в Йорк, заявляя, что война РАШ и Японии стала делом общемировым.

Наиболее авантюрные и решительно настроенные круги в Линкольне (вице-президент У. Самнер, генералы А. Самсонов, Дж. Першинг) агитировали Константина II игнорировать работу конференции, тем самым попросту сорвав ее проведение; однако П.П. Рябушинский собирался убедить европейцев отдать гиперборейцам заслуженную им победу миром. Работа собрания в Йорке началась 12 февраля, и делегация Гипербореи начала испытывать острое чувство дежавю. Где-то и когда-то такое уже случалось, в относительно недавней истории. Русско-Американские Штаты одержали славную победу над врагом на поле брани, англичане же собрали мирную конференцию с целью недопущения усиления врага, прочие европейцы долго-долго метались между сторонами... Впрочем, сходство на этом моменте завершалось: теперь Гиперборея столкнулась с куда более решительно настроенными европейцами, за чьим единством внимательно следил Бальфур. Поочередно Великобритания, Германия, Италия, Австро-Венгрия, Сербия и Румыния заявили РАШ написанный едва ли не под копирку протест, призвав Линкольн отказаться от следующих условий мира: снять ограничение на производство тяжелых кораблей и отказаться от запретов на регулирование японской внешней политики. Горячее всех выступали англичане и, неожиданно, румыны, в правительстве которых собрались все видные германофилы того времени. Весьма примечательно, что японская делегация в ходе переговоров хранила поразительное молчание: армия императора продолжала эвакуацию, флот был уничтожен, а "союзники" находились слишком далеко. 

Витте

Сергей Витте в парадном мундире.

Руководитель делегации Русско-Американских Штатов С. Витте не потерялся в столь враждебном окружении. Он смог быстро найти общий язык с французами, и в результате некоторой обработки Раймон Пуанкаре объявил о полной поддержке требований Гипербореи к побежденным. С аналогичным заявлением выступил Франц I, царь Болгарии, тесно связанный с РАШ и династически, и экономически, и политически, и в военном деле. К середине февраля заявления от итальянской делегации постепенно затихли: Сергей Юльевич Витте старался небезуспешно сыграть на значительных территориальных претензиях Италии к австрийцам, убедить посланцев Рима в необходимости плодотворного сотрудничества с Антантой. Сербы тоже потихоньку склонялись к взятию нейтралитета; казалось, что Единство Бальфура, с таким трудом выкованное им, не такое уж и единое, а готово рассыпаться, снова не пройдя проверку первым испытанием. Действительно, от Гипербореи к 20-м числам требовали отступиться все также яростно только англичане и немцы, а прочие участники конференции или взяли сторону Линкольна, или попытались смягчить свою позицию, отрекаясь от первоначальных, резких и конфликтных, выражений.

Великобритания, впрочем, совсем не собиралась уступать.. снова. Во время Б. Дизраэли оппозиционные либералы сорвали готовящееся объявление войны, но теперь парламент был склонен поддержать премьер-министра в стремлении стоять до последнего. Монаршья семья тоже хотела взять реванш; военные и моряки клялись в готовности "поставить колосса на колени". Наконец, рядовые англичане поддерживали авантюрную войну, благо в них горели умело подогреваемые властями презрение и ненависть к гиперборейцам. Проявить стойкость и последовательность требовал от союзника и Вильгельм II, собиравшийся в грядущей войне еще больше унизить Францию и присоединить Польшу и Прибалтику. Именно А. Бальфур и Вильгельм II толкали ситуацию, неумолимо подводя, по иронии судьбы, и свои страны к краху. Обострение случилось 26 февраля, когда Германия объявила о мобилизации. Поводом для мобилизации сил Вильгельм II назвал враждебность Гипербореи и очевидное нежелание ее императора идти на компромиссное соглашение; с того момента Йоркская конференция превратилась в простой фарс. Константин II и другие Романовы решили защитить честь страны и династии с оружием в руках; Филипп VIII и Франц I подтвердили свою преданность союзническим соглашениям, а японский двор снова заявил о своем нейтралитете в грядущей войне. Страны вооружались, по улицам городов ходили воинственные толпы, 1 марта С.Ю. Витте покинул Йорк, позволив себе процитировать для "Таймс" классическое латинское изречение:

Alea iacta est.

Жребий был действительно брошен. Гиперборея и ее противники, среди которых застрельщиком выступала Британия, вступали в решающую стадию борьбы за господство и мировое доминирование. Обе стороны готовились бороться до конца, до победного, разумеется, конца; за XIX век между ними возникло достаточно противоречий, и теперь компромиссное, неокончательное решение никого не устроит. Значение имеет только победа, а проигравшие обречены стать простой сноской в учебники истории.

Стороны конфликта

Единство

Кринж

Виктория I, живой символ величия Британии.

Создание единого государства России и Америки полностью перевернуло геополитическую шахматную доску. Прежние альянсы оказались бессмысленными, а вчерашние соперники должны были помириться ради противостояния такой пугающе неизвестной силе. Уже с 1870-х Великобритания начала проводить ярко выраженную анти-гиперборейскую внешнюю политику, и только умелая игра дипломатов вкупе с удачными стечениями обстоятельств помогли Линкольну недопустить начала крупной войны уже в 1877-м году, когда Штаты смогли решить Восточную проблему раз и навсегда. Разумеется, их решение не устроило многие силы: Великобритания утратила союзника на Востоке, Германия ничего не выиграла от развала Турции, а приобретения Австро-Венгрии и Италии казались им попросту ничтожными. Примерно с этого времени указанные страны начинают дрейф в сторону друг друга, желая  обрести надежную поддержку против РАШ. 

На конец XIX века Великобритания сохраняла позиции ведущей мировой державы... Но поддерживать темп становилось с каждым годом все труднее. Экономический рост почти что остановился, технологическое превосходство над европейцами исчезло, промышленное производство уже к 1900-м начало уступать по целому ряду параметров показателям Русско-Американских Штатов. Огромная колониальная империя, раскинувшаяся по всем частям света, требовала денег на свое содержание, и уже с начала нового столетия начала приносить Лондону большое число проблем: рост антиимпериалистических настроений и мятежей в Британии привычно связывали с работой Линкольна. Если англичане хотели сохранить свою доминантную роль или даже закрепить уже достигнутые успехи, им надлежало вступить в противостояние с Гипербореей и выйти из него победителями. К 1900-м в английской элите не осталось пацифистов: грядущей войны желали так или иначе все, уповая на скорую и славную победу армии и флота Её величества над дикарями с востока и запада. 

Gott mit uns

Немецкая патриотика.

Впрочем, воевать в одиночку и брать на себя все полагающиеся риски Великобритания не привыкла. Уже в 1888-м году между Викторией I, Фридрихом III и Францем-Иосифом был заключен совершенно секретный договор о союзе. Высокие договаривающиеся стороны обязались поддержать друг друга в любой войне, где соперником кого-либо из их числа выступят Русско-Американские Штаты. Главными ударными силами Единства выступят именно эти три страны, но позднее к их альянсу присоединятся другие державы, считавшие, что их амбиции можно удовлетворить за счет Гипербореи. Так, Италия желала вернуть утраченные в пользу Франции земли и поживиться в колониях, сербы хотели стать гегемонами Балкан, турки - взять реванш за Освободительную войну, а Япония попыталась сыграть в азиатскую силу. Наконец, за счет экономического влияния удалось затащить в союз и Мексику Порфирио Диаса, настроенного удивительно решительно против северного соседа. 

На момент начала Третьей войны за независимость из состава Единства уже выбыла Япония, понесшая скорое и унизительное поражение от РАШ. Ее разгром, впрочем, ничего не значил для Эдуарда VII или Вильгельма II: европейские монархи были уверены, что армия Линкольна могла разбить только азиатов, а столкновения с силами Единства в Европе ей не пережить. К тому же, время пока было на их стороне, ведь Гиперборее нужно было еще перебросить силы; а пока будет идти передислокация, германский генштаб планировал уничтожить Францию и подготовиться к достойной встрече руссоамериканцев. 

Лидеры Единства

Антанта

Антанта кордиаль

Плакат, посвящённый сотрудничеству флотов Гипербореи и Франции.

Еще в ходе Римской конференции 1877 года наметилось сближение между Русско-Американскими Штатами и Французским королевством. Две страны стали главными выгодополучателями после развала Османской империи, невозможного без их единых и согласованных действий. У Парижа был длинный счет к Германской империи, а Штаты не хотели терпеть постоянный рост мощи своего близкого западного соседа. Для Русско-Американских Штатов со дня их основания Великобритания представляла главного геополитического врага, а Франция имела с ней многочисленные столкновения в колониях. Наконец, постоянный дрейф Берлина в сторону Великобритании тоже зачислял Германию в список врагов Линкольна, а французы дважды проиграли войны (1870-1871, 1874) и теперь горели страстным желанием отомстить и воздать своим врагам. 

Сближение ФК и РАШ проходило не совсем безболезненно: автократическая монархия Бурбонов и Буланже и демократическая Гиперборея имели немало различий. Однако стабильность, достигнутая Францией в годы правления мажордома, позволяла кабинетам Линкольна спокойно договариваться с лицами, не меняющимися на протяжении десятилетий. Тесные экономические связи между странами появились еще в 1880-х годах, но как военно-политический блок Сердечного Согласия оформился только в 1889-м, как ответ на уже созданное Единство. Соглашение, подписанное в Орлеане, также именовали Орлеанским альянсом или Договором двух генералов, поскольку подписывали его М.Д. Скобелев и Ж. Буланже от имени своих монархов. Совместная работа военных министерств и генеральных штабов позволила за 16 лет подготовить армии к взаимодействию и сотрудничеству на поле боя. Именно руссоамериканцам и французам предстояло пройти вместе решающие битвы грядущей войны и вынести на себе всю ее тяжесть. 

Болгария УРА

Болгарский патриотический плакат, посвященный юбилею Освободительной войны.

Присоединиться к Антанте впоследствии изъявила желание только Болгария, со дня своего восстановления теснейшим образом связанная с Гипербореей. С 1880-х годов армия Царства готовилась офицерами РАШ, вооружалась их промышленниками и снабжалась перворазрядно; специалисты называли Софию "Балканской Гипербореей", в первую очередь ориентируясь именно на качество армии. Обязательная военная служба для всех мужчин Царства дала стране надежный мобилизационный ресурс, а помощь со стороны старших братьев позволила обеспечить людей оружием, обмундированием и припасами. Наконец, Штаты могли рассчитывать на помощь ассоциированных территорий вроде Польши, Финляндии и Армении, которые управлялись членами династии Романовых и имели собственные армии, хоть и сильно разнящиеся по качеству подготовки и боеготовности. 

Полная победа над Японией убедила правителей Линкольна в их всемогуществе. Японцам не помогла даже обильная помощь кредиторов и специалистов из Великобритании и Германии, ее армия и флот почти что полностью прекратили свое существование, а Токио принудили подписать унизительный мир. Патриотизм господствовал в обществе; известия из Йорка только подхлестнули его, вызвав настоящий ажиотаж у толп населения. Все - от Константина II и до последнего крестьянина на Тамбовщине - были уверены в скорой победе и готовились совсем скоро отпраздновать падение еще трех империй под ударами демократического колосса. 


Лидеры Антанты

Ход войны

Кампания 1905

"Дьявол Гранд-Эста" и спаситель Отчизны

Мы разбили вражеские армии на полях Гранд-Эста, загнали их корабли в гавани, мы уверенно шли на Париж. Мы выиграли войну!.. А потом эти чертовы галлы бросили на нас всех, кто у них остался. (Уинстон Черчилль)
Филипп VIII и мажордом Эдуард Дрюмон давно готовились к походу на восток, желая возвратить Франции ее естественную границу по Рейну.. или хотя бы восстановить границу 1870-го с приращением в виде богатого углем Саара. За время правления Жоржа Буланже французская армия прошла через полноценный комплекс реформ и теперь была готова к борьбе с немцами. Заранее приготовленный план ведения военных действий предусматривал вторжение четырьмя армиями в Шампань и освобождение их силами исконно французских земель, после чего в действие входили две армии "второго эшелона", которые должны были  развить успех уже на территории Германской империи. Одна армия оставалась сторожить границу с Италией; еще отдельный корпус стоял в Нормандии, благо враждебность англичан Парижу была совершенно очевидной. Генералы Франции собирались внести решающий вклад в разгром основных сил Единства, и тем самым обеспечить себе получение наибольших выгод на мирной конференции. Военный план французов строился на авантюризме, предполагал неизбежную победу над немцами в пограничных боях и делал ставку на один-единственный решающий удар, благо план был составлен по лекалам Франко-прусских войн прошлого столетия. Без сомнения, в прошлом такие амбициозные намерения еще могли бы сработать...

Но прошло слишком много времени со дня последнего разгрома Франции. С декабря 1904 по март 1905 Германская империя собиралась на войну; еще 2 января 1905 кайзер своим приказом отсрочил демобилизацию служилых, а чуть больше, чем через месяц, объявил полную мобилизацию. Альфред фон Шлиффен, главный отец германской стратегии на грядущую войну, составил контрплан, учитывавший данные, полученные о французском плане. Наличие хорошо подготовленного (с 1880-х) плацдарма в Шампане позволяло нанести удар по Франции без привлечения нейтральных стран Бенилюкса, а договор с Великобританией и Италией гарантировал их помощь в военных действиях. Генштаб Германии к 1903-му году полностью подготовил план, согласно которому немцы должны были за 25 дней овладеть Парижем, а за 35 привести Королевство к полной капитуляции. На случай различных непредвиденных обстоятельств Шлиффен отводил еще 7 дней; прошествие этого срока давало Гиперборее время подтянуть внушительные силы к восточной границе Германии, а это уже ставило под угрозу весь ход войны.

Немчура 2

Немецкие войска на границе с Францией, раскрашено.

1 марта 1905 года Вильгельм II приказал Эриху фон Фалькенхайну, Альфреду фон Шлиффену и Хельмуту фон Мольтке-младшему перейти в наступление. На Шампанском участке фронта были сосредоточены прежде невиданные силы: одни немцы собрали здесь примерно 1,8 миллиона человек, а учитывая численность британского "Легиона чести", суммарно Единство располагало более чем 2 миллионами людей. Тут же находилась практически вся немецкая тяжелая артиллерия - свыше 1200 орудий сверхтяжелого калибра, готовых проламывать вражескую оборону. Французы могли противопоставить только 1,4 миллиона солдат и офицеров, а количество тяжелых орудий было меньше на порядок - 700 единиц. С самого начала Пограничного сражения силы были неравны: немцы ударили первыми, застав противника в походных порядках и не дав ему перегруппироваться; обилие кавалерийских полков и протяженность фронта позволяли Фалькенхайну маневрировать, уничтожая вражеские дивизии и окружая корпуса. Французские генералы и солдаты сражались отчаянно вплоть до начало апреля, когда поражение стало попросту очевидным. 

Значительный численный перевес и насыщенность фронта тяжелым вооружением помогла Германской империи одержать славную победу, хоть и не совсем дешевой ценой. Сказалась также активная помощь британцев, чье появление позволило немцам создать по-настоящему решающий перевес на ключевых участках фронта. Наконец, обреченные атаки итальянцев все-таки заставили французов держать в Альпийских департаментах силы, которых теперь остро не хватало на северо-востоке страны. Грамотное использование всех преимуществ позволило Единству сокрушить ненадежную оборону Парижа в Гранд-Эсте и сорвать абсолютно все самонадеянные планы династии Бурбонов на быструю, легкую войну. 

Дьявол Гранд-Эста

Альфред фон Шлиффен, Дьявол Гранд-Эста.

Основные сражения того периода происходили у Вердена, Туля и Стене, причем они отличались маневренностью и скоротечностью стычек. Немцы умело использовали преимущество в числе и внезапности, не давая французам объединиться или начать контрудар. Все попытки Луи Лиотея организовать контрнаступление терпели неудачу по самым разным причинам: к 4 апреля поражение Королевства стало попросту полным. Целая армия в 150 000 человек прекратила свое существование в районе Вердена, от нее осталось жалких 10 тысяч человек, деморализованных и потерявших оснащение. Вторая армия переднего края несла тяжелые потери и постоянно отходила назад; битва за Гранд-Эст была полностью проиграна. 8 апреля 1905 Филипп VIII приказал Лиотею отводить войска, признав невозможность продолжения битвы. В общей сложности французы потеряли свыше 300 000 человек, утратили больше половины орудий тяжелого калибра и теперь откатывались к столице. Вкупе с успехами Пауля фон Гинденбурга в Польше Берлин ликовал очередную викторию англо-германского оружия: фон Шлиффен, Мольтке-младший и Фалькенхайн получили новые ордена и награды, а Рейхстаг одобрил очередной военный займ на нужды правительства. Пожалуй, высшим знаком признания талантов Альфреда фон Шлиффена стало прозвище, которым его "наградили" французские новостные издания и журналисты - "Дьявол Гранд-Эста"

Уже 5 апреля англо-немецкие войска вошли в Реймс, откуда им оставалось всего лишь 100 километров до французской столицы. И хотя безжалостный график трещал по швам, у Берлина все еще оставалась надежда уложиться в нужные сроки, благо сокрушительные поражения Царства польского и быстрое вхождение в войну Румынии дали им еще времени на захват Парижа. Из Реймса А. фон Шлиффен приказал выдвигать войска на захват французской столицы: движение осуществлялось по прямой дороге, а второстепенный корпус кронпринца Вильгельма выдвинулся на Труа, желая перехватить подкрепления французов на марше. Впрочем, постепенно германские генералы попали в ловушку, которая уже стоила французам сотен тысяч жизней - в ловушку самоуверенности. Легкая победа в Гранд-Эсте открыла перед немцами и их британскими союзниками оперативный простор, но, действуя в соответствии с довоенными планами, Берлин направил основные силы на саму столицу, вместо изменения тактики. Тогда уже выдохлось итальянское наступление в Альпах, которому не удалось добиться значимых успехов в принципе; Испания еще не вошла в войну, а флот Его величества минированием Ла-Манша помешал англичанам осуществить высадку в Нормандии. Страшное поражение не сломило национального духа; монарх, правительство, генералитет и армия были готовы продолжать борьбу...

Да придет спаситель

Жозеф Галлиени во главе французской армии.

Генерал Жозеф Галлиени, сразившийся в Альпах и победивший превосходящие силы итальянцев, прибыл в Париж 6-го числа, и сразу же получил назначение командовать обороной Города огней. Филипп VIII отдал только что прибывшему командующему всю полноту военной и гражданской власти на время осадного положения, надеясь спасти город радикальными мерами. На это время в Королевстве по-сути закончилась первая мобилизационная кампания, позволившая собрать новые армии около Парижа; Луи Лиотею удалось увести из-под удара Шлиффена резервные войска Шампани, а коммуны Парижа объявили защиту Родины долгом каждого мужичны и открыли запись в ряды милиции. Германский генштаб недооценил скорость, с которой французы смогли восполнить понесенные потери и перебросить новобранцев в город; переоценили же немцы собственные возможности и силы - необходимость снабжать столь огромную армию легла тяжелейшим грузом на поврежденные железнодорожные дороги Гранд-Эста и Имперских земель. Бельгийское правительство все еще старалось держаться нейтралитета в начавшейся войне, а инженеры Фалькенхайна не справлялись с таким объемом ремонтных работ. Уже немолодой Галлиени собирался любой ценой защитить Париж, который за обе последних войны неизменно оказывался в руках германской армии: пришло время разорвать порочный круг истории.  Его в этом начинании поддерживали офицеры и сам король Филипп VIII, считавшие поражение под Гранд-Эстом стечением крайне неудачных обстоятельств. 
Я не приказываю вам атаковать или защищаться. Не приказываю победить или отбросить врага.


Я приказываю вам умереть. (Жозеф Галлиени, апрель 1905)
За короляяя

Французские войска переходят в контрнаступление.

Сражение за Париж началось примерно с 12 апреля, когда под Донтеном немцев впервые контратаковали колониальные войска. Неожиданность атаки помогла внести смятение в командование Германии, а под Арси-сю-Орбом кронпринц Вильгельм натолкнулся на целую армию под командованием Мишеля Монури: наследнику престола не удалось прорваться к Труа, пришлось перейти к обороне, а потом и начать отход поближе к базам снабжения. Поражение Вильгельма не дало Альфреду фон Шлиффену возможности отрезать Париж от подкреплений; самому генералу пришлось отправить несколько дивизий на юг, дабы пресечь на корню возможный обход с юга собственных позиций. Из в общем-то второстепенного сражения под Арси-сю-Орб французы раздули едва ли не генеральную победу: нация остро нуждалась в победах, и даже такой успех позволил поднять боевой дух солдат на передовой. Бесконечное отступление прекратилось, солдаты начали вгрызаться в родную землю, полные решимости ее отстоять. Личный пример командующего тут помогал: Ж. Галлиени регулярно ездил по позициям, давая понять бойцам, что никто не собирается убегать из Парижа, оставляя их помирать впереди себя. 

Немцы все равно уверенно продвигались на запад, хотя с 14-го апреля контратаки французов становятся все яростнее и яростнее. Численное превосходство Единства постепенно сходило на нет из-за необходимости выделить войска для гарнизонной службы и укрепления флангов на юге и севере от главного сражения. Под Шато-Тьерри силы генерала Мольтке-младшего атаковали позиции Галлиени, но не смогли их преодолеть даже с трех попыток. Круглый день шло сражение под Шато-Тьерри и завершилось оно отходом немцев на прежние позиции. Но потом британский экспедиционный корпус 16-го апреля нащупал слабое место в обороне французов: сильная атака под Вилле-Котре с минимальной артподготовкой и вводом в бой всех резервов застала врасплох Париж и в пробоину устремились все войска, которыми Китченер располагал. Резервы у Ж. Галлиени оставались, но их переброска привычными средствами явно заняла бы слишком много времени; за эти часы англичане и немцы успели бы подойти слишком близко, что запустило бы новую волну отступлений. Требовалось что-то срочно предпринять, если французы собирались защитить свою столицу, а не отдать ее на милость англичанам.

  • Английские войска в апреле 1914
  • Немецкие снайперы в окрестностях Шато-Тьерри.
  • Французские войска в засаде у Бовале.
Тогда Жозеф Галлиени принимает решение, исходя из своих особых полномочий: вечером 16-го числа все автомобили Парижа изымаются в пользу армии, и огромный автопарк столицы занялся подвозом свежих сил к небольшому городку Бовалю, лежавшему между Вилле-Котре и Шато-Тьерри: оттуда Галлиени собирался контролировать оба направления. Работая на износ, привлекая все возможные ресурсы, французы сделали казалось невозможное: они перебросили свыше 200 000 человек на поле боя. Ранним утром 17 апреля англичане выдвинулись дальше, а немцы снова атаковали Шато-Тьерри... но теперь Фортуна покинула Единство. Неожиданная атака во фланг в районе Вомуаза сорвала все планы Герберта Китченера: сперва наступление остановилось, потом англичане начали отходить, затем полки Эдуарда VII вообще побежали с поля боя. По приказу Галлиени французы 18 апреля перешли в наступление, собираясь отогнать противника от своей столицы. Ввод в бой свежих подразделений и поражение корпуса под Вомуазом сыграли на руку Жозефу Галлиени: сопротивление немецких армий ослабевало, их генералы отходили все назад и назад. 

Решающее сражение, определившее выживание Парижа, состоялось 21 апреля под Суассоном, куда откатились английские войска: к этому времени обе стороны нуждались в передышке, но Г. Китченер и А. фон Шлиффен попытались нанести новый удар по французам. Однако грамотное использование оставшихся тяжелых орудий помогло французам зачистить плохо подготовленные укрепления противника, а численный перевес теперь оказался на их стороне и позволил закрепить успех, заняв Суассон. Немцы 22 и 23 числа пытались перейти в контратаку, но на руинах города солдаты Луи Лиотея стояли насмерть, сражаясь с врагом штыками, ножами и голыми руками. Германская армия несла потери, выбить противника из занятого города не удавалось, а британский корпус пришлось увести в тыл на переформирование. Угроза обхода с севера, истощенность войск, нехватка припасов и малочисленность сил заставили Шлиффена в конце концов командовать отход: Париж был спасен. К концу весны линия фронта установилась по городам Амьен-Нуайон-Суассон-Реймс-Сен-Дизье; впереди у сторон еще будет "Бег на юг" и другие кровопролитные бои, но это сражение полностью осталось за французами. 

Королевство французов проиграло Приграничное сражение из-за самонадеянности генералов, неподготовленности к действим противника и численного превосходства врага. Парадоксально, но у поражения Германской империи и Великобритании в первой битве за Париж почти что те же самые причины, к которым еще добавились растянутость коммуникаций и слабость экспедиционных сил союзника. Завершилось самое кровопролитное сражение всей кампании 1905 года; французы за март-апрель 1905 потеряли убитыми свыше 500 000 человек, раненных было еще больше.  Войска Единства понесли за счет неудач под Вомуазом, Арси-сю-Орбом и Суассоном в принципе сравнимые потери: 380 тысяч убитых.  Но даже такой "успех" не помог немцам добиться главной цели кампании весны 1905 - вывода Франции из войны. Гиперборея завершала мобилизацию, обстановка в Канаде и на Балканах уже ухудшалась, а Париж стоял, как стоял и в мирное время - свободным и под скипетром Бурбонов. 

Рывок в Польше

Наши войска быстро продвигаются к Варшаве. Мы придем туда четырьмя колоннами, а оттуда выйдем с пятью. (Пауль фон Гинденбург)
ГенералЪ на белом коне

Вице-король Николай II, правитель царства Польского (1892 - 1905)

План кампании против Гипербореи предполагал относительно пассивное действие на первых порах: основные силы Германии, Великобритании и Италии сосредоточились против  Королевства французов, и именно его собирались первым выводить из войны.  Пауль фон Гинденбург получил четкий приказ от Вильгельма II лишь продвинуться вглубь Царства польского, мешая Гиперборее задействовать имеющиеся у нее силы для нанесения контрудара по Восточной Пруссии или Галиции. У фон Гинденбурга была всего одна армия, пользовавшаяся оперативным простором; свои подкрепления могли предложить еще австрийцы, но в их боеспособности у Берлина уже тогда были значительные сомнения. Силы Русско-Американских Штатов превосходили противостоящие им немецкие войска в общей сложности на 70 000 человек; правда, почти все вооруженные силы на Западе на данный момент были представлены Войском польским под командованием вице-короля Польши Николая II Александровича.

Согласно конституции и договоренностям между Линкольном и ассоциированными территориями, вице-короли сохраняли значительную автономию от центра: в том числе и право распоряжаться по своему усмотрению вооруженными силами, сформированными из числа их подданных. Таким образом Николай II располагал армией в 160 000 человек, непосредственное руководство которой осуществлял Павел Карлович Ренненкампф - и они собирались нанести упреждающий удар по Восточной Пруссии, разгромить немецкие войска до подхода основных сил Гипербореи и отвести удар от французских союзников. Тут стоит прояснить один важный момент: линия Александровичей с 1879 года считала себя несправедливо обойденной в правах на престол; Николай, старший сын покойного Александра Александровича, особенно тяжело и близко к сердцу воспринимал такую обиду. При его дворе в Варшаве собрались многие черносотенцы и реакционеры, бежавшие из политики РАШ или изгнанные оттуда; люди, подобные Пуришкевичу или Дубровину, сподвигали "русского царя" на славный подвиг, способный увековечить его имя, храбрость и доблесть назло узурпаторам-Константиновичам и прочим членам фамилии Романовых. Постепенно царь Польши и сам поверил в свои способности как полководца и государственного деятеля и решил, что с виктории в Восточной Пруссии начнется его дорога к законному трону его отца и деда. На авантюру отца подбивала и его старшая дочь, княжна Ольга Николаевна, мечтавшая стать наследницей престола Гипербореи, а не непокорной и вольнолюбивой Польши.  

Шо там у ляхов Х2

Пауль фон Гинденбург и его штаб в ходе сражения за Нейденбург.

Боевые действия на востоке Европы начались 2 марта 1905, когда польские дивизии П. Ренненкампфа перешли границу с Германией в районе  городка Сольдау, стоявшего на важной железной дороге. Примечательно, что Николай II решил проигнорировать письмо Константина II, Николая Линевича и Алексея Куропаткина, в котором трое указанных лиц просили оставаться в обороне и не переходить к активным наступательным операциям. Служившие под началом Ренненкампфа поляки не горели желанием воевать, мобилизационные мероприятия с самого начала пошли не по желаемому сценарию, но вице-король не желал сбавлять темпов. Военный министр Линевич отказался поддержать наступление поляков силами, стоявшими в Северо-западном крае, поскольку их было очевидно недостаточно для проведения наступательных операций. Атака Николая II, которой удалось разбить несколько немецких отрядов, остановилась уже под Алленштейном, куда Гинденбург доставил подкрепления со всего региона. С 7 до 11 марта продолжалось кровопролитное сражение, завершившееся полным разгромом сил царства Польского: из-под окружения у Нейденбурга вышло всего 30 000 человек, потерявших почти все вооружение и припасы по дороге. Лично участвовавший в сражении Павел Карлович спасся, утратив все документы и потеряв почти всех членов своего полевого штаба.

Победа немцев была обусловлена целым рядом как объективных, так и субъективных факторов. Абсолютно авантюрный план Реннекампфа не блистал гениальностью; немцы смогли хорошо подготовиться и навязать бой на выгодных себе позициях. Отсутствие у врагов какой-либо поддержки позволило Гинденбургу сосредоточить вокруг Алленштейна все силы, бывшие у Германии в Восточной Пруссии; наконец, поляки совершенно не рвались воевать и помирать за интересы непопулярного монарха, а немцы защищали родной край и находились под влиянием многолетней пропаганды. Свое слово сказала и природа: отход польская армия совершала через болота и густые леса, способствовавшие ее скорейшему разгрому. Словом, в начале марта П. фон Гинденбург одержал полную и безоговорочную победу, понеся совсем незначительные на фоне вражеских потерь. 

  • Немецкие генералы за картой Польши.
  • Предсмертный портрет Николая II, декабрь 1905.
Пауль фон Гинденбург и Эрих фон Людендорф решили развить достигнутый успех, умоляя Вильгельма II выслать им подкрепление и одобрить план наступления на Варшаву. Тем временем на Западном фронте все еще гремело Пограничное сражение, каждая дивизия немцев была у них на счету, поэтому монарх смог отправить только 25 000 человек на помощь Гинденбургу, присовокупив к ним орден Железного креста лично для Пауля и множество наград для ветеранов битвы. Варшаву и другие польские города же обуяли самые противоречивые чувства: власти и близкие к Николаю II люди впали в уныние, а рядовые подданные воспылали ненавистью к вышестоящим, справедливо попрекая их в бездарности и готовности жертвовать чужими жизнями в бессмысленных авантюрах. Формально у вице-короля Польши еще оставались резервы, да и остатки армии вторжения, но их моральный дух был полностью сломлен - как и уверенность в себе их главнокомандующего. Оставшиеся генералы Царства польского, впрочем, надеялись на сохраняющееся численное превосходство, ожидали от солдат храбрости и готовности сражаться, несмотря на первое поражение.

И вот здесь вскрылось ключевое обстоятельство, никак не учтенное Николаем II и его придворными советниками. Поляки изначально не желали сражаться за Романовых и Гиперборею, а после позорного разгрома Павла Ренненкампфа антигиперборейские настроения в обществе только выросли. С 16 марта в крупных промышленных центрах Польши начинаются митинги и демонстрации, направленные против мобилизации и участия в войне на стороне русских. Вторжение немцев и союзных им австро-венгров на территорию Польши 19 марта оказалось нужным для готовящегося десятилетиями вооруженного восстания, начавшегося в Лодзи 27 числа. Действия польской социал-революционной партии, разумеется, отвлекали как внимание, так и силы администрации Николая II; но решающим фактором оказался полный срыв мобилизационного плана в Царстве. Внутренняя политика Александровичей привела к отторжению местными Русско-Американских Штатов, их политического курса - гибель регулярной армии под Нейденбургом и массовый отказ молодых поляков заменить собой павших привели к катастрофическим последствиям для Антанты.

Атака сил Единства развивалась по трем направлениям, но все три колонны сходились в районе Варшавы, где собирались окружить остатки гиперборейских сил в Польше.  

Канадский фронт

Крупнейший доминион Британской империи, Канада, нависала прямо над северными границами Русско-Американских Штатов в Новом свете, создавая той прямую угрозу. С ее территории английские войска могли прямо атаковать территории Штатов, 

Альпийский фронт

Балканский фронт

Другие участки 

Итоги 1905

Первые календарный год войны полностью перевернул представления как военных чинов с политиками, так и простых людей о войне нового дня. Вместо короткого и победоносного наступления страны...

Кампания 1906

Великое Польское сражение 

Буря в Атлантике

Самсоновский прорыв

Оборона Парижа

Бросок Льва 

Иберийская война

Выход из войны Турции, Сербии и Италии

Кампания 1907

Германский коллапс 

Сражения на море

Революция в Индии

Великое Пасхальное восстание

The day is coming fast

And it will soon be here at last,

When North and South again belong to Erin;

And, when John Bull is gone,

We’ll all join in this song,

And the trumpets of freedom will be blarin. (Патриотическая песня ирландских повстанцев)
Англо-ирландские отношения всегда были сложными и трудными, но к началу XX они стали попросту взрывоопасными. Враждебность Гипербореи и Великобритании вкупе с огромной численностью ирландской диаспоры в Штатах позволяли любым революционерам и противникам Лондона спокойно укрываться в Штатах, вести агитацию среди соотечественников и собирать денежные средства на спонсирование выступлений. С 1900-го по 1905-й в Ирландии произошел целый ряд митингов, демонстраций и простых терактов, направленных против британского владычества; велась также работа просветительских кружков, пытавшихся воссоздать гэльскую идентичность в противовес английской, навязанной завоевателями. И хотя их деятельность носила легальный характер и преследовалась , связь с подпольем была попросту очевидной.

С самого начала войны кабинет премьер-министра Артура Бальфура старался избежать призыва в армию жителей Зеленого острова, исключениями были только протестанты Ольстера, куда более верные короне. Давать оружие людям, могущим повернуть его против тебя перестало казаться хорошей идеей после проблем, с которыми столкнулась союзная Британии Австро-Венгрия. Вполне разумное решение позволило не допустить социального взрыва в первый же год войны, но вот тяготы военного времени Ирландия все равно делила с остальной метрополией - постоянная инфляция, ухудшение качества товаров, сокращение гражданских служб, постепенный упадок мирной промышленности. Разве что известия о катастрофах на фронтах войны здесь вызывали скорее оптимистичные надежды, нежели скорбь и сожаления: действовавшие на территории Ирландии подпольные организации с каждым годом войны 

Окончание войны в Европе

К началу осени 1907 полная победа Антанты стала очевидным фактом. Из всех стран Единства сопротивление продолжала только Великобритания; впрочем, и ее сопротивление заключалось только в дальнейшем отрицании реальности. Гранд-флит был разгромлен, контроль над доминионами утрачен, экономика осталась без ресурсного обеспечения, а союзники в Европе уже полгода как прекратили свое сопротивление. Даже ближайшая к Англии территория Ирландии была охвачена народным восстанием, которое получало щедрое финансирование и любую поддержку со стороны Гиперборейцев. Перебросить в Ирландию значительные силы для подавления восстания в условиях значительного сокращения силы Гранд-флита было трудно, 

14 сентября 1907 Эдуард VII отправил в отставку кабинет Бальфура, в качестве повода использовав очередное поражение на ирландском фронте. 

Постдамский мирный договор

Итоги и последствия

Главным последствием Второй Отечественной войны стал качественный мировой передел. Жертвами ВОВ стали три империи - Британская, Германская, Австро-Венгерская; в предыстории к войне жертвой РАШ пала Японская империя, так и не начавшая своего пути к величию. В материковых странах Единства после поражения в войне произошли демократические революции, которые лишили престолов правящие династии Германии, Австрии, Италии, Испании, Швеции, Бельгии и Сербии; только румынскому режиму удалось удержаться, вовремя пойдя на откровенно кабальное соглашение с русско-американским правительством. В других странах будет установлена новая власть и проведены новые выборы на демократической основе, которыми откроется эпоха их внутренней нестабильности и упадка. 

Бесспорно, Русско-Американские Штаты вышли из войны триумфаторами: был сокрушен исторический враг государства, чья сфера влияния рассыпалась подобно карточному домику.  Штаты понесли значительные человеческие потери, но выигрыш оказался стоящим: господство в Восточной Европе, Передней Азии, Дальнем востоке теперь не могло никем оспариваться, но и некоторые новые государства оказались под контролем РАШ; среди самых заметных приобретений стоит отметить Канаду, Индию и Австралазийский регион. Влияние Штатов теперь ощущалось по всему белому свету, а правительство и дружественно к нему настроенные финансовые круги собирались любой ценой защищать статус-кво. 

Франция, принявшая на себя основной удар германцев и англичан, столкнулась с многочисленными трудностями после победы. Ее очевидные успехи и победы были достигнуты во многом вопреки установившемуся режиму и только уважение Константина II к союзническим договоренностям вместе с храбростью простых солдат позволили Парижу получить выгоду от завершения войны. Отказ Филиппа VIII от демократизации управления страной в конечном счете привел к кровавой Апрельской революции 1911, подавление коей окончательно законсервировало режим и предопределило развитие Франции на последующий период. 

Третье Царство Болгарское, или "Балканская Гиперборея", стала настоящим гегемоном Балкан и восточного Средиземноморья; Нидерланды вернули себе контроль над Фландрией, Португалия получила Галисию, а Королевство Египет, активно участвовавшее в войне на востоке, начало модернизироваться при активной помощи гиперборейских советников. В целом страны Антанты добились своих целей в войне и смогли при этом избежать настолько крупных потрясений, что будут ожидать проигравшую сторону... По крайней мере, потрясений немедленных. 

Британия, казалось, сохранила свой государственный строй, но впала в череду продолжительных кризисов. Утрата всей колониальной империи, огромные военные траты и потеря сырьевой базы привели к резкому ухудшению социально-экономического состояния в стране. Это привело к радикализации политической обстановки и возникновению многих левореволюционных сил: кровавое подавление забастовки шахтеров 1923-го года привело к Гражданской войне, которая и добьет существование английской монархии. Германии удалось избежать перехода своей революции в настолько кровавую стадию, а вот от массового обнищания и экономического краха убежать не удалось. Сходная судьба ожидала остальные проигравшие страны, в которых быстро начнут набирать популярность радикальные политические течения правого (Германия, Испания, Венгрия) или левого (Британия, Скандинавские страны и Италия) толка. 

В результате ТВзН на карте мира появились новые страны: Ирландия, Австралия, Новая Зеландия, Южно-африканская республика. И если первые две сразу взяли курс на сотрудничество с Гипербореей, то третья предпочла удалиться в глубокую самоизоляцию, сфокусировавшись на самостоятельном и самодостаточном развитии. 

По мнению большинства исследователей и специалистов, Третья война за независимость не столько разрешила конфликты между противоборствующими сторонами, сколько способствовала их откладыванию. Откладыванию, а потом и радикализации: в ходе ВОВ Гиперборея только приблизилась к установлению мирового господства, но не смогла полностью решить данную задачу. 

В культуре

Гражданин Херст

Уильям Херст, "газетный король".

Разумеется, настолько глобальные, поистине масштабные события нашли прямое отражение в культуре человечества. Еще с марта 1905 воюющие стороны развернули беспрецендентную прежде пропагандистскую кампанию, направленную на поддержание боевого духа в тылу и в войсках. Высокое развитие технологий и продвижение печатного дела среди самых широких слоев публики позволили массово распространять самые свежие новости с фронтов военных действий, снабжать их богатыми иллюстрациями и разнообразить чтение уникальными подробностями. В истории Гипербореи лицом пропаганды времен Третьей войны за независимость навсегда останется издатель Уильям Рэндольф Херст, основатель издательского дома имени себя и владелец 30 газет, журналов и таблоидов. Крупнейший в истории человечества на тот момент конфликт пришелся на пик газетной войны между Херстом и старшими издательствами, уже захвативших свою долю на рынке. И именно трансконтинентальный конфликт помог Херсту утвердиться на Олимпе Средств массовой информации: его "Гиперборейский журнал" продавался за жалкие гроши, все номера обязательно содержали либо новости, либо фольклор, либо фельетоны на военную тематику, а сотрудничество с патриотично настроенной газетой вели тогдашние литературные звезды Русско-Американских Штатов. Среди его писателей в эти дни числятся такие признанные мастера слова, как .... . Впрочем, у него публикуется совсем молодой Николай Гумилев, добровольцем уехавший на поля войны - магнат охотно предоставлял площадку для высказывания на нужные темы талантливым людям.

Именно Херст известен как самый одиозный пропагандист Второй Отечественной, поскольку его газеты и журналы никогда не стеснялись перепечатывать "утки" и фальш, направленные против странт Единства - например, в 1906-м подчиненные Херста с искренним упоением, откровенными иллюстрациями и сочными деталями рассказывали перепуганным читателям, как солдатня кайзера в прифронтовых борделях насилует французских монашек под Реймсом. В более серьезных, толстых и основательных журналах-ежемесячниках публиковались исторические исследования, убедительно показывавшие превосходство Гиперборейской модели развития над остальными, и отвратительность британо-германского империалистического спрута. Для Херста и его конкурентов в этот период времени стало характерно стремление охватить как можно большую аудиторию, стараясь предоставить каждому слою населения подходящий метод изложения.  Самого У. Херста моральная сторона вопроса не волновала: еще в начале карьеры он сформулировал свой единственный принцип, гласящий: "Единственный критерий качества газеты - тираж". В таком случае стоит признать, что издательство Херста было самым лучшим в Штатах.  Впрочем, не только Уильям Херст и его команда в те годы занимались откровенной пропагандой: в странах Единства эта выгодная индустрия тоже была поставлена на поток, но из-за военных поражений она гораздо быстрее потеряла свою эффективность и охотно поднималась на смех газетами Гипербореи. 

  • Лев Николаевич Толстой, писатель-традиционалист.
  • "Солдат и смерть", Ганс Ларвин.
Но уже к концу войны тренд на ура-патриотику сменяется иным, антивоенным и гуманистическим посылом. Одним из первых против ведения войны высказался Лев Николаевич Толстой, призвавший солдат брататься с противниками и бросать оружие на землю. Его уверенный призыв сперва потонул в бурном потоке верноподданических заявлений, но к зиме 1907 снова стал актуален и начал пользоваться значительной популярностью. Жестокость войны, смерти миллионов человек на поле боя и в тылу, привели к значительному смещению морально-этических ценностей у людей Земли: пропали вера в безусловную силу и позитивность прогресса, исчезла убежденность в завтрашнем дне, ценность отдельной человеческой жизни резко упала, как и общая нравственность. Возвращение искалеченных войной как телесно, так и духовно солдат породило целый культурный феномен "раненого поколения", который станет истоком целого ряда произведений. 

Постепенно, когда страсти спадали с прошествием времени, открылся простор для куда более свободной и вольной работы с обширным материалом Великой войны. К концу XX века по ней накопился колоссальный культурный пласт, включающий в себя такие разные 

Самым заметным произведением начала XXI столетия, посвященным Второй Отечественной, является кинофильм "Через Ад и обратно", повествующий о подвиге Гиперборейского легиона чести на защите Парижа от надвигающихся немецких орд. Весьма вольное обращение с историческим материалом и явное увлечение режиссера батальными сценами стали 

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.