ФЭНДОМ


У нас можно отнять свободу; у нас можно отнять саму жизнь - но у нас никогда не отнять честь, господин Фидлер! (Отто Вельс)
Германская демократия, германская свобода была нашим хрустальным шаром, нашей хрустальной мечтой. Фидлер этот шар разбил. (Отто Браун)
Ради безопасности и стабильности Германского государства,

Ради сохранения немецких жизней и немецких мечтаний,

Я объявляю в нашем государстве чрезвычайное положение. С нами Бог. (Ольдвиг Фидлер)
Хрустальная ночь
Основной конфликт: Кризис Германской государственности
Патруль немцев красных
Дата

26 октября - 7 ноября 1934

Место

Гамбург, другие земли Германии

Причина

Попытка КПГ поднять восстание;

Попытка рейхспрезидента принять новую конституцию парламентским путем.

Итог

Победа правительства; установление режима Новой республики.

Противники
Штандарт Фидлера лучше Рейхспрезидент Германии

Флаг Германского Союза Правительство Германии

  • Флаг Германского Союза ОХСС
  • Флаг Германского Союза "Центр"
  • Флаг Германского Союза "Группа Носке"

Флаг Рейхсвера Рейхсвер

  • Флаг Германского Союза Младогерманский орден
  • Флаг Ги "Стальные шлемы"
Красный флаг Советская республика Гамбурга

Красный флаг КПГ

  • Герб красных фронтовиков Союз красных фронтовиков

Красный флаг Леворадикальные организации

Флаг Германского Союза Красный флаг СДПГ (левая часть)

  • Герб Железного фронта Железный фронт
Командующие
Штандарт Фидлера лучше Ольдвиг Фидлер

Флаг Германского Союза Флаг Рейхсвера Курт фон Шлейхер

Флаг Рейхсвера Ханс фон Сект

Флаг Германского Союза Вильгельм Грёнер

Флаг Рейхсвера Курт фон Хаммерштейн-Экворд

Флаг Германского Союза Вальдемар Пабст

Красный флаг Эрнст Тельман #

Красный флаг Герб красных фронтовиков Вилли Леов

Красный флаг Вильгельм Цайссер #

Красный флаг Эрнст Волльвебер †

Красный флаг Отто Вельс #

Красный флаг Герб Железного фронта Карл Хольтерманн #

Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно

Хрустальная ночь (нем. Kristallnacht), также Октябрьский кризис 1934 года - череда событий в Германском государстве, ставшая реакций леворадикальных сил на попытку нового президента Германии Ольдвига Фидлера принять новую конституцию, значительно расширявшую президентские полномочия и наступавшую на последние остатки веймарской демократии. 

Открытое выступление стало возможным благодаря окончательному развалу коалиции ОХСС и СДПГ, правившей в нескольких землях; переход части социал-демократов к коммунистам в Гамбурге позволил партии Тельмана получить большинство. Сопротивление всех остальных фракций не помешало коммунистам сформировать однопартийное правительство, главой которого стал Эрнст Тельман, предводитель провалившегося восстания 1923

Специалисты считают данный эпизод завершающим периодом затянувшегося кризиса Германской государственности и моментом, который определил дальнейшую историю страны. 

Предыстория

С 1930 года Германское государство жило в обстановке непрекращающегося политического и социально-экономического кризиса; за это время сменилось 4 кабинета и 3 состава парламента; в октябре 1931 федеральное правительство пошло на прямое нарушение законодательства, разогнав НСДАП и запретив ее вооруженные формирования. 

Новая конституция

Ольдвиг Фидлер уже после разгона национал-социалистов говорил о необходимости принятия новой конституции; по его поручению, работа по составлению таковой велась Конрадом Адэнауэром и его сподвижниками. Постоянное укрепление позиций Объединенного Христианско-социального союза, который постепенно занимал все правое политическое поле и рост популярности рейхсканцлера Фидлера стали удачным фоном для работы этой комиссии. К тому моменту для лидеров ОХСС и НННП, стоявших на 1934-й год во главе Германии, стала очевидна неработоспособность веймарской демократической модели и необходимость ее замены новым верховным законом.  Принятие новой конституции стало лейтмотивом всей избирательной кампании О. Фидлера на пост рейхспрезидента в 1934. Еще до похорон Пауля фон Гинденбурга родился броский и запоминающийся слоган: "новый президент, новая конституция - новая Германия".  

Конституция во многом осоновывалась на примерах правых авторитарных европейских режимов и при формальном сохранении большинства демократических институтов, подразумевал создание жесткой властной системы, при котором практически вся власть была бы сосредоточена в руках рейхпрезидента, федеративные основы государства и права законодательной власти были бы значительно ослаблены. Подобный вариант устраивал практически все государственные правые силы и был бы альтернативой не слишком популярной и достаточно опасной для нового германского руководства идеи возрождения в стране монархии. В конце концов, После победы Фидлера на выборах рейхспрезидента принятие конституции было лишь вопросом времени - население государства показало свое доверие правительству и предлагаемой им реформе. 

Усиление КПГ

Тельман

Эрнст Тельман, лидер КПГ.

Усиление Коммунистической партии Германии началось еще в 1930; экономический кризис крайне болезненно ударил по промышленным районам Германии, в которых леворадикальные настроения были традиционно сильны. На протяжении всех следующих четырех лет коммунисты укрепляли свою популярность, сначала на фоне тяжелого экономического кризиса, а затем после разгром праворадикальной НСДАП в котором отряды "Союза красных фронтовиков", боевого крыла Эрнста Тельмана сыграли одну из ключевых ролей. Несмотря на что Германия постепенно выходила из кризиса коммунисты продолжали сохранять популярность для значительной части населения КПГ после уничтожения нацистской партии были главной политической силы, которая репрезентовала неприятие существующего в государстве политического и экономического строя.  

Первоначально КПГ на фоне угрозы НСДАП если не шла на союз с ОХСС и другими буржуазными партиями, то придерживалась нейтралитета в условиях нацистской угрозы, а в решающий момент даже приняла деятельное участие в ее ликвидации. С исчезновением с авансцены партии Адольфа Гитлера коммунисты вновь стали главными радикалами в стране и главной угрозе сначала рейхсканцлеру, а затем и рейхспрезиденту Ольдвигу Фидлеру. Коммунисты не принимали экономических методов выхода из кризиса, а порой решались на радикальные методы и действия, включая убийство 19 июня 1932 в Берлине коммунистами Эрихом Мильке и Эрихом Циммер бывшего военного министра Веймарской республики - Густава Носке. В конечном итоге "Союз" повторно был запрещен в начале 1933 года, тем не менее, продолжил действие фактически из подполья, несильно потеряв в членах после запрета. 

Особенно усиление Коммунистическая партия демонстрировала на местных выборах, особенно успешным выступление партии Тельмана оказалось в Гамбурге, 12 лет спустя после вооруженного восстания в городе, КПГ заняла первое место и сформировала самую крупную фракцию в местном парламенте, несмотря на то что оказалась в фактической изоляции от других сил.  

Ход событий

Гамбургская эпопея

Эрнст Тельман в колонне

Эрнст Тельман во главе коммунистической демонстрации.

Давно намечавшееся объединение ОХСС и НННП стало бомбой, взорвавшей относительно спокойный (на фоне прошлых лет) 1934 год. К слиянию двух партий все шло уже на протяжении нескольких лет, монархисты поддерживали почти все инициативы новой партии власти. А Фридрих Майер был близким другом Фидлера и многими считался чуть ли не самым доверенным человеком в государстве. Между тем, распавшаяся на федеральном уровне коалиция ОХСС и СДПГ продолжала действовать в нескольких землях, особенно там, где сильно были коммунистические настроения, подобные коалиции правили в Гамбурге, Тюрингии и Саксонии. Между ОХСС и СДПГ и без того существовало огромное количество конфликтов, происходили в том числе конфликты вооруженных крыльев двух важнейших партий в стране социал-демократического "Железного фронта" и сторонников ОХСС из "Младогерманского ордена". Но объединение социал-христиан и монархистов стал последним ударом для коалиции двух партий. Уже 13 октября СДПГ вышло из правительств Саксонии, Тюрингии и Гамбурга, тут же проголосовал вместе с коммунистами за недоверие правительству правых, согласно с нормами конституции у местных парламентов было две недели на попытку образования коалиции, после чего их ждали досрочные выборы. Все постепенно шло именно к новым выборам в германских землях, но ситуация изменилась 26 октября и именно в главной "красной цитадели" Германии - Гамбурге.  

В ганзейском городе КПГ контролировала 56 мест, неожиданно 15 депутатов членов СДПГ перешло во фракцию коммунистической партии, позволив тем сформировать городское правительство. Это вызывало шок со стороны правых партий и остальных депутатов социал-демократов, но несмотря на протесты главой города был избран лидер местной коммунистической ячейки - Франц Блау, который тут же призвал в город руководителей партии, многие депутаты рейхстага, который сразу после новостей о событиях в Гамбурге отправился на Север страны. Уже в ночь с 26 на 27 октября в городе начались беспорядки, коммунистические активисты понимали, что власти недопустят создания леворадикального правительства. Прибыв в Гамбург Эрнст Тельман через Блау приказал местной полиции разоружиться и в то же время начал из рабочих и местных активистов Союза красных фронтовиков формировать отряды "народной милиции", которые должны были обеспечить в городе "социалистическую законность". Тельман сразу приступил к радикальным мерам, считая, что правительство никогда не признает на территории Германии однопартийное коммунистическое правительство. Бывшего лидера КПГ Генриха Брандлера, прибывшего в Гамбург и пытавшегося встретиться с Тельманом, желая склонить того к компромиссу с Берлином "красные милиционеры" арестовали. Выступая на главной площади города Тельман 27 октября торжественно объявил:  

Товарищи, прямо здесь, прямо сегодня начинается то, чего все мы так долго ждали! Здесь в Гамбурге начинается великая немецкая социалистическая революция!
Патруль немцев красных

Солдаты красной милиции на улицах Гамбурга.

Подобным объявлением Эрнст Тельман моментально перекрыл любую возможность соглашения или компромисса с федеральным правительством, одновременно заставляя своих соратников идти с ним до конца по избранной дороге. Тут стоит оговориться, что его поступок имел под собой значительное обоснование: ни правительство Вильгельма Кюльца, ни тем более рейхспрезидент О. Фидлер не были настроены на конструктивный диалог с коммунистами - впрочем, те и не стремились к нему. Стремительность действий КПГ во многом обусловлена опасениями перед принятием новой конституции; главы КПГ небезосновательно боялись своего легального запрета. Одним из тревожных симптомов стало объединение ОХСС и НННП воедино; правящая партия вбирала в себя радикально антикоммунистические элементы, которые не могли не повлиять на ее отношение к деятельности КПГ. Наконец, размолвка между СДПГ и ОХСС давала Тельману надежду усилиться за счет социал-демократических перебежчиков, 

В то же время попытка распространить социалистическую революцию на флот провалилась, попытка коммунистических агитаторов прийти на корабли германского флота окончилась перестрелкой и гибелью семерых "милиционеров". Правда германское правительство, откровенно напуганное и парализованное событиями не предпринимало жестких мер против гамбургских коммунистов в первые несколько дней.  За это время в Гамбурге строятся баррикады и вооружается красная милиция; во главе  рождающихся вооруженных сил стал Вилли Леов, командующий Союза красных фронтовиков и признанный лидер коммунистических парамилитаристических организаций. Другие ответственные посты в спешно формируемом "народном правительстве" заняли Вильгельм Цайссер, агент Коминтерна и видный друг Москвы, и Эрнст Волльвебер, с которого началась Ноябрьская революция. Теперь Волльвебер пытался поднять стоявший в Гамбурге флот на восстание, хоть и не достиг в этом деле значительного успеха. 

Первоначально коммунисты не допускали стремительной эскалации уличного насилия, опасаясь потерять над ним контроль. Красная милиция формировалась в обстановке беспорядка и ажиотажа; добровольцев было значительно больше, чем оружия, а надежда на поддержку флотских становилась с каждым часом все тоньше. Активное строительство баррикад не мешало покинуть город желающим: за 28-29 числа Гамбург оставили многие зажиточные горожане, значительному числу которых удалось спасти и движимое имущество. 

Голосование века

Фидлер 1935

Ольдвиг Фидлер как рейхспрезидент Германии, фотография 1935-го.

В это время Ольдвиг Фидлер и Фридрих Майер приходят к однозначному выводу: Германское государство находится под открытым нападением со стороны коммунистов, но КПГ отрезана от остальных политических сил страны. Пока данное положение не изменилось, центральное руководство страны обязано начать контрнаступление, но начать его нужно во властных коридорах самого Берлина. Либерально настроенный Вильгельм Кюльц был полезен для маскировки сущности конституции, но он явно не мог стоять во главе подавления провозглашенной революции; наконец, парламент должен был принять новый верховный закон, ради чего Фидлер и замышлял всю игру. Игру, вступавшую теперь в свою завершающую стадию, где ошибка и неудачный шаг были недопустимы, непростительны и попросту преступны. 

Известие о взятии коммунистами Гамбурга в прямое управление привело к значительным переменам в Рейхстаге. Во-первых, стены парламента покинули многие коммунисты, посчитавшие обязательным для себя присутствовать на севере страны, где происходят столь важные исторические события. Фракция, состоявшая в начале месяца из 95 человек включая самого Тельмана, на 1 ноября составляла лишь 24 человека. Это значительно сократило возможности Во-вторых, уже 29 октября 32 "центриста" из 39 оставшихся присоединились к фракции Объединенного Христианско-социального союза, объявив о своем желании поддержать правительство в час опасности. Председатель парламента Фридрих Майер попытался в тот же день провести голосование по проекту новой конституции, но депутаты от КПГ, которых тогда было еще немало в столице, смогли устроить обструкцию и занять трибуну. Без санкции рейхспрезидента глава федерального парламента не захотел применять силу; Майер распускает депутатов, желая дать Ольдвигу время для проведения переговоров с Кюльцем. 

Шлейхер и тетрадь смерти

Курт фон Шлейхер со списком членов правительства.

Пока его друг пытался угомонить беснующихся  коммунистов и провести голосование, Ольдвиг Фидлер встречался с рейхсканцлером Вильгельмом Кюльцем. Глава правительства подверг критике конституционный проект Адэнауэра и резко высказался против введения чрезвычайного положения; но по ходу диалога вынужден был признать свою беспомощность в отношении коммунистического восстания. Все планы Вильгельма подразумевали наличие доброй воли среди последователей Тельмана, будь то идея о переговорах или формирования широкой коалиции с СДПГ и умеренными коммунистами для управления портовым городом. Но коммунисты Тельмана не показали себя в историю кризиса договороспособными; к тому же, глава КПГ сам провозгласил о начале социалистической революции, отрезая тем самым пути для отхода. Тогда Фидлеру удается уговорить Кюльца сложить с себя полномочия добровольно; следующим человеком, посетившим главу Германского государства, стал Курт фон Шлейхер, генерал Рейхсвера и старый компаньон Фидлера по переворотам. Курт с охотой согласился возглавить правительство "порядка" и "железной руки"; о его согласии уже утром 30-го числа трубили все газеты страны. Майер, ожидавший такого решения, без труда провел кабинет Шлейхера через Рейхстаг, а на следующий день назначил голосование по проекту конституции. Теперь, когда исполнительная власть полностью находилась под контролем ОХСС и лично президента, можно было приступать к завершающему Берлинскому этапу. 

В это же время внутри Социал-демократической партии Германии происходили крайне тревожные для ее руководства процессы. Если Отто Вельс и глава "Железного фронта" Карл Хольтерманн были решительно настроены на конфронтацию с Христианско-социальным союзом и властью, то их настроения не были разделяемы всей партией. Смерть Г. Носке, регулярные столкновения "Союза красных фронтовиков" и "Железного фронта", оскорбительные для эсдеков заявления коммунистов и, наконец, наполненная враждой история двух партий явно не способствовали возникновению у социал-демократов чувства солидарности с товарищами по левому флангу. Далеко не все в СДПГ поддерживали идею социалистической революции, особенно под верховным началом Эрнста Тельмана. Строго говоря, даже Вельс не собирался сотрудничать с коммунистами; он полагал, что соцдемы выиграют от роли третьей силы, выступающей одновременно и против Фидлера, и против Тельмана - в согласии с эмблемой своей парамилитаристической организации.

Голосование завершено

Завершение исторического голосования.

Его значительно удивили события 1 ноября 1934 года, дата рождения "Новой республики". Самым ранним утром группа из 17 депутатов СДПГ, назвав себя "группой Носке", объявили о предательском курсе Отто и своем решении поддержать предлагаемую конституцию. Сохранившие свою формальную независимость от ОХСС центристы выглядели подавленными и унылыми - еще до открытия парламента у них была неформальная беседа с Фридрихом Майером, который в доходчивых выражениях потребовал от представителей "Центра" проявить патриотизм и доказать свою верность Германскому государству. Зато депутаты Христианского-социального союза чувствовали себя готовыми к бою - долгожданный момент избавления от врагов настал. Пришел черед голосования: из 577 депутатов Рейхстага 388 голосовали "за" конституцию, против высказалось 108 человек, еще 81 депутат воздержались от голосования (из них 77 представителей компартии, попросту отсутствовавших, двое из Союза и два центриста).  Конституция Германского государства была принята подавляющим большинством голосов. 

Социал-демократы, голосовавшие против конституции, в раздражении и недовольстве покинули здание парламента вместе с немногими коммунистами, пока лояльные правительству депутаты остались поздравлять друг друга с победой. Председатель парламента Ф. Майер, лидеры фракций и самые популярные депутаты вышли на крыльцо Рейхстага, где их радостно приветствовали толпы восторженных сторонников правительства. На долю Фридриха впервые выпал настоящий триумф: тысячи и тысячи немцев с радостью приветствовали его, поздравляли с победой, уверяли власти в поддержке их курса и готовности поддерживать Союз и дальше. Председателя парламента на руках донесли до его дома, передав с рук на руки жене и детям; громогласные овации ожидали и других значимых деятелей правящей коалиции. Немногочисленные оппозиционно настроенные депутаты покинули здание парламента: кто-то собирался бороться, но некоторые уже тогда отдалились от актуальной политики, потеряв веру в свою возможность что-либо исправить. 

Рейхспрезидент был обрадован полученной им доброй новостью; как верховный главнокомандующий, он разослал на места генералам приказы о надлежащих теперь действиях. С поддержкой парламента и судебной ветви власти, Ольдвиг обрел уверенность в своей грядущей победе, для которой ему оставалось совершить еще один шаг.  Уже в 9 вечера рейхспрезидент Фидлер уверенным, спокойным голосом обратился по радио к жителям Германии, объявляя им, что рейхстаг проявил национальную солидарность и поддержал проект изменений в Конституцию, предложенный правительством. Ни голосом, ни словами бывалый политик не выдал своего напряжения и волнения, когда подошел к ключевой части своего выступления. Обратив внимание немцев на действия коммунистов в Гамбурге и других районах страны, Ольдвиг провозгласил чрезвычайное положение и роспуск парламента на неопределенный срок; в эфире прозвучало объявление новой эпохи в истории Германии. 

Чрезвычайное положение

Штурм Гамбурга

  • Курт Хаммерштейн-Экворд
  • Вальдемар Пабст в форме Ордена.
К тому времени к Гамбургу уже были стянуты значительные вооруженные силы под командованием Курта фон Хаммерштейна-Экворда, усиленные подразделениями Младогерманского ордена и "Стальными шлемами", непосредственное управление которыми досталось Вальдемару Пабсту. Вместе с событиями в Гамбурге во многих городах Германии начались выступления организованные Коммунистической партией и левым крылом СДПГ.  Центральный комитет социал-демократов, в котором большинство оставалось за сторонниками борьбы с Фидлером, попытался поднять рабочих на забастовку, но прежнего масштаба не получилось: встали только отдельные предприятия Рура и Тюрингии. Предварительный ввод чрезвычайного положения позволил правительству сохранить контроль над железными дорогами: специальные части рейхсвеера и верные силы Ордена заняли станции, получив приказ сопротивляться любым попыткам сторонников забастовки сорвать сообщение между частями страны. Организованность и скорость действия военных чинов впоследствии позволит с известной степенью уверенности говорить о наличии у армии и правительства загодя подробного плана. В свою очередь несогласованность действий эсдеков и коммунистов явно не пошла на пользу забастовке: профсоюзы КПГ и СДПГ не договорились о взаимодействии, в то время как Единый христианский германский профсоюз и организации "Центра" призвали рабочих поддержать правительство. И действительно, многие рабочие охотно поддержали правительство, устав от постоянной нестабильности и вечной борьбы; им казалось, что с новой конституцией в их жизнь придут достаточно благие изменения и так. 

В Гамбурге же по аналогии с тем же 1920 годом продолжала формироваться отряды местной красной армии, тем не менее, отсутствие крупных выступлений в других крупнейших городах Германии усиливало упаднические настроения внутри КПГ, идея о том, что объявленная в Гамбург советская республика тут же приведет к полномасштабной революции оказалась в значительной степени преувеличена. Поэтому вербовка в ряды армии шла медленными темпами, возникли проблемы с привлечением в ее ряды новых людей. Опасаясь скорого штурма города население массово покидало город, что мешало активистам КПГ установить контроль за дорогами. В самом Гамбурге немецкие коммунисты также действовали не слишком успешно, непосредственно перед началом боев за город несколько полицейских участков так и не были разоружены, а добиться от флота присоединения к восстанию не удалось, так что с вооружением у сторонников Тельмана определенно были значительные проблемы. Опять-таки, сказывалась полная изолированность КПГ от других левых сил Германского государства: поспешное провозглашение социалистической революции и советской республики порвали возможность сотрудничества с социал-демократами, для которых теперь официальное правительство было ближе ультралевой оппозиции. 

Войска в Гамбурге

Правительственный артиллерийский расчет на улицах Гамбурга.

Ранним утром 2 ноября Курт фон Хаммерштейн-Экворд от лица правительства предложил руководству Красной республики добровольно сдаться ради предотвращения городских боев; гарантом сохранения их жизней согласился выступить министр внутренних дел генерал Вильгельм Гренер, известный своей искренней симпатией к республике и близостью к демократическим кругам. Однако здесь заключению договоренности помешало сразу несколько факторов: во-первых, принципиальность Тельмана и ЦК КПГ, во-вторых, наличие за спиной Хаммерштейна-Экворда фигуры Вальдемара Пабста, убийцы Карла Либкнехта и Розы Люксембург, обладавшего весьма однозначной репутацией среди сторонников коммунизма в Германии. В "милость" этого человека ни то что Тельман, но и рядовые члены КПГ не были готовы поверить; позднее будут высказываться мнения, что именно поэтому партийное руководство ОХСС поручило вести силы именно Пабсту. Дескать, Ольдвиг Фидлер не желал решать дело миром, но собрался снова продемонстрировать всем несогласным грубую силу германского правительства и его готовность ломать сопротивление силой. 

Так или иначе, ультиматум Хаммерштейна-Экворда был отвергнут, а в 10 утра по местному времени начался штурм Гамбурга. Всего под командованием генерала Курта было около 30 тысяч человек, еще примерно столько же войск привел Пабст. Атака началась с артобстрела аванпостов коммунистов на выездах из города; готовность правительства использовать крупные калибры стала неожиданностью для многих ополченцев, крупным деморализующим фактором, позволившим войскам правительства проникнуть в город. Относительная малочисленность хорошо вооруженных ополченцев позволила правительственным силам развернуть полномасштабное наступление с нескольких направлений одновременно; впрочем, коммунисты смогли к обеду задержать продвижение Хаммерштейна. 

....

Большинство коммунистических лидеров было взято живыми; наличествовал приказ рейхспрезидента сохранить им жизни. За одним исключением - Эрнст Волльвебер, принявший столь активное участие в начале Ноябрьской революции, был убит солдатами Младогерманского ордена по приказу их непосредственного начальника. 

События в остальной Германии

Итоги и последствия

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.