ФЭНДОМ


1612

Изгнание поляков из Кремля

5-6 ноября 1612 года Второе народное ополчение под руководством Дмитрия Пожарского и Кузьмы Минина полностью освободило Москву от польских интервентов, а уже 3 марта 1613 года собравшийся в столице Земский собор избрал новым царем боярина Михаила Фёдоровича Романова. Долгие годы считалось, что собор добровольно, выражая мнение большинства жителей России, принял решение об избрании 16-летнего Михаила, как наиболее компромиссного кандидата среди прочих — молодого, легко управляемого, не связанного с «польской» партией внутри боярства и, в то же время, близкого родственника последнего «легитимного» царя Фёдора Иоанновича:

«Не было тогда никого милее народу русскому, как род Романовых. Уж издавна он был в любви народной. Была добрая память о первой супруге Ивана Васильевича, Анастасии, которую народ за её добродетели почитал чуть ли не святою. Помнили и не забыли её доброго брата Никиту Романовича и соболезновали о его детях, которых Борис Годунов перемучил и перетомил. Уважали митрополита Филарета, бывшего боярина Фёдора Никитича, который находился в плену в Польше и казался русским истинным мучеником за правое дело»

Николай Иванович Костомаров

Однако в последнее время эта точка зрения подвергается все большей критике в связи с вводом в научный оборот большого количества источников, свидетельствующих о вмешательстве казаков в ход заседаний Земского собора — так новгородцы, ставшие свидетелями событий в Москве, сообщали своим землякам:

«Русские казаки, которые в Москве, пожелали в великие князья боярина по имени князь Михаил Фёдорович Романов. Но бояре были совершенно против этого и отклонили это на Соборе, который недавно был созван в Москве»

«Московские простые люди и казаки по собственному желанию и без общего согласия других земских чинов выбрали великим князем Фёдорова сына, Михаила Фёдоровича Романова, который теперь в Москве. Земские чины и бояре его не уважают»
Царь Филипп

Карл Филипп — шведский принц и претендент на русский престол

Литовский канцлер Лев Сапега так сообщил своему пленнику Филарету — отцу Михаила Романова — об итогах собора:

«Посадили сына твоего на Московское государство одни казаки донцы»

По всей видимости, именно усилиями казаков было сорвано первое голосование по кандидатуре будущего царя 17 февраля, а анонимная «Повесть о Земском соборе 1613 года» прямо утверждает, что в решающий момент князья Пожарский и Трубецкой оказались заблокированы казаками на своих дворах и не смогли принять участия в определении судьбы страны.

Меж тем, имеются сведения, что во время первого голосования участники собора под влиянием Пожарского сделали выбор в пользу шведского королевича Карла Филиппа — младшего брата Густава II Адольфа. Переговоры о его избрании на русский трон велись с весны 1612 года — в отличие от католиков-поляков, протестант Карл Филипп гораздо вероятнее мог перейти в православие и, в силу своей молодости, перенять русские обычаи. Кроме того, шведы уже проявили себя как хорошие солдаты в ходе событий Смуты, а король Густав Адольф — ярый враг Польши — мог стать надежным союзником в борьбе против рвущегося к столице Сигизмунда III. Если его польский кузен стремился подчинить себе все Русское государство и обратить его в католицизм, то монарху Швеции от восточного соседа требовались лишь территории в устье Невы, а значит достичь компромисса с ним было несравненно проще.

Какой была бы Россия, если бы в феврале-марте 1613 года царем стал не Михаил Романов, а принц Карл Филипп?..

Развилка

Gustav II of Sweden

Густав II Адольф, король Швеции — старший брат Карла Филиппа

Ошибкой Дмитрия Пожарского стало то, что после освобождения Москвы он фактически распустил верные себе дворянские полки — в результате казаки оказались в большинстве и смогли продиктовать свою волю участникам Земского собора. Представим на мгновение, что этого не произошло и 17 февраля 1613 года Карл Филипп все же был избран царем и великим князем всея Руси, а 3 марта было успешно пресечена попытка казаков силой «продавить» кандидатуру Романова.

7 марта известие об избрании Карла Филиппа было разослано по всем русским городам и, в то же время, в Стокгольм отправилось посольство во главе со Степаном Татищевым, который от имени участников собора предложил корону шведскому принцу. В самой Швеции не было единства относительно того, посылать ли Карла Филиппа в далекую Россию, где за последнее десятилетие свергли трех царей, двое из которых были убиты. Дольше всех протестовала против этого решения королева-мать Кристина Гольштейн-Готторпская, в чем ее поначалу поддерживал даже Густав Адольф, опасавшийся, что брат, войдя в возраст и укрепившись в России, бросит вызов ему или его наследникам, однако в конце концов он дал согласие на избрание Карла в цари в обмен на территориальные уступки и военный союз против Польши. Тем не менее, необычайно мягкая зима, сделавшая непроезжей сухопутную дорогу из Швеции в Финляндию вокруг Ботнического залива и крайне опасным морской путь через свободное ото льда штормовое Аландское море, вынудили на полгода отложить прибытие принца в Россию.

Лишь 19 июля 12-летний царь прибыл в Выборг, предварительно подписав отречение за себя и всех своих потомков от прав на шведский престол. Прибытие Карла Филиппа в Новгород 17 августа было отмечено пушечными салютами, трехдневным колокольным звоном и благодарственной службой в Софийском соборе — тогда же он официально перешел в православие и был крещен митрополитом Исидором, приняв имя «Филипп Карлович»[1]. 28 августа в Новгород прибыли князь Трубецкой и Кузьма Минин, которые призвали нового монарха поспешить в столицу на коронацию — вместе со значительным шведским отрядом, ведомым Якобом Делагарди и Эвертом Горном, Филипп двинулся к Москве, однако из-за того, что тверские земли, через которые ему предстояло проехать, были сильно разорены в годы Смуты, процессия сделала крюк, пройдя через Дмитров и Троице-Сергиеву Лавру, и войдя в Москву со стороны Ярославля только 25 октября.

7 (14)

Венчание Филиппа I на царство

5 декабря митрополит Казанский и патриарший местоблюститель Ефрем венчал Филиппа на царство в Успенском соборе Московского Кремля, ознаменовав начало правления шведской ветви династии Ваза.

Царь Филипп Карлович

Ранние годы

Еще 3 марта 1613 года Земский собор утвердил состав временного совета, который бы управлял Русским царством вплоть до совершеннолетия царя. В его состав вошли 8 представителей высшей московской аристократии:

  • князь Фёдор Иванович Мстиславский (ок.1550—1622)
  • князь Дмитрий Михайлович Пожарский (1578—1642)
  • князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой (?—1625)
  • князь Пётр Иванович Пронский (?—1652)
  • князь Иван Михайлович Воротынский (?—1627)
  • князь Иван Борисович Черкасский (ок.1580—1642)
  • Фёдор Иванович Шереметев (?—1650)
  • Иван Никитич Романов (ок.1560—1640)

Формальным главой совета стал Мстиславский, однако реальную власть осуществляли Пожарский и Трубецкой, в руках которых находилась вся государственная дипломатия и руководство войском. С коронацией царя Филиппа полномочия совета окончились, однако на деле он продолжал управлять страной вплоть до совершеннолетия юного монарха. Так же большую роль в правительстве играл митрополит Исидор Новгородский, возведенный в 1614 году в сан патриарха — он одним из первых признал власть шведского королевича, а потому пользовался его безусловным доверием.

Лисовчики

Лисовчики

Первой задачей регентского правительства было подавление последних очагов сопротивления центральной власти — весной 1614 года воевода Иван Одоевский взял Астрахань, где укрылись казачий атаман Иван Заруцкий с царицей Мариной Мнишек и ее сыном от Лжедмитрия II Иваном по прозвищу «Воренок». 16 июля Заруцкий и «Воренок» были казнены в Москве. В 1615 году главной заботой стали шайки атаманов Баловня и Лисовского — первого удалось остановить под Москвой усилиями ярославского воеводы Семёна Головина, а второй был разбит в 6 км от города Орёл 23 августа русско-шведским войском князя Пожарского.

В январе 1614 года в Старой Руссе начались переговоры между русскими и шведами при посредничестве англичанина Джона Мерика. Густав II Адольф поначалу выдвигал невыполнимые условия, требуя передачи Швеции территорий Новгорода и Обонежской пятины вплоть до Белого моря, однако антишведское восстание в Тихвине и желание короля как можно скорее высвободить силы для борьбы с Речью Посполитой вынудили его ограничиться лишь приобретением крепостей Ивангорода, Яма, Копорья, Корелы, а так же побережья Невы. 9 апреля был подписан Старорусский мирный договор, по условиям которого Россия лишилась выхода в Балтийское море, однако получила союзника в борьбе с поляками — еще 20 января истек срок перемирия, заключенного между Варшавой и Стокгольмом в 1612 году, а в июле Густав Адольф возобновил боевые действия с Сигизмундом III.

Шведам поначалу сопутствовал успех — за 2 месяца они захватили всю Ливонию кроме Риги, но благодаря действиям Христофора Радзивилла продвижение противника было остановлена, а к 1615 году Густав Адольф лишился всех завоеваний в Прибалтике. 8 января 1616 года одновременно в замках Каркус, принадлежавшем Польше, и Тольсбург, находившимся под контролем Швеции, было подписано очередное перемирие на 2 года.

Дмитрий Пожарский

Дмитрий Пожарский

Уже летом 1613 года русские войска предприняли попытку отбить захваченный поляками двумя годами ранее Смоленск, однако из-за просчетов командующего князя Дмитрия Черкасского и его преемника Ивана Хованского осада не привела к существенным результатам — царским воеводам удалось лишь освободить от интервентов города Вязьму, Дорогобуж и Белую. В ноябре 1616 года деблокировать Смоленск попытался Велижский староста Александр Гонсевский, не добившийся, впрочем, успеха — 9 и 16 апреля 1617 года были наголову разбиты передовые польские разъезды, а 24 мая под Дорогобужем потерпели поражение и основные силы Гонсевского. Тем не менее воевода Иван Сулешов, назначенный воеводой под Смоленск, принял решение снять осаду с города и отступить на восток.

Неудачи Лисовского и Гонсевского вынудили поляков сесть за стол переговоров — 17 августа было заключено Духовское перемирие на 13 лет, получившее свое название по Духовской слободе, в которой состоялась процедура подписания. Речи Посполитой отходили Смоленск, Чернигов, Новгород-Северский, Трубчевск, Почеп, но при этом Себеж, Невель, Стародуб, Серпейск и освобожденные в ходе Смоленского похода города остались в составе Русского царства. Королевич Владислав при этом не отказывался от претензий на московский трон.

Заключение Духовского перемирия считается датой окончания Смутного времени — не смотря на значительные людские и территориальные потери, а так же хозяйственный упадок, удалось сохранить как политическое единство страны, так и сильную центральную власть, пусть и оказавшуюся в руках иноземной династии.

ЦКФ-1

Русское царство по итогам Смутного времени

Начало самостоятельного правления

Вступая на престол, Филипп дал т. н. «Ограничительную запись» — документ, подтверждавший крестоцеловальную запись царя Василия Шуйского, согласно которой монарх не имел права приговаривать кого-либо к смертной казни или лишению имущества без суда и согласия Боярской думы. Тем самым было положено начало ограничению самодержавия в России. По достижении 15-летнего возраста 11 мая 1616 года Филипп был объявлен совершеннолетним, однако реально до 1617 года он практически не участвовал в политике.

Не смотря на переход в православие, царь Филипп был европейцем до мозга костей — он практически не носил традиционного русского кафтана, предпочитая ему западный колет, брил бороду, отличался свободным и доступным нравом, много работал и путешествовал, стремясь воочию увидеть все свои владения. Даже первые реформы царя диктовались его стремлением привить европейскую культуру своему окружению — Филипп первым из русских царей стал устраивать балы и светские приемы, завел при дворе музыкальную труппу и собственный театр, приближал к себе тех представителей аристократии, которые охотнее перенимали европейскую моду и обычаи. Филипп первым из правителей России стал использовать в официальных документах цифровое обозначение при указании своего титула — он стал «Филиппом I»[2].

Немецкая слобода

Немецкая слобода в Москве

Внешне демонстрируя приверженность православным обрядам, Филипп недвусмысленно покровительствовал протестантам — при нем в Москве появились первые лютеранские кирхи, возникшие на территории Немецкой слободы, протестанты вошли в окружение и самого царя, в частности, при его дворе жил лютеранский пастор Мартин Бер, один из сподвижников Лжедмитрия I. Царь открыто поддерживал тех общественных и религиозных деятелей, которые настаивали на необходимости реформирования православной церкви — его наиболее близкими друзьями среди русской аристократии стали Иван Андреевич Хворостинин, составивший, по заданию Филиппа, официальную историю Смутного времени, и Никита Иванович Одоевский. Так же в ближайшее окружение Филиппа I входили князь Пётр Пронский, Артамон Матвеев, Афанасий Ордин-Нащокин и др. видные деятели XVII века.

Политические реформы

Филипп I стремился реформировать политический строй России на шведский манер — уже в 1626 году при царе возникла т. н. «Ближняя канцелярия», состоящая из его наиболее влиятельных сподвижников во главе с князем Пожарским, первым в русской истории получивший должность «канцлера». 24 октября 1637 года Боярская дума была преобразована в Сенат, во многом схожий по функциям и устройству с Риксродом, бояр и окольничих уравняли в статусе, возведя и тех и других в сан сенаторов, а в 1638-1639 годах приказная система была заменена коллегиальной — по шведскому образцу учреждались 7 коллегий во главе с президентами, ставших главными органами отраслевого управления:

  • Коллегия иностранных дел — заменила Посольский приказ;
  • Военная коллегия — заменила Разрядный, Стрелецкий, Бронный, Пушкарский и др. приказы;
  • Казенная коллегия — заменила Поместный приказ а так же ряд других;
  • Судная коллегия — заменила Челобитный и Разбойный приказы;
  • Торговая коллегия;
  • Дворцовая коллегия - заменила приказ Большого Дворца, Казенный, Хлебный и др. приказы;
  • Счетная коллегия.

Позднее возникли так же Морская коллегия, Коллегия тайных дел, Горная коллегия и др. — всего к концу правления Филиппа I их число достигло тринадцати. Фактически коллегией была так же и Ближняя канцелярия, игравшая роль коллективного главы правительства. При этом приказы полностью упразднены не были и еще некоторое время продолжали существовать вместе с коллегиями — последний из приказов, Сибирский приказ, расформировали только в 1689 году.

Местничество

Сожжение местнических книг

Реформы коснулись и системы придворных должностей — традиционные чины и ранги получили новые наименования на европейский манер, например «стряпчий» стал «гофмейстером», «конюший» — «маршалом», «сокольничий» — «егермейстером» и т. д. Так же при Филиппе I появляются первые графские и баронские роды — в 1617 году за Якобом Делагарди был подтвержден баронский титул, пожалованные его отцу королем Юханом III, а в 1633 году боярин Михаил Шеин стал первым русским графом.

Важнейшей задачей нового царя стала ликвидация отжившей к XVII веку системы местничества, в соответствии с которой придворные должности замещались в зависимости от знатности того или иного рода, а не от заслуг отдельных лиц. Стоявшую перед Филиппом I задачу облегчало то, что к середине столетия пресеклось большинство аристократических родов, составлявших элиту Русского государства в предыдущую эпоху — Мстиславские, Шуйские, Воротынские, Телятевские и др. фамилии сошли с исторической арены, уступив место куда менее родовитым Шереметевым, Одоевским, Голицыным и т. д. Тем не менее, даже в этих условиях царю приходилось преодолевать колоссальное сопротивление своего окружения, не желавшего поступиться своими вековыми привилегиями. В итоге отмене местничества предшествовал длительный подготовительный период — в 1619, 1630 и 1648 годах специальными указами были последовательно ограничены, а впоследствии и вовсе запрещены местнические тяжбы, связанные с дипломатической службой, при учреждении коллегий было оговорено, что должности их президентов так же изымаются из сферы местничества, во время войн против Речи Посполитой в 1613 и 1626 годах так же издавались указы о «безместии» на период боевых действий.

Окончательно местничество было упразднено царским указом 2 ноября 1663 года, подтвержденным на следующий год Земским собором, после чего были сожжены все местнические книги.

Военные реформы

Делагарди

Якоб Делагарди

Вместе с Филиппом I в Москву прибыло немалое количество иностранцев, которое заняли важные посты, главным образом, в армии — наибольшим влиянием пользовался двоюродный племянник царя Якоб Делагарди, перешедший в православие и сделавший блистательную карьеру при московском дворе. Под его руководством происходило осуществление масштабной военной реформы, суть которой заключалось в формировании «полков иноземного строя» в составе русского войска — одним из первых подобных соединений стала рота т. н. «бельских немцев», составленная из гарнизона крепости Белая, почти полностью перешедшего на сторону русских в 1614 году, командовали которой шотландец Томас Юстос и ирландец Уильям Грин. В 1618-1620 годах Делагарди удалось набрать 4500 европейских наемников, которыми укомплектовали 4 «немецких полка», а к 1621 году сформировали еще 8 полков из русских людей, вооруженных по европейскому образцу и с офицерами-европейцами.

В середине 1620 года началось формирование первого полка русских рейтар из дворян и детей боярских общей численностью в 1700 человек, в составе которого действовала так же рота драгун. В следующем году сформировали уже отдельный драгунский полк, а так же сводный эскадрон рейтар, драгун и гусар. Всего к 1622 году на царской службе находилось почти 17 000 иностранных солдат, однако вскоре из-за нехватки средств часть уже сформированных полков была распущена.

К моменту начала новой войны с Польшей в «полках иноземного строя» служило уже свыше 13 000 человек — по большей части русских под командованием европейских офицеров. С началом боевых действий, когда численность армии резко возросла, реформы пошли гораздо более ускоренными темпами — впервые на полях сражений царскими воеводами применялась линейная тактика, вводилась новая система комплектования и организации войск. Так, в 1628 году было сформировано первое в русской истории гвардейское соединение — мушкетерский полк под началом шотландца Александра Лесли, отличившегося при осаде Смоленска. В том же году впервые состоялось присвоение генеральских званий — первыми русскими генералами стали Якоб Делагарди и Эверт Горн, а с 1632 года пехота стала формироваться путем рекрутского набора. 

Мушкетер

Мушкетер немецкого полка

Все эти преобразования положительным образом сказались на боеспособности русской армии, позволив ей на равных сражаться с европейскими армиями. При этом доля иностранцев среди русского офицерства оставалась необычайно высока вплоть до конца XVII века — при дворе русского царя служили шотландцы Томас Далейль, Уильям Драммонд и Патрик Гордон, немцы Николас Бауман и Георг фон Менгден, голландец Филипп Альберт ван Бокховен, поляк Христофор Рыльский и др. 

Развитие экономики

Смута нанесла тяжелый урон российской экономике — посевные площади сократились почти в 30 раз, около половины деревень опустело, крестьяне массово уходили из центральных районов страны на окраины, прежде всего за Волгу, а те, что оставались, зачастую не имели ни скота, ни орудий труда, ни денег.

Чтобы восстановить сельское хозяйство, государство вынуждено было активно раздавать землю в поместья — излишек земельного фонда под эти нужды образовался в результате гибели большого числа землевладельцев в результате гражданских войн и пресечения многих влиятельных родов, а так же за счет конфискации тех владений, которые были пожалованы многочисленными самозванцами и претендентами на престол. В результате дворцовым землям во многом удалось избежать перехода в «чужие» руки. С 1620-х годов среди помещиков стали появляться и иностранцы — главным образом офицеры «немецких полков», которые при увольнении со службы принимали решение остаться в России.

Сама по себе земля без обрабатывающих ее крестьян не имела большой ценности, поэтому дворянство многократно обращалось к царю с просьбами продолжить процесс их закрепощения. Филипп I при вступлении на престол подтвердил решение Земского собора 1607 года, установившее срок сыска беглых крестьян в 15 лет, а в 1649 году Соборное уложение отменило предельный срок сыска, сделав его бессрочным. Впрочем, помещик имел право требовать возвращения лишь тех крестьян, кто ушел с помещичьей земли, не уплатив положенную при этом сумму. Рассчитавшийся по своим обязательствам крестьянин был волен оставаться на старом месте или вовсе оставить землепашество, если это ему позволяли средства и навыки.

Мануфактура

Русская мануфактура XVII века

Для российской экономики XVII века характерно превращение ремесла в мелкотоварное производство и его укрупнение — создание ремесленных мастерских, в которых уже начал применяться наемный труд. Другой особенностью стала специализация различных регионов страны: юг и Поволжье поставляли на рынок хлеб, запад — лен и коноплю, Поморье — соль и рыбу, Сибирь — меха и т. д. При Филиппе I появляются первые в России металлургические заводы в Москве, Туле, Серпухове и Кашире. Широкое распространение получают мануфактуры — как государственные, так и частные. Владельцами частных мануфактур в основном были иностранцы — голландцы Виниус, Марселис и Акема, немец Коэйт, швед фан Сведен и др., однако к концу царствования Филиппа появляются мануфактуры сенаторов Голицыных и Одоевских, а так же купцов Светешниковых, Шориных, Филатьевых, Строгановых, Демидовых и т. д.

В это же время складывается всероссийский рынок, появляются крупные торговые ярмарки — Архангельская, Ирбитская, Свенская и Макарьевская. Одним из последствий Смуты стало то, что иностранные купцы, прежде всего шведы, англичане и голландцы, добились для себя права свободной торговли на всей территории Русского государства — ограничить их влияние удалось лишь в середине XVII века, когда сначала в 1649 году под предлогом казни Карла I внутренний рынок был закрыт для английских купцов, а в 1654 году, в связи с началом Северной войны, те же меры последовали и в отношении купцов из Швеции.

Жигимонт

Сигизмунд III — король польский и великий князь литовский

Смоленская война

Густав II Адольф не оставлял попыток создать коалицию против Речи Посполитой, чтобы окончательно и навсегда нанести поражение своему главному противнику в регионе: в ходе войны 1621-1622 годов шведам удалось захватить Ригу, а в 1625-1626 годах, пользуясь враждой между гетманами Радзивиллом и Сапегой, нанести поражение польской армии под Вальгофом. В результате стороны взяли паузу в боевых действиях до июня 1626 года, которую Густав Адольф и его канцлер Аксель Оксеншерна использовали для завершения военной реформы и формирования анти-польской коалиции.

Габор Бетлен

Габор Бетлен — князь Трансильвании

Первым, кто откликнулся на призыв короля Швеции, был трансильванский князь Габор Бетлен, который горел желанием отомстить Сигизмунду III за поражение от лисовчиков в 1619 году, помешавшее Бетлену взять Вену. Опасение поляков вызывали и действия лидера немецких протестантов графа Петера Эрнста фон Мансфельда, который со своей армией двигался из Силезии в Венгрию и мог быть использован как ударная сила трансильванского князя. Османский султан, в 1620-1621 годах уже воевавший с Польшей, хоть и не обещал Густаву Адольфу помощи, однако же согласился не чинить препятствий своим вассалам: крымскому хану и молдавскому господарю, если те решат выступить на стороне «Льва Севера». Даже внутри самой польской шляхты хватало недовольных Сигизмундом III и его про-габсбургской политикой — дошло до того, что Христофор Радзивилл в союзе с кланами Збаражских, Замойских и Лещинских попытался низложить короля.

В этой ситуации позиция России стала играть решающую роль — не смотря на то, что срок Духовского перемирия истекал только в 1630 году, русско-польские отношения к середине 1620-х годов дошли до точки кипения: задержки с обменом пленными, препятствия в межевании границы, чинимые прежде всего воеводой Гонсевским, а так же продолжавшийся спор вокруг титулатуры Филиппа I и претензий королевича Владислава на московский престол привели к тому, что перемирие так и не было ратифицировано сеймом в Варшаве. В результате Филипп счел себя свободным от обязательств соблюдать соглашение с Польшей — успешное осуществление военной реформы Якобом Делагарди, а так же настойчивые просьбы старшего брата о поддержке склонили царя досрочно возобновить боевые действия.

Осада Смоленска

30 июня 1626 года Земский собор санкционировал разрыв перемирия с Речью Посполитой и уже в июле началось сосредоточение русских войск под командованием князя Пожарского в районе Дорогобужа — 11 августа они перешли границу, двинувшись на Смоленск. Всего под началом Пожарского было около 24 000 человек, половину из которых составляли солдаты «немецких полков», в том числе 4 500 европейских наемников из Голландии, Шотландии, Швеции, Германии и Англии.

Штурм Смоленска

Штурм Смоленска русскими войсками

В августе-сентябре русские воеводы овладели Рославлем, Почепом, Трубчевском, Велижем и Мглином, а 5 сентября Пожарский осадил Смоленск. 20 сентября в ставку князя прибыл Филипп I, мечтавший, подобно брату, о славе полководца, а так же, по всей видимости, рассчитывавший своим личным присутствием не допускать местнических споров внутри русского командования. Основные силы Речи Посполитой в этот момент находились на юге, готовясь отразить возможный набег крымских татар, а так же в устье Вислы, где Густав II Адольф, высадившийся 6 июля в Пруссии, угрожал Гданьску — помощь Смоленску мог оказать только воевода Александр Гонсевский, находившийся под Митавой, но он так же вынужден был действовать против шведов в Ливонии и поэтому прислал гарнизону лишь отряд в 300 человек. 14 февраля 1627 года была взорвана часть крепостной стены и русские войска пошли на штурм, однако после того как литовцы подорвали башню возле пролома с засевшими там солдатами Пожарского, царь вынужден был отдать приказ отступить. Неудачей закончился и второй штурм 1 марта.

К 1627 году масштабы конфликта стали разрастаться — на сторону Сигизмунда III перешел курфюрст Бранденбургский Георг Вильгельм, поддержка полякам пришла и со стороны императора Фердинанда II, заключившего к этому времени мир с Габором Бетленом. Воспользовавшись затишьем, вызванным отсутствием Густава Адольфа в Польше, Гонсевский решил снять осаду со Смоленска — 19 апреля он выступил из Красного, однако русские воеводы дважды отбросили его от города, сохранив кольцо блокады. От перебежчиков Пожарскому стало известно, что под началом Гонсевского находилось не более 8 000 человек, поэтому когда 11 мая тот предпринял третью попытку прорваться к Смоленску, против него были брошены все наличные силы воеводы Прозоровского и рота «бельских немцев» под командованием Джорджа Лермонта, в результате чего поляки и литовцы вынуждены были отступить.

Олива

Морское сражение между шведским и польским флотами

18 мая Густав II Адольф вернулся в Польшу с подкреплениями, атаковав Гданьск и вынудив Сигизмунда III основные силы вновь перебросить в устье Вислы. Оставшись без поддержки, смоленский гарнизон взбунтовался против коменданта и 11 июня, после 9 месяцев осады, открыл ворота русскому войску. 20 июня Филипп I торжественно вступил в Смоленск, устроив по этому случаю богатый пир, на который, в том числе, были приглашены сдавшиеся польские офицеры и смоленская шляхта, после чего вернулся в столицу, полностью передоверив ведение войны Пожарскому. В память о своем успехе, 25 сентября царь учредил первый в истории России орден — Орден св. апостола Андрея Первозванного. Статут этого ордена, основанный на статутах шведских орденов Спасителя, Агнца Божия и Иеговы, был учрежден через 20 лет — в 1649 году.

Кульминация конфликта

Пока шла осада Смоленска русские войска продолжали боевые действия против Польши на других фронтах — в апреле 1627 года воевода псковский Василий Туренин совершил набег на Полоцк, сжег посад и Нижний замок, однако не сумел закрепиться и организовать осаду, возвратившись в итоге в Невель, в мае воеводами были взяты Озерища, Мстиславль и Кричев, а так же предпринята неудачная попытка осадить Усвят. В это же время была отбита попытка поляков захватить Путивль.

Поляки

Христофор Радзивилл во главе польских войск

Меж тем наступление Густава II Адольфа на Гданьск было сорвано — в битве под Тчевом сам король был серьезно ранен, и даже вынужден был предложить Сигизмунду III заключить перемирие на 30 лет, обещая возвратить все захваченные территории в Пруссии и Ливонии, однако мирные переговоры были сорваны благодаря позиции польского сейма, а так же известиям о взятии Смоленска, которые вселили шведскому королю уверенность, что удача еще может к нему вернуться. Не смотря на то, что в поддержке Швеции отказала Голландия, торговля которой терпела убытки из-за морской блокады Гданьска, 10 июня 1628 года войну Речи Посполитой все же объявил Габор Бетлен, ставший незадолго до того свояком Густава Адольфа, женившись на Екатерине Бранденбургской. Через посредничество трансильванского князя, лелеявшего мечту занять трон в Варшаве, Густав вел переговоры с Молдавией, Крымом и запорожцами, рассчитывая на их скорое вступление в конфликт.

Потеря Смоленска заставила Сигизмунда III главные силы перебросить на восток — с сентября 1627 года гетман Радзивилл начал контрнаступление против русских, отбив Кричев и Мстиславль и, соединившись с остатками корпуса Гонсевского, двинулся к Ельне, где им был разбит разъезд под командованием воеводы Измайлова, после чего поляки вышли к Дорогобужу. Если бы этот город пал, прервалось бы сообщение между Смоленском и Москвой, и тогда все достижения войны оказались бы сведены на нет, однако в этот момент началась осенняя распутица — дороги стали непроходимыми, передвижение войск практически остановились, а вскоре ударили зимние морозы и Радзивилл принял решение отступить к Красному.

Шеин

Михаил Шеин

Весной 1628 года Россия вернула себе инициативу в войне — целью был выбран Полоцк, взятие которого открывало для царских войск дорогу на Вильно, чтобы, в перспективе соединиться с королем Густавом Адольфом. К этому времени под ружье было поставлено 32 000 человек, разбитых на три «армии»: на северо-западе, из района Великих Лук, наступал Дмитрий Петрович Лопата-Пожарский, под Смоленском сосредотачивались основные силы, во главе которых был поставлен Михаил Шеин, а на юго-западе, прикрывая Стародуб и Брянск, стоял Дмитрий Черкасский. 31 мая все же удалось овладеть Усвятом, одновременно Радзивилл и Гонсевский были выбиты из Красного, после чего Шеин и Лопата-Пожарский двинулись с двух сторон на Витебск.

Пятью годами ранее горожане Витебска уже поднимали восстание против насаждения униатства королевской властью — память о тех событиях еще была жива, поэтому хватило лишь известий о приближении русских войск, чтобы в городе вновь произошло восстание. В результате Витебск был сдан без боя 28 июля, после чего царские воеводы устремились к Полоцку. Успех союзников позволил Густаву Адольфу выйти к Грудзёндзу, захватив мосты через Вислу — т. к. самый талантливый полководец Сигизмунда III, гетман Конецпольский, был направлен на борьбу с вторгшимися в Галицию силами Габора Бетлена, то шведский король мог беспрепятственно действовать в Королевской Пруссии.

Борьба за Полоцк

Обороне польско-литовских войск на Двине мешала разобщенность командиров — Радзивилл, Гонсевский и Сапега ненавидели друг друга и отказывались действовать сообща, позволив тем самым Шеину беспрепятственно подойти к Полоцку и 28 сентября начать его осаду. В то же самое время шведы осадили Торунь, а Конецпольский завяз в тяжелых боях с трансильванцами под Перемышлем. 8 ноября Радзивилл предпринял первую попытку деблокировать Полоцк, поддержанную гарнизоном крепости, однако окончившуюся безрезультатно. Чтобы хоть как-то сгладить противоречия между литовскими магнатами, в ставку Радзивилла в Дисне прибыл королевич Владислав с сильным отрядом кавалерии и запорожцами — наследник престола формально встал во главе войск, собиравшихся снять осаду с Полоцка, однако, не обладая выдающимся полководческим талантом, фактически оставил все руководство в руках гетмана.

Радзивилл

Христофор Радзивилл

Славик

Королевич Владислав — будущий король Речи Посполитой Владислав IV

13 декабря поляки предприняли вторую попытку прорваться к Полоцку — Радзивилл решил для начала нанести удар по немногочисленным русским войскам, стоявшим на левом берегу Двины, и близ Борисоглебского монастыря нанес противнику убедительное поражение. Фактически, кольцо блокады было прорвано, однако осада продолжалась. К этому времени под началом Шеина и Лопаты-Пожарского осталось лишь 13 000 человек, примерно столько же, сколько у Владислава. 6 января 1629 года королевич переправился через Двину выше Полоцка, заходя в тыл Шеину. Чтобы избежать окружения и разгрома, воевода вынужден был снять осаду с Полоцка — по счастью 12 февраля Густаву Адольфу удалось взять Торунь, создав угрозу непосредственно для Варшавы, что позволило Шеину без существенных потерь отойти к Витебску.

Положение Речи Посполитой стало критическим — чтобы не допустить разгрома королевской армии, император Фердинанд II вынужден был отправить в помощь ей 10-тысячный корпус фельдмаршала Арним-Бойценбурга, однако имперские солдаты отличались крайне низкой дисциплиной и больше грабили, чем воевали. 27 июня состоялось решающее сражение войны при Липно в 16 милях от Варшавы: не смотря на то, что ни одна из сторон не смогла одержать уверенной победы, Густав Адольф, получив серьезное ранение, был вынужден отойти к Грудзёндзу.

25 июня Радзивилл подошел к Витебску, однако взять его с налета не получилось — Шеин использовал полугодовую передышку в боевых действиях, выстроив прочную оборону на Западной Двине, благодаря чему, простояв под стенами города два месяца, литовцы вынуждены были отступить. На этом активные боевые действия войны, фактически, подошли к концу.

Окончание войны

Война опустошила финансовые ресурсы всех воюющих государств, вынудив их начать переговоры о скорейшем заключении мира — особенно тяжелым было положение Речи Посполитой, которая несла колоссальные потери от морской блокады Гданьска. Враг уже стоял на Висле, Двине и Днестре, Украина вновь подверглась нашествию крымских татар, зрело недовольство среди казачества, а отсутствие у поляков флота и современной боеспособной пехоты означало невозможность на равных противостоять армии Густава Адольфа. В результате 30 июля в Броднице начались переговоры между польской и шведской делегациями при посредничестве голландцев и французов. 26 сентября было заключено Бродницкое перемирие на 6 лет, по которому Сигизмунд III вынужден был отказаться от всех претензий на шведскую корону, получив взамен захваченные Густавом Адольфом города — Торунь, Грудзёндз, Митаву, Тчев, Фромборк и др. При этом Швеция удерживала всю Лифляндию с Ригой, а так же прусские города Пиллау, Эльбинг и Браунсберг, которые, впрочем, ей пришлось вернуть по Штумсдорфскому договору 12 сентября 1635 года, продлившему состояние перемирия между двумя державами еще на 26 лет.

29 ноября 1629 года внезапно скончался бездетный Габор Бетлен и в Трансильвании вспыхнула борьба за власть между его наследниками, в результате чего последний союзник России де-факто вышел из войны. Оставшись с Речью Посполитой один на один, Филипп I счел за благо так же вступить в переговоры - три года боевых действий стоили Русскому царству, и без того не до конца оправившемуся от последствий Смуты, многих человеческих жизней и сохранение уже завоеванного тогда казалось гораздо более важной задачей, чем расширение завоеваний.

Gustav II Adolf vid Stuhm

Густав II Адольф в сражении при Липно

В конце декабря в Монастырщине на берегу реки Вихра начались переговоры: русскую делегацию на них возглавлял боярин Фёдор Шереметев, а польско-литовскую — гетман Радзивилл. 10 февраля 1630 года стороны поставили свои подписи под текстом мирного соглашения, в соответствии с которым королевич Владислав отказывался от претензий на царский титул, а Филипп I удерживал за собой Смоленск, Витебск, Рославль, Велиж, Усвят, Мглин, Почеп и нек. др. города. При этом поляки по прежнему не признавали Филиппа царем, продолжая именовать его лишь «великим князем Московским». Всего через месяц после заключения мира на Украине вспыхнуло казацкое восстание под руководством Тараса Федоровича, в ходе которого повстанцами была разбита королевская армия гетмана Конецпольского, однако не смотря на то, что Федорович вел переговоры с Москвой о принятии казаков в русское подданство, Филипп I не решился поддержать это выступление, т. к. его главный союзник Густав Адольф с лета 1630 года оказался втянут в Тридцатилетнюю войну в Германии, где и погиб спустя два года.

Война 1626—1630 годов, в российской историографии традиционно называемая «Смоленской войной», а в европейской — «Войной трех Ваза», стала важной вехой в правлении Филиппа I: впервые царские войска на равных сражались с армией Речи Посполитой, одерживая порой убедительные победы, что недвусмысленно свидетельствовало о перспективности дальнейшей «вестернизации» русской армии. Именно после этого конфликта началось проведение наиболее глубоких реформ Филиппа I, преобразивших Россию. Кроме того, возвращение Смоленска подняло авторитет династии Ваза на небывалую высоту — в глазах служилой аристократии молодой царь, лично принимавший участие в боевых действиях, стал безусловным выразителем ее интересов.

Polska16

Речь Посполитая по итогам войны 1626—1630 годов

Воссоединение Украины с Россией

Мир между Русским царством и Речью Посполитой продлился почти два десятилетия — за это время польско-литовское государство потрясли четыре крупных казацких восстания: Тараса Федоровича в 1630 году, Ивана Сулимы в 1635 году, Павлюка в 1637 году и Якова Острянина в 1638 году. В ходе последних двух восстаний казаки прямо обращались к царю Филиппу с просьбой о принятии их в русское подданство, однако тот не решался начинать новую войну, не завершив все запланированные реформы.

В январе 1648 года вспыхнуло очередное и самое масштабное восстание под руководством Богдана Хмельницкого — 16 мая повстанцы нанесли поражение полякам при Желтых Водах, а 25—26 мая при Корсуни разбили армию гетмана Потоцкого, взятого союзными Хмельницкому крымскими татарами в плен. Эти успехи дали толчок антипольскому восстанию по всей территории Украины — крестьяне активно вливались в движение Хмельницкого, изгоняли поляков и иудеев, к концу года полностью освободив территорию Украины от границы с Россией до Волыни. 20 мая в Варшаве скончался польской король и литовский великий князь Владислав IV, с которым связывали надежды на достижение компромисса между короной и казаками. Наступил период междуцарствия, что практически лишало казачью верхушку шансов на удовлетворение их требований или на амнистию в случае поражения восстания — 8 июня из Черкасс Хмельницкий написал Филиппу I письмо с просьбой о принятии Войска Запорожского в русское подданство, вызвав тем самым большое замешательство в Москве.

Хмельницкий в Киеве

Въезд Богдана Хмельницкого в Киев

Рада

Переяславская рада

Удовлетворение просьбы Хмельницкого означало неизбежную войну с Польшей, а внутренняя ситуация в России того времени оставалась крайне напряженной. Недавняя русско-польская война явным образом продемонстрировала возросший военный потенциал царской армии, но в то же время Филипп I осознавал, что своим успехом он во многом был обязан старшему брату, сковавшему бóльшую часть польских войск на Висле. Тем не менее, в Москве решили дать казакам понять, что принятие их в подданство — вполне реальная перспектива, и рекомендовали Хмельницкому прислать официальное посольство.

21—23 сентября повстанческое войско одержало очередную победу над поляками под Пилявцами, после чего казаки осадили Львов. 2 января 1649 года состоялся торжественный въезд Хмельницкого в Киев, где в этот момент находился патриарх Иерусалимский Паисий, направлявшийся в Москву. С ним отправился и посол Хмельницкого Силуян Мужиловский, которому поручалось официально передать царю просьбу о принятии Войска Запорожского под его руку и о военной помощи против Польши. 7 февраля посольство прибыло в Москву, где уже был собран Земский собор для обсуждения судьбы казачества — 17 марта участники собора постановили удовлетворить просьбу Хмельницкого, а уже 25 марта на Украину отбыл царский дипломат Григорий Унковский, который должен был привести казаков к присяге царю Филиппу. При этом и царь, и его окружение понимали, что с точки зрения Варшавы казаки были бунтовщиками и клятвопреступниками, однако русская дипломатия нашла выход из этой ситуации — поскольку король Владислав был мертв, то и клятвы, которые в свое время приносили ему практически все лидеры восстания, утратили силу. Т. о. под власть России переходили не подданные польской короны, а «вольные люди».

20 апреля Унковский уже был в Переяславле, куда вскоре, не смотря на болезнь, из Чигирина прибыл и Хмельницкий. 2 мая здесь был собран военный совет — Рада — из представителей казацких полков и местных жителей, на котором Хмельницкий вместе со всеми присутствующими принесли присягу на верность Филиппу I.

Ян Казимир

Ян II Казимир

Богдан-Хмельницкий

Богдан Хмельницкий

Русско-польская война

20 ноября 1648 года королем Польши был избран сводный брат Владислава IV — Ян II Казимир. Пытаясь миром разрешить уже вовсю пылающий на юго-востоке своих владений конфликт, он направил к Хмельницкому посольство во главе с православным шляхтичем Адамом Киселем, однако оно ни к чему не привело и, более того, лишь ускорило принятие Москвой решения о воссоединении с казачьей Украиной из опасения, что Хмельницкий может договориться с Варшавой.

Боевые действия между Хмельницким и коронными войсками возобновились лишь в конце весны 1649 года — мирная передышка в полгода позволила России не только подготовиться к войне, но и привлечь на свою сторону князя Трансильвании Дьёрдя II Ракоци, который, вслед за своим отцом и Бетленом, вынашивал планы по захвату польской короны. Ракоци, в свою очередь, рассчитывал втянуть в конфликт господарей Молдавии и Валахии — Василия Лупу и Матвея Басараба. Турция так же не прочь была принять участие в дележе польского наследства, однако в это время главным врагом Стамбула оставалась Венеция, с которой шла тяжелая война за Крит, а в самой столице разворачивалась борьба за регентство над малолетним султаном Мехмедом IV, в результате чего попытки заручиться союзом с Портой окончились безрезультатно. Крымский же хан, бывший ранее союзником Хмельницкого, опасаясь укрепления позиций России, фактически разорвал союз с казаками и возобновил набеги на Украину.

10 июня армия под командованием короля Яна Казимира пересекла «линию разграничения» между польскими и казацкими землями у Староконстантинова. После предательства крымчаков силы Хмельницкого оказались серьезно ослаблены и 6 августа он потерпел поражение под Чудновом, однако 9 сентября в войну наконец вступило Русское царство — за 35 лет, прошедших со времен окончания Смутного времени, людской потенциал государства удалось в значительной степени восстановить, благодаря чему под рукой Филиппа I в 1649 году оказалась армия почти в 100 000 человек. Основной удар было решено нанести в Белоруссии — на Оршу, Минск и Вильно. Формальным командующим центральной армии, собиравшейся в районе Красного и Смоленска, был назначен зять Филиппа принц Вальдемар Датский, однако реально всеми военными делами при нем занимались Яков Черкасский и Никита Одоевский. Дополнительные направления прикрывали войска Василия Шереметева и Семёна Пожарского.

Взятие Орши

Путь на Оршу царским воеводам преграждала крепость Дубровна, гарнизон которой насчитывал 100 наемников-пехотинцев и несколько сотен вооруженных мещан, а формальный комендант Ежи Кароль Глебович находился в Варшаве на заседании сейма. Взяв Дубровну с налета, 16 сентября принц Вальдемар подошел к Орше, которая, после потери Смоленска и Витебска, оставалась самой сильной литовской крепостью на восточной границе. 8 ноября состоялся генеральный штурм, в ходе которого удалось проломить северную стену Оршанского замка, после чего его защитники сложили оружие. Одновременно с этим без боя был занят Полоцк, не имевший на тот момент постоянного гарнизона и не успевший оправиться после страшного пожара, уничтожившего практически весь город.

Лоев

Сражение между поляками и казаками

Главный противник русских войск — гетман Януш Радзивилл, сын скончавшегося в 1640 году Христофора Радзивилла, — летом находился в междуречье Днепра и Припяти, воюя с казачьей армией Кричевского и Пободайло. Известия о готовящемся вторжении с востока заставили гетмана повернуть на север и 12 октября недалеко от Пропойска у деревни Лесная он встретился с армией князя Семёна Пожарского, шедшего из Мглина к Старому Быхову. Силы Радзивилла насчитывали порядка 6-7 000 человек, в то время как у Пожарского было как минимум вдвое больше, — тем не менее, литовцы решили дать бой, рассчитывая на превосходство своей кавалерии. Разыгравшееся сражение окончилось поражением королевской армии, все атаки которой разбились о мужественное сопротивление «немецких полков» Даниила Кроуфорта и Юрия Вена, в результате чего гарнизон находившейся в осаде Орши так и не успел получить подмогу. Кроме того, Радзивилл в планах Яна Казимира должен был ударом по Киеву зайти в тыл казакам Хмельницкого, облегчив королю борьбу с их главными силами — теперь же он остался один против повстанцев, к которым стали прибывать подкрепления из России, в результате чего под Белой Церковью наступление поляков остановилось.

К ноябрю боевые действия сошли на нет: король возвратился в Варшаву, требовать от сейма выделения средств на ведение войны с Россией, в расчете на следующий год добиться решительного перелома.

Радзивилл-0

Януш Радзивилл

Разрастание конфликта

Дебаты в Варшаве кипели вплоть до 5 декабря 1650 года, когда сейм все же согласился собрать посполитое рушение для борьбы против русских и казаков. Бездействие короля в течение целого года, а так же отсутствие на Украине обоих гетманов — Потоцкого и Калиновского, находившихся в татарском плену, — стали настоящим подарком для Филиппа I и Хмельницкого: в июне 1650 года царскими воеводами был взят Шклов, в июле — Дисна и Друя, в августе — Глубокое, 6 ноября после двухмесячной осады казаками полковника Мартына Небабы была взята хорошо укрепленная крепость Гомель, к концу года занятыми оказались Мозырь, Речица и Чечерск. Крупным успехом стал добровольный переход на сторону России 3 сентября гарнизона Могилева — крупнейшего торгового центра Верхнего Поднепровья. В то же время неудачей окончилась осада казаками Старого Быхова, а города Мстиславль, Кричев, Чаусы и Радом сохранили верность Радзивиллу, в результате чего в междуречье Днепра и Сожа образовался своеобразный «выступ», вдававшийся в занятую царскими войсками территорию приблизительно на сто верст.

В августе-ноябре Хмельницкий умело используя противоречия между Крымом и Молдавией сумел пресечь готовившийся татарский набег на южнорусские земли, скрепив союз с Василием Лупу помолвкой между своим старшим сыном Тимошем и дочерью господаря Розандой.

В конце января 1651 года в войну вступил Дьёрдь II Ракоци, с 25-тысячным войском из венгров, немцев, валахов и молдаван вторгшийся в Галицию, взяв Перемышль и осадив Львов. Одновременно с этим Ян II Казимир, набрав колоссальную армию, по разным оценкам насчитывавшую от 57 до 200 000 человек, двинулся на Украину — к этому времени у Хмельницкого под рукой так же были значительные силы в 70-100 000 казаков при поддержке 12-18 000 солдат русских воевод Шереметева и Бутурлина. Впрочем, когда две армии встретились между Фастовом и Белой Церковью, реальная их численность была значительно меньше: Ян Казимир был вынужден часть войск передать Иеремии Вишневецкому для борьбы с трансильванцами и Янушу Радзивиллу, готовившему контрнаступление в Белоруссии, а Хмельницкий непосредственно перед битвой отправил 10 000 казаков Антона Ждановича на подмогу Ракоци и еще около 20 000 — Небабе и Пободайло, прикрывавших основные силы от удара с севера.

Белая Церковь

Сражение под Белой Церковью

Белоцерковское сражение началось 26 августа с рейда казаков на занятое поляками село. 28 августа пошли в атаку главные королевские силы, но Хмельницкий сумел обойти их и атаковать во фланг, отрезав поляков от собственного лагеря. На следующий день он попытался продолжить наступление, но был отброшен гетманами Потоцким и Калиновским, к тому времени выкупленными из плена. 31 августа сражение возобновилось — казакам удалось выбить поляков с их позиций, однако ночью Потоцкий предпринял контратаку. Не смотря на гибель гетмана, королевским войскам удалось восстановить исходное положение, в результате чего на несколько дней опять установилось затишье, использованное Хмельницким для обходного маневра — около 2 000 казаков ночью переправилось через реку Каменку, заходя в тыл противнику, и 7 сентября атаковала позиции воеводы Лянцкоронского. От Калиновского, который после гибели Потоцкого взял верховное командование в свои руки, не укрылось это передвижение, поэтому в тот же день он предпринял решительную атаку на позиции главных сил Хмельницкого, однако натолкнулся на русскую пехоту европейского образца. В завязавшейся схватке Калиновский был смертельно ранен, после чего королевские войска стали отступать. Одновременно с этим 20 августа умер Вишневецкий — Речь Посполитая в одночасье лишилась трех своих наиболее авторитетных военачальников, в результате чего поход короля на Украину не принес ему желаемой победы, не смотря на то, что поляки отступили в полном боевом порядке.

Боевые действия в Белоруссии

Януш Радзивилл, чья армия благодаря подходу вспомогательных сил, присланных королем, выросла до 30 000 человек, в марте 1651 года осадил Могилев, обороняемый 6-тысячным гарнизоном. Задержка литовцев под стенами Могилева дала возможность казакам Небабы захватить Бобруйск, Казимир и Глуск, а в июне пала Свислочь — от Минска царские войска отделяло не более 30 верст. Радзивилл, так и не взяв Могилев, отошел к Березине, чтобы не допустить выхода казаков в тыл своим войскам.

Могилев

Могилевский замок

В конце июля главные силы во главе с Черкасским и Хворостининым подошли к Мстиславлю, который продолжал удерживать польско-литовский гарнизон. После четырех дней тяжелых боев — 1 августа — крепость пала, а вслед за ней под руку Москвы перешли Кричев, Борисов и Головчин. К сентябрю пали Клецк, Мир, Столовичи, Туров, Пинск и др. города, однако совершенно неожиданно для себя казаки натолкнулись на ожесточенное сопротивление под Слуцком и Несвижем и не смогли ими овладеть. Самой же трудной целью для царских воевод стал Быхов, одна из лучших крепостей Великого княжества Литовского — попытка захватить его в 1649 году силами казаков провалилась и теперь Черкасский собирался вести длительную осаду. Передовые русские отряды появились под стенами Быхова 3 сентября — к этому времени основные бои кипели уже на Новогрудчине и Волыни, в то время как крепость оставалась глубоко в тылу русских войск, поэтому было принято решение огородить ее рвом, чтобы помешать гарнизону совершать вылазки, оставить под стенами немногочисленный заслон и с остальными силами идти к Минску. В результате осада Быхова растянулась на 18 месяцев, а сами горожане за свою стойкость получили от короля Яна Казимира освобождение от уплаты налогов на 20 лет, что только укрепило их в преданности польской короне.

Зимой 1651—1652 годов Хмельницкий и Бутурлин начали постепенное отвоевывание территорий Подолья и Волыни: к этому времени Ракоци, воспользовавшись смертью Вишневецкого сумел захватить Львов и уже стоял на подступах к Кракову, 1—2 июня 1652 года состоялось сражение под Батогом, в котором русско-казацко-молдавское войско разбило Станислава Потоцкого — двоюродного брата убитого под Белой Церковью гетмана. Не смотря на то, что Хмельницкому постоянно приходилось отвлекать силы для борьбы с крымчаками, возобновившими свои набеги, в июне ему удалось освободить от поляков Брацлав, в июле — Меджибож, в августе — Каменец-Подольский, в августе — Скалу, к сентябрю удалось занять еще семь городов в Волынском и Подольском воеводствах. В то же самое время был взят Минск, русские войска стояли на подступах к Вильно, что побудило короля вступить с противником в переговоры.

Мирные переговоры

Кристина

Кристина — королева Швеции и племянница Филиппа I

Ракоци

Дьёрдь II Ракоци — князь Трансильвании

К 1650-м годам все внимание Филиппа I было сосредоточено на ситуации в Швеции — не смотря на то, что при вступлении на русский престол он отрекся от своих прав на шведскую корону, с 1641 года с его стороны следовали постоянные попытки устроить брак одного из собственных сыновей с королевой Кристиной, в чем, однако, он натолкнулся на сопротивление канцлера Акселя Оксеншерны. В 1649 году наследником шведского трона был избран Карл Густав Пфальц-Клебургский — племянник Филиппа I, а в 1650 году корона была объявлена наследственной в его роде. С этого времени королева Кристина уже не скрывала своего намерения в скором времени отречься в пользу Карла, что вызывало крайнее недовольство в Москве: Филипп I намеревался отстаивать права своих детей силой оружия и, если и не посадить кого-то из них на трон, то хотя бы отвоевать у Швеции ее владения на востоке Балтии. Однако для начала войны со Швецией необходим был мир с Польшей, поэтому когда в феврале 1652 года Ян Казимир предложил решить судьбу Украины миром, то Филипп счел нужным использовать эту возможность.

Переговоры проходили в Белых Песках в 150 верстах от Бреста, однако стороны по обыкновению выдвигали заведомо невыполнимые условия — русские воеводы требовали признание царского титула Филиппа I и решений Переяславской рады, а так же передачи России территорий Белоруссии, Украины, Волыни и Подолья вплоть до Буга, а поляки отказывались уступать в чем бы то ни было. Решив, что король просто тянет время, Филипп приказал возобновить боевые действия и продолжить наступление на Вильно, но в этот момент к нему обратился гетман Радзивилл, который предлагал свои услуги Москве в обмен на помощь в отделении Литвы от Польши. Предложение Радзивилла показалось царской дипломатии подарком судьбы — в сентябре в Ошмянах встретились представители гетмана и князя Черкасского, возглавлявшего войска в Белоруссии, переговоры между которыми поначалу имели успех, однако вскоре натолкнулись на все те же территориальные споры: Радзивилл обещал признать вассальную зависимость от Москвы только в обмен на возврат всех оккупированных территорий, в то время как Черкасский соглашался максимум на уступку земель к западу от Березины, требуя передачи России Орши, Могилева, Гомеля и даже не сдавшегося еще Старого Быхова.

В конце концов выяснилось, что предложение Радзивилла, как и переговоры в Белых Песках, были лишь уловкой, которая дала Речи Посполитой передышку, позволившую королю добиться от сейма новых уступок и собрать новую армию. В 1653 году у Дьёрдя II Ракоци возник острый конфликт с Василием Лупу, в результате чего он вместе с господарем Валахии вторгся в Молдавию, предварительно подписав 2 июня мирный договор с Речью Посполитой, уступившей ему часть Русского воеводства с городами Перемышль, Ярослав, Львов и Галич, в результате чего Яну Казимиру больше не требовалось распылять силы для борьбы с русскими и казаками. Одновременно удалось договориться с крымским ханом, который разорил Украину, только на Подолье спалив 270 сел и местечек, в результате чего некогда цветущий край охватил голод.

Гусары

Польские гусары

Возобновление войны

В марте 1653 года Радзивилл, собравший новую армию, двинулся из района Бреста к Несвижу и Слуцку, гарнизоны которых все еще хранили верность Яну Казимиру, и 12 апреля взял Бобруйск. Отсюда его отряды устремились к Днепру, сняв осаду со Старого Быхова, а 22 июня сам гетман подошел к Могилеву. Здесь наступление Радзивилла, как и два года назад было остановлено, а его отряды рассыпались по Белоруссии, уничтожая русские гарнизоны в небольших городах, таких как Борисов, Ляховичи, Друя и др. К этому времени в Белоруссии против русских войск уже действовали многочисленные партизанские соединения, состоящие из местных католиков и униатов, недовольных репрессивной политикой новых властей — 5 ноября, спустя четыре месяца после отступления Радзивилла от Могилева, в городе произошло антирусское восстание, главной движущей силой которого была местная шляхта, усилиями которой гарнизон был перебит и его место заняли королевские солдаты. За это Ян II Казимир возвратил Могилеву все права и привилегии, а горожан, принявших участие в восстании, возвели в шляхетское сословие. Подобные же восстания произошли в Дисне, Новом Быхове и Гомеле.

4 октября литовцы осадили Минск, обороняемый небольшим русским гарнизоном, состоящим из нескольких рот. Не смотря на неравные силы, гофмейстер Нестеров, совершенно неожиданно вставший во главе гарнизона, принял решение отстоять город, в результате чего осада растянулась на долгих полгода.

Эпизод-1

Сражение под Жванцем

На Украине Станислав Потоцкий, назначенный гетманом, в союзе с крымскими татарами сумел под Жванцем нанести поражение казачьей армии, которая теперь не могла рассчитывать на поддержку трансильванцев и молдаван. В итоге Хмельницкий вынужден был отступить сначала к Могилев-Подольскому, а затем и к Животову. Развить наступление Потоцкому помешало непостоянство хана — тому в равной степени было невыгодно как усиление России, так и усиление Польши, поэтому он в самый разгар сражения 9—11 октября на реке Роське предал гетмана и увел свои войска, в результате чего победа досталась казакам.

Головчинское перемирие

В феврале 1654 года королева Кристина открыто объявила об отречении от престола в пользу Карла Густафа Пфальцского. Филипп I, который уже вовсю вел переговоры с королем Дании и курфюрстом Бранденбурга о формировании анти-шведской коалиции, вынужден был форсировать мирные переговоры с Яном Казимиром, который так же был заинтересован в том, чтобы два его главных противника были скованы войной друг с другом. 10 марта начались переговоры в Головчине, завершившиеся подписанием 9 апреля перемирия на 6,5 лет: России отходили части территории Полоцкого, Мстиславского, Черниговского, Киевского и Брацлавского воеводств с городами Полоцк, Орша, Мстиславль, Чернигов, Новгород-Северский, Киев, Белая Церковь, Черкассы, Чигирин и др. Кроме того, был признан переход Войско Запорожского под руку русского царя. Русским войскам, в том числе продолжавшему сопротивление гарнизону Минска, дозволялось в течение двух месяцев покинуть территорию Польши. Стороны так же договорились о совместной борьбе против крымских татар, а Филипп I обязался уплатить компенсацию польской шляхте, лишившейся своих владений на Украине и Северщине. В текст договора включили так же традиционные условия о свободе торговли, неприкосновенности послов и т. д.

Восстание Богдана Хмельницкого и русско-польская война 1649—1654 годов нанесли непоправимый удар по престижу Речи Посполитой в глазах Европы — после «золотого века» при Сигизмунде III и Владиславе IV, страна вступила в период серьезного экономического и политического кризиса, сопровождавшегося рокошами шляхты и усилением влияния православной церкви в восточных землях. Напротив, Россия, не смотря на неудачи в конце войны, значительно расширила свои территории, не только возвратив все утраченные в ходе Смутного времени земли, но и получив контроль на большей частью Украины. Не смотря на то, что Богдан Хмельницкий протестовал против заключения Головчинского перемирия и начала войны со Швецией, опасаясь, что казачество окажется втянутым в боевые действия в Прибалтике, он тем не менее до самой смерти оставался верным союзником Москвы.

Европа-1654

Европа в 1654 году

«Бунташный век»

XVII век часто называют «бунташным» — формирование в Европе централизованных национальных государств, зачастую сопряженное с установлением абсолютизма, вызвало ответную реакцию населения, вылившуюся в многочисленные социальные конфликты практически во всех странах: буржуазная революция в Англии 1640—1660-х годов, Фронда во Франции в 1648—1653 годах, восстание сословий в Чехии 1618 года, освободительная война в Португалии, восстания и мятежи в Германии, Венгрии, Польше и т. д. Не удалось избежать подобного рода испытаний и России, в которой они были усугублены последствиями Смуты.

Церковный раскол

Филипп I всегда в душе оставался протестантом, стремящимся если не перестроить всю православную церковь на западный манер, то хотя бы сделать ее более удобной для осуществления задуманной им политики. К 1640-м годам ему удалось сформировать вокруг себя круг единомышленников, которые разделяли взгляды царя — лидером этого круга был князь Никита Одоевский, получивший от патриарха Иоасафа прозвище «Лютор» по аналогии с основоположником Реформации Мартином Лютером. Одоевский одно время возглавлял Монастырский приказ, который имел право судебного расследования против духовенства, а так же осуществлял сбор средств с церковных владений.

Nikita Odoevski

Никита Одоевский

Первое новшество в церковную доктрину внес еще патриарх Иона — преемник скончавшегося в 1619 году Исидора. В 1620 году он дозволил переход в православие двух живших в Москве поляков без перекрещивания, тем самым, фактически, признав за католическим обрядом крещения тот же статус, что и за православным. На собранном в том же году церковном соборе было легитимизировано принятие в лоно церкви бывших католиков и протестантов без перекрещивания.

21 февраля 1649 года — одновременно с Земским собором, решившим принять в подданство украинское казачество, — был созван церковный собор, который утвердил порядок проведения религиозной реформы: «многогласие» заменялось «единогласием», двоеперстие — троеперстием, крестные ходы по солнцу — ходами против солнца, а так же начал широкомасштабную «книжную справу», т. е. редактирование текстов Священного Писания и богослужебных книг. Необходимость реформы обосновывалась вхождением в состав Русского царства обширных земель на западе, церковные обряды которых заметно отличались от принятых к востоку от русско-польской границы. Кроме необходимости унификации обрядов важную роль играла борьба с пороками среди духовенства и неграмотностью огромного числа служителей церкви.

Поначалу реформу поддержало немалое число высших церковных иерархов во главе с патриархом Иосифом, однако по мере ее углубления многие из них перешли в оппозицию царю. В результате после того, как Иосиф 25 апреля 1652 года умер, Филипп I не стал проводить выборы нового патриарха, передав вместо этого управление церковью местоблюстителю, которым стал митрополит Казанский Корнилий, однако фактически высшая духовная власть сосредоточилась в руках царя и Монастырского приказа во главе с Одоевским. С этого момента Филипп сам распоряжался церковным имуществом, по собственному желанию строил и закрывал храмы и монастыри, утверждал архиереев, игуменов и игумений. Ближайшим его сподвижником из числа священнослужителей в это время становится ректор Киево-Могилянской академии Иннокентий Гизель — немец из Кенигсберга, перешедший в православие из социнианства, наиболее далеко зашедшей по пути трактовки Священного Писания в духе рационализма протестантской деноминации, — а так же другие выходцы с Украины, такие как Епифаний Славинецкий и Антоний Радивиловский. Фактически Гизель и его соратники взяли в свои руки проведение «книжной справы», используя зачастую не только греческие тексты Священного Писания, но и немецкий перевод Лютера и «Васа-Библию».

Иннокентий (Гизель)

Иннокентий Гизель

По предложению Гизеля в 1662 году была учреждена Духовная коллегия или Синод, для которого он написал устав — с этого момента у церкви не было уже не только патриарха, но и его местоблюстителя, а все церковные дела находились в ведении светского чиновника, вице-президента[3]. Первым вице-президентом Духовной коллегии стал сенатор Роман Боборыкин.

Столь радикальные религиозные реформы не могли не вызвать жесткое сопротивление значительной части духовенства и мирян, сохранивших верность старому обряду. Уже в феврале 1651 года Филипп I на очередном церковном соборе добился анафематствования противников реформы, после чего на них обрушились репрессии: был лишен сана осудивший нововведения епископ Рафаил Коломенский, в тюрьмах оказались игумен Пафнутьево-Боровского монастыря Павел, протопопы Иван Неронов и Аввакум Петров и др. лидеры старообрядцев. В результате оппозиция внутри церкви была своевременно задушена, однако со светской оппозицией покончить было сложнее — т. к. Филипп клятвенно обещал не приговаривать к смерти и не лишать имущества никого без суда, он вынужден был считаться с мнением Сената, среди членов которого так же оказались противники курса царя.

Старообрядцами остались целые аристократические роды, не попавшие в число приближенных к новой правящей династии — Хованские, Соковнины, Пушкины, Морозовы и нек. др. Порой представители этих родов заседали в Сенате или имели среди сенаторов близких родственников, из-за чего Филипп I был вынужден ограничиться лишь высылкой наиболее последовательных аристократов-старообрядцев или назначением их на должности в отдаленные районы страны. Вслед за церковью и знатью раскололось все царство — окраины, прежде всего Север, низовья Дона и Волги, а так же Сибирь, стали старообрядческими, а центр и бывшие земли Речи Посполитой поддержали реформу. Значительным был процент старообрядцев среди донских казаков, а так же стрельцов, которые по мере модернизации армии все больше теряли в статусе и становились главным источником недовольства в войсках. В дальнейшем именно старообрядцы станут движущей силой практически всех восстаний в России в 1650—1680-е годы: в 1663 году вспыхнуло восстание монахов Соловецкого монастыря, которое вынуждены были давить регулярные царские войска, в 1670—1671 годах юг России был охвачен казацко-крестьянской войной под руководством Степана Разина, в армии которого сражалось немало старообрядцев, а в 1678 году старообрядческое восстание произошло уже в самой Москве.

Не смотря на то, что Филипп I считал реформу, в целом, успешной, порожденный ею церковный раскол привел к тому, что для значительной части подданных Филипп из законного царя превратился в «антихриста». Ему самому, впрочем, не довелось увидеть наиболее громкие и кровавые последствия своей политики, выпавшие на долю его преемников.

Городские восстания

Во второй половине правления Филиппа I городские восстания стали достаточно регулярным явлением в жизни Русского царства. Связаны они были прежде всего с возрастанием роли городов в российской экономики и развитием в них капитализма, что влекло за собой появление политического сознания у посадского населения. В 1648 году в Воронеже произошло восстание местных казаков, поддержку которым оказали скопившиеся в городе беглые крестьяне. В 1650 году восстали Псков и Новгород вместе с округой — Гдовом, Изборском и Островом, — недовольные ростом цен на хлеб, против которых были применены регулярные царские войска. В 1664 году выступления охватили Казанскую губернию.

XVII 6

Красная площадь в XVII веке

Так же, помимо городов, на борьбу с центральной властью зачастую поднимались национальные меньшинства, к примеру, башкиры в 1662 году подняли восстание против губернатора Волконского, получив поддержку со стороны потомков сибирского хана Кучума, рассчитывавших восстановить независимость Сибири от России. Однако все эти выступления так и остались локальными и потому не несли угрозы стабильности царской власти. Гораздо более серьезными и имевшими далеко идущие последствия были восстания в Москве, ставшие непростым испытанием для Филиппа I.

Соляной бунт

Смута нанесла тяжелый урон финансам Российского государства, поставив перед новым царем задачу реформирования и упорядочивания доходов и расходов казны. Еще более очевидной необходимость реформ стала после окончания Смоленской войны — Филипп, будучи по натуре военным, а не администратором, поначалу планировал просто перенести на русскую почву шведскую модель налогообложения, сократив число прямых налогов, заменив их косвенными. Так, в 1642 году вышел указ, обязавший подданных подавать царю челобитные лишь на особой гербовой бумаге, которую необходимо было покупать у государства. В дальнейшем были введены налоги на держание скота, помол зерна, соль и т. д., что вызвало резкое недовольство населения, подогреваемое злоупотреблениями чиновников и вылившееся в итоге в Соляной бунт 11—22 июня 1648 года.

Охватившие столицу беспорядки вынудили царя пойти на значительные уступки — в 1648—1649 годах было составлено новое Соборное уложение, а так же проведена очередная налоговая реформа: непопулярные налоги отменили, вместо них введя один всеобщий налог, подворную подать. Для того, чтобы уточнить раскладку налога, в 1649 году прошла первая в истории России перепись податного населения. За сбор налогов отныне отвечали только воеводы, звания выборных старост упразднялись.

Соляной бунт

Московское восстание 1648 года

Кроме того, унификация налогообложения потребовала от Филиппа I реформирования административного устройства страны — в 1652 году вся территория России была разделена на губернии, которых первоначально насчитывалось девять:

  • Архангелогородская
  • Казанская
  • Московская
  • Низовая (центр — Астрахань)
  • Новгородская
  • Сибирская (центр — Тобольск)
  • Смоленская
  • Степная (центр — Воронеж)
  • Украинская (центр — Киев)

Чумной бунт

В 1654—1655 годах Россия пережила крупнейшую эпидемию чумы в XVII веке, в ходе которой погибло, по некоторым оценкам, до 700-800 000 человек. К концу июня 1654 года чума пришла и в столицу: царская семья была вынуждена уехать в Троице-Сергиев монастырь, а оттуда — в Калязин, в условиях безвластия среди москвичей стала распространяться паника, город охватили беспорядки. Были разграблены Чудов и Донской монастыри, полностью встала торговля, из тюрем сбежали практически все заключенные, не удавалось вовремя убирать трупы с улиц, что еще больше усиливало смертность. В итоге на выездах из столицы были установлены заставы, которые не давали населению разбегаться и отлавливали участников погромов.

Порядок в столице был восстановлен лишь к декабрю — к этому времени умерло около 150 000 москвичей, т. е. больше половины от ее населения до эпидемии. Чумной бунт, не смотря на то, что он не имел политической окраски, так же вынудил царя пойти на реформы, в частности, увеличить объем чеканки монеты, чтобы покрыть дефицит бюджета (для этих целей в рубли перечеканивали имевшие хождение на территории России талеры), а так же упразднить некоторые типы монет малого номинала.

Чума

Чумной бунт в Москве

Не смотря на то, что эпидемия не коснулась войск, за исключением московских стрельцов, состав которых оказался практически полностью уничтожен, Филиппа I так ужаснул ее размах, что он принял решение на год отложить объявление войны Швеции. Современники отмечали, что царь тяжело переживал эти трагические события — он стал замкнутым и необщительным, у него начались проблемы со сном, здоровье 53-летнего монарха стало постепенно ухудшаться. Во многом это было связано еще и со смертью младшего и любимого из его сыновей, царевича Константина. Кроме того, эпидемия многими воспринималась как божественная кара за церковную реформу, затеянную Филиппом — конец 1650-х годов отмечен массовым переходом в старообрядчество тех слоев населения, которые еще недавно были равнодушны к религиозным спорам.

Северная война

6 июня 1654 года в Уппсальском соборе был коронован новый шведский монарх Карл X Густав. Филипп I отказался признавать Карла, вместо этого предложив в короли одного из двух своих сыновей — Ивана или Филиппа. К этому времени уже возник т. н. «Северный союз» из России, Дании, Бранденбурга и Нидерландов, поддержку которым обещал так же римский император Фердинанд III: король Дании Фредерик III претендовал на Емтланд и Халланд, а так же острова Готланд и Эзель, отторгнутые у него Швецией по условиям Брёмсебруского мира 1645 года, а бранденбургский курфюрст Фридрих Вильгельм I — на Шведскую Померанию. В обмен на поддержку прав своих сыновей, Филипп I согласился удовлетворить все претензии союзников, при этом личность будущего монарха Швеции заранее не обговаривалась — Филипп рассчитывал посадить на трон в Стокгольме старшего сына Ивана, чтобы в перспективе объединить Россию и Швецию в личной унии, в то время как датчанам и бранденбуржцам выгоднее было бы видеть на престоле младшего из царевичей. Король Польши Ян II Казимир формально к союзу не присоединился и в войне не участвовал по причине внутренних неурядиц в своем королевстве, а так же про-шведских симпатий многих магнатов, однако де-факто он занял дружественную позицию по отношению к его участникам из-за собственных притязаний на Ливонию, а так же настойчивых требований Карла Густава передать ему сюзеренитет над Курляндией и Восточной Пруссией.

Карл X не сидел сложа руки и сам готовился к войне, рассчитывая высадиться в Померании уже весной 1655 года, в связи с чем перед союзниками стояла задача упредить шведского короля. Первым в войну вступил датский король — воспользовавшись задержкой в мобилизации вражеской армии, он 1 июня атаковал шведов сразу в Сконе, Борнхольме и в районе Бремена. Примерно в то же время курфюрст Фридрих Вильгельм вторгся в Шведскую Померанию, осадив Штеттин, а 28 июля 1655 года русско-шведскую границу пересекли и царские воеводы, главной целью которых был город Юрьев или Дерпт, а вспомогательной — Ингерманландия. На главном направлении действовала 25-тысячная армия царевича Ивана Филипповича, которая без особых проблем к концу августа захватила Юрьев и двинулась к Ревелю. В то же время пали Нейгаузен, Мариенбург, Ямбург и Ниеншанц, а Кексгольм и Нотебург на берегу Ладожского озера были взяты в осаду. 21 сентября началась осада Ревеля, однако из-за отсутствия датского флота, который был скован стычками со шведской эскадрой, не удалось блокировать город с моря, в результате чего простояв под стенами Ревеля до конца октября, царевич Иван вынужден был отступить. Тем не менее, его успехи впечатляли — русские разъезды доходили до Кокенгаузена, Валка и Выборга, а в сентябре в Юрьеве состоялась присяга шведского дворянства Русской Ливонии на верность Ивану Филипповичу, провозгласившему себя королем Юханом IV.

Последняя акция, вопреки надеждам Филиппа I, не принесла ему ничего — в самой Швеции практически никто не выступил в поддержку династии Ваза и даже союзники России скорее были встревожены декларацией царя, опасаясь создания на Балтике единой Русско-Шведской державы. Карл X Густав меж тем закончил воинские приготовления и готовился нанести Северному союзу решительный удар.

Победы Карла X

Бельт

Переход шведской армии через Бельт

Разобщенность союзников дала Карлу возможность разгромить их по частям — 21 июля в Померании высадилась 14-тысячная армия фельдмаршала Виттенберга, который снял осаду со Штеттина, а через три дня разбил армию курфюрста при Графвенхагене. 14 августа, всего через два месяца после своего вступления в войну, Фридрих Вильгельм вынужден был запросить мира — к этому времени на континент прибыл и сам шведский король, который согласился не требовать с Бранденбурга никаких территориальных уступок или денежных выплат, удовлетворившись его нейтралитетом и свободным проходом для шведских войск. 31 августа Карл вторгся в Ютландию, осадив Висмар: датская армия, разделенная на четыре корпуса, была по частям разбита сначала в Сконе, затем в Норвегии, а 30 января — 8 февраля 1656 года года 12 000 шведов под командованием графа Врангеля перешли замерзший Бельт и вышли к Копенгагену.

8 марта в Роскилле Фредерик III подписал мир, согласившись на огромные территориальные уступки противнику: Трёнделаг и Бохуслен в Норвегии, Сконе и остров Борнхольм отходили Швеции. Последний союзник России оказался выведен из войны, руки Карла X оказались развязаны, чтобы раз и навсегда сокрушить врага на востоке.

В марте русские войска осадили Нарву — крепость была хорошо укреплена, в то время как царская артиллерия оказалась неэффективной и не смогла нанести ее стенам значительного урона. В итоге воевода Алексей Трубецкой, руководивший осадой, простоял под Нарвой три месяца, не предпринимая решительных действий. 7 мая в Пернау высадился Карл X Густав, под командой которого вскоре собралось войско в 12 400 человек и двинулся на выручку нарвскому гарнизону — 6—7 июня шведы разгромили под Везенбергом передовые силы русских во главе с Матвеем Шереметевым, погибшим в ходе сражения, а 7 июля состоялось решающее сражение при Нарве, в котором Трубецкой, не смотря на численный перевес, потерпел поражение и отступил, бросив на поле боя почти всю артиллерию.

Ревель

Осада русскими войсками Ревеля

Поражение под Нарвой отдало инициативу в руки Карла — 9 сентября был осажден Юрьев, гарнизон которого сопротивлялся до декабря, но в конце концов был вынужден сложить оружие, 14 октября шведский отряд совершил рейд на Гдов, отбитый усилиями русских воевод, к зиме король вернул под свой контроль Ямбург и Ниеншанц. Все завоевания 1655 года были потеряны, Россия продолжала войну в полном одиночестве, в результате чего Филипп I уже думал пойти на заключение мира, надеясь хотя бы обойтись без территориальных потерь, однако Карл X назвал условием мира полный отказ от претензий на шведскую корону со стороны царя, уступку Пскова и Новгорода и разрыв перемирия с Польшей. Неприемлемость этих требований означала неизбежное продолжение войны между двумя странами вплоть до полной победы одной из них.

«Московский поход»

Получив подкрепления из Швеции, Карл X Густав выступил в свой Русский поход. Планы у короля были грандиозными: захватить Псков и Новгород и через верховья Волги выйти к Москве, посадить на русский трон своего ставленника, добиться отделения от России Украины и ряда других земель и т. д. 16 июня 1657 года шведское войско разорило Псково-Печерский монастырь, после чего попыталось с ходу взять Псков, однако гарнизон во главе с генералом Венедиктом Змеевым отразил атаку противников, в ходе которой погиб генерал-губернатор Эстляндии Бенгт Горн, а король вынужден был перейти к планомерной осаде. К августу шведским отрядам удалось захватить Ладогу и осадить Тихвин, а фельдмаршал Стенбок взял Опочку и Остров — поскольку Псков взять так и не удалось, Карл X вынужден был изменить первоначальные планы: главные силы вместе с ним 23 октября ушли к югу, чтобы продолжить наступление, в то время как под Псковом остался генерал Аксель Лиллие. Вместе с собой король увел почти всех наемников и большую часть артиллерии, в результате чего Лиллие не мог предпринимать против осажденных активных действий, в то время как Змеев продолжал тревожить шведов постоянными вылазками.

Тимош

Тимош Хмельницкий

Следующей целью Карла были Великие Луки — ему доносили о народных выступлениях 1650 года, охвативших в т. ч. и этот город, поэтому шведы рассчитывали на бунт гарнизона при одном только известии о приближении королевских войск, однако, вопреки этим ожиданиям, гарнизон оружия не сложил. В условиях надвигающейся зимы Карл X принял решение отвести войска к Невелю и возобновить наступление следующей весной.

Меж тем 6 августа в Чигирине скончался Богдан Хмельницкий — согласно его последней воле, через три неделе казацкая рада избрала новым гетманом Тимоша, старшего сына Хмельницкого, который в целом разделял курс отца на безоговорочную поддержку Москвы. Однако к этому времени среди верхушки Войска Запорожского уже сложилась сильная оппозиция про-российской политики обоих Хмельницких. Лидерами оппозиции были генеральный писарь Иван Выговский и генеральный судья Антон Жданович: первый ориентировался на Польшу, а второй — на Швецию. Воспользовавшись тем, что Тимош на момент смерти отца находился в Молдавии, сражаясь против войск Дьёрдя Ракоци, стремившегося превратить Дунайские княжества в единую державу под своей властью, Выговский и Жданович собрали в Корсуне свою раду, которая 25 октября избрала последнего гетманом. Жданович немедленно обратился к Карлу X Густаву с предложением военного союза, получив в этом поддержку со стороны полковников Ивана Богуна, Юрия Немирича, Григория Гуляницкого и Юрия Сербина, благодаря чему под контролем сепаратистов оказались Киевский, Брацлавский, Паволочский, Чигиринский, Миргородский и нек. др. полки.

Раскол Украины оказался на руку шведам — царские войска требовались там, чтобы помочь младшему Хмельницкому в борьбе за власть, благодаря чему Карл X в течение зимы 1657—1658 годов сумел поставить под свой контроль Себеж, Тихвин и Гдов, создав надежную линию коммуникаций с Прибалтикой. Не сумев взять Великие Луки, он теперь рассчитывал двинуться к Смоленску, чтобы соединиться с казаками Ждановича, обещавшего королю корпус в 10-20 000 человек. Одновременно с этим из Нарвы на помощь Лиллие под Псков шли 8 000 солдат генерала Дугласа — победа казалась Карлу уже предрешенной.

Шведский поход

Поход шведских войск

Сражение при Белой

Триумф Карла X

Аллегория на триумф Карла X Густава

В середине февраля 1658 года король с основными силами выступил из Невеля в направлении Смоленска: 15 марта шведы заняли Усвят, через неделю — Велиж, а 23 мая их передовые отряды уже подошли к Днепру. Русские войска отступали, стараясь избежать генерального сражения до подхода резервов и оторвать Карла X от его баз. Меж тем корпус Дугласа вышел к реке Желче, впадающей в Чудское озеро у ее южного берега. Смяв русский заслон на реке, он переправился через нее, оказавшись на подступах к Пскову, гарнизон которого продолжал героическое сопротивление шведским захватчикам. К этому времени Филипп I заканчивал формирование армии, на которую возлагался разгром противника — фактическое командование было передано англичанам Томасу Далейлю и Уильяму Драммонду, которым удалось привлечь на царскую службу большое количество иностранцев, прежде всего роялистов, бежавших из Англии и Шотландии после революции и казни Карла I. Узнав о движении Дугласа, Далейль решил атаковать его малыми силами — 21 июня состоялось сражение при Боровке, в котором сошлись русская и шведская армии, по иронии судьбы возглавляемые генералами шотландского происхождения, однако Далейль, умело используя условия местности, загнал шведов в болото, в результате чего корпус Дугласа фактически распался. Вместе с тем псковичи под командованием Змеева совершили вылазку против осаждающих и сумели прорвать кольцо блокады, в результате чего шведы вынуждены были отступить от Пскова. Эта победа имела важные стратегические последствия, т. к. Карл X в решающий момент, находясь в 850 верстах от Стокгольма, остался без подкреплений, а в выстроенной им линии коммуникаций образовалась никем не обороняемая дыра.

К этому времени Тимош Хмельницкий сумел сорганизовать свои силы и 25 января нанес поражение силам Богуна под Полтавой. Вместе с тем ему на помощь были посланы царские войска под командованием Семена Пожарского, который занял Чернигов, Переяславль, Чигирин и др. города. Поддержала Хмельницкого и Запорожская Сечь. Тем не менее, Жданович обратился за подмогой к крымскому хану и 4 мая с его помощью занял Киев — фактически под контролем мятежников оказалась вся Правобережная Украина, а так ряд городов на левом берегу Днепра. 11 июня состоялось сражение при Козельце, в котором совершенно неожиданно для Москвы, войска Хмельницкого и Пожарского потерпели поражение, в результате чего на сторону Ждановича перешла часть Черниговского и Переяславского полков. Это позволило ему направить к Карлу X поддержку в виде 10-тысячного отряда, во главе которого был поставлен Богун.

Передвижение отряда Богуна не укрылось от царских воевод — ему на перехват были выдвинуты силы во главе с нежинским полковником Иваном Золотаренко. 5 июля он сумел навязать противнику сражение в районе города Любеч — поскольку Богун стремился как можно скорее прорваться в Белоруссию, он оставил под Любечем лишь несколько сотен казаков для прикрытия, которых Золотаренко смел первой же атакой. Богуну пришлось развернуть часть своего корпуса и вступить в бой. Постепенно все имеющиеся у него силы были брошены против Золотаренко, в результате чего сражение кипело на пространстве 20 верст два дня. Победа не досталась ни одной из сторон, однако Богун понес столь серьезные потери, что ни о каком наступлении в поддержку Карла X не могло быть и речи. Король должен был продолжать войну в одиночестве.

Меж тем Карл X подошел к Смоленску, однако при виде его укреплений отказался от планировавшейся осады города — к этому времени в рядах шведской армии осталось не более 16 500 солдат, без подкреплений поход на Москву так же продолжать было не возможно. Кроме того, все сложнее было доставать провиант и фураж, т. к. линии коммуникации слишком растянулись. Тогда король решил отступить на север и захватить крепость Белую, в которой концентрировались склады для русских войск, а укрепления и гарнизон были относительно слабы.

Белая

Шведская гравюра, посвященная сражению при Белой

25 июля началась осада Белой, гарнизон которой был своевременно усилен. 22 сентября к крепости подошли главные силы русских во главе с Драммондом — всего около 35 000 человек, из которых почти 15% были иностранцами, главным образом шотландцами и немцами. Генеральное сражение состоялось 10 октября в 5 верстах к юго-востоку от крепости. Не смотря на почти двукратный численный перевес русской армии, первый раунд остался за шведами: Карлу X и его полководцу графу Стенбоку удалось прорвать оборону Драммонда и едва не расчленить его войска на две части. Лишь во второй половине дня командующий царской кавалерией Густав Горн — сын Эверта Горна, принявшего российское подданство, сумел обойти противника и ударить ему во фланг. Довершил разгром противника Александр Лесли, во главе гвардейцев обративший в бегство шведскую пехоту.

Разгром под Белой означал перелом в войне — Карл X Густав впервые потерпел поражение в открытом поле, его армия, потерявшая убитыми, ранеными и пленными примерно половину своего состава, стала стремительно откатываться на запад. Вскоре известие о сражении достигло Европы, воспламенив жажду реванша в Дании и Бранденбурге. 29 октября войну Швеции объявила Голландия, а в 1659 году в конфликт на стороне Северного союза вступила Священная Римская империя.

Эресунн

Датско-голландская победа при Эресунне

Перелом в войне

Возрождение анти-шведской коалиции склонило чашу весов на сторону Филиппа I — к концу 1659 года имперские и бранденбургские войска оккупировали всю Шведскую Померанию, за исключением Штральзунда, 9 мая датско-нидерландский флот разгромил шведов в Эресунне, бои развернулись в Ютландии, Зеландии и Норвегии. Датчане с помощью голландских и немецких войск смогли отразить попытку Карла X Густава захватить Копенгаген, успешно отвоевали Борнхольм и даже планировали высадку в Сконе.

Филипп I, использовав то, что шведы были скованы боями сразу на четырех фронтах, перешел в наступление — в ходе осенней кампании 1658 года удалось выбить немногочисленные шведские гарнизоны из Невеля, Себежа, Опочки и Острова, к концу года были отвоеваны Гдов и Тихвин. Зимой 1658—1659 года Далейль, освободивший к этому времени Ладогу, по льду подошел к Нотебургу и начал его бомбардировку, вызвав в крепости пожар, после чего 20 февраля гарнизон сложил оружие. 10 сентября 1659 года пал Ниеншанц, уже трижды за годы войны переходивший из рук в руки. В ходе осады этой крепости состоялось первое русско-шведское морское сражение близ острова Котлин, когда отряд под командованием Петра Потемкина в 1 000 человек на 15 стругах 16 сентября атаковал три шведские галеры и успешно их захватил.

Перелом в войне позволил направить на Украину значительные силы на подмогу Хмельницкому — 20 марта в Гадячском сражении войска Ждановича и Выговского были наголову разбиты, сам несостоявшийся гетман получил серьезное ранение и едва не попал в плен. После этого Хмельницкий вернул контроль над Миргородом, Переяславлем и Черкассами, потерянными им после поражения при Козельце. 27 апреля последовало сражение при Лубнах, в котором вновь победа досталась сторонникам Москвы. Поражение Карла X привело к тому, что от Ждановича стали отворачиваться вчерашние союзники — фактически вышел из войны Мехмед IV Гирей, на сторону Хмельницкого перешли Нежинский и Прилуцкий полки. 20 сентября против Ждановича взбунтовался киевский гарнизон, в результате чего тот вынужден был уйти в Васильков. Не видя иной возможности для сохранения своей власти, по совету Выговского он вынужден был обратиться к Речи Посполитой.

Landgangen i Kerteminde 1659

Высадка датского десанта в Сконе

13 февраля 1660 года в Гётеборге в возрасте 37 лет скончался король Карл X Густав. Филипп I поспешил вновь заявить о претензиях своих сыновей на власть, но наследником скончавшегося монарха шведское дворянство единодушно признало его 4-летнего сына Карла XI. К власти пришло регентское правительство во главе с вдовствующей королевой Гедвигой Элеонорой, которая не прочь была заключить мир, чтобы положить конец явно неудачной для Швеции войне. Напротив, участники Северного союза были настолько уверены в своих силах, что ни при каких условиях не желали заключать мира — 3 мая в Сконе высадился датский десант, опиравшийся на поддержку действующих в регионе крестьянских партизанских отрядов, а курфюрст Фридрих Вильгельм меж тем осадил Штральзунд. Однако в этот момент за терпящую поражение Швецию вступились Англия и Франция — 29 мая произошла реставрация Стюартов, английским королем стал дружественно настроенный к французам Карл II, который сумел убедить Нидерланды в том, что единоличный контроль Копенгагена над Датскими проливами будет невыгоден европейским державам, в результате чего голландский флот фактически вышел из войны.

13 сентября граф Стенбок нанес датчанам сокрушительное поражение под Хельсингборгом, в результате чего датские войска были вынуждены спешно покинуть территорию Швеции. В то же время неудачу потерпели и бранденбуржцы, все еще осаждавшие Штральзунд. Под давлением кардинала Мазарини, обещавшего свое посредничество в переговорах, стороны согласились 23 февраля 1661 года в Копенгагене подписать мирное соглашение, по которому Бранденбургу отходила большая часть Померании с городами Штеттин, Деммин, Анклам, Гарц и т. д., а Дания получала остров Борнхольм, Трёнделаг, Бохуслан, Емтланд и Херьедален в Норвегии, но отказывалась при этом от претензий на Сконе, а так же острова Эзель и Готланд. Кроме того, упразднялось положение о недопущении в Балтийское море судов небалтийских государств.

Карл XI

Король Карл XI на момент восшествия на престол

Вмешательство Польши

Гедвига Елизавета

Гедвига Элеонора Шлезиг-Гольштейн-Готторпская — королева-регент Швеции

Смерть Карла X Густава стала подарком судьбы для России — даже ведя войну одновременно в Прибалтике и на Украине, она теперь имела колоссальный перевес над противником. Если во всей Швеции количество солдат не превышало 40 000 человек, то в одной только Ливонии против них действовали почти 60 000 русских. К этому времени генералы Филиппа I научились не только бить европейские армии в поле, но и брать крепости, активно применяя осадную артиллерию. Летом 1660 года Змееву, который после успешной обороны Пскова выдвинулся в число виднейших военачальников Русского царства, удалось вторично захватить Юрьев, а в августе наконец была взята Нарва. Среди ливонского дворянства, недовольных политикой редукции, проводимой Клебургской династией, идея признания власти царя или его сына все больше набирала популярность — эмиссары Филиппа I вели активную пропагандистскую работу, стремясь убедить местных аристократов в том, что объединение России с Ливонией принесет им гораздо больше выгод, нежели пребывание в составе Швеции. Выдвигался даже проект создания отдельного Ливонского королевства, которое бы вступило впоследствии в личную унию с Русским царством, сохранив все уже имеющиеся у нее привилегии.

Швецию меж тем раздирала борьба партий — согласно завещанию Карла X командование армией должно было отойти его брату Адольфу Иоганну Пфальц-Клебургскому, однако регентский совет добился отстранения немецкого принца, чужого для шведов, от реальной власти, не предложив при этом альтернативы ему. Оборона Ливонии, в итоге, не была организована должным образом, что облегчило русским ее захват.

Однако в этот момент свои претензии на шведские владения в Прибалтике выдвинул король Ян II Казимир, вознамерившийся вернуть то, что потерял его отец в 1629 году. Осенью 1660 года истек срок Головчинского перемирия между Речью Посполитой и Россией, и в октябре из Варшавы пришло настоятельное требование к Филиппу I отказаться от захватнических планов в Ливонии. Король предлагал своему родичу заключить окончательный мир и совместными усилиями нанести поражение шведам. В обмен на территорию Эстляндии и Лифляндии, Ян Казимир соглашался признать за Москвой все украинские земли, доставшиеся ей по итогам войны 1649—1654 годов, а так же Шведскую Ингерманландию и Карелию. Однако Филипп I, более чем когда-либо уверенный в собственных силах, встретил подобные предложения без энтузиазма — как в Прибалтике, так и на Украине успехи следовали один за другим, и уступать полякам в чем бы то ни было для него означало добровольно отказаться от победы, которая уже была в его руках. Поэтому царь с негодованием отверг требования Яна Казимира, вслед за чем 11 марта 1661 года последовало очередное объявление войны между двумя странами — третье и последнее за время правления Филиппа I.

Борьба за Ливонию

10 декабря 1660 года русские войска выступили в поход на Ригу, практически не встречая сопротивления на своем пути. 22 декабря начался обстрел города, однако осада постоянно затягивалась из-за того, что каждые 2-3 месяца у осаждающей стороны менялся командующий: сначала руководство было поручено Змееву, потом его сменил Василий Шереметев, и наконец в мае 1661 года под стены города прибыл Далейль, который должен был склонить возглавлявшего рижский гарнизон Роберта Дугласа — своего земляка — перейти на сторону русского царя. Пока шла осада, без боя русским сдались Ревель и Пернау — вся Ливонию к северу от Двины признала власть Филиппа I и его сына. Неудача постигла воевод лишь под стенами Выборга, который в течение трех месяцев отражал все атаки, в конце концов так и оставшись под контролем шведов.

Осада Риги

Осада Риги во время Северной войны

26 апреля польская армия в 24 000 человек во главе с Яном Казимиром и гетманом Сапегой появилась под стенами Риги. Сражение, разыгравшееся между двумя армиями, не выявило победителя, однако Далейль, так и не сумев склонить шведов сдать город, вынужден был отойти к Вендену. Ян Казимир считал сражение на Двине своим личным триумфом, однако как и у русских генералов, сил на взятие Риги у него не было — в итоге, оставив продолжать осаду Сапегу и герцога Курляндии Якоба фон Кетлера, основные силы во главе с Гонсевским он отправил разорять Ливонию. К 1662 году большая часть некогда польского Задвинского герцогства с городами Вольмар, Кокенгаузен и Пернау оказалась в руках Яна Казимира, а после смерти 28 мая Дугласа сложила оружие и Рига.

Вступление в войну Польши, а так же заключение Копенгагенского мира позволило шведам самим предпринять контрнаступление в Прибалтике. Для этого в Сконе формировался 20-тысячный корпус Стенбока, который в августе высадился в Эстляндии. Ему удалось отбить Раппель, Виттенштейн и Везенберг, а так же осадить Ревель, однако под Нарвой шведы потерпели поражение — королеве Гедвиге Элеоноре оно дало возможность продавить в риксдаге свои мирные инициативы, вылившиеся в итоге в Валиесарское перемирие 2 марта 1662 года, по которому Стокгольм согласился признать русский контроль над Нарвой, Юрьевом и всей Ингерманландией. Спустя три года — уже после смерти Филиппа I эти условия были подтверждены Везенбергским миром, по которому Россия признала за Швецией Ревель, Корелу и Выборг; при этом Иван II, сохраняя за собой Нарву и выход к Балтийскому морю, вынужден был отречься от прав на шведский трон.

Обуховское сражение

Обуховское сражение времен русско-польской войны 1661—1662 годов

Война на Украине

К моменту вступления Польши в войну, Жданович уже фактически не контролировал ни одного крупного города на Правобережной Украине — с ним осталось лишь несколько тысяч сподвижников, вести с которыми активные боевые действия незадачливый гетман не мог. Однако вмешательство Яна Казимира в русско-шведскую войну дало надежду противникам про-московского курса — 7 февраля 1661 года Жданович заключил с королем Глуховецкий договор, по которому казаки признавали подданство Речи Посполитой, соглашались на возвращение польской шляхте и католической церкви их владений на Украине, а так же восстановление в правах униатства. В обмен Жданович был признан «великим гетманом русским», а сейм в Варшаве выделил примерно 15 000 коронных солдат Станислава Потоцкого для борьбы с Хмельницким.

Благодаря полякам Жданович сумел отвоевать Фастов, Белую Церковь, Корсунь, Канев и двинулся к Киеву, однако в глазах населения он в одночасье превратился в предателя, «продавшего» страну и церковь извечному врагу — 24 июля под стенами Киева Жданович был убит выстрелом из пищали, причем по словам очевидцев пуля прилетела со стороны осаждавших, а не осажденных. Его преемником был избран Иван Богун — как и покойный, он стоял скорее на про-шведских позициях, а не про-польских, да и враждебность населения, встречавшего польско-казацкое войско, не могла от не укрыться. В этих условиях новоиспеченный гетман предпринял попытку договориться с Османской империей о принятии казаков в турецкое подданство. Осенью на Правобережье вторглись крымские татары, призванные Богуном: Украина фактически распалась на три части, Левобережье и Киев контролировалась Хмельницким и русскими воеводами, к югу от реки Рось действовал Богун, а в междуречье Роси и Припяти — лояльные Варшаве силы под началом Павла Тетери. В этих условиях Хмельницкому удалось выиграть борьбу за симпатии рядового казачества, представив себя как единственного настоящего защитника единства украинских земель и православной церкви — 4 ноября он разбил основные силы Потоцкого в Обуховском сражении, после чего ему и Пожарскому удалось вернуть контроль над Белой Церковью и выйти к Виннице.

Танець татарський

Битва под Уманью

11 февраля 1662 года состоялось сражение под Уманью, в котором наголову был разбит Богун — в самый разгар битвы Хмельницкий, возглавлявший общую атаку конницы, получил тяжелое ранение, однако не подал вида и продолжил руководство армией, в результате чего главные силы противника оказались уничтожены, а граница территорий, удерживаемых Россией, сдвинулась на запад до Южного Буга. Хмельницкий, в итоге, после 8 лет непрерывных войн сумел таки объединить Украину под своей властью, однако воспользоваться ею он уже не успел — в том же году 30-летний гетман скончался, так и не оправившись от ранений, полученных при Умани. Своим преемником еще при жизни он, ввиду юности собственных детей и младшего брата Юрия, избрал Золотаренко, который приходился шурином покойному Богдану Хмельницкому и продолжил курс обоих гетманов на союз с Москвой.

Итоги войны

13 лет непрерывных войн, сопровождавшихся эпидемиями и народными восстаниями нанесли тяжелейший урон для российской экономики — налоговое бремя выросло почти в 2 раза, население массово бежало из района боевых действий на восток, за Волгу, несколько раз приходилось прибегать к порче монеты, чтобы выплатить жалование разросшейся армии, одновременная численность которой впервые в отечественной истории превысила 100 000 человек. Окружение царя все активнее настаивало на скорейшем завершении войны, благо Россия еще не потеряла ни пяди своей территории. В октябре 1662 года Филипп I, которому шел уже седьмой десяток, перенес сердечный приступ, оставшись частично парализованным — невозможность единолично управлять страной в условиях боевых действий, вынудила его принять мирные предложения Варшавы. Ян II Казимир так же остро нуждался в мире, т. к. еще в 1661 году шляхта, недовольная ростом налогов и реформаторскими проектами короля, создала конфедерацию во главе с гетманом Любомирским, со дня на день готовую поднять рокош.

Ордин-Нащокин

Афанасий Ордин-Нащокин

2 ноября 1662 года в Кардисе было подписано перемирие на 14,5 лет, по которому Польша признала за Россией Юрьев в Ливонии, а так же все территории бывшего Киевского воеводства с городами Лоев, Житомир, Бердичев, Чуднов и Овруч. В обмен, Филипп I вынужден был отказаться от претензий на Ригу и Пернау. Кроме того, стороны в очередной раз пообещали вместе действовать против крымских татар, а Ян Казимир признал Золотаренко гетманом. Русскую делегацию возглавлял Афанасий Ордин-Нащокин, известный своими полонофильскими убеждениями, по настоянию которого Умань и Винница остались за Речью Посполитой, что привело к скорой отставки Ордина-Нащокина с поста президента Коллегии иностранных дел. Его дружеский жест ни к чему не привел, т. к. в то же самое время вспыхнула польско-турецкая война, по итогам которой Османская империя захватила все Подолье.

Северная война стала тяжелейшим испытанием для России, но она имела и массу позитивных последствий — русская армия получила колоссальный опыт, доказав, что она на равных может биться с лучшей европейской армией и даже наносить ей поражения, а Швеция лишилась статуса великой державы и значительной части своих завоеваний. Кроме того, спустя 50 лет после завершения Смуты, Россия смогла вернуть практически все утраченные земли и добиться выхода к Балтийскому морю — более того, теперь в ее руках находился важный порт Нарва, который позволял строить и содержать флот на Балтике и активно налаживать торговые связи с Западной Европой.

Чтобы подчеркнуть новый статус монархии Ваза, Сенат 25 декабря «преподнес» Филиппу I титул «императора» — в этом качестве его немедленно признали Бранденбург, Голландия и Дания, ставшие на длительное время наиболее тесными союзниками Российской империи, впоследствии при жизни Филиппа к ним присоединились Трансильвания, Саксония и Дунайские княжества. Провозглашение Русского царства империей стало своеобразным подведением черты под всем правлением и преобразованиями Филиппа I и свидетельствовало о новом статусе страны, стремительно включавшегося в систему европейских отношений.

1670-е

Европа к концу 1660-х годов

Наследники Филиппа I

10 декабря 1664 года император Филипп I Карлович скончался в Москве в возрасте 63 лет и был похоронен в Архангельском соборе, традиционной усыпальнице российских монархов. На троне он восседал продолжительнее, чем кто-либо в отечественной истории — 51 год и 296 дней[4], на 556 дней дольше Ивана Грозного, что положительным образом сказалось на укреплении власти династии Ваза. Столь долгое правление, а так же те преобразования, что коренным образом изменили сам облик Российского государства, обеспечили ему еще при жизни прозвище «Великий».

15 марта 1620 года, достигнув 18-летнего возраста, молодой царь был обвенчан с Василисой или Вассой Андреевной Голицыной — дочерью князя Андрея Ивановича Скурихи-Голицына и Анны Ивановны Бельской, возводящих свой род к Гедимину. Брак должен был породнить иноземную династию с высшей русской аристократией, т. к. Василиса происходила напрямую от великого князя Московского Ивана Васильевича, приходясь троюродной внучатой племянницей последнему царю из династии Рюриковичей Фёдору I. Кроме того, она находилась в родстве практически со всеми знатнейшими семьями — Мстиславскими, Шуйскими, Романовыми, Одоевскими, а ее сестру впоследствии взял в жены Дмитрий Пожарский. При венчании Василиса сменила имя на «Мария», официально именуясь «царицей Марией Андреевной». К несчастью все три беременности царицы не привели к рождению наследника, а последние роды и вовсе окончились смертью Марии 26 января 1625 года.

Смотр невест

Смотр невест

Вторую супругу Филипп решил искать за границей, желая получить союзников в борьбе с Польшей — свою руку он предлагал племяннице датского короля Доротее Августе, а так же сестре бранденбургского курфюрста Екатерине, которая одновременно приходилась свояченицей Густаву II Адольфу. Однако вторая предпочла русскому царю Габора Бетлена, а браку с первой воспротивилась православная церковь, т. к. Филипп приходился двоюродным братом Доротее Августе, поэтому ему пришлось согласиться на «варварский» с точки зрения шведа обычай — смотр невест. На нем в жены царю была выбрана Анастасия, дочь окольничего Григория Константиновича Кривого-Волконского, происходящая от черниговских Рюриковичей, свадьба с которой состоялась 7 марта 1626 года.

В браке с Анастасией у Филиппа родилось восемь детей:

  • Иван II (11 февраля 1627 — 10 апреля 1677) — император Всероссийский, претендент на трон Швеции в 1654—1665 годах под именем «Юхана IV»;
  • Анастасия (25 августа 1628 — 10 января 1678) — жена принца Вальдемара Кристиана, сына датского короля Кристиана IV;
  • Анна (6 июня 1630 — 15 апреля 1691) — монахиня Вознесенского монастыря в Московском Кремле, известна как единственная представительница царской фамилии, открыто поддерживавшая старообрядцев;
  • Филипп (25 октября 1631 — 26 июня 1672) — князь Дмитровский, в 1656 году вопреки воле отца взял в жены вдову Януша Радзивилла Марию, которая была на 6 лет его старше, рассчитывая впоследствии добиться своего избрания на трон великого княжества Литовского;
  • Софья (2 ноября 1632 — 29 октября 1635) — умерла в детстве;
  • Константин (24 января 1635 — 27 июня 1654) — князь Можайский, умер во время эпидемии чумы;
  • Екатерина (4 мая22 ноября 1636) — умерла в младенчестве;
  • Мария (18 июня 1637 — 26 сентября 1704) — вышла замуж за своего троюродного племянника графа Петра Яковлевича Делагарди.
Земский собор-0

Земский собор в начале XVII века

Итоги правления

Реформы Филиппа I коснулись практически всех сторон жизни русского общества. Был реформирован госаппарат, приказная система заменена на коллегиальную, Боярская дума — на Сенат, а создание Счетной коллегии положило начало борьбе государства с коррупцией среди чиновничьего аппарата. В 1662 году был принят Устав о служебном старшинстве, который разделил все военные, административные и дворцовые должности по 34 рангам. Наконец, отмена местничества позволила покончить с принципом занятия должностей в соответствии со знатностью того или иного рода и дала шанс сделать карьеру незнатным людям. Выросла роль Земского собора в управлении страной — при Филиппе I практика выборов земских представителей каждые три года стала регулярной, а в 1634 году по предложению стряпчего Ивана Андреевича Бутурлина собор стал постоянно действующим органом наподобие шведского риксдага, все члены которого отныне должны были быть выборными. Соборное уложение 1649 года, ставшее основным юридическим актом Российского государства, дозволило так же подавать челобитные о созыве внеочередного заседания собора или назначении в него новых выборов. В результате возник режим ограниченного самодержавия или т. н. «земской монархии».

В военной сфере удалось создать постоянную профессиональную армию, не уступающую европейским, повысить эффективность ее управления и снабжения. Практически половина правления Филиппа I прошла под лязг оружия — четыре войны с Польшей, две войны со Швецией, постоянная борьба с крымской угрозой, многочисленные народные восстания стали тяжелым испытанием для России, но в то же время закалили ее и позволили «обкатать» все военные преобразования. При Филиппе территория России увеличилась в 2 раза — с 6 до 12 млн км2, в основном за счет присоединения колоссальных пространств Сибири и Дальнего Востока, наиболее интенсивный период освоения которых пришелся как раз на годы правления первого царя из рода Ваза. Так именно в это время была заложена основа для создания в будущем российского морского флота — в 1636 году в Нижнем Новгороде на воду был спущен первый русский парусный корабль европейского типа, трехмачтовая галера «Апостол Филипп».

"Апостол Филипп"

Трехмачтовая галера «Апостол Филипп» — первое русское парусное судно европейского типа

Благодаря усилиям Филиппа I экономика Русского царства полностью оправилась от последствий Смуты и в ней стали появляться ростки капиталистического производства, однако, в отличие от Англии или Франции, в развитии российской промышленности активную роль играли государство и церковь, что было следствием как местных особенностей, так и копирования шведского опыта.

Изменился сам внешний облик русских — среди элиты в моду вошли европейские костюмы, бритье бород, светские рауты и балы. Царский двор с каждым годом все больше напоминал двор европейских королей, а русские князья и бояре — западное дворянство. В повседневную жизнь вошло употребление чая, а к концу царствования Филиппа I так же шоколада и кофе, перестали быть экзотикой вилки, очки, карманные часы и т. д.

Тем не менее, не смотря на явные успехи, Филипп I оставлял своим наследникам целую массу нерешенных проблем — последствия раскола в церкви, с каждым годом увлекающего все большее количество людей в оппозицию правящей династии, сложную внешнеполитическую ситуацию, вызванную тем, что практически все державы, с которыми Россия к 1660-м годам имела общую сухопутную границу, были ее врагами, а так же нарастающие противоречия между старой аристократией и новым дворянством, выдвинувшимся в годы правления Филиппа, а так же городскими слоями, грозили ввергнуть страну едва ли не в еще больший кризис, чем тот, из которого она успела выйти. Присоединение огромных западно-русских территорий, на которых мужское население зачастую было поголовно вооружено, а города привыкли жить в условиях магдебургского права вынуждали царское правительство идти на уступки своим новым подданным, признавая все их привилегии, чем только провоцировала рост недовольства населения центральных, северных и северо-западных районов. Рост налогового бремени, ликвидация «белых слобод», непродуманная финансовая политика вели к тому, что города Московской, Новгородской, Казанской и нек. др. губерний, во время Смуты бывшие опорой центральной власти, становились источниками новых мятежей.

Казнь

Казнь бунтовщиков в Москве

Император Иван II

С 1613 года нерешенным оставался вопрос о том, кого же Земский собор избрал на трон — королевича Карла Филиппа или династию Ваза. Для оппозиции, недовольной реформами Филиппа, его церковной политикой и форсированной «вестернизацией» русского общества, «неопровержимым фактом» являлось то, что полвека назад избирался лишь конкретный царь, а значит после его смерти нового монарха вновь предстояло выбирать. Филипп I всячески пресекал подобные умонастроения, добившись присвоения своему старшему сыну в 1630 году титула «великого князя Московского», чтобы обеспечить беспрепятственный переход трона к нему. Более того, в 1660 году им был издан Указ о престолонаследии, согласно которому царевич Иван был объявлен единственным наследником короны. В случае преждевременной смерти Ивана, наследниками становились его дети, следом за ними к наследованию допускался царевич Филипп с детьми, а далее — дочери Филиппа I. Тем не менее, когда император умер, его преемник — Иван Филиппович, ставший Иваном II, счел нужным все же провести на Земском соборе 16 января 1665 года формальную процедуру утверждения самого себя в качестве нового монарха.

Впоследствии этот прецедент, призванный по мысли Ивана II укрепить его личную власть, сыграл роковую роль, т. к. в глазах оппозиции император своими действиями признал факт выборности российской монархии. Уже в момент перехода власти от Филиппа I к Ивану, в разговорах звучали предложения возвести на трон принца Вальдемара Датского и его жену Анастасию Филипповну. Младший сын скончавшегося императора — Филипп Филиппович, князь Дмитровский — вел свою интригу, пытаясь найти поддержку своей кандидатуры на том основании, что его старший брат в силу своих претензий на трон Швеции не сможет одновременно быть правителем России, однако сколько-нибудь влиятельных сторонников найти не сумел.

Стенька

Степан Разин

Правление Ивана II, ознаменованное восстанием Степана Разина и началом затяжной войны с Турцией, продлилось немногим более 12 лет — 10 апреля 1677 года в возрасте 50 лет он скончался. От брака с Марией Елизаветой Глюксбургской у него было 6 детей, однако выжили из них только трое — царевичи Филипп, Владимир и Георгий. Поскольку долгое время предпринимались попытки устроить брак Ивана II со шведской королевой Кристиной, женился и обзавелся детьми он относительно поздно, поэтому старшему из его сыновей Филиппу, ставшему императором Филиппом II, на момент смерти отца было только 17 лет. Молодость и неопытность нового монарха в условиях, когда страна замерла на пороге очередного внутреннего кризиса, грозила самым роковым образом сказаться на судьбе всей династии Ваза.
ЗвездаДанная статья является избранной
Её стиль и содержание являются примером заполнения статей на Альтернативной истории вики

Примечания

  1. Так же в документах встречается вариант «Филипп Карлусович».
  2. Отсчет велся от Ивана Грозного, ставшего т. о. «Иваном I».
  3. Президентом Духовной коллегии назначался один из церковных иерархов, однако его функции были чисто декоративными. Исключением стал лишь первый президент, которым был, собственно, Иннокентий Гизель, возглавлявший Синод более 20 лет — с 1662 по 1683 годы, и пользовавшийся несомненным влиянием на церковные дела.
  4. Впрочем, из них 152 дня Филипп был царем лишь «на бумаге», т. к. будучи избранным на трон, находился в Швеции.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.