ФЭНДОМ


Большой братВнимание!Данный мир является антиутопией!
Данный мир является антиутопией и большинство моментов в нем специально утрировано.Поэтому автор убедительно просит критиков не называть мир "бредом" и не особо жестко критиковать

Так высылайте к нам, витии

Своих озлобленных сынов

Есть место им в полях России

Среди нечуждых им гробов!

- А. С. Пушкин, "Клеветникам России".
Эстетика Вождя

Эстетика ЧР, выполненная коллегой Бряном.

Фрагмент из дневника московского врача Виктора Григорьевича Мыльникова от 17 января 1922: "В эсеровской "Народной" сегодня весь выпуск отдали чествованию "светлой" памяти Б.В. Савинкова. Террорист-министр погиб у Петрограда; большевики бросили бомбу в автомобиль, охрана, как обычно, не отреагировала вовремя. Партия проводит сбор средств для помощи вдове; жить все страшнее и страшнее".

Данный мир ни в коем случае не претендует на реалистичность; точно также он не является пропагандой ультраправых и человеконенавистнических идеологий, а наоборот: призван показать их жестокость и отвратительность. Большинство событий, персонажей и явлений нарочно гипертрофированы. 

Вступление

На смерть

Борис Викторович Савинков перед смертью.

Жизненная дорога Бориса Викторовича Савинкова трагически оборвалась 16 января 1922: социалист-революционер, герой борьбы с царизмом и глава министерства внутренних дел при Корнилове пал жертвой покушения. Общепризнанно, что его волюнтаристская поездка в Петроград могла иметь только такой конец - негоже такому высокому сановнику играть в военного и самому лезть под пули. Необычайно ярко живший, Савинков также и ушел - красивый финал жизни, больше похожей на качественный авантюрный роман.

В тот же день, когда погиб при исполнении долга Борис, к правительственным войскам вышел узник большевистского плена, один из многих несчастных, взятых В. Лениным в заложники. Невысокий, черноволосый мужчина был изможден и шатался от ветра; на его теле врачи обнаружили следы жестоких побоев - во всем теле жили только пылающие яркой ненавистью глаза. Он назвался Павлом Тимофеевичем Горгуловым и сходу попросился в строй, желая отомстить обидчикам. Его приняли в ряды "Щита России" - парамилитаристской организации консерваторов.

Он действительно храбро сражался с Красной Гвардией и даже был отмечен георгиевским крестом IV- й степени. Покинул добровольческий отряд только в мае, когда Петроград был окончательно усмирен и отправился в Москву. Там он тратил жалование в дешевых рюмочных, где вел словесные баталии с социалистами: постепенно фигура такого шикарного оратора привлекла к себе внимание определенных кругов. 6-го июня Павел Горгулов вместе с Николаем Марковым (депутатом ГосДумы) объявил о создании новой политической партии - Русского Воинства, имеющего главной целью существования "возрождение Руси". Тогда мало кто мог даже предположить, что в той несчастной, маленькой, заплеванной пивной действительно поднималось Великое русское Солнце - с тем, чтобы ослепить весь мир своим ярко-алым цветом.

Русская революция

Настоящий сверхмозг

Величайший человек Истории.

Прошло только жалких семь лет - и ситуация радикально изменилась. Клуб единомышленников, полностью помещавшийся в заштатном баре, перерос в полноценную Партию - с отделениями по всей Российской Демократической Федеративной Республике и миллионами сторонников. Раньше П.Т. Горгулов, конечно, в надежном гриме, просил подаяния на московских улицах, отчаянно надеясь накормить своих немногочисленных помощников - сегодня богатейшие промышленники и латифундисты стоят в очереди, робко предлагая свои услуги тому, кого верное "Русское знамя" уже прозвало Вождем славянского народа. Некогда их движение в парламенте представлял только Николай Марков, а ныне их фракция третья по численности. Еще недавно их общества старательно избегали, а теперь в штабе Воинства регулярно бывают и высокие военные чины, и деятели культуры, и финансисты. Было время, когда им пришлось побывать в тюрьме, а сейчас все московские начальники обзавились партбилетами и торжественно поклялись в верности тому, кого еще вчера пытались заморить голодом в Бутырке.

Павел Тимофеевич, разумеется, помнит все. Но теперь, в этот исторический момент декабря 1929-го, ему нужна любая поддержка - и вот он умело делает вид, что верит в их преданность. Конечно, придет время, и Господь воздаст всем по делам их; но это будет потом. Ему всегда претила российская демократия и он этого не скрывал, открыто призывая с трибуны парламента к кардинальному изменению государственного устройства. И вот, теперь, наконец, пришел час решительного действия, и во второй раз они не могут проиграть - Горгулов почему-то был свято убежден в этом. Величайший экономический кризис надежно похоронил под своей тяжестью популярность всех, кто напыщенно именует себя "демократами", хотя на практике выступают за сохранение антинародной, плутократической олигархии. Теперь Керенский, Дан, Спиридонова, Милюков, Кривошеин, Набоков и прочие не опаснее, чем ничтожные муравьи, коими, пожалуй, они и являются. В то же время коммунисты так и не оправились от поражения 1922 - глядя на их новых "вождей", Павел невольно смеется. Разве они, все эти жалкие Бухарины, нелепые Томские да идиоты-Дыбенко - ровни ему? Разве могут они хоть что-то противопоставить Русскому Воинству? Конечно же нет, они обречены на поражение и заслуженное забвение от проданного ими народа.

Еще в ноябре 1929 П.Т. Горгулов договорился о взаимодействии с Петром Врангелем, командиром московского гарнизона. Верный Унгерн-Штернберг с того же времени занимался переброской надежных боевиков в столицу; наконец, удалось найти понимание с Юсуповым и Шульгиным - эти двое, как бы их не презирал Вождь, должны будут смягчить переход власти. Лидер Воинства собирался поднять власть из той грязной лужи, где она оказалась стараниями Александра Керенского - и поднять ее на новую высоту. Давно, еще в позапрошлом году, великий князь Дмитрий Павлович в интимной переписке дал согласие занять престол в обход других родственников; дело осталось за малым - нужно было захватить Кремль до того, как туда ворвутся варвары-большевики, готовые ввергнуть Россию в хаос ради миража Мировой революции.

За царяя

Штурм войсками Вождя оскверненного Кремля.

Все прошло как по маслу: генерал Врангель и полковник Унгерн-Штернберг овладели дворцовым комплексом в ночь на 22 декабря. Все члены последнего социалистического правительства были пойманы, а его председатель, которого сам Вождь называл только "серой крысой", на месте обнаружения был заколот штыками добровольческой дружины. Как только "черные" заняли Кремль, их руководитель призвал в Россию из Дании Дмитрия Павловича; новый премьер-министр Николай Марков немедленно занялся составлением "списка справедливости", а военные отправились за остававшимися на свободе левыми политиками. Своих мертвых Воинство захоронило со всеми почестями в Александровском саду на следующий день, а защитников Керенского и компании выбросили в Москва-реку под довольное гоготание толпы и истерики вдов. Одна из них - красивая девка лет 26 - даже посмела просить у Горгулова разрешения оставить ей тело покойника. Под восторженные крики толпы Павел Тимофеевич удовлетворил ее желание "быть с ним" - столкнул несчастную с Крымского моста вниз головой.

Последующие недели кто-то прозвал "кровавым безумием", но Вождь предпочел бы термин "очищение". И, конечно же, он был бы прав: Россия смывала с себя всю грязь, всю накипь, которая образовалась на ней с февраля 1917. Конечно же, это больно - но ведь моется же человек, даже если его мочалка жестка. Зато потом он чист, свеж, готов к делам или приятному отдыху - эта правдивая аллегория пришлась по душе П.Т. Горгулову и была популяризована через печатные органы Воинства. В первые месяцы нового года страна покончила с семью тысячами своих врагов; всех, пожалуй, не упомянуть, но можно вспомнить самые яркие эпизоды. Вот на Лобном месте добровольцы крушат черепа министров Керенского; на фонарях висят руководители местных отделений "Левой"; разгромлены редакции, их сотрудники придавлены печатными станками, на которых множились пасквили против Вождя. Те же редкие счастливцы, кого Тимофей Горгулов в своей бесконечной милости сберег от подобной участи, уже к маю 1930-го осваивались в Северном Казахстане - там их силами возводились первые объекты в грандиозной сети лагерей, направленных на перевоспитание врагов Родины. К сожалению, некоторым предателям удалось сбежать из России, воспользовавшись неопределенностью первых дней переворота - так, например, спонсор и проповедник большевизма Максим Горький сейчас сидит не в Бутырке, а на Капри, создавая очередной бесталаный и графоманский романчик.

Новая власть, как Вождь и предвидел, устояла, даже не встретив организованного сопротивления. Русский народ сердцем почувствовал в Тимофее Павловиче своего защитника, покровителя и спасителя - бороться против него посмели только проклятые безбожные инородцы в Средней Азии, но их подавлением уже занимается самолично Роман Унгерн-Штернберг. Дмитрий II взошел на российский престол 4 марта 1930, после чего торжественно утвердил предложенный ему Горгуловым состав русского правительства, призванного вернуть стране былое величие, отнятое у нее предательским ударом революционеров в спину. Ключевые позиции списка:

  • Павел Горгулов - премьер-министр.
  • Петр Врангель - военный министр.
  • Николай Марков - товарищ премьер-министра и глава Охранного отделения.
  • Григорий Семенов - министр внутренних дел.
  • Анатолий Савенко - министр национальностей.
  • Александр Колчак - морской министр.
  • Константин Родзаевский - партийный министр.
  • Александр Коновалов - министр финансов.
  • Василий Шульгин - министр двора.
  • Иван Ильин - министр народного просвещения.

Русское возрождение

Наш Царь

Великий Царь Дмитрий II в своей юности.

Кабинет немедленно приступил к работе. Пока молодчики Семенова и Маркова ловили членов "Объединенной левой" и других социалистических партий, Горгулов самолично вел переговоры с руководством либералов. Им было даровано высочайшее помилование - взамен они отписывали часть имущества в пользу государства и обязались никогда больше не напоминать о своем существовании. Но милосердие не было безграничным - например, такой предатель как Павел Милюков, был расстрелен в апреле 1930 по приговору военного трибунала. Беспощадным подавлением всей возможной оппозиции новый, патриотичный режим обеспечил себе известный запас прочности.

В целом с борьбой против внутреннего врага было закончено к середине весны. Тогда же Российская Национальная Империя получила международное признание - с ним поспешили британцы и французы, интересовавшиеся возможностью антигерманского союза. Вождю были одинаково противны как английские декадентные аристократы, так и французские левоправые болтуны-демагоги, но он не спешил отказываться от сотрудничества с ними, признавая, что врагом номер один является именно Германия. Именно Германия оккупировала исконно русские земли - Прибалтику, Белую и Малую Русь; турки держали Закавказье с его важнейшим ресурсом - бакинской нефтью. Более того: немцам хватило наглости провозгласить Украинское королевство и заманить туда Ольгу Николаевну, старшую дочь покойного Императора. Павел Горгулов собирался жестоко, но справедливо отомстить как всем ничтожным предателям, так и тем, кто стоит за их спинами - Вильгельму II, которого немцы осмелились раньше времени прозвать "великим".

Великую Депрессию российская власть использовала как только могла: из-за рубежа приглашались иностранные специалисты, за бесценок выкупалось оборудование, а иногда и целые заводы. На Урале и в Сибири было положено начало "стройкам века" - возводились потрясающие человеческое воображение промышленные комплексы, в первую очередь это были составные части ВПК. Можно упомянуть Царицынский тракторный завод, Самарский тракторный и Ижевский Химический комбинат с Верхневолжской ГЭС - эти колоссальные, титанические объекты стали памятниками решительности русского народа. Печальный урок Великой Войны был усвоен и больше армия Руси не останется безоружна в разгар боевых действий - все благодаря мудрости, дальновидности и даровитости Вождя! Ресурсы на это нашлись за счет эксплуатации дешевой рабочей силы заключенных Имперской Системы Лагерей - сокращенно ИСЛАГ; свой вклад внесли и объединенные в общие хозяйства (обхозы) крестьяне, поставлявшие зерно для международной торговли. К искреннему сожалению Горгулова, обобществление не прошло без инцидентов: примерно тридцать-сорок тысяч селян отметились крайне низким уровненм патриотизма и понесли заслуженное, справедливое возмездие. Но, как Вождь всегда говорил, "не бывает воскрешения без смерти" - а, видит всеблагой Господь, ему предстояло воскресить целую нацию, почти что сгубленную порочной "демократией".

Оля2

Предательница русского народа и своего Святого Отца, Ольга Габсбург-Украинская.

Его Величество, Император Всероссийский Дмитрий II быстро привык слушать авторитета Вождя - по правде говоря, его все вполне устраивало. Формальный глава государства никогда не шел против государственной воли своего премьер-министра, вполне осознавая гениальность последнего, его избранность для великих дел. Вскоре (1931-1932) в РНИ вернулись все Романовы, обладавшие свободой передвижения - только Кирилловичей не пустили на Родину: Горгулов публично проклял их как "красных", получив полную поддержку со стороны народных масс. Примерно тогда же до Вождя доносятся известия о жизни Украинского двора, из которых Павел Тимофеевич делает разумный и единственно верный вывод - Ольга II изменила своей Отчизне и, как говорил Марков, "охохлячилась". Сердце предводителя славян налилось кровью от подобного вывода: врагом России может стать любой, ему Бог вверил Родину в необычайно трудный час ее существования, когда измена ждет на каждом шагу. Это послужило поводом для кампании очищения - многие либеральные деятели богопротивной республики отправились в ИСЛАГ, по отдельному приказу Вождя создан женский исправительный лагерь в Воркуте, начальником которого стал такой в высшей степени достойный муж, как Дмитрий Успенский.

Русское Воинство с самого момента зарождения выступало за русский экспансизм - как сказал Вождь еще в далеком 1923-ем "Россия есть Вселенная!". Воплощение этого, безусловно великолепного, лозунга в жизнь было невозможно без обстоятельной армейской реформы, призванной дать Русской Императорской армии невиданную раньше силу. Положительные изменения начались сразу же после свержения олигархической плутократии: воинские ряды были очищены от играющихся в либералов чинов, позволяющих себе слишком большие вольности. Например, в отставку был отправлен Антон Деникин, непростительно близкий к презренным кадетишкам; власть в РИА окончательно перешла к крылу радикальных реформаторов. Последних возглавляли военный министр Врангель, генералы Сергей Марков, Владимир Каппель, Роман Унгерн-Штернберг - один из основателей РВ командовал элитной частью войска, недавно созданной Дружиной. Офицерам были возвращены их погоны; вводилась строжайшая иерархия, направленная на поддержание дисциплины; возрождался славный институт полковых священников. После возведения монструозных промышленных предприятий (примерно к 1935-му) Императорская армия начала получать новые боевые танки - БТ-5, БТ-7, Т-26 и прочие модели, уже тогда обладавшие противоснарядной броней и башенным орудием. На вооружение принимались также модели самолетов - пока что, в основном, бипланы, на которых летчики набирались опыта. В 1936-м после завершения грандиозных учений "Малороссия-36" окончательно восторжествовала доктрина Маркова-Унгерна, получившая название "Смертельного удара". Предполагался прорыв линии фронта сразу во множестве мест танковыми армиями при поддержке достаточно мобильных кавалерии и мотопехоты; с воздуха авиация должна была обеспечить прикрытие, а, в идеале, забросить в тыл неприятеля достаточные для дезорганизации силы. Павел Горгулов в своей бесконечной мудрости одобрил их план, суливший Российской Империи приятную и быструю, а, главное, победоносную войну.

Тяжкий труд

Искупительный труд врагов Родины.

К середине 30-х русские полки утопили в крови Среднюю Азию, элементарно вырезая под корень местное население и освобождая местность под переселенцев. Достаточно одной цифры, чтобы оценить масштаб действий сил Унгерна: на территории России осталось менее полумиллиона казахов в 1940-м. Свободных поселяли подальше от отделений ИСЛАГА, к которым теперь прибавились и перенаселенные колонии немцев Поволжья - эти люди были сочтены Вождем потенциальными врагами, и правительство Его Величество поспешило предупредить возникновение опасности. Враги Родины несли заслуженное наказание, страдая от отсутствия медикаментов, "плохого" питания и непривычного климата - но их жалкие жалобы, разумеется, не могли поколебать решимости того, кого Бог избрал спасителем Руси. На их счастье, они не пытались восстать, будучи в силах предугадать его логичный и единственно возможный конец. К тому же, на Крайнем Севере обстановка была значительно круче - даже до кабинета Дмитрия II дошло письмо, в котором коменданта Воркулага Дмитрия Успенского обвиняли в ужасающих преступлениях. Дескать, он постоянно издевался над своими подопечными, пренебрегая своей обязанностью их перевоспитывать. Автор писал о политической заключенной #653, в миру известной как Лариса Рейснер: по его словам, после ее удивительно резкого отказа сожительствовать с начальником, Дмитрий избил ногами предательницу до полусмерти и выкинул ночевать на улицу при температуре -30. Император в силу своей неопытности боясь ошибиться, отказался принимать решение и переправил письмо Вождю; тот немедленно почувствовал фальш, сжег эти отвратительные выдумки в своем камине и приставил Успенского к ордену Андрея Первозванного "за успехи в перевоспитании антирусского элемента".

Великая, по-настоящему русская, революция нуждалась в достойных защитниках на всех уровнях - Павлу Тимофеевичу нужны были не только кабинетные воители, но и уличные бойцы, не задающие ненужных и вредных вопросов. Ответом стало создание в 1933-м году Опричников - молодежной организации Русского Воинства, которую возглавил Виктор Ларионов. Ее примечательной особенностью стала уникальная массовость - к началу 40-х в ее рядах состояло свыше 16 миллионов человек, а отделения присутствовали даже в селах, не говоря уж о городах. Опричники клялись в верности Господу, Родине и Вождю: были обязаны носить квазивоенную серую форму и активно участвовать в общественной жизни. Организация занималась обеспечением досуга своих членов, открывая дома отдыха, разношерстные секции, библиотеки, организовывая походы, массовые игры и турпутевки - но не это было главной ее функцией. Каждый опричник должен был быть готов принести всего себя в жертву Русскому делу; Ларионов учил в своем уставе, что индивид сам по себе не стоит ровным счетом ничего, а полезность человека определяется его практическими навыками и верностью России. Трудно несогласиться с такой блестящей формулировкой, выражающей суть всей Национальной Империи коротко и емко. Молодые (до 20-ти лет) бойцы были самыми голосистыми участниками демонстраций и маршей, нередко устраивали погромы домов "либералишек" по наводке от куратора из РВ; кое-где опричники нападали на учителей, осмелившихся усомниться в величии и мудрости Вождя - отсутствие портрета Горгулова в классе трактовалось ими как недопустимое святотатство. В своих секциях опричники обязательно проходили военно-полевую подготовку, готовясь отдать жизнь во благо Вечной Империи.

Кино

Иллюзион - один из самых больших кинотеатров Галактики.

Павел Тимофеевич превосходно понимал важность искусства - в первую очередь, конечно, кинематографа. При нем создается единый трест "Русский Его Величества Синематограф", в который на, разумеется, добровольной основе вошли все крупнейшие российские студии. В 1930-х производились как массовые, житейские фильмы "Встреча в Москве", "Волга-Волга", "Цирк" (экранизация главного романа М. Булгакова), так и масштабные исторические полотна, призванные показать те или иные значимые события. Например, РУВЕСИН запечатлил начало самостоятельного царствования Иоанна IV в одноименном фильме, показывая, как великий государственный деятель, хоть и окруженный врагами, умело действует, объединяя страну и громя татарские безбожные полчища. Разумеется, каждый, даже самый темный крестьянин, запросто мог узнать в облике первого царя нашего любимого, мудрого и грозного к врагам, Вождя! Также по заказу Горгулова и сердечному пожеланию народных масс, Синематограф выпустил ярко антинемецкий фильм "Александр Невский": его показ сопровождался многочисленными излияниями патриотизма со стороны всех здоровых слоев российского общества. Опричники, регулярно ходившие на сеансы по льготным билетам, молодыми и зоркими глазами следили за реакцией всех зрителей: иногда они устраивали расправы над недовольными, или освистывали тех, кто на титрах осмеливался не рукоплескать этому шедевру кинематографа. В подобном патриотическом направлении развивались и остальные искусства; причем важным элементом литературы стало восхваление Вождя - полностью заслуженное и справедливое. Был даже создан целый жанр "Горгулиады", повествовавший о жизни и свершениях Павла Тимофеевича - эти книги и фильмы пользовались стабильно высоким спросом, что позволяет нам говорить о начале культурного возрождения русских и меньшинств.

Важнейшим инструментом воскрешения России должна была стать Русская Православная Церковь. В свое время она выступила в поддержку безбожных изменников-временщиков и за это уже получила свое наказание: от нее были отторгнуты земли, резко сократилось число церквей и монастырей, Православие было поражено в правах в пользу инородческих суеверий. Однако приход к государственной власти Великого друга священников ознаменовал начало нового периода в жизни РПЦ. За девять лет благодеятельной диктатуры "Русского Воинства" открылось свыше 7000 новых домов Господних по всей земле русской; с 1933-го священнослужители всех уровней начали получать довольно высокую заработную плату; наконец, в Императорском указе от 4 ноября 1935 говорилось об "исключительном статусе Русской Православной Церкви", которую в том числе освободили от налогов и любых пошлин. Взамен РПЦ во главе с патриархом Иосифом (Петровых) гарантировала верность паствы новому строю, видя в нем единственное спасение Империи. Служители Господа доносили в Охранное отделение о настроении среди прихожан; многие, дабы показать свою сознательность, нарушали святость исповеди - да простит им Господь прегрешение, совершенное на благо земной Родины! Бдительность священников позволила пополнить ИСЛАГ на 20-25 тысяч человек в период между 1934 и 1940-ми годами. Впрочем, не стоит думать, будто бы с народной властью сотрудничали только православные иерархи: на практике многие магометанские муллы и буддистские ламы тоже правильно понимали свои обязанности перед Россией и внимательно наблюдали за соплеменниками, уберегая их от совершения разного рода глупых шагов.

  • Старший сын кровожадного упыря, кронпринц Вильгельм.
  • Вожак красных банд, Густав Эрве
  • Император Сёва, правитель Японии и великий человек.
Как уже говорилось выше, главным врагом Российской Национальной Империи была Германия - этот наглый и самодовольный гегемон, тевтонский варвар, попирающий святыни киевской Святой Софии и поработивший миллионы русских. Уже с 1932-го Вождь всех славян начал искать союзников против Берлина - ему с охотой вызвались помочь в мослистском Лондоне, с которым удалось уже в 1933-м подписать военный союз. Популист Густав Эрве, дорвавшийся до власти в Париже, не выказывал особого желания сотрудничать с Воинством, в ослеплении своем отрицая как величие и мудрость Горгулова, так и справедливость установленного им строя. Дальше пустых разговоров переговоры с Французской республикой пока не заходили. Нечего даже говорить о предавшем Бога дважды Риме: местные коммунисты и "русские" мигранты в бессильной черной злобе проклинали нашего премьер-министра и желали ему такие мерзкости, о которых невозможно вести повествование приличному русскому человеку. С Японской Империей отношения обстояли совсем плохо: в 1930-х происходит более 100 стычек на границе, а на всех официальных картах России в ее составе неизменно указывают Сахалин и север Маньчжурии. Но в 1938-м Токио делает неожиданный, но разумный и верный дипломатический ход: посол японцев предложил Вождю удовлетворить его территориальные амбиции, в случае выступления единым фронтом против немцев. Павел Тимофеевич соглашается: дружба с Японией на данный момент предпочтительнее, так как позволит уменьшить численность войск на Дальнем востоке - они гораздо нужнее на иных направлениях.

Европейские соседи боялись русских - и вполне понятен их страх перед неизбежной и справедливой карой! Наглые, хищные остзейцы, эксплуатирующие дружественные русским балтийские племена, нагло попирают порядок, установленный здесь еще самим Ярославом Мудрым. Отчаянные попытки придумать "беларусов" потерпели неудачу, и теперь местные крестьяне едва ли не молятся на Россию, ожидая от нее избавления. Христианские братья в Закавказье страдают от произвола проклятых османов, за спиной которых неизменно стоит Берлин, из последних сил поддерживающий жизнь в этом дряхлом и гнилом теле. Но ничто не может сравниться по омерзительности и противоестественности с "Украиной" и ее правителями, бессовестно продающими свой народ - да, все они вскоре понесут соизмеримую с их прегрешениями кару. Кремль примерно с середины 1930-х принялся активно помогать пророссийским силам в указанных областях; всеобщим девизом становится фраза, произнесенная Вождем на I-м славянском Конгрессе (сентябрь 1939): "Русские всегда помогут славянам!". Пожалуй, единственным надежным союзником, находящимся поблизости, можно было назвать Румынию К. Кодряну, с которой в 1936-м был заключен полноценный альянс, и армию которой теперь тренировали русские военные специалисты.

В целом, как видно, к весне 1940-го Российская Национальная Империя переродилась. Вместо плутократической, нищей олигархии, покорной рабы Берлина - теперь гордо стоит благословенная народная автократия, наиболее полно реализующая общую национальную волю. Наведен железный порядок в вооруженных силах: опираясь на монолитно единый тыл, "тьмы, тьмы и тьмы" готовы ринуться вперед по сигналу их великого Предводителя! Разве можно не очароваться суровым великолепием стали штыков, танков и самолетов; огнем в глазах каждого славного витязя; наконец, кто посмеет не аплодировать Императору и Вождю, принимающим новый, еще более массовый парад? Православное войско не знает ни поражений, ни сомнений, и оно готово превзойти любые надежды своих командиров. Первая Империя пала, сраженная предательским ударом в спину - но больше этого не повторится. ИСЛАГ исправно функционирует: в его недрах неизменно заканчивается каждый антирусский заговор. Лагеря служат прекрасным предупреждением для всех, кто в своей глупости решится бросить вызов Нации! Русский народ как никогда един - едины все помыслы, устремления, чаяния и действия; наконец, един Вождь - наш горячо любимый Павел Тимофеевич, Спаситель Руси и великий Вождь всех славян, уверенной рукой направляющий Россию к невиданному величию! Под его предводительством богоизбранный народ сокрушит абсолютно всех своих врагов... и установится новый мир... Русский мир.

Рабочий и крестьянка

Солнце Руси

Так убей же хоть одного!

Так убей же его скорей!

Сколько раз увидишь его,

Столько раз и убей!

- Константин Симонов, "Убей его!"

Восход

Rossa-Guardia2

Славные повстанцы начинают Великую Войну.

Долгожданный повод к войне нашелся в марте 1940 - под предводительством Михаила Афанасьевича Булгакова восстали восточные уезды Донбасса; вскоре власть над Луганском, Юзовкой и Харьковым перешла в руки русских ирредентистов. С первого же дня этого справедливого мятежа Вождь отдал приказ о всесторонней поддержке "Юзовской республики", как пока именовалось это образование. В ее рядах доблестно сражались русские воины-добровольцы, а руководил действиями армии непосредственно Имперский генштаб во главе с Михаилом Дроздовским.

Жалкие попытки украинствующих остановить подобную цунами "Русскую весну" не возымели успеха: наспех собранные и плохо обученные полки "Василя I" потерпели разгромное поражение у Полтавы 26 марта, сам "король" едва-едва успел сбежать с поля брани в свою столицу. На следующий день Дмитрий II изгнал из Москвы немецкое посольство; собрав представителей всех газет, Вождь славян провозгласил о своем желании "завершить благое дело воссоединения нашего народа" - и объявил войну "Украине", этому омерзительному выкидышу позорного Варшавского мира.

Русские

Освободители маршируют по вольному Колывани.

Одновременно русские армии приступили к освобождению Прибалтики и Белоруссии; можно сказать, что наступление шло на огромном фронте "от моря до моря". Ожидаемо, Балтийское Герцогство пало очень быстро (к 3 апреля): среди местных никто не хотел его защищать, а правящее немецкое меньшинство оказалось заложниками собственной политики. При деятельном участии дивизий генерала Бориса Анненкова эстонцы и латыши резали своих вчерашних господ, делили между собой их обильное добро, не забывая, само собой, уважить героев-освободителей. Особенно масштабный погром произошел в Риге - за три дня было убито двадцать тысяч человек; эти действия получили одобрение Павла Тимофеевича, понимавшего справедливость этой кары. Белорусское королевство тоже недолго сопротивлялось: крестьяне радостно приветствовали своих собратьев, регулярная армия доблестно разбежалась, не вступив ни в единое столкновение, а мелкие отряды националистов едва ли могли задержать бодрое продвижение Владимира Каппеля, хоть ему и выдали немногочисленную группировку. Еще прекраснее обстояли дела на полях Новороссии, где Сергей Марков, пользуясь поддержкой добровольческих формирований из местных, смог "на полную" реализовать свою блестящую концепцию танковой войны: в котлах за первую неделю войны оказалось 2/3 вражеского войска, оставшиеся лишь чудом успели форсировать Днепр. Можно также упомянуть, что 1 апреля в войну вступила Румыния: она нанесла удар на Западе "Украины", принуждая Киев перебросить ставшие дефицитными полки к себе.

В мире по-разному отреагировали на происходящее. После продолжительных споров в Рейхстаге, канцлер Отто Вельс (СДПГ) объявил войну Российской Империи 29 марта, тем самым окончательно подписав себе смертный приговор! Его император, Вильгельм III, самолично встал во главе отправляющихся на восток дивизий - этот глупец пытался отсрочить падение обреченного недогегемона, которого П.Т. Горгулов очень мудро сравнил с "колоссом на глиняных ногах". Губительному примеру Германии последовали ее покорные, безвольные рабы - Болгария, Османская Империя, Польское королевство и Литовское герцогство. Впрочем, такой самоубийственный шаг с их стороны был предсказуем: и уже в мае русские войска при поддержке многочисленного армянского легиона перехватили стратегическую инициативу на Кавказском театре военных действий. Справедливости ради нужно заметить, что наше продвижение на западе застопорилось после подхода немцев: в целом, линия фронта проходила по рекам, и ни одна из сторон не могла сдвинуть другую с занимаемой той позиции. Только в Закавказье наступление генерала Александра Егорова сохраняло и темп, и успешность: 19 мая, после ожесточенных боев, русские заняли Баку - одна из целей кампании была достигнута!

Беларусь

Солдаты доблестной 23-й дивизии ведут бой под Гомелем.

В июле Германию ждал новый сюрприз: войну ей объявил Лондон, приступивший к основательным бомбардировкам промышленных центров и морской блокаде. Премьер-министр Освальд Мосли, занимавший схожую с Вождем роль, собирался максимально ослабить противника перед непосредственным вторжением. Невелика, конечно, помощь, но и это лучше, чем вообще нечего. Например, немцам пришлось перебросить примерно половину из имевшихся самолетов домой - очевидно, канцлер Вельс трусил, опасался получить бомбу на свою головешку! Простым русским солдатам его слабость позволила начать новую атаку и 29 июля наконец-то форсировать Западную Двину, вступив на территорию Литвы. Затем Сергей Марков и Владимир Каппель осуществили совместную Днепровскую операцию - комплексное наступление в Белоруссии и Малороссии, главным результатом которой стало освобождение "матери городов русских" - Киева, занятие Екатеринослава и Херсона. Разумеется, потери были большими (свыше миллиона человек), но Вождь, в своей великой мудрости, сообщал населению другие данные, не собираясь подрывать веру народа в возможность победы. К огромному сожалению, весь "королевский" двор успел сбежать в Германию - но Горгулов никогда не позволял себе или другим усомниться, что возмездие их все равно настигнет. Также стоит упомянуть печальную страницу нашей воинской истории: 2 августа, у острова Эзель, Балтийский флот был разгромлен немецкими кораблями: потери ужаснули всю Москву - 4 линкора из 4, 5 крейсеров из 6 и 12 эсминцев из 16.

После этих боев на фронтах установилось временное затишье; обе стороны нуждались в отдыхе после тяжелых летних боев. На освобожденных территориях ведомство Петра Врангеля провело широкую мобилизацию; Александр Коновалов закончил перевод промышленности на военные рельсы, а Николай Марков эффективно расправлялся с вражеской агентурой, оставленной на покидаемых землях. В это же время немецкие "народные избранники" сформировали "блок Единства": соревнуясь в верноподданических выражениях, они призывали свое немощное правительство "бороться до конца", отрицая неизбежное поражения. Вильгельм III позорно бежал с фронта в свой дорогой Берлин, испугавшись острых русских штыков; руководство перешло "тройке" генералов - Хансу фон Секту ("Север"), Вальтеру Моделю ("Центр") и Роберту фон Кошу ("Юг"). Вождь же признал работу всех отечественных командующих удовлетворительной и отказался от кадровых перестановок, которыми мог вызвать хаос в штабах соединений. К сожалению, все попытки убедить англичан начать полномасштабную высадку провалились: доказывая правоту Горгулова в вопросе об отсутствии у России искренних друзей, Мосли отказывался "рисковать" и намеренно тянул время. Презренная нация торгашей ограничилась бомбежками мирного населения, боясь встречи с врагом лицом к лицу!

Так как "союзник" откровенно не спешил, Германия смогла перегруппироваться. Генерал Модель 6 октября неожиданно атаковал позиции В. Каппеля под Гомелем: кровавая бойня в городе превратила его в руины, но храбрые чудо-богатыри отразили натиск тевтонов, которым пришлось в начале зимы отойти на исходные позиции. Хуже дела обстояли на юге: Ковш к сентябрю закончил подавление остатков доблестных румынских партизан, повесил Капитанула и 7 октября обрушился со всей силой на плацдарм у Херсона, захватив несчастный город в три дня ожесточенных боев. Потом он направил свои варварские полчища к Екатеринославу, но там его ждали лучшие дивизии Дружины "Святослав" и "Мертвый конь" под личным командованием Романа Унгерна-Штернберга. Встречные бои с активным использованием танков и грузовиков шли тут до 28-го октября, пока к нашим не подошли свежие силы. В целом, немецкие армии не смогли добиться исполнения ни одной цели: им не удалось отбить у Русской императорской армии ни единого значимого клочка земли, зато полки Вождя хорошо так потрепали врагов России и веры - немцам даже не помогло массовое использование пушечного мяса в виде мобилизованных украинствующих.

Пленники1

Враги человечества ждут своего заслуженного наказания.

Русские пошли вперед 5 января 1941 в Беларуси - необычайно холодная Зима сковала льдом болота и мелкие речушки, тем самым даруя нашим молодцам свободу маневра. Но "Зимнее чудо" позволило лишь отодвинуть фронт на 40-45 километров западнее; Модель организовал хорошую оборону, не дал Каппелю окружить три танковые дивизии и отступил, сохраняя припасы и тяжелое снаряжение. Немцы понесли небольшие потери и окопались; Генштаб решил перенаправить острие удара южнее, чтобы поскорее занять богатые хлебом губернии Малороссии. Но пока А. Егоров успешно развивал наступление: турки и малочисленные немцы совершенно не ожидали зимнего наступления, что сыграло с ними очень злую шутку. Уже к началу февраля были освобождены Грузия и Азербайджан; при приближении соотечественников восстал Армянский протекторат от мала до велика, что позволило ускорить темп продвижения. 9 февраля солдаты Вождя вошли в Ереван, над которым развивались два великих триколора - дома Романовых и национальный армянский. Только в марте, у самого озера Ван, туркам удалось, напрягая абсолютно все силы, остановить Егорова; регулярная армия Константинополя показала свою слабость, султану пришлось объявить джихад - он попытался перевести войну с Москвой в религиозную плоскость.

23 февраля Сергей Марков атаковал вражеские позиции под Екатеринославом: две полноценные танковые армии ринулись в прорыв, поддерживаемые полками Дружины и авиацией. Одновременно наступление в Литве начал Борис Аненнков, не давая немцам перебросить в Малороссию значительные силы. Южный фронт оказался прорван; войска Вождя всех славян окончательно перешли великую реку и стремительно покатились вперед, громя противника! Еще в первых числах марта Марков был в Белой Церкви; еще раньше русские освободили Херсон и Одессу. В прорыв были введены резервы: все были убеждены, что начался конец "Рейха". Но под Уманью нашим войскам 15-го марта был нанесен удар во фланг дивизией Гудериана; умело применяя свои немногочисленные танки, избегая прямого столкновения, он заставил численно превосходящие силы Москвы отступить к 20-му числу! Его отважное самоуправство позволило немцам и венграм окопаться - прекратился их постоянный отход, фронт стабилизировался. Вильгельм III заменил старого Роберта Коша на Федора фон Бока, который обязался не допустить подобных поражений в дальнейшем. С этого момента началось обновление немецких военных кадров - впрочем, бесполезное и запоздалое, ведь уже ничто не могло спасти их от Божьего гнева, воплощенного в русском солдате!

РумыныЪ

Восставшие храбрецы-румыны.

Новое наступление началось тоже на юге: русские части 23-го апреля, после тяжелых боев, форсировали Прут и вошли на территорию Бессарабии - тем самым спровоцировав новую волну восстаний румынского населения, во главе которой встал заместитель трагически погибшего Капитанула - Хория Сима. Но, к сожалению, немцы смогли перегруппироваться, Маркову не удалось соединиться с героическими повстанцами, которые обрекли себя на уничтожение. Вскоре (май) туда были переброшены ударные отряды, сформированные из венгерских националистов во главе с Ференцем Салаши, которые устроили на несчастной румынской земле настоящий Ад. В борьбе с местными применялись отравляющие вещества, авиация и система заложничества; три деревни были сожжены полностью вместе со своими обитателями. Мадьярские палачи действовали хладнокровно, эффективно и с потрясающей воображение жестокостью: за "проявленную доблесть в обеспечении безопасности тыла" Салаши удостоился прусского ордена "За заслуги" - одна из высочайших наград государства досталась презренному убийце, ну разве это не показательный момент? Лишь чудом преемник мученика Корнелиу смог спастись, перебравшись за линию фронта. Вождь всех славян как всегда правильно отреагировал: 11-го июня он выступил по радио и прочел в прямом эфире новое стихотворение К. Симонова "Убей его!" - жесткие, хлесткие, правдивые слова поэта попали на благодатную почву. Они наставляли наших храбрецов в борьбе, учили их беспощадности и справедливости. Фронтовые газеты множили обращение: не осталось ни одного бойца, который не ознакомился с этим сильны и великим текстом.

Наконец, на западе начали происходить более заметные события: так, например, 14-го июля английская авиация уничтожила 6 вражеских линкоров в Киле, тем самым значительно ослабив Кригсмарине и нанеся мощный удар по вражескому боевому духу. В это же время Анненков и Каппель развернули совместную операцию "Иван III" (12 июля - 24 августа), результатом которой стало окончательное осаобождение Белоруссии и Литвы. В Вильнюсе наши доблестные дружинники схватили литовского "короля", брата Вильгельма III, Оскара; его расстреляли на месте, обосновав приговор стихотворением Симонова. Этого объяснения хватило: мудрый Вождь своим личным указом повысил всех участников справедливого возмездия в званиях и объявил им через "Русскую Правду" благодарность. Параллельно развивал успех Александр Егоров, освободивший к концу лета весь Трапезунд и углубившийся внутрь Курдистана - активная политика сотрудничества с местным населением помогала наносить туркам поражение за поражением. На фоне побед святого русского оружия, Япония 2 сентября 1941 тоже вступила в войну, уничтожив стоявший в Циндао германский флот. До конца года наземные силы японцев, вступив в соглашение с правительством генерала Цзинвея, очищали Китай от вражеского присутствия, пока флот занимал остров за островом на Тихом Океане.

Правительство Отто Вельса, предчувствуя печальный для себя конец войны, решилось объявить новую волну мобилизации и включить в нее франкоязычных жителей запада страны. Соответствующее объявление было сделано императором Германии 12 ноября но совершенно не вызвало патриотического позыва. Скорее наоборот: на Рейне мгновенно обрел популярность лозунг "К дьяволу немецкую армию и Кайзера!", а валлонцы выражались еще крепче. Тогда местные власти решились силой осуществить призывную кампанию, но это оказалось очередной страшной ошибкой политического руководства Германии. Уже в 20-х ноября западные регионы охватила волна забастовок и акций гражданского неповиновения: призывников отбивали, административные здания брали штурмом, а служителей порядка нещадно били. Апогей противостояния настал 28-го числа, когда в Брюсселе погибло более 30 протестующих. Их смерти не прошли напрасно, а были тут же умело использованы французской элитой: 1 декабря Густав Эрве, самопровозглашенный "защитник Свободы, Равенства и Братства", объявил Германской Империи войну, а его полки немедленно двинулись нам восток, реализуя заранее подготовленный Шарлем де Голлем план военных действий.

  • Французские солдаты на передовой.
  • Этот толстый немец - лучшее, что у них нашлось.
Можно "похвалить" французов: они внимательно следили за ходом борьбы между Россией и мировым гегемоном, а стоило тому показать слабину, как те сразу же нанесли предательский, но полезный в тот момент удар. Немногочисленные силы Германии на западе во главе с фельдмаршалом .... были не способны отразить стремительный натиск и пятились назад, не желая принимать неравного боя. Парижские танки уверенно продвигались вперед, опираясь на превосходное знание местности и полную поддержку местных, радостно приветствовавших своих братьев-освободителей. Но предложение оформить союз, поступившее от нашего Вождя 6-го декабря, французы надменно проигнорировали; зато в войну вступила безбожная Италия, открывшая назло Берлину очередной фронт. Кабинет Вельса был с позором распущен; новое правительство было доверено сформировать лидеру ультраправых Герману Герингу, который с удовольствием принялся за это дело совместно с консерваторами. Впрочем, свою политическую слепоту, достойную глупца-предшественника, новый канцлер доказал совсем скоро, объявив 10-го "тотальную войну за выживание нашего народа" Российской Империи. Немецкие части спешно отправлялись на запад, чем русские смогли воспользоваться себе на пользу: мы освободили Умань, Кишинев, Клайпеду и вышли на границы самой Германии и вассальной ей Польши. Ее жители, братья-славяне, восстали на 18 января 1942-го; несмотря на усталость войска, Павел Тимофеевич приказал центральному фронту перейти в решительное наступление навстречу полякам. Практически одновременно англичане высадились в Нидерландах, тем самым поставив под угрозу окружения группировку войск немцев во Фландрии.

На февраль 1942 фронт относительно стабилизировался, но теперь война велась на чужой земле - в Германии, Польше, Венгрии и Румынии. После успеха наступательной Бухарестской операции (28 января - 6 февраля) Болгария резко развернулась на сто восемьдесят градусов, объявив войну Берлину и мир - России. Иудам удалось неожиданной атакой занять 17 февраля Константинополь, в который немедленно прибыла отечественная администрация - такова была цена болгарского прощения. Стремительное падение столицы и гибель правительства привели к кризису всей Османской государственности; войска Александра Ермолова уверенно шли вперед, к ним присоединились персы и местные полудикие племена. Турецкая армия таяла на глазах, а немецкие части были немногочисленны и оторванны от баз снабжения. После недолгих и триумфальных для нашего светлого оружия боев на северо-востоке Сирии, перед нашими храбрыми молодцами открылась чистая дорога на юг. Практически Османская Империя в марте 1942 прекратила свое существование: 30 марта русские вошли в Иерусалим, а днем позже пала Анкара - последнее убежище ничтожной династии и ее жалких сторонников. Освобождение священного для Православных города вызвало настоящий патриотический подъем: в Палестине была установлена арабская администрация, сходу объявившая о вечной дружбе с Москвой, а Дмитрий II постановил, что отныне и навек русские цари будут короноваться в этом сакральном городе. Поражение османов позволило перебросить большую часть сил в Европу, а оставшимися полками при поддержке местных наступать на Египет, ставя тем самым под угрозу немецкую колониальную систему.

Окрестности

Славные воины-славяне на танке ПГ-34 в окрестностях Варшавы.

Летом 1942 немцы попытались переломить ход войны в свою пользу, сокрушив Российскую Империю: началась тяжелейшая трехмесячная битва за Вислу, в ходе которой обе стороны понесли страшные потери и одерживали переменные успехи. Но с Божьей помощью и благодаря полководческому таланту Вождя русские выстояли, пусть и потеряли более милллиона человек в этой мясорубке. Затем, в августе, с юго-востока состоялось вторжение в Венгрию: русско-румынско-болгаро-сербские части, однако, встретились с упорным сопротивлением. Подданные Будапешта стояли насмерть; их отчаянный героизм, несмотря на свою бесполезность, заслуживает нашего уважения. Быстро сокрушить Венгрию не получилось; радует только, что здесь хотя бы погибло не так много наших отважных соотечественников. Лучше дела обстояли у наших "союзников": к октябрю, после кровавых боев, французы вышли к Рейну, а англичане овладели Нидерландами - но вряд ли такие сказочные победы были бы возможны, если бы Россия не отвлекала на себя лучшие части Рейхсхеера. Только смерти простых Иванов у Вислы позволили как итальянцам занять Тироль, так и французам выйти к "естественной границе". Здесь нелишним будет еще раз напомнить, что Г. Эрве в своем ослеплении упорно отказывался заключать союз с великим Вождем, надеясь, очевидно, урвать себе как можно больше.

Решающие сражения всей Священной войны должны были пройти в новом, 1943-м, году. Эту простую истину Павел Горгулов напомнил всем бойцам, когда поздравлял тех по радио со светлым торжеством Рождества. В то же время надежные данные наших доблестных разведчиков показали, что Германия будет пытаться отбить у французов свои земли на западе, что дало нам большие шансы на успех. Действительно, агенты доложили точно: 2 февраля немцы атаковали на Рейне, а через три дня все наши фронты перешли в массовое наступление. Подобная акция стала возможна только после перевода всей жизни на военные нужды: общей Войной жили и дышали все по-настоящему русские люди, от Императорского дворца и до последнего села на Дальнем востоке. Поставив на ее нужды все, русские смогли создать новое, великолепное общество - общество Воинов и Героев! Торжественная, но и простая, человечная речь нашего Вождя, собрание общхоза и завода, на которых клялись перевыполнить производственный план, массовые митинги и концерты в прифронтовой полосе - воистину, мы счастливы, потому что были свидетелями уникального триумфа Духа над низменным телом! Так вот, великолепное, грозное и победоносное наступление началось 5 февраля и поставило крест на всех надеждах презренных немцев.

Отмсти

Зенит

Не даром вы приснились мне

В бою с обритыми главами,

С окровавленными мечами,

Во рвах, на башне, на стене.

Внемлите радостному кличу,

О дети пламенных пустынь!

Ведите в плен младых рабынь,

Делите бранную добычу!

- А. С. Пушкин, "Подражания Корану"
Смерть Германии

Поверженный Бисмарк взирает на очищенный Кенингсберг перед собственным уничтожением.

Наши доблестные "тьмы", благодаря использованию новейших танков ПГ-34, смогли в скором времени завладеть инициативой. Продвижение в Восточной Пруссии, где командовал сам грозный барон Унгерн-Штернберг, было медленным, но уверенным; 9 февраля Великий Вождь, довольный новостями с фронтов и желающий отметить заслуги своих верных витязей, издал указ "О награждении героев Русского похода"; в частности, в нем говорилось о праве полных георгиевских кавалеров на "западную работницу по вкусу" и оговаривались крупные премиальные в денежном эквиваленте. Прочтение приказа вызвало фурор в действующей армии: солдаты и офицеры вновь и вновь переживали подъем сил, они были готовы идти вперед и крушить вражеское сопротивление. В ходе зимней кампании русские освободили Варшаву, Краков, Галицию и перевалили через заснеженные Карпаты, одержав очередную победу над природой, достойную самого А. Суворова! К началу весны мы стояли у самого Кенигсберга - цитадель пруссачества брали не штурмом, но измором.

После двухнедельной блокады немногочисленный гарнизон, страдающий от недостатка еды, воды, медикаментов и постоянных бомбежок, предпочел сдаться на милость победителей. Крайне недовольный подобной трусостью, Роман Унгерн решил преподать им достойный урок - на три дня город полностью отдавался "Мертвому коню" и другим частям, активно участвовавшим в операции. Бойцы поспешили воспользоваться своим заслуженным правом: столица ненавистной Пруссии лежала у их ног, глупо было медлить и играть в лживую мораль. Прав тот, кто победил - а сегодня триумф праздновало русское оружие! Освободители исконно славянской земли ходили из дома в дом и брали все, что им хотелось взять: вот это и называется справедливым возмездием за унижения всего нашего рода в прошлой войне! Жалкая и глупая попытка местных жителей сопротивляться оказалась их страшной ошибкой - за одного убитого дружинника "Коня", его сослуживцы казнили тысячу немцев всех полов и возрастов, получив полное одобрение Унгерна. Когда русские покинули Кенигсберг, с ними на запад отправилось две тысячи работниц; пятьдесят тысяч немцев погибло по их же глупости, еще тридцать будет угнано в Россию.

  • ПГ-34-85 двигаются на запад неутомимым потоком.
  • В отчаянии, они бросают в атаку стариков и детей
  • Геринг - преступник, ответственный за гибель миллионов людей.
Из вполне естественного проишествия продажная западная пресса раздула невесть что: в Германии началась всеобщая истерика, охватившая все слои населения. Известно, что их император три дня после очищения этого несчастного городка не вставал с постели; канцлер Геринг распустил Рейхстаг, причем эта акция не вызвала ни у кого публичного протеста. Германцам пришлось отказаться от атак на западе и перебросить все возможные силы на восток, в отчаянной попытке сдержать продвижение великой русской орды. Напрасно! Подобно могучему наводнению, мы шли вперед, смывая вонючую скверну либерализма с европейских полей; мы несли в наших сердцах яркий свет Христовой веры и разгоняли им мрачную тьму атеизма и других ересей. Уже 8 марта наши войска вошли в Силезию, промышленное сердце нашего врага; к сожалению, тут наше наступление было приостановлено. Тогда мы, по воле нашего Вождя, атаковали в Венгрии: численный перевес, храбрость каждого бойца и Господь помогли нам прорвать здесь линию фронта. Фельдмаршал Сергей Марков желал как можно скорее занять Будапешт, но был разбит в боях под озером Балатон (28 марта - 18 апреля), южнее стольного града несчастных дегегератов-Габсбургов.

Русской рати пришлось остановиться и отдохнуть перед последним, решающим броском к самому логову гадины. Войско покинули раненные, герои из числа которых, разумеется, получили свои заслуженные награды - от денег, до работниц и работников. Передышку использовали также для переоснащения вооруженных сил: нужны были новые танки, много новых танков; новые самолеты, много новых самолетов; и так далее и тому подобное. К сожалению, французским ум никак не просветлел: Париж продолжал упорно игнорировать все щедрые предложения Павла Тимофеевича о расширении сотрудничества. Более того, ничтожество Густав Эрве имел неосторожность публично оскорбить нашего Вождя: на собрании марионеточных профсоюзов 9-го мая он сказал, отвечая на вопрос о возможности дружбы с Россией, цитата: "Француз не подаст руки тирану" - ну как можно вести плодотворные переговоры с подобным идиотом? Нужно заметить, что Мосли был ничуть не лучше: британцы не выполняли обещанных поставок и не торопились наступать на суше, тем самым, по сути, предавая нас.

Наш Вождь и наш Император отдали приказ о переходе фронта в наступление 15 июня - настал час расплаты для заклятых врагов славянства! В ходе суровых боев насмерть, русские молодцы смогли в августе выйти на Одер, откуда оставалось совсем немного до столицы всемирного зла. Со второй попытки (4 августа) мы с триумфом вошли в Будапешт и расправились со всем его гарнизоном. Примерно в это же время итало-французы гуляли по бульварам Вены, которую им сдали без боя, чтобы сохранить "уникальную" архитектуру города и прочие пустышки, которые ценят эти развращенные декаденты. Скорое и унизительное поражение Германии стало очевидным - она утратила колонии на Тихом океане, а Африканская же часть империи сыпалась прямо на глазах; французы стояли на Рейне, англичане были в Ганновере, итальянцы лезли в Баварию, ну, а объединенная славянская рать готовилась совершить эпохальный прыжок в историю - прыжок через Одер навстречу блистательной Богине Победы, уже ждущей новых героев! Операции на других фронтах прекратились; в распоряжение Маркова и Каппеля были приданы самые лучшие наши воинские части, оснащенные по последнему слову техники и рвущиеся в бой.

В сентябре и самым глупым из немцев стала ясна их дальнейшая судьба - и тогда они явили всему миру свое подлое личишко, личишко несчастных, презренных трусов! Вильгельм III обратился 9 сентября к Густаву Эрве, предлагая тому мирные переговоры; канцлер Геринг молча согласился с поступком своего сюзерена, признавая этот позорный шаг единственно возможным. Но в вожаке красных банд снова взыграла такая свойственная ему низкая гордость: он потребовал немедленной капитуляции, угрожая в противном случае полномасштабным наступлением. Разумеется, пойти на такое было нелегко, и официальный Берлин униженно попросил время на раздумия. Тогда, как стало известно российскому руководству, в их глупых головах созрел очередной подлый план: перебросив всех, кого только можно, на Одер, пропустить вперед французов - как защитников от праведной ярости славян! Отчаявшись, немцы решили, в очередной раз, укрыться под сенью чужих штыков - подобный шаг, естественно, привел в бешенство нашего любимого Вождя, который не мог допустить реализации этой коварной и низменной задумки. Павел Горгулов в самых решительных выражениях потребовал от Сергея Маркова как можно скорее захватить Берлин. Эта поспешность легко объяснима: если бы план Гогенцоллерна-Геринга увенчался успехом, то мир делили бы промеж собой французы, итальянцы и, вероятно, англичане - русских бы не позвали на этот праздник жизни.

Инструктаж

Зачитывание политинформации о русофобии в "Французской республике".

Последний штурм начался 1 октября - наши войска, неся тяжелейшие потери в людях и технике, спешно форсировали Одер. Немцы сопротивлялись с храбростью загнанной в угол толстой серой крысы, но в этой схватке они не имели и шансы. По особому настоянию Маркова, русские молодцы не шли прямо на столицу врага по кратчайшему пути, как предлагал тот же Николай Марков, а обхватывали неприятеля с севера и юга. Ничто не может остановить мерную поступь великой славянской рати - и ничто же не может сравниться с красотой идущих вперед, кажущихся бесконечными, армейских колонн. Попытки врага контратаковать под Кюстрином и в других городках не имели успеха, и уже 12-го октября наши части вышли на Эльбу - к огромному сожалению Вождя, другой берег этой реки уже был занят силами Эрве. К их большому счастью, они не смели атаковать; на этом участке Европы установилось временное затишье. Тем временем А. Егоров 17-го числа взял Прагу, освободив последнюю славянскую столицу от проклятой немчуры - триумф портили только хорваты и словенцы, чьи земли были оккупированы ужасными безбожниками из Италии. Но и до них, тогда все были уверены, так или иначе дойдет дело, а пока важнее всего закончить с немцами.

От 11 до 20 октября шли бои в городской черте Берлина: на предложение Унгерна-Штернберга сдаться Геринг предпочел никак не отвечать. Даже такое гуманное предложение, как организовать коридор для женщин, детей и стариков сошедший с ума канцлер отверг, заявляя, будто бы не верит в искренность слов самого Воеводы. Из-за его упрямства, русские и союзные нам поляки пошли вперед, игнорируя мирное население... в большинстве своем. Как оказалось, командующий штурмом Унгерн, разумеется, с согласия великого Вождя, издал указ, по которому передает всю немецкую столицу в распоряжение солдат после окончания боев - многие решили не ждать этой даты, а сразу же приступить к удовлетворению естественной для славянина тяги к справедливости. Бои шли тяжелые, наверно, самые тяжелые за всю кампанию: опасность для наступающих представлял каждый дом, из каждого окна враг мог открыть огонь; им отвечали симмитрично, активно используя авиацию и ракетную артиллерию, подавлявшие вражескую волю к сопротивлению. Кроме регулярных войск, Берлин обороняли различные ополченцы; в штурме же принимали участие самые достойные дружины - "Мертвый конь", "Святослав" и "Черное знамя" вместе с национальными батальонами ранее угнетенных немцами народностей. Русская Императорская армия, впрочем, смогла 19 числа занять весь город; ночь прошла в отчаянных боях за правительственные здания, и уже на рассвете над поверженным парламентом победоносно воспарил великий стяг дома Романовых!

  • Последний "правитель" немецкого "народа".
  • Вожак бесноватых "украинствующих", Евгений Коновалец.
  • Не нуждается в комментариях.
  • Виктория-Луиза Прусская.
Нужно обмолвиться парой слов о судьбах некоторых защитников города. Вильгельм III был найден во дворце; его выбросили из окна на солдатские штыки, которые потом буквально растащили ничтожество по кускам. Его канцлер был убит при взятии Рейхстага с оружием в руках; там же нашел свою кончину Евгений Коновалец, главный "украинствующий" и опаснейший террорист, пытавшийся взорвать напоследок германский парламент. Были арестованы Василь I с женой, обнаруженные, что неудивительно, в разных концах столицы - им вскоре предстояло предстать перед справедливым судом всего русского народа; к огромному сожалению, их свита ушла от воздаяния. Сестра Вильгельма, Виктория-Луиза, была отдана в полное распоряжение бойцов "Коня": по донесению Унгерна, к монгольской цивилизации ее приобщило, в общей сложности, 246 бойцов. Священная война окончилась полным триумфом и настало время заново делить новый, лучший мир!

21 апреля Павел Тимофеевич Горгулов, Вождь всех славян и Спаситель России, прибыл в Варшаву; оттуда он обратился к Густаву Эрве, Освальду Мосли и главе правительства Японии Хидэки Тодзио с разумным предложением организовать мирную конференцию. Необходимость в ней была очевидна даже таким ограниченным личностям, как эти двое - поэтому 1 мая, на нейтральной территории Дании, открылся съезд, где присутствовали лидеры четверых великих держав - французы не решились звать итальяшек, справедливо опасаясь, что наш премьер-министр не падет до рукопожатия с богомерзким коммунистом. Но с самого начала работа конференции была омрачена постоянными скандалами и склоками: так, Эрве отказался выдать оказавшихся на французской территории свитских Ольги II, бежавших от ожидающего их воздаяния, англичане желали получить больше, чем им причиталось, а русские не могли уступить ни пяди занятой земли. Тогда британский премьер-министр предложил "Формулу сердечного согласия" - все страны-участницы попросту остаются с тем, что они успели занять в ходе минувшей войны. С этим можно было бы согласиться, но на пути мирного урегулирования встали Балканы - Горгулов потребовал от Эрве, чтобы его итальянские союзники покинули Хорватию и Словению; красный атаман отказывался, доблестно защищая интересы безбожных людоедов. Тодзио, ловко сославшись на удаленность полуострова от Японии, самоустранился от обсуждения этого вопроса; Мосли поддерживал Вождя, но не до конца и не твердо. Переговорный процесс страшно затянулся: Москва настаивала, но Рим громогласно объявил, что добровольно не покинет "освобожденных от капитализма пролетариев и крестьян".

  • Его Величество с любимцем в Крыму.
  • Владения Его Величества в Крыму.
На все это наложились внутренние проблемы. Еще с первой половины 1930-х правители России мечтали организовать трибунал над предателями, осмелившимися называться "королями русскими" и их приближенными. Теперь, казалось, мечты становятся реальностью: кураторами проекта стали Иван Правдорубов (Андрей Вышинский) и Николай Марков-младший, боявшийся, что без его деятельного участия суд будет слишком мягок. Его опасения были далеки от истины: коллегия Суда Чести приговорила и короля, и королеву, и гетмана, и присных к различным видам смертной казни - жестоким, но в высшей степени справедливым, учитывая все их прошлое, насквозь русофобное и преступное. И здесь в дело вмешался Дмитрий II: он обратился к Вождю с просьбой предоставить ему, как главе победившего государства, собственную работницу - Ольгу Габсбург-Украинскую. Со своей стороны он обещал обеспечить ее перевоспитание и надлежащий уход; в письме Император особенно подчеркнул, как редко он о чем-то просит Горгулова и как бесприкословно полагается на его мудрость. Пока в Копенгагене Спаситель пытался огородить братьев-славян от коммунизма, в Москве разгорелся нехилый скандал: Марков, Унгерн, Семенов и Правдорубов требовали реализации приговора, т.е. колесования, а на сторону Государя встали Шульгин, Ильин и Марков с Коноваловым. 1 июня Павел Тимофеевич одобрил переход Ольги Николаевны в собственность Дмитрия Павловича, но неплохо так испортил себе настроение.

К тому моменту переговоры по хорватской проблеме зашли в тупик. На очередном раунде переговоров, который случился 4-го числа, Вождь, уставший от бессмысленной волокиты, жонглирования обещаниями и разочарованный новостями с Родины, обрушился на президента Франции с простыми угрозами и пару раз к слову упомянул покойную матушку Густава. Тот, по воспоминаниям свидетелей, молча все выслушал, попросил вина и, как только ему его подали, вылил весь бокал на костюм собеседника, после чего стремительно покинул датскую столицу, опасаясь немедленной реакции. Оскорбленный Вождь тоже вернулся в Москву; Тодзио и Мосли цивильно простились и разошлись. Как можно видеть, попытка мирного урегулирования противоречий между лагерями Христа и Сатаны провалилась - Европа повисла на волоске, готовая в любой миг сорваться в пучину нового витка конфликта. Французские войска, как и славянские, окапывались по всей линии соприкосновения, которая охватила континент подобно терновому венцу - обе стороны хотели войны, но не хотели первыми ее начинать.

Анненков Злой

Борис Анненков, глава Временной военной администрации.

Пока установилось временное затишье, Временная военная администрация Западнославии во главе с Борисом Аненнковым и подчиненная Охранному отделению должна была в считанные сроки реализовать программу "Немезида". Помимо принесения справедливого возмездия чиновникам, служащим, политикам и военным Империи, в авральном темпе на восток отправлялись крупные заводы оборонной промышленности. В их эвакуации были задействованы как российские тыловики, так сами рабочие, которые тоже в общем итоге следовали за предприятием. Физически крепкие крестьяне и привлекательные крестьянки направлялись в общхозы или выдавались заслуженным бойцам в качестве награды. Вождь видел пасность, которая исходит от немчуры в будущих боях, и как всегда гениально ее разрешил. ВВАЗ также вела беспощадную борьбу против оставленных у нас в тылу террористов - за май-июль 1943 было вынесено около 80 000 смертных приговоров, а еще 40 000 было выселено на восток. Нельзя не восхититься уникальной предусмотрительностью Павла Тимофеевича: он, проводя такую суровую политику, сразу решал несколько проблем. Вождь поставлял в Россию дешевую рабочую силу благодарных за свое освобождение и готовых к тяжелому, но необходимому перевоспитанию немцев и евреев; на безопасное расстояние от фронта вывозились стратегически важные заводы и их коллективы; наконец, грамотная ликвидация вражеского подполья, проведенная как никогда вовремя, лишила французов и их союзников помощи.

После печального, но неизбежного инцидента в буфете, Горгулов решил укрепить собственные ряды. 14 июня открывается I-й конгресс Свободы в Киеве, где собрались представители всех дружественных к России народностей - латыши, эстонцы, литовцы, поляки, чехи, словаки, хорваты, сербы, болгары, греки, армяне и арабы. Их всех объединяло то, что наш Вождь стал их Освободителем от страшного германо-жидовского ига - и теперь все они были готовы помогать ему в его дальнейшей борьбе. Сам П.Т. Горгулов заверил собравшихся, что Российская Империя не забыла никого, кто пока остался под пятой красных варваров - и вызвал своей речью оглушительные аплодисменты. Арабская делегация клялась на Коране, что в священном городе не останется скоро ни единого жида; болгары униженно попросились в состав России, а поляки признали свои исторические ошибки и просили за них прощения. На том же собрании решались территориальные споры: так, Силезия была разделена между Польшей и единой Чехословакией, Трансильвания полностью отошла Румынии, которая отказалась от Молдавии, греки получали Ионию, а болгары - Фракию, и все уступали русским Царьград и Трапезунд. Западная граница Польши проходила по Эльбе, причем Варшава была обязана учитывать автономию будущих русских поселенцев на этих землях; дружественные прибалты напрямую входили в Россию; наконец, создавались Великая Армения и Курдское королевство как протектораты РНИ. Все вновь созданные или недавно освобожденные государства связывались с Москвой рядом оборонительных и торговых договоров; в каждом из них непременно подчеркивалась вечность того или иного соглашения. Главным итогом работы Конгресса стало создание Священного Союза - блока держав, готовых противостоять ненавистной красной угрозе!

Мария Тупая

Мария Маунтбаттен, предательница Родины и агент Сиона в английской власти.

Вождь обратился к своим английским союзникам, подчеркнув, что тех ждет роль равноправного и уважаемого партнера, но Освальд Мосли почему-то тянул, ссылаясь на усталость короля от войны. Вскоре российская разведка доложила, что тут что-то нечисто: в Британию 1-го июня прибыли свитские Ольги II, в частности, ее любимая фрейлина, с которыми встречалась Мария Маунтбаттен, сестра с таким трудом перевоспитываемой Дмитрием предательницы; словом, после продолжительной беседы, эта экзальтированная дура начала всячески саботировать и без того непрочный англо-русский союз. Под влиянием своего близкого друга-адмирала, Эдуард VIII 23-го июня попросил у Вождя отдать украинствующую ему; но против этого восстал Николай Марков: товарищ Горгулова едва-едва привык видеть страшного врага России живой, а мысль, что она может зажить в Лондоне и счастливо избежит вполне заслуженного наказания, ему претила. Сам Император Всероссийский тоже не хотел расставаться со своей работницей, довольно описывая Павлу Тимофеевичу все ее достоинства - возможно, слишком откровенно. После разговора с самой Ольгой, Вождь согласился с Марковым-младшим: до окончания перевоспитания еще далеко, и поэтому она остается здесь. Британцы, конечно же, были недовольны: лорд и леди Маунтбаттен покинули все свои посты в знак протеста против сохранения альянса между странами, а тон короля стал значительно прохладнее.

Можно вспомнить о том, какой огромный толчок в развитии получила русская культура практически сразу после начала войны. В первые же дни был размножен плакат "Родина-мать зовет!", на котором престарелая женщина призывала всех вступать в ряды победоносной Императорской армии. Каждому важному сражению обязательно посвящалась серия плакатов, поднимающих боевой дух солдат в окопах и вдохновляющих героев тыла нм трудовые свершения. Огромными тиражами издавались сатирические карикатуры на вражеских лидеров, как политиков, так и генералов; специальные команды ездили по фронтам и запечатляли войну для потомков, которым предстояло жить в счастливом Русском мире! В театрах ставились патриотическо-державные пьесы и спектакли, другое искусство в те суровые годы презрительно отвергалось всеми сознательными подданными России. Патриарх Иосиф мобилизовал все силы Православной Церкви на борьбу со страшными врагами великого славянства: на деньги РПЦ были построено три авиаэскадрильи и полноценная танковая дивизия. Подаяния прихожан тоже отчислялись в различные связанные с войной фонды. Признанные классики, такие как А. Ахматова, М. Булгаков, З. Гиппиус, Д. Мережковский .... вдохновляли наших храбрых бойцов на героические свершения; нельзя не упомянуть многочисленных фронтовых журналистов, доносивших святую Правду о великом подвиге русского человека, совершаемом во имя Веры, Вождя, Царя и Отечества!

Классика

Священная война, часть II

Вставай, страна огромная!

Вставай на смертный бой!

С французской силой темною,

С проклятою ордой!

...

Гнилой французской нечести

Загоним пулю в лоб!

Отродью человечества

Сколотим крепкий гроб!

- "Священная война".
Крутейший

Густав Эрве - последний рубеж несправедливого миропорядка в Европе.

К сожалению, на поражении Германии Европа не успокоилась. Выше было убедительно показано, что французы и их союзники-итальянцы сделали все, чтобы сорвать попытку благословенного Вождя мирно урегулировать возникшие в ходе падения старого миропорядка многочисленные противоречия. Весь июнь обе стороны провели, готовясь к новой схватке - вчерашние "союзники" были готовы радостно вцепиться в горло Российской Империи, только-только расправившей вольно плечи! Но мало было того наймитам мирового еврейского капитала, они хотели пожрать свободные народы, усилиями Спасителя сбросившие с себя было германо-еврейское рабство. В свою очередь Павел Тимофеевич Горгулов обещал принести долгожданное освобождение остальным европейским народам, считая в своей бесконечной доброте, что даже такие дегенеративные вырожденцы, как французы, могут заслужить право жить в Новой Европе. Русские и их союзники спешно пополняли армии; новые государства, наши союзники по Священному Союзу, формировали собственные полки; Черноморский флот вошел в греческие порты - мир застыл. Все ждали, кто же рискнет первым произнести заветное слово.

Как не трудно догадаться, агрессорами выступили враждебные Господу силы. 29 июня Густав Эрве совместно с беглым генералом Эрвином Роммелем заявил о создании "Немецкой Освободительной армии", направленной, очевидно, против России. Вот так неблагодарные твари, мимикрирующие под людей, ответили на попытку Москвы принести им подлинную цивилизацию! Наш Император в гневе от подобных новостей уединился в Кремле с женой и работницей; Горгулов потребовал от наглого вожака этих безбожных банд немедленного роспуска НОА, но президент Франции даже не удостоил его ответом. На территории Западнославии 9 июля произошел ужасающий террористический акт: трижды проклятые убийцы покусились на жизнь главы администрации Аненнкова с помощью динамита. Божьей милостью славный генерал выжил; мудрый Вождь быстро учуял французский след в этой кровавой истории. Через два дня он опубликовал ультиматум, по которому Пятая республика должна была немедленно покинуть все довоенные земли Германской Империи и Венгерского королевства и распустить все немецкие организации, предварительно выдав их лидеров. Эти в высшей степени справедливые условия сохранения мира в Европе вызвали неожиданную реакцию: Густав Эрве в своей черной злобе порвал письмо П.Т. Горгулова при российском посланнике и потребовал от того оставить Париж. Уже 14 июля, обращаясь к своему жалкому народу, атаман всей этой шайки объявил "Войну самому страшному тирану наших дней - Павлу II и его прихвостням!".

Враги Отечества

Пленные немцы в Москве - часть акции по укреплению боевого духа.

Заразительному, но глупому примеру немедленно последовала красная Италия, этот жалкий парижский прихвостень. В свою очередь Вождь обратился к Союзу с просьбой оказать помощь России в последней, решающей схватке Добра и Зла в самом простом их понимании. Разумеется, все участники организации посчитали честью встать под правое и победное русское знамя; бои начались не только в Европе, но и в Африке. К началу осени произошли следующие события: разделение Албании между греками и сербами, освобождение Хорватии, занятие Суэцкого канала и отражение попытки французов переправиться через Эльбу. 3 сентября Император Всероссийский призвал великий в своей верности русский народ вести тотальную войну: Дмитрий II призвал всех и каждого помнить, к чему приведет поражение - Россия будет расчленена и унижена, свободные нации снова окажутся под игом мирового капитала, а смерти погибших витязей окажутся напрасными. И поражению есть только одна альтернатива - полная победа! Тогда человечество скинет с себя ненавистные германо-еврейские оковы и сможет наконец-то зажить счастливо; вольные народы будут радоваться, а над ними будут сидеть мудрые русские, получающие теперь заслуженное уважение и поклонение.

Спланированное Сергеем Марковым и Михаил Дроздовским наступление в Европе началось 12 октября - наши войска при деятельной помощи польских и чехословацких союзников форсировали Эльбу и устремились вперед, навстречу к английским союзникам. Французы отбивались отчаянно, но у них не было шанса устоять против священного гнева великой славянской рати! В начале нового месяца мы стояли у Гамбурга и Дрездена, вели ожесточенные бои за каждый несчастный городок. Местное население, поддавшееся грубой лжи Парижа, массово вступало в НОА и поставляло довольному Эрве полки дешевого пушечного мяса; а всего-то ему стоило запустить клеветническую компанию касательно жизни перевоспитывающихся немцев в России! О, как же низко могут пасть те, кто претендует на власть над цивилизованным миром, на какую только подлую ложь могут пойти прислужники варварского капитализма! Операция "Северный ветер", к сожалению, не принесла ожидаемых успехов: нам не удалось отбросить врага за Рейн или перенести военные действия на территорию Италии, причем русская армия понесла ощутимые потери как в людях, так и в технике. Нужно отдать должное врагу: французы, итальянцы и обманутые ими немцы сражались до конца, не отступали и благодаря этому измотали наши войска. Неприятности нам также доставляло "коренное" население Западнославии, которое, практически, вело против нас настоящую войну. Терпение доброго Вождя закончилось в декабре: 23 декабря он отдал приказ Роману Унгерну и Николаю Маркову "разрешить навсегда германский вопрос в Западнославии".

Пророк Пророков

Аминь аль-Хусейни, муфтий Иерусалима и ближайший друг Вождя.

На других фронтах дела обстояли получше, но незначительно: в Египте Александр Егоров успешно отбивался от наседающих французов, умело используя религиозность арабов на благо России. Слегка севернее от него, муфтий Иерусалима Амин аль-Хусейни, как и обещали его представители на Конгрессе, очистил при деятельной поддержке наших молодцев священный для христиан и мусульман город от еврейского присутствия; некоторым из них разрешили, в качестве особенной милости, отправиться на перевоспитание в Россию. Теперь арабы смогли полностью сосредоточиться на оказании военной помощи Егорову: действительно, совсем скоро к нему прибыло свыше семидесяти тысяч человек, что дважды превышало численность его собственного корпуса. В знак особого дружелюбия Горгулов помиловал ряд мусульманских священников; во внутренней политике намечалось известное потепление по отношению к исповедующим ислам народностям и племенам. Впрочем, радость Кремля была вскоре подпорчена стараниями итальянцев: 16 декабря у острова Корфу ими были разбиты значительные силы Средиземноморского флота Российской Национальной Империи, что усложнило снабжение войск Егорова всем необходимым.

Мировая система почувствовала свой близкий крах. Потаенные владельцы мира, некогда такие могущественные, осознали, что против них повернулась огромная часть человечества, что теперь они над ней не властны. Как любые интриганы, эти крысы трусливы: они приложили все усилия, чтобы окружить нашу Империю кольцом врагов, чтобы задавить ее, не дать довести священное дело освобождения всех людей на Земле до конца. Сперва они натравили на Вождя и его народ французов и итальянцев; но славяне и свободное человечество доказали они им не страшны. Тогда, действуя через Марию Маунтбаттен, эту красивую, но безмозглую игрушку Сиона, они заставили Эдуарда VII 7 января 1944 объявить войну РНИ. Американский президент Хьюи Лонг начал снабжать европейцев оружием, припасами и продовольствием по программе ленд-лиза; и только одна великая держава смогла избежать самоубийственного шага - Японская Империя 18 января вошла в состав Священного Союза и атаковала французские колонии в Индокитае, используя уже покоренную Индонезию в качестве плацдарма. Колониальная администрация пала быстро; затем японцы начали готовиться к освобождению Индии от английского владычества...

  • Дмитрий Успенский, доблестный карающий меч Вождя
  • Смотрины местного населения
Среди русских правителей, всегда славившихся мудростью, победила следующая точка зрения: победу над врагами надо одержать быстрее, до того момента, когда Лонг сломит сопротивление обеих палат Конгресса и полноценно вступит в войну. Еще до конца великого 43-го, положившего начало Свободе человека, в Западнославию прибыл недавно ставший полковником Дружины Дмитрий Успенский, отвечавший за окончательное решение германского вопроса лично перед Вождем. Талантливый организатор и управленец, он пустился с места в карьер, пытаясь оправдать оказанное ему высокое доверие и справиться со своей задачей с лучшем виде. Офицер, получивший полную свободу действий, организовал депортацию двух миллионов немцев на восток, в степи Казахстана и на поля Малороссии, к середине февраля 1944. Их имущество, оставленное в Западнославии, отходило в государственную собственность, продавалось солдатам по смешным ценам, а те отправляли его домой. Общие хозяйства радовались такому потоку новых рабочих рук, 3 февраля даже вышел приказ, которым Вождь постановил, что коллективные собрания общхозов и заводов имеют всю полноту власти над приписанными к ним работниками с запада - на самом деле Павел Тимофеевич просто узаконил то, что и так давно реализовалось на практике. Разумеется, никто не отправлял на восток стариков, тяжело больных, инвалидов - им Дружинники по приказу Д. Успенского давали самоубиться, а если у тех не хватало духу, то им оказывали всю необходимую помощь. Наконец, малолетних детей (до 7 лет включительно) изымали от испорченных родителей и поселяли в специальных интернатах для будущих служащих.

Пока Охранное отделение и подразделения Дружины водворяли порядок в тылах, на фронте готовилось новое наступление, которое должно было стать массовым и обеспечить Союзу преимущество над его врагами. Марков, Дроздовский, Врангель и Каппель совместно составили новый план, к реализации коего и приступили 3 марта. Теперь атака действительно получилась прорывной: союзные подразеления перестали мешаться под ногами русских чудо-богатырей, а начали приносить хоть какую-то пользу на поле брани, а наши же полки, оснащенные новыми моделями танков, смогли сокрушить вражескую эшелонированную оборону. Военно-воздушные силы, которые после реорганизации в июне 43-го обрели большую самостоятельность, тоже смогли выдать качественно новый результат: господство в воздухе постепенно начало переходить к нашим парням. За этот период, который продлился до начала лета, нам удалось, положив полмиллиона своих солдат (учитывая потери союзных славян), уничтожить три французские армии и передвинуть фронт на Рейн; южнее мы вошли в Тироль, где, активно применяя горнострелковые формирования с Кавказа и болгарские части под единым командованием Георгия Жукова, смогли окружить целый итальянский корпус и выйти к границам коммунистического Ада на земле. На Ближнем Востоке Александр Егоров овладел Каиром и Александрией, а Амин аль-Хусейни вместе с подполковником Яковом Павловым заняли Тегеран, принудив пробританских Каджаров с позором бежать на юго-восток Персии, в Белуджистан. Война на этом фронте отличалась особой жестокостью со стороны наших союзников, которую, впрочем, Вождь прекрасно понимал. Эту злобу питали такие в высшей степени прекрасные чувства, как справедливое желание возмездия и ненависть к проклятым угнетателям.

Смерть

Тематический плакат.

Нужно понять, что к 1944-му году наш горячо любимый Павел Тимофеевич окончательно осознал свою настоящую роль в этом тленном мире. Он - Спаситель, дарованный Господом этой Земле, а не только одной России, насколько бы она не была огромна. Он - настоящий продолжатель дела сына Божьего; только, если Иисус Христос проповедовал смирение, то он воистину принесет не мир, но меч. Достаточно миропорядок подавлял человечество; достаточно американский плантатор издевался над негром при попустительстве своих властей; достаточно англичане сгубили индусов, ирландцев, зулусов и прочих несчастных; достаточно немцы попили кровушку славянской! Он, Горгулов, Вождь всех славян, должен стать Вождем всего освобождающегося человечества - и он станет им, коль того хочет Бог. Единственный способ одержать победу в столь неравной борьбе таков: нужно воззвать ко всем слабым, угнетенным, обиженным и забытым. Призвать их на восстание, в огне которого сгорит весь старый мир! Подобные мысли в нем поддерживало все ближайшее окружение - наш русский царь Дмитрий II с супругой, Петр Врангель, Роман Унгерн, Иван Ильин, патриарх Иосиф, и, разумеется, Николай Марков. Старейший и вернейший соратник, уже тяжелобольной старик, чье некогда богатырское здоровье было подорвано как борьбой с Республикой, так и службой Империи, под конец жизни уверовал в П.Т. Горгулова как в нового Мессию. Наш Вождь, которому ни чуждо человеческое, даже с украинствующей Ольгой обсуждал перспективы нового мира, пока та занималась работой, которую многие назвали бы унизительной, но Император полагал ее эффективно перевоспитывающей.

Уже 3 июня Великий Вождь публикует в "Русской Правде" заметку, которая вскоре будет переведена на все значительные языки мира - английский, французский, испанский, арабский, хинди, китайский. Называлась она просто и броско: "Воины, к оружию!". В ней, этой короткой статье, которой было суждено перевернуть всю историю Священной войны, Павел Тимофеевич впервые сформулировал доктрину Справедливости, или, как ее позднее назовут, справедливизма. Согласно этой теории, Россия избрана Господом для освобождения всего остального угнетенного мира; русские - единственная великая держава, никогда не имевшая никаких колоний и не запятнавшая себя подобными преступлениями. Им, самим пережившим страшное иго, как никому больше понятно стремление других народов к свободе: больше того, они обязуются помочь им в достижении этой светлой цели. Горгулов прямо призывал всех голодных, обиженных и угнетенных выйти на последний, решающий бой с миропорядкам: бодро звучала переиначенная мысль одного философа, что Вам нечего терять, кроме цепей рабства - но обретете вы всю планету! Также в "Воинах" прямо говорилось об обязательстве России обеспечить после победоносного окончания Священной войны справедливый передел мира; Вождь зазывал всех под русское знамя, которое в его устах стало символом борьбы всего свободолюбивого человечества против уз мировой еврейской банкирщины! Распространением статьи занималось множество ведомств: Министерство иностранных дел, Министерство информации, Министерство двора, Аппарт премьер-министра и партийные отделения на местах. Ставший признанным лидером всех суннитов мира Амин аль-Хусейни выпустил обращение к единоверцам, в котором призвал тех к настоящему джихаду против империалистов-европейцев; он принимал покровительство русских, но проповедовал ненависть к белым колонизаторам вроде французов и англичан.

Вена Пала

Русские войска в Вене.

Пока люди по всему миру знакомились со знаковым документом, сулившим им невиданное ранее счастье, защитники Золотого тельца перешли в свое контрнаступление. Итальянцы под Эль-Аламейном 6 июня атаковали позиции Александра Егорова, но скоро были обращены в позорное бегство, после чего русский генерал сам вторгся в Ливию, опираясь на поддержку местных племен. Не большим успехом закончилась попытка Рима высадиться в Тиране: греческий гарнизон отбил вражеский десант. Но настоящая бойня разыгралась в июле-сентябре 1944 около Вены, из которой французы пытались выбить чудо-богатырей Владимира Каппеля. Наши трудолюбивые бойцы хорошо окопались, а система снабжения работала безотказно - противнику так и не удалось, несмотря на все его старания, занять разрушенный в ходе ожесточенных боев город. При этом красные бандиты понесли тяжелые потери - они стремились к миллиону, хоть и не достигали этой хорошей цифры. Историки назовут ту битву Венской дугой - враги России отчаянно пытались замкнуть кольцо, но у них этого не получилось. Англичане, в свою очередь, попытались занять Гамбург (сентябрь), но вышло это еще хуже, чем у их союзников. Больше того: так как Египет был уже освобожден русскими героями, Британия утрачивала контроль над всей своей колониальной Империей: Эдуард VIII, наверняка, из последних сил проклинал свою глупость, пока наши доблестные разведчики совместно с японскими коллегами организовывали самый грандиозный пожар в истории всего полуострова Индостан.

И грянул страшный гром над головешками английских "сагибов"! Когда японская сухопутная армия 1 сентября вошла в пределы Индийской федерации, местные жители встречали посланцев Токио как своих героев. Успешный проход же через Афганистан 24-х тысячного корпуса генерала Константина Рокоссовского стал искрой, от которой зажглись мусульманские провинции северо-запада этой "жемчужины в британской короне". Теперь и скептикам стало понятно, что авантюрные планы тоже могут увенчаться полным успехом! Опираясь на полную поддержку японцев, формируется Национальное правительство Индии во главе с братьями Бос - русские войска получили сторонников в виде исламской знати, которая полагала обрести в них защиту от ярости индуистов. Вплоть до конца года здесь будут вестись кровавые бои, из которых далеко не все действительно заслуживают нашего упоминания. Английские войска сражались со всей храбростью отчаянных: они знали, что им некуда отступать, и не могли рассчитывать на милость тех, с кем обходились как со скотом. Однако рядовые индусы в своей массе охотно переходили на сторону Священного Союза: как японская, так и русская армия многократно увеличились в размерах, пока шли к целям кампании. Многие сравнивали эти шествия со снежным комом: разница, пожалуй, была лишь в том, что зачастую населенные пункты освобождались усилиями местных жителей, пока их освободители только приближались. Колониальных чиновников и их семьи, паразитировавших на простых индусах, полностью отдавались им: в Индии славились имена как нашего Вождя, так и японского Микадо, благодаря которым стало возможно восстановление справедливости! Занятие русско-индусской ратью Дели 25 декабря стало, пожалуй, лучшим подарком на их лживое Рождество всей коалиции мирового капитала, поскольку после этой блистательной операции об английском господстве над этим огромным куском земли можно было забыть.

Дьюи

Томас Дьюи, новая марионетка Уолл-Стрит, "президент" от "республиканцев".

Это разгромное поражение Британской Империи имело далеко идущие политические последствия для Соединенных Штатов Америки - оппозиция войне стала еще более массовой. Собственный вице-президент Лонга, пилот Чарльз Линдберг, выступал в Вашингтоне на антивоенных митингах и призывал "жечь призывные карточки". Американцы были впечатлены скоростью продвижения русско-японских частей; поэтому очередные президентские "выборы" 7 ноября показали неожиданные результаты. Воспользовавшись тяжелым кризисом среди "демократов", часть из которых все еще поддерживала Хьюи Лонга, а другая отчаянно боролась против него, вперед вырвался "республиканец" Томас Дьюи - названия даются в кавычках, так как любой сознательный человек прекрасно понимает, что различия у этих "партий" минимальны, и что обе представляют в первую очередь интересы единого истэблишмента. Истэблишмента, перепуганного нашими славными победами: Дьюи под аплодисменты всех собравшихся 20 января 1945 торжественно отказался от участия в любых крупных конфликтах, прямо не касающихся его страны. Поздравления со столь мудрым решением ему направили оба лидера Священного Союза - Императоры Дмитрий II и Хирохито, довольные подобным исходом событий в этой обители дикого капитализма.

Теперь русские смогли сосредоточить свое внимание на Европейском театре военных действий, пока японцы готовились к наступлению на Австралию и Новую Зеландию, где своей очереди на освобождение ждали местные племена. В качестве жеста доброй воли Дмитрий II 7 января 1945 встречается с болгарским царем Борисом III и принимает Болгарское царство в состав Российской Национальной Империи на правах автономной области - сохраняются местные органы власти, символика, собственные вооруженные силы. Такая акция позволила поднять боевой дух солдат обеих армий, закрепить их боевое братство и унифицировать вооружение. Павел Тимофеевич, прибывший в Западнославию для инспекции, подбодрил войска: он говорил солдатам, что мы стоим у самого порога Франции, осталось только переправиться через Рейн - и начнется конец Старого мира. "Русские богатыри! Братья-славяне и дружественные племена! Вы - потрясающие люди; и для меня огромная честь стоять сегодня перед вами. Не обманывайтесь, думая, что сражаетесь за Павла Горгулова, царя Дмитрия или кого-то еще; вы бьетесь за все Человечество, чью судьбу в ваши руки отдал сам Господь!" - Нетрудно догадаться об эффекте таких речей. Нашего Великого Вождя везде встречали только аплодисменты, клятвы в вечной верности и другие душещипательные, поистине заслуженные знаки любви и почитания. В тылу, в давно освобожденном Браниборе, наш предводитель даже крестил девочку - дочку русского врача и его хорошенькой немецкой работницы; он провозгласил, что не имеет никаких предрассудков касательно подобных детей. Даже больше того: наш Вождь в своей бесконечной доброте позволил работнице слушать его поучительный монолог стоя, разумеется, с низко опущенной головой.

Атаки

Атака пехоты во Флоренции.

Новое наступление началось 7 февраля - славянская рать форсировала Рейн сразу в нескольких местах, нанеся врагу поражения в Вюртембурге, Рейнланде и Баварии. Техническое превосходство над французами а, тем более, их союзниками, позволяло нашим танкистам с легкостью кромсать уродливые и бесполезные машины красно-серых бандитов, а в проделанные ими дыры устремлялась мотопехота. Когда наши войска вступили на территорию Нидерландов, Вождь специальным указом приравнял их жителей к немцам со всеми вытекающими отсюда последствиями. Можно отметить, что эту кампанию наибольших успехов достиг южный фронт Александра Егорова, укрепленный арабскими полками - были освобождены от коммунистического гнета Флоренция, Венеция, Милан, самый режим оказался под угрозой падения. Северные же фронты смогли овладеть Утрехтом, Люксембургом и и выйти к Эльзасу, когда нам пришлось останавливать наступление. Теперь великолепная в своем едином порыве Свободная рать вплотную приблизилась к границам Франции - нашего исконного врага, попытавшегося и теперь надменно бросить нам вызов, но допустившего тем самым смертельную ошибку. Разумеется, подобный триумф вызвал панику у врага - в безбожных республиках прошли мобилизации, предприятия были переведены на военное положение, а итальянцы даже додумались, страшно сказать, до создания женских батальонов ополчения! Но все это были лишь жесты отчаяния: уже ничто не могло их спасти.

В начале лета французы предприняли последнюю попытку контратаковать наши позиции в районе Эльзаса: доблестная Дружина легко отбивала все вражеские атаки, а верные союзники с готовностью принимали на себя первый удар. Во встречной танковой баталии под Страсбургом, которая произошла 8 июня, сражалось больше тысячи машин: от этого разгромного поражения Париж уже никогда не отошел. В свою очередь наша промышленность без проблем компенсировала потери, опираясь как на собственные многочисленные ресурсы, так и на бескорыстную, святую готовность всех свободных наций помогать их освободителям. К этому времени в Европу были переброшены значительные силы войск угнетенных азиатских народов - на фронте против Пятой республики были задействованы арабы, курды, персы и, самые многочисленные, индусы; появление этих солдат вызывало панику среди врага, так как тот превосходно понимал, на какое обращение справедливо может рассчитывать. В свою очередь, наш Вождь обратился к славным воинам Вольного войска: он призвал их достойно отомстить врагам за столетия позора, надругательств и унижений, которые их нации терпели от так называемых "белых господ". Но теперь времена стремительно меняются - им пришло время платить за былое, и Вечный Предводитель клятвенно обещал, что дешево эксплуататоры не отделаются. Примерно к тому же времени японцы закончили освобождение Австралии: в конце июня перед победоносной армией микадо капитулировали последние вражеские гарнизоны. Дело освобождения Азии было завершено - осталось принести Свободу в ту часть Европы, что еще стонала под плутократическим игом.

В июле 1945 произошел случай, оказавший значительное влияние на Павла Тимофеевича и его близкое окружение. Первая работница Дмитрия II, внезапно для всех придворных, заболела: она умудрилась подхватить воспаление легких. Уже умирая, она с нескрываемой, бесстыдной издевкой сообщила врачу, что ни в коем разе не является Ольгой Николаевной Романовой - перед ним лежит всего лишь ее фрейлина, Любовь Родионовна Фомичева. Настоящая же предательница, по ее словам, давно уже живет в Америке вместе с детьми и обожаемым супругом, а Люба же бесконечно рада за их счастье; за то, что смогла, как и обещала подруге, послужить ей до самого гроба. Известие шокировало всех - начиная от Дмитрия II, заканчивая присутствующими при этом монологе медсестрами. Было решено ничего не сообщать населению: нечего пугать русский люд подобными новостями, рисующими в плохом свете наши доблестные спецслужбы. Однако Великий Вождь, Первый сын России еще больше ожесточился против многочисленных врагов вверенной ему Богом страны: теперь он собирался вести бескомпромиссную и жестокую борьбу, не идя на какие-либо соглашения с практически поверженным неприятелем. Эта подлость имела еще одно ужасное последствие: Николай Евгеньевич Марков не смог оправиться от пережитого шока и скончался 1 августа, совсем немного не дожив до окончательного триумфа нашего благословенного оружия. Его похороны превратились в массовую демонстрацию, на которой Горгулов публично озвучил свою решимость драться до последнего англичанина и француза.

САУ Добра

Отечественная САУ во Франции.

Уже 5 августа чудо-богатыри Сергея Маркова, Александра Егорова, Бориса Аненнкова, Романа Унгерна, Георгия Жукова и Константина Рокоссовского перешли в синхронное и прекрасное наступление. Протяженность линии нападения способна поразить самое смелое человеческое воображение - наши доблестные солдаты и храбрые союзники атаковали от Северного до Адриатического моря. Конечно, главный удар был нанесен в Валлонии: наши войска прошли через Арденны и смогли напасть во фланг. Здесь французская армия понесла страшные потери и покатилась назад; а к 12-му числу, после серии боев, мы окружили истощенный британский экспедиционный корпус (более 40 000 человек) под Дюнкерком - он был весь уничтожен лихой совместной атакой "Мертвого коня" и двух индийских полков. По специальному приказу Унгерна-Штернберга, в том сражении не брали пленных: индусы могли хоть на время утолить свою справедливую жажду отомщения - пусть все и понимали недостаточность такой битвы. Еще успешнее дела обстояли на юге, где Егоров крушил противостоящих ему итальянских безбожников: особую свирепость по отношению к врагам и "мирному" населению проявляли арабские помощники, чью прыть нам даже пришлось попридержать. Регулярная итальянская армия бежала от нас; 26 августа, после непродолжительных стычек, мы заняли Рим - Православная рать вернулась в этот город - ох, как же это прекрасно! Наше торжество омрачалось только одним, правда, не очень значительным поражением - попытка занять Милан обернулась неудачей из-за умелых действий стоявших

Но весь мир замер только 15 сентября - русские победоносные полки омыли сапоги в Марне, откуда оставалось совсем недолго до самого Парижа! Обе стороны стянули сюда свои резервы; французы возводили укрепления, пока мы перевозили сюда как можно больше танков и сверхтяжелой артиллерии. Наш Вождь вместе с Императором прибыли на фронт, желая подбодрить солдат и офицеров. Горгулов бесстрашно ходил по самой передовой, общался с рядовыми и, страшно сказать, ел из общего котла! Тогда же он прочел, наверно, свою самую сильную речь "За минуту до победы". Ниже приведены только самые ключевые цитаты, позволяющие создать впечатление о Проповеди нашего славного Учителя. "Воины! За этой рекой - Париж! Да будет вам известно, что я, ваш Предводитель, отдам вам этот город на десять дней. Неужели Город Огней не стоит того? Лучшие вина, красивые женщины, дорогие драгоценности - все будет Вашим!". Стоит ли говорить, что Павла Тимофеевича везде встречали с любовью и бесконечным уважением; русские люди, как и наши союзники, почитали в нем своего Вождя, возглавившего святую Освободительную войну против ненавистных угнетателей, перед чьей цитаделью они сегодня стояли. По другую сторону фронта жалкий Густав Эрве пытался мобилизовать остатки своей недонации на сопротивление, но выходило у него это уже плохо - до рядовых французов постепенно доходила та простая мысль, что им лучше поскорее сдаться. Живым воплощением этой мысли стал не кто иной, как Пьер Лаваль - министр французского правительства согласился бежать и возглавить новый кабинет, которому предстояло вести Францию к очищению через деятельное раскаяние.

Рывок

Решающий рывок святого войска в Париже.

Фельдмаршал Сергей Марков повел доблестную рать в новый бой 4 октября - и тогда началась настоящая битва античных Колоссов. Франко-англичане напрягали все свои немногочисленные силы, отчаянно пытаясь отсрочить неизбежное. Солдаты врага сражались с достойной похвалы честного летописца храбростью, но вот их командующие, как обычно, умом отнюдь не блистали. К тому же, после разгромного поражения в величайшем танковом сражении, наши противники ничего не могли толком противопоставить стальным монстрам на службе Его Величества! Великая рать уверенно шла вперед, уверенно приближаясь к заветной цели. Помимо славян, в той славной битве принимали участие представители, пожалуй, всех угнетенных в недалеком прошлом наций: прибалты, румыны, арабы, армяне, сербы, индусы, персы и даже целый полк настоящих негров - все они внесли свою лепту в падение этого нового Содома, коим наш мудрый Вождь нарек Париж, не желающий склониться перед его натиском. И вот, 19-го числа, первые роты "Святослова" при поддержке "Зеленого знамени" смяв последние заслоны, вошли в обреченный город, немедленно вызвав в нем панику - регулярных частей поблизости от города не было. Но молодцам пришлось делать остановку - Горгулов не хотел лишний раз проливать кровь славян, поэтому П. Лаваль обратился к соотечественникам с призывом "спасти Париж - сдать его нашим доблестным освободителям". Павел Тимофеевич, наш гениальный Предводитель, разумеется, превосходно знал психологию этого жалкого народа, который попытался бросить вызов спасителям Мира - парижане, конечно же, поспешили сдаться, уверовав в милосердие, им обещанное...

За успех во взятии Парижа С. Марков стал генералиссимуссом; Унгерн-Штернберг был награжден титулом герцога Парижского, Константин Рокоссовский удостоился многих наград и расширения "рабочей" квоты, а рядовые чудо-богатыри и младшие офицеры получили воистину царский дар - Париж. Славяне и дружественные племена с радостью приняли столь щедрый подарок от величайшего из Вождей - нашего дорогого Павла Тимофеевича.

Чудо

Солнце героев никогда не сядет

Мы русского звания - это

достойно,

Всех подвигов наших по

жизни - не счесть.

Славянскую славу несем мы

пристойно,

А цену, что платим, ни в чем

не учесть.

- С. Беркутов.

Русско-японский эндшпиль

ЖЫд

Пьер Лаваль, наш надежный помощник в установлении нового порядка во Франции.

После падения Парижа Пятая республика французов стремительно рассыпалась: города сдавались на милость наступавших частей, а ее собственные полки постоянно отступали назад под бешеным натиском славянского воинства. 21 октября во "французских" африканских владениях начались массовые восстания коренного населения, на помощь которому по побережью двигались танки А. Егорова. Арабы и бедуины скинули с себя ненавистное им белое ярмо: за неделю Алжир обрел долгожданную свободу, все французские части были разоружены, а колониальные чиновники арестованы вместе со своим имуществом. Наш Вождь радостно приветствовал очередную победу национально-освободительного движения: теперь вся Северная Африка могла свободно вздохнуть под надежной защитой русских штыков. К ноябрю закончилось существование Итальянской социальной республики: войска Бориса Аненнкова при поддержке местных освободили Сицилию, ликвидировав последние очаги сопротивления. В первые недели ноября русские вошли в Бретань и Аквитанию; ПРФ была обречена - и это стало очевидно даже ее правителям. 16 ноября Густав Эрве застрелился в Бордо, его кабинет самораспустился: теперь вся территория Франции контролировалась нами и доблестными союзниками.

Поражение французов стало определенным сигналом для еще одной европейской страны - испанской Католической монархии. Павел Тимофеевич в свое время помогал движению карлистов, боровшихся за возрождение славных национальных традиций; и хоть Хавьер I по настоянию Эдуарда VIII и объявил войну Империи, ни одного испанского солдата не было на восточном фронте. Диктатор Валере долго взвешивал все обстоятельства мировой геополитики, но освобождение Парижа придало ему необходимой решимости. Уже 24 октября генерал Хосе Солнчаго внезапной атакой овладел Гибралтаром - английской крепостью, запиравшей доступ в Средиземное море. Тогда же испанский король торжественно объявил о национализации всех объектов промышленности и горной добычи, в свое время уступленных правительству Мосли за помощь в Гражданской войне. Впрочем, войны англичанам испанцы тоже не объявили, очевидно, надеясь так или иначе сжульничать. Но 1 ноября Вождь самолично обратился к испанцам, потребовав от тех окончательно вступить в "Священный союз" - они предпочли согласиться, превосходно понимая, какую великую честь им оказываает сам Горгулов. Исполнив российский ультиматум, Королевство вскоре получило награду: Балеарские острова, куда сбежали недобитки-коммунисты, вернулись под скипетр Хавьера Бурбон-Пармского.

  • Японский красавец-линкор.
  • Индийские дивизии прибывают в Европу.
  • Штурмовая группа японской морской пехоты.
Нужно сказать, что испанский поворот пришелся как никогда вовремя. Дело в том, что в Средиземном море находились главные силы японского военно-морского флота; теперь им, как и обещал Павел Тимофеевич, открылась прямая дорога к Великобритании. Победить этих ничтожных плутократов без завоевания господства на море было попросту невозможно; ну, а как бы это не было грустно признавать, у нашего Балтфлота на такую операцию не хватало сил. Но теперь, с появлением на этом участке фронта наших достойных союзников и использованием французско-немецких трофейных кораблей шансы уравнялись: в Лондоне началась паника. Эдуард VIII 1 декабря униженно обратился к Дмитрию II с предложением мирных переговоров, заранее соглашаясь на любые требования российской стороны; но наш русский царь в гневе отказал. "Мир будет подписан на горящих развалинах Оксфордского университета" - именно эту цитату английские дипломаты передали своему заплаканному, жалкому "сюзерену", наконец-то осознавшему, что за подлым предательством неизбежно приходит справедливое и суровое возмездие! Нашего Императора поддержал Вождь: он в октябре посетил Индостан и теперь горел лютой ненавистью к людоедам-англичанам; славяне, японцы и дружественные племена не могли теперь дать им легко отделаться. Павел Тимофеевич твердо решил: после скорой и решающей победы он отдаст Англию под покровительство индусов, которым и надлежит заняться перевоспитанием бывших сагибов.

Судьбоносная для Альбиона операция "Морской дракон" началась 23 февраля 1946, как только все силы рапортовали о готовности. Союзная ставка, которую возглавляли генералиссимус Марков и адмирал флота Ямамото, планировала сперва уничтожить вражеский флот и разрушить инфраструктуру массированными налетами с неба, и только потом проводить высадку десанта. Всю весну продлилась воздушная битва за Англию: отчаянная храбрость англосаксов, родственная ярости загнанной в угол вонючей крысы, разумеется, уже не могла их спасти. Славянско-японские ВВС завоевали безраздельное господство в воздухе уже к маю, тогда же к делу подключились линейные корабли флота Микадо - они обстреливали в спешке возведенные прибрежные укрепления, оставаясь для них недосягаемыми. Страшные враги свободного человечества чуяли скорое и неумолимое приближение смерти и быстро теряли всю свою воинственность: их дневники за указанный период полны безнадежного отчаяния и позднего раскаяния в своих глупых поступках. Так, проклятая всеми народами Земли преступница леди Маунтбаттен признавалась самой себе, что была самонадеянной дурой и выражала бессмысленную надежду где-нибудь достать быстродействующий и безболезненный яд. Эдуард VIII посещал в спешке копаемые его безвольными прихвостнями траншеи и уповал на какое-то великое чудо, могущее, дескать, спасти декадентскую Британию от праведного гнева народов Земли.

  • Оуэн О'Даффи, предводитель угнетенных ирландцев.
  • Минутный отдых солдат перед боем.
  • Бойцы ведут огонь из противотанковой пушки.
6 июня, по приказу Вождя Человечества, началось вторжение в Англию с моря: одновременно вспыхнуло яркое, обжигающее пламя кельтского восстания - в Ирландии местные жители, вдохновленные успешной агитацией славянского племени, сбросили с себя ненавистные оковы рабства и поднялись на борьбу с проклятыми угнетателями англосаксами. Высадка на том берегу пролива Па-де-Кале состоялась: вольная руссо-японско-славянско-индусская рать, поистине воплотившая лучшие качества всех легендарных героев Древности, закрепилась на новых для себя рубежах уже к 8-му числу, а все жалкие попытки англичан отбросить наших героев обратно к воде заканчивались полным поражением приспешников Букингемского дворца. Тогда же Сергей Марков с одобрения Вождя проводит первую в военной истории массовую десантную операцию с воздуха - недавно созданные ВДВ обрушились на врагов подобно хищным орлам в высоких, русских горах Кавказа. Полное, безраздельное господство союзников в воздухе позволило наладить бесперебойное снабжение как диверсантов и кельтских партизан, так и полноценных войсковых соединений, занимавших ключевые транспортные точки ненавистного нам островка. За июнь мы заняли юг Англии, освободили Ирландию, овладели рядом портов по всей стране и, главное - вышли на самый Лондон, эту проклятую Гоморру современности, приговоренную Павлом Горгуловым к уничтожению. Главное: к тому моменту единая английская армия практически перестала существовать, разделенная на множество мелких полков и дивизий умелыми операциями доблестных агентов и храбрых витязей. Теперь, когда противник не мог связно нам противодействовать, окончательная, триумфальная победа была лишь вопросом самого скорого времени

Страстно алкаемый человечеством конец зверя настал уже в начале июля 1946: мобильные механизированные соединения отрезали остатки британской военщины друг от друга, понуждая их тем самым к позорной капитуляции на милостивых условиях славных победителей. Конечно, БФС спешно формировал иррегулярные подразделения из стариков и зеленых юношей: но поддержанием порядка в тылах нашей армии занимались лучшие из лучших - дружинники "Святослава" и добровольцы из индийских батальонов, поэтому противник не смог развернуть оголтелой партизанщины против наших доблестных войск. Если же кто-то упорствовал, он быстро знакомился с праведным гневом вольной рати! Нами были одержаны славные победы под Бристолем, Йорком, Оксфордом, Глазго, Эдинбургом, Реддингом, Ливерпулем... И, наконец, 15-го июля Дружина вошла в уничтоженный методическими воздушными налетами Лондон, в ходе которых активно применялись разработанные японцами химикаты. В секретном бункере была обнаружена вся королевская семья от мала до велика - к глубокому сожалению каждого сознательного человека, уже мертвой: Эдуард VIII принудил своих родственников принять яд, дабы избежать справедливого суда. Следом за ними последовали практически все видные "шишки" британского режима, от премьер-министра до адмирала Маунтбаттена с семьями включительно. Однако даже такие известия не могли испорить главного праздника для всего человечества - Дня Победы!

Радуются пока могут

Американцы торжествуют оккупацию Сиднея.

Пожалуй, можно сказать пару слов о действиях преступной организации "Соединенные Штаты Америки", где правящая клика умело мимикрирует под цивилизованное государство. Безраздельно господствующая элита уже под конец 1945-го превосходно понимала итог идущего противостояния. Поэтому Томас Дьюи, исполняя волю своих теневых кукловодов, уже зимой 1946 оккупировал все остававшиеся у европейцев колонии в Новом Свете. Затем, 3 марта, он гарантировал независимость Австралии и Новой Зеландии, которым удалось отбиться своими силами от наступления японцев. От объявления войны Штатам Хирохито воздержался, решив бросить все силы на уничтожение англичан. Совсем скоро американский флот появляется в Южной Африке: провозглашается независимость ее от метрополии, а Вашингтон готовится провести размежевание между проживающими здесь бурами и англосаксами, никак не заботясь о правах коренного населения! Мы можем сказать, что от падения "Велико"британии американцы даже выиграли, заполучив собственную сферу влияния и базы в Старом свете - правда, не в Европе, которая была освобождена славянско-арабской ратью.

Ровно в полдень 17-го июля оставшиеся в живых представители высшего британского командования подписали безоговорчную капитуляцию, сдавшись на милость Сергея Маркова, Исороку Ямамото, Субхаса Боса, Хосе Солнчаго, Константина Рокоссовского. Величайшая и справедливейшая из всех войн наконец-то закончилась, и закончилась нашим полным и безоговорочным триумфом! Павел Тимофеевич Горгулов, наш любимый Вождь, по этому поводу обратился с торжественной речью к своему верному человечеству, а стихийные массовые гуляния счастливых людей устраивались по всей необъятной земле Евразии, отныне и навек освобожденной. Великий день 17-го июля был объявлен в Империи выходным; не было пределов народному веселью и счастью. Еще бы - под мудрым руководством Спасителя Отчизны Россия наконец-то исполнила свой исторический долг, принеся долгожданное освобождение огромному материку, а себя вернув славу непобедимого на бранном поле государства и получив множество благодарных союзников. 1 августа в Москве прошел торжественный парад стран-победительниц: славянские, японские, арабские, испанские, румынские и индусские полки полдня маршировали по Красной площади, а расчет полных георгиевских кавалеров сложил в гору вражеские знамена перед храмом Покрова-на-Рву, рядом с которым, на высокой трибуне, стояли лидеры Свободного мира, возглавляемые, разумеется, Вождем. Да, тут были военные с орденами, сияющими на ярком летнем солнце; были и прирожденные аристократы, своими манерами и внешностью распологающие к себе всех и каждого; были уважаемые государственные деятели, добывшие вечную славу себе и своим странам; но Он, наш Вождь, был великолепен. В простом черном фраке, без единой награды, Он, приветственно улыбался марширующим перед ним солдатам; в Нем, казалось, воплотилось Солнце Героев, благословляющее победителей на долгую, счастливую и радостную жизнь в лучшем из миров.

Новый мир

Ваш подвиг - не дело единого дня; ваша победа не преходяща; ваша смерть дала вам бессмертие. Пока Россия будет жить, вас будут помнить и вами будут гордиться. Мы скажем о вас нашим детям и внукам; они поймут, что вы жили любовью к тому, что воистину стоит любить; они поймут, что вы умерли за то, за что воистину стоило умереть.. Они будут учиться у вас этой любви и этой смерти. Вы победили, друзья и братья! (Великий вождь П. Горгулов)
Георгиевский зал

Георгиевский зал Кремля, где проходила вся торжественная часть.

Уже 1 августа 1945 года открылась мирная конференция в Москве, на которую были приглашены все страны-победительницы Священной войны. Российскую империю на ней представлял непосредственно Дмитрий II, бывший радушным хозяином для многочисленных посетителей столицы величайшего государства из когда-либо созданных человеком. Рядом с ним, конечно же, всегда находился представитель Вождя - Дмитрий Успенский, выдвинувшийся благодаря великолепно проделанной работе в Западнославии и приятному в общении характеру - Дмитрий Владимирович был самым преданным и последовательным сторонником Горгулова, всегда готовым поддержать любое решение Спасителя. Прочие делегации возглавлялись такими людьми:
  • Японская империя - Фумимаро Коноэ. 
  • Второй Халифат - Амин-аль Хусейни.
  • Испанская империя - Хавьер II. 
  • Польское государство - Болеслав Пясецкий. 
  • Королевство Югославия - Пётр II Карагеоргиевич. 
  • Чехословакия - Сергей Войцеховский.
  • Великая Румыния - Хория Сима.
  • Великая Эллада - Александрос Коризис.
  • Кельтский Союз - Оуэн О'Даффи. 
  • Индийское государство - Субхас Бос

Некоторые ненадежные источники, правда, полагали, что на конференции присутствовали также представители Соединенных Штатов Америки; уверены, что сознательный читатель немедленно отсечет подобные глупые предположения. В самом деле, что могли делать агенты подлого Сиона и омерзительных банкиров Уолл-Стрит на столь почтенном собрании?

Коноэ

Князь Фумимаро Коноэ - японский посол в Москве.

В Москве Россия и Японии разграничили сферы влияния: Дмитрий II уступил своему брату-императору Индию (кроме мусульманского северо-востока) с Тихим Океаном и двумя-тремя африканскими провинциями, а тот отказался от западной экспансии и не вмешивался в передел Европы. Там, в свою очередь, славяне были великим Богами, приводящими границы к положенным по-справедливости: создавались новые государства, перекраивались границы существовавших и так далее. Конечный результат работы можно увидеть по ссылке: поистине, послевоенное обустройство Старого света - подлинный шедевр дипломатического искусства и настоящий триумф политической доктрины справедливизма. 

Отдельно стоит упомянуть проект государства Бодрии, или Земли героев - Д. Успенский, С. Марков, Р. Унгерн и Б. Пясецкий предложили на территории Временной администрации Западнославии создать уникальную страну. Страну-награду: все достойные ветераны вольной рати могли получить тут дом, землю, работу и работников. Бодрия должна была стать примером умелого хозяйствования истинных хозяев той местности: тех, кто лил свою кровь во имя будущего всего человечества. Несмотря на первоначальный скепсис некоторых не совсем сознательных министров, Павел Тимофеевич пришел в восторг от поданного ему проекта и своей подписью положил начало существованию практически земного рая для героев-победителей.

Победа была сокрушительной, но не полной: в мире, к сожалению, все еще оставалась Америка - этот отвратительный оплот империализма и банкирщины. Понесшие разгромное поражение в Священной войне, эти паразиты не отказались от амбициозных планов по реставрации своих порядков на освобожденных от их пагубного влияния землях. Поэтому Великий Вождь, Друг Человечества, предложил странам-участницам конференции сохранять единство, необходимое для выживания в борьбе с мировой еврейщиной. Никто не возрожал: уже 8 сентября все государства создают Священное Содружество - военно-политический блок, направленный против прихвостней фондовых бирж и прихлебателей оружейных баронов. Славяне и японцы, испанцы и арабы, греки и румыны, индусы и китайцы - все вольные нации согласились держаться вместе назло всем врагам! 

Императорская фамилия

Семья первая

Дмитрий II вместе с первой женой и наследником.

Как уже было сказано выше, с 1930-го Императором России стал Дмитрий II Романов, бывший одним из первых в очереди на наследство. Он согласился занять престол по приглашению Вождя, который, в своей бесконечной мудрости, отверг ничтожные претензии "красного князя" Кирилла, "прославившегося" непосредственным участием в Бесславной революции. Такой человек не мог занять трон великих правителей - Петра I, Екатерины II, Павла I, Николая I и Александра III! Новый правитель всея Руси прибыл уже в марте 1930 с семьей: прелестной супругой, Анной Эмери и двухлетним сыном, которого звали Павлом - еще в Европе будущий Император много слышал о деятельности "Русского Воинства" и уже тогда был вдохновлен эпической фигурой Горгулова. Его можно понять: только полные дураки и глупцы не могут осознать Величия Вождя. 

Стоит сказать, что все правительство, начиная от Николая Маркова и заканчивая Константином Родзаевским, одобрили такой выбор Императора. Дмитрий II охотно следовал предлагаемым Вождем курсом, но в то же время был способен подавать собственные идеи; не перечил Вождю, но и не пресмыкался перед ним. Сохраняя относительную независимость от министров кабинета, царь частенько выступал как третейский судья в спорах между ними. Уважение, которое питали к убийце германского агента все сознательные люди России, позволило Дмитрию получить авторитет как при дворе, так и в простонародье. Визиты Императора в города неизменно пользовались огромной популярностью: Дмитрий Павлович выступал на многолюдных митингах, открывал новые фабрики и заводы, встречался с общхозниками и солдатами, принимал послов и консулов. Иногда, конечно, Всероссийский император допускал досадные оплошности: так, он усомнился в принимаемых Дмитрием Успенским решениях касательно врагов России, содержащихся в Воркутлаге. 

Илеана3

Илеана Великолепная, вторая супруга Дмитрия II.

Однако в мае 1936-го произошло ужасное событие: во время посещения сиротского приюта в Саратове Анна Романова была подло убита Екатериной Борщевой - местной коммунистической активисткой, по недосмотру соответствующих органов еще не обнаруженной. Бедная императрица скончалась на месте от потери крови; предательницу, разумеется, расстреляли, как и велел Исключительный закон против социализма. Однако эти меры не могли успокоить Дмитрия Павловича, потерявшего любимую жену; Вождь видел, как угасал правитель России, и намеривался его спасти. Как никогда вовремя поступило предложение о династическом браке из Румынии: Кароль II собирался избавиться от порядком надоевшей ему сестры, Илеаны, и заодно укрепить отношения с возрождающейся страной, которой была РНИ. После недолгого обсуждения в правительстве,  подавляющее большинство высказалось за удовлетворение румынской просьбы. Свадьба состоялась 12 июня 1936: сразу после церемонии Романовы уехали в Ливадию, бывшую любимой резиденцией Дмитрия II. Стоит сказать, что новая жена - красивая, умная, ладная, с хозяйской жилкой - пришлась по душе второму человеку славянского племени. Императрица даже подружилась с Павлом Дмитриевичем, стала для него второй матерью. 

По настоянию императрицы, чета все больше и больше времени начала проводить в Ливадийском дворце, который становится уже постоянной резиденцией главы государства. Благо, развитие современных технологий позволяло Вождю и Императору всегда оставаться на связи, даже если они были далеко друг от друга. У четы постоянно были гости: и Дмитрий, и Илеана были радушными хозяевами, чей дом никогда не пустовал. Очень часто к ним ездил Владимир Николаевич Ильин - известный богослов и теолог, занимающийся с наследниками Законом Божьим и принимающий участие в придворном кружке Ревнителей веры. К сожалению, подробной информации о его деятельности не сохранилось, однако, редакция выражает свою совершенную уверенность в абсолютной приверженности Ревнителей библейским канонам и их светлом намерении остановить духово-нравственную деградацию русского народа. Другими частыми и желанными посетителями Ливадии были Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Иван Ильин, Николай Бердяев, Феликс Юсупов и Константин Родзаевский - императорский двор притягивал интеллектуалов всей России словно магнит. 

  • Её Величество у себя, 1942-й
  • Подарки раненым бойцам от имени Государя
  • Госпиталь в Крыму, содержащийся на царские средства.
С началом Священной войны жизнь Ливадии изменилась радикально. Дмитрий II по собственной воле уменьшил цивильный лист, полагающийся ему как Всероссийскому императору. Теперь в Крыму прекратилось круглосуточное освещение, резко сократилось обеденное меню, уменьшился штат наемных слуг и практически полностью исчезли слуги мужского пола - их забрала русская императорская армия. Возможно, жителям нашего государства это покажется ужасной дикостью, но императрица была вынуждена самостоятельно мыться, а наследник - одеваться. На такие огромные, даже титанические жертвы были готовы идти все слои русского общества ради достижения Великой победы! Более того: Их Императорские величества за свой счет содержали 20 госпиталей и 5 сиротских фондов, тем самым показывая всему миру свою безграничную щедрость и сердечное милосердие. По соседству с Ливадией открылся санаторий, содержавшийся полностью на средства Её Величества. Если до того момента некоторые русские еще сомневались в личности Илеаны, то теперь государыня наконец-то получила в полной мере давно полагающейся ей народную любовь. Ее пришествия в госпиталь неизменно вызывали фурор: ее обожали как солдаты, так и нижние чины.

В 1943-м году Великий Вождь создал институт работников

Дальнейшие события

Великая скорбь

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.