Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История
Социалистическая республика Чили
Флаг Чили.png 1920px-Coat of arms of Chile.svg.png
Год основания: 1810
Официальный язык: испанский
Форма правления: социалистическая президентская республика
Главы государства: см. Президенты Чили с 1920 г.
Столица: Сантьяго
Религия: светское государство
Площадь: 756 000 км²
Население: (1930 г.) 4 200 000 чел.
Валюта: Чилийское песо
Карта страны

Чили (исп. Chile, официальное название — Социалистическая республика Чили (исп. República Socialista de Chile)) — государство на юго-западе Южной Америки, занимающее длинную узкую полосу земли между Тихим океаном и Андами.

На западе омывается Тихим океаном, на востоке граничит с Аргентиной, на севере — с Перу, на северо-востоке — с Боливией.

Столица — Сантьяго.

Государственная символика

Флаг

Современный флаг Чили был официально утверждён указом 18 октября 1817 г.

Первый вариант официального флага был разработан в соответствии с концепцией золотого сечения, что отражено в соотношении ширины белой и синей частей флага, а также некоторых элементов в синем крыже. Звезда не выглядит вертикально в центре прямоугольного крыжа, вместо этого верхняя точка кажется слегка наклоненной к полюсу таким образом, что проекция ее сторон делит длину золотой пропорции крыжа. Кроме того, в центре помещён государственный герб, известный по предыдущему переходному флагу и утверждён в 1817 г.

Вскоре от этой конфигурации отказались из-за сложности флага. Так, вышитая печать и восьмиконечная звездочка исчезли, а звезда осталась полностью вертикальной. В 1854 г. пропорция была определена в соответствии с цветами флага, оставив крыж в виде квадрата, а соотношение длины и ширины флага было установлено в пропорции 2:3.

Герб

Герб Чили в 1812—1814 гг.

Первый герб Чили был принят в 1812 году. Главным элементом герба выступает колонна, представляющая Дерево Свободы. В довершение этой колонны расположен глобус земного шара; над глобусом располагаются пересечённые копьё и пальмовая ветвь, над которыми находится звезда.

Щитодержателями выступают мужчина и женщина, туземцы. Сверху и снизу располагаются девизы на латыни: «Post Tenebras Lux» сверху и «Aut Consilio Aut Ense» снизу.

Герб Чили 1818 г.

В 1818 появился новый проект герба, который был одобрен 23 сентября 1819 г. В овальном синем поле щита располагалась колонна, стоящая на белом мраморном пьедестале. Сверху колонны девиз «Libertad» (свобода), выше которого 3 звезды, верхняя из которых представляет Сантьяго.

Щит по бокам окружают две маленькие ветви лавра, обвитые трёхцветной лентой, и различные типы геральдических символов вооружений, представляющие: конницу, пехоту, артиллерию.

Этот герб использовался до 1834 г.

Современный герб Чили

В 1834 г. президент Хоакин Прието заказал создание нового герба республики. Герб был разработан британским художником Чарльзом Чатворти Вудом Тейлором. Новый герб представлен щитом, верхняя часть которого – синяя, а нижняя – красная. В центре щита расположена белая пятиконечная звезда. Справа щит поддерживает кондор - самая важная хищная андская птица, а слева – южноандский олень – самое необычное и редкое млекопитающее на территории Чили. На головах обоих животных расположена золотая корона ВМФ Чили, являющаяся символом героических подвигов ВМФ Чили в Тихом океане.

Над щитом расположено три пушистых гребня синего, белого, и красного цветов. Данные гребни были символом отличия, который бывшие президенты государства носили на своих шляпах.

В 1920 г. к гербу была добавлена лента с девизом «Por la razón o la fuerza» (исп. «Правом или силой»).

Гимн

Используемый ныне гимн Чили был создан испанским композитором Рамоном Карнисером, когда тот был сослан в Англию из-за своих либеральных убеждений. Чилийский государственный деятель Мариано Эганья, находившийся в то время в Лондоне, реагируя на критику в адрес предыдущего гимна своей страны, попросил Карнисера сочинить новый гимн с оригинальным текстом Бернардо де Вера.

HIMNO_NACIONAL_DE_CHILE_(INSTRUMENTAL)

HIMNO NACIONAL DE CHILE (INSTRUMENTAL)

Национальный гимн Чили

Испанский музыкант, вероятно, написал произведение к 1827 г., когда он вернулся в Барселону, и его гимн впервые был исполнен в Сантьяго, в театре Артеага, 23 декабря 1828 г.

Спустя годы, в 1847 г., чилийское правительство доверило молодому поэту Эусебио Лилло сочинить новый текст, который заменит антииспанскую поэму Веры-и-Пинтадо, и после анализа Андресом Белло сохранил оригинальный припев («Dulce patria, recibe los votos...»). Лирика была немного переработана в 1909 г.

Здание Национального конгресса Чили в 1908 г.

Государственное устройство

Чили представляет собой президентскую республику. Президент представляет собой главу государства, главу правительства и главу исполнительной власти. Функции законодательной власти до Чилийской революции 1933 г. выполнял двухпалатный парламент – Национальный конгресс. В 1933 г. в Чили произошла социалистическая революция, которая внесла изменения в политическую систему страны. 17 января 1934 г. была принята новая конституция, установившая в Чили социалистическое государство и определившая его основные принципы. Хотя синдикалисты и некоторые умеренные и коммунисты осторожно предлагали усиление власти парламента, страна осталась президентской республикой. Парламент, в свою очередь, стал однопалатным.


Главы государства

     Либеральная партия      Либерально-демократическая партия      Радикальная партия      Социалистический революционный союз      Беспартийный

Список президентов Чили с 1920 г.
Изображение Имя В должности Партия
1 Arturo Alessandri P.jpg Артуро Фортунато Алессандри Пальма
(1868 - 1950)
23 декабря 1920 9 сентября 1924[1] Либеральная партия
2 Luis Altamirano.jpg Луис Альтамирано Талавера[2]
(1867 - 1938)
11 сентября 1924[3] 23 января 1925[4] Беспартийный
3 Arturo Alessandri P.jpg Артуро Фортунато Алессандри Пальма
(1868 - 1950)
27 января 1925[5] 1 октября 1925[6] Либеральная партия
4 Luis Barros Borgono.jpg Луис Баррос Баргоньо[7]
(1858 - 1943)
1 октября 1925 23 октября 1925 Либеральная партия
5 Emiliano Figueroa Larrain.jpg Эмилиано Фигероа Ларраин
(1866 - 1931)
23 октября 1925 10 мая 1927[8] Либерально-демократическая партия
6 Carlos-ibez-del-campo-biografa-gobierno-y-obras.jpg Карлос Ибаньес дель Кампо
(1877 - 1960)
21 июля 1927 26 декабря 1932[9] Беспартийный
7 F5d9ab64824d629f2f6d7c455f60ded8.png Педро Опасо Летельер[10]
(1876 - 1957)
26 декабря 1932 27 декабря 1932[11] Либерально-демократическая партия
8 Juan Esteban Montero.jpg Хуан Эстебан Монтеро Родригес
(1879 - 1948)
27 декабря 1932 4 сентября 1933[12] Радикальная партия
9 Junta Puga.jpg Артуро Пуга Осорио
(1879 - 1970)
5 сентября 1933 24 февраля 1934 Беспартийный
10 Eugenio-Matte Elect.png Эухенио Матте Хуртадо[13]
(1895 - ---)
24 февраля 1934 до этого времени таймлайн пока не написан Социалистический революционный союз

История

Ситуация в Чили в первой четверти ХХ в.

Есть только два типа проблем: те, что невозможно решить, и те, которые решаются сами собой.

— Рамон Баррос Луко
00-plaza-de-armas-de-santiago-en-1890-desde-torre-vicua-mackenna.jpg

К началу XX в. Чили считалось одной из самых процветающих стран Латинской Америки. Стабильная политическая система и экономический бум обеспечили стране репутацию развитой демократии – едва ли не единственной в регионе. На деле же страну разъедали многочисленные проблемы в экономике и политике, накапливавшиеся десятилетиями и в итоге четверть века спустя обрушившие Чили в водоворот революции.

После поражения президента Хуана Бальмаседы в гражданской войне 1891 г. против Национального Конгресса в стране установился режим парламентской республики. Победивший Конгресс свёл роль президента фактически до церемониальной и усилил муниципальное самоуправление. Это привело к развитию институтов гражданского общества и усилению роли прессы и политических партий. Оборотной стороной стала невозможность проведения сколько-то серьёзных изменений и реформ, тонувших в парламентском болоте и министерская чехарда, когда за один президентский срок могли смениться десятки правительств. Процветал подкуп избирателей, а в сельской местности - голосование по указке помещиков. Фактически в стране сложился олигархический режим.

Основу политического пейзажа страны составляли три лагеря – консервативный, либеральный и радикальный. Консервативная партия стояла на клерикально-охранительских позициях. Либеральная партия отстаивала антиклерикализм, парламентаризм, свободу прессы. Бальмаседистская Либерал-демократическая партия выступала за идеи экономического национализма и сильной президентской власти, но на деле мало отличалась от либералов и выступала в союзе с ними. Радикальная партия опиралась на средние слои, интеллигенцию, рабочий класс, выступая с прогрессивных позиций. Они были главными оппонентами консерваторов, требуя полной секуляризации, прямых выборов президента и т.д. В партии выделялось два течения – либеральное и реформистское, с победой последнего в 1910-е гг. начался дрейф партии влево. Демократическая партия была фактически левым продолжением радикалов и пользовалась поддержкой ремесленников, рабочих, городских низов. В целом, консерваторы и радикалы были активны во всех провинциях страны, имели многочисленные молодёжные организации. Либералы же господствовали в Сантьяго, где нередко шли на союз с левыми и рабочими организациями.

Кафедральный собор в Сантьяго в 1920 г.

Экономика страны к концу XIX – началу XX вв. основывалась на добыче селитры, заменившей прежние пшеницу и медь как основные статьи экспорта. Причиной этого было вытеснение чилийской пшеницы и меди с мирового рынка экспортерами из США, Аргентины, Канады, России и Испании с одной стороны, и захват богатых минералами провинций Перу и Боливии в ходе Тихоокеанской войны, с другой. Хотя экспорт селитры и нитратных удобрений и стал локомотивом экономического развития страны, он же привел к тому, что экономика Чили стала предельно зависимой от одного природного ресурса и весьма чувствительной к мировым кризисам. Экспорт нитратов составлял 25% ВВП страны, а налоги на него давали примерно половину поступлений в бюджет. Первоначально большую часть нитратной промышленности контролировал британский капитал (70% в 1890 г.), однако с начала ХХ в. доля чилийской собственности начала расти, достигнув 51% к 1921 г.

Фактически в стране с 1870-х гг. начался процесс индустриализации, появлялись такие отрасли промышленности, как сахарные заводы, кондитерские, обувные и текстильные фабрики, развивалось животноводство и сельское хозяйство на юге страны (хотя данный сектор в значительной степени оставался под контролем помещиков-латифундистов, что препятствовало развитию). К 1916 г. 90% городов были связаны железными дорогами. Крупные города переживали бурный рост населения, в то время как мелкие провинциальные центры и сельская местность приходили в упадок. Начальное образование стало практически общедоступным.

Короче говоря, к началу XX в. Чили была процветающей страной, уверенно смотревшей в будущее. Так казалось её жителям, так казалось иностранцам, именовавшим Чили «республикой-моделью». Но этот период политической стабильности и благополучного экономического развития не мог длиться вечно.

Проблемы начались в финансовой сфере. Политика бесконтрольной эмиссии бумажных денег и банковские спекуляции привели к росту национального долга (с 865,2 млн. песо в 1900 г. до 1508 млн. в 1910 г.) и обесцениванию валюты (вдвое с 1900 г. по 1914 г.). Последнее неизбежно приводило к обнищанию широких слоёв населения в крупных городах.

Открытие Панамского канала в 1914 г. привело к резкому падению объемов судооборота чилийских портов. В то же время с началом Вельткрига Германия потеряла доступ к чилийской селитре и перешла на синтетическое производство аммиака. Чилийцы утратили монополию на нитраты, что, вкупе с перетряской торговых путей, привело к серьёзному экономическому спаду, который лишь ненадолго был отложен масштабным экспортом селитры в США. Война отсрочила экономический кризис, но не решила проблем, лежавших в его основе.

Чилийская семья

Между тем всё большую остроту приобретал социальный вопрос. Миграция крестьян в города заставляла их столкнуться с ужасными условиями жизни – переполненное жилье (если так можно назвать бараки), антисанитария, нищенские зарплаты (5-6 песо в день на селитряных копях севера, 2-3 на промышленных предприятиях в городах). Условия труда на производстве были под стать – рабочие были вынуждены арендовать жилье у предприятий, зарплату (нередко задерживаемую два-три месяца) им выдавали специальными жетонами, которые можно было потратить только в магазинах, принадлежащих владельцу. Количество нечастных случаев на производстве доходило до тысячи в год, свирепствовали эпидемии. Смертность среди рабочих была одной из самых высоких в мире. Выходной по воскресеньям был установлен только в 1907 г. О восьмичасовом рабочем дне или социальном страховании не приходилось и мечтать. Социального законодательства не существовало, а принцип индивидуальных рабочих контрактов не позволял добиться гарантий оплаты или права на забастовку.

Рабочие выступления, волна которых начинала прокатываться по стране, жестоко подавлялись. В 1903 г. забастовали моряки Вальпараисо. В 1905 г. «красная неделя» в Сантьяго вылилась во всеобщую забастовку и ввод войск. 70 человек было убито, около 300 – ранено. Пик движения пришёлся на 1907 г. На производстве селитры в Санта-Мария-де-Икике военные расстреляли забастовку, в которой принимали участие около 12 тыс. рабочих. Правительство признало гибель 126 человек, ещё 135 были ранены. Неофициальные оценки давали общее количество убитых и раненых вплоть до 3 тыс. человек.

Конгресс Рабочей федерации Чили (ФОЧ)

Необходимость организации рабочих привела к возникновению многочисленных мютуалистских Обществ взаимопомощи и цеховых «братств». Эти объединения стали основой для организации профсоюзного движения, в котором основную роль играли анархисты и анархо-синдикалисты. Важнейшим этапом в развитии рабочего движения стало образование в 1909 г. Рабочей федерации Чили (ФОЧ), поставившей своей целью объединение всех профсоюзов и рабочих страны. В 1906 г. выходцы из Демократической партии во главе с социалистом Луисом Эмилио Рекабарреном основали Социал-демократическую партию, которая в 1912 г. после окончательного разрыва с демократами была преобразована в Социалистическую рабочую партию, провозгласившую себя марксисткой и пролетарской.

Негативные тенденции в экономике и социальные проблемы диктовали необходимость реформ, но политическая система страны оказалась к ним неспособна. Вплоть до середины 1900-х гг. все избираемые президенты лишь освящали своим авторитетом бесконечные комбинации и короткоживущие коалиции и союзы в парламенте. В 1906 г. победу на выборах одержал Педро Монтта, поддержанный радикалами, частью либералов и диссидентами из консерваторов. Он попытался укрепить президентскую власть, но его инициативы были блокированы Конгрессом. Попытка финансовой реформы в 1909 г. не увенчалась успехом по той же причине. В итоге кризис политической системы стал очевиден. В 1912 г. недовольные коррупцией и беспринципностью партийного руководства представители различных политических течений образовали «Лигу гражданского действия», с требованиями реформировать государственное устройство и начать борьбу со злоупотреблениями депутатов и чиновников. Под антикоррупционными, антиолигархическими лозунгами на фоне глубокого морального кризиса государства возникло независимое движение возрождения, требовавшее решения насущных проблем страны.

Подытоживая – к концу Вельткрига Чили оказалась с зашедшей в тупик парламентско-олигархической системой, начинавшейся экономической депрессией и нерешёнными социальными проблемами – и этот букет проблем обещал уже очень скоро перевернуть жизнь страны.

Президентство Артуро Алессандри

Я хочу быть угрозой реакционному духу, угрозой тем, кто сопротивляется всем справедливым и необходимым реформам

— Артуро Алессандри

После кратковременного военного бума с 1919 г. в Чили наступил экономический спад. Производство селитры в послевоенные годы снизилось более, чем на 60%. Производство меди, с начала 1920-х гг. постепенно вытеснявшей селитру, упало вдвое. Это, однако, не привело к изменению характера экономики – она оставалась сырьевой и недиверсифицированной – суммарный экспорт меди и селитры составлял около 80% от общего экспорта, а пошлины на него давали 61,5% всех поступлений в государственную казну. Основную роль в добыче меди играл уже американский капитал, на рубеже веков начавший проникать в страну. Между 1910-ми и 1930-ми гг. инвестиции Соединенных Штатов в Чили выросли в десять раз, основная их часть была направлена на добычу полезных ископаемых. Крушение Британской империи ускорило процесс и привело к практически полному замещению британских капиталов и инвестиций американскими. Уже к середине 1920-х гг. США стали главным импортером чилийских товаров и главным же источником чилийского импорта.

В условиях спада начала расти безработица. Из свыше 50 тыс. рабочих селитряной промышленности в 1918 г. менее половины к 1920 г. сохранили рабочие места. Девальвация песо вызывала рост цен, что также вело к обнищанию народа. Усиливались забастовки – в 1917 г. бастовали 11 тыс. рабочих, а в 1920 г. – уже 50 тыс. Правительство отвечало репрессиями и периодическими осадными положениями.

Демонстрация ФОЧ

Росло влияние рабочих организаций – в 1919 г. был создан чилийский филиал анархо-синдикалистских ИРМ, тесно связанный с Федерацией студентов и Национальной ассоциацией учителей. Синдикалисты завоёвывали позиции в крупных городах в центре страны и среди портовых рабочих севера. ФОЧ, первоначально объединявшая селитряных рабочих, приобрела общенациональный характер, завоёвывая влияние среди рабочих севера и юга страны. Социалистическая рабочая партия (ПОС) начала играть всё большую роль в её работе. В ноябре 1918 г. ФОЧ создала «Ассамблею национального обеспечения продовольствием», которая объединила в своих рядах широкие слои населения, выступавшие против роста цен на продукты питания. В её работе также участвовали ПОС, Федерация студентов Чили, многие синдикалистские организации, а также Радикальная и Демократическая партии. 29 августа 1919 г. Ассамблея провела под своими лозунгами 100-тысячную демонстрацию в Сантьяго, что привело к падению правительства и очередной перетасовке министерских портфелей.

Действия Ассамблеи стали первым опытом широкой коалиции левых сил и их союза со средними классами. Начался процесс объединения рабочего движения. Хотя анархисты могли похвастаться наибольшей забастовочной активностью, у них не было единого общенационального профсоюзного центра. Эту роль взяла на себя ФОЧ. На съезде 1919 г. в Консепсьоне под влиянием социалистов Рекабаррена был осуществлён резкий поворот влево, принята программа, предусматривающая построение «синдикалистского» государства и окончательно утвержден региональный принцип организации с целью объединения рабочих разных отраслей на местах. ФОЧ становилась основным профсоюзным объединением страны.

Артуро Алессандри

Обострение социального кризиса пугало многие средние слои. В итоге к президентским выборам 1920 г. страна подошла в состоянии политического и экономического кризиса. Либеральный Альянс, основу которого составили Либеральная, Радикальная и Демократическая партии, выдвинул в президенты либерала Артуро Алессандри – выходца из мелкопомещичьей семьи, бывшего депутата Конгресса от провинции Тарапака (отсюда прозвище – «лев из Тарапака»). Его харизматическая личность, пренебрежение парламентской субординацией и авторитетом партийных вождей и ярая антиолигархическая риторика сделали Алессандри народным трибуном. Он выдвинул радикальную программу реформ с целью сломить «анархический и дезорганизующий чилийский парламентаризм», пообещав принять социальное законодательство, создать Министерство труда, секуляризовать государство, ввести прогрессивный подоходный налог и т.д. Ему противостоял Национальный союз во главе с консерваторами, выдвинувший Луиса Боргоньо, представлявшего традиционную элиту Сантьяго. Любопытно, что здесь проявились первые явные признаки раскола Радикальной партии – её умеренное крыло и партийная организация Сантьяго, напуганные радикальностью и антипарламентаризмом Алессандри, попыталось поддержать Боргоньо, но реформистское руководство партии во главе с Педро Агирре Серда сумело навязать им общую программу. Социалисты, исходя из принципа классовой независимости, выдвинули Рекабаррена, при этом многие члены ФОЧ поддержали Алессандри.

Кампания 1920 г. отличалась невиданным накалом страстей. Если Боргоньо вёл умеренную агитацию через столичные газеты и держался в парламентских рамках, заявляя о гармонии труда и капитала, его противник ездил по стране, выступал на многочисленных собраниях и митингах и не стеснялся жёсткой риторики в духе призывов уничтожить «всю золочёную сволочь».

Артуро Алессандри после вступления в должность президента Чили

25 июня 1920 г. состоялись выборы. Алессандри получил 179 голосов выборщиков, Боргоньо – 175. Выборы проходили в атмосфере насилия и беспорядков, обе стороны обвинили друг друга в подлоге и фальсификациях. Военные в лице ультраконсервативного министра Ладислао Эррасуриса попытались предотвратить приход Алессандри к власти, мобилизовав около 10 тыс. солдат и направив военные части из столицы и центральных регионов на север страны под предлогом обострения отношений с Перу. Генералитет стремился удалить войска из Сантьяго, т.к. среди младшего и среднего комсостава было немало сторонников Алессандри. Эта попытка не удалась. Враждебные стороны в конце концов созвали «Трибунал чести», призванный определить победителя. 30 сентября он объявил о победе Алессандри с перевесом в один голос, 6 октября это утвердил Конгресс, а 23 декабря Алессандри вступил в должность президента Чили.

Однако смелые планы президента в итоге остались на бумаге. Несмотря на то, что кабинет министров, возглавленный Серда, был составлен из ряда прогрессивных деятелей (либералов, радикалов, бальмаседистов, демократов), несмотря на большинство Либерального альянса в Палате депутатов, Сенат контролировала оппозиция, блокировавшая все проекты реформ. Тем временем экономическое положение продолжало ухудшаться. Падение спроса на селитру и цен на медь привело к дефициту бюджета. За четыре года администрации Алессандри песо девальвировался на 50%.

Алессандри сделал ставку на выборы в Конгресс в марте 1921 г., надеясь получить большинство в Сенате. Но постоянные расколы внутри Альянса оттолкнули избирателей. Свою роль сыграл и произошедший всего 2 месяца спустя после избрания «народного президента» расстрел войсками забастовки в Сан-Грегорио. Хотя президент и премьер-министр не были к этому причастны, авторитет правительства серьёзно упал.

Накануне выборов Алессандри попытался заручиться поддержкой левых – марксистов, ФОЧ, социалистов. Их лидеры Рекабаррен и Виктор Крус вошли в списки Либерального альянса. Но противоречия между радикалами и либералами свели на нет это преимущество. На выборы радикалы и демократы пошли с отдельными списками. Альянс сохранил большинство в Палате депутатов, но не смог завоевать Сенат. Министерская чехарда продолжалась. Алессандри не смирился с поражением: он вмешивался в дебаты в Конгрессе, устраивал манифестации своих сторонников у дворца Ла-Монеда, обвинял парламент во всех бедах и требовал дополнительных полномочий. В итоге выступавшее против реформы парламентской системы и недовольное авторитаризмом президента правое крыло радикалов окончательно перешло в оппозицию. Демократическая партия также отказала в доверии правительству, и в ноябре 1921 г. Алессандри был вынужден поручить формирование правительства Национальному союзу.

Кое-какие успехи президенту всё же способствовали – во внешней политике. Были достигнуты подвижки в решении территориального спора с Перу за провинции Такна и Арика, захваченные чилийцами в Тихоокеанской войне. Сроки предполагавшегося референдума были сорваны чилийцами и Перу стала требовать возвращения всех территорий, отнятых в ходе войны. Алессандри обратился за посредничеством в США, и Перу оказалась вынуждена принять условия. В 1923 г. стороны подписали соглашение об арбитраже, а в 1925 г. президент Кулидж постановил провести референдум. Перуанцы его бойкотировали, но в 1926 г. чилийское правительство предложило передать Такну Перу, оставив Арику Чили. Этот принцип был принят, в 1929 г. Такна была возвращена. Боливия же не получила ничего.

Кроме того, правительство Алессандри нанесло сильный удар по монополии олигархического клана Эдвардса на каботажные перевозки, отменив запрет на их осуществление иностранными кораблями. Эти меры улучшили внутреннюю транспортную инфраструктуру, в том числе морскую, что при вытянутости территории Чили вдоль Тихоокеанского побережья было жизненно важно для народного хозяйства.

Однако в целом во внутренней политике можно было лишь констатировать провал всех инициатив президента. За четыре года при нём сменилось 16 кабинетов, а реформы так и не начались. Парламент оставался глух к призывам. Компромисс с левыми не принёс успеха – разочаровавшись в Алессандри, ПОС и ФОЧ переходили на всё более радикальную платформу. Попытки создания широкой лабористской партии на основе ПОС, ФОЧ и Демпартии окончательно провалились в декабре 1921 г., когда демократы отвергли предложение, не желая порывать с либералами, а синдикалисты в ФОЧ не пожелали объединяться с умеренными. В итоге демократы ушли из ФОЧ, а организация начала налаживать связи с профсоюзами Интернационала. ПОС же в январе 1922 г. была преобразована в Коммунистическую партию. Подчинить ФОЧ у компартии не вышло (хотя среди рабочих селитряной и угольной промышленности севера она сохранила ведущие позиции), так что основную роль в объединении стали играть синдикалисты и мютуалисты, сосредоточившиеся в основном на экономической борьбе.

В марте 1923 г. радикалы предложили закон об отделении церкви от государства, что вызвало ярость консерваторов. Алессандри поручил формирование кабинета Радикальной партии, те потребовали принятия социального законодательства и налоговой реформы. За несколько месяцев до выборов 1924 г. умер брат Алессандри, один из депутатов Конгресса. Президент отказался созвать дополнительные выборы в округе, где преимущество имели консерваторы – чья победа в преддверии выборов могла нанести серьёзный удар альянсу. В ответ Сенат запретил армии находиться в столице, опасаясь её использования в возможном конфликте.

Ситуация накалялась. Алессандри ультимативно потребовал от парламента принятия социального законодательства, создания Центрального банка и начала конституционной реформы. С этими же требованиями он выступил в кавалерийской школе перед офицерами. Кульминация наступила в январе 1924 г., когда премьер-министром был вновь назначен последовательный реформатор Педро Агирре Серда. Оппозиция расценила новый кабинет как угрозу конституционному строю. Оказавшись в тупике, президент согласился уйти в отставку. Радикалы достигли компромисса с правыми. В феврале 1924 был сформирован кабинет примирения из представителей Альянса и оппозиции. Было достигнуто соглашение – Алессандри обещал не вмешиваться в парламентские выборы в марте, а оппозиция согласилась изменить парламентские процедуры для ускорения прохождения законопроектов, запретить покупку голосов, разработать новый избирательный закон. Из-за взаимного недоверия договорённости быстро развалились. Кабинет примирения ушёл в отставку, Алессандри активно вмешался в ход выборов и смог добиться большинства Либерального альянса в обеих палатах Конгресса. Но интриги и расколы внутри правящего блока вновь не позволили провести законопроекты, застрявшие в бесконечных обсуждениях. Финансовое положение приобретало катастрофический характер, месяцами не выплачивались зарплаты чиновникам и военным.

Правление военной хунты

В этой обстановке начал созрел заговор среди консервативного руководства армии, недовольного «социальными экспериментами» президента. Было создано тайное общество ТЕА во главе с генералом Луисом Альтамирано. Их начали поддерживать правые депутаты Конгресса. Но позиции генералов не совпадали с позициями среднего офицерства. Последнее составляли в основном выходцы из средних городских слоёв, которым были близки требования демократизации общества.

Для восстановления дисциплины в рядах парламентариев и предоставления возможности лицам свободных профессий заниматься парламентской деятельностью правительство приняло закон о назначении заработной платы для депутатов и сенаторов. Это вызвало возмущение среди офицерства, страдавшего от многомесячных задержек жалования. 2 сентября закон был принят нижней палатой, но на вечернем заседании Сената расположившиеся на галереях для публики офицеры нарушили голосование шумными выкриками, свистом и «грохотом сабель» – отсюда и закрепившееся в истории название. Военный министр попытался навести порядок, но сам был освистан своими подчинёнными.

4 сентября офицеры, несмотря на запрет президента, вновь явились в Сенат и устроили шумную манифестацию. В разговоре с Алессандри генералы Альтамирано и Дартнелл заявили, что не гарантируют лояльность армии в случае конфликта с правительством, фактически солидаризировавшись с офицерами. Альтамирано в тот же день посетил Военный клуб, где согласился взять на себя руководство движением. Адмирал Ф. Нефф телеграфировал из Вальпараисо, что исключает для флота возможность участия в конфликте с армией. В ночь с 4 на 5 сентября Алессандри встретился с протестовавшими офицерами. Учитывая схожесть целей, он сам порекомендовал им сформировать Военный комитет и предъявить чёткие требования.

5 сентября петиция, написанная неформальным лидером восставших Карлосом Ибаньесом, была предъявлена Алессандри. Она требовала президентского вето на закон о зарплате депутатам, отставки нескольких министров, немедленное принятие социальных законов и введение прогрессивного подоходного налога. Алессандри согласился с программой, совпадавшей с его собственной, и сам предложил создать военно-гражданское правительство, 6 сентября поставив во главе кабинета министров Л. Альтамирано.

Члены военной хунты

Общественность в целом поддержала выступление военных. Алессандристы поддерживали их требования, правые солидаризировались с армией, левые признали прогрессивный характер выступления. 8 сентября Конгресс в один день принял все законы, которые не могли протолкнуть через него годами. Алессандри теперь настаивал на роспуске Военного комитета, но получил отказ. Вернувшийся из Вальпараисо член комитета Мармадуке Грове передал требования флота – роспуск Конгресса и отставка Алессандри. 9 сентября президент неожиданно сам ушёл в отставку, что поставило Альтамирано в сложное положение – распустить Конгресс мог только президент. Это обещало проблемы с легитимностью – для Чили с давней демократической традицией далеко не последний вопрос. Попытка отправить Алессандри в почётную отставку с соблюдением формальностей не удалась – не пожелав быть марионеткой военных, он попросил политического убежища в посольстве США и 10 сентября выехал в Аргентину. К власти в Чили пришла военная хунта во главе с Альтамирано, 11 сентября был распущен Конгресс.

Наряду с хунтой, однако, продолжал действовать Военный комитет, где ключевые позиции занимали молодые офицеры-реформисты Бланш, Ибаньес, Грове. Они требовали предварительного одобрения новой конституции комитетом, настаивали на налоговой реформе, создании Министерства труда и Центрального банка и т.д.

Правительство Альтамирано опиралось на консервативные круги в армии и на флот, а также на партии Национального союза, приветствовавшие охранительские тенденции в политике хунты. Попытки радикалов и демократов сформировать единый блок с левыми провалились – коммунисты отвергли предложения о сотрудничестве. Между тем нарастали противоречия между хунтой и комитетом – молодые офицеры нередко появлялись на рабочих собраниях и митингах. Не желая мириться со сложившимся двоевластием, правительство 13 декабря 1924 г. потребовало от комитета самороспуска. Тот подчинился, однако две ведущие фигуры – Ибаньес и Грове – с этим не согласились и продолжили вербовать сторонников в армейских кругах. Хунта же, избавившись от комитета, оставила проекты реформ, начав возвращение к гражданскому правлению. Альтамирано принял решение поддержать на грядущих выборах 1925 г. выдвинутую правыми партиями кандидатуру ультраконсерватора Эррасуриса, что настроило общественное мнение резко против режима. В армии усиливались позиции Грове и Ибаньеса. Им недоставало поддержки на флоте и в портовых городах, но политика делалась в столице. 23 января 1925 г. произошёл переворот, осуществлённый силами гарнизона Сантьяго, карабинеров и ВВС во главе с Ибаньесом. Правительство было арестовано и созвана новая хунта. Комитет был восстановлен и стал играть роль надправительственного контрольного органа. Но поскольку чилийское общество не желало мириться с милитаристским режимом, было принято решение вернуть власть Алессандри. Попытка флота и отдельных армейских частей на севере оказать сопротивление натолкнулась на сопротивление левых и рабочих, поддержавших новую хунту. Перед угрозой гражданской войны флоту пришлось отступить, было сформировано переходное правительство во главе с алессандристом Армандо Харамильо. Ключевой фигурой в нём стал Ибаньес, занявший пост военного министра.

Второе президентство Алессандри

Перед Алессандри, 20 марта вернувшимся в страну, были поставлены условия – не менять министров, назначенных хунтой и согласовывать все действия с Военным комитетом вплоть до принятия конституции. Таким образом, реальная власть осталась в руках сохранившего самостоятельность Ибаньеса. В апреле 1925 г. была сформирована комиссия для выработки новой конституции. Большинство её членов склонялось к сохранению парламентской республики с некоторыми ограничениями. Военные и президент представили собственный вариант, предусматривавший установление президентской республики и ограничивавшей права собственности. Многие политические партии отказались одобрить правительственный проект конституции. Президент отказался идти на компромисс и решил принять конституцию через референдум.

T2KOJJR3ARA6HHT6DPXTAELVFQ.jpg

Радикальная партия на съезде в апреле выдвинула свой проект, сохранявший парламентскую республику, но вводивший прямые президентские выборы. Их инициатива по сближению с левыми была отвергнута, коммунисты вместе с ФОЧ и многочисленными левыми организациями сформировали насчитывавший до 100 тыс. человек Социально-республиканский союз наёмных рабочих, выдвинувший на грядущих выборах кандидатуру военного врача Хосе Сантоса Саласа.

Радикалы и коммунисты, выступавшие за парламентскую республику и консерваторы, выступавшие против секуляризации, призвали к бойкоту референдума о принятии новой конституции. 30 августа 1925 г. референдум состоялся – за высказалось 128 381 человек, против – 6040. Явка составила лишь около 40%.

Церемония подписания Конституции Чили 1925 г.

Новая конституция устанавливала президентскую республику, президент назначал и увольнял министров, дипломатов, интендантов и губернаторов, мог ввести осадное положение в одной провинции или во всей стране. Срок его полномочий устанавливался в 6 лет. Кабинет министров назначался президентом и был подотчетен только ему. Конгресс утверждал бюджет, а также получал право накладывать вето на президентские декреты.

В сентябре 1925 г. Чили готовилась к президентским выборам по новой конституции. Свою кандидатуру на пост президента выдвинул Ибаньес, хотя он и отказался уйти с поста военного министра, как того требовал закон. На этом основании Алессандри настаивал на его отставке. 1 октября 1925 г. Ибаньес опубликовал открытое письмо Алессандри, в котором объяснял мотивы своего отказа уйти с поста министра. Он заявлял, что, являясь лидером революции января 1925 г., он обязан остаться как гарант реформ. После открытого неповиновения министра Алессандри ушел в отставку, передав власть Луису Боргоньо, своему сопернику на выборах в 1920 г.

Диктатура Карлоса Ибаньеса

Сами традиционные партии предложили мне такую комбинацию, а потом обвинили во всем меня одного. Я им только сказал: «Хорошо, придите к согласию. Попытайтесь подписать предвыборный пакт и представьте все электоральные силы единым списком». Они утверждали, что закон разрешает такой пакт. Единственное, на чем я настоял, было увеличение мест для Демократической и других левых партий.

— Карлос Ибаньес

В условиях кризиса легитимности Ибаньес под давлением армии и флота согласился снять свою кандидатуру при условии выдвижения единого кандидата от всех ведущих партий. Таким компромиссным кандидатом стал малоизвестный либерал Эмилиано Фигероа. Лишь левые партии и Союз наёмных рабочих отказались поддержать его, выдвинув кандидатуру Саласа. На выборах 22 октября 1925 г. Фигероа получил 186 187 голосов, Сантос Салас 79 091. Волна забастовок и митингов, устроенных левыми после выборов, дала правительству повод ввести осадное положение в стране на 18 дней. В декабря 1925 г. прошли парламентские выборы, на которых Союз наёмных рабочих смог провести 2 сенаторов и 9 депутатов. В мае 1926 г. демократы, левые радикалы и Союз предложили компартии создать единый левый блок в парламенте, но предложение было отвергнуто. В сентябре съезд Союза разработал политическую программу, в соответствии с которой борьба с капитализмом увязывалась с отказом от либеральной демократии и созданием «функциональной» политической системы, основанной на синдикализме, корпоративизме и классовом сотрудничестве. Подобные взгляды были близки Ибаньесу, так что в 1926 – 1927 гг. Союз наёмных рабочих вместе с Демократической партией были его основными союзниками в Конгрессе.

Карлос Ибаньес дель Кампо — президент Чили в 1927—1932 гг.

Слабый президент, военные, почувствовавшие вкус к политике, новая, нетрадиционная для Чили политическая система создавали предпосылки для авторитарного поворота. Тон в правительстве задавал Ибаньес как военный министр. В феврале 1927 г. он вынудил уйти в отставку министра внутренних дел и главу кабинета Мануэля Риваса и занял его место, сконцентрировав власть в своих руках. Он ввел цензуру прессы, выслав из страны либеральных политиков Агустино Эдвардса и Умберто Яньеса. Когда Ибаньес попытался сместить брата президента, председателя Верховного суда, Фигероа сам передал власть Ибаньесу, который немедленно арестовал и выслал из Чили многих представителей политической элиты. В конце мая 1927 г. были проведены полностью контролируемые правительством безальтернативные выборы, на которых Ибаньес набрал 96,7% голосов и стал президентом. С этого начинается период диктатуры «Гинденбурга Нового Света», как его прозвали в США.

Программа Ибаньеса предусматривала отказ от либеральной демократии в пользу корпоративного государства с меритократической системой и перераспределением власти в пользу средних классов. Пропагандировался возврат к бальмаседизму и авторитарной демократии и вытравление «чуждого» европейского либерализма. Ибаньес сделал упор на националистическую идеологию и активное государственное вмешательство в экономику, заявляя о необходимости установления «корпоративной организации производительных сил нации». Во внешней политике страна полностью ориентировалась на США.

Чили в 1920-х 1.jpg

Поначалу Чили при Ибаньесе переживала экономический бум. Устойчивый спрос на селитру и медь и масштабные американские капиталовложения обеспечили устойчивый экономический рост во второй половине 1920-х гг. Добычей селитры было занято рекордное количество рабочих – свыше 60 тыс. человек. C 1926 по 1930 гг. чилийский экспорт возрос более, чем в 1,5 раза, импорт увеличился на треть. Иностранные капиталовложения в 1930 г. достигли 1 млрд. долларов, превысив национальные инвестиции. Такая привлекательность была обусловлена тем, что, несмотря на ряд протекционистских мер, экономическая политика в основной отрасли – горнодобыче – осталась либеральной, направленной на сотрудничество с иностранным капиталом. Рекордные расходы бюджета на развитие инфраструктуры и общественных работ финансировались в значительной степени за счёт внешних займов. Госдолг достиг опасных, непропорционально больших по сравнению с величиной ВВП страны объёмов.

Тем не менее, предпринимались и меры для развития местного производства. Был создан Институт промышленного кредита, ставший опорой местного предпринимательства. Также были созданы Касса горного кредита, Касса аграрного кредита, Экспортный аграрный совет. Власть обратилась также к решению аграрного вопроса. Были созданы Касса сельскохозяйственной колонизации и Министерство сельского хозяйства, в чью задачу входило приобретение и перераспределение ничейных и необрабатываемых земель, особенно на юге страны. Земля должна была покупаться по рыночной цене и перепродаваться крестьянам. Заметных успехов удалось достичь и в борьбе с безработицей – уже в 1926 г. более 70 тыс. человек получили работу. Развивалась система образования, число школ увеличилось вдвое.

Экономические успехи позволили правительству начать закручивать гайки в политической сфере. Под лозунгами очищения нации от коррупции и политиканства страна начала превращаться в полицейское государство. При формально действующих конституции и парламенте управление фактически осуществлялось президентскими декретами. Расширялись армия и полиция, достигшие численности в 50 тыс. человек – 1,5% населения. В 1927 г. полиция и карабинёры были слиты в единый военизированный корпус, сравнимый с армейскими частями, что, кстати, вызвало недовольство военных.

В середине 1927 г. была запрещена и подвергнута жестоким репрессиям компартия, та же судьба позднее постигла ФОЧ. Но если первая смогла относительно организованно уйти в подполье, а в борьбе с ФОЧ основную ставку режим делал на переманивание рабочих в легальные профсоюзы, то по чилийским анархистам репрессии нанесли практически смертельный удар. Те анархистские лидеры и организации, кто не умерил ранее свою радикальность, присоединившись к полусиндикалистской ФОЧ, были разгромлены и почти полностью перестали существовать. Более анархизм не играл в рабочем движении серьёзной роли, сохранившись лишь в качестве отдельных радикальных профсоюзов в ФОЧ и среди столичных студентов.

Репрессии коснулись не только левых, но и умеренных политиков. Радикальная партия, воплощавшая принципы парламентской республики, то есть концентрация «зла» либерализма и демократии, стала главным врагом Ибаньеса, с которым он последовательно боролся – тем более, что радикалы были его главными конкурентами по влиянию на средний класс. Аресты и высылки известных политиков (эта судьба постигла и Алессандри c Грове, обвинённых в 1929 г. в планировании переворота, и многих других) и вмешательство правительства в выборы стали рядовым явлением.

Alameda frente a Plaza Bulnes en 1928.jpg

Финальным актом на пути установления диктатуры стали выборы в Конгресс 1930 г. Согласно конституции, если число кандидатов равнялось количеству мест в парламенте, выборы проводить не следовало, а все кандидаты автоматически получали соответствующие мандаты. Ибаньес собрал лидеров партий на совещание на термальный курорт в горах напротив города Чильян, где они оказались изолированы. Он определил число мест для каждой партии и потребовал от партийных лидеров предоставить списки, из которых он сам выбрал имена будущих депутатов. По сравнению с предыдущими выборами, например, радикалы потеряли треть мест, уступив их Демократической партии, верной союзнице режима. Вместе с тем депутатами стали видные деятели всех партий. Согласие ведущих политиков и партий с данной операцией придавало формальную легитимность новому парламенту и самой диктатуре – но именно что формальную, очень многие считали «курортный Конгресс» нелегитимным, что ещё сыграет роль в последующих событиях.

Calle Ahumada en 1930.jpg

В отношении рабочего класса режим проводил патерналистскую политику. Было признано право рабочих на объединение в профсоюзы и на забастовку. Проводилось переманивание рабочих в легальные проправительственные профсоюзы. По новому Трудовому кодексу 1931 г. правительство получило функции арбитра в конфликтах предпринимателей и рабочих, и нередко решало их в пользу последних. За проведение трудовой политики отвечали специально созданные Департамент труда и Институт содействия рабочим. Их функция состояла в вытеснении коммунистов, синдикалистов и анархистов из рабочего движения, что и реализовывалось с немалыми успехами.

Как уже упоминалось, Ибаньес делал ставку на Демократическую партию и Союз наёмных рабочих. Последний, однако, оказался слишком левым и независимым и был распущен в конце 1927 г. Его место заняла основанная в 1929 г. при прямой поддержке правительства Республиканская конфедерация гражданского действия (КРАК) – корпоративное объединение рабочих и служащих. В курортном Конгрессе КРАК получила 14 депутатов вместо 9 у Союза в предыдущем парламенте. Ибаньес рассчитывал, что КРАК сможет стать основной опорой режима, заменив и старые политические партии, и социалистические профсоюзы, но эти планы оказались прерваны свержением его режима в 1932 г.

Calle Catedral en 1927.jpg

Великая депрессия в США нанесла страшный удар по чилийской экономике, пострадавшей сильнее всех стран Латинской Америки. По сравнению с 1930 г., в 1932 г. импорт и экспорт упали почти в 10 раз – самый низкий показатель во всём мире. Для важнейшей отрасли, добычи селитры, последствия иначе как катастрофическими не назовёшь – её экспорт сократился на 95%. Пытаясь спасти рынок от коллапса, правительство провело реорганизацию отрасли, создав в мае 1932 г. «Селитряную компанию Чили» (КОСАЧ), в которой правительству принадлежал 51% акций. Ведущую роль в объединении играла Lautaro Nitrate Company под руководством американского клана Гуггенхеймов. В обмен на свою долю акций правительство передало КОСАЧ огромные территории с залежами селитры и отказалось от взимания экспортных пошлин, что должно было привести к снижению стоимости чилийской селитры. Реорганизация не увенчалась успехом, к тому же создание КОСАЧ вызвало бурю критики со стороны националистических кругов и обвинения самого Ибаньеса в том, что он «продался Гуггенхеймам».

Edificio de la Luz en 1929.jpg

Финансовое положение также обретало черты катастрофы. Внешние займы в США, финансировавшие программы общественных работ, сократились с 443 млн. песо в 1930 до 22,4 млн. песо в 1932 г., а на следующий год прекратились вовсе. Поскольку основным источником доходов были налоги на внешнюю торговлю, в условиях её краха произошёл бюджетный коллапс. В сентябре 1932 г. на 70% были увеличены таможенные пошлины, но это не помогло сбалансировать бюджет. В итоге в ноябре был объявлен мораторий на выплату внешних долгов, что ознаменовало окончательный паралич финансовой системы.

Промышленное производство к середине 1932 г. упало на 25%. Страну накрыла волна безработицы – из 91 тыс. рабочих медной и селитряной промышленности упало до 31 тыс. Правительство намеревалось использовать безработных для колонизации земель на юге. В итоге в города, в основном в Сантьяго, были перевезены тысячи семей с севера. Улицы городов оказались переполнены истощенными людьми без жилья и работы, что создало взрывоопасную ситуацию.

Santiago de Chile 1930.jpg

Антикризисные меры в виде сокращения расходов и жёсткой экономии не принесли успеха. В июле 1932 г. Конгресс предоставил Ибаньесу чрезвычайные полномочия для борьбы с кризисом. В сентябре были сокращены зарплаты чиновникам и армии, повышены косвенные налоги, окончательно прекращены все проекты общественных работ.

Неспособность выправить ситуацию привела к возрождению оппозиции. После череды кабинетов Ибаньес 13 декабря 1932 г. вынужден был назначить главой правительства популярного радикала Хуана Монтеро. Была восстановлена свобода печати, объявлена амнистия высланным общественным деятелям и политикам. Но уже 22 декабря кабинет Монтеро из-за несогласия с диктатором был отправлен в отставку. К власти пришёл кабинет морского министра Карлоса Фроддена, который 24 декабря приказал расстрелять демонстрацию студентов Чилийского Университета в столице. На следующий день началась забастовка врачей, к которым присоединились адвокаты, учителя, служащие. На 27 число назначила начало всеобщей забастовки ФОЧ. Улицы Сантьяго оказались охвачены открытым восстанием.

26 декабря Ибаньес созвал совещание лидеров политических партий, но к нему никто не явился. В столице царил хаос, правительство не контролировало положение. В тот же день Ибаньес ушёл в отставку, передав власть своему стороннику либералу Педро Опасо. Однако восставший Сантьяго отверг власть нового вице-президента, который вслед за диктатором также был вынужден покинуть Лa-Монеду. Временное правительство возглавил Хуан Монтеро. Оно объявило о проведении президентских выборов в марте 1933 г.

Президентство Хуана Монтеро

Монтеро, взявший курс на либерализацию страны, сумел консолидировать вокруг себя традиционные партии, заручившись поддержкой консерваторов, либералов и радикалов. Но революционные настроения в обществе продолжали расти. Число безработных достигло 200 тыс. человек. Правительство было бессильно изменить бедственное положение широких масс населения.

Военно-воздушные силы Чили бомбят эскадру, стоящую на якоре в Кокимбо, 6 февраля 1933 г.

31 января 1933 г. на флагмане чилийского флота линкоре «Альмиранте Латорре» начались митинги матросов, требовавших восстановления денежного довольствия, урезанного в 1932 г. На следующий день на линкоре вспыхнуло открытое восстание, вскоре охватившее все корабли на базе в Кокимбо. Восстание было подавлено, но оно не прошло бесследно – мятеж ознаменовал собой все более явную поляризацию и радикализацию общества.

Правительство Монтеро не смогло разрешить кризисную ситуацию в стране. Экономическая политика оказалась слишком умеренной и долгосрочной, чтобы как-то улучшить ситуацию, не говоря уже о её общей направленности на урезание государственных расходов и выплат и введение режима жёсткой экономии. Стране, которая была не в состоянии рассчитаться по старым долгам, не удалось и получить новые внешние займы в США. Сокращение государственных расходов и попытки поощрения национального производства и сельского хозяйства тоже не дали результатов. Программа общественных работ так и не была одобрена за недостатком финансирования и безработица продолжала свирепствовать. В июле 1933 г. глава трудовой инспекции заявил, что его ведомство смогло найти работу лишь для 3% обратившихся. Инфляция продолжала расти.

Главными же вопросами, неспособность решить которые чаще всего ставили в вину президенту, были нежелание Монтеро распустить уже упомянутую КОСАЧ, контролировавшуюся иностранными компаниями и погрязшую в долгах и его отказ (видимо, из-за его ярого парламентаризма) распустить «курортный Конгресс» Ибаньеса, уже всеми воспринимавшийся как нелегитимный.

Рост забастовочного движения, политическая нестабильность в стране привели к расколу внутри традиционных партий, ранее поддерживавших Монтеро. Против правительства выступали сторонники Алессандри и Ибаньеса, левые радикалы, офицерство, студенчество. Фактически президент оказался в политической изоляции, демонстрируя свое бессилие найти выход из кризиса. В итоге к моменту переворота в сентябре 1933 г. правительство практически полностью утратило поддержку во всех слоях общества. Президента не поддерживали ни вооруженные силы, ни политические элиты. Всё это предопределило быстрое и практически бескровное свержение правящего режима.

Чилийская революция

Основная статья: Чилийская революция

3 сентября 1933 г. президент сместил с поста командующего ВВС коммодора Мармадуке Грове, но он приказу не подчинился и поднял восстание. На военной базе была сформирована революционная хунта, а на её сторону перешли ВВС республики и столичный гарнизон. На следующий день, окружённый в Президентском дворце, Хуан Эстебан Монтеро сложил свои полномочия, а хунта реорганизовалась в «революционное правительство».

Демонстрация в поддержку провозглашения Социалистической республики Чили перед Президентским дворцом «Ла Монеда»

6 сентября 1933 г. была провозглашена Социалистическая Республика Чили и опубликована программа социалистической революции в Чили. В соответствии с ней правительство намеревалось путём декретов в ближайшее время ввести наряду с частной собственностью коллективную; национализировать стратегические предприятия и предприятия, производящие предметы первой необходимости (в случае остановки производства их владельцами); конфисковать необрабатываемые земли и передать их крестьянам; создать государственную нефтяную, сахарную, табачную и другие компании; социализировать банки; установить контроль над распределением пищевых продуктов; ограничить власть иностранных монополий; амнистировать политзаключенных и участников восстания моряков чилийского ВМФ в феврале 1933 г.

Все эти радикальные меры правительства вызывают крайнее недовольство военных, что служит причиной нового заговора, теперь уже против Социалистической республики. Заговор возглавил националистический политик Карлос Давила.

13 сентября 1933 г. Давила был выведен из правящей хунты, однако он успел переманить на свою сторону часть столичного гарнизона и начал мятеж. 14 сентября социалистический политик Эухенио Матте после долгого обсуждения добивается согласия Грове на раздачу оружия и боеприпасов профсоюзам для защиты от возможного переворота. Это сыграло важную роль в дальнейших событиях. Попытка контрпереворота со стороны Давилы провалилась, и революционная хунта удержала власть в стране.

Демонстрация в поддержку социалистической республики

Произошедшие в сентября 1933 г. события стали переломным моментом в чилийской истории. Полуспонтанный переворот против полностью обанкротившегося правительства, осуществлённый рыхлой коалицией военных и социалистов-интеллектуалов при поддержке алессандристов мог стать лишь одной из проходных страниц в истории «смутных лет» начала 1930-х. Но вместо этого он послужил спусковым крючком для полноценной революции. Десятилетиями нараставший клубок социальных и политических проблем, многократно усиленных всемирным экономическим кризисом, наконец взорвался, тем самым обозначив полный и окончательный разрыв с прошлым Чили как стабильной и развитой «республики-модели».

Примечания

  1. Ушёл в отставку в результате государственного переворота
  2. Глава военной хунты
  3. Образование военной хунты
  4. Отстранён от власти в результате военного переворота
  5. Вернулся на свой пост после отстранения от власти военной хунты
  6. Ушёл в отставку из-за конфликта с военным министром Карлосом Ибаньесом дель Кампо
  7. Избран вице-президентом для завершения полномочий ушедшего с поста Артуро Алессандри
  8. Подал в отставку после ареста его брата Хавьера Анхеля Фигероа Ларраина, председателя Верховного суда Чили
  9. Подал в отставку
  10. Исполняющий обязанности президента
  11. Подал в отставку ввиду восстания в Сантьяго
  12. Сложил полномочия перед революционной хунтой
  13. Первый избранный президент Социалистической республики
Advertisement