ФЭНДОМ


Элем Германович Климов
Элем

 
Гражданство: СССР (СсЧЛ) СССР
Рождение: 9 июля 1933
Сталинград, СССР
Смерть: 6 октября 2003 (70 лет)
Москва, СССР
Похоронен: Троекуровское кладбище
Отец: Герман Степанович Климов
Мать: Калерия Германовна Климова
Супруга: Лариса Ефимовна Шепитько
Дети: Антон Элемович Климов
Партия: КПСС (с 1962)
Образование: Московский авиационный институт
ВГИК
Деятельность: кинорежиссер, сценарист
 
Награды:

Орден Ломоносова
НА СССР НА РСФСР ЗА РСФСР

Элем Германович Климов (9 июля 1933 года, Сталинград, РСФСР, СССР — 26 октября 2003 года, Москва, РСФСР, СССР) — выдающийся советский кинорежиссер и сценарист, лауреат премии «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» за фильм «Мастер и Маргарита» (1991).

Не смотря на небольшое количество снятых им картин, Элем Климов считается одним из самых влиятельных советских режиссеров, оказавшим влияние на развитие кинематографа во всем мире. За почти четыре десятилетия своей кинокарьеры поставил 7 художественных и 3 документальных фильма, проявив себя практически во всех жанрах: от комедии до военного триллера.

Биография

Будущий советский режиссер Элем Климов родился 9 июля 1933 года в Сталинграде в семье Германа и Калерии Климовых. Семья происходила из муромских крестьян, однако уже дед Элема Степан Сергеевич забросил крестьянское дело и стал капитаном судна на Волге, дослужившись до командующего красной флотилией. Отец — Герман Степанович — остался круглым сиротой в 14 лет и вынужден был с самого детства подрабатывать: он рисовал кроссворды, трудился на Сталинградской ГРЭС, пробовал себя в живописи и черчении, однако от его планов поступать в Ленинград на архитектора пришлось отказаться из-за необходимости содержать семью. В итоге отец Климова стал делать карьеру по партийной линии, некоторое время занимал должность второго секретаря Сталинградского горкома партии, а позднее — следователя по особо важным делам Комитета партийного контроля при ЦК КПСС. В годы «оттепели» он принимал участие в реабилитации «врагов народа». Мать же Элема — Калерия Германовна — всю жизнь проработала преподавательницей физкультуры в школе. Свое необычное имя Климов расшифровывал как аббревиатуру, означающую «Энгельс, Ленин, Маркс», однако его брат Герман, родившийся 9 мая 1941 года, впоследствии сообщил, что их мать почерпнула это имя из романа Джека Лондона «Время-не-ждет», где так звали главного героя — Элама Харниша (англ. Elam Harnish), циничного авантюриста, одержимого идеей сколотить состояние, но отказавшегося от всех богатств под влиянием любви.

Климов

Элем Климов (первый слева) — капитан школьной волейбольной команды

Климов2

Семья Климовых: отец Герман Степанович, младший сын Герман, мать Калерия Германовна и Элем (в ту пору студент МАИ)

Самым ярким воспоминанием из детства для Элема стал вид горящего Сталинграда, который они с матерью, бабушкой и братом покинули незадолго до начала боев за город (отец, в то время главный инженер СталГРЭС, остался в городе и готовил станцию к возможному подрыву, на случай прорыва немцев). Так и не успев пойти в школу на родине, Климов вынужден был начать свое обучение в эвакуации — на Урале под Свердловском. После войны семья вернулась в Сталинград, а в 1952 году Германа Степановича перевели на работу в Москву. Здесь Элем смог поступить в Московский авиационный институт — тогда он еще не помышлял о кинокарьере, намереваясь связать жизнь с авиацией и даже мечтал о полете в космос, однако быстро понял, что это не его. В итоге Климов после получения диплома инженера-конструктора в 1957 году несколько лет проработал по специальности, параллельно сотрудничая с молодежной редакцией Всесоюзного радио и Центрального телевидения, а так же подрабатывая в Московской филармонии, после чего решил получать кинообразование.

В 1958 он подал документы на режиссерский факультет ВГИКа, который окончил в 1964 году под руководством Ефима Дзигана. Благодаря хорошей спортивной форме во время учебы возглавлял волейбольную сборную ВУЗа, а в 1962 году был принят в ряды КПСС. Во время учебы Климов снял две короткометражные ленты: «Жиних»[1] и «Смотрите — небо», первая из которых удостоилась премии на кинофестивале студенческих фильмов ВГИКа. Главные роли в обоих случаях сыграли дети, что предопределило выбор дипломной работы режиссера, которой стала картина по сценарию Семена Лунгина и Ильи Нусинова, получившая в итоге название «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». Тогда же ему пришлось помогать со съемками ленты «Зной» 25-летней студентке того же режиссерского факультета ВГИКа Ларисе Шепитько — в 1965 году Элем и Лариса расписались, а в 1971 году родился их единственный сын Антон.

С 1970 года у Элема Климова появился постоянный сценарист — его брат Герман, который к тому времени успел построить успешную спортивную карьеру[2], некоторое время учился на журфаке МГУ и в Институте физкультуры им. И. В. Сталина, работал электромехаником, пока в конце концов не закончил Высшие сценарные курсы. Первой совместной работой братьев Климовых стала лента «Спорт, спорт, спорт», сочетавшая в себе постановочные и документальные кадры. Получив признание за свое новаторство, она была удостоена целого ряда призов на различных фестивалях спортивного кино.

Климов и Шепитько

Элем Климов с женой Ларисой Шепитько

2 июля 1979 года в автомобильной аварии погибла жена Элема Климова Лариса Шепитько. Для режиссера эта трагедия стала тяжелейшим испытанием — некоторое время он находился на грани нервного срыва, однако нашел в себе силы завершить вместо супруги съемки ее фильма «Прощание», а так же выпустить документальную ленту, посвященную Ларисе. К тому времени Климов уже был признан в качестве выдающегося постановщика не только в Советском Союзе, но и за границей — его лента «Агония» получила Гран-при Каннского кинофестиваля и приз ФИПРЕССИ Венецианского кинофестиваля, а в 1979 году фильм «Иди и смотри» удостоился главного приза на XI Московском международном кинофестивале и был номинирован на «Оскар». После смерти жены и окончания работы над «Прощанием» Климов, борясь с одиночеством и нервным истощением, взялся за свой самый амбициозный проект — экранизацию романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Лента была запущена в производство в 1985 году, однако из-за того, что в СССР еще не было технологий, которые могли бы реализовать на экране весь замысел режиссера, ему пришлось искать помощи за границей. В итоге «Мастер и Маргарита» вышел лишь пять лет спустя, став самым трудоемким фильмом Климова, однако усилия стоили того — картина была признана подлинной технической революцией в кинематографе, предопределив массовое использование компьютерных спецэффектов как в отечественном, так и в зарубежном кино, а 25 марта 1991 года Элем Германович получил премию «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке».

Благодаря столь широкому успеху, Климов стал одним из самых известных советских режиссеров на Западе — среди его друзей были такие выдающиеся кинематографисты как Федерико Феллини и Милош Форман, Стивен Спилберг и Петер Штайн, актеры Роберт де Ниро и Роберт Редфорд. Климов дважды — в 1979 и 1991 годах — признавался лучшим режиссером по опросу журнала «Советский экран». По версии журнала «Empire» ленты «Иди и смотри» и «Мастер и Маргарита» вошли в список «100 лучших фильмов мирового кинематографа», заняв, соответственно, 28 и 35 места[3].

Климов в кабинете

Элем Климов за рабочим столом

В последние годы жизни Климов отошел от художественного кино, т. к., по его мнению, успел сказать все, что хотел. На V съезде кинематографистов, прошедшем в мае 1986 года, отказался от предложенного ему поста первого секретаря правления СК СССР в пользу актера Михаила Ульянова, а впоследствии так же отклонил предложения занять кресло министра культуры РСФСР и СССР. После премьеры «Мастера и Маргариты» внимание Климова было целиком сосредоточено на документалистике — последней завершенной работой режиссера стала 12-серийная лента «Спорт и кино». В 2003 году вместе с братом он приступил к разработке документального фильма о Сталинградской битве, однако этому помешала смерть Элема Германовича, последовавшая 6 октября 2003 года. Двумя годами ранее ему было присвоено почетное звание «Народный артист СССР». Ставшему при жизни общепризнанным мастером кино, Климову по статусу полагалось место на Новодевичьем кладбище, однако в своем завещании он выразил желание быть погребенным вместе с родителями, чьи могилы находились на не самом престижном Троекуровском кладбище. Впоследствии имя режиссера было присвоено парку в центре Сталинграда, расположенному перед старейшим в городе кинотеатром «Победа», в 2017 году во дворе сталинградского лицея № 5, в котором учился Элем Германович, установили памятный знак в виде камеры и режиссерского кресла с его именем, а позже памятная доска в честь Климова появилась и в Москве.

Фильмография

«Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» (1964)

Подготовку к своей дипломной работе Климов начал задолго до ее защиты: первоначально он планировал поставить фильм по сценарию Авенира Зака и Исая Кузнецова под рабочим названием «Воскресенье — день рабочий», однако этот проект не получил одобрения в Главкино, поэтому начинающему режиссеру пришлось взяться за предложенный ему драматургами Лунгиным и Нусиновым сценарий, посвященный пионерскому лагерю. Климов, который никогда в пионерлагере не был, тем не менее, с энтузиазмом приступил к съемкам, которые проходили с августа по декабрь 1963 года в городе Алексин Тульской области и лагере «Орленок».

Климов на съемках

Климов на съемках

С самого начала режиссеру пришлось столкнуться с трудностями при производстве фильма — с просьбой не допускать сценарий к постановке в Главкино обращался ректор ВГИКа Александр Грошев, сами руководители Главкино несколько раз вмешивались в съемочный процесс, однако на помощь Климову пришли такие мэтры отечественного кинематографа, как Иван Пырьев и Сергей Герасимов, которые добились, чтобы фильм, получивший в итоге название «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», был допущен к широкому прокату без цензорских правок. 29 мая 1964 года Климов защитил режиссерский диплом с отличием, а 9 октября его первая полнометражная работа вышла в прокат. Не смотря на то, что в год премьеры ее посмотрело всего 13,4 млн зрителей (23 метро среди лент 1964 года), впоследствии как критики, так и зрители признали «Добро пожаловать...» одной из лучших советских комедий в истории. А для сыгравшего в ней главную отрицательную роль актера Евгения Евстигнеева, до того в кино практически не снимавшегося, работа с Климовым фактически стала отправной точкой для всей последующей кинокарьеры.

«Похождения зубного врача» (1965)

Вторым художественным фильмом Климова стала лента «Похождения зубного врача», снятая по сценарию Александра Володина. Фильм, как и «Добро пожаловать...», задумывался как комедия, однако в ней уже был заметен переход режиссера к более трагичным темам — по сюжету молодой врач, наделенный даром удалять пациентам зубы, не причиняя им боль, вступает в конфликт с обществом, которое этот дар отвергает, и, в конце концов, лишается его. Главную роль в ленте сыграл актер-дебютант Андрей Мягков, а его партнершей выступила Алиса Фрейндлих, до работы с Климовым снимавшаяся лишь в эпизодах и ролях второго плана. Так же с этого фильма началось сотрудничество Климова с композитором Альфредом Шнитке, написавшим музыку для всех последующих работ режиссера.

Мосфильм54

Элем Климов с Алисой Фрейндлих на съемках «Похождений зубного врача»

Как и в предыдущем случае, новый фильм Климова вызвал негативную реакцию в Главкино, которое обвинило режиссера в искажении советской действительности. В итоге «Похождения зубного врача» вышли лишь в 1967 году, через два года после окончания съемок, да и то ограниченным тиражом — посмотрело их не более 500 000 зрителей. Сам Климов так же остался недоволен фильмом и не любил о нем впоследствии вспоминать. Неудача вынудила его на некоторое время отказаться от съемок художественных картин — в 1970 году вместе с братом Германом он выпустил постановочно-документальную ленту «Спорт, спорт, спорт», в игровых эпизодах которой снялись Никита Михалков, Борис Романов, Игорь Клаас, а так же жена Климова Лариса Шепитько, а в 1971—1974 годах он, совместно с Марленом Хуциевым и Германом Лавровым, помог завершить последний фильм скончавшегося режиссера Михаила Ромма «И все-таки я верю...», посвященный истории первой половины XX века.

Меж тем, Климов не оставлял попыток вернуться в художественное кино с новым проектом, не имевшим ничего общего с его предыдущими работами и представлявшим собой рискованный эксперимент для новичка-комедиографа в жанре исторической драмы, — лентой о Григории Распутине.

«Агония» (1974)

Климов и Ромашин

Элем Климов с Анатолием Ромашиным — исполнителем роли Николая II

Еще в 1966 году — к 50-летию Октябрьской революции — возникла идея экранизации пьесы Алексея Николаевича Толстого «Заговор императрицы». Ставить картину первоначально должен был режиссер Анатолий Эфрос, однако по решению Ивана Пырьева, пользовавшегося непререкаемым авторитетом в области кино, его заменили на Климова, который, таким образом, получал возможность «реабилитироваться» в глазах начальства и, одновременно, проявить свой комедийный талант, поскольку фильм изначально задумывался именно в фарсовом ключе.

Однако Климов, взявшись за проект, немедленно начал менять саму концепцию будущего фильма: с самого начала он отказался от переноса на экран пьесы Толстого и попросил написать новый, полностью оригинальный сценарий сначала Александра Володина, а после его отказа — Лунгина и Нусинова, с которыми вместе работал над «Добро пожаловать...». С разрешения Пырьева съемочная группа получила неограниченный доступ к архиву Октябрьской революции, в котором хранились записки царя, дневник Распутина, редкие фотографии. Вместе со сценаристами Климов погрузился в изучение истории последних лет Российской империи, итогом чего стал представленный на утверждение в Главкино 30 августа 1966 года первый вариант сценария будущей картины, получившей название «Антихрист». Лента все еще планировалась в жанре фарса, однако отказ руководства утвердить сценарий вынудил Климова полностью пересмотреть всю изначальную концепцию. Осенью 1967 года второй вариант сценария фильма, название которого теперь звучало как «Агония», был вновь представлен на рассмотрение Главкино и на сей раз получил «зеленый свет», однако через десять дней после начала съемок все работы опять были остановлены.

Дело сдвинулось с мертвой точки лишь после того, как в 1971 году вышел британский фильм «Николай и Александра», посвященный тому же историческому периоду. Министерством культуры СССР было принято решение снять свой «контрпропагандистский» ответ британцам, в результате чего в 1973 году работа над «Агонией» возобновилась. К тому времени Климов окончательно отказался от идеи снять фильм-фарс, вместо этого решив применить свой прием совмещения документальной хроники и игрового кино, опробованной им при работе над лентой «Спорт, спорт, спорт», для создания максимально полной картины разложения самодержавия.

Климов и Петренко

Элем Климов на съемках «Агонии» с Алексеем Петренко — исполнителем роли Распутина

На главную роль — Григория Распутина — пробовались ведущие советский актеры, такие как Евгений Евстигнеев, Леонид Марков, Анатолий Папанов и Михаил Ульянов, однако режиссер предпочел утвердить практически никому не известного Алексея Петренко, который так впечатлил его своей игрой, что Климов стал приглашать Петренко в каждый свой последующий фильм. Съемки завершились в 1974 году, однако «Агонию» едва вновь не положили «на полку» — спасло ленту то, что на нее обратили внимание организаторы Каннского кинофестиваля, предложившие включить ее в конкурсную программу. Премьера «Агонии» в Каннах в мае 1975 года вызвала большой интерес — лента удостоилась второй по статусу награды этого мероприятия, Гран-при, что побудило Главкино 27 мая присвоить ей первую категорию и через несколько месяцев выпустить в широкий прокат. Всего «Агонию» посмотрело 18,1 млн человек, а Климов смог заручиться поддержкой руководства в разработке нового, еще более амбициозного проекта.

«Иди и смотри» (1977)

Идея снять фильм о Великой Отечественной войне созрела у Климова в начале 1970-х годов — обратиться к военной тематике его подталкивали как собственные детские впечатления от эвакуации из горящего Сталинграда, так и обострение ситуации в мире на очередном витке Холодной войны между СССР и США, когда две сверхдержавы вновь оказались на грани открытого столкновения. Наложилось так же недовольство режиссера своей предыдущей лентой — Климов полагал, что не справился с задачей показать сверхсложное человеческое состояние, и хотел реабилитироваться в собственных глазах.

Машеров

Пётр Машеров — член Президиума ЦК КПСС и «покровитель» Климова

Начав поиски материала для будущего фильма, Климов наткнулся на книгу «Хатынская повесть» белорусского писателя Алеся Адамовича, о котором до этого никогда не слышал. В подготовленный им совместно с Адамовичем сценарий также вошли отдельные мотивы из его произведений «Партизаны», «Каратели» и «Я из огненной деревни» — последняя работа имела особое значение, т. к. состояла из документальных свидетельств людей, переживших нацистский геноцид в Белоруссии. В 1977 году фильм, получивший название «Убейте Гитлера» (т. е. убейте дьявольское начало, в первую очередь, в себе), был запущен в производство. На сей раз Климову повезло — его проект заинтересовал члена Президиума ЦК КПСС Петра Машерова, который в годы войны являлся одним из руководителей партизанского движения в Белоруссии и отчасти выступил историческим консультантом фильма. Благодаря поддержке Машерова сценарий прошел через Главкино без цензорских правок (единственным требованием было убрать упоминание Гитлера из названия, в результате чего фильм по предложению Германа Климова переименовали в «Иди и смотри» в качестве отсылки к «Апокалипсису») и режиссер смог приступить к съемкам.

«Иди и смотри» стал очередным экспериментом в карьере Климова. Если при работе над «Агонией» он экспериментировал с оптикой и широким форматом, а так же пытался совместить художественную манеру повествования с документальной, то в своей новой картине режиссер пошел еще дальше по пути реализма и снимал все сцены в хронологическом порядке и при естественном освещении, а в боевых эпизодах им применялись настоящие снаряды. Количество профессиональных актеров было сведено к минимуму — роль командира партизанского отряда исполнил Алексей Петренко, в некоторых эпизодах были задействованы актеры Белорусского драмтеатра им. Якуба Коласа, однако в основном снимались непрофессионалы. Исполнителем главной роли мальчика Флёры был назначен 15-летний подросток родом из Сибири, сумевший на пробах передать сложнейшие состояния своего героя, а в массовке зачастую были задействованы люди, по-настоящему пережившие войну.

Климов за камерой

Климов за камерой

Премьера ленты состоялась на XI Московском международном кинофестивале 14 августа 1979 года, где она была удостоена «Золотого приза» и отмечена премией ФИПРЕССИ. В широкий прокат «Иди и смотри» вышел 18 октября и по итогам года был признан лучшим фильмом по опросу журнала «Советский экран». Всего его посмотрело 29,8 млн зрителей в СССР, фильм закупили для проката 11 европейских стран, а так же США, Канада, Япония и ряд государств Латинской Америки. На 52-й церемонии вручения премии «Оскар» 14 апреля 1980 года лента была в числе претендентов в категории «Лучший фильм на иностранном языке», однако уступила драме «Жестяной барабан» Фолькера Шлёндорфа. Впоследствии о влиянии фильма Климова на свое творчество говорили такие именитые американские режиссеры, как Стивен Спилберг (чьи «Список Шиндлера» и «Спасти рядового Райана» напрямую использовали многие приемы из «Иди и смотри») и Терренс Малик. Тем не менее, некоторые критики на Западе пытались представить фильм «советской пропагандой», а режиссера обвиняли в чрезмерной «демонизации» солдат вермахта, однако сам Климов позднее вспоминал, что ему пришлось, наоборот, смягчить значительное число сцен в сравнении с книгой Адамовича, т. к. он опасался излишне шокировать зрителя. Особый резонанс его картина вызвала в Германии, где политики из Национал-демократической партии даже призывали запретить ее.

«Прощание» (1981)

Гибель Ларисы Шепитько в разгар подготовки к съемкам ее нового фильма по повести Валентина Распутина «Прощание с Матерой», заставила Климова отложить все свои творческие планы, чтобы завершить проект жены. Вместе с братом они доработали сценарий, стараясь не менять ничего из задуманного Ларисой, а так же оставили полностью без изменений весь актерский состав (исключением стала лишь роль Воронцова, которую, после того, как уже утвержденный на нее Сергей Шакуров покинул проект, Климов доверил Алексею Петренко). Кроме того, параллельно со съемками шла работа над короткометражным документальным фильмом «Лариса», посвященным памяти его погибшей жены.

Братья Климовы

Элем и Герман Климовы на съемках «Прощания»

Не смотря на то, что «Прощание» не встретило никаких нареканий у цензуры и благополучно вышло в прокат 21 февраля 1983 года, интереса у публики фильм не вызвал — посмотрели его лишь 1,3 млн зрителей, да и для самого режиссера он не стал новым экспериментом и шагом вперед. Тем не менее, работа над «Прощанием» позволила Климову справиться с потерей Ларисы и вдохнула в него силы для реализации самого сложного в техническом плане фильма в своей карьере.

«Преображение» (1984)

После окончания работ над «Иди и смотри» Климов хотел было обратиться к литературной классике и поставить экранизацию романа Федора Достоевского «Бесы», однако этим планам не суждено было сбыться из-за смерти жены и его занятости на съемках «Прощания». Когда же и этот фильм был закончен, Климов вновь попытался пробить идею экранизации в Главкино, однако там она не встретила энтузиазма — не смотря на то, что роман уже переиздавался в СССР четыре раза (последний из них в 1972—1974 годах тиражом в 200 000 экземпляров), на него продолжали смотреть косо из-за критики Достоевским идей социализма.

Чтобы не сидеть без дела, Климов решил ухватиться за переданное ему через композитора Шнитке предложение немецкого нефтепромышленника Рудольфа Кренинга, тесно сотрудничавшего с Советским Союзом, поставить совместный советско-германский фильм. Кренинг обещал полностью взять на себя финансовую сторону вопроса, оставляя за Климовым свободу в выборе тематики будущей картины, подборе актеров и руководстве съемками. Единственное условие, которое ставилось перед режиссером — главным героем фильма должен был стать немец, оказавшийся в России.

Войт

Джон Войт

В выборе сюжета Элему и его брату Герману помог случайно ими обнаруженный в журнале «Новый мир» рассказ Сергея Наровчатова «Абсолют», который в свою очередь пересказывал анекдот из воспоминаний графа де Сегюра, французского посла при дворе Екатерины II. Анекдот состоял в том, что, не поняв распоряжения государыни, будто бы повелевшей сделать из одного немецкого банкира чучело, высшие чиновники взялись исполнять его самым ретивым образом. Ухватившись за эту историю, Климов решил развить ее в психологическую драму, по мере развития которой герой-обыватель постепенно превращался в «Человека с большой буквы». На главную роль — гамбургского купца Теодора Себастьяна Глюка — им был заранее определен американский актер Джон Войт, сравнительно недавно отмеченный «Оскаром» за фильм «Возвращение домой». Как ни странно, ни финансирование со стороны немецкого бизнесмена, ни идея взять на главную роль американца не вызвали возражений у руководства — к началу 1980-х годов практика приглашения иностранцев на ведущие роли в советском кино уже перестала быть чем-то уникальным благодаря выходу таких лент, как «Тегеран-43», где играли Ален Делон и Курд Юргенс, или «Анна Павлова», в которой роль импресарио исполнил Роберт де Ниро. Гораздо больше вопросов вызвало обращение режиссера к истории из XVIII века, т. к. в Главкино опасались, что тема крепостничества, звучащая в сценарии Климовых, вызовет ненужные ассоциации с современностью.

Тем не менее, в 1982 году картина, получившая в итоге название «Преображение», была запущена в производство. Премьера ее состоялась 20 июня 1985 года — хитом фильм не стал, собрав на сеансах 19,9 млн зрителей, но, тем не менее, сумел выбиться в лидеры проката в Германии, где он вышел на месяц позже. Сам Климов впоследствии с особым теплом вспоминал именно об этой своей работе, отмечая, что сценарий «Преображения» был наиболее интересным и выверенным во всей его карьере.

«Мастер и Маргарита» (1990)

Климов за компьютером

Элем Климов подбирает в архиве материалы к фильму

В Советском Союзе роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» был впервые напечатан в 1966—1967 годах в журнале «Москва», а в 1973 году его переиздали уже в виде отдельной книги. Примерно в то же время появились первые предложения по экранизации «Мастера...» — автором этой идеи выступил Франко Кристальди, спродюсировавший совместный советско-итальянский фильм 1969 года «Красная палатка», на съемках которого Климов познакомился с прославленным режиссером Федерико Феллини: Кристальди предложил Климову экранизировать «московские» главы романа, а Феллини — «иерусалимские». Роль Маргариты при этом заранее отводилась Клаудии Кардинале, супруге Кристальди. Съемки, однако, так и не начались, не смотря на то, что Климов несколько раз обращался к руководству Главкино с соответствующей заявкой.

К идее экранизации «Мастера и Маргариты» вернулись в середине 1980-х годов, когда стало известно о готовящейся на Западе адаптации романа студией «Warner Bros.», нанявшей в качестве режиссера Романа Полански. В итоге Полански поставить фильм по Булгакову так и не сумел, однако одного этого замысла хватило, чтобы в Главкино дали «зеленый свет» советским режиссерам, желавшим взяться за подобный проект. К этому времени фильмы по Булгакову в СССР уже перестали быть чем-то запретным — в 1970 году Александром Аловым и Владимиром Наумовым была экранизирована пьеса «Бег», в 1973 году Леонид Гайдай снял комедию «Иван Васильевич меняет профессию» так же по булгаковской пьесе, а в 1976 году Владимир Басов перенес на экран «Дни Турбиных». Когда же очередь добралась до «Мастера...», число режиссеров, подавших заявки на его экранизацию достигло десятка — о намерении поставить фильм по данному роману заявили Владимир Бортко, Ролан Быков, Георгий Данелия, Юрий Кара, Владимир Наумов, Геннадий Полока, Эльдар Рязанов, Андрей Тарковский и др., однако очень быстро все они отпали по одной простой причине: в СССР еще не было технологий, которые бы позволили в полной мере воплотить на экране «магию», фигурирующую в книге Булгакова. Тарковский в разговоре с Климовым высказался еще прямее: «Скажи мне, как сделать кота, и я сниму „Мастера и Маргариту“!».

Климов и Бертолуччи

Элем Климов и Лариса Шепитько с итальянским режиссером Бернардо Бертолуччи

Тем не менее, Элем Германович решил, что он сможет совершить еще один эксперимент и снять «сверхзвуковое» кино с применением компьютерных технологий. В 1985 году его заявка была принята Главкино и Климов приступил к съемкам своего самого амбициозного полотна.

Подготовка к съемкам

На написание сценария будущего фильма у Климова и его брата Германа ушло почти три года — за это время они изучили огромное количество литературы по истории религии, жизни москвичей 30-х годов и жизни самого Булгакова, консультировались с историками, литературоведами и даже психиатрами, чтобы убедительно воссоздать на экране сцены с безумием Ивана Бездомного. Итогом этой работы стал сценарий четырехчасового фильма, в котором, по словам авторов, осталось не более 15 % от исходного романа. Алесь Адамович в шутку сказал, что Климовы «перебулгачили» самого Булгакова, а Герман Климов позднее вспоминал:

Мы сразу определились с тем, что не будем делать фильм буквально по роману, это будет фантазия по его мотивам. Роман написан и принадлежит читателю. И каждый читатель видит по-своему и события романа, и его героев, как бы снимает свое внутреннее кино. Сколько читателей, столько фильмов. Переводя роман дословно на экран, мы навязываем свое видение, уплощаем восприятие самого романа. И потом — нам было неинтересно идти по проторенной дорожке. Роман, нет слов, гениальный, но для кино слишком литературен, часто театрален. Нужно было искать иные, кинематографические образные решения.
Климов в США

Климов в США

Задумка Климовых была грандиозна: фильм должна была открывать сцена взрыва Храма Христа Спасителя, снятая изнутри самого храма, планировались даже съемки в космосе, а бал у Сатаны предполагалось превратить в масштабную демонстрацию с многотысячной массовкой, визуально перекликающуюся с аналогичными сценами из пропагандистских фильмов Ленни Рифеншталь. Понимая, что силами одного только «Мосфильма» реализовать все задуманное просто невозможно, режиссер с самого начала предполагал делать фильм совместно с иностранцами.

1980-е годы, особенно время президентства Эдварда Кеннеди, стали периодом наибольшего сближения СССР и Соединенных Штатов со времен Второй Мировой — сближение это особенно ярко было заметно в области кино, следствием чего стал настоящий «бум» фильмов совместного производства, наиболее известным примером которых стала лента Серджио Леоне «900 дней», посвященная блокаде Ленинграда. Предложение Климова снять экранизацию «Мастера и Маргариты» совместно с США нашло поддержку в министерстве культуры, через которое начались переговоры с американскими студиями.

Первым делом Климов обратился к главе «Columbia Pictures» Дэвиду Паттнэму, с которым у него были дружеские отношения и который согласился финансировать столь амбициозный проект, но в разговоре с режиссером посоветовал тому: «Ищи деньги в Европе, Азии, но ни в коем случае не в Голливуде. Этот фильм не для них». За два года братья Климовы вместе с оператором Алексеем Родионовым, художником Виктором Петровым и переводчиком Алексеем Михалёвым объездили Штаты, Великобританию, Японию и Израиль, ища студию, которая бы располагала необходимыми для съемок технологиями и, в конце концов, в 1988 году было подписано соглашение с компанией Джорджа Лукаса «Industrial Light & Magic» (ILM), взявшей на себя задачу создать визуальные эффекты для фильма. Так же благодаря Дэвиду Паттнэму был нанят английский сценарист Майкл Хёрст, на которого возлагалась задача адаптировать сценарий Климова для западной аудитории.

Общий бюджет ленты составляла внушительная сумма в 100 млн долларов, причем бóльшую ее часть согласилось выделить руководство студии «Columbia Pictures». Согласно условиям подписанного между ней и «Мосфильмом» контракта, Климов должен был минимум на две ключевые роли в фильме взять голливудских звезд категории «А», а так же предоставить американским и британским актерам определенный процент ролей второго плана. Изначально рассчитывавший привлечь в проект звезд американского и европейского кино, Климов согласился с этим условием и приступил к подбору актеров.

Паттнэм

Дэвид Паттнэм — руководитель компании «Columbia Pictures», продюсер фильма «Мастер и Маргарита»

Подбор актеров

С самого начала приступая к съемкам, режиссер держал в голове определенный список из советских и иностранных артистов, которых он хотел видеть в своем фильме. Так, например, без проб были утверждены Александр Абдулов и Александр Панкратов-Черный, сыгравшие, соответственно, Коровьева и Бегемота. С исполнителями главных ролей дело обстояло сложнее — прежде всего, при работе над сценарием братья Климовы в значительной мере переосмыслили образ Мастера, сделав из него вместо музейного работника дворника, прибиравшего мостовую перед Храмом Христа Спасителя. В новой интерпретации Мастер оказывается лишь орудием в руках Воланда, призванным донести до масс его взгляд на евангельские события, а его история — историей падения человека во власть Сатаны, оканчивающейся подлинной трагедией, поскольку «вечный покой», который он получает в качестве награды за написание романа о Пилате, на деле оборачивается «вечными муками».

— Но что это такое, вечный покой? — спросил я Элема. — И о чем в том старом доме при свечах сможет написать Мастер, лишенный каких бы то ни было новых впечатлений? Значит, он будет вечно сидеть там и писать ни о чем? И для кого? Ведь читателей у него нет... Он будет бродить под вишнями, видеть одно и то же и слушать одну и ту же музыку Шуберта. Но так ведь можно с ума сойти... И Шуберта он через год возненавидит...

Из интервью Германа Климова

В роли Мастера Климов с самого начала видел Леонида Филатова, который уже играл его в спектакле Театра на Таганке. Пробы на эту роль так же не проводились. Напротив, при выборе исполнительницы роли Маргариты рассматривались кандидатуры нескольких десятков советских актрис, среди которых были Анастасия Вертинская, Наталья Данилова, Елена Майорова, Светлана Рябова, Анна Самохина, Вера Сотникова и др. Александр Абдулов предлагал на роль свою жену Ирину Алфёрову, однако Климов в конце концов решил искать Маргариту среди американок. Спустя целый год поисков список претенденток сократился до двух имен — Мишель Пфайффер и Кэтлин Тёрнер. Последняя предложила за свое участие в фильме привлечь в бюджет дополнительные 25 млн долларов, что, в конечном итоге и стало решающим аргументом в пользу утверждения Тёрнер на роль Маргариты, хотя сам Климов довольно критично отзывался о внешности актрисы, считая ее чересчур «англосаксонской», и, впоследствии, расценивал свой выбор как неудачный.

Климов и де Ниро

Элем Климов и Роберт де Ниро

Но наиболее радикальные изменения при работе над фильмом претерпел образ Воланда. Первоначально на его роль рассматривались актеры Олег Басилашвили, Валентин Гафт, Евгений Евстигнеев, Михаил Козаков и Олег Янковский, однако никто из них Климову не показался убедительным. Выражал желание сыграть Воланда и Роберт де Ниро, но ему так же было отказано, в том числе из-за того, что в 1987 году он уже сыграл дьявола в фильме Алана Паркера «Сердце Ангела», а Климову хотелось по возможности избежать параллелей с другими лентами. Тем не менее, впоследствии де Ниро все же снялся в «Мастере и Маргарите» в одной из ролей второго плана (для него это был уже третий советский фильм в карьере). Ни один из названных актеров не устраивал Климова в силу возраста и внешних данных — в романе Воланд описывается как высокий мужчина лет за сорок с кривым ртом, наполовину платиновыми, наполовину золотыми зубами, несимметричными бровями и разными глазами, однако режиссера никак не могло устроить такое видение Сатаны.

Мы были не согласны с Булгаковым по многим позициям. Вот одной из них был Воланд. Он у него явно оперный. Ну, может, он и специально делал его таким оперным. Таким демоническим. Недаром все время «Фауст» звучит из окон. И мы подумали: нет, его надо делать, чтобы он был невыразимо красив. Красотой нечеловеческой. А человеческая красота... Вот у нас один глаз один больше, другой меньше. Неизбежная деформация лица идет. Это следы прожитой жизни. А так как у Воланда не было прожитой жизни, а только воплощенная, у него должно быть симметричное красивое лицо. А это страшнее всего. И вот мы начали прикидывать, кто — и пришли к Дэвиду Боуи.

Из интервью Германа Климова
Климов и Родионов

Элем Климов с оператором Алексеем Родионовым во время съемок

Не смотря на то, что Боуи был больше известен как рок-музыкант, ко времени начала работ над «Мастером и Маргаритой» он уже успел сняться в ряде фильмов, в том числе в «Последнем искушении Христа» Мартина Скорсезе, где он играл Пилата, и «Лабиринте» Джима Хенсона, в роли центрального антагониста — короля гоблинов Джарета. Переговоры с Боуи велись через Алексея Михалёва и поначалу тот отказывался от этого предложения, но, после долгих размышлений, все же дал согласие приехать в Советский Союз на съемки.

После того, как были найдены исполнители главных ролей, без особых проволочек состоялся и выбор актеров второго плана: на роль Иешуа Га-Ноцри утвердили 28-летнего Евгения Дворжецкого, в паре с которым в образе Понтия Пилата должен был играть постоянным актер Климова Алексей Петренко, Берлиозом стал Михаил Данилов, успевший сыграть в климовской «Агонии», Левием Матфеем — Лев Дуров, так же работавший с режиссером над «Прощанием» и т. д.

В съемочную группу, создававшую «Мастера и Маргариту», вошли проверенные Климовым специалисты — оператор Алексей Родионов, работавший над «Иди и смотри» и «Прощанием», художник Виктор Петров, помощник режиссера Марианна Чугунова, композитор Альфред Шнитке и др. К 1989 году подбор актеров, в целом, был закончен, и Климов наконец смог приступить к долгожданным съемкам.

Съемки

В качестве места съемок «библейских» сцен Климов выбрал Ялту, где были построены декорации Иерусалима с дворцом Пилата, а так же окрестности Судака, где снимались эпизоды, происходящие за пределами городских стен — казнь Иешуа и убийство Иуды. Все работы по подготовке костюмов и художественному оформлению взяла на себя Ялтинская киностудия. Съемки проходили с апреля по июнь 1989 года, после чего команда режиссера вылетела в столицу для работы над «московской» частью фильма. Последним был отснят самый сложный в техническом плане эпизод с взрывом Храма Христа Спасителя, для которого были построены декорации его купола в несколько уменьшенном размере, — работа над ним завершилась в декабре.

После окончания съемочного процесса к работе над картиной подключились специалисты из студии ILM. Перед ними стояли две основные задачи — полностью сгенерировать на компьютере персонажа кота Бегемота, который, по замыслу Климова, должен был «сгущаться» в кадре подобно туче, а так же воссоздать на экране Москву 30-х годов, исчезнувшую после ее реконструкции. Для этого сотрудникам студии Лукаса были предоставлены архивные фотографии города, по которым воссоздавался его облик.

Климов, Богуславская, Шнитке

Климов с композитором Альфредом Шнитке и писательницей Зоей Богуславской

Помимо образов многих героев, Климов довольно сильно изменил и сюжет романа, в результате чего в фильм вошло большое количество сцен, отсутствующих у Булгакова. Практически с нуля были написаны все эпизоды с участием Воланда исходя из того образа, который воплотил на экране Дэвид Боуи — так, в фильме роль театра Варьете оказалась сведена к минимуму, исчезли упоминания о травле Мастера критиками Латунским и Ариманом, а значительная часть сюжета теперь вращалась вокруг сумасшедшего дома, в котором оказывались Мастер и Иван Бездомный. Чтобы «уравновесить» фигуру Воланда, режиссер ввел в повествование нового персонажа — профессора-психиатра Хорватского, с булгаковским профессором Стравинским имеющего довольно мало общего. Кульминацией фильма в итоге стала именно сцена «столкновения» Воланда с Хорватским, когда тот является за находящимся в сумасшедшем доме Мастером.

Очень быстро Климов осознал, что даже с новейшими технологиями невозможно перенести весь его замысел на экран — от съемок в космосе он отказался еще на стадии правок сценария, а эпизод со взрывом храма вошел в фильм значительно урезанным. Кроме того, больших проблем режиссеру доставил эпизод бала у Сатаны, т. к. руководство Главкино, вопреки желанию самой Кэтлин Тёрнер, категорически запретило ей сниматься обнаженной — в итоге актрису пришлось показывать в кадре либо по плечи, либо общим планом.

МиМ

Советская афиша фильма «Мастер и Маргарита»

Тем не менее, не смотря на эти и многие другие сложности, возникшие в ходе съемок (так, к примеру, во время работы над «иерусалимской» частью несколько раз съемки приходилось останавливать, поскольку стояла совершенно ясная погода и никак нельзя было снять «тьму, накрывшую ненавидимый прокуратором город»), к августу 1990 года фильм был готов. Худсовет принял его без нареканий, однако Главкино выкатило режиссеру целый список претензий и замечаний, прежде всего связанных с недвусмысленным про-церковным посылом Климова. Пройти цензуру без потерь режиссер смог благодаря трем обстоятельствам: во-первых — благодаря заработанному им к тому времени авторитету, Климов мог обращаться непосредственно к руководству министерства, минуя Главкино; во-вторых — фильм был совместного с США и Великобританией производства, а таким фильмам обычно легче было избежать цензуры; и, наконец, в-третьих — свою роль сыграла личная позиция министра культуры Георга Мясникова, который на своем посту всячески способствовал укреплению международных культурных связей СССР и сохранению исторического наследия, а потому надавил на Главкино, чтобы то выдало фильму первую категорию и допустило к прокату без правок. 28 августа лента, создававшаяся на протяжении пяти лет, получила долгожданный «зеленый свет» и была разослана в кинотеатры тиражом в 925 копий.

Прием

Премьера «Мастера и Маргариты» состоялась на 47-м Венецианском кинофестивале 13 сентября — на нем фильм был удостоен высшей награды, «Золотого льва», а так же «Золотой Озеллы» за лучшую операторскую работу, присужденной Алексею Родионову. В США он вышел в широкий прокат ровно через месяц, 13 октября, а в СССР — только в январе 1991 года. Общий хронометраж ленты составил 213 минут, в результате чего в домашнем прокате ее пришлось разделить на две серии — «Никогда не разговаривайте с неизвестными» и «Князь тьмы», причем первая серия, длящаяся более 2 часов, во время показов прерывалась антрактом. Однако руководство студии «Columbia Pictures» наотрез отказалось выпускать фильм в таком виде, потребовав от Климова сократить его хотя бы на час. В следствие категорического отказа режиссера Паттнэму пришлось самостоятельно провести перемонтаж «Мастера...», по итогу которого хронометраж уменьшился почти на 40 минут. Отчасти из-за этого прокат фильма в Штатах не вызвал у аудитории того интереса, на который рассчитывала студия — «Мастеру...» удалось собрать около 87,2 млн долларов, что было равносильно кассовому провалу. В СССР, напротив, он стал самым успешным среди фильмов Климова — его посмотрело 39,8 млн человек, а по опросу журнала «Советский экран» «Мастер и Маргарита» получил звание лучшего фильма 1991 года. Успехом он пользовался и в Европе, где демонстрировалась именно режиссерская версия — благодаря европейскому прокату «Columbia Pictures» смогла покрыть расходы на картину, тогда как от сборов в Советском Союзе она никаких финансовых отчислений не получала.

  • Взрыв Храма Христа Спасителя, открывающий фильм «Мастер и Маргарита»
  • Генуэзская крепость в Судаке — одно из мест съемок «библейских» сцен

25 марта 1991 года работа Климова была отмечена и Американской киноакадемией, удостоившей ее «Оскара» в категории «Лучший фильм на иностранном языке»[4]. По иронии судьбы, Климову с «Мастером и Маргаритой» удалось в буквальном смысле «запрыгнуть» в последний вагон уходящего поезда, т. к. к концу 1980-х годов отношения между СССР и США в очередной раз стали ухудшаться, а президентом Соединенных Штатов в 1988 году был избран генерал-ястреб Александр Хейг — взаимодействие в области культуры между двумя странами на этом фоне постепенно стало сходить на нет, в результате чего «Мастер...» оказался одной из последних значимых картин совместного советско-американского производства в XX веке.

«Мастер и Маргарита» стали вехой в истории кино — работа студии ILM была признана революцией в компьютерной анимации, а опыт, полученный ее специалистами, позже использовался при создании таких фильмов, как «Терминатор 2: Судный день» и «Парк Юрского периода». Так же высочайшей оценки удостоились работа операторов картины, монтажеров и художников по костюмам. Американский опыт по применению спецэффектов в кино был привнесен на советскую почву, благодаря чему в СССР в кинематограф стали массово проникать компьютерные технологии. В качестве признания своих заслуг, в 1993 году Климов удостоился высшей награды РСФСР в области культуры — ордена Ломоносова. Кроме того, в 1991 году ему было присвоено почетное звание «Народный артист РСФСР», а в 2001 году — «Народный артист СССР».

В то же время Климов был подвергнут критике со стороны профессиональных булгаковедов за крайне вольное обращение с текстом романа — в вину режиссеру ставилась, например, деконструкция образов и отношений главных героев (в трагическом финале фильма недвусмысленно читалось, что их любовь будет отнюдь не вечной), а так же практически полное пренебрежение «литературным» миром, описанным Булгаковым. Тем не менее, не смотря на полемику вокруг фильма Климова, в настоящее время большинством зрителей и критиков он признается наиболее удачной экранизацией «Мастера и Маргариты», на голову превосходящей предшествовавшие ей работы Анджея Вайды, Александра Петровича и Мацея Войтышко.

Гений

Климов на творческом вечере в ЦДРИ

Нереализованные проекты

Сразу после окончания работы над «Похождениями зубного врача» Климов подал заявку на экранизацию повести Исаака Бабеля «Измена» — ввиду особенностей исходного материала (повесть представляет собой письмо раненного красноармейца), режиссер предлагал выполнить картину в жанре фотофильма, сопровождающегося закадровым комментарием главного героя (причем зачастую изображение на экране должно было расходиться с его рассказом). Ввиду обрушившейся на «Похождения...» критики, идея «Измены» вскоре умерла сама собой.

В 1970 году, после премьеры фильма «Спорт, спорт, спорт» и вторичной остановки работ над «Агонией», Герман Климов предложил брату идею фильма по мотивам русских народных сказок — сценарий под рабочим названием «Морока» был ими написан к концу года и вскоре получил одобрение на «Мосфильме», однако неожиданно 31 декабря 1971 года студия разорвала договор с режиссером и работа над фильмом остановилась. Тогда Климов потребовал созыва худсовета, на котором сумел убедить руководство студии продолжить съемки — в июне 1972 года они с братом, фотографом Миколой Гнисюком и художником Шавкатом Абдусаламовым выехали на поиски натуры, объехав территории Вологодской, Архангельской, Ленинградской и Новгородской областей, а так же Карелии. На главные роли уже были утверждены Александр Филиппенко и Владимир Высоцкий, однако вскоре состоялся третий запуск в производство «Агонии» и режиссеру дали понять, что именно эта картина должна быть для него приоритетной. После премьеры «Агонии» Климов еще не раз пытался вернуться к идее фильма на основе русского фольклора (в окончательном варианте сценария он получил название «Вымыслы»), однако занятость на других проектах не дала ему реализовать задуманное.

В конце 1970-х годов Элем Германович тщетно пытался добиться одобрения свой заявки на экранизацию «Бесов», заранее получив согласие Алеся Адамовича помочь ему в написании сценария. Но ни в 1970-е, ни в 1980-е, ни даже в 1990-е, после того как режиссер получил «Оскар», снимать «Бесов» ему так и не позволили. Примерно в то же время Климов занялся написанием сценария к биографическому фильму о Сталине, однако очень быстро отказался от этой идеи, поняв, что не сможет убедительно воссоздать на экране «психологию» главного героя.

Представьте, какой фильм мог получиться

Климов с писателями Алесем Адамовичем и Габриэлем Гарсиа Маркесом

После премьеры «Мастера и Маргариты» он был в буквальном смысле нарасхват — Климова избрали почетным членом Американской киноакадемии, различные студии, включая «Universal» предлагали ему контракты на сотни миллионов долларов, если тот согласится срежиссировать для них какую-либо картину на свой выбор, однако на каждое подобное предложение всякий раз следовал отказ. Климов объяснял это своим убеждением, что советский режиссер не должен снимать фильмы за границей, а так же тем, что он успел сказать в кино все, что хотел. Последней его работой стала 12-серийная художественно-документальная лента «Спорт и кино», премьера которой состоялась незадолго до смерти режиссера.

Примечания

  1. В название специально включили орфографическую ошибку.
  2. Климов-младший занимался толканием ядра (ему принадлежит рекорд 1957 года среди московских юношей), метанием диска, копья, а в 18 лет выиграл первенство страны по пятиборью. Член сборной СССР, участник матча СССР — США по легкой атлетике 1958 года. Песня Владимира Высоцкого «Что случилось, почему кричат?..» про прыгуна в длину была посвящена Герману Климову.
  3. В список не включались американские фильмы.
  4. Так же фильм был номинирован в категориях «Лучшая операторская работа», «Лучшая работа художника-постановщика» и «Лучший монтаж звуковых эффектов».

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.