Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История
Яков III и VIII
James III and VIII
Яков III и VIII

Яков III и VIII

Флаг
Король Англии, Шотландии и Ирландии
Флаг
16 сентября 1701 — 1 января 1766
Коронация: 26 ноября 1701
Регент: Мария Моденская (1701—1704)
Предшественник: Яков II и VII
Преемник: Карл III
 
Вероисповедание: Католицизм
Рождение: 20 июня 1688
Лондон, Англия
Смерть: 1 января 1766 (77 лет)
Лондон, Англия
Похоронен: Вестминстерское аббатство, Лондон, Англия
Династия: Стюарты
Имя при рождении: Джеймс Фрэнсис Эдуард Стюарт
Отец: Яков II и VII
Мать: Мария Моденская
Супруга: Луиза Аделаида Орлеанская
Дети: сыновья: Чарльз Эдуард, Генри Бенедикт и Джеймс Джером;
дочери: Мария Франсуаза, Луиза Аделаида, Шарлотта Мария, Екатерина Лаура

Яков III и VIII (англ. James III and VIII; 20 июня 1688 — 1 января 1766) — король Англии, Шотландии и Ирландии из династии Стюартов, единственный сын Якова II. Самый долгоправящий среди британских монархов за всю историю.

Правление Якова III ознаменовалось многочисленными вооруженными конфликтами в Европе и в колониях, оказавшими существенное влияние на внутреннюю ситуацию в Триединой монархии. При нем во многом были завершены те реформы, начало которым положил Яков II.

Принц Уэльский

Принц Джеймс Фрэнсис Эдуард Стюарт родился 20 июня 1688 года в Сент-Джеймсском дворце, где ранее на свет появились его отец и дядя. Королю Якову II, отцу Джеймса, на тот момент было уже 54 года и его брак с Марией Моденской, заключенный еще 15 лет назад, так и не привел к появлению наследника, поэтому рождение Джеймса католиками воспринималось как божественное чудо, а протестантами — как вмешательство дьявольских сил. До того момента оппозиция сохраняла надежду, что старого и непопулярного короля-католика скоро естественным путем сменит одна из его дочерей-протестанток — Мария или Анна. Теперь же эти планы рушились, поскольку Яков с Марией Моденской твердо намеревались воспитать единственного сына в католической вере.

Протестанты немедленно поставили под сомнение сам факт появления наследника: появились слухи, что Джеймс был лишь подменышем, в то время как настоящий сын короля умер вскоре после рождения. Чтобы развеять эти слухи, Якову II даже пришлось опубликовать свидетельства 70 человек, присутствовавших при родах. 10 июля семь оппозиционно настроенных дворян обратились к штатгальтеру Нидерландов Вильгельму Оранскому, женатому на старшей дочери Якова, с призывом защитить протестантскую веру в Англии — 15 ноября в порту Торбэй высадилось 40-тысячное нидерландское войско, которое спустя месяц заняло Лондон. 19 декабря Мария Моденская, переодевшись прачкой, вместе с сыном бежала во Францию и была встречена Людовиком XIV как законная королева Англии. 15 января 1689 года к ним присоединился и Яков II — Стюарты поселились в замке Сен-Жермен-ан-Ле, однако сам король там не задержался, поскольку уже 11 марта во главе эскадры отплыл в Ирландию, где в этот момент разгоралось восстание против власти Вильгельма Оранского.

Джеймс Фрэнсис Эдуард Стюарт, принц Уэльский с сестрой — принцессой Луизой Марией

10 июля 1690 года Вильгельм был убит накануне решающей битвы на реке Бойн, а спустя полгода Яков II вернул контроль над столицей. Королева с принцем Уэльским прибыли к мужу спустя еще несколько месяцев, а 8 июля 1692 года родился последний ребенок Якова и Марии — принцесса Луиза Мария, впоследствии вышедшая замуж за герцога Беррийского.

После реставрации Стюартов статус престолонаследника у Джеймса уже никто не оспаривал. Воспитывали его как будущего военного: первыми опекунами принца были англичанин Доминик Шелдон и ирландец Ричард Гамильтон — оба ветераны войны двух королей 1689—1691 годов, а 19 августа 1696 года их сменил Джеймс Драммонд, граф Перт, приходившийся братом наиболее радикальному и последовательному стороннику реставрации католицизма на Британских островах герцогу Мелфорту. Тем не менее, будущий король вырос человеком достаточно веротерпимым и не воинственным — впоследствии современники описывали его как довольно вялого и апатичного, склонного к употреблению алкоголя, любителя театра и светских развлечений.

4 марта 1701 года во время мессы в часовне Сент-Джеймсского дворца, Яков II получил известия об аресте Мелфорта, который исполнял дипломатическую миссию в Европе, после чего его разбил паралич. В июле и сентябре король пережил еще два инсульта и 16 сентября скончался. В тот же день 13-летний принц Джеймс был провозглашен королем Англии, Шотландии и Ирландии под именем Якова III и VIII[1]. Поскольку в силу возраста править самостоятельно он не мог, был учрежден регентский совет во главе с Марией Моденской — действовать ему надлежало вплоть до достижения новым монархом возраста 18 лет.

Регентство

Королева Мария, будучи женщиной не глупой и разносторонне одаренной, была в разы популярнее во Франции, чем в Англии. За те несколько лет, что Стюарты жили в Сен-Жермене, она очень сблизилась с Людовиком XIV и его супругой мадам де Ментенон, а Лизелотта Пфальцская, герцог Сен-Симон и маркиз де Данжо в своих воспоминаниях даже называли Марию «почти святой». Подданные, однако, такой оценки не разделяли и ее приход к власти оппозиция восприняла как пролог перед католической реакцией и наступлением на права протестантов.

Мария Моденская

Формально, значительных изменений в правительстве по сравнению с последними годами правления Якова II не было: пост государственного секретаря, курировавшего практически всю внутреннюю и внешнюю политику, сохранил граф Миддлтон, который, будучи протестантом, старался проводить компромиссный курс, командование армией осталось за графом Мальборо, а командование флотом — за бароном Дартмутом. Тем не менее, ко двору были приближены многие радикалы, такие как Мелфорт, Перт, личный секретарь королевы Джон Кэрилл, француз герцог де Лозен и кардинал Фердинандо д'Адда. Поскольку все они были католиками, то по закону занимать государственные должности не могли, однако Мария все равно попыталась расставить их на некоторые ключевые позиции в правительстве, для чего потребовалось дважды — в 1701 и 1702 годах — издать «Акты о помиловании», которые освобождали уже назначенных чиновников католического вероисповедания от присяги по протестантской формуле.

Первое оранжистское восстание

Основная статья: Оранжистские восстания

Не только религиозная политика Стюартов вызывала недовольство оппозиции: шотландцы по происхождению, они традиционно пользовались горячей поддержкой на окраинах своего королевства — в Шотландии и Ирландии, выходцы откуда составляли большинство среди армейских офицеров и генералов. Соответственно, антиправительственные настроения были в основном распространены в Англии (прежде всего в Йоркшире, Мидлендсе, Корнуолле и Кенте) и на флоте. Кроме того, в Нидерландах существовала организованная английская эмиграция во главе с лордом Дэнби, которая представляла собой потенциальную угрозу для Стюартов в случае начала общеевропейского конфликта.

Смерть Якова II стала сигналом для консолидации оппозиции — в отличие от заговора 1688 года, на сей раз ее целью было не свержение короля, который был пусть и католиком, но все же помазанником Божьим, а замена Марии Моденской в качестве регентши на принцессу протестантского вероисповедания Анну Стюарт, старшую сестру Якова III. Анна поначалу пользовалась полной свободой при королевском дворе, однако после заговора Дэнби 1696 года за ней установили постоянный контроль и из своего замка Кокпит они с мужем, Георгом Датским, носившим титул герцога Камберленда, были переселены в лондонский Беркли-хаус. Оранжисты, названные так в честь Вильгельма Оранского, во главе с Робертом Харли и Сэмюелом Машемом планировали склонить Анну на свою сторону (Машем одно время состоял в свите Камберленда и поддерживал связи с их семьей) и от ее имени разжечь мятеж по всей стране.

Принцесса Анна Стюарт и ее муж Георг Датский, герцог Камберленд

21 октября 1702 года из Вулиджа они обратились с призывом ко всем английским протестантам взяться за оружие — помимо Харли и Машема дело оранжистов поддержали адмирал Мэтью Эйлмер, генералы Ричард Ламли, граф Скарборо и Ричард Сэвидж, граф Риверс, полковник Томас Типпинг, а так же ряд аристократов. Под их командованием в Кенте собрался вооруженный отряд численностью почти в 10 000 человек, на кораблях английского флота и в доках на Темзе так же вспыхнули мятежи. 3 ноября Анна с мужем бежали в Сайон-хаус к герцогу Сомерсету, единственному представителю высшей знати, открыто выступившему на стороне оранжистов — на какое-то время его резиденция стала альтернативной столицей Англии, где было сформировано собственное правительство с Харли в качестве госсекретаря, Эйлмером в должности командующего флотом и Камберлендом, получившим пост главнокомандующего армией.

Впрочем, амбиции мятежников явно не соответствовали их реальным возможностям: единого выступления протестантов не произошло, вместо этого мятежом оказались охвачены лишь отдельные районы королевства, а лорд Дэнби из Нидерландов не мог открыто вторгнуться на остров из-за опасения Гаагского правительства спровоцировать тем самым объявление ему войны со стороны Англии. Кроме того, Дэнби изрядно испортил репутацию среди оранжистов своей коррумпированностью и, по слухам, тайным стремлением примириться с Яковом III. Не помогала делу и его личная неприязнь к принцессе Анне.

В итоге 28 декабря Камберленд при попытке взять штурмом Лондон был наголову разбит в битве при Дартфорде, после чего укрылся в Дувре, откуда его перевезло на континент голландское судно. 3 февраля 1703 года Анна добровольно сдалась на милость королевы Марии, а спустя пару месяц последние очаги сопротивления окончательно были подавлены. Крупнейшее из серии оранжистских восстаний окончилось полным поражением повстанцев, а его лидеры пополнили ряды эмигрантов.

Окончание регентства

Король Яков III и VIII в момент восшествия на престол

По иронии судьбы, оранжисты своим выступлением добились прямо противоположного результата — Мария Моденская упрочила свои позиции и получила желанный предлог для объявления войны Нидерландам и Австрии, против чего решительно возражал как тори, так и виги. 24 марта, после занятия правительственными войсками Дувра, в руки королевы попала переписка Харли и Машема с Гаагой, из которой стало известно о помощи деньгами и оружием повстанцам из-за границы. В июне парламентарии, разгневанные вмешательством во внутренние дела Англии, одобрили декларацию об объявлении войны Республике Соединенных провинций, а в октябре на континенте высадилась 10-тысячная армия под командованием Джеймса Фитцджеймса, герцога Берика и Джона Черчилля, графа Мальборо.

Согласно завещанию Якова II период регентства Марии Моденской должен был завершиться по достижению их сыном 18-летия, однако королева, питавшая отвращение к политике, решила сделать это досрочно — 21 июня 1704 года Яков III был объявлен совершеннолетним и регентский совет официально прекратил свои полномочия. После этого Мария приняла монашеский постриг на шотландском острове Айона (в самой Англии к тому времени не было ни одного католического монастыря). Момент для передачи власти сыну ей был выбран довольно удачно — на фоне мятежа и начала масштабной войны общество сплотилось вокруг Якова III, а уход в тень непопулярной королевы еще сильнее способствовал укреплению авторитета католической династии. Фактически Яков стал править самостоятельно только через четыре года, а до того за него распоряжались те же сподвижники его матери: Мелфорт, Перт, Кэрилл и т. д. Уже тогда обозначились их противоречия с более умеренными якобитами, такими как граф Миддлтон и герцог Берик, однако до поры до времени они действовали сообща, поскольку в этот момент готовилось важнейшее для всех английских католиков событие — отмена «Тест-Актов».

Самостоятельное правление

Религиозная политика

На парламентских выборах 1705 года большинство удалось получить союзу якобитов и «высоких тори», инициировавших полную отмену дискриминационного статуса религиозных меньшинств на Британских островах. В Ирландии, где католики составляли большинство, все ограничения с них сняли еще в 1689 году; в Шотландии равноправие было достигнуто в 1696 году, однако в Англии продолжали действовать «Тест-Акты», не допускавшие лиц католического вероисповедания к занятию государственных должностей. Кроме того, католики и некоторые протестанты-нонконформисты не имели права вести богослужение вне своих храмов и молельных домов, продолжали платить десятину в пользу англиканской церкви и т. д. Если прежде парламентарии наотрез отказывались ослабить дискриминационный режим из-за угрозы рекатолизации Британии, то спустя два десятилетия под властью «папистов», показавших себя куда более веротерпимыми, чем иные монархи-протестанты, страх по большей части исчез и появился шанс на достижение компромисса.

Бонавентура Гиффард — первый католический архиепископ Лондона

25 июля 1705 года на первом заседании парламента группа депутатов-тори внесла предложения о полной отмене «Тест-Актов». Это вызвало протесты со стороны вигов, которые попытались любой ценой сорвать обсуждение данного проекта, в результате чего дебаты в Палате общин растянулись почти на 9 месяцев. Дебаты в парламенте эмигранты из числа оранжистов восприняли как очередной шанс свергнуть Якова III — в 1706 году возник проект высадки на Британские острова десанта под командованием лорда Дэнби и герцога Камберленда силами нидерландского флота, что, по иронии судьбы, сыграло Стюартом только на руку. Страх перед иноземным вторжением был сильнее страха перед католической реакцией, поэтому 16 апреля депутаты одобрили отмену «Тест-Актов», заменив их присягой на верность королю, в формулировке которой отсутствовали слова о непризнании пресуществления, мессы и почитания святых. Кроме того, согласно новому «Акту о веротерпимости» был дозволен переход из одной конфессии в другую, все христианские деноминации получили возможность строить храмы и вести богослужения на всей территории королевства, католикам дозволили селиться в Лондоне и т. д. К тому моменту, когда Дэнби готов был высадиться в Британию, юридическое равноправие католиков и протестантов стало свершившимся фактом, а вступление Португалии в войну за испанское наследство в декабре того же года потребовало отвлечение нидерландского флота на юг, из-за чего проект оранжистского десанта так и остался на бумаге.

В октябре 1707 года в Лондоне на месте сгоревшего дворца Уайт-Холл был основан первый в Англии со времен Реформации католический монастырь. Так же в столице появилась «иезуитская коллегия», ректорами Оксфордского и Кембриджского университетов стали католики, а 19 марта 1716 года папа Климент XI своей буллой восстановил католическую иерархию на Британских островах: четыре апостольских викариата были преобразованы в три епархии с центрами в Бате, Бирмингеме и Хексэме и одну архиепархию. Первым католическим архиепископом Лондона стал Бонавентура Гиффард, ранее служивший капелланом Якова II, а в 1688 году ненадолго ставший ректором Оксфорда. За последующие 50 лет количество католиков в Англии выросло вдвое и к моменту смерти Якова III составило около 8% от населения королевства, т. е. порядка 500—600 тысяч человек.

Томас Брюс, граф Эйлсбери — инициатор календарной реформы

На 6 лет позже, чем в Англии, католическая иерархия была восстановлена в Шотландии: в 1722 году папа Иннокентий XIII назначил архиепископом Сент-Эндрюса Джеймса Гордона, а епископом Абердина — Александра Смита. Впрочем, в северном королевстве католики составляли не более 1% от населения, поэтому тут их роль в политике оставалась достаточно скромной.

Одним из последствий эмансипации католиков стал переход страны с юлианского на григорианский календарь — с соответствующим законопроектом в 1714 году выступил Томас Брюс, граф Эйлсбери, из-за чего он получил название «закон Эйлсбери», а сам новый календарь иногда именовали «календарь Эйлсбери». В Шотландии он частично действовал с 1600 года, однако англичане-протестанты долго сопротивлялись календарной реформе из-за того, что ее автором был папа Григорий XIII. Чтобы преодолеть неприятие обществом «папистского» календаря, из текста закона Эйлсбери были убраны все ссылки на Святой престол, благодаря чему 14 июня 1715 года, после одобрения парламентариями, король поставил под ним свою подпись. Закон вступал в силу 21 декабря 1715 года по старому стилю или 1 января 1716 года по новому стилю — одновременно начало календарного года с 25 марта переносилось на 1 января, что, однако, встретило протест купечества и чиновников. По заведенной традиции все финансовые операции, в том числе сбор налогов, привязывался к концу года, из-за чего его сокращение на три месяца грозило срывом денежных поступлений. Чтобы этого избежать, календарный и финансовый года были разведены и последний даже после реформы начинался и заканчивался 6 апреля (т. е. 25 марта по старому стилю).

Религиозная политика Стюартов не сводилась только к поддержке католицизма: ими выстраивалась сложная система взаимодействия с протестантами, как господствующими деноминациями, так и нонконформистами. Англикане и епископалы по прежнему составляли подавляющее большинство среди населения Англии и Шотландии соответственно, поэтому король мог править только в союзе с ними. Шотландские епископалы были наиболее преданными сторонниками Стюартов среди всех протестантов, поскольку Карл II и Яков II в свое время поддержали их в борьбе с пресвитерианами и их радикальными деноминациями — ковенантерами и конвентиклерами, отрицавшими епископское устройство церкви, а зачастую и власть монарха. Благодаря королевской власти епископалы из притесняемого меньшинства стали господствующим большинством, в то время как пресвитериане, вставшие под знамена Вильгельма Оранского, наоборот, частью погибли в постоянных мятежах, а частью вынуждены были переселиться в Новый Свет.

Король принимает лидера квакеров Уильяма Пенна

Из нонконформистов Стюарты теснее всего взаимодействовали с квакерами, аскетизм и трудолюбие которых импонировали им. Еще в 1696 году Уильяму Пенну, лидеру квакеров, было дозволено основать полуавтономную общину на западе Англии — впоследствии он проявил себя как наиболее активный сторонник эмансипации католиков среди протестантов. Относительной свободой в королевстве пользовались и другие ветви кальвинизма, такие как конгрегационализм и милленаризм, а так же баптисты, анабаптисты и унитарии.

Религиозный состав населения Британии (1700)
Королевство Католики Англикане и
епископалы
Диссиденты Всего
Flag of England.svg.png Англия 225,000 4% 5,080,000 90% 345,000 6% 5,650,000
Флаг Шотландии.png Шотландия 10,000 1% 665,000 67% 325,000 32% 1,000,000
Королевство Ирландия.png Ирландия 2,115,000 73% 255,000 9% 530,000 18% 2,900,000
Всего 2,350,000 25% 6,000,000 63% 1,200,000 12% 9,550,000
Религиозный состав населения Британии (1800)
Королевство Католики Англикане и
епископалы
Диссиденты Всего
Flag of England.svg.png Англия 750,000 9% 6,760,000 81% 830,000 10% 8,340,000
Флаг Шотландии.png Шотландия 155,000 10% 1,250,000 78% 195,000 12% 1,600,000
Королевство Ирландия.png Ирландия 4,675,000 84% 385,000 7% 500 000 9% 5,560,000
Всего 5,580,000 36% 8,395,000 54% 1,525,000 10% 15,500,000

Янсенизм и галликанство

Как и его отец, Яков III был сторонником «модернизированного католицизма», т. е. в большей степени ориентировался не на Рим, а на Париж, живо интересуясь идеями галликанства и янсенизма. После того, как король разочаровался в политике братьев Драммондов, он попал под влияние своего духовника иезуита Томаса Эйра, а с его смертью в 1715 году ближайшим единомышленником Якова стал шотландец Арчибальд Бауэр — так же иезуит, автор семитомной «Истории папства» и человек необычайно широких взглядов, по слухам, тайно исповедовавший протестантизм. Со времен Иннокентия XI назревал конфликт между римским престолом и иезуитами, в результате чего при дворе Стюартов возникала парадоксальная ситуация: католики-радикалы, стоявшие на про-римских позициях, выступали последовательными врагами Общества Иисуса и поддерживали сближение Англии с протестантскими странами; и, напротив, про-французски настроенные католики, симпатизировавшие идеям янсенизма, зачастую действовали сообща с иезуитами и английскими протестантами.

С 1716 по 1743 год главным сторонником янсенизма на Британских островах была королева Луиза Аделаида Орлеанская, при дворе которой бывали такие выдающиеся проповедники данного учения, как Паскье Кенель и Жак Жозеф Дюг, а так же зачитывались сочинения бельгийского богослова ван Эспена, доказывавшего превосходство светской власти над властью папы. Особенно сильны позиции янсенистов были в Оксфорде и Кембридже — под их влиянием в 1717 году состоялся поместный собор католической церкви Англии, который постановил обратиться к папе Клименту XI с просьбой отменить буллу Unigenitus, запрещавшую янсенизм как ересь. Вслед за французами, английские католики так же решили готовить апелляцию к предстоящему Латеранскому собору 1725 года, однако в 1718 году Климент XI издал новую буллу, в которой пригрозил отлучением от церкви всем, кто не подчинится его решению. После этого Яков III и Луиза Орлеанская по крайней мере внешне вынуждены были дистанцироваться от янсенистов.

Синод в Бирмингеме

Тем не менее, под влиянием событий в Нидерландах дискуссии среди английских католиков оживились вновь — Утрехтская епархия в 1702 года перешла на позиции янсенизма и в 1723 году местный капитул избрал Корнелиуса Стиновена новым епископом без санкции Рима. Для Стюартов это был желанный прецедент, который мог бы дать им возможность назначать церковных иерархов на подвластной территории без оглядки на папу, как это уже происходило в случае с Англиканской церковью. В перспективе, переход английских католиков на принципы галликанизма мог привести к их воссоединению с англиканами и образованию единой церкви под властью короля.

В 1725 году с ведома Якова III епископ Бирмингема Джон Стонор собрал в своем диоцезе синод, на рассмотрение которого было вынесено предложение о реформировании католической церкви в соответствии с галликанскими и янсенистскими принципами. Делегаты синода высказали единогласную поддержку своему епископу, однако в 1727 году архиепископ Гиффард, боявшийся конфронтации с Римом, на всеанглийском поместном соборе осудил решения бирмингемцев, а спустя еще семь лет папа Климент XII так же заклеймил их за ересь, после чего Стонор вынужден был отречься от всех своих инициатив. Таким образом, попытка короля взять контроль над католической церковью Англии в собственные руки с треском провалилась.

К середине XVIII века назрел еще один конфликт, вызванный обострением отношений между иезуитами и европейскими монархиями: в 1758 году представители ордена были изгнаны из португальских колоний в Америке, а на следующий год уже из метрополии, в 1762 году их изгнали из Франции, а в 1767 году — из Австрии. Англия оставалась одним из последних оплотов иезуитов — Яков III до последних дней поддерживал связи с орденом и лишь после выхода папского послания от 21 июля 1773 года, формально упразднившего Общество Иисуса, его внучка Шарлотта была вынуждена запретить его деятельность на территории Британских островов. Значительное число иезуитов, впрочем, сохранялось в колониях, особенно в Мэриленде, население которого было преимущественно католическим.

Джеймс Фитцджеймс, герцог Берик

Участие в войнах

Война за испанское наследство

Основная статья: Война за испанское наследство

За 10 лет боевых действий Стюартами было направлено на континент около 75 000 солдат, в основном ирландцев и шотландцев, сражавшихся в Нидерландах, на Среднем Рейне и в Пьемонте. Верховным главнокомандующим королевскими войсками считался сводный брат Якова III герцог Берик — один из самых талантливых полководцев той войны, однако его положение постоянно пытались оспорить Мелфорт и Перт, возглавившие правительство после отмены «Тест-Актов». Мелфорт находился почти в открытой вражде с Парижем, а потому саботировал любые совместные операции англо-французских сил: в 1706 году он добился отзыва Берика из Италии, где тот командовал союзными силами против войск Виктора Амадея Савойского, под предлогом угрозы вторжения оранжистов, в 1708 году отправил герцога на Рейн, где ему удалось нанести врагу ряд ощутимых поражений, после чего Мелфорт его вновь поспешно отозвал с континента. Лишь победа на выборах 1710 года оппозиции, добившейся смещения радикалов и назначения главой правительства Генри Сент-Джона, будущего виконта Болингброка, прекратила эту постоянную чехарду с назначениями.

Болингброк сумел усадить стороны за стол переговоров, итогом которых стал Лондонский мир 1712 года. По нему Англия получила право торговли с испанской Вест-Индией, а территория Дарьена была признана Мадридом частью шотландской колонии Новая Каледония. Последнее имело большое значение, так как северное королевство постоянно находилось на грани финансового банкротства, и обретение собственных владений в Новом Свете спасло его от разорения и полного поглощения южным соседом. Вместе с тем, Испанские Бурбоны стали непримиримыми врагами Стюартов, угрожавших их господству над Америкой.

Война четверного альянса

Сражение у мыса Пасарро

Филипп V, ставший королем по итогам войны за испанское наследство, не мог смириться с территориальными потерями, понесенными его державой, и утратой Испанией прежнего высокого статуса. Кроме того, как внук Людовика XIV он претендовал на французскую корону после его смерти, считая, что отречение от нее было ему навязано против воли. В июле 1718 года испанская армия начала боевые действия против Савойи, захватив Ниццу и двинувшись на Турин и Милан. На следующий год в войну вступили Англия, Франция, Нидерланды и Австрия, образовавшие «четверной альянс», целью которого было противодействие амбициям Филиппа V. В морском сражении в заливе Виго англичане нанесли противнику сокрушительное поражение, после чего на северном побережье Испании высадился десант под командованием герцога Берика. Одновременно французы и австрийцы одержали убедительные победы в Италии и Каталонии, а в Новом свете была отражена попытка испанцев захватить форт Сент-Эндрюс и Луизиану.

Оказавшись в дипломатической изоляции, Филипп вынужден был пойти на переговоры — его вторично заставили отречься от всех претензий на французский трон, а так же признать установленные Лондонским миром границы. В качестве компенсации его сын дон Карлос получил статус наследника бездетного пармского герцога Антонио Фарнезе. Поражение Испании в конце концов привело ее к союзу с другой побежденной державой — монархией Габсбургов. 30 апреля 1725 года в Вене был подписан испано-австрийский договор о военном альянсе, к которому через год присоединилась так же Российская империя.

Бой между английским и испанским кораблями

Англо-испанская война

Образование Венского союза привело к тому, что в сентябре 1725 года в Лондоне представители Англии, Франции и Пруссии договорились о совместных действиях против него. Через год Пруссия вышла из альянса и присоединилась к Австрии, но в то же время Лондонский договор был дополнен соглашением с Голландией, Данией и Швецией — собравшись с силами, Яков III принял решение направить в Карибский бассейн эскадру адмирала Фрэнсиса Хозиера, которая в июне 1726 года заблокировала Порто-Белло и стоящий там «серебряный флот». В ответ испанцы попытались атаковать форт Сент-Эндрюс в Новой Каледонии, но были отбиты.

В марте 1727 года английский десант высадился в районе Кадиса и осадил город с суши и с моря, но, простояв под его стенами около четырех месяцев, вынужденно отступил ввиду приближения 25-тысячной армии маркиза де ла Торре. 9 ноября 1729 года стороны заключили Севильский мир, восстановивший статус-кво. Англия была оскорблена тем, что ее союзник — Франция — отказалась объявить войну испанцам, а потому сохранила нейтралитет четыре года спустя, во время войны за польское наследство, и не пришла на помощь Людовику XV в его попытке посадить на трон в Варшаве своего тестя Станислава Лещинского. Размолвка между двумя странами, впрочем, продлилась недолго, т. к. в 1736 году Австрия и Испания дополнили военный союз союзом династическим: дочь императора Карла VI Мария Терезия вышла замуж за Карла Пармского, второго сына короля Филиппа V, в 1737 году унаследовавшего так же престол Тосканы. Поскольку сыновей у императора не было, претендентом на германскую корону становился его зять, что в перспективе вело к возможному возрождению империи Габсбургов на сей раз под властью испанских Бурбонов. Столкнувшись с подобной угрозой, Людовик XV и Яков III отбросили прежние разногласия и в 1738 году заключили соглашение, согласно которому обязались поддержать претензии курфюрста Баварии на имперский престол.

Война за австрийское наследство

Основная статья: Война за австрийское наследство

Осада Маастрихта во время войны за австрийское наследство

В 1740 году копившиеся между великими державами противоречия наконец выплеснулись наружу: с атаки Пруссией силезских владений дома Габсбургов началась война за австрийское наследство. Англия открыла боевые действия де-факто на год раньше, когда после яркого выступления в Палате общин капитана брига «Ребекка» Роберта Дженкинса, у которого испанцы при досмотре судна отрезали ухо, все парламентарии единодушно потребовали от короля объявить войну Испании. Этот конфликт, вошедший в историю как «война за ухо Дженкинса» продолжался 9 лет и завершился подписанием Лиссабонского мирного договора, по которому Куба, захваченная к тому времени силами адмирала Эдварда Вернона, стала английской колонией, а в состав Новой Каледонии вошли Панама и Порто-Белло.

На континенте против сил Венского союза действовал 47-тысячный экспедиционный корпус под командованием генерала Пирса де Ласи, за успешные действия при Фридберге, Гоффонтене и Оссе, где англичане с союзными им французами одержали убедительные победы, получивший чин генерал-капитана и должность главнокомандующего всеми вооруженными силами королевства. Благодаря английской поддержке Людовику XV удалось продиктовать свои условия на Утрехтском мирном конгрессе и добиться признания за баварским курфюрстом короны императора Германии и короля Богемии, а за Пруссией — Силезии. Помимо Европы и Центральной Америки, боевые действия велись так же на Тихом океане, где эскадра Джорджа Ансона разорила побережье Перу и потопила множество испанских торговых судов.

Яков III и VIII в старости

Внутренняя политика

Поскольку правление Якова III продолжалось почти 65 лет, его политика неоднократно претерпевала существенные изменения. Будучи человеком, легко поддающимся влиянию, он парадоксальным образом сочетал в себе стремление если не к абсолютной, то хотя бы к независимой от парламента власти, со страхом перед самостоятельными действиями. Уже в конце 1710-х годов он стал страдать от приступов «меланхолии», к 60 годам фактически самоустранился от принятия решений, а в 1761 году и вовсе переложил большую часть обязанностей на принца Уэльского. Первое десятилетие своего царствования Яков находился под сильным влиянием матери и ее фаворитов — Мелфорта, Перта и Кэрилла; позже их место заняла любовница Марджори Хэй, которой удалось продвинуть на высшие должности своего мужа Джона Хэя (получившего титул герцога Инвернесса), а так же братьев Джеймса и Уильяма Мюрреев (ставших графами Данбаром и Мэнсфилдом соответственно).

К 1750-м годам Яков, чувствуя приближение старости, удалил от дворца семейство Хэев и Мюрреев — его постоянные раздоры с сыном приводили к частым нервным срывам у короля, становившегося с каждым годом все религиознее. Он попытался наладить испорченные отношения с папой, результатом чего стало охлаждение отношений уже с Францией, не зашедшее, однако, слишком далеко. Используя эти настроения монарха, тори и католики-радикалы смогли вернуть утраченное некогда влияние, одним из проводников которого был новый архиепископ Лондонский и выдающийся католический богослов Ричард Чаллонер.

Межпартийная борьба

Как и его отец, Яков III опирался на «высоких тори», однако по мере укрепления королевской власти традиционный союз между ними, якобитами-католиками и радикальными вигами начал распадаться: Яков стремился править более-менее самостоятельно, для чего продвигал на руководящие посты лиц, преданных лично ему — в первую половину его царствования Англия прошла через три периода т. н. «королевского правления». В 1706—1710 годах у власти находилось правительство Драммондов и Кэрилла, в 1714—1718 годах — правительство графа Эйлсбери и маркиза Поуиса, а в 1728—1730 годах — правительство графа Деруэнтуотера, которые представляли фракцию крайних якобитов. Не все из них были католиками (Эйлсбери, например, принадлежал к англиканской церкви), но все безусловно разделяли курс на укрепление королевской власти. Виги, последовательно отстаивавшие ее ограничение, волей неволей оказывались вовлечены в оранжистское движение и, соответственно, постепенно вытеснялись с Британских островов на континент. В результате легальная оппозиция оказалась ослаблена настолько, что в течение нескольких десятилетий ни один виг не был членом правительства. В то же время, среди многих тори росло недовольство курсом, проводимым «придворной партией», а так же коррумпированностью многих ее членов.

Генри Сент-Джон, граф Болингброк, возглавлявший английское правительство в общей сложности 18 лет

Выразителем интересов оппозиции стал Генри Сент-Джон, граф Болингброк, который предложил идею «аграрной партии», противопоставляющей себя «двору». Болингброк в таких сочинениях, как «Рассуждение о партиях», «Об идее короля-патриота» и «О духе патриотизма», сформулировал основные положения программы оппозиции: создание полноценной партии, которая одним фактом своего существования уже ограничивала бы произвол власти по отношению к народу, борьба с коррупцией, замена постоянной армии местным ополчением, ежегодные выборы в парламент, сокращение чиновничьего аппарата и т. д. Помимо самого Болингброка, «аграриев» возглавляли такие известные британские интеллектуалы, как Джонатан Свифт, Фрэнсис Хатчесон, Сэмюэл Джонсон. Благодаря их усилиям удалось сплотить политиков, выступавших против правительства, но не против Стюартов, и в 1730 году «аграрная партия» выиграла выборы. Болингброк сформировал устойчивый кабинет, остававшийся у власти в течение следующих 14 лет.

«Придворная партия», оказавшаяся не у дел, в 1730—1740-х годах переживала кризис: у якобитов не оказалось столь же безусловных лидеров, какими ранее выступали братья Драммонды, из-за чего они распались на несколько враждующих фракций. Благодаря этому аграрии смогли удержать контроль над парламентом и правительством после отставки Болингброка: поскольку формально поста главы Кабинета министров в Англии не существовало, обязанности «первого среди равных» последовательно брали на себя его члены — барон Оглторп, граф Бат, граф Кларендон и граф Мэнсфилд. Лишь в 1751 году тори во главе с герцогом Бофортом и графом Гилфордом смогли вернуть власть, которую удерживали в течение последующих десяти лет, прежде чем их вновь не сменила оппозиция, опиравшаяся на поддержку принца Уэльского.

Развитие экономики

Стюарты последовательно проводили в жизнь политику протекционизма, заключавшуюся в максимизации экспорта и минимизации импорта: правительство защищало своих торговцев и не допускало иностранцев на свой внутренний рынок. Основу этой политики заложил Навигационный акт, принятый еще в 1651 году правительством Оливера Кромвеля — благодаря протекционистским мерам доходы с торговли выросли с 6,5 млн фунтов стерлингов в 1700 году до 14,7 млн в 1760 году. Казна получала существенные доходы с пошлин и налогов, которые затем шли на модернизацию армии и, как следствие, активное участие Англии в вооруженных конфликтах, а купцы могли вкладывать прибыль с торговли в строительство фабрик.

Рабочие ткацкой фабрики

Правление Якова III стало зарей промышленного переворота на Британских островах. Лендлорды, опираясь на поддержку партии тори, продолжали увеличивать свои земельные владения и проводить огораживания, сгоняя крестьян с земли и тем самым способствуя увеличению числа рабочих рук, не занятых в сельском хозяйстве. Часть из них становилась фермерами-арендаторами, часть батраками, многие уходили на заработки в города. Крупные земельные владения могли позволить себе применять удобрения, совершенствовать севооборот, значительно увеличивая производство зерна и мяса — были распаханы песчаные почвы и заброшенные ранее земли, благодаря чему сельское хозяйство смогло обеспечить потребность промышленности в сырье. Увеличивался товарооборот между городом и деревней, для нужд торговли строились новые дороги, углублялись реки, возводились мосты.

Важнейшим условием промышленного переворота стало совершенствование производственного оборудования, в т. ч. изобретение первых машин — в 1707 году Абрахам Дарби изобрел новый способ отливки чугуна и получения кокса из каменного угля, в 1733 году Джон Кей усовершенствовал ткацкий станок с помощью «летучего челнока», который не только ускорил производство, но и породил острый спрос на пряжу, в 1765 году Джеймс Харгривс создал механическую прялку, в которой одновременно работало 15—18 веретен, а через два года появилась прядильная машина, приводимая в движение водяным колесом. Кульминация промышленного переворота пришлась уже на время правления королевы Шарлотты, однако основы для него были заложены при Якове III.

Изменения в культуре

Собор Святого Павла в Лондоне

В отличие от континентальной Европы, в которой XVIII век стал Эпохой Просвещения, в Англии после смерти Джона Локка в 1704 году крупных философов не появлялось: с одной стороны это было связано с тем, что здесь просвещение началось еще при Тюдорах и ко времени воцарения Якова III успело сформировать культуру политического либерализма и религиозной терпимости, за которые европейцам предстояло еще долго бороться, с другой — с оранжистской эмиграцией, которая увлекла за собой многих потенциальных политических теоретиков. Тем не менее, другие отрасли культуры, такие как литература, живопись, архитектура и т. д., при пятом Стюарте переживали расцвет, вошедший в историю как «Яковианский золотой век».

На ниве литературы в это время прославились поэт Александр Поуп, драматург Уильям Конгрив, журналисты Ричард Стил и Джозеф Аддисон. В это время зарождаются такие жанры, как литературное эссе и роман, появляются первые литературные направления — сентиментализм, романтизм и реализм. Под руководством Сэмюэла Джонсона в 1755 году был издан «Словарь английского языка», оказавший колоссальное влияние на формирование современного английского литературного языка.

Расцвет переживает живопись, связанная с именами Джеймса Торнхилла, Джона Вуттона, Джона Вандербанка, Томаса Хадсона и Джошуа Рейнольдса. Большинство из них были портретистами, однако популярными были так же работы в историческом и анималистическом жанре. Вершиной английской живописи стало творчество Уильяма Хогарта, который так же выступал в качестве иллюстратора и гравера — для его работ характерна сатирическая и нравоучительная составляющая.

Вудстокский дворец — образец палладианства

Крупнейшим английским архитектором продолжал оставаться Кристофер Рен, именно в годы правления Якова III завершивший строительство своих наиболее выдающихся сооружений — собора Святого Павла в Лондоне, Гринвичского морского госпиталя, Королевского военно-морского колледжа и т. д. Господствующим направлением в архитектуре продолжали оставаться барокко и классицизм, однако благодаря усилиям графа Бёрлингтона и Уильяма Кента им на смену приходит палладианство, к середине века завоевавшее популярность по всей Европе. Под руководством Бёрлингтона были построены здания Чизуик-хауса и Королевской академии художеств, а Кент перестроил улицу Уайтхолл и ее окрестности.

Успехами было отмечено и развитие английской науки. Такие выдающиеся ученые, как Исаак Ньютон, Эдмунд Галлей, Джон Флемстид и др., продолжали свою деятельность, а на смену им готовилось заступить новое поколение, одним из наиболее ярких представителей которого был физик и химик Генри Кавендиш, опубликовавший свой первый труд о природе газов «Искусственный воздух» в 1766 году. В 1712 году Томас Ньюкомен изобрел паровую машину для откачки воды в шахтах, около 1740 года Эндрю Гордон создал первый электростатический двигатель, а в 1753 году Хью Далримпл разработал современную систему дренажа.

«Кельтское возрождение»

В отличие от Англии, кельтские окраины королевства Стюартов — Шотландия, Ирландия и, в меньшей степени, Уэльс — в течение XVIII века в минимальной степени были затронуты социальными потрясениями, благодаря чему там сложились необходимые условия для т. н. «кельтского возрождения». Оно выразилось как в подъеме интеллектуальной мысли, так и развитии моды на национальный костюм, музыку, литературу на национальных языках и т. д. В Шотландии ключевыми фигурами возрождения стали философы Дэвид Юм, Адам Смит, Томас Рид и Адам Фергюсон, ученые-естествоиспытатели Джозеф Блэк и Джеймс Геттон, архитекторы Уильям, Джон, Роберт и Джеймс Адамы, поэты Аллан Рэмзи, Дэвид Моллет, Джеймс Макферсон и др. Появляются сочинения на гэльском языке, в связи с проникновением капиталистических элементов в аграрные отношения вожди кланов начинают втягиваться в процесс огораживания, провоцируя миграцию горцев (в основном и говоривших на гэльском языке) на территорию равнинной Шотландии, в связи с чем растет число его носителей. В 1769 году в Эдинбурге появляется первая часовня, в которой служба велась на гэльском. Шотландское происхождение Стюартов приводит к распространении моды на все шотландское и к югу от Адрианова вала — при королевском дворе начинают носить килты, береты и перекинутые через плечо пледы.

Ирландское национальное возрождение было не столь ярким, как шотландское, но тоже оставило свой заметный вклад — здесь трудились философы Джордж Беркли и Эдмунд Берк, писатель-сатирик Джонатан Свифт, драматург и романист Оливер Голдсмит. Под влиянием Шотландии входит в моду литература сначала на шотландском, а потом и на ирландском гэльском языке. Одним из крупнейших поэтов, писавших свои произведения на национальном языке и обеспечивший преемственность позднейшей ирландской литературы к бардовской традиции был Эоган Руа О’Салливан.

Джон Мюррей, 4-й граф Данмор в шотландском национальном костюме

В то же время, процесс развития самосознания у кельтских народов не обходился без эксцессов — в Ирландии, где 3/4 населения были католиками, вслед за уравнением всех христиан в правах в 1689 году все чаще стали звучать голоса об ограничении на занятие государственных должностей не-католиками и введение дискриминационных законов, на подобие английских «Тест-Актов», направленных против протестантов. Из-за резко негативного отношения большинства ирландцев к протестантам крупнейшие ирландские аристократы герцоги Ормонд и Арран, остававшиеся убежденными англиканами, были вынуждены делать карьеру за пределами родного острова. На какой-то момент даже наместник Ирландии граф Диллон поддержал принятие закона об исключительности католического вероисповедания, вынудив короля лично вмешаться в работу ирландского парламента. Диллон был отправлен в отставку и заменен на гораздо более умеренного графа Лисмора.

Второе оранжистское восстание

После восстания 1702—1703 годов Англия два десятилетия пребывала в относительном мире — лишь в 1715—1716 годах, в связи с восстановлением католической иерархии и принятием нового календаря, произошла серия стихийных волнений в Лондоне, Оксфорде, Кембидже, Лидсе и ряде других городов, быстро подавленных силами местных магистратов. В то же время, поскольку в ходе беспорядков вновь прозвучали антикатолические лозунги, противники Стюартов как внутри страны, так и на континенте восприняли их как признак готовности населения вновь восстать. В результате смерти принцессы Анны в 1714 года оранжисты раскололись на несколько фракций, наиболее активной из которых оказалось течение «карлистов» — сторонников передачи короны потомкам герцога Монмута. Они создали разветвленную сеть на Британских островах, во многом опираясь на набиравшее обороты методистской движение, а так же возникавшие в большом количестве литературные клубы, ставшие точками притяжения для оппозиционеров из числа аристократии.

Воспользовавшись началом войны с Испанией, в апреле 1727 года последователи герцога Графтона — граф Беркли, генерал Темпл, барон Пелэм-Холлс и др. — подняли мятеж в армии и на флоте, сумев нанести правительственным частям несколько чувствительных поражений, а так же взбунтовать население Корнуолла, Девона, Суррея и Эссекса. Впрочем, масштаб нового восстания был в разы меньшим, по сравнению с предыдущим и уже к июлю Яков III взял ситуацию под контроль, локализовав конфликт и не допустив его распространения на другие области королевства. К сентябрю повстанцы были разгромлены, хотя в ряде мест партизанские отряды оранжистов действовали аж до 1729 года. 23 сентября Графтон, Темпл, Пелэм-Холлс и другие мятежники были казнены в Лондоне, а 5 ноября к ним добавился поэт Томас Тикелл, попытавшийся убить короля у Сент-Джеймсского дворца.

Казнь лидеров оранжистского восстания

Торговля поселенцев в Нью-Инвернессе с индейцами

Разгром восстания 1727 года положил конец организованному сопротивлению Стюартам на Британских островах. В 1730-е годы произошла серия волнений в Уэльсе, после чего мир в королевстве сохранялся вплоть до последних лет жизни Якова III. В 1760-е годы протестная волна опять пошла на подъем: 23 сентября 1762 года после после назначения главой правительства графа Мэнсфилда (шотландца по происхождению) в Лондоне произошел настоящий мятеж под националистическими лозунгами, подавленный силами конно-гренадерского полка; в 1765—1769 годах регулярно бунтовали столичные ткачи, но каждый раз их возмущение вызывали конкретные обстоятельства, не связанные с личностью монарха. После смерти в эмиграции 6-го графа Девоншира опасность потери короны для католической династии сошла на нет.

Внешняя политика

После окончания войны за австрийское наследство в истории Англии наступил 30-летний период внешнего мира — самый продолжительный за минувшие 2,5 века. Основные усилия Якова III были направлены на освоение недавно присоединенных Нью-Инвернесса, Кубы и Новой Каледонии: 13 июля 1749 года вышла Королевская декларация, облегчившая переселенцам покупку земли в новых колониях а так же на присоединенных при Якове II территориях Новой Шотландии и Ньюфаундленда и регламентировавшая правила торговли с аборигенами, занятия промыслами и т. д. Сделано это было в том числе под нажимом Франции, поскольку французы и индейцы в Луизиане жаловались на наплыв английских колонистов к западу от Аппалачей. Шаткого равновесия двум колониальным империям удалось достичь и по вопросу об Индостане во многом благодаря усилиям генерал-губернатора Французской Индии Жозефа-Франсуа Дюпле, который добился заключения в 1744 году Парижского договора, разграничившего сферы влияния: был признан приоритет Британской Ост-Индской торговой компании в Бенгалии и на Малабарском побережье, а французов — в Карнатике и Хайдарабаде. Спустя десять лет границы сфер уточнили заново.

Яков III испытывал к Франции чувство искренней благодарности за предоставленное им с матерью убежище во время переворота Вильгельма Оранского. Он до последнего дня поддерживал теплые отношения с Людовиком XV не смотря на копящие между Лондоном и Парижем скрытые противоречия: английские поселенцы в Америке мечтали получить в свое распоряжение плодородную долину Огайо, шло соперничество за контроль над индийскими княжествами а так же над торговыми путями через Атлантику, Стюарты и Бурбоны все дальше расходились во взглядах на религиозную политику и т. д. Пока были живы Яков и его сын, рожденный матерью-француженкой, эти противоречия удавалось разрешать мирно, однако 31 октября 1765 года 43-летний принц Уэльский внезапно скончался и при дворе в открытую стали говорить о том, что внук короля — принц Чарльз, новый престолонаследник, — может пожертвовать давним союзом.

Конная статуя короля Якова III

Тем не менее, гораздо острее англо-французского было англо-испанское соперничество, главной ареной которого оставался Карибский бассейн: король Карл III мечтал вернуть под свой контроль Панаму и Кубу, а англичане — прибрать к рукам мексиканские и южноамериканские рынки. Кроме того, Испания враждовала с Португалией из-за соперничества вокруг Бразилии и дважды (в 1735 и 1762 годах) предпринимала агрессию против своего западного соседа. Англия и Португалия находились в давнем союзе, а потому любые враждебные действия Мадрида по отношению ко второй вызывали гневную реакцию первой. Наконец, будучи внуком герцога Моденского, Яков III активно вмешивался в дела итальянских государств, лишний раз раздражая своего испанского кузена. В июне 1770 года, вскоре после его смерти, едва не началась англо-испанская война из-за спора вокруг Фолклендских островов, предотвращенная только благодаря дипломатическим усилиям Франции.

Последним узлом противоречий, определявшим политику Англии, было ее соперничество с голландцами — поскольку экономика Британских островов многократно обогнала экономику Республики Соединенных провинций, ее граждане горели от негодования и желания поквитаться. Кроме того, внутри голландского общества шла борьба монархистов и республиканцев, в связи с чем правительство хотело сгладить противоречия за счет внешнего конфликта. Поскольку к середине XVIII века военные потенциалы двух государств уже были несопоставимы, открытое столкновение ничем хорошим для Нидерландов окончиться не могло и они делали ставку на поддержку Испании, рассчитывая натравить ее на Англию, а так же подогревали недовольство оппозиции Стюартам: оранжистов, колонистов в Северной Америке, а так же появившихся ближе к концу столетия сторонников республиканского правления.

Свадьба Якова III и Луизы Аделаиды Орлеанской

Личная жизнь

Брачные планы

Поиск супруги для короля Якова III начался в 1712 году, когда внезапно скончалась его младшая сестра Луиза Мария, создав угрозу перехода короны к Орлеанской или Савойской династии. Первоначально велись переговоры с императором Карлом VI о браке Якова с его младшей сестрой эрцгерцогиней Марией Магдалиной или же племянницей Марией Йозефой — такой союз должен был способствовать примирению двух держав после окончания войны за испанское наследство, однако в Вене это предложение сразу же отвергли и в дальнейшем принцессы династии Габсбургов не рассматривались как кандидатки в королевы. Протестанты из окружения Якова III предлагали ему взять в жены сестру шведского короля Карла XII Ульрику Элеонору, которая ввиду бездетности брата могла в перспективе унаследовать его корону. Этот амбициозный проект не удалось реализовать из-за разницы вер. После отказа Ульрики Элеоноры рассматривалась идея брака с дочерью курфюрста Максимилиана Баварского по имени Мария Анна, однако прибывшие в Мюнхен послы быстро выяснили, что принцесса из-за перенесенного в детстве рахита страдала искривлением позвоночника и катарактой глаза, поэтому ее кандидатура отпала.

После трех неудач были рассмотрены так же принцессы Елизавета Пфальцская, Мария Казимира Собеская, Амалия Гессен-Кассельская, Бенедетта д'Эсте и Августа Баденская, однако все они по тем или иным причинам оказались отвергнуты. Тогда госсекретарь Шотландии герцог Мар весной 1714 года выступил с необычной идеей брачного союза между Яковом и русской царевной — в свое время Пётр I не признал переворота Вильгельма Оранского и впоследствии приезжал в Англию, где произвел самое положительное впечатление на короля, поэтому предложение Мара нашло поддержку при дворе. В Санкт-Петербург отправилось посольство, которому предстояло выбрать, кому из трех племянниц Петра — Екатерине, Анне или Прасковье — предстоит стать английской королевой. Однако царь отказался вести переговоры о браке до заключения мира со Швецией, с которой Англия так же поддерживала дружеские отношения, поэтому объединение династий Стюартов и Романовых так и не состоялось.

Луиза Аделаида Орлеанская — королева Англии, Шотландии и Ирландии

В конце концов 3 февраля 1716 года состоялась свадьба Якова III и Луизы Аделаиды — дочери тогдашнего регента Франции Филиппа II, герцога Орлеанского. Брак был призван укрепить англо-французский союз ввиду осложнения отношений с Испанией, король которой Филипп V стремился распространить свою власть к северу от Пиренеев. Невеста была на 10 лет моложе жениха, что не лучшим образом влияло на их чувства друг к другу; к тому же оба к тому времени имели романы «на стороне»: Яков был в люблен в Бенедетту д'Эсте, приходившуюся ему кузиной, а Луиза — в шевалье де Сен-Максена, спасшего ее жизнь на охоте. Брак оказался не самым удачным: супруги слишком сильно различались характерами, а Яков еще и почти открыто изменял жене с фаворитками Энн Оглторп и Марджори Хэй.

Семья

Королева Луиза Аделаида, не смотря на свое французское происхождение, пользовалось несомненной любовью у подданных: она считалась одной из самых красивых королев Европы, отличалась необычайным умом, увлекалась музыкой, проявляла интерес к теологии, механике, химии и медицине. Не смотря на сильное заикание, Луиза обладала превосходным голосом и красиво пела. Современники отмечали ее «мужской» характер — королева обожала оружие, прежде всего мечи, пистолеты и ружья, умела обращаться с порохом, неплохо стреляла, любила устраивать фейерверки. Отдельной ее страстью была охота, а так же собаки и лошади. Все это принесло Луизе любовь окружающих — смерть королевы в возрасте 44 лет 10 февраля 1743 года повергло страну в глубокий траур. В браке с Яковом III она родила семь детей:

  • Чарльз Эдуард (19 августа 1717 — 13 мая 1718) — принц Уэльский, умер в младенчестве.
  • Генри Бенедикт (17 апреля 1719 — 18 июля 1721) — принц Уэльский, умер в детстве.
  • Мария Франсуаза (14 августа 1720 — 21 декабря 1802) — регентша Англии, Шотландии и Ирландии в 1768—1769 годах; замужем не была.
  • Джеймс Джером (21 января 1722 — 31 октября 1765) — принц Уэльский; был женат на своей двоюродной сестре Марии Терезе Филиците д'Эсте, дочери герцога Франческо III Моденского, от которой имел семь детей:
    • Джеймс Джером (2 января 1746 — 13 ноября 1749) — герцог Кембридж, умер в детстве; 
    • Чарльз Фрэнсис Джозеф Альфонс (6 сентября 1747 — 6 мая 1768) — король Англии, Шотландии и Ирландии под именем Карл III; 
    • Эдуард Джером (17 июля 1748 — 19 мая 1755) — герцог Кендалл, умер в детстве; 
    • Эдгар Джеймс (20 июня 1750 — 14 марта 1752) — герцог Кларенс, умер в детстве; 
    • Мария Франсуаза (18 октября 1751 — 26 сентября 1753) — умерла в детстве; 
    • Мария Шарлотта Елизавета (13 марта 1753 — 23 июня 1821) — королева Англии, Шотландии и Ирландии под именем Шарлотта I; 
    • Джеймс Феликс (29—30 апреля 1754) — герцог Кларенс, умер вскоре после рождения; 
  • Луиза Аделаида (10 августа 1723 — 10 сентября 1790) — была замужем за Джеймсом Фрэнсисом Фитцджеймсом, 3-м герцогом Бериком.
  • Шарлотта Мария (18 июня 1726 — 22 июля 1734) — умерла в детстве.
  • Екатерина Лаура (18 октября 1729 — 25 июля 1762) — была замужем за Луи Жаном Мари де Бурбоном, герцогом де Пентьевр.

Итоги правления

Примечания

  1. Яковом III он официально именовался в Англии и Ирландии, а Яковом VIII — в Шотландии.

Продолжение следует...

Advertisement