Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История
Январская война
Дата

Январь 1923

Место

Квебек, моря вокруг него.

Причина

Кризис совладения Квебека.

Итог

Победа Гипербореи: вхождение Квебека в состав РАШ.

Противники
Флаг Гипербореи.png Гиперборейская империя

Совладение.png Протекторат Квебек (часть)

Флаг Буланже.jpg Королевство французов

Флаг франкофонов.png Протекторат Квебек (часть)

Флаг Лиги.png Национально-католическое движение

Командующие
Штандарт Императора Вселенной.png Яков I

Флаг Гипербореи.png Михаил Дроздовский

Флаг Гипербореи.png Владимир Манштейн

Флаг Гипербореи.png Георгий Жуков

Совладение.png Луи-Александр Ташро

Штандарт королей Франции Гиперборея.jpg Генрих V

Флаг Буланже.jpg Луи Лиотэй Капитуляция.png

Флаг Буланже.jpg Шарль Манжен Капитуляция.png

Флаг Буланже.jpg Максим Вейган

Флаг франкофонов.png Лионель Гру

Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно

Январская война, известная так же как Буран в Квебеке - локальный вооруженный конфликт между Русско-Американскими Штатами и Королевством французов в январе 1923: высшая точка напряженности между Линкольном и Парижем в ходе противостояния бывших союзников по Антанте во времена Интербеллума.

Короткая война в Северной Америке окончательно положила конец гиперборейско-французскому альянсу, что откроет дорогу для будущих европейских реваншистов, и послужит предлогом для продолжения борьбы Линкольна и Парижа по остальному миру. Квебек будет принят в состав Русско-Американских Штатов; это послужит успехом консервативной администрации Джона Дэвиса, что поможет тому сохранить пост министра-президента в 1924-м году. Гиперборея изгнала европейцев из "Нового" континента: теперь страна находилась в безопасности, ибо на ее границах не стояла ничья стоящая внимания и опасений армия.

В то же время наиболее шовинистически настроенная часть армии и общества Гипербореи оказались недовольны "пассивностью" правительства и монарха, которые отказались от логичной эскалации в полноценную войну. Победивший французов в Квебеке генерал-лейтенант Михаил Дроздовский возглавит недовольных, создав через несколько лет злополучный "Патриотический фронт" - крупнейшую и самую влиятельную праворадикальную организацию в истории Штатов.

Причины конфликта

Протекторат Квебек

Поражение Великобритании и крах Британской колониальной империи означали, что победоносные державы Антанты получили в свое распоряжение Канадский доминион - и его часть, Квебек, населенную французами-католиками. После долгих и довольно тяжелых споров между победителями было принято компромиссное решение: создать протекторат Квебек под обоюдным контролем и управлением, учитывая нужды и интересы как гиперборейцев, так и французов. Тогда казалось, что такое решение несет в себе только преимущества, и подобный статус территории будет сохранен в перспективе.

С 1907 по 1920-е года Квебек так и существовал, в статусе совладения Русско-Американских Штатов и Королевства французов. Здесь функционировала коллегиальная и сравнительно демократическая администрация, были представлены вооруженные силы обеих стран, действовала совместная полиция и был составлено специальное законодательство, учитывающее по возможности интересы всех заинтересованных сторон. Довольно долгое время протекторат Квебек существовал между двумя великими державами, служа своеобразным мостом между Старым и Новым светом, площадкой для переговоров и спокойной гаванью для французских оппозиционеров, бежавших туда после введения Филиппом VIII режима военного и нетерпимого правления в 1911-м году. В Квебеке же активисты либеральных и социал-демократических партий могли спокойно найти укрытие под защитой прогиперборейской части администраторов, которые порой даже поощряли их работу и помогали отправлять нелегальную литературу во Францию.

Главой администрации в это время был Луи-Александр Ташро, представитель умеренно-либеральной партии. Он довольно долгое время балансировал между интересами местных жителей и нуждами двух великих держав, желавших увеличить свое собственное влияние на совладение: за счет привлечения инвестиций из Франции и Гипербореи позволило значительно нарастить производство, а статус Квебека как "тихой гавани" позволил привлекать сюда даже капиталы преступного мира Штатов. Ташро смог добиться уверенного экономического роста, при этом не вызывая своими действиями излишнего недовольства представителей Парижа и Линкольна... До поры до времени.

Клубок противоречий

Но к концу 1910-х накопилось слишком много глубоких противоречий, дополнительно осложненных воцарением во Франции Генриха V, собиравшегося привести свою страну к величию через прямой конфликт в Северной Америке. В администрации Луи-Александра Ташро наметилось четкое разделение на сторонников Гипербореи и франкофилов: чиновники принимали подачки с разных сторон, а порой и откровенно, от всего сердца, поддерживали сближение с одной из двух великих держав. Полиэтничность Квебека и его близость к Гиперборее вносила дополнительные трудности: влияние Штатов росло с каждым годом, что не могло радовать профранцузских чиновников и франкофонские общественные элементы. Проводимая премьер-министром Квебека политика индустриализации настроила против них довольно влиятельных традиционалистов, которые в 1921-м году составили "Национально-католическое движение", выступавшее за возможно полное сохранение привычных, традиционных форм жизни, и тесный альянс с французскими братьями по ту сторону Атлантики. Обращение лидеров движения к популизму и умелая игра на действительно складывающихся в протекторате социальных противоречиях (постоянное усиление криминальных элементов из соседних Русско-Американских Штатов, экономическое давление из Новой Англии, вопросы билингвизма и роли Церкви в жизни общества) принесли Национал-католикам значительную популярность среди франкоговорящего населения. Только активное противодействие англофонов и (по сомнительным источникам) прямое давление гиперборейской администрации помешали НКД взять большинство кресел на выборах весной 1922-го, но и в таких условиях естественный союзник Парижа оставался более чем значимой общественной силой. Все эти сигналы были приняты Парижем и расшифрованы как уникальная возможность заполучить прямой контроль над Квебеком.

Анри Петену и Мишелю Монури удалось убедить сюзерена, что французские вооруженные силы способны быстро и без особых потерь выиграть в Квебеке, а элиты Линкольна согласятся отступить после своего поражения и, возможно, отдельных уступок РАШ в других частях света. Кроме великофранцузской мечты, Генрихом V двигали соображения о сохранности режима: именно в Квебеке находились и жили, под защитой гиперборейской части администрации, видные оппозиционеры и диссиденты, угрожавшие стабильности Королевства - и не просто угрожавшие, но активно пытавшиеся ее подорвать. Ликвидация совладения и присоединение Квебека к Королевству стали бы настоящим триумфом Генриха V, закрепившим статус Франции как великой державы и завершившим его "великофранцузскую" мечту - собрать под своим прямым управлением территории, населенные франкоговорящими людьми. С 1922-го года Париж установил прочные связи с руководством национал-католического движения, чьи лидеры обещали свою полную и деятельную поддержку любому реваншистскому плану Родины. Решение было принято королевским правительством весной того же года, когда в Квебек начали поступать подкрепления и новое оснащение. Генералы Монури и Петен настаивали на сохранении конспирации, пытаясь по мере своих сил урезонить монарха: они хорошо понимали, что спешка может не просто сорвать комбинацию, но привести к непоправимым геополитическим последствиям. Именно поэтому в мае в Квебек отправили заслуженного Луи Лиотэя - героя обороны Парижа, доверенное лицо Мишеля Монури; человека, в чьей компетенции в Париже не сомневались. Он принял назначение с достоинством, хорошо понимая как сложность предстоящего задания, так и его важность для будущего всей Франции.

Смена французского командования повлекла изменения и с другой стороны. Министр-президент Дж. Дэвис решил выбрать нового человека и доверить эту ответственную, но гарнизонную службу молодому генералу, зарекомендовавшему себя в других конфликтах Интербеллума. Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский прибыл 12 июня 1922 года на новое место службы - теперь он был назначен командующим гиперборейским гарнизоном, расквартированным в Квебекском протекторате. Таким образом под его руководством оказалось свыше 15 тысяч человек, хорошо вооруженных и пользующихся доверием англофонского населения - и симпатией со стороны либерально настроенных франкофонов, понимающих, что только эти люди стоят между ними и "военным правлением" мажордома Монури. Принимая дела у своего предшественника, Дроздовский обратил внимание на рапорты о участившейся и бурной активности французского гарнизона, куда сравнительно недавно прибыл Луи Лиотэй - прославленный герой Великой войны, чье назначение в Несколько дней генерал Дроздовский изучал поступающие к нему доклады и сообщения: его подозрения и сомнения довольно быстро оформились в страшную догадку: французы и их союзники в Квебеке активно готовятся к... Чему-то серьезному. Ему требовалось обнаружить доказательства для подтверждения своей теории: только тогда он мог переходить к решительным действиям.

Ход событий

Дуэль в тенях

Доблестный генерал Луи Лиотэй официально посетил своего "коллегу" Михаила Дроздовского 15 июня, сославшись на занятость, связанную с передачей ему полномочий и работы. Разумеется, представитель Парижа отрицал любую враждебность между ними, упирая на сохранение официального союза между Линкольном и Парижем; беседа прошла в легком, ненапряженном тоне, где офицеры делились воспоминаниями о Второй Отечественной войне да хвалили друг друга. Затем последовал торжественный и роскошный прием у Луи-Александра Ташро, данный в честь командующих, словно воплощал сие трогательное единство братьев по оружию. Дорогой алкоголь, приятные и веселые полуодетые дамы, свободно владеющие русским, английским и французским, легкие закуски да расслабленные светские беседы обо всем и ни о чем, умиротворяющий полумрак коридоров и яркие взрывы праздничных фейерверков - чего еще можно желать? Может, этого еще кому-то недостаточно? Тогда можете посмотреть на тех, ради кого собиралось праздник: никто здесь ничего плохого не замышляет, но зато и французы, и гиперборейцы Вот Михаил Дроздовский и Луи Лиотэй уважительно пожимают друг другу руки, скромно, но твердо улыбаясь охочим до удачных кадров журналистам; вон квебекские депутаты просят Лиотэя оказать им помощь в отношениях с Парижем, а супруга Ташро танцует с помощником Дроздовского по гражданской части... Как еще продемонстрировать жителям Квебека, да и всему миру, что все спокойно, все тихо, привычно и мирно? Что, как говорил премьер-министр Ташро, "business" действительно "as usual" (эта фраза будет помещена в заголовки всех значимых Квебекских газет, радостно доносивших о сохранении стабильности в "тихой гавани") и беспокоится абсолютно не о чем?

Осталось лишь высказать горькое сожаление: было бы все это от чистого сердца...

Вернувшийся к себе домой, Михаил Гордеевич немедленно вызвал к себе пару доверенных лиц, которым предстояло проверить усилившиеся в генерале подозрения. Поведение французов было слишком мягким и податливым: пока французские дипломаты по всему миру вступали в конфликты с представителями Штатов, здесь, в Квебеке, в этом клубке острых противоречий, Луи Лиотэй, известный "ястреб", набивается в друзья да предается столь бесспорно приятной, но бесполезной ностальгии? Поздней ночью с 15 на 16 июня Михаил Гордеевич собрал ближайших офицеров и заинтересованных советников, собираясь поделиться с ними своими опасениями. Здесь присутствовали Владимир Манштейн, Антон Туркул, Георгий Жуков - со стороны гиперборейского гарнизона - и гражданские советники при администрации Луи-Александра Ташро, состоявшие на зарплате у гиперборейского консульства и заинтересованные ничуть не менее Дроздовского в ориентации на Линкольн.

Бить первым

Кровь на снегу

Итоги и последствия

В культуре

Advertisement