Альтернативная История
Advertisement
Альтернативная История
Япония
Флаг Японии.png Императорская печать Японии.png
Год основания: 660 г. до н. э.
Официальный язык: Японский (де-факто)
Форма правления: Парламентская монархия
Главы государства: См. Список премьер-министров Японии
Столица: Токио
Религия: Свобода вероисповедания
Площадь: 372 800 км²
Население: 1960 — 94 094 000 чел.
1980 — 116 320 358 чел.
Валюта: Иена
Карта страны

Япония (яп. 日本, Нихон, Ниппон, букв. «место, где восходит Солнце»), официальное название — Государство Япония (яп. 日本国, Нихон коку, Ниппон коку), — островное государство в Восточной Азии. Находится в Тихом океане к востоку от Японского моря, Китая, Кореи и Советского Союза. Занимает территорию Японского архипелага от Охотского моря на севере до Восточно-Китайского моря и Тайваня на юге. Поэтическое название — Страна восходящего солнца. Основано, согласно легендам, 11 февраля 660 года до н. э. мифическим императором Дзимму, потомком богини Солнца Аматэрасу, к которому возводят родословную все последующие японские императоры.

Крупнейшие города — Токио, Иокогама, Осака, Нагоя, Киото, Саппоро.

Государственное устройство

Список премьер-министров Японии

     Либерально-демократическая партия      Социалистическая партия Японии

Фото Имя Правление Выборы Партия
35
(48)
Хатояма.jpeg Итиро Хатояма
(1883—1959)
2 года 14 дней
10 декабря 1954 19 марта 1955 Демократическая партия
19 марта 1955 12 октября 1955 1955
12 октября 1955 23 декабря 1956 Либерально-демократическая партия
36
(49)
Исибаси.jpeg Тандзан Исибаси
(1884—1973)
65 дней
23 декабря 1956 25 февраля 1957 Либерально-демократическая партия
37
(50)
Киси.jpeg Нобусукэ Киси
(1896—1987)
3 года 146 дней
25 февраля 1957 12 июня 1958 Либерально-демократическая партия
12 июня 1958 19 июля 1960 1958
38
(51)
Икэда.jpeg Хаято Икэда
(1899—1965)
4 года 114 дней
19 июля 1960 8 декабря 1960 Либерально-демократическая партия
8 декабря 1960 9 декабря 1963 1960
9 декабря 1963 9 ноября 1964 1963
39
(52)
Сато.jpeg Эйсаку Сато
(1901—1975)
7 лет 242 дня
9 ноября 1964 17 февраля 1967 Либерально-демократическая партия
17 февраля 1967 14 января 1970 1967
14 января 1970 7 июля 1972 1969
40
(53)
Фукуда.jpeg Такэо Фукуда
(1905—1995)
3 года 232 дня
7 июля 1972 22 декабря 1972 Либерально-демократическая партия
22 декабря 1972 24 февраля 1976 1972
41
(54)
Охира.jpeg Масаёси Охира
(1910—1980)
1 год 203 дня
24 февраля 1976 24 декабря 1976 Либерально-демократическая партия
24 декабря 1976 15 сентября 1977 1976 Либерально-демократическая партия
при поддержке независимых депутатов
42
(55)
Комото.jpeg Тосио Комото
(1911—2001)
2 года 286 дней
15 сентября 1977 27 июня 1980 1977 Либерально-демократическая партия
при поддержке независимых депутатов
43
(56)
Никайдо.jpeg Сусуму Никайдо
(1909—2000)
1 год 341 день
27 июня 1980 3 июня 1982 1980 Либерально-демократическая партия
при поддержке Партии демократического социализма
44
(57)
Миядзава.jpeg Киити Миядзава
(1919—2007)
4 года 20 дней
3 июня 1982 27 декабря 1983 Либерально-демократическая партия
при поддержке Партии демократического социализма
27 декабря 1983 23 июня 1986 1983
45
(58)
Абэ-старший.jpeg Синтаро Абэ
(1924—1991)
2 года 345 дней
23 июня 1986 22 июля 1986 Либерально-демократическая партия
при поддержке Партии демократического социализма
22 июля 1986 3 июня 1989 1986 Либерально-демократическая партия
46
(59)
Мураяма.jpeg Тацуо Мураяма
(1915—2010)
69 дней
3 июня 1989 10 августа 1989 Либерально-демократическая партия
47
(60)
Уно.jpeg Сосукэ Уно
(1922—1998)
202 дня
10 августа 1989 28 февраля 1990 Либерально-демократическая партия
48
(61)
Дои.jpeg Такако Дои
(1928—2014)
28 февраля 1990 1990 Социалистическая партия
при поддержке Коммунистической партии и Комэйто

Список парламентов Японии

История

Правительство Итиро Хатоямы

В ноябре 1954 года путем объединения нескольких консервативных групп была образована Демократическая партия Японии, возглавил которую Итиро Хатояма, спустя месяц занявший кресло премьер-министра. Хатояма принадлежал к старой элите, подвергшейся репрессиям в период послевоенной чистки госаппарата, и критиковал предшествующий кабинет за слишком проамериканский курс. Он настаивал на пересмотре конституции и создании полноценной сильной армии. 15 ноября 1955 года Демократическая партия слилась с Либеральной партией предыдущего премьера Сигэру Ёсиды в единую Либерально-демократическую партию (ЛДП), ставшую ведущей политической силой в стране. В условиях, когда левый фланг был расколот на множество партий и движений, сплочение консерваторов привело к их тотальному доминированию в японской политике — в последующие 20 лет ЛДП единолично определяла курс развития страны, чему во многом способствовало сохранение традиционных общественных структур, иерархичность отношений среди японцев и их патернализм. Подобная система получила неофициальное название «система 1955 года».

Главным достижением правительства Хатоямы стало восстановление дипломатических отношений с СССР — 7 октября 1956 года в Москве была подписана Совместная декларация, констатировавшая прекращение состояния войны между Японией и Советским Союзом и намерение двух держав заключить полноценный мирный договор. Поначалу переговоры едва не зашли в тупик, т. к. японцы отказывались снять свои претензии на Южный Сахалин и Курильские острова. В качестве компромисса советская сторона предложила передать Токио после официального заключения мира острова Хабомаи и остров Шикотан — т. о. Японии позволялось сохранить лицо, но при этом исключительный контроль над Охотским морем и незамерзающими проливами, связывающими его с Тихим океаном, оставался в руках СССР. Кроме того, по условиям Совместной декларации Москва брала на себя обязанность способствовать принятию своей восточной соседки в ООН. Действия Хатоямы вызвали резко негативную реакцию в США, которые пригрозили отозвать помощь Японии и навеки сохранить контроль над островами Рюкю в своих руках, если Токио откажется от претензий на Сахалин и Курилы.

Визит Итиро Хатоямы в Москву

Под давлением Вашингтона Хатояма вынужден был свернуть попытки нормализовать отношения с коммунистическим Китаем и пересмотреть конституцию, а 23 декабря 1956 года, спустя пять дней после принятия Японии в ООН, он и вовсе подал в отставку с поста премьера. Не смотря на то, что правление Хатоямы продлилось немногим более двух лет, именно к этому времени относится начало Японского экономического чуда. К 1957 году был завершен процесс послевоенного восстановления, объем производства в 2,5 раза превысил довоенный уровень, старые дзайбацу «Мицуи», «Мицубиси» и «Сумитомо», временно разукрупненные после капитуляции страны, вновь вернули контроль над промышленностью и финансами. Одним из последствий оккупации стал шок японцев перед технологическим превосходством Соединенных Штатов, в связи с чем с середины 1950-х годов ставка была сделана на копирование новейших достижений западной техники — поскольку изобретение полупроводников осталось незамеченным американскими компаниями, его подхватили японцы, сумевшие применить их в производстве радиоаппаратуры и электробытовых товаров. Уже в 1955 году компания «Тошиба», а вслед за ней «Хитачи», «Сони» и «Мацусита дэнки», наладила массовый выпуск телевизоров, холодильников, стиральных машин, электропечей, миксеров и др. К 1957 году Япония вышла на первое место в мире по производству керамической посуды, пряжи, штапеля, сульфата аммония и вылову рыбы, а по производству хлопчатобумажных нитей, искусственного шелка, синтетических волокон, ткацких станков, фотоаппаратов, швейных машин и радиоприемников — на второе-третье место. Качество японских товаров стремительно росло, благодаря чему началась их экспансия на зарубежных рынках.

Правительство Тандзана Исибаси

После отставки кабинета Хатоямы впервые в истории ЛДП состоялись внутрипартийные выборы нового председателя. На освободившийся пост претендовали ученый-экономист Тандзан Исибаси, генеральный секретарь ЛДП Нобусукэ Киси и экс-министр транспорта Мицудзиро Исии из клана бывшего премьера Ёсиды. В первом туре большинство голосов набрал Киси, однако затем Исии принял решение поддержать Исибаси, в результате чего тот и стал новым председателем партии и правительства. Выборы 1956 года способствовали рождению первых фракций среди либерал-демократов: поскольку сила партии заключалась в том числе в охвате самого широкого спектра идеологий (от умеренного либерализма до национализма), а так же в тесных связях с многочисленными финансово-промышленными группами и влиятельными семьями, в ней неизбежно возникало внутреннее деление на кланы, группировки, союзы и пр., зачастую формирующиеся по признаку личных отношений между лидерами, а не наличия реальных идейных различий. В отсутствие реальной многопартийности, фактически, борьба за кресло премьера шла между разными фракциями ЛДП, зачастую приобретая весьма драматичный характер.

Тандзан Исибаси (слева) и Нобусукэ Киси (справа)

Исибаси пользовался плодами победы недолго — уже 31 января 1957 года из-за тяжелой болезни он вынужден был возложить временное исполнение своих обязанностей на Киси, а 23 февраля и вовсе подал в отставку. Выборы нового председателя, прошедшие 21 марта, были по большому счету лишь формальностью, т. к. реальная власть уже находилась в руках Киси.

Правительство Нобусукэ Киси

Не смотря на то, что Киси состоял в Демократической партии Хатоямы а во время американской оккупации подвергся репрессиям как член кабинета Хидэки Тодзё, в истории он остался одним из самых проамериканских премьеров. Он вернулся к т. н. «доктрине Ёсиды», заключавшейся в концентрации ресурсов на экономическом развитии и экономии на обороне за счет тесного партнерства с США. 19 января 1960 года в Вашингтоне вместо прежнего «Договора безопасности» был заключен «Договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности», по которому Штаты получили право размещать на японской территории свои сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы. При этом уступкой Токио стали положения о необходимости взаимных консультаций для приведения договора в действие и регулирования порядка функционирования американских баз (прежде американцы пользовались в Японии правом экстерриториальности). СССР встретил этот шаг в штыки: если поначалу на администрацию Киси смотрели позитивно и 6 декабря 1957 года состоялось подписание советско-японского торгового договора, то 27 января 1960 года министр иностранных дел Кузнецов вручил послу в Москве Кадоваки «Памятную записку советского правительства», в которой фактически содержался отказ от положений Совместной декларации и выдвигалось новое условие для передачи островов Хабомаи и Шикотана — полный вывод всех иностранных войск с территории Японии.

Заключение нового договора со Штатами вызвало резкое возмущение и внутри страны — против его подписания выступили все левые и центристские партии, профсоюзы, средний класс, подавляющее большинство интеллигенции и молодежь. Вместе с ущемлением национальной гордости их не устраивало то, с какой бесцеремонностью правительство Киси протаскивало ратификацию договора через парламент при полном бойкоте его заседаний оппозицией (согласно японской традиции важнейшие политические решения принимались консенсусом и, к примеру, за Совместную декларацию с СССР голосовали все партии). 19 мая полиция силой удалила из здания парламента оппозиционных депутатов, пытавшихся сорвать голосование, после чего Социалистическая партия призвала к кампании массовых акций, демонстраций и забастовок против Киси и «его американских хозяев». 10 июня на прилетевшего в Токио пресс-секретаря Эйзенхауэра напали тысячи демонстрантов, в результате чего его пришлось эвакуировать специально присланным вертолетом. Намеченный на 19 июня визит американского президента после этого был отменен.

Протестующие перед зданием японского парламента

В ночь на 19 июня 330 000 демонстрантов собрались перед зданием парламента, резиденцией премьер-министра и посольством США, однако это не помешало ратификации договора. Убедившись, что все юридические тонкости соблюдены, Киси спустя несколько дней подал в отставку, признав ответственность за охватившие страну беспорядки. Движение против договора продолжалось еще несколько месяцев. Его последним трагическим отголоском стало убийство лидера социалистов Инэдзиро Асанумы ультраправым террористом 12 октября 1960 года.

Правительство Хаято Икэды

19 июля 1960 года при поддержке Ёсиды и Киси новым премьером был избран экс-министр финансов Хаято Икэда. Перед ним стояла непростая задача — вернуть ЛДП симпатии избирателей, подорванные в результате протестов против американо-японского договора. Для этого он выдвинул лозунг «удвоения национального дохода», пришедшийся по душе как простому народу, так и предпринимателям, благодаря чему либерал-демократы вопреки всем прогнозам о неизбежном провале и приходе к власти оппозиции выиграли выборы 20 ноября. Впрочем, успех оказался временным, поскольку шедшие по мере экономического бума процессы урбанизации размывали традиционную опору партии в лице селян а так же жителей маленьких городов и поселков. Особенности избирательной системы, отдававшие приоритет селу перед городом, какое-то время позволяли ЛДП удерживать контроль над парламентом, однако такое положение не могло длиться вечно.

Во внешней политике Икэда продолжал курс предшественника на безусловную поддержку США, но пытался все же делать осторожные шаги по диверсификации японской внешней политики. Так, началось налаживание отношений Японии со странами Юго-Восточной Азии, Токио выступил посредником в мирном разрешении конфликта между Малайзией и Индонезией. В июне 1961 года Икэда посетил Штаты, подписав соглашения о создании совместных комитетов по экономике, науке и образованию, а в 1964 году был создан комитет по научно-техническому сотрудничеству. Приход к власти демократической администрации Кеннеди позволил сдвинуть с мертвой точки переговоры о передаче Японии островов Рюкю. Осенью 1964 года стало известно, что Икэда неизлечимо болен. В октябре, не выходя из больницы, он объявил о своем намерении досрочно уйти в отставку, а 9 ноября передал полномочия Эйсаку Сато — младшему брату Нобусукэ Киси. Т. о. фракция Ёсиды-Киси сохранила контроль над партией и правительством.

Правительство Эйсаку Сато

Эйсаку Сато обменивается рукопожатием с Хаято Икэдой на съезде ЛДП

Сато возглавлял правительство 7 лет и 8 месяцев — это самое продолжительное непрерывное пребывание одного человека на посту премьер-министра Японии в XX веке. Однако не смотря на кажущуюся прочность позиций его кабинета, эти годы были отмечены постоянной политической нестабильностью: страну непрерывно лихорадило из-за студенческих волнений и роста леворадикальных настроений, а разразившийся к концу десятилетия мировой энергетический кризис подвел черту под периодом высоких темпов роста японской экономики. К тому же традиционный союз с Соединенными Штатами при Сато дал серьезную трещину ввиду экспансии японских товаров на американском рынке, из-за которой Вашингтон все чаще взирал на Токио, как на потенциального соперника.

Экономическое развитие

За время правления Сато Япония прочно заняла позицию второй экономики капиталистического лагеря. За 15 лет (с 1958 по 1973 годы) ВНП страны увеличился в 6,5 раз, а объем производства — в 10 раз, среднегодовые темпы роста в этот период составляли около 11 %. Такой успех во многом основывался на импорте зарубежных технологий: за 1950—1971 годы японцы приобрели свыше 15 000 иностранных патентов и лицензий, благодаря чему была создана универсальная структура производства. В черной металлургии от мартеновского способа выплавки стали удалось перейти к кислородно-конвертерному, в судостроении — внедрить технологию производства танкеров и сухогрузов, был налажен выпуск аммиака, искусственных удобрений и т. д. В области черной металлургии, судостроения и нефтехимии по мощности и производительности оборудования Япония вышла на первое место в мире, обогнав США. К концу 1960-х годов страна прочно занимала первое место по производству судов, кино- и фотоаппаратуры и химических волокон, а по производству электротехники, электрооборудования, автомобилей и швейных машин — второе.

В это же время объем японского экспорта увеличился в 10 раз — теперь в нем главную роль играл не текстиль, а сталь, радиоприемники, оптические приборы, электрооборудование, телевизоры и т. д. Изменилась и ниша, занимаемая японскими товарами на мировом рынке. Если прежде на них смотрели как на дешевый ширпотреб, то теперь Япония стала синонимом высокого качества. Рост производства приводил и к возрастанию зависимости от ввозного сырья (своей сырьевой базы у страны фактически не было). При этом Япония предпочитала импортировать необработанное сырье, организуя полный цикл его переработки на собственной территории. За счет натиска японских товаров, торговый баланс почти постоянно сводился с положительным для Токио сальдо, благодаря чему были накоплены значительные золотовалютные резервы и начался активный экспорт капитала.

Главный сборочный конвейер «Ниссан»

Изменилась и структура промышленного производства. Так, практически полностью была свернута местная добывающая промышленность, а объем угледобычи, бывшей прежде ее главной отраслью, уменьшился в два раза. Возросла роль транспорта — были проложены скоростные автомобильные и железные дороги, по числу автомобилей (12 млн единиц в 1971 году) Япония уступала лишь США. Интенсивно шли процессы урбанизации, численность сельского населения к 1973 году снизилась до 24,7 млн человек (23 % населения). За счет переселения людей в города сокращалось число арендаторов, в результате чего к началу 1970-х годов практически не осталось безземельных крестьян. Механизация сельского хозяйства и активное применение минеральных удобрений позволили увеличить аграрное производство в 1,5 раза. Такие феноменальные результаты во многом достигались за счет активного участия государства в экономике и применения методов индикативного планирования а так же кредитно-финансовых рычагов для стимулирования развития тех или иных сфер. Если этого оказывалось недостаточно, правительство прибегало и к прямому административному принуждению.

Политические процессы

Экономический бум вел к переменам в структуре общества — росло число представителей научно-технической интеллигенции, служащих, лиц свободных профессий. Улучшались и условия жизни простых людей, в результате чего левым партиям становилось сложнее вести среди них агитацию. При этом рост городов расширял социальную базу оппозиции, одним из последствий чего стал выход на политическую арену центристских партий, критиковавших власть ЛДП, но выступавших против радикализма коммунистов и социалистов. 24 января 1960 года из правого крыла Соцпартии выделилась самостоятельная Партия демократического социализма (ПДС), не поддержавшая движение по пересмотру американо-японского договора. Как позже выяснилось, партия напрямую финансировалась ЦРУ с целью раскола левых сил. На словах придерживающая идеологии европейской социал-демократии, ПДС быстро «сместилась» на позиции правого центра, зачастую блокируясь с либерал-демократами, если это было необходимо для противодействия коммунистам и социалистам. В СПЯ после раскола, напротив, усилилось левое крыло, выступавшее за сотрудничество с Компартией и странами соцлагеря. Раскололось и профсоюзное движение — Генеральный совет профсоюзов Японии (Сохё) поддерживал социалистов, а Конфедерация японских профсоюзов (Домэй), образованная в 1964 года, состояла в союзе с ПДС.

Разгон студенческой демонстрации в Сасебо

Второй центристской партией, возникшей в ноябре 1964 года, стала Партия чистой политики (Комэйто). Фактически это была политическая организация буддийского общества Сока Гаккай, своей идеологией провозглашавшая «гуманный социализм» и отстаивавшая жесткое следование этическим нормам в политике. В отличие от ПДС, Комэйто явно дрейфовала влево, а в 1970-е годы даже не чуралась сотрудничать с Компартией в борьбе против власти ЛДП. Столкнувшись с новыми противниками, либерал-демократы в 1967 году впервые завоевали менее половины голосов избирателей на парламентских выборах. Примерно с этого же времени начинается стремительный рост популярности коммунистов, которых в 1957 году возглавил Сёдзиро Касуга, сформулировавший доктрину «структурного реформизма» — открытости партии для сотрудничества со всеми левыми движениями при сохранении ортодоксальной идеологии и полной лояльности Москве. Движение протеста, активизировавшееся во время правления Сато, создало прочную базу для привлечения сторонников партией Касуги.

Студенческое движение

1964 год выбивался из всей эпохи экономического бума — внезапно резко подскочила инфляция, выросли цены на предметы первой необходимости и образование, из-за чего по всей Японии прокатилась волна студенческих протестов. Начало в следующем году войны во Вьетнаме привело к скачкообразному росту антиамериканских настроений. Их подогревали новости о событиях во Франции, на фоне которых 9 июля 1965 года социалисты и коммунисты договорились о координации усилий в борьбе против правительства Сато. Была создана организация «Мир Вьетнаму», наладившая переправку дезертиров через Советский Союз в Европу. В мае 1967 года многие частные университеты отказались от субсидий военного министерства США. Видя столь разительное неприятие обществом политики Вашингтона, Сато, первоначально заикнувшийся было о готовности участвовать в обороне Окинавы, столкнувшись со всесторонней критикой, вынужден был дезавуировать свои слова, провозгласив полный нейтралитет Японии в конфликте. Чтобы хоть как-то поддержать свой имидж в глазах японцев, Штаты в октябре 1967 года согласились на передачу островов Огасавара (Бонин), в 1969 года вывели свое ядерное оружие с Японских островов и, наконец, вернули Токио территорию Окинавы.

Очередным поводом для недовольства послужило подписание 22 июля 1966 года мирного договора между Японией и Южной Кореей, по которому правительство Сато признало режим Пак Чон Хи единственным представителем корейского народа. В это время на островах проживала 700-тысячная корейская диаспора, симпатии которой были на стороне Пхеньяна. КПЯ и СПЯ так же ориентировались на КНДР, из-за чего ратификация договора сопровождалась многотысячными акциями протеста. В это же время активизировалась борьба за расторжение «Договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности» — к 1970 году должен был истечь срок его действия, после чего Токио имел право продлить либо отменить договор. По инициативе социалистов началось объединение всех левых партий под лозунгами установления нейтрального невооруженного статуса Японии. Первыми к ним примкнули коммунисты, в последствии удалось заручиться поддержкой Комэйто. Митинги оппозиции в 1970 году собирали от 600 000 до 1,5 млн участников, однако ЛДП при поддержке фактически перешедшей на проамериканские позиции ПДС все равно провела через парламент продление действия договора.

Эйсаку Сато, Какуэй Танака и Такэо Фукуда

Правительство Такэо Фукуды

7 июля 1972 года, в канун очередных парламентских выборов, Сато подал в отставку с поста премьера и председателя ЛДП. Его преемником ожидаемо был избран представитель той же фракции Такэо Фукуда. Тем не менее, мощную конкуренцию ему неожиданно составил кандидат от внутрипартийной оппозиции Какуэй Танака, сумевший сплотить вокруг себя немало сторонников в том числе из представителей финансовой олигархии. Не смотря на то, что он быстро оказался в центре коррупционного скандала и оставил попытки самолично сесть в премьерское кресло, влияние Танаки на японскую политику вплоть до середины 1980-х годов оставалось столь значительным, что он заслужил прозвище «Теневого сёгуна». С 1972 года либерал-демократы фактически раскололись на два враждебных лагеря: фракция Фукуды была более консервативной и проамериканской, стремящейся сохранить действующий статус-кво; фракция Танаки, напротив, занимала скорее националистические позиции и стремилась сбросить с Японии американскую опеку, в том числе и за счет сближения с соцлагерем. Более мелкие фракции не имели такого же влияния, но за счет своей поддержки могли склонить соотношение сил в партии в ту или иную сторону.

Время пребывания Фукуды на посту премьер-министра знаменовало окончание периода относительной стабильности японского кабинета. Он продержался у власти 3,5 года, чего не смог повторить ни один из последующих семи премьеров за исключением Киити Миядзавы. На фоне продолжающегося роста леворадикальных настроений правительство пыталось протащить через парламент решение об упрощенном судопроизводстве без участия защиты и законопроект о действиях на случай чрезвычайного положения, однако натолкнулось на решительный протест общества. Неприятным сюрпризом стали и последствия энергетического кризиса, подстегнувшие перестройку японской экономики: в ней выросла роль наукоемких производств (производство компьютеров, самолетов, роботов, оборудования для АЭС и т. д.), отраслей сложной сборки, производства престижных товаров (в частности, высококачественной одежды и мебели), а так же индустрии информации. При этом Япония по прежнему сильно отставала от передовых стран по уровню жизни, обеспеченности жильем, калорийности рациона питания и т. п.

Масаёси Охира с Хуа Гофэном во время визита в Китай

Сильнейшим ударом по администрации Фукуды стал приход к власти в США демократов во главе с Джорджем Макговерном. Последний открыто заявлял о необходимости разрядки международной напряженности и налаживании диалога с соцлагерем, что вызвало шок у консерваторов, для которых внешнеполитический курс Японии заключался в том, чтобы быть «непотопляемым авианосцем США». Особенно двусмысленным положение Фукуды стало после заключения 23—25 октября 1975 года Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, которое многие восприняли, как отказ Вашингтона от вмешательства в дела своих сателлитов даже в случае угрозы коммунистической революции в них. Вдобавок в это время ЛДП погрузилась в пучину коррупционных скандалов, крупнейшим из которых стало «дело Локхид». Сам Фукуда под давлением фракции Танаки 24 февраля 1976 года подал в отставку, чтобы не попасть под расследование, а его должность унаследовал представитель оппозиции Масаёси Охира.

Правительство Масаёси Охиры

Оппозиция, придя к власти, первым делом поставила вопрос о переходе Японии от статуса «политического карлика с большим кошельком» к многосторонней дипломатии. Этому способствовал не только экспорт японского капитала и обида на «предательство» со стороны Вашингтона, но и поиски альтернативных Ближнему Востоку источников сырья, которым теоретически мог служить Советский Союз, где как раз были открыты сибирские нефтяные месторождения. Уже 18 мая 1976 года были установлены дипломатические отношения между Японией и КНР (при этом автоматически последовал разрыв с Тайванем), в том же году Токио официально признал коммунистическую Монголию, а в 1977 году — Вьетнам и Северную Корею. В мае 1977 года Охира вторым из японских премьеров совершил визит в СССР, в ходе которого стороны согласились вновь вернуться к переговорам о заключении мира на основании Совместной декларации 1956 года. Между странами началось активное экономическое сотрудничество: японские компании допустили к разработке южно-якутских угольных месторождений и лесных ресурсов Дальнего Востока, было открыто прямое авиационное сообщение между Токио и Хабаровском, Япония быстро превратилась в крупнейшего среди капиталистических стран торгового партнера Москвы.

За счет советского сырья японская экономика вновь вступила в полосу роста. При этом правительство стремилось снизить зависимость от нефти и угля, уделяя большое внимание развитию атомной энергетики, благодаря чему по мощности АЭС Япония вышла на третье место в мире после США и Франции. Кабинет Охиры так же попытался значительно увеличить военные расходы, инициировав программу перевооружения Сил самообороны. Целью провозглашалось эффективное обеспечение самостоятельного отражения «ограниченной по масштабам агрессии». Поскольку к тому моменту государственные финансы испытывали хронический дефицит, премьер предложил ввести единый пятипроцентный налог на потребительские товары и услуги, что вызвало решительное несогласие как парламентской оппозиции, так и противников Охиры внутри ЛДП, вынудивших его отказаться от амбициозных планов.

Ночной Токио конца 1970-х годов

Фракция Фукуды не могла смириться с потерей власти и единственный раз за всю историю своей партии инициировала отставку либерально-демократического правительства через вынесение ему вотума недоверия. Поводом стали неутешительные итоги выборов 1976 года, в ходе которых ЛДП, серьезно уронившая свой престиж из-за Локхидского скандала, впервые лишилась большинства в парламенте. Вдобавок в ее рядах произошел первый открытый раскол и несколько депутатов-либералов образовали независимый Новый либеральный клуб, ставивший задачей создание альтернативной консервативной партии, очищенной от коррупции. В тот раз при поддержке восьми независимых депутатов Охира сумел получить одобрение парламента, однако 15 июля 1977 года оппозиционные партии при поддержке сторонников Фукуды выразили недоверие премьеру, вынудив того распустить Палату представителей. Итоги новых выборов практически не изменили соотношения сил — устойчивого консервативного большинства сформировать не получилось и Охиру принудили таки подать в отставку. При этом из-за раскола ЛДП значительно возросло представительство коммунистов, а в ряде префектур были сформированы «прогрессивные администрации» из представителей СПЯ и КПЯ.

Правительство Тосио Комото

После ухода Охиры Фукуда попытался вновь занять кресло премьера, однако столкнулся с противодействием других фракций, в результате чего был заключен компромисс и новым премьером неожиданно стал министр внешней торговли и промышленности Тосио Комото, представитель третьей по влиянию фракции Мики. Не имея большинства ни в парламенте (формирование правительства Комото обрело законную силу лишь при поддержке десяти независимых депутатов), ни внутри партии, он вынужден был постоянно лавировать между различными группировками, а так же «заигрывать» с центристами, чтобы нащупать почву для возможного формирования коалиции. Тем не менее, благодаря тому, что фракция Мики меньше других оказалась замешана в коррупционных скандалах, авторитет главы кабинета в целом оставался высоким и 28 июня 1978 года он сумел избраться председателем ЛДП.

Японские корейцы в рамках программы репатриации отправляются в КНДР

Комото продолжал политику Охиры на развитие многовекторной дипломатии. В начале 1978 года от Советского Союза поступило предложение закрепить позитивные сдвиги в отношениях двух стран и приступить-таки к разработке мирного договора. В качестве пролога к его заключению правительству Японии был направлен проект «Договора о добрососедстве и сотрудничестве», с энтузиазмом встреченный в Токио. После серии консультаций 20 апреля 1979 года в рамках визита Комото в СССР состоялось подписание договора, расширившего сферу экономического взаимодействия между государствами и констатировавшего готовность двух стран к полному урегулированию территориальных споров. Так же в это время на передний план вышла политика на Корейском полуострове, где после демократизации на юге и прихода к власти президента Ким Дэ Чжуна активизировались интеграционные процессы между двумя республиками. Комото в русле политики равноудаленности от двух Корей предложил свои услуги посредника — с лидером КНДР Ли Сан Чо удалось договориться о создании ряда совместных предприятий и закупке северокорейцами японских технологий в обмен на поставки продукции добывающей промышленности.

В экономической сфере Комото инициировал программу «Лунный свет», направленную на разработку энергосберегающих технологий для различных отраслей. В 1979 году был принят «Закон о рациональном использовании энергии», предусматривавший введение строгих норм расходов тепла и энергии на предприятиях и государственного контроля за их соблюдением. При Комото началась широкомасштабное скрапирование (демонтаж оборудования с последующей переплавкой) в судостроении, алюминиевой промышленности, нефтехимии, производстве химических удобрений и других отраслях. В то же время правительство предоставляло льготы предприятиям на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), стимулируя развитие наукоемких отраслей. К концу 1970-х годов впервые в США стали открыто говорить об угрозе национальной экономике со стороны Японии — поначалу споры касались лишь отдельных товарных позиций, однако постепенно по ту сторону Тихого океана все громче звучали разговоры о «скупке Америки японцами». В свою очередь и Токио, каждый раз под давлением Вашингтона принимавший меры по расширению внутреннего спроса и стимулированию импорта готовой продукции, все больше тяготился необходимостью действовать в ущерб себе ради блага старшего партнера. Многие политики внутри ЛДП, прежде вполне лояльные Штатам, уловили настроения избирателей и финансово-промышленных кругов, взяв националистическую риторику на вооружение.

Правительство Сусуму Никайдо

К выборам в парламент 7 июня 1980 года ЛДП подошла не в лучшем состоянии — к тому моменту фракции Танаки и Фукуды уже открыто тяготились необходимостью поддерживать видимость единства и прибегать к услугам Комото, как посредника. К тому же после событий в Европе японские левые обрели второе дыхание, рассчитывая на волне антиправительственных настроений прийти к власти вполне демократическим путем. В результате консервативный лагерь потерял порядка 20 мест и Комото, взяв на себя ответственность за все неудачи, объявил, что не будет добиваться переизбрания. Кроме того, впервые четыре оппозиционные партии — КПЯ, СПЯ, Комэйто и ПДС — обладали большинством в Палате представителей и, теоретически, могли сформировать правительства, однако в этот момент демосоциалисты «сбросили маски» и заявили о готовности войти в коалицию с ЛДП. После консультаций между партиями, главой кабинета стал член фракции Танаки Сусуму Никайдо, один из главных архитекторов японо-китайского соглашения, пользовавшийся большим авторитетом и уважением.

Сусуму Никайдо и Тосио Комото

Участники антиядерной демонстрации в Йокосуке

Став участником первого за 30 лет коалиционного правительства, ПДС поставила на повестку дня необходимость построения «общества благосостояния» на основе рыночной экономики с элементами планирования. При этом партия согласилась поддержать политику либерал-демократов по ужесточению полицейского надзора и увеличению финансирования Сил самообороны. Кроме того, демосоциалисты отличались от других оппозиционных партий благосклонным отношением к развитию атомной энергетики, не принимая участия в антиядерном движении, развернувшимся в Японии на рубеже 1980-х годов под влиянием аварии на АЭС Три-Майл-Айлэнд. В целом Никайдо достаточно дешево «купил» лояльность ПДС, отказавшись лишь от программы введения 5-процентного налога. Остальные спорные вопросы, в том числе о сохранении американских оккупационных войск на островах и конституционных поправках, были разрешены в русле консервативной программы.

Правящая коалиция получила условное обозначение «правоцентристской». Важнейшей проблемой, стоящей перед ней, было стремительное увеличение госдолга, неэффективность работы госпредприятий, рост расходов на содержание чиновничьего аппарата. Относительно путей выхода из намечающегося кризиса существовало два мнения: неолиберальное, отстаивающее необходимость приватизации и сокращения расходов, и неодирижистское, напротив, выступающее за усиление регулирующей функции государства и покрытия издержек за счет бизнеса. Первую позицию отстаивала небольшая фракция внутри ЛДП во главе с Ясухиро Накасонэ, а вторую — левое крыло фракции Танаки во главе с Киити Миядзавой. Ввиду общего левого уклона в мире, в том числе в Соединенных Штатах при Эдварде Кеннеди, а так же нужды в помощи демосоциалистов, победу во внутрипартийной борьбе одержала именно вторая точка зрения и 3 июня 1982 года, после истечения полномочий Никайдо, Миядзава был избран его преемником.

Правительство Киити Миядзавы

Миядзава принадлежал к числу наиболее перспективных политиков внутри ЛДП — его уже в 1977 году согласно соцопросам называли лучшим кандидатом в премьер-министры, однако против этого назначения сыграла молодость политика (58 лет, по японским меркам относительно «юный» возраст). Не смотря на внешнюю неприметность, Миядзава отличался твердым характером и язвительной манерой речи. Близкие премьера отмечали наличие у него проблем с алкоголем, что периодически приводило к громким заявлениям, становившимся предметом обсуждения в СМИ, но, как считается, не влияло на принимаемые решения. Миядзава называл себя «политическим реалистом»: имея репутацию «голубя» и противника разрыва со Штатами, он, тем не менее, был тверд в отстаивании интересов своей страны и даже выражал готовность использовать Силы самообороны за рубежом в миротворческих целях. Его приход к власти многими расценивался позитивно и от нового премьера ожидали решительных шагов по преображению Японии.

Парад Сил самообороны в Токио

Важнейшими вопросами, стоявшими перед кабинетом Миядзавы, стало определение дальнейшего вектора развития японской экономики, поиск нового места в стремительно меняющемся мире, решение территориальных споров c Советским Союзом и возврат ЛДП позиций, подорванных в ходе «красных семидесятых». На выборах 1983 года правящая коалиция сумела сохранить большинство, а либерал-демократы даже получили дополнительные 10 мест в Палате представителей, что было воспринято, как согласие японцев с проводимым курсом. По логике межфракционных отношений, министерство иностранных дел в кабинете Миядзавы занял представитель фракции Фукуды Синтаро Абэ, не смотря на все разногласия с премьером, образовавший с ним динамичный дуэт для выстраивания активной внешней политики.

Экономическая перестройка

При Миядзаве продолжалось увеличение роли наукоемких производств в экономике: был модернизирован железнодорожный и автомобильный транспорт, вся страна оказалась охвачена сетью кабельного телевидения, значительную поддержку со стороны государства получила робототехника и микроэлектроника (по производству станков с ЧПУ Япония к концу десятилетия опередила США), автоматизация охватила практически всю банковскую сферу. При этом роль государства в экономике ввиду усложнения ее структуры продолжала возрастать. Так, например, железнодорожный транспорт стал государственным практически на 100 %. Улучшались и условия жизни японцев — страна вышла на одно из первых мест по уровню ВНП на душу населения и размеру почасовой зарплаты (это, правда, компенсировалось очень высокими ценами на товары и услуги), а удорожание рабочей силы вместе с нарастанием зарубежной деятельности японских фирм влекло за собой активизацию выноса производства за границу. Экологически опасные, а также энерго- и материалоемкие предприятия размещались в Корее, Тайване, Гонконге и Сингапуре (а по мере расширения советско-японских контактов — и в СССР), а высвободившиеся мощности переключались на производство сложной техники. Заводы фирмы «Хонда» появились даже в Америке.

К 1985 году дефицит США в торговле с Японией достиг 51,4 млрд долларов, а Европы — 16,6 млрд. Администрация Гэри Харта инициировала заключение нового торгового соглашения, которое бы устранило дисбаланс путем регулирования валютных рынков. Однако Миядзава, стремившийся любой ценой не допустить удорожания иены, т. к. это грозило обрушить весь японский экспорт, выступил против такого соглашения. Размолвка со Штатами наложилась на активное налаживание отношений между Вашингтоном и Пекином и выносом американского производства в Китай, превращавшийся т. о. в главного конкурента Японии в регионе. Для ЛДП провал соглашения 1985 года стал поворотным моментом, после которого в партии окончательно возобладал консенсус на достижение политической независимости от Америки. В это же время резко возросли объемы торговли с Советским Союзом — был заключен договор о рыболовстве, Москва стала важнейшим поставщиком не только сырья, но и продовольствия для Японии, которая к 1980-м годам превратилась в его главного импортера. Ко времени истечения полномочий Миядзавы удалось нормализовать финансовое положение, благодаря чему процесс скрапирования был остановлен.

Выступление Киити Миядзавы на Конференции тихоокеанского экономического сотрудничества

Внешняя политика

Своей целью во внешней политике Миядзава видел «достижение более почетного места в мире», подразумевавшее, в том числе, «выкраивание» собственной сферы влияния в Азиатско-тихоокеанском регионе. Важнейшую роль играли отношения Японии со странами АСЕАН, объем торговли с которыми к 1990 году достиг 62 млрд долларов (вдвое больше уровня 1983 года) — Япония стала главным экономическим игроком на рынках Юго-Восточной Азии, вытеснив США. Еще в 1980 году возникла Конференция тихоокеанского экономического сотрудничества (КТЭС), куда, помимо Японии и стран АСЕАН, вошла Австралия. Вашингтон в 1984 году подал заявку на участие в КТЭС, но правительство Миядзавы, опасавшееся утраты контроля над регионом, ответило вежливым отказом (при этом ее членами в то же время стали Корея и Китай). В 1983 году премьер совершил турне по Корее и Китаю, принеся при этом публичные извинения за военные преступления японцев в годы Второй Мировой войны. Попытка консерваторов провести инициативу о выделении финансирования из бюджета храму Ясукуни, где чествовались в том числе признанные военными преступниками лица, была заблокирована лично Миядзавой со ссылкой на конституционное положение об отделении религии и государства, что так же было позитивно воспринято в Восточной Азии.

Объединение Кореи и потепление отношений с Китаем вызывали все больше сомнений в необходимости поддержания военного союза с Соединенными Штатами. Кроме того, когда в 1980 году не оправдались надежды на поражение коммунистов во Франции и Италии, исчезла вероятность прямой вооруженной конфронтации в Европе. 15 июля 1981 года официально был распущен блок НАТО, начался вывод американских войск с континента. Наконец, в марте 1985 году, в ходе визита Миядзавы и Абэ в Москву, было решено созвать в следующем году мирную конференцию, а руководитель СССР Романов по итогам встречи сделал официальное заявление об отсутствии у Советского Союза каких-либо агрессивных намерений в отношении Японии. На этом фоне среди японцев все популярнее становился лозунг закрытия американских баз, служивших источником постоянных конфликтов с местным населением. Особенно негативное отношение к американцам выражали жители Окинавы, где находилось 62 % баз — за четверть века (с 1972 года) служившими на них военными было совершено 4700 преступлений, в том числе 12 убийств и 110 изнасилований, игнорировать которые с каждым годом становилось все сложнее.

Правительство Синтаро Абэ

Синтаро Абэ ставит подпись под советско-японским мирным договором

Успешное руководство Миядзавы позволило ему отработать два двухлетних срока на посту председателя партии — больше по уставу ЛДП переизбираться он не мог, однако, пользуясь тем, что 6 июля 1986 должны были состояться новые выборы в Палату представителей, на которых консерваторам прочили успех, премьер добивался переноса намеченной на 1 июня партийной конференции на более поздний срок под лозунгом «коней на переправе не меняют». Имей Миядзава козырь в виде успешных выборов, возможно, ему бы и позволили остаться во главе правительства, однако против этой инициативы решительно выступил Абэ, к тому моменту занявший роль лидера фракции Фукуды (из-за чего ее теперь называли фракцией Абэ), уже 10 лет пребывавшей в оппозиции и теперь настойчиво требовавшей передачи власти своему лидеру. Миядзаве пришлось уступить: Абэ стал новым председателем либерал-демократов и привел своих сопартийцев к убедительной победе в избирательной гонке, успех которой был приписан исключительно ему. ЛДП наконец вернула парламентское большинство, избавившись от необходимости формировать коалицию с демосоциалистами — десятилетие поражений осталось позади и теперь новый премьер-министр мог действовать относительно свободно.

Абэ стал третьим представителем семейства Киси во главе Японии (он был женат на дочери экс-премьера Нобусукэ Киси) и готов был зайти гораздо дальше по пути защиты ее национальных интересов. На повестку дня вновь встала необходимость пересмотра конституции, однако для этого требовалось 2/3 голосов в парламенте — без поддержки всех центристов, включая Комэйто, вопрос не мог быть решен положительно. Последняя, впрочем, в отличие от ПДС явно дрейфовала влево: в 1975 году было заключено соглашение о сотрудничестве между Компартией и обществом Сока Гаккай, в результате чего внутри Комэйто возникло собственное ленинистское крыло, а в 1980-е годы лидер КПЯ Иида Момо сформулировал концепцию «правительства Демократического союза», в соответствии с которой к объединению приглашались все оппозиционные силы, согласные бороться за нейтральный статус Японии, разрыв альянса с США и вывод американских войск, придание стране статуса безъядерной зоны и против попыток пересмотреть конституцию. 9 сентября 1986 года председателем Социалистической партии впервые была избрана женщина — Такако Дои, кандидатуру которой в премьер-министры от объединенной оппозиции в конечном итоге поддержали и коммунисты, и Комэйто, похоронив идею конституционной реформы.

Японская семья молится над могилами предков на острове Кунашир

Советско-японские отношения

Получив необходимое большинство в парламенте, Абэ форсировал переговоры с Москвой. С 18 по 24 июля 1986 года и с 21 февраля по 10 марта 1987 года в Японии находился министр иностранных дел СССР Корниенко, который обсудил с премьером предварительные условия мирного соглашения. 23 апреля правительство получило проект договора и 1 октября Абэ вместе с министром финансов Нобору Такэситой, секретарем правительства Сосукэ Уно и внушительной парламентской делегацией вылетел в Москву. Поскольку правительство намеревалось провести последующую ратификацию договора через парламент голосами всех партий, чтобы продемонстрировать единство нации в этом вопросе, в состав делегации включили представителей Соцпартии во главе с Дои, имевшей тесные связи с КПСС. 5 октября состоялось торжественное подписание советско-японского мирного договора, окончательно урегулировавшего все территориальные споры между странами — не смотря на попытки Токио добиться включения в повестку дня обсуждения статуса Южного Сахалина и Курил, советская сторона указала, что Совместной декларацией 1956 года был четко оговорен отказ Япония от претензий на них. Положения этой декларации правительство Абэ продолжало признавать, да и позиции социалистов, занимавших явно промосковскую позицию, нельзя было сбрасывать со счетов, поэтому японцам пришлось ограничиться островами Хабомаи и Шикотан. СССР в свою очередь подтвердил отказ от репараций и согласился не требовать немедленного вывода американских войск с островов. Кроме того, японцам, желающим посетить южные Курильские острова, был предоставлен для этого безвизовый режим.

28 декабря Палата представителей ратифицировала договор, 29 мая 1988 года он официально вступил в силу. Абэ сделал все от него зависящее, чтобы представить итоги переговоров, как свою личную победу, однако многие консерваторы смотрели на него как на предателя, «продавшего» исконные японские земли русским. Позитивнее всего заключение мира восприняла молодежь, для которой Курильский вопрос был эхом давно ушедшего прошлого — поколение японцев, родившееся после войны, в значительно большей степени проникалось левыми взглядами и на налаживание отношений с Москвой смотрело позитивно. После заключения мира последовали так же новые торговые соглашения, по которым Япония продала Советскому Союзу лицензии на производство станков с ЧПУ и технологий для подводного флота, в обмен получив дополнительные гарантии поставок сырья. Тогда же началась реализация строительства Восточного трубопровода из Владивостока по дну Японского моря. 16—19 ноября 1988 года Григорий Романов первым из советских лидеров посетил Страну восходящего солнца. Одновременно был дан старт сотрудничеству двух стран в освоении космического пространства: с 26 ноября по 4 декабря в рамках миссии корабля «Союз ТМ-9» на станции «Мир-1» работал первый японский космонавт Мамору Мори, а спустя два года на станции побывал первый коммерческий космонавт — журналист Тоёхиро Акияма.

Обложка книги Джорджа Фридмана «Грядущая война с Японией»

Мирный договор вызвал немедленную и крайне негативную реакцию Вашингтона. Еще в марте 1985 года Конгресс США единодушно осудил японскую торговую политику, как «несправедливую» и призвал президента Харта ввести жесткие меры по ограничению импорта из Японии. На выборах 1988 года победу в первый раз за 16 лет одержал кандидат-республиканец Александр Хейг, назвавший Японию угрозой более страшной, чем коммунизм (Хейг последовательно выступал за союз с Китаем, в том числе в противовес растущему влиянию Токио). В 1990 году согласно опросам американского общественного мнения Япония опередила Советский Союз в качестве «самой большой предполагаемой угрозы», а в 1991 году вышла книга геополитика Джорджа Фридмана «Грядущая война с Японией», в которой он предсказывал рождение советско-японского военного союза, направленного против Америки. Реинкарнация «Желтой угрозы» не осталась без ответа и на островах — в том же 1990 году согласно опросам большинство японцев впервые назвало «скорее негативным» свое отношение к американцам.

Кризис ЛДП

Успешная политика Абэ, казалось, снимала угрозу досрочной отставки правительства: к концу 1980-х годов разрыв между экономиками Японии и США сократился до 25 % (в начале 1970-х он был восьмикратным), доля страны в мировом производстве автомобилей составила 30 %, стереофонической аппаратуры — около 50 %, цветных телевизоров — более 60 %, видеомагнитофонов — свыше 90 %; количество автомобилей в стране увеличилось до 60 млн (половину из них составляли легковые); Япония вышла на первое место по объему золотовалютных резервов, превратилась в крупнейшего экспортера капитала и мирового кредитора, по размерам зарубежных активов сравнялась со Штатами; 60 % японцев смогли обзавестись собственным жильем. Однако все эти успехи не смогли уберечь правящую партию от кризиса.

В 1988 году на всю страну прогремело «дело Рикруто»: руководство компании «Рикруто», стремясь расширить свою информированность и влияние, установило через дочернюю фирму «Рикруто Космос» тайные связи со множеством политиков, продавая им в благодарность за услуги акции по сильно заниженным ценам до того, как они официально объявлялись к продаже, а новые владельцы акций затем перепродавали их с большой для себя выгодой. В «дело Рикруто» оказалось вовлечено свыше ста человек, включая Абэ, Миядзаву, Накасонэ, Такэситу а так же председателя ПДС Цукамото. 18 апреля 1989 года премьер был госпитализирован — на фоне нервного перенапряжения у него развился рак поджелудочной железы. 3 июня, не покидая госпиталя, Абэ подал в отставку, взяв всю ответственность за коррупционный скандал на себя.

Сосукэ Уно на заводе по переработке отработавшего ядерного топлива

Похороны императора Хирохито

Правительства Тацуо Мураямы и Сосукэ Уно

«Дело Рикруто» поставило крест на карьерах практически всех более-менее видных японских политиков. Те, кто еще вчера считался кандидатами в премьер-министры, теперь спешно покидали свои посты, в результате чего на новых внутрипартийных выборах борьба развернулась между двумя сравнительно малоизвестными претендентами — Тацуо Мураямой из фракции Миядзавы и Сосукэ Уно из фракции Накасонэ. Абэ отдавал предпочтение Уно, который полтора года отработал в качестве министра иностранных дел в его кабинете и разделял консервативные воззрения премьера. Однако на 23 июля намечались выборы в Палату советников, которые по всем прогнозам должны были закончиться поражением ЛДП. Поскольку всех собак при таком исходе повесили бы на нового главу кабинета, Абэ решил поддержать неудобного для него Мураяму, чтобы тот уже через пару месяцев уступил кресло Уно.

74-летний Мураяма стал самым пожилым главой японского правительства за 35 лет. Он не имел особых политических амбиций и был известен скорее как «хороший бухгалтер», многократно возглавлявший различные финансовые и налоговые ведомства. Как и ожидалось, выборы в Палату советников прошли неудачно для либерал-демократов: коалиция во главе с Соцпартией впервые завоевала в ней большинство и Мураяма, повинуясь партийной дисциплине, взял вину за поражения на себя. Уже 10 августа он подал в отставку, проработав в должности премьера всего 69 дней. Новым руководителем правительства ожидаемо стал Уно, однако скандалы никак не оставляли правящую партию. В сентябре газета «Вашингтон пост» опубликовала обвинения в адрес Уно со стороны гейши Мицуко Наканиси, с которой тот когда-то состоял в сексуальной связи — гейша обвинила премьера в «аморальности», высокомерии и неуплате по счету. Скандал получил международный резонанс, имя Уно оказалось скомпрометировано, от него публично отрекся собственный сын.

Коррупция и сексуальные скандалы самым пагубным образом отразились на имидже ЛДП в глазах избирателя. Вдобавок 3 января скончался император Хирохито, бывший формальным главой государства на протяжении 62 лет, — с его смертью разгорелась общественная дискуссия о роли монархии в военных преступлениях Второй Мировой и необходимости ее демонтажа. Согласно опросам общественного мнения, к 1990 году уровень поддержки императорского дома опустился до исторического минимума (правда, даже на этом «минимуме» 7 из 10 японцев поддерживали необходимость сохранения монархии), в стране появилось достаточно заметное республиканское движение. 18 февраля 1990 года на очередных парламентских выборах правящая партия потерпела сокрушительное поражение, лишившись 20 % мест в Палате представителей. «Демократический союз» из СПЯ, КПЯ и Комэйто впервые располагал необходимым для формирования правительства большинством, благодаря чему 28 февраля был образован первый неконсервативный кабинет во главе с Такако Дои.

Правительство Такако Дои

Население

Экономика

Наука и культура

Вооруженные силы

Продолжение следует...

Advertisement