ФЭНДОМ


Azulejos of a caravel - Lisbon redressé

Португальская каравелла (специальная красивая картинка в начале)

Миниатюра посвящается циклу книг Артуро Перес-Реверте "Приключения капитана Алатристе" - именно это мастерское описание Испании начала XVII века подарило мне вдохновение и заставило вернуться к данной развилке. 

По Алкасовашскому договору 1479 года, завершавшего войну Кастилии и Португалии, инфант Португалии Афонсу, сын короля Жуана II, был помолвлен с Изабеллой, дочерью Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской. И поскольку Португалия с Кастилией продолжили политическое сближение, пункты договора сохранили свою силу и весной 1490 года был заключен брак по доверенности между Афонсу и Изабеллой. Политические перспективы этого союза были крайне многообещающими – Изабелла была старшей дочерью четы «католических королей» и в условиях, когда ее брат, Хуан Астурийский, был крайне болезненным юношей, передавала права на престолы Кастилии и Арагона Ависской династии.

Однако мирного объединения Иберийского полуострова не произошло: 13 июля 1491 года Афонсу Португальский погиб на отдыхе в Сантарене, упав с несущейся на скаку лошади. Смерть его была тяжелым ударом как для Португалии, так и для близких его людей: гибелью Афонсу воспользовались как предлогом для изгнания евреев из Португалии, в то время как из-за желания короля Жуана сделать наследником своего бастарда в стране чуть не случился династический кризис. Наиболее тяжело смерть Афонсу была воспринята его молодой женой, Изабеллой: став вдовой, она ударилась в религию, начала постоянно поститься и практиковать самобичевание. В 1498 году она вновь вышла замуж, за Мануэла Португальского, однако многолетние испытания организма не прошли даром и в тот же год Изабелла умерла, родив сына, пережившего ее всего на два года. Так Португалия осталась независимой, а Испания перешла в руки династии Габсбургов.

Но что, если бы принц Афонсу выжил в тот злополучный день и, более того, стал бы новым королем Португалии?

Испанские королевства в начале XVI века

1855-1864, Iconografía española, tomo II, Estampa 61, La princesa doña Isabel, hija de los Reyes Católicos (cropped)

Изабелла, королева Португалии

Брак между Афонсу и Изабеллой был одним из пунктов сближения Испании и Португалии: после войны 1474 года оба государства старались жить в мире. Еще одной частью сближения между странами был Тордесильясский договор 1494 года, разделивший сферы влияния. Португалия официально закрепляла за собой свои африканские земли – Острова Зеленого Мыса и форпосты на берегах материка.

Для Португалии это имело огромное значение, поскольку португальские мореплаватели искали путь на восток – к богатствам Индии и Островов Пряностей. В 1488 году Бартоломеу Диаш открыл мыс Доброй Надежды, в 1490 году в Эфиопию был отправлен Перу да Ковильян. Стремление это окупилось сторицей и в 1497 году для исследования пути в Индию был отправлен Васко да Гама, чья экспедиция была крайне успешной и стала предвестником множества таких же. Однако возвращения Васко да Гамы Жуан II не увидел – он умер летом 1497 года, передав престол своему сыну.

Новым португальским королем стал 22-летний Афонсу VI, позднее получивший прозвище Счастливый. Правление его стало пиком развития Португальского королевства – в 1500 году Педру де Кабрал открыл Индию, а в 1505 году Франсишку ди Алмейда стал первым вице-королем Индии. Вторжение Португалии в Индийский океан за несколько лет изменило всю политическую обстановку – пали мусульманские города на востоке Африки (Занзибар, Софала, Килва, Момбаса), в самой Индии были захвачены некоторые города, такие как Кочин. Португальцы стали угрозой для традиционных торговых путей в этих водах, в связи с чем в 1509 году против них выступили мамлюки в союзе с венецианцами и османами. Флот их был разгромлен в битве при Диу и португальцы за десять лет стали величайшей силой на море.

Второй вице-король Индии, Афонсу де Албукерки, еще более способствовал возрастанию влияния своей страны: в 1507 году им был захвачен Ормуз, в 1510 году он взял порт Гоа, ставший столицей вице-королевства, а в 1511 году – порт Малакка. Город этот, расположенный в Зондском проливе, контролировал все торговые пути, связывавшие Острова Пряностей (нынешние Зондские острова) и Китай с Индией. Таким образом, под контролем Португалии оказалась торговля теми самыми пряностями, что крайне обогатило эту страну. Особенно расцвел Лиссабон, в XVI веке ставший одним из богатейших городов Европы.

Portuguese Morocco

Португальские владения в Африке

Еще одним важным событием для Португалии стало развитие ее колоний в Северной Африке. В начале XV века португальцы обосновались по ту сторону Гибралтарского пролива, захватив Сеуту и в течение века закрепив этот успех: были захвачены такие города, как Танжер, Асила, Агадир и прочие. Мусульманские государства (Ваттасидов, Саадитов и проч.), находившиеся в глубине материка, были разобщены и не могли оказать должного сопротивления. В правление Афонсу VI были захвачены новые портовые города: в 1500-ых годах пали многие портовые города на западе Марокко, такие как Могадор, Анфа, Азамор и прочие. Так была подготовлена почва для дальнейшего проникновения вглубь Африки.

Уния Кастилии и Португалии

Однако важнейшим событием царствования Афонсу VI было вступление на престол Кастилии и Арагона его старшего сына. В браке с Изабеллой Арагонской Афонсу имел четырех детей:

  • Мигел (1493), умерший в младенчестве
  • Хуан (1495-1548), будущий король Португалии, Кастилии и Арагона
  • Элеонора (1497-1551)
  • Фердинанд (1500-1532), кардинал, архиепископ Севильи.

В 1504 году Изабелла после смерти матери стала королевой Кастилии. Афонсу стал принцем-консортом Кастилии, но наибольший политический вес принадлежал отнюдь не им, а Фердинанду, отцу Изабеллы и королю Арагона. Под его давлением Афонсу и Изабелла в 1505 году подписали соглашение в Бадахосе, по которому между супругами разделялись сферы власти в Кастилии. Во многом Бадахосский договор повторял подобный же договор в Сеговии в 1475 году, однако, в отличии от матери, Изабелла не была самостоятельным политиком и была вынуждена прислушиваться как к мужу, так и к отцу.

Весной 1515 года, возвращаясь из Толедо в Лиссабон, Афонсу VI заболел и умер в пути. Его жена, королева Изабелла, после известия о смерти мужа впала в депрессию, а через три недели и сама покинула этот мир. Оба государства наследовал инфант Хуан, коронованный как Хуан III и в Лиссабоне, и в Толедо. Единственным независимым государством на Пиренейском полуострове остался Арагон, управляемый дедом Хуана, Фердинандом, который вел собственную политику без оглядки на кастильских родственников. В 1505 году он женился на своей внучатой племяннице, Жермене де Фуа, однако долгожданного наследника в этом браке так и не родилось.
Ferdinand of Aragon

Фердинанд II Арагонский

Фердинанд был одним из величайших королей своего времени: под его властью находились Арагон, Наварра, Неаполь, Сицилия и владения в Африке. Последние были завоеваны уже собственно во время правления Фердинанда: 23 октября 1505 г. испанцы взяли Мерс-эль-Кебир. В 1506 г. под власть Испании перешла Мелилья, в 1508 г. — островная крепость Пеньон-де-Велес, закрывавшая вход в гавань г. Бадиса (Велеса), считавшегося морскими воротами Феса — столицы Северного Марокко. В 1509—1510 гг. испанский флот под командованием графа Педро де Наварро захватил Оран, Беджайю и Пеньон д'Архель — небольшой островок, запиравший выход из порта г. Алжир, который 15 января 1510 г. был вынужден признать сюзеренитет испанской короны. 25 июля 1510 г. после ожесточенного штурма испанцы взяли Триполи. При защите города, по данным Ибн Ийаса, погибло 40 тыс. муджахидов. Разгром испанцев на о-ве Джербе в 1510 г. временно отдалил завоевание Туниса, но не изменил положение в целом. В 1511 Г. испанцам подчинились алжирские города Тенес, Деллис, Шершель и Мостаганем.

В 1516 году Фердинанд II скончался, и вся его обширная держава перешла к Хуану III.

Правление Хуана III

Третий Хуан

Хуан III

Важнейшим событием правления Хуана III Благочестивого были столкновения с мусульманским миром. Союз испанских королевств столкнулся с Востоком на двух ключевых для него направлениях – в Северной Африке и в водах Индийского океана. Борьба эта будет иметь огромное значение и в правление его потомков, однако ни до, ни после этого она не была столь обширной и ожесточенной. Связано это в немалой степени с ростом могущества сильнейшего исламского государства того периода – Османской империи. Население стран Аравии и Северной Африки, правители которых неспособны были ни отразить врагов, ни установить разумное правление, воспринимало турок как освободителей. В 1517 году султан Селим I Грозный покорил Мамлюкский Египет, его власть также признал Йемен. Он же за два года до того разгромил войско кызылбашей при Чалдыране, разграбив столицу Сефевидов – Тебриз.

Особенно возвышение Османской империи сказалось на португальских владениях в Индийском океане, где уже с 1510-ых годов португальцы были ключевым игроком. Только в 1517—1531 гг. португальский флот совершил девять крупных походов к берегам Африканского Рога. Еще более многочисленными были нападения небольших отрядов португальских кораблей и отдельных каперов, выходивших в море на основе королевских лицензий. С 1523 г. у берегов Аравии стали появляться также португальские корсары, занимавшиеся самовольным пиратским промыслом. Основной зоной португальского пиратства были берега Дофара, Махры, Хадрамаута и районов, прилегающих к Баб-эль-Мандебскому проливу. Наиболее частым нападениям подвергались Кишн, Сейхут, Эш-Шихр и другие города Южной Аравии, а также Массауа, Зейла и Бербера на африканском берегу. Мусульмане отвечали им той же монетой, грабя уже португальские суда и территории.

Крупнейшим успехом португальцев было установление сюзеренитета над Аденом в 1517 году. Аден, крупнейший порт Аравии, контролировал торговые пути из Египта в Индию и теперь португальцы могли окончательно «закрыть» Индию для судов Мекки и Османской империи. Для отпора португальцам в 1532 году Сулейман Великолепный приказал создать океанский флот на Красном море. Однако пустынные берега Суэца не располагали к постройке флота, сам же Сулейман был занят войнами в других местах. Лишь в 1537 году османы наконец начали строительство флота на Красном море и год спустя под командованием бейлербея Египта эта флотилия отплыла к Адену, который захватила без боя. Оттуда она подплыла к Эш-Шихру в Хадрамауте, приняв и прочий Йемен под власть Стамбула. На этом бейлербей Египта, не решившись атаковать португальцев в Индии, вернулся к египетским берегам. Если захват Адена имел смысл в стратегическом и торговом плане, то сам Йемен был сомнительным приобретением: здесь было многочисленное шиитское население, относившееся крайне негативно к османскому владычеству.

По другую сторону Красного моря находился султанат Адаль, чей правитель Ахмед Грань с 1525 года вел завоевательные войны против Эфиопии. В 1530-ых годах мусульмане разгромили многочисленную, но плохо обученную армию негуса, захватили многие эфиопские провинции и разграбили множество городов. Успехи османов и Адаля вынудили испанцев в 1541 году отправить в воды Красного моря свою эскадру. Испанская эскадра под командованием Эстевана да Гама атаковала Суакин, обстреляла Суэц и высадила в Массауа 400 испанских солдат, которые должны были идти на помощь императору Эфиопии. Несмотря на первоначальный успех, этот отряд спустя два года был разгромлен Ахмедом Гранем, на стороне которого были в том числе и янычары. Это был последний успех султана Адаля: в 1543 году в сражении при Зэнтере, в котором участвовали испанцы, Ахмед Грань был убит, а его армия разгромлена. Эфиопия, спасенная от завоевания, стала одним из ключевых союзников Испании на Красном море.

Завоевание Северной Африки

Фигня в Африке

Высадка испанцев в Алжире

Однако наиболее важным фронтом в правлении Хуана III была Северная Африка. Как уже упоминалось выше, в 1505-1515 годах испанцы захватили многие города на побережье страны. Союзниками испанцев были бедуины и местная знать, для которой приход османской власти был нежелателен. Среди городского же населения преобладали про-турецкие настроения: люди эти были враждебны испанской власти и лишь ждали повода для восстания. Поводом этим стало появление братьев Барбаросса: в августе 1512 г. Арудж Барбаросса с небольшим отрядом корсаров высадился с 12 галер в районе Беджайи и напал на испанский гарнизон. К нему сразу же присоединилось около 3–4 тысяч крестьян из Малой Кабилии. На галерах были доставлены пушки, мушкеты и остальное снаряжение. На восьмой день, пробив брешь в крепостной стене, повстанцы пошли на приступ, однако были разгромлены и отступили.

Первым крупным успехом Аруджа Барбаросса стало взятие города Алжира. После смерти 23 января 1516 г. короля Фердинанда жители города, сытые по горло властью иноземцев, отказались присягать новому королю и обратились за помощью к Аруджу. Тот немедленно откликнулся, и весной 1516 г. повстанцы заняли Митиджу, Шершель и вступили в город Алжир, где Арудж возглавил анти-испанское движение. Арудж захватил власть в городе и был провозглашен султаном. Испанский же флот, посланный против Барбароссы, был разгромлен в 1517 году. В том же году Арудж завоевал Тлемсен, создав таким образом обширное государство.

Испанцы не смирились с потерей своих владений и отправили в Алжир 10-тысячную армию под командованием дона Диего де Кордова, более известного как маркиз де Комарес. Испанский флот достиг Орана поздней осенью 1517 г. В декабре 1517 г. маркиз де Комарес перешел в наступление, его поддержали многочисленные племена бедуинов. Однако при попытке взять Алжир испанские войска были полностью разгромлены братом Аруджа, Хайреддином Барбароссой. Ожесточение было таковым, что все испанцы, оказавшие в плену, были убиты.

Но и счастье Хайреддина оказалось переменчивым: в 1519 году в Алжир вторглась армия Хафсидов, поддержанная эмиром Большой Кабилии. В том же году в Африке высадилась испанская армия под командованием Антонио де Лейвы, которая захватила все отвоеванные братьями Барбаросса города вплоть до Атласских гор. Сам Барбаросса бежал на Джербу. Опасаясь возрождения державы Барбаросса, де Лейва в 1520 году осадил Джербу и после долгой осады, в ходе которой Хайреддин погиб, взял город. Так города Алжира перешли под власть Испании. Из этих владений было образовано вице-королевство, первым правителем которого стал спасший его да Лейва.

Новые владения Испании были крайне нестабильны: местное население было ненадежно, что особенно проявилось в 1539 году, когда Пири-Реис, победив испанский флот, высадился в Тунисе и, захватив город, установил здесь власть Османской империи. Прежний султан, Мулай Хасан, сбежал в Оран, где просил испанцев выступить на защиту его прав. Испанцы, для которых установление османской власти в Тунисе грозило потерей собственных владений, в мае 1541 года отправили флот против Пири-Реиса. В этот раз на войну выступил сам король Хуан III.

Испанский флот высадил у Туниса войска, взявшие город штурмом. Облегчило взятие города восстание внутри него 10 тысячи христианских рабов. Город был жестоко разграблен, а многие жители убиты. Мулай-хасан вернулся на тунисский престол, а турецкая эскадра, попытавшаяся вновь атаковать Тунис, была разгромлена в 1541 году у острова Джерба. В обмен на восстановление своих прав Мулай-хасан был вынужден передать испанцам некоторые свои приморские города, такие как Сус и Бизерту. Это лишь сильнее подогревало ненависть местного населения как к испанцам, так и подчиненным им правителям.

Wattasids - Simplified map

Марокко в XVI веке

Не менее важные события для испанской короны происходили в соседнем Марокко. Территория Марокко с конца 15 века находилась в степени крайней раздробленности: на севере правила династия Ваттасидов, некогда визирей Маринидов, а на юге – Саадиты, также возглавившие народное восстание и управлявшие своей частью страны из Марракеша. Наиболее опасны были именно Саадиты: в 1541 году султан Ахмед женился на «пиратской королеве» Саиде, правительнице Тетуана. В том же году он взял португальские Агадир и Аземур, что угрожало и прочим городам Испании в регионе. В 1543 году брат Ахмеда, Мухаммед аш-Шейх, разгромил отправленный против него испанский отряд. Марокко оказалось перед перспективой объединения в руках одного правителя.

Политика Испании в Европе

События в Африке и Индийском океане были, безусловно, ключевыми в царствование Хуана III. Изабелла воспитала своего сына набожным человеком, для которого возвращение Африки и прочих земель в лоно католической церкви было крайне важной задачей. Тем не менее, завоевание Африки имело и практические цели – это защищало Испанию от соседства с Османской империи, под власть же испанцев переходили земли, связывающие Средиземноморье с землями за Сахарой. Кроме того, много вреда Испании приносили африканские корсары, терроризировавшие испанские корабли и побережье. В этом свете европейская политика была скорее второстепенной вещью и в борьбе между Францией и Священной Римской Империи, сотрясавшей бургундские и итальянские земли в начале XVI века, Испания участвовала крайне ограниченно.

Филипп I, император СРИ с 1519 года, хотел привлечь Испанию к союзу против Франции: поэтому в 1519 году он выдал за Хуана III свою старшую дочь Элеонору. Однако в связи с ситуацией в Алжире испанцы выступили в союзе с Германией лишь в 1529 году. Наследник Филиппа, Карл V, поддержав идеи Мартина Лютера, в том году секуляризировал церковные земли, частично в свой домен, а частично – в домен лояльных ему курфюрстов. Франциск I, объявивший себя защитником Католической церкви, выступил против Карла. Франциска поддержали папа римский Климент VIII, Флоренция и католические князья Лотарингии и Баварии. Климент VIII объявил Карла низложенным, а Франциск вторгся в Франш-Конте и Артуа. Хуан III поддержал германского императора, однако поддержка эта была крайне ограниченной – в 1530-1533 году шли бои за Руссильон и Сердань: испанцы вторглись в Верхнюю Наварру и Беарн, однако быстро были вытеснены оттуда. 

Испанско-имперский союз распался в 1541 году: Испания была вынуждена вновь сфокусировать внимание на Африке. В связи с этим в 1541 году Хуан III женил своего единственного наследника, Альфонсо Астурийского, на Жанне д’Альбре, племяннице Франциска I и наследнице Наваррского королевства. В результате этого брака Ависская династия закрепила за собой Наварру, захваченную еще Арагоном в 1512 году. К несчастью, в 1546 году инфант Альфонсо погиб на охоте: наследником его стал двухмесячный сын Энрике. Сам Хуан III крайне тяжело пережил смерть сына: он покинул любимый им Лиссабон, проведя последние два года жизни в Толедо, где и умер в январе 1548 года.

Еще один третий Хуан

Хуан III в старости

Хуан III не являлся великим правителем, однако руководил Испанией достаточно разумно, чтобы сохранять «на плаву» эту крайне разношерстную страну. Он отличался не только набожностью, но и покровительством научной и культурной деятельности: при нем были открыты школы искусств в Мадриде и Коимбре, он поощрял таких деятелей, как Луис де Камоэнс, и прочих. В его правление было положено начало развитию общеиспанской культуры.

Кроме всего прочего, при Хуане III Испания завоевала обширные владения в Новом свете. Еще в 1492 году Христофор Колумб открыл Новый Свет, после чего в неизведанные земли хлынул поток испанских авантюристов. В 1500 году была присоединена Бразилия, в 1519 – Панама, в 1519- – Мексика, а в 1531-1535 годах – Перу. Испанцы претендовали на владычество над всем материком, однако на практике это было крайне сложно осуществить: другие европейцы тоже заинтересовались новыми землями, куда начали проникать чуть позднее. Однако Испании достались те части Америк, где располагались самые развитые туземные государства. Товары, вывозимые из Индий, вызвали многочисленные последствия в жизни испанских королевств.

Правление Энрике V

Регентство Жанны д’Альбре

800px-Jeanne-albret-navarre

Жанна д'Альбре

Итак, 17 января 1548 в Толедо скончался Хуан III, первый король единой Испании. Наследование Ависской династии оказалось под угрозой: единственным представителем династии оставался трехлетний Энрике. Его родственники из Португалии не имели права на престол прочих двух королевств и в случае смерти Энрике престол Кастилии и Арагона переходил бы к Габсбургам. Уния оказалась под угрозой распада.

Опасения, впрочем, были напрасными. Энрике V, пока еще очень юный, проживет долгую и бурную жизнь, полную славных деяний. Впрочем, до совершеннолетия страной правила его мать, Жанна д’Альбре. Мало кто думал, что королева-регент двадцати лет от роду сможет по-настоящему управлять испанскими государствами – крайне разношерстными, к каждому из которых требовался определенный подход. Люди эти чудовищно ошибались: обладая от природы решительным характером, Жанна все 13 лет регентства крепко держала власть в своих руках.

При Жанне Испания, до того захватывавшая лишь прибрежные города Северной Африки, перешла к завоевательной политике, чему способствовала экспансия Саадитов – в 1548 году Мухаммед-аш-Шейх вторгся в эмират Ваттасидов с намерением завоевать север Марокко. Объединение страны стало бы катастрофой для испанских городов на побережье, в связи с чем в 1549 году против Саадитов были отправлены испанские войска во главе с Фернандо Альваресом, герцогом де Альба. В битве у Мекнеса войска Саадитов были разгромлены, а Ваттасиды восстановлены на престоле. Однако баланс продолжался недолго: теперь уже ваттасидский султан Али Абу Хассун стал врагом короны. В 1553 году он попытался заключить союз с турками и даже вторгся во владения ослабленных Саадитов. Герцог Альба, ставший к тому времени губернатором Заморского Алгарве, в 1554 году атаковал Ваттасидов и взял Фес. Султан был вынужден бежать в Турцию, а Альба ликвидировал Фесский султанат, присоединив таким образом Атлантическое Марокко к испанским владениям. Так под власть короны перешли довольно обширные и плодородные земли, пригодные для будущей колонизации.

Продолжилась активная политика и на Индийском океане. Здесь Испании уже принадлежали многочисленные приморские владения: Момбаса, Килва, Занзибар, Софала и прочие на побережье Восточной Африки, Маскат, Бахрейн и Ормуз в Персидском заливе, Гоа, Диу и прочие города в Индии, Малакка и Амбон на Зондских островах. Теперь испанские корабли проникали вплоть до Японии и Китая: привозимое испанцами оружие сыграло большую роль в истории первой. Тем не менее, морское могущество испанцев не было прочным: его пытались подорвать как князьки Индии и Индонезии, так и Османская империя, в 1534 году подчинившая себе Ирак и получившая выход в Персидский залив. В 1547 году Тургут-реис стал начальником строившегося здесь флота и в 1552 году попытался отобрать у испанцев Маскат и Ормуз. Первый ему удалось взять, однако укрепления Ормуза были слишком мощными и Тургут-реис был вынужден вернуться в Басру. После этого османский флот в заливе преследовали одни лишь неудачи: в 1553 году Диего де Норонья разгромил его у мыса Мусандам, в 1554 году – вернули под свою власть Маскат. Попытки расширить испанское влияние, впрочем, также были неудачны: в 1550 году испанцы попытались воспользоваться восстанием арабов Южного Ирака против османского владычества, договорившись с восставшими о занятии Басры. Однако к моменту прихода испанской эскадры повстанцы были разгромлены и флот был вынужден вернуться в Ормуз ни с чем.

Эялет Хабеш

Эялет Хабеш

Положение испанцев в Красном море было более плачевно. В 1548 году испанцы поддержали антитурецкое восстание в Йемене и вновь смогли заполучить власть над Аденом, однако в тот же год были выбиты оттуда. Новый наместник Йемена, Оздемир-бей, был крайне энергичным правителем и уже к 1551 году смог восстановить власть османов над всей страной. Оздемир-бей не ограничился Йеменом и в 1555 году стал бейлербеем эялета Хабеш (Эфиопия). В том же году он взял ключевой порт Эфиопии, город Массауа, после чего покорил многие соседствующие с ним племена. Государства Нубии и султанат Адал признали вассальную зависимость от Стамбула. Создание эялета Хабеш не только угрожало связи Испании с христианской Эфиопией, но и монополии Лиссабона на торговлю пряностями. Поэтому в 1559 году против наследника Оздемира, его сына Османа, была выслана эскадра из Гоа под командованием самого вице-короля Константина Браганса. Эфиопские союзники не смогли поддержать испанцев и те, обстреляв Массауа и Аркико, были вынуждены отплыть ни с чем.

Таким образом, отношения между Испанией и Османской империей были близки к открытой войне. Добавляло проблем то, что османам симпатизировало население испанской Африки: в 1550-ых годах фиксируются нередкие восстания как в городах (Джерба, Триполи, Тунис, Шершель), так и в сельской местности (Большая и Малая Кабилии, Тлемсен). Хотя вассальные Испании султанаты оставались верны короне, подавление этих восстаний ложилось на плечи испанских войск. С установлением гегемонии османского флота в Восточном Средиземноморье вторжение турок в Северную Африку было не только возможно, но и крайне опасным для испанцев.

В связи с этим союз между Германией и Испанией, и без того непрочный, медленно распадался. В эпоху регентства Испания хранила нейтралитет на материке, где в то время происходили активные боевые действия. Нестабильная, раздираемая религиозными конфликтами Германия постепенно уступала французам земли: в 1535 году Франция получила Франш-Конте, в 1556 – Мец, Туль и Верден. Еще один союзник германцев, Англия, тоже был крайне ненадежен. В условиях османской угрозы испанцам было куда важнее сохранить мир на севере и в 1559 году Энрике V был помолвлен с 14-летней Елизаветой Валуа, на которой женился два года спустя.

Борьба с Османской империей

Анри в молодости

Энрике V в молодости

В том же 1561 году Энрике, достигнув 16-ти лет, стал полновластным монархом. Между тем противостояние с Турцией наращивало обороты. В 1564 году турки предприняли экспедицию против ордена иоаннитов, базой которых был город Триполи. Им удалось было захватить город, но год спустя он был отбит испанцами под командованием вице-короля Алжира Луиса де Рекесенса. Кроме того, турки неоднократно предпринимали экспедиции против рыцарской же Мальты, также подчиненной Испании. Однако к большой войне Османская империя явно не была готова – с начала 1560-ых годов османская монета сильно обесценилась, что привело к падению экономики. Это привело к сложной ситуации на некоторых окраинах империи – в частности, в Йемене. Наместники, наследовавшие Оздемир-бею, были слабы и с трудом управляли этой страной. Этим воспользовались испанцы: в 1566 году из Гоа вышла эскадра под командованием вице-короля маркиза де Санта-Круз. Одновременно в северном Йемене разгорелось восстание зейдитов, которые даже взяли Сану. Неспокойно было и в распадающемся Хадрамауте. В такой ситуации бейлербей Йемена с трудом мог отбиваться от мятежников и, воспользовавшись этим, осенью 1566 года маркиз де Санта-Круз взял Аден. Оставив здесь гарнизон, он отплыл к Массауа – столице владений Осман-бея. В поддержку испанцев в войну против турок ввязался и эфиопский император Сэрцэ-Дынгыль. В марте 1567 года пал Аркико, а летом-осенью битва разгорелась у стен Массауа. Здесь многочисленная армия Осман-бея, состоявшая из подчиненных ему бедуинов, вступила в битву с эфиопами и испанцами. Но даже после исхода в пользу последних Массауа не сдался и пал лишь после четырехмесячной осады, так и не дождавшись подкрепления. Таким образом, Эфиопия вновь получила выход к морю.

В 1569 году бои продолжились на обоих направлениях: турки атаковали венецианский Кипр, что спровоцировало создание антиосманской коалиции, в то время как против йеменских повстанцев были отправлены войска во главе с Синан-пашой. Он, сумев договориться с зейдитскими вождями, в 1570 году заключил с ними мир и выдвинулся на Аден. Испанцы, не пытаясь вновь защитить Аден, ушли, перед этим полностью разрушив город. После этого Аден оправиться лишь два века спустя. Новой базой для испанцев стала Массауа, за которую началась ожесточенная борьба.

Восстание в Африке

В это же время и на Средиземноморье началась ожесточенная борьба между Османской империей и христианами: в 1569 году при посредничестве папы Пия V был заключен союз между Испанией и Венецией. Однако немедленному воплощению союза в действительность помешали восстания в Африке и Гранаде. Уже осенью 1568 года произошли восстания на севере Марокко, поддержанные Саадитами. Герцог Альба – Заморское Алгарве было во многом его детищем – вел крайне жесткую политику, сопровождавшуюся насильственным крещением в христианство и разгулом произвола католической церкви. С большим трудом он смог разгромить саадитское войско при Тетуане и подавить волнения, однако со своего поста был все же отозван. Волнения охватили и юго-восток самой Испании – здесь восстали мориски, захватившие обширные гористые районы, именуемые Альпухарры, где и сопротивлялись посланным против них войскам до весны 1570 года.
Альпухаррское восстание

Альпухаррское восстание

Кроме того, новое восстание охватило эмират Тлемсен, где восставшие в феврале 1569 года захватили дворец султана и расправились с последним. Султан Туниса, Абдаллах III, отделался легким испугом, однако был вынужден бежать в контролируемую испанцами Ла-Голетту. Восставшие контролировали обширные территории и обратились с воззванием к султану Селиму II, который, впрочем, ограничился отправкой нескольких сотен янычар.

Приморский Алжир, имевший уже большую долю христианского населения, к восстанию не присоединился, оставшись единственной опорой испанцев в Африке. В 1570 году Луис де Рекесенс, получивший подкрепления из метрополии, разгромил повстанцев при Константине, заставив их отступить в Атласские горы. Султанат Тлемсен, лишившийся своего правителя, был упразднен год спустя. В Тунисе дела шли куда хуже: полыхала вся страна, были осаждены Бизерта и Ла-Гулетта. Лишь в 1571 году Рекесенс, выступив на помощь гарнизонам этих городов, отбил мятежников и усмирял страну вплоть до 1574 года. Многие города, включая Кайруан, были жестоко разорены как испанцами, так и их берберскими союзниками.

Так или иначе, в спокойствии своей страны Энрике V мог убедиться лишь в 1570 году. Ему удалось собрать довольно большой флот – около 300 кораблей, принадлежавших самим испанцам, венецианцам, генуэзцам и прочим итальянцам. Командовали этой флотилией сам Энрике и дож Венеции Себастьян Веньер. Бой с османским флотом, произошедший у острова Закинф 3 сентября, имел удачный исход для христиан: турки были разгромлены и потеряли большую часть своего флота. К желаемому миру это, впрочем, не привело, поскольку турки не только сохранили часть кораблей, но и достроили новые. Не состоялось и желаемое присоединение к коалиции Германской империи, которой вновь пришлось столкнуться с Францией на полях Лотарингии и Фландрии. Париж был угрозой также и собственно Испании – Франция была союзником Османской империи и война на два фронта была не лучшим испытанием. Испания и Венеция в 1572 году заключили мир с Османской империей, не получив ничего от своей громкой победы.

Основным выигрышем для Испании в этой войне было сохранение своих позиций – она удержала за собой Северную Африку и порты на Красном море, столь необходимые для монополизации индоокеанской торговли. Кроме того, за время войны испанцы начали ликвидировать вассальные им султанаты Северной Африки: в 1571 году к владениям Испании был присоединен Тлемсен, в 1572 – Южное Марокко, в 1578 – Тунис.  

Завоевание Египта

Конфронтация с османами возобновилась только в самом конце правления Энрике V: в 1590-ые годы при испанском дворе активно вынашивали планы завоевания турецкого Египта. Подобный шаг решил бы многие проблемы страны, ведь с покорением Египта связь с восточными владениями осуществлялась бы куда быстрее. Более того, владение гаванями Египта сделало бы Испанию гегемоном и на Средиземном море. Экспедиция подобного рода была, безусловно, рискованным шагом, но и Османская империя медленно слабела. Кроме того, параллельно Германия вела войну с турками и в 1598 году знаменитый Мориц Оранский нанес тяжкое поражение турецкому войску при Сигетваре, изгнав осман из Венгрии.

Проблемы Стамбула вовсе не заканчивались на этом: в 1595 году начались восстания против власти в Анатолии, а в 1598 году это выступление стало всеобщим. Главой его был бывший полковой писарь Кара-Языджи, под началом которого восставшие захватили большую часть полуострова. Длился этот мятеж вплоть до 1603 года: Кара-Языджи то подчинялся османскому правительству, то вновь восставал и лишь его смерть в 1602 году приблизила конец этой войны. Но как только закончилось это выступление, у осман начались проблемы на восточной границе: в 1603 году империи объявил войну сефевидский шах Аббас. В этой войне османская армия терпела поражение за поражение, оставив персам покоренные до того Азербайджан и Армению. В этих условиях Стамбул даже пошел на перемирие с германцами, захватившими всю Венгрию.

Престарелый Энрике V решил, воспользовавшись положением, завоевать Египет. Еще до этого, в 1598-1599 годах госпитальеры захватили и разграбили Александрию, а в 1601 – Дамиетту. В условиях ослабления османского флота Египет был легкой добычей. Поэтому в 1603-1605 годах была снаряжена экспедиция под началом Антонио, герцога де Альба. В январе 1606 года армия Альбы без особого труда высадилась в Дельте Нила и начала завоевание Египта. 15 апреля пал Каир, у стен которого была разгромлена и армия египетского бейлербея. Однако окончательное завоевание Египта Энрике V уже было не суждено увидеть.

Отношения с Францией

Да здравствует король Анри

Энрике V в 1580-ых годах

Другим ключевым вопросом было изменение отношений с Францией. Если еще в 1560-ых годах отношения между странами было относительно нейтральным – Энрике был женат на Изабелле Французской и сам был наполовину французом – то в 1570-ые годы Франция вновь начала становится ключевым противником. Этому способствовало завоевание Францией Артуа и проникновение во Фландрию. Антверпен в частности и Фландрия в целом были основными торговыми партнерами Испании на севере Европы и попадание оных под власть Франции было бы крайне опасным. Кроме того, Франция занималась активным поиском земель в Новом Свете: в 1555 году ею были основаны колонии во Флориде и Бразилии, а в 1561 году – в Каролине. Из Бразилии французы были быстро изгнаны, однако в Северной Америке им удалось закрепиться – в будущем на юге Северной Америки образуется Французская Гвиана.

Угроза войны с двух, а то и с трех сторон – временным союзником германцев была и Англия – вынудил Францию хранить относительный мир вплоть до Имперской войны 1613-1633 годов.

Внутренняя политика Энрике V

Если во времена Хуана III испанские королевства были все еще унией трех самостоятельных государств - Португалии, Кастилии и Арагона, то при Энрике проявляется стремление к единому государству. В отличии от деда, постоянно перемещавшегося по всем испанским королевствам, уже в 1570-ых годах Энрике облюбовал в качестве постоянной резиденции Лиссабон. С экономической точки зрения это был разумный выбор - этот город был вратами Испании в Атлантический океан, сюда стекались товары Индии и обеих Америк. Расположение столицы здесь отвечало интересам Испании как единого государства, однако такой жест был крайне пренебрежителен по отношению к кастильской и арагонской знати. Впрочем, сам по себе Энрике, будучи наследником португальских королей, больше опирался на города, постепенно урезая роль грандов в кортесах.

Уважение испанской википедии

Бургосское восстание

В 1585 году бывший секретарь короля, Эсковедо, заключенный в темницу, сбегает из Лиссабона в Старую Кастилию. На требование короля выдать беглеца местная знать поднимает восстание, создав хунту в Бургосе и выступив в поддержку своих свобод. Выступление было поддержано и арагонской знатью, охватив север обоих королевств.

Однако надежды восставших не оправдались: король действовал довольно быстро, на его стороне были крупнейшие города, а южные провинции остались верными Лиссабону. В октябре того же года кастильские бунтовщики были разгромлены у Сеговии и к зиме сошло на нет. С провинившимися король поступил неожиданно круто: зачинщики восстания были казнены, их семьи лишены привилегий. Арагон поплатился за восстание своей автономией: был казнен арагонский судья - хустисия, а его должность ликвидирована.

Более подобные выступления в период правления Энрике не происходили, уже после его смерти став одной из ключевых внутренних проблем Испании XVII века. Сам король в немалой степени способствовал этому - так, в 1590 году были ограничены привилегии для членов Месты, поскольку перегон скота приводил к опустошению кастильских земель. Подобные меры, конечно, имели свои результаты в дальнейшем.

Правление Альфонсо XII

Внешняя политика Испании

Имперская война

Имперская война
Время 3 сентября 1613 - 7 марта 1633
Место Европа, Ближний Восток, Индонезия, Западная Африка, Новый Свет
Итоги
Причина Борьба за монферратское наследство
Участники
Священная Римская империя:
Французский герб Французское королевство
Лотарингия Лотарингия
Генуя Генуэзская республика
Монферрат Графство Монферрат
Герб Венеции Венецианская республика (с 1619)
Сиенский герб Сиенская республика (до 1623)
Armoiries Suède moderne.svg Швеция (с 1617)
Обеих народов Речь Посполитая (с 1619)
Иберийский герб Испанское королевство (1630-1633)
Владения дома Габсбургов:
Герб Карла V Германская империя
Обеих народов Речь Посполитая (до 1619)
Богемия Богемия
Герб королевства Венгрия Венгрия
Русское царство Русское царство
Саксония Саксония (с 1620)
Иберийский герб Испанское королевство (1614-1620)
Флоренция Флорентийская республика (до 1620)
Герб Венеции Венецианская республика (до 1615)
Мантуя Герцогство Мантуя (до 1621)
В начале XVII века общеевропейская политика совершила новый резкий поворот: 25 января 1608 года скончался король Франции и император Священной Римской империи Генрих III. Он был человеком, подверженным различным влияниям, сочувствовал протестантам и вел относительно мирную политику в отношении соседей. Его преемником стал 55-летний Карл V, герцог де Бурбон, уже успевший зарекомендовать себя как удачливый военный деятель и не менее успешный наместник Милана.

По вступлению на престол Карл развил активную дипломатическую деятельность, особенно по отношению к Италии: с середины XVI века Франция сделала своими земли Савойи и Милана, что нервировало как Германию с Испанией, так и различные мелкие итальянские государства. Владычество ее над этими землями было узаконено после Баварской войны (1571-1575), когда Филипп II Габсбург был формально низложен с престола Священной Римской империи, а новым императором Карл X Французский. Впрочем, фактическая власть французов ограничивалась Лотарингией и Северной Италией: в 1577 году собрание курфюрстов в Регенсбурге учредило собственную империю - Германскую, которой к 1613 году правил Максимилиан II, могущественный правитель и великий полководец, отвоевавший у осман Венгрию. Ему принадлежали богатейшие земли Германии - Богемия, Австрия, Тироль, Нидерланды: один его кузен был герцогом Баварии, другой - королем Польским.

Столкновение с таким соперником было опасно и все же оно произошло: в 1613 году началась борьба за Монферратское наследство. Ради поддержки одного из претендентов французы ввели войска в Монферрат, в результате чего сформировалась антифранцузская коалиция Мантуи, Венеции и Тосканы. Выступившие небезосновательно надеялись на поддержку Германии и, в меньшей степени, Испании. И действительно, в октябре 1613 года германцы вступили в войну: вновь развязались боевые действия за земли Артуа и Лотарингию.

Не тот Карл Х

Карл Х, король Франции

Для Франции война приняла поначалу неблагоприятный оборот, поскольку 25 ноября Максимилиан II разгромил ее войска под Мецем, вытеснив врага из Эльзаса и Лотарингии. Тосканцы захватили дружественную Франции Сиену, а венецианцы осадили Милан. Надежд на помощь союзников у Франции не было - внутри Германии у императора практически не было организованной оппозиции, а Турция вела тяжелейшую войну с Ираном. Но на стороне французского короля оказался случай - 15 марта 1614 года Максимилиан II был убит при осаде Вердена, а его племянник Рудольф, ставший новым императором, был 15-ти летнем юношей без полководческих талантов.

Теперь Франции, напротив, сопутствовала удача: в мае 1614 года имперские войска были изгнаны из Лотарингии, а в июне того же года генуэзский аристократ Амбросио де Спинола, нанятый французским правительством, разгромил у Бергамо венецианские войска. Серениссима была вынуждена спешно заключать мир. Возникла угроза уничтожения Флорентийской республики, что взволновало уже Испанию. После многомесячного обмена дипломатическими нотами Альфонс XIII под влиянием фаворита, герцога Осуны, объявил войну Франции (1 декабря 1614).

Весной 1615 года испанская армия выступила из Неаполя на север к Флоренции. Папа римский, несмотря на свою про-французскую ориентацию, не решился выступить против Испании открыто и испанские войска подошли вовремя: Спинола в апреле взял Флоренцию в осаду и 3 мая завязалось ожесточенное сражение перед стенами города, вынудившее Спинолу снять осаду и отступить во французские владения на север. Ему удалось сохранить войско, а значит, новое вторжение в Тоскану было неизбежно. Попытки же вновь переманить на свою сторону Венецию или Геную не увенчались успехом. Боевые действия на Пиренеях шли куда более вяло: испанцы отбили у французов Беарн и осадили Байонну, однако так и не продвинулись дальше.

Тип испанский король (нет)

Альфонсо XII

В следующем, 1616 году, испанцы решили перейти в наступление на Пиренеях: пала Байонна, испанские войска под командованием самого короля двинулись на цветущую Аквитанию, разоряя эту страну. Карл Х, занятый в это время очередной кампанией в Рейнланде, передал командование в Аквитании своему кузену Генриху, принцу де Конде. Генрих, больше заботившийся о собственном кармане, нежели о битве, был разгромлен у берега реки Гаронны. Тулуза была брошена на произвол судьбы и сдалась 10 июня. Испанцы были полны решимости двигаться дальше: в Лиссабоне и Севилье печатались памфлеты о "грядущем возрождении королевства вестготов", при дворе витали нереалистичные планы завоевания всей Франции до Луары и Альп.

Карл Х со свойственной ему энергией принялся за устранение проблемы: поскольку ситуация на Рейне оставляла желать лучшего - германцы в очередной раз вторглись в Артуа и Пикардию - он был вынужден назначить главнокомандующим все того же Спинолу, переведя его из Италии в Аквитанию. Тот обнаружил армию Конде в крайне запущенном состоянии: большинство солдат попросту разбежалось, в связи с чем генуэзец был вынужден набирать их вновь, причем на свои деньги. Времени на это у него было не так много, поскольку для Франции складывалась все более неблагоприятная ситуация: испанцы захватили Гасконь и взяли Нарбонн, в перспективе угрожая даже Провансу и Бордо.

Спинола стремился к встрече с противником, дабы не дать тому пройти дальше на север и разграбить страну. Король Альфонсо, подстегиваемый фантазиями, как своими, так и собственного двора, поверил в свой полководческий дар и "встречу" эту принял. Результатом оной стал полный разгром испанских войск у городка Монтобан 7 сентября - кавалерия Спинолы, разгромив испанскую, ударила испанским пехотинцам по левому флангу, вынудив их в беспорядке отступить. Поражение это, впрочем, более несло моральный эффект - Альфонсо XII в спешке покинул фронт, бежав в Байонну, а оттуда в Лиссабон, назначив новым командующим престарелого Себастьяна Браганса, своего дальнего родственника. Себастьян старался закрепиться в тех городах, что еще держали испанцы, опасаясь дать Спиноле генеральное сражение. Тулуза и прочие города в течении Гаронны пали еще осенью, но куда сложнее было освободить приморские города - Нарбонн и Байонну. Испанский флот был намного сильнее французского, особенно на Средиземноморье, поэтому здесь противостояние затянулось до следующего года.

Итальянская кампания того года не менее разрушительной для Испании: Анри, герцог де Роган, назначенный командующим французскими войсками в Италии, оказался талантливым полководцем и разгромил флорентийские войска у Пистойи, а в ноябре взяв и саму Флоренцию. Теперь под угрозой оказались даже испанские владения. Папа римский, пытавшийся примирить противников, успеха не достиг и в марте 1617 испанцы попытались действовать с моря, надеясь высадить десант в Пизе. Против испанцев вышел французско-генуэзский флот, которым командовал Джорджо Чентурионе, близкий друг генуэзского дожа. Его противником был Педро де Осуна, друг короля Альфонсо и даровитый администратор. Оба не обладали особым опытом в морских сражениях, но флот Генуи переживал не лучшие времена, в то время как испанский флот был куда больше и опытнее в баталиях. Так 31 марта небольшой союзный флот оказался разгромлен, а Тирренское море - полностью подконтрольно испанцам.

Построение терций

Построение испанской терции

В условиях полного господства на море Осуна решился на авантюру и неделю спустя испанские войска с моря захватили Геную и затем оккупировали всю Лигурию. Очевидно, что целью испанцев были еще неразграбленные земли Савойи, через которые осуществлялась связь между Францией и Ломбардией. Де Роган был вынужден бросить Тоскану и поспешить на север, дабы не допустить такого оборота событий, однако при встрече с испанцами у Карманьолы под Турином (11 июня) его армия была разгромлена, а сам он - взят в плен. Под властью Осуны в короткий срок оказалась почти вся Северная Италия от Альп до Пармы и Лукки, но двинутся далее, на Францию, он не мог - его армия была слишком малочисленна, Венеция и Феррара заняли явно враждебную позицию, а метрополия не спешила присылать подкрепления, готовя новую армию для вторжения в Лангедок, где держался из последних сил Нарбонн.

Спинола блокировал этот город еще в прошлом году, но первый штурм закончился неудачно и он был вынужден взять Нарбонн в вялотекущую осаду. Расположенный в 12 километрах от моря, Нарбонн не мог полноценно снабжаться с моря, а потому представлял куда более легкую добычу, чем та же Байонна. Несмотря на это, город пал лишь полгода спустя, так и не дождавшись никаких подкреплений - испанская армия, которая должна была наступать в Южной Франции, занималась подавлением восстаний в Арагоне и Каталонии (см. ниже). Повстанцы обратились за поддержкой к французскому королю и Карл Х выдвинул в Каталонию армию Спинолы. Последний, прибыв в ноябре 1618 года в Барселону, был неприятно поражен разрозненностью новых союзников и их откровенным нежеланием выполнять прежние договоренности, в том числе и признание Карла Х графом Барселоны. У Лериды (1 января 1619) неоднородное союзное войско было разгромлено испанцами и Спинола, бросив каталонцев, отступил обратно в Лангедок.

Терция на привале

Терция на привале

Сам Карл Х, передав ведение войны на Рейне дофину Франциску, решил освободить Италию. В апреле 1619 года его войско пришло в Италию, встретившись с испанцами герцога Осуны у города Сузы. Сражение оказалось крайне ожесточенным, но испанцы, куда более малочисленные, после бегства тосканских союзников были разгромлены и с большим трудом отступили к Милану. Против испанцев выступила и Венеция, осадившая в мае Бергамо. Тем не менее, испанцы все еще удерживали Тоскану, Байонну, Беарн и юг Лангедока.

В конце 1619 года произошли вещи, заставившие стороны прийти к миру: Германия вновь активизировалась на Рейне после разгрома поляков при Лигнице, испанцы были вынуждены подавлять восстание в Египте и защищать колонии от германцев, активно пытавшихся закрепиться в обеих Индиях. При посредничестве понтифика в сентябре 1619 года начались мирные переговоры в городе Урбино, в котором после четырех месяцев переговоров был наконец заключен мир, по сути возвращавший обе страны к status-quo:

  • Испанцы возвращали Байонну Франции, но за ними оставались пограничные области, полученные от Жанны Альбре (Фуа и Беарн).
  • Испания получала от Генуэзской республики Корсику за небольшую сумму, Сиена снова обретала независимость.
  • Монферрат становился владением Франции (дофин Людовик стал мужем герцогини Монферрата).
  • Испанцы признавали за французами некоторые владения в Новом Свете (Флорида и Гвиана [1]).

Хотя война Испании и Франции закончилась, продолжалась война на севере, вдали от испанских границ. Еще десять лет будут идти бои на Рейне и во Фландрии, опустошившие эти области; в боях за Малую Польшу взойдет звезда некоронованного владыки Чехии Валленштейна; Густав-Адольф, король Польши и Литвы, будет пытаться остановить распад доставшейся ему державы, воюя со множеством врагов, от германцев до османов; вмешается в эту войну и Россия под владычеством ветви германских Габсбургов. Возможно даже, что именно там, в столь отдаленных краях, происходили самые важные для Европы события, но, к сожалению, они находятся вне Испании - и, соответственно, нашего повествования.

Испанские колонии в Вест-Индии

Старый Мехико

Мехико в XVII веке

К XVII веку на территориях обеих Америк наибольшие владения принадлежали, безусловно, Испании: под ее властью находились вице-королевства Новая Испания (Мексика, Калифорния, Новая Мексика, Центральная Америка) и Перу (собственно Перу, Новая Гранада и Чили). Также испанцам принадлежали Антильские острова и побережье Бразилии. На сих огромных территориях покоилось могущество Испании: на рудниках Перу, в особенности в Потоси добывалось огромное количество золота и серебра, которое галеонами перевозилось в Старый свет, в Испанию и ее африканские владения, где эти благородные металлы и оседали. В Мексике же росли и многочисленные дары природы: кофе, табак, индиго и многие другие. Почва удивляла своей щедростью земледельца: один крестьянин в конце марта принес вице-королю колосья пшеницы, которую посадил в конце января. Скороспелые овощи вызревали всего за 16 дней, а более крупные, такие как дыня, тыква и огурцы, можно было подавать к столу через месяц после того, как семена бросали в почву. Земля, увлажняемая ручьями, реками и частыми ливнями, обласканная жарким солнцем обладала огромной, щедрой животворящей силой. Правда, нужно было привыкнуть к жаркому климату и научиться лечить тропическую лихорадку - но как только первые трудности были преодолены, в Америку устремился поток переселенцев, не только дворян, которых преследовал золотой мираж, но и испанских крестьян, мечтавших распахать поляны этого райского сада.

Испанцы жестко эксплуатировали свои колонии: лишь приезжие из метрополии имели право занимать какие-либо административные должности и даже белые, уже рожденные в колонии (креолы) не могли себе этого позволить, хотя и были наделены всеми гражданскими правами. Индейцы же, численность которых и без того поредела в первый век завоевания, были обложены многочисленными податями и вынуждены были выполнять принудительные трудовые повинности. Наиболее тяжелым было положение вывезенных из Африки рабов, которые нередко поднимали восстания, особенно в землях Бразилии. Тем не менее, следует отметить и положительные моменты - испанцы привезли с собой не только болезни, но и определенную культуру, неизвестные до того Новому Свету технологии, образование. Мехико и Лима к началу XVII были самыми значительными городами Вест-Индии. О пышности мексиканского двора в Европе ходили легенды. Действительно, все предметы роскоши, которые Новая Испания поставляла в метрополию: золото и изумруды, ценные породы дерева и какао, меха и сафьян, перья экзотических птиц и индейские ткани, – в Мексике были предметами обыденного, если не сказать повседневного спроса. Через Мексику проходили и торговые пути Европы к странам Дальнего Востока: Китаю и Японии, откуда везли фарфор и лаковые изделия, часть из которых, естественно, оседала на западной стороне Атлантического океана. Остальным европейцам это богатство было доступно лишь через испанское посредничество, что стимулировало их собственные попытки основать колонии в Америке.

Французская флорида

Осада Форт-Франциска

Первыми посягнувшими на испанскую монополию были французы. В 1555 году французские гугеноты основали колонию Антарктическая Франция на юге Бразилии, однако эта попытка была неудачной: через пять лет колония была ликвидирована испанцами, не желавшими делить эти земли с конкурентами. Но французы не сдавались и в 1562 году была основана колония во Флориде, а в 1564 - севернее. Территории к северу от Флориды французы назвали Гвианой - в честь французской провинции Гиень, откуда часто отплывали колонисты в Америку. Испанцы, отвлеченные на восстания в Америке и контроль собственных колоний, не смогли пресечь этой попытки и уже к 1610 году Французская Гвиана с населением около 20 000 человек, не считая индейцев, занимала территории от реки Саванна до реки Апалачикола, включая собственно полуостров Флорида. В 1595 году испанская экспедиция попыталась разгромить флоридские поселения, бывшие также рассадником пиратов, однако потерпела тяжелое поражение у столицы колонии, Сен-Франциска. Еще две экспедиции, предпринятые в 1613 и 1619 году, также не имели успеха, что было следствием успешных действий губернатора Флориды, Самюэля де Шамплена, который привлек в эту страну многочисленных колонистов и всячески способствовал ее развитию. В 1620 году при заключении мира Урбино все территории к востоку от Миссисипи признавались французскими, что положило начало освоению юга Северной Америки.
Новый Антверпен

Новый Антверпен в 1650 году

Были и государства, чье проникновение в Америки не было санкционировано вообще никакими договорами, но и не могло быть пресечено испанскими или французскими властями. Речь, конечно же, о германцах и англичанах, обделенных в колониальной гонке. Особенно, конечно же, усердствовали германцы - Габсбургские Нидерланды в XVII веке испытывали экономический и культурный подъем. В 1614 году германский мореплаватель Адриен Блок основал "Компанию Новых Нидерландов", которая должна была осваивать американские земли между 35-ой и 45-ой параллелью северной широты. Вскоре компания разорилась, однако в 1625 году был основан форт Новый Антверпен, позднее выросший до города. Германия была крайне заселена, поэтому колонистов для новой колонии хватало: уже к 1650 году ее население составляло около двух третей от населения соседней Французской Флориды. Соседство это было неприятным: германцы и французы настраивали против друг друга индейские племена, жгли поселения и вели военные действия, даже если войну не вели в метрополии. Тем не менее, развитие колонии шло быстро и вскоре немцы заняли земли от залива Капстад до полуострова Новая Фрисландия [2]

Другим государством, также ввязавшимся в борьбу за Америки, была Англия. Еще при династии Тюдоров англичане пытались исследовать и колонизировать новый свет: к таким попыткам относятся плавания Джона Кабота и основание Уолтером Рэли пропавшей колонии в Вирджинии. Не все попытки подобного рода были удачными: в 1637 году флот Германской Вест-Индской Компании сжег форт Плимут на мысе Кейп-Код. Куда удачнее было основание колоний в Вирджинии (где в 1607 году был построен Джеймстаун) и в Канаде. В 1611 году Англия объявила своей колонией Ньюфаундленд, где был основан первый форт и назначен губернатор. Вся ценность данного приобретения заключилась в соседнем море с его бесчисленными косяками трески, но англичане не остановились на этом. B 1621 году шотландец сэр Уильям Александер по указу короля Якова I получил в баронетство территорию между Новой Англией и Ньюфаундлендом и назвал её Nova Scotia, что в переводе с латинского означает Новая Шотландия. В 1629 году сын сэра Уильяма привёз 70 английских поселенцев, что положило начало заселения этой территории европейцами. В 1641 году англичане изгнали французов из устья реки Святого Лаврентия, взяв Квебек и прочие немногочисленные их поселения в регионе.

Не менее ожесточенная борьба происходила в Южной Америке: ее богатства также привлекали других европейцев. Хотя она была куда ближе к испанским владениям, контролировать все побережье у испанцев не было никакой возможности и сюда часто наведывались французские и германцы пираты и торговцы. В XVII веке они предприняли попытки основать здесь колонии: в 1612 году это попытались сделать французы, а в 1620 году - германцы, однако испанцы по возможности систематически изгоняли их из региона. Лишь в 1631 году германцам удалось обосноваться на территории Суринама, создав здесь свои торговые фактории.

Соперничество в Ост-Индии

Испанская Малакка

Испанская Малакка

К XVII году испанцы, безусловно доминировали в водах Индийского океана. Под их властью были многочисленные города на его побережье: Аден, Маскат, Сокотра, Бахрейн и Ормуз в Аравии; Зейла и Массауа на Красном море; Софала, Занзибар, Малинди, Могадишо и прочие на Берегу Суахили; Гоа, Бомбей, Каликут, Кочин и многие другие на побережье Индии; берега острова Цейлон, Малакка и острова Испанской Индонезии (Флорес, Целебес, острова Банда, Тимор) и Макао в Китае. Испанская торговая сеть охватила мир словно цепь и двумя звеньями, держащими ее, были два города - Лиссабон и Малакка. Как и растения с драгоценными металлами Америк, приносившие испанцам огромные деньги, так и многочисленные товары Востока, от фарфора до пряностей, привлекали остальных европейцев, жаждавших также приобщится к этим доходам. Особенно усердствовали германцы - Габсбургские Нидерланды были самым динамично развивавшимся регионом Европы. Местные купцы активно кредитовали лиссабонские экспедиции, но усиление испанского протекционизма в конце XVI век вынудило их искать альтернативные пути.

Еще сильнее испанцы стали после захвата Египта в 1610-1611 годах: под их контролем оказали все морские пути на Красном море. В 1615 году османы были выбиты и из Йемена: имам зейдитов Касим Великий изгнал османов с территории страны. Османы теряли свое влияния в Аравии под ударами испанских и иранских войск. Основной соперник Лиссабона, казалось, был надолго устранен из этой игры. Но в эту игры все более и более вмешивались европейцы: в 1607 году германская экспедиция во главе с Питером Верхуффом отправилась в плаванье через Тихий океан, к Молуккским островам и, хотя она закончилась неудачно, на восток отправлялись все новые и новые германские экспедиции.

Ян Питерзоон Кун

Ян Питерсон Кун, основатель колонии на Зондских островах

Плавание вокруг Африки было для германцев слишком нестабильным и опасным - формально Германия и Испания были союзниками и нарушать мир никому не хотелось. Но пока обе страны воевали против общего врага в Европе, на островах Сунда между ними разворачивалась ожесточенная борьба. Основанная было колония на Молукках во главе с Яном Питерсоном Куном была уничтожена через год после основания испанской экспедицией и лишь в 1627 году германцы во главе с Питером Карпентье основал форт Гронинген на островах, названных им Новой Зеландией [3]. Испанцы хорошо знали об этих островах - именно здесь в свое время погиб Магеллан - однако не придавали им особого внимания и галеоны шли сразу в молуккский Макассар. Гронинген был слишком удален от испанских владений и к 1645 году стал достаточно развит, чтобы противостоять испанскому нападению за три года до этого. Германцы подчинили себе северную половину островов, основав здесь многочисленные форты, в то время как Гронинген превратился в центр торговли голландцев на Дальнем Востоке.

Прочие попытки остальных европейцев обосноваться на Зондских островах были не очень удачны. В 1603 году германцы попытались обосноваться на Яве, но два года спустя форт был уничтожен испанцами. В 1613 году такая же участь постигла поселение англичан на острове Амбон. В 1619 году не повезло опять же германцам на соседнем острове Серам. На деле же таких попыток было намного больше, однако испанцы, не желавшие терпеть конкуренции, практически всегда старались уничтожить противника. Особенно обострилась эта борьба в 1630 году, когда колониальная война вылилась в открытую: германцы сожгли испанский Ресифи в Бразилии, осадили Луанду в Анголе и попытались взять Макассар (1631). Кроме того, еще за девять лет до этого германцы помогали иранской армии в осаде Ормуза.

Fortress of Hormuz

Ормуз в 1622 году

Кроме того, у испанцев были сложные отношения с государствами Индийского Океана. Против их монополии выступали такие государства, как Империя Великих Моголов, Сефевидский Иран , султанаты Ачех и Матарам. Моголы вели многовекторную политику: они не стремились полностью вытеснить испанцев из Индии, однако оказывали содействие и другим европейцам: в 1609 году падишах Джахангир даровал право торговли германцам, а в 1615 году - англичанам. Его сын, Шах-Джахан, в 1632 году осадил испанскую колонию в Бенгалии, Хугли, взяв ее через несколько месяцев и уничтожив. Тем не менее, остальные колонии остались нетронутыми - у Моголов не было флота, а океанская торговля была давно поставлена под контроль испанцами. Сложнее было положение в Иране, где у них был единственный, но крайне значимый пункт - Ормуз. В 1622 году Аббас Великий отправил войска взять город, с моря же их должен был поддержать голландский флот. Ормуз оборонялся около полугода, после чего испанская эскадра из Сурата под командованием вице-короля Педро де Гусмана освободила город. Спустя семь лет Аббас умер и Иран стал клонится к упадку.
Султанат Ачех

Ачех при Искандере Муда

Непросто было бороться против испанского господства было и островным государствам. Под напором европейцев медленно отступало государство Канди: в 1617 году испанцы взяли порт Тринкомали, в 1622 году захватили города на юго-западе острова. Хотя несколько экспедиций были неудачными, очевидно было, что испанцы медленно захватывают Шри-Ланку. Другое дело - султанат Ачех на Суматре, чей правитель Искандар Муда объединил под своей властью весь остров и вытеснил испанцев с острова. Он имел собственный флот, несколько тысяч ружей и пушек, а также союзничал с германцами, предоставив им право торговать на острове. В 1625 году он осмелел настолько, что осадил Малакку, однако был отбит. Тем не менее, Искандар вплоть до своей смерти в 1636 году представлял угрозу испанским владениям и лишь при его сыне угроза со стороны Ачеха ослабла. Другим опасным государством был яванский Матарам: в 1601 году эта страна объединила весь остров, посылая экспедиции на Калимантан и соседние острова. В 1619 году Матарам развязал войну с испанцами, но потерпел поражение, как и десять лет спустя. Лишь к середине XVII века оба государства ослабнут достаточно, чтобы перестать угрожать испанской монополии в регионе.

Внутренняя политика

На правление Альфонса XII приходился один из самых нестабильных периодов в истории Испанского государства. Король, как и его отец, способствовал политике централизации, но не обладал и толикой его популярности. Увеличивающиеся поборы вызвали народное недовольство, а многие провинции были недовольны урезанием своих исконных прав. Еще сильнее ударили по репутации короля его военные поражения, а отсутствие детей в браке с Екатериной Тосканской породило прозвище, уже данное в свое время далекому предшественнику короля, кастильскому правителю Энрике IV - Бессильный.

Восстание в Каталонии

Восставшие каталонцы

Возможности для мятежников открылись после 1617 года, когда войска короля Альфонсо потерпели тяжелое поражение при Монтобане и были рассеяны, в то время как итальянские терции воевали в Северной Италии. Каталония и север Арагона наиболее страдали от боевых действий, поскольку были сначала продовольственной базой для испанцев в Аквитании, а затем страдали от многочисленных дезертиров. Это лишило каталонских крестьян большей части их законного урожая и в январе 1618 года начались восстания по всей стране. В апреле они достигли Барселоны: вице-король Хуан, младший брат Альфонсо XII, бежал из страны, а каталонская знать присоединилась к восставшим. Формально главой восстания стал епископ Барселоны Хуан Сентис, но основная власть была сосредоточена в каталонском парламенте.

Сначала мятежникам сопутствовала удача: в июне немногочисленные испанские войска были выбиты из всей Каталонии, арагонцы подняли восстания в Уэске и Сарагосе. Бунты были и на территории Кастилии, в некоторых южных городах, что мешало королевскому правительству обратить свой взор на мятежников. Последние же за это время успели пригласить на трон графства Барселонского короля Франции, Карла Х, на чем их успехи и закончились: кортесы погрязли в ссорах и обвинениях и лидеры мятежа заботились больше о собственном выигрыше, нежели о судьбе всего дела. Прибывший в Каталонию Спинола с французскими войсками обнаружил полный разброд в лагере союзников. Пришествие французов только усилило эту проблему, ведь их солдаты были не самыми приятными пришельцами, нередко опустошая и без того разграбленный край.

Между тем с бунтами в Арагоне было покончено уже в ноябре и против Каталонии двинулась испанская армия. К этому времени Спинола и каталонцы успели рассориться и в битве при Лериде (1 января 1619) каталонские мятежники были разгромлены, а французы попросту покинули Каталонию. Это был не конец сопротивления: Барселона сопротивлялась вплоть до сентября 1619 года, а в некоторых районах сражения шли еще дольше. Результат, впрочем, был один - автономии Арагона и Каталонии были сильно урезаны, а на территории их еще около 12 лет располагались испанские войска.

Medina-Sidonia

Гаспар Алонсо, 9-ый герцог Медина-Сидония

Но если с Каталонией и Арагоном вопрос был решен, то отношения с грандами Кастилии были не столь просты. Дело в том, что Хуан Астурийский, младший брат и наследник Альфонсо, был женат на Луизе де Гусман, дочери старого герцога Медина-Сидония. Изначально Хуан был лишь четвертым сыном в семье, однако два его старших брата умерли молодыми и бездетными, после чего Хуан и поспешил жениться. Сам он был верен своему брату-королю, не предпринимая никаких попыток восстания: при Альфонсо он успел побывать вице-королем Каталонии, Неаполя и Сицилии. Но в 1637 году Хуан Астурийский скончался и наследником его стал старший сын, семилетний Энрике. Все семейство Хуана находилось в руках их дяди, Гаспара Алонсо, который в 1638 году организовал восстание против короля в Андалусии, вновь воспользовавшись всеобщим недовольством. Восстание это было поддержано частью придворных, возмущенных политикой короля. Гаспар Медина-Сидония тем временем двинул набранные им войска к Лиссабону, который в январе 1639 года взял, короновав здесь собственного племянника правителем Испании.

59-летний король, уже тяжело больной, слабо был готов к подобной борьбе. Его оставил собственный двор и бежавший в Порту Альфонсо готов уже был согласиться на все условия узурпатора. Но вмешался случай, сильно облегчивший Гаспару его задачу: 15 марта Альфонсо XII скончался. Современник многих ярких событий и не менее ярких личностей, он всегда оставался в стороне и за это он, быть может, не очень заслуженно, получил навеки славу короля-неудачника, вечно загоняемого в угол обстоятельствами.

Правление Энрике VI

Регенство. Второе андалузское восстание

Луиза Гусман

Луиза де Гусман

Со смертью Альфонсо XII на престол окончательно взошел его племянник Энрике. Естественно, сам девятилетний мальчик править не мог и все вопросы решали за него мать, Луиза де Гусман, и ее брат, Гаспар Медина-Сидония. Гаспар жаждал вернуть порядки столетней давности и был в целом человеком недалеким, лишь сумевшим воспользоваться случаем и подняться благодаря нему. Его сестра была куда более дальновидным политиком и, хотя сделала некоторые уступки брату, вовсе не собиралась сдавать ему все позиции. На второй год регентства разногласия между родственниками стали постоянными и Луиза нашла поддержку у кардинала Фердинанда, самого младшего сына Энрике V .

В 1643 году противостояние дошло вплоть до возможного ареста Медины-Сидония. С трудом бежав из Лиссабона, Гаспар вновь выступил против центрального правительства, в том числе и против собственной сестры. В его поддержку выступили часть кастильских дворян и даже некоторые города. Луиза и Фердинанд оказались куда более активными противниками, чем король Альфонсо и быстро подавили восстание, разбив герцога Медина-Сидония при Касересе. Это сражение было боевым крещением юного короля Энрике, который с большим трудом уговорил своих регентов на эту авантюру. Гаспар же погиб при Касересе, многие его сторонники также погибли или были казнены, а их имущество - конфисковано. Именно этот момент историки считают началом "золотого века абсолютизма" в Испании, когда перед королевской властью не стояло почти никаких преград. Конечно этот взгляд не совсем верен, поскольку многие города сопротивлялись аж до 1645 года, а волнения в Каталонии и Наварре - до 1648. Тем не менее, масштабные восстания на полуострове стали редкостью вплоть до 1756 года.

Энрике VI

Король Энрике в молодости

Это же касалось и заморских владений Испании: восстания мусульман, бывшие столь частыми в XVI веке, теперь быстро пошли на убыль. Часть местного населения бежала или приняла христианство, пусть и для виду: стали многочисленными христианские колонисты в приморских городах Алжира и Туниса. Но наибольшей христианизации подверглось Марокко, чья атлантическая равнина, крайне плодородная, постепенно становилась житницей всея Испании. Здесь были наиболее многочисленны испанские колонисты - как собственно христиане, так и мориски с сефардами, бежавшие от инквизиции. Танжер и Фес быстро росли и стали основными экономическими центрами Африки, причем Танжер уже был населен в основном испанцами. Фес оставался восточным по духу городом вплоть до 1670-ых годов, когда был полностью перестроен по приказу Энрике. Вообще, этот король был большим любителем инженерных и архитектурных проектов: после его правления Испании остались новые города, дворцы, церкви, каналы, памятники и много чего еще. Особенно почувствовали на себе его новаторство африканские владения, для которых вторая половина века стала периодом процветания.

Впрочем, подробный рассказ о новых временах выходит за пределы сего сюжета. Пока что в 1546 году Луиза де Гусман сложила с себя регентские полномочия и Энрике лишь принял бразды правления. Его уже ждали многочисленные испытания и первым из них была новая война с турками.

Внешняя политика. Критская война.

Период правления Энрике VI отмечен определенным изменением в Испанской колониальной империи. Захват испанцами Египта сделал куда более коротким путь для кораблей, плывущих в Индию и Индонезию. В связи с этим путь вокруг Африки оказался заброшен, как и колонии в Анголе и Мозамбике, бывшие для Испании до того важнейшими перевалочными пунктами. Это позволило завестись на этих путях другим европейцам и в 1640 году германские корабли, воспользовавшись неразберихой в самой Испании, высадили десант у крепости Луанда - столице испанских владений в Анголе. При поддержке королевы государства Ндонго Зинги Мбанди Нголы германцы взяли эту крепость. Так было положено начало германским колониям на юго-западе Африки.

Типикал Африка

Рабы в германской Луанде

На эти берега зарились не одни только германцы: в 1652 году английская экспедиция основал колонию на мысе Доброй Надежды, основав здесь поселение Плимут. Не отставали от них и французы, начавшие основывать колонии на Маскаренских островах. Их владения в ближайшее же время стали рассадником пиратов, ставших бичом Индийского океана в XVII и XVIII веках. Плимут стал прибежищем таких людей, как Черная Борода, Генри Морган и многих других, грабивших берега от Малакки до Могадишо. Так остальные европейцы потихоньку "просачивались" в Индийский океан и, хотя не могли подорвать испанское господство, у них появилась возможность присоединиться к этой торговле.

Испанию ждали новые вызовы не только на востоке, но и на западе. Германцы активно грабили побережье северной Бразилии и даже пытались там закрепиться, хотя эти попытки были не очень удачны. В 1640 году германский флот под командованием Мартена Тромпа опустошил столицу Испанской Бразилии, Сальвадор. Хотя закрепиться им там не удалось, подобные рейды подрывали благосостояние колонии. Два года спустя Мартен Тромп вернулся в Бразилию, однако не столько для грабежа, сколько для основания новой колонии: для этого Тромп нашел остров к югу от Бразилии, названный им Бевеланд [4]. Здесь была основана одноименная колония, чьи границы позднее раздвинулись на континент, вплоть до реки Парана. Позднее, сто лет спустя, когда будут открыты новые реки на западе, колонию эту назовут Месопотамией.

Осада Канеи

Осада Канеи, Крит

Еще более значительные события происходили на Средиземном море. Султан Мурад IV ненадолго восстановил могущество Османской империи, отобрав у Персии северный Ирак и выбив венгерские войска из Боснии. Кроме того, в 1639 году он начал войну с Венецией, надеясь выбить оную с побережья и острова Крит. В 1644 году османские войска высадились на Крите, в том же году взяв Канею и выступив к Кандии. Венеция просила помощи у всего христианского мира и частично ее даже получила, хотя ни одно государство пока не смело выступить открыто. Даже королева Луиза опасалась новых бунтов после Касереса и не решилась помочь Венеции. Лишь в 1646 году, когда ее сын стал полновластным правителем, Испания начала открытую подготовку к войне.

В мае 1648 года Энрике VI объявил войну Османской Империи. Испанский флот деблокировал Кандию два месяца спустя, вступив в битву с осаждающими. Турки потерпели поражение, несмотря на ожесточенное сопротивление. Новый турецкий флот, построенный в Чешме, попытался было высадить новую армию на Крит, но был разгромлен у острова Хиос в марте 1649 года. Венецианско-испанский флот начал блокаду Дарданелл, заставляя голодать вражескую столицу. Это был серьезный успех и сигнал для прочих соседей Османской империи - в апреле того же года в войну вступила Венгрия, возвратившая Боснию и осадившая Белград. На исходе 1649 года к ним присоединилась и Россия, атаковавшая Азов и отвлекшая на себя силы Крымского ханства.

В июне 1650 года османам удалось снять блокаду с Дарданелл, однако их армия на Крите уже была уничтожена. Весной того же года испанцы высадились на Кипре, захватив остров, а армия, возглавляемая самим королем Энрике, высадилась в Палестине, надеясь прибрать к рукам Иерусалим. Азов также пал, но все еще держался Белград. Положение турок усложнялось тем, что ключевые ее союзники - Франция и Польша - не могли ей помочь: Франция в очередной раз воевала с Германией на берегах Рейна, а в Польше король Фридрих Вильгельм подавлял новый рокош польской знати, вызванный его политикой.

Битва в Дарданеллах

Битва за Дарданеллы

В 1651 году ситуация не улучшилась: венгры взяли Белград и заняли всю Северную Сербию до Ниша, венецианцы начали опустошать турецкие берега, испанцы же взяли Иерусалим, неготовый к войне, штурмом. Начались восстания подвластных Турции народов в Македонии, Болгарии и Ливане. В новой морской битве у Негропонта венецианцы одержали очередную победу и Стамбулу вновь грозил голод. Кроме того, все эти неудачи усугублялись малолетством нового султана Мехмеда IV и интригами вокруг него. Постоянные восстания даже в турецкой Малой Азии и столь плачевная ситуация требовали покончить с этим и назначить на пост визиря кого-то достойного, посему мать Мехмеда выбрала на этот пост бейлербея Анатолии, Мехмеда-пашу Кепрюлю. Ему удалось подавить восстания в Малой Азии и на Балканах, а в мае 1652 года разгромить венгерские войска в Сербии, заставив их отступить за Дунай.

Но на остальных фронтах это не поправило положение: венецианцы и испанцы все также господствовали на море, захватив многие острова. венгры все еще удерживали Белград, а русские войска вторглись в Молдавию для поддержки местного правителя Василия Лупу. Кроме того, османская армия, посланная в Палестину, потерпела поражение в ноябре 1652 года, а малоазийские наместники вновь подняли бунт против центрального правительства. Мехмед-паша был вынужден пойти на переговоры и в сентябре 1653 года, после долгих препирательств, в Кандии был подписан мир, согласно которому

  • Россия получала Азов и земли вокруг него, а также право на наличие торгового флота в Черном море. Василий Лупу, в тоже время, терял свои права на престол Молдавии.
  • Испания получала Палестину и утверждала свои права на Египет. В тоже время она была вынуждена выплатить за Иерусалим контрибуцию и разрешала доступ мусульманским паломникам.
  • Венгрия удерживала за собой Боснию.
  • Венеция получала Додеканнес, сохраняла за собой Крит.
  • Кипр переходил в совместное венецианско-испанское владение, с 1657 года передан Мальтийскому ордену.

Это был крайне значительный для Испании момент - в ее владении оказывалась колыбель христианской религии и это не пройдет для нее и остального мира бесследно.

Эпилог

Иерусалим, небольшой по меркам Османской империи городок, ожил после испанского завоевания. Здесь был расквартирован гарнизон, засуетились множество иноземцев - солдаты, чиновники, послы, строители. На последних была возложена особенно важная миссия, заключавшаяся в улучшении убранства Храма Гроба Господня. В этом месте, освященном веками истории, должно было произойти нечто, предвещающее новую эпоху.

5 мая 1655 года в Иерусалим въехал устроитель всего действа - Энрике VI. Вместе с ним в город приехала и его многочисленная свита. Все они собрались, дабы увидеть, как король Португалии, Кастилии и Арагона в последний раз ступает по принадлежащей ему земле. Войдя в Храм Гроба Господня, Энрике будет помазан на престол нового, единого государства - Испанской империи. Некоторые из его предков также носили этот титул, но теперь страна действительного этого достойна. Возвращение Иерусалима было отличным поводом, чтобы закрепить достижения предков и, действительно, ни одна страна не выступила против коронации Энрике. В конце концов, уже существуют две империи, так почему не может быть третьей?

Конечно, вряд ли кто-то из современников думал, что превращение Испании в империю изменит их жизнь до неузнаваемости, но это был лишь один из штрихов к меняющейся картине мира, на который стремительно надвигалась эпоха Просвещения. Посмотрим же, как выглядит Европа, вступающая в это новое время.

Франция все также одна из сильнейших стран Западной Европы с владениями в Италии до реки По. Во главе ее был слабый и тщедушный юноша, Карл XI, наследовавший своему отцу Людовику XIII в 1637 году. Регентство его матери-итальянки пришлось не по вкусу французам, а позднее и сам король не оправдал ожиданий, растрачивая казенные деньги на любовниц и итальянских певцов. Вокруг трона его толпилась многочисленная родня, особенно же усердствовали его дяди, архиепископ Реймса Франциск и Томас, герцог Анжуйский, усердно боровшиеся за влияние на племянника. Очередная война с Германией была провалена и германские войска в очередной раз опустошали Лотарингию и Пикардию.

Впрочем, в Германии все было тоже не без проблем. Да, династии Габсбургов удалось объединить большую часть страны: Бавария, Австрия, Швабия, Нидерланды были в их руках, а после Имперской войны к ним прибавились Пфальц, Рейнланд и Брауншвейг. Трон все еще принадлежал Рудольфу II, герою этой войны: с большим трудом он завоевал себе славу, разгромил врагов и сейчас находился на пике своего могущества. Но единству империи все еще угрожали как могущественные вассалы (Саксония, Бранденбург), так и находившиеся с ней в унии Богемия и Венгрия. Ценой выживания страны в Имперскую войну была помощь венгров и чехов, в обмен получивших больше автономии и теперь это ведет к новому конфликту. Альбрехт Валленштейн, другой герой этой войны и некоронованный владыка Богемии, умер в 1650 году, а его наследник и зять, маршал Адам Трчка, не смог найти консенсуса с богемской знатью. Еще сложнее были дела в Венгрии, где могущественные магнаты могли в любой момент поднять восстание. Пока что Рудольф вынужден был мириться с этим положением дел, но рано или поздно Брюсселю придется решать проблемы с этими двумя странами.

Самым опасным из германских княжеств была не Саксония, а, как ни странно, Бранденбург. Прусский герцог Фридрих Вильгельм в 1648 году стал наследником единственного короля Польши из династии Ваза, Густава-Адольфа, спасителя Речи Посполитой от богемского и московитского потопа. Фридрих Вильгельм был его зятем и магнаты, не желавшие возвращаться к правлению Габсбургов, предпочли прусского герцога. Они еще не знали, кого поставили на престол: следующие тридцать лет его правления пройдут в практически непрерывной борьбе между королем и шляхтой, закончившейся лишь при наследниках "пруссака".

Такое положение Польши не могло не радовать ее восточного соседа, Россию, где уже второй десяток лет правил Федор III из династии Габсбургов. При рождении он был, впрочем, Фердинандом, но детство свое он уже провел в России. В 1610 году московские бояре призвали его отца, польского королевича Карла на престол страны, закончив таким образом российскую Смуту. Одновременно Леопольд был и наследником престола Речи Посполитой, но в 1618 году поляки свергли Габсбургскую династию, оставив Леопольда в его русских владениях. Он не оставил это просто так и в течении 17 лет добивался польской короны. Так он и умер, не увидев своего законного трона, а его сын согласился на обширные территориальные уступки со стороны Польши в обмен на отречение от титула. Кроме того, благодаря союзу с Германией русские войска сумели выбить шведов из Ливонии. Россия стремительно эволюционировала, жадно перенимая моду на все иноземное, начиная от моды и заканчивая военной тактикой. Полки нового строя, созданные с помощью германцев, хорошо продемонстрировали себя в войне с османами и продолжение постепенных реформ стало необходимым и бесповоротным.

Положение соседней Швеции было довольно сложным. При Юхане IV Ваза Швеция вступила в золотой век: хотя в Имперской войне она потеряла Эстляндию, позднее ей удалось отбить у Дании Готланд, Борнхольм и Сконе, восстановив частично господство на Балтике. Однако Юхан был бездетен и его брат, Густав, наследовавший ему - тоже. Подобная ситуация грозила войной за Шведское наследство.

Англия находилась в довольно сложном положении. Сын Якова I от Марии Германской, Генрих IX, находился при смерти, а его сын, также Яков, был известен про-католическими и про-французскими симпатиями, что предвещало долгие прения с парламентом. Война с Германией на стороне Франции для англичан нежелательна, поскольку германцы - ключевой торговый партнер страны.

Кроме них, в Европе есть и другие государства - маленькие, незаметные, зависимые порою от своих могущественных соседей: Молдавия, Валахия, Черногория, Курляндия, Лотарингия и многие-многие другие. Возможно, стоило бы рассказать и о них, но увы, о них не будет речи в этой саге. А у Испании и ее соседей впереди множество войн, эпидемий, экономических кризисов, революций - всего того, что так радует взор историка, но с чем менее всего хочется столкнутся в современной жизни.
Карта мира на 1655 год

Карта мира на 1655 год

Примечания

  1. В данном случае - название РИ Джорджии и Каролины)
  2. Кейп-Код и Мэриленд соответственно
  3. Филиппины
  4. Остров Санта-Катарина
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.